[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


Елена Григорьевна Жадько

Оглавление

  • XVIII ДИНАСТИЯ ЕГИПТА
  • XX ДИНАСТИЯ ЕГИПТА
  • ГЕРАКЛИДЫ
  • БАРМАКИДЫ
  • АХЕМЕНИДЫ
  • АРГЕАДЫ
  • АНТИГОНИДЫ
  • МАУРЬЯ
  • СЕЛЕВКИДЫ
  • ПТОЛЕМЕЙ
  • ЦИНЬ
  • ЮЛИИ-КЛАВДИИ
  • ФЛАВИИ
  • СЕВЕРЫ
  • САСАНИДЫ
  • АРШАКИДЫ
  • ТАН
  • ОМЕЙЯДЫ
  • АББАСИДЫ
  • КАРОЛИНГИ
  • САМАНИДЫ
  • РЮРИКОВИЧИ
  • ТУСКОЛОМСКИЕ И КРЕСЧЕНЦИИ
  • ФАТИМИДЫ
  • ПЯСТЫ
  • КАПЕТИНГИ
  • АРПАДЫ
  • ГАЗНЕВИДЫ
  • АМАТИ
  • КОМНИНЫ
  • ПЛАНТАГЕНЕТЫ
  • ГОГЕНШТАУФЕНЫ
  • НЕМАНИЧИ
  • БОРДЖИА
  • ЧИНГИСИДЫ
  • ШЕРЕМЕТЕВЫ
  • ГАБСБУРГИ
  • ВАЛУА
  • ТЮДОРЫ
  • ГРИМАЛЬДИ — СТАРЕЙШАЯ ПРАВЯЩАЯ ДИНАСТИЯ В ЕВРОПЕ
  • ЯГЕЛЛОНЫ (ЯГАЙЛО)
  • ГОГЕНЦОЛЛЕРНЫ
  • МЕДИЧИ
  • СТЮАРТЫ
  • ЛАНКАСТЕРЫ И ЙОРКИ
  • ДЕЛЛА РОВЕРЕ
  • БАХ
  • ДИНАСТИЯ ВЕЛИКИХ МОГОЛОВ
  • ШУЙСКИЕ
  • РОТШИЛЬДЫ
  • БУРБОНЫ
  • КРУППЫ
  • ДЕМИДОВЫ
  • РОМАНОВЫ
  • СТРОГАНОВЫ
  • ТОКУГАВА
  • МАЛЬЦОВЫ
  • ГАННОВЕРСКАЯ ДИНАСТИЯ
  • ДЮМА
  • БОНАПАРТЫ
  • ПОЛЕНОВЫ
  • ПРОХОРОВЫ
  • ШТРАУСЫ
  • АКСАКОВЫ
  • ПУШКИНЫ
  • ДЮПОНЫ
  • БЕНУА
  • БОТКИНЫ
  • ДУРОВЫ
  • КАМЮ
  • КЕННЕДИ
  • МАМОНТОВЫ
  • МОРОЗОВЫ
  • ПЕТИПА
  • РОКФЕЛЛЕРЫ
  • РЯБУШИНСКИЕ
  • САДОВСКИЕ
  • СОЛОВЬЕВЫ
  • ТОЛСТЫЕ
  • ТРЕТЬЯКОВЫ
  • ФОРДЫ
  • ЧЕХОВЫ
  • ВАСНЕЦОВЫ
  • ДИНАСТИЯ НЕРУ — ГАНДИ
  • ГУМИЛЕВЫ
  • КШЕСИНСКИЕ
  • НАБОКОВЫ
  • ГУЧКОВЫ
  • ВЕРТИНСКИЕ
  • ВИНДЗОРСКАЯ ДИНАСТИЯ
  • ДИНАСТИЯ ФОНДА
  • ХАНТЫ
  • ЧАПЛИНЫ
  • МИРОНОВЫ
  • МИХАЛКОВЫ
  • РУ
  • ЭСТЕ ЛАУДЕР
  • КОППОЛА
  • ДЖЕКСОНЫ
  • ЛИТЕРАТУРА

    XVIII ДИНАСТИЯ ЕГИПТА

    Это одна из древнейших династий, о которой мы знаем очень мало, да и то, что знаем, не всегда является научно доказанным. Многое можно только предполагать, еще о большем — догадываться. Достоверно известно, что при правителях этой династии Египет был очень сильным государством со столицей в городе Фивы.

    XVIII династия была основана правителем Фив фараоном Яхмосом I (правил в 1559—34 гг. до н. э.), который объединил разрозненные области Египта, благодаря чему окончательно изгнал из Египта племена азиатов гиксосов, почти полтора столетия властвовавших на территории Египта.

    Выполнив эту задачу, Яхмос отправился в Палестину и восстановил власть египтян в Северной Нубии. Так начался период, который в истории получил название Нового царства.

    При правлении внука Яхмоса І, Тутмоса І (1514—150І гг. до н. э.) и его внука Тутмоса III (1490–1436 гг. до н. э.) в состав Египта вошли все прилегающие к нему страны.

    Около 1503 года до н. э. царица Хатшепсут (1540–1481 гг. до н. э.) стала регентшей при своем малолетнем пасынке Тутмосе III, а два года спустя она получила власть во время одной из храмовых церемоний.

    Когда с царицей поравнялась статуя бога, несшим ее жрецам вдруг показалось, что статуя необыкновенно потяжелела, и они опустились на колени. Придворными льстецами это было истолковано как знак того, что бог благословляет Хатшепсут, и она провозгласила себя «царем Египта». Она правила страной 20 лет, провела целый ряд успешных военных кампаний в Сирии и Нубии. И лишь после ее смерти к власти наконец-то пришел Тутмос III. Он так ненавидел мачеху, что приказал уничтожить все статуи и надписи в ее честь.

    Тутмос I завоевал часть Куша, а Тутмос III, с детства обучавшийся военному искусству, был удачливым полководцем, осуществившим 17 кампаний на Среднем Востоке и в Нубии, в результате которых восстановил господство Египта в Сирии и Палестине. Его победы позволили создать величайшую державу того времени.

    Фивы стали центром, в который стекались богатства со всех подчиненных провинций, но эго ничуть не отразилось на благосостоянии жителей: они продолжали влачить нищенское существование, в то время как фараоны несказанно обогатились.

    Наивысшего могущества Египет достиг в годы правления внука Тутмоса III — Аменхотепа. Аменхотеп жил в роскоши и не вел войн, т. к. в этом не было необходимости — его и так все боялись. Он занимался строительством, особенное внимание уделяя возведению храмов, и щедро одаривал жрецов, чтобы снискать милость богов, и прежде всего Амона, главного египетского бога.

    Фараон Аменхотеп III (ок. 1405–1367 гг.) выступил в некотором роде бунтовщиком, женившись на женщине по имени Тия, которая не принадлежала к царскому роду (такого прежде не случалось). При Аменхотепе III был сооружен храм Амона-Ра в Луксоре и заупокойный храм с огромными статуями самого Аменхотепа.

    К концу жизни Аменхотеп III отошел от дел, передав их в руки своего сына и соправителя Аменхотепа IV (правил в 1368–1351 гг). Установив культ бога Атона, он ограничил власть жрецов бога Амона, которые не признавали брак Тии и Аменхотепа III, приказал уничтожать всех богов, кроме Атона и даже сменил имя: вместо Аменхотеп («Амон доволен») он взял имя Эхнатон («Угодный Атону»). Более того, Эхнатон начал строить новый город, названный Ахетатон (современный город Амарна), и даже перенес туда столицу государства.

    Эти преобразования оскорбили религиозные чувства народа Египта, к тому же Эхнатону некогда было заниматься кочевниками, которые осмеливались нападать на границы страны. Созрел заговор, и Эхнатон был убит. Эхнатон был женат на Нефертити, своей близкой родственнице.

    Нефертити была прекрасна лицом и обладала великолепными умственными способностями. Она прекрасно разбиралась в человеческих страстях, обладала тактом, выдержкой и силой воли. Эхнатон так привязался к жене, что не отпускал ее от себя ни на шаг. Постепенно Нефертити стала не только главным советником фараона практически по всем вопросам, но и неофициальной правительницей Египта. Возможно, эта идиллия длилась бы бесконечно, но Нефертити не повезло, шесть раз она ждала наследника, но рождались дочери. Эхнатон постепенно охладел к царице, ее место заняла самая красивая наложница фараона — Киа, но вскоре и Киа ему наскучила. Тогда Эхнатон объявил о том, что он избрал себе в жены свою третью дочь Анхесенатон, которой было в ту пору всего восемь лет. А через три года ее отца-мужа убили.

    Наследником Эхнатона, которого после смерти называли не иначе как «преступный Эхнатон», стал Сменхкар, муж его старшей дочери. Но он правил недолго. После него трон унаследовал Тутанхатон.

    Нефертити женила десятилетнего Тутанхатона («Живое подобие Атона»), который, по разным версиям, был либо сыном Эхнатона, либо его сводным братом (вторая версия более распространена) на Анхесенатон. Два их ребенка умерли в раннем возрасте.

    Когда Тутанхатон пришел к власти, он еще не мог самостоятельно управлять, поэтому от его имени правил страной сподвижник Эхнатона Эйе, престарелый сановник.

    Чтобы усмирить волнения, культ Атона запретили так же, как ранее культ Амона. Сторонники прежней религии снова приобрели вес. Столицей опять стали Фивы, и фараон теперь именовался по-новому — Тутанхамон («Живое подобие Амона»), а его жена стала зваться Анхесенамон («Живет она только Амоном»). Усилиями старого мудрого Эйе десятилетие правления Тутанхамона было относительно спокойным периодом, и, когда молодой фараон умер (неизвестно, своей смертью или его убили), ввиду отсутствия у Тутанхамона наследников, Эйе занял его место.

    Тутанхамона похоронили со всеми почестями, полагавшимися фараону. Вместе с ним похоронили изображения животных, статуи, повсюду в изобилии разложили предметы, которые могли бы понадобиться фараону в загробной жизни. Самого Тутанхамона забальзамировали, мумифицировали и уложили в саркофаг из чистого листового золота. Голову мумии накрыли искусно сделанной золотой маской. Эта маска со временем стала символом вечной юности, так как Тутанхамону на момент смерти, предположительно, было около 19 лет.

    Трудно сказать точно, но можно предположить, что судьба останков Тутанхамона оказалась более романтичной, чем его жизнь: спустя три тысячелетия после смерти фараона его гробницу открыл археолог Говард Картер, была организована выставка «Тутанхамон и сокровища его гробницы», с которой египетский фараон, при жизни никогда не покидавший своей страны, объехал весь мир.

    Но у этой истории есть и еще одна сторона. Согласно египетскому поверью, того, кто вынесет что-нибудь из гробниц, вечно будет преследовать проклятие фараона. Можно относиться к нему как к легенде, но факт остается фактом: впоследствии на Картера и его коллег просто обрушились всевозможные несчастья.

    XX ДИНАСТИЯ ЕГИПТА

    Рамзес II и другие.

    XX династия замечательна своими военными достижениями и памятниками архитектуры Построенные фараоном Сети храм в Карнаке и Рамзесом II — храм в Абу-Симбеле до сих пор являются непревзойденными по красоте и величию.

    Первым представителем XX династии стал Рамзес I, бывший визирь, на которого указал фараон Горемхеб в качестве своего наследника. Старик, утомленный долгой службой и последние силы отдававший управлению Египтом, не правил и двух лет. Он проповедовал равновесие и справедливое распределение власти между тремя могущественными верховными жрецами Гелиополиса, Мемфиса и Фив.

    Сети, второго фараона из этой династии, называли «Победоносный бык». Говорили, что одно его присутствие парализовывало врагов. Ему поклонялись и его боялись: казалось, не было ничего такого, чего он не знал.

    В первый же год своего правления Сети пришлось усмирять восстание бедуинов, захвативших Палестину и объявивших независимость. Усмирив это восстание, Сети отправился в поход, чтобы усмирить восставший Ханаан, присоединить к Египту южную часть Сирии и проверить финикийские порты. Эти восстания провоцировали северные соседи — воинственные хетты, и Сети пришлось продемонстрировать свою военную силу, после чего монархи договорились: хетты больше не будут поднимать восстания в Ливане, а Сети не будет нападать на их крепость Кадеш и окрестные земли.

    После этого началось восстание на юге Египта, в провинции Нубия. Но и там Сети ограничился демонстрацией своих военных возможностей, чтобы напугать противников и укрепить мир.

    За четырнадцать лет своего правления Сети расширил храм Пта, начал строительство храмов в Карнаке, Абидосе, Мемфисе, Гелиополисе, Гурнаке и усыпальницы Сети в Долине царей, о которой говорили, что она самая красивая и просторная из когда-либо построенных.

    Туйя, жена Сети, Великая Супруга Фараона, была хорошо образованна и пользовалась уважением как знати, так и народа. Она была дочерью простого мастера по изготовлению повозок и, значит, не принадлежала к знатному роду, но ее личные достоинства помогли ей завоевать положение в обществе.

    У них было трое детей: дочь Долент и два сына, Шенар и Рамзес. Долент интересовали только развлечения и комфорт, кроме того, она всегда гордилась знанием маленьких секретов высшего общества. Шенар, как старший сын, мнил себя будущим фараоном и тайно подготавливался к этой великой миссии, главной целью которой считал развитие торговых отношений с другими странами Он был хитер, изворотлив и жесток. Сети рано распознал характер старшего сына и поэтому исподволь начал готовить к правлению Рамзеса, которому с детства были присущи честность и справедливость. К тому же в Египте назначение наследником старшего сына было вовсе необязательным: фараоном мог стать даже не член царской семьи и даже не представитель знати. Многие фараоны происходили из скромных семей, не имеющих отношения ко двору. Сети объявил Рамзеса своим соправителем, когда тому исполнилось 17 лет.

    Рамзес II, «сын Света», «Фараон-Солнце» стал фараоном в 1279 году до н. э. и правил 67 лет. За это время он привел свою страну на вершину славы и способствовал ее расцвету. Во время его правления страну не посещали эпидемии, а высокий паводок на Ниле обеспечивал египтянам обильные урожаи.

    Едва ступив на престол, Рамзес столкнулся с трудностями: брат и сестра плели интриги против него, в Ханаане вспыхнуло восстание, а император хеттов, воспользовавшийся перемирием для укрепления своей армии и посчитавший смену правителей в Египте удобным моментом для нападения, грозил войной. В битве при Кадеше (1296 г. до н. э.) Рамзес разгромил войска хеттов, объединившихся с соседними племенами. Он возвел длинную цепь укрепленных фортов и крепостей для защиты Египта от вторжений ливийцев и хеттов. Окончательный мир с хеттами был заключен лишь на двадцать первом году царствования Рамзеса.

    Периодически вспыхивали восстания в Нубии, но фараон смог навести порядок в стране, и последние годы его правления протекали без военных действий.

    В Египте имя Рамзеса встречается на каждом шагу: его имя упомянуто на многих памятниках, созданных его мастерами, с его именем связывают и построенные либо восстановленные им многочисленные храмы и усыпальницы. Прежде всего это Храм Миллионов Лет и храм в Абу-Симбеле, где царит бессмертная пара — обожествленный Рамзес и Великая Супруга Фараона Нефертари, а также громадный зал с колоннами храма Карнака и улыбающийся колосс храма Луксора. Египетские поэты воспевали красоту «Города бирюзы» Пер-Рамзеса — нового города, построенного фараоном и ставшего его столицей.

    Со своей будущей женой, Нефертари, Рамзес встретился в гареме МэрУр, где девушка занималась ткачеством. Это была любовь с первого взгляда, но прошли годы, прежде чем они поженились.

    К тому времени у Рамзеса уже был сын Ка[1] от красавицы Изэт, позже родившей ему еще и сына Меренптаха и ставшей после смерти Нефертари Великой Супругой Фараона и отравившейся, когда этого потребовали интересы Египта. Хеттский император Хаттусили под угрозой войны требовал, чтобы Рамзес женился на его дочери и назвал ее Великой Супругой Фараона. Красавица Изэт пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти страну от войны.

    Чтобы обеспечить престолонаследие, Рамзес издал указ, по которому наиболее одаренные дети объявлялись «царскими детьми» и впоследствии могли быть назначены на ведущие должности в государстве и даже стать во главе государства. Большое количество «царских сыновей» породило легенду о том, что Рамзес — плодовитый отец.

    Фараон Рамзес II умер в 1237 году до н. э. Тело его мумифицировали, и мумия сохранилась. Она находится в зале мумий в музее Каира.

    Единственная дочь Рамзеса и Нефертари, Меритамон, с детства проявляла способности к музыке. Повзрослев, она решила уединиться в храме Гурнак. По своим достоинствам она могла бы стать одной из верховных жриц храма в Карнаке, но предпочла остаться в Фивах. Ее сводный брат Ка, величайший ученый Египта, также стал служителем в храме, но он поднялся до должности верховного жреца Мемфиса.

    Меренптах был вспыльчивым и не имел склонности к религиозной деятельности, поэтому предпочитал физические упражнения. Воинственного младшего сына Рамзес еще при жизни назначил командующим армией, а после смерти отца он стал Фараоном.

    ГЕРАКЛИДЫ

    Родоначальники царских родов.

    Мифические потомки древнегреческого героя Геракла, совершившего, по преданию, двенадцать подвигов, долгое время стремились вернуться на родину Геракла Пелопоннес, а вернувшись, дали начало нескольким историческим царствовавшим родам Греции: Эпидам, Агидам и Эврипонтидам.

    Согласно древнегреческой мифологии, Геракл был прямым потомком Микенского царя Электриона.

    Однажды на стада Электриона напали телебои — племя, жившее на западе Средней Греции. Возглавляемые сыновьями своего царя Птерелая, телебои убили сыновей Электриона. Узнав об этом, Электрион пообещал отдать руку своей красавицы дочери Алкмены тому, кто отомстит телебоям и вернет стада. Герой Электрион вернул стада и женился на Алкмене, но во время свадебного пира зять и тесть поспорили из-за стад, и Амфитрион убил нового родственника. Молодым пришлось бежать из Микен в Фивы, где им дал приют царь Креонт.

    Пока Амфитрион находился в походе против телебоев, предпринятом с целью отомстить убийцам братьев жены, на Алкмену обратил внимание Зевс. Приняв образ Амфитриона, Зевс пришел к Алкмене, а вскоре вернулся и сам Амфитрион. В положенное время у Алкмены родились два сына-близнеца — Геракл (названный при рождении Алкидом) и Ификл.

    Зевс очень гордился своими подвигами, поэтому заранее объявил на Олимпе о рождении сына и предсказал, что первый младенец (разумеется, он имел в виду собственного сына), родившийся у потомков Персея, будет править над всеми персеидами. Ревнивая Гера, не прощавшая мужу измен, спустилась на землю и вызвала преждевременные роды у жены персеида Сфенела Так случилось, что слабый, больной и, как впоследствии выяснилось, трусливый Эврисфей, сын Сфенела, стал главой персеидов.

    Отняв у Геракла царство, Гера не успокоилась: она подкинула к нему в колыбель двух огромных змей, которых этот чудо-ребенок задушил, а когда он подрос, она наслала на Геракла безумие.

    В припадке ярости он убил всех своих детей и детей Ификла. Оправившись от болезни, Геракл пришел в ужас от содеянного и, чтобы очиститься от скверны, отправился в Дельфы, в святилище бога Аполлона. Дельфийский оракул велел ему идти на родину предков и в течение двенадцати лет служить Эврисфею.

    Эврисфей давал родственнику чрезвычайно трудные задания, которые Геракл блестяще выполнял. Во время своих странствий Геракл встретил и полюбил дочь правителя города Калидона Деяниру. Но эта девушка пришлась по сердцу и речному богу Ахелою. Геракл в открытом и трудном бою победил Ахелоя и женился на Деянире. Вскоре у них родились дети. Казалось бы, жизнь у Геракла наладилась, но это не очень понравилось Гере, которая не переставала следить за сыном своего мужа. Она в очередной раз наслала на героя безумие, и Геракл убил Ифита, сына царя Эврита. Обратившись к оракулу, он узнал, что будет освобожден от своих страданий только после того, как три года пробудет в рабстве. Так Геракл стал рабом лидийской царицы Омфалы. Деянира долго ждала возвращения мужа, но он все не возвращался.

    Тогда, чтобы вернуть любовь Геракла, женщина решила воспользоваться якобы волшебным средством, данным ей коварным кентавром Нессом.

    Но средство оказалось ядом. Узнав об этом, Деянира пронзила грудь мечом. Умирающего Геракла, по его просьбе, сожгли на погребальном костре, из которого выхватили героя Афина-Паллада и Гермес и вознесли на Олимп. Геракл стал бессмертным богом. Даже Гера перестала на него гневаться и выдала за него замуж свою дочь Гебу.

    Детям же Геракла, оставшимся сиротами, пришлось нелегко. Ненавидевший геракла Эврисфей прогнал их из владений отца и всюду преследовал. В Афинах, сев у алтаря Милосердия, они попросили убежища у афинян, и те не выдали их Эврисфею. Предстояла жаркая битва. Афиняне обратились к оракулу, который предсказал, что они победят, если принесут в жертву девушку. Старшая дочь Геракла, Макария, решила пожертвовать своей жизнью ради спасения своих братьев и сестер.

    Афиняне вступили в бой с Эврисфеем и одержали победу. Персеид был пленен старинным другом Геракла Иолаем. Алкмена, мать Геракла, несмотря на протесты внуков Гилла и Демофонта, своими руками вырвала Эврисфею глаза, после чего убила. После этого Гераклиды ушли в Пелопоннес, захватив там все города.

    Через год на Пелопоннес пришла чума, и оракул возвестил, что это произошло из-за Гераклидов, т. к. они пришли не вовремя.

    Сыновья Геракла покинули Пелопоннес и вернулись в Аттику, где Гилл, исполняя предсмертную волю отца, женился на дочери Эврита Иоле и стал размышлять, как ему вернуться на родину.

    В это время престарелый царь дорийцев Эпелий, решив отплатить Гераклу за его услугу, послал за Гиллом, усыновил его и оставил ему свое царство.

    Но Гилл все равно не оставил мысли о возвращении на Пелопоннес.

    Он спросил оракула об этом и получил ответ, что он сможет вернуться туда через три плода. Посчитав, что три плода означают три года, Гилл выждал это время и, собрав войско, отправился на войну.

    У Истма дорийцев встретило большое пелопонесское войско Гилл предложил сразиться с ним любому пелопонесскому воину. В случае, если он победит, дорийцы обещали в течение ста лет не беспокоить Пелопоннес, а если победит Гилл, то он станет царем этой страны.

    Аркадский царь Эхем вызвался сразиться с Гиллом и убил его. Выполнив обещание, войска Гераклидов вернулись в Дориду, но спустя ровно сто лет, возглавляемые внуком Гилла, Аристомахом, они вернулись. В это время на Пелопоннесе царствовал Тисален. Его армия победила в бою дорийцев, а Тисален своей рукой убил Аристомаха.

    Три сына Аристомаха — Темен, Кресфонт и Аристодем — продолжили завоевание Пелопоннеса и в 1104 году до н. э. вынудили Тисамена уйти вместе с войском за пределы Арголиды. Как объяснил им оракул, на самом деле предсказание, данное Гиллу, означало, что должно пройти три поколения, прежде чем Гераклиды вернутся на Пелопоннес.

    Братья, бросив жребий, поделили завоеванные земли между собой: Темен воцарился в Аргосе, Кресфонт — в Мессении, а Аристодем — в Дориде.

    Темен, управляя своей страной, отдавал предпочтение зятю, правнуку Геракла Деифонту, ущемляя своих собственных сыновей. А из своих детей он больше всех любил дочь Гирнефо. Сыновья заподозрили, что он хочет отдать власть после смерти ей и Деифонту, и, составив заговор, отстранили от власти Темена, передав ее в руки старшего сына Темена.

    Кресфонт женился на дочери Аркадского царя Меропе, а затем занялся реформированием страны. Он разделил Мессению на пять областей, а расположенный в центре страны город Стениклар сделал столицей. В остальные полисы он послал царей, уравняв местных жителей в правах с дорийцами. Это вызвало недовольство завоевателей, и Кресфонту пришлось отменить свои распоряжения, собрав в Стеникларе всех дорийцев.

    Правление Кресфонта отвечало интересам простого народа, а богатые люди были ущемлены царем, поэтому они составили заговор и убили его и его сыновей. В живых остался только Эпит, который был еще мал и поэтому воспитывался у деда в Аркадии.

    Когда Эпит подрос, родственники-гераклиды и аркадцы помогли ему вернуться в Мессению.

    Первым делом Эпит отомстил убийцам своего отца и братьев. Он привлек к себе обходительностью знатнейших мессенян и подарками — простой народ. Его правление было справедливым, а сам он вызывал такое уважение, что его потомков стали называть не Гераклидами, а Эпитидами.

    Дядя Эпита, спартанский царь Аристодем, привел дорийцев в земли Лаконики. Спустя некоторое время после этого его жена Аргея родила близнецов Еврисфена и Прокла. Царь вскоре занемог и умер.

    Когда братья подросли, их обоих сделали царями Лаконики. Еврисфен и Прокл все время враждовали между собой. Они поделили страну на шесть частей и основали новые города, послав туда царей, и сделали своей столицей Спарту.

    Они разрешили назначенным ими царям принимать к себе в войско всех желающих иноплеменных воинов. Соседние племена, хотя и находились в зависимости от спартанцев, имели равные права с ними и могли претендовать на занятие государственных должностей.

    От Еврисфена пошел род Агидов, а Прокл стал основателем рода Эврипонтидов.

    БАРМАКИДЫ

    Министры халифата.

    Бармакиды[2] — персидский род, из которого происходили верховные жрецы храма Наубехар, что около Балха, а потом и первые министры халифата Аббасидов. Во владении этой семьи находились земли, принадлежавшие храму (примерно 1560 кв км).

    Первым из самых известных Бармакидов был Халид, сын Бармака и дочери князя Саганиана.

    Бармак был знатоком астрологии и философии, разбирался в медицине и даже вылечил царевича, после чего перебрался ко двору халифа.

    По преданию, в 705 году жена верховного жреца Бармака была захвачена в плен любимцем халифа Кутейбом во время подавления восстания в Балхе и провела одну ночь с его братом Абдаллахом. На следующий день всех пленных отпустили, но через 9 месяцев на свет появился Халид.

    Возможно, эта легенда была придумана для того, чтобы приобрести выгоды от родства с влиятельным персидским родом.

    Либо благодаря своему происхождению, либо благодаря своим личным достоинствам, но Халид стал очень близок халифу. О6 этом свидетельствует тот факт, что дочь Халида была вскормлена женой халифа, а дочь халифа — супругой везира.

    С 749 года Халид возглавлял диван хараджа и был первым «писцом», при котором эта должность стала приравниваться к должности министра. Он отличался умелым управлением, мудростью и военными подвигами. Под начальством Абу Муслима он принимал участие в сражениях за дом Пророка против Омейядов, а в качестве наместника Табаристана покончил с княжеством Масмуган, после чего жители Табаристана даже стали изображать Халида и примененные им осадные машины на своих щитах. Уже в преклонном возрасте Халид отличился при взятии греческой крепости.

    Ему приписывают основание города Мансуры в Табаристане.

    Незадолго до смерти халифа Мансура Халид был назначен наместником Мосула, а его сын Яхиа — наместником Азербайджана. Жители Мосула отнеслись к новому наместнику с великим уважением, что было необычно, т. к. наместникам чаще всего приходилось использовать силу и деньги для подчинения своих подданных.

    Яхиа родился примерно в 738 году, о его военных подвигах ничего неизвестно, зато он проявил себя как талантливый и всеми уважаемый наместник и министр, много внимания уделявший строительству общественно полезных сооружений. Он построил канал Сихан около Басры.

    При халифе аль-Махди Яхиа было поручено воспитание принца Харуна, с 779 года он возглавлял канцелярию принца, который в то время был наместником Запада (то есть всех территорий к западу от Евфрата, в том числе Армении и Азербайджана). В течение короткого времени, когда к власти пришел халиф аль-Хади, жизнь Яхиа была в опасности, т. к. он был сторонником отодвинутого от трона наследного принца, но после вступления на трон Харун ар-Рашида Яхиа, которого халиф всегда называл «отцом», был назначен на должность везира с неограниченными полномочиями. Вместе со своими сыновьями (Фалдом, Джаафаром, Мусой и Мухаммедом) везир Яхиа правил в течение 17 лет, до самой смерти, последовавшей в 805 году.

    Фалд был наместником провинций Джибаль, Табаристан, Дунбавед и Кумис, затем — Армении и Азербайджана. В первое время своего наместничества он занимался только охотой и легкомысленными развлечениями, но, после того как Яхиа прислал ему отеческое «поучение», исправился.

    С 794 года он был наместником Хорасана, где совершил великие военные подвиги, собрав войска из местного населения, построил множество мечетей и рибатов, в Балхе он приказал построить новый канал, в Бухаре — новую пятничную мечеть. Говорят, что он первым приказал ввести в мечетях лампы во время рамазана.

    Джаафар отличался красивым почерком, красноречием и познаниями в астрологии. Кроме того, он был законодателем мод, и именно благодаря ему в моду вошли высокие воротники. Слишком близкие, даже интимные отношения Джаафара с халифом были не по душе его отцу, но зато дали ему пост наместника самых больших и богатых провинций, которые всегда управлялись его помощниками. О расположении халифа к Джаафару говорит и то, что его имя упоминается на монетах халифа.

    Казалось, все выглядит просто прекрасно, но в один день разразилась буря: Джаафар был убит по приказу халифа (говорили, что поводом для расправы послужила ревность халифа, который обвинил Джаафара в сожительстве со своей сестрой, которая родила от него двоих детей), а Яхиа и три брата Джаафара были арестованы и брошены в тюрьму в городе Ракка, их имущество конфисковано. На свободе остались только внуки министра и брат Яхиа.

    Труп Джаафара расчленили: его голову поместили на Среднем мосту Багдада, а половины его туловища — на двух других мостах.

    Яхиа и Фалд умерли в тюрьме, а Муса и Мухаммед были освобождены Амином и впоследствии, став на сторону Мамуна, занимали видные должности в армии и государстве.

    Из внуков Яхиа стал известным только Имран бен Муса, который упоминается как защитник древнего сасанидского города Ал-Мадаин от войск Мамуна в 811 году и в 831-м— как помощник наместника провинции Синд.

    АХЕМЕНИДЫ

    Это династия древнеперсидских царей 558–330 гг. до н. э. Начиная с Кира II они называли себя «великий царь», «царь царей», «царь земель», а также «царь обширной земли» (или «царь этой земли», «царь этой обширной земли», «царь этой большой и обширной земли»).

    Главной резиденцией и сокровищницей Ахеменидов были Сузы. Персеполь — вторая царская резиденция, в которой хранились слитки золота Их было даже больше, чем в Сузах. В своей сокровищнице они хранили сосуды с водой, привезенной из Нила и из Истра, что должно было свидетельствовать об огромных размерах персидской державы и могуществе власти, покорившей весь мир.

    Государство, созданное представителями этой династии, включало большинство стран Ближнего и Среднего Востока и прекратило существование в результате завоевания его Александром Македонским.

    Династия ведет начало от Ахемена, вождя союза персидских племен. Сын Ахемена, Теисп, имел двух сыновей, Кира (I) и Ариярамну, от которых пошли две ветви — западная и восточная.

    Знаменитый основатель государства Ахеменидов Кир II, по одной из версий, был сыном разбойника Атрадата и достиг вершин власти благодаря своему трудолюбию и собственным амбициям. По другой, более вероятной версии, он был внуком Кира I и сыном Камбиза I и мидийской царевны и в наследство от отца получил небольшое царство Аншан.

    По преданию, вскоре после его рождения мидийскому царю Астиагу, деду Кира, приснилось, будто Кир свергнет его, когда вырастет. Испуганный Астиаг приказал немедленно умертвить ребенка. Но главный советник Астиага Гарпаг ослушался правителя и отдал мальчика на воспитание пастуху.

    Некоторое время спустя толкователи решили, что этот сон означал, что Кир будет великим правителем, которым Астиаг сможет гордиться.

    Царь, думая, что внук мертв, сильно расстроился, и тогда Гарпаг признался, что ослушался приказа и что Кир жив. Обрадованный царь отправил ребенка к его родителям в Перейду, где тот вскоре стал проявлять необыкновенную любознательность и способность схватывать все на лету. Он отважно подвергал себя всевозможным опасностям, чтобы прославиться.

    Когда Кир подрос, он пошел войной на своего деда, который отличался жестокостью и был непопулярен в народе, и сверг его. Однажды Астиаг попытался вернуть себе власть, но его воины, поддавшись личному обаянию Кира, покинули старого царя.

    Воспользовавшись свержением Астиага, могущественный правитель Лидии Крез решил захватить некоторые его земли. Тогда Кир пошел походом на Лидию и в 546 году до н. э. захватил Сарды, столицу этого государства.

    Судьба Креза точно неизвестна, есть предположение, что он либо был убит, либо взят в плен Киром, который даже сделал его своим советником.

    После поражения Креза к Киру перешли прибрежные города у Эгейского моря, Вавилон сдался ему без боя. Вместе с Вавилоном Кир получил во владение Сирию и Палестину, принадлежавшие Вавилонии. Другие мелкие царства присоединились к империи Кира добровольно, прослышав о его необыкновенной доброте по отношению к союзникам.

    Кир действительно отличался великодушием по отношению к побежденным он не разрушал их города, оставлял им права автономии и не препятствовал отправлению их религиозных культов. Ветхий Завет приписывает Киру освобождение из вавилонского плена евреев и разрешение им вернуться на родину.

    К концу своего правления Кир захватил большую часть Ближнего Востока — от Эгейского моря до реки Инд.

    В числе покоренных Киром племен были и массагеты, которыми правила женщина по имени Томирис. Ее сына Кир взял с собой в качестве залога мира, но через несколько лет тот покончил с собой. Томирис поклялась отомстить за сына, встретилась с Киром в бою и убила его.

    Впоследствии именем Кира, если не официально, то по крайней мере в народных преданиях, называли реки, местности, города.

    После Кира II осталось два сына, Бардия и Камбиз. Чтобы единолично править, Камбиз убил своего брата и женился на сестре Атоссе, т. к. в древности такой брак считался очень почетным.

    Камбиз II был очень близок с отцом, и вместе они совершили немало походов, начиная с Вавилонского. Он победил массагетов, нашел тело отца и захоронил его в Пасаргадае, старой персидской столице. Затем Камбиз отправился завоевывать Египет, но эта попытка Камбиза окончилась неудачей. Летом 522 года до н э. Камбиз погиб в пустыне в этой стране: свирепый южный ветер воздвиг вокруг войска огромный песчаный вал и, приведя в движение всю пустыню, засыпал и погубил, как говорят, 50 000 человек.

    Престол занял троюродный брат Камбиза из восточной ветви, Дарий I. Дарий — древнеперсидское тронное имя, что означает буквально «обладающий жизненными благами». Это был неординарный правитель, при котором государство Ахеменидов достигло пика своего могущества.

    Историки сообщают, что о приходе к власти Дария Киру Великому было знамение. Во время похода против массагетов ему приснился сон: явился юный Дарий, на плечах которого Кир увидал крылья, тень одного из них парила над Азией, второго — над Европой.

    В первые годы правления Дария вспыхнули восстания в Сузах, Вавилонии, Мидии, Сагартии, Маршале. Даже в Персии некий Вахиаздата, утверждавший, что он — Бардий, поднял бунт. Дарий жестоко подавил восстание, одного за другим разгромив 9 вождей взбунтовавшихся территорий в 19 битвах.

    В 519 году до н. э. он одержал победу над скифами и вскоре завоевал восточную Фракию и Гету, а в 513 году до н. э. пересек Дунай и вторгся в Европу, преследуя скифов. Последние прибегли к тактике выжженной земли, вскоре Дарию пришлось вернуться восвояси. Сатрапы Дария в Малой Азии завершили порабощение Фракии и Македонии, отвоевав у греков остров Лемнос и Имбос. Путь к завоеванию Греции был открыт. Дарий вел себя осторожно, но был вынужден пойти на военные действия в 499 году до н. э., когда Афины и Эритрея поддержали восстания против Персии на островах Ионии. Дарий подавил восстание, а через 2 года послал Даиса Мидийского против Эритреи, которую тот превратил в руины. Даис пошел на Афины, но под Марафоном был наполовину разбит греками. В 486 году до н. э. Дарий планировал третий поход, но внезапно умер.

    Он, как и Кир II, уважал религию и обычаи покоренных им народов. Дарий был выдающимся администратором, разбившим государство на 20 сатрапий и создавший систему управления ими. Он поощрял ремесло и торговлю, за что был прозван подданными Торгашом, ввел стандартизацию монет, мер веса и длины. Он вел обширное строительство, создавал сети дорог и каналов, при Дарий персидская архитектура достигла своего расцвета, были возведены грандиозные общественные здания и дворцы.

    После смерти своего отца, Дария І, в 486 году до н. э персидский трон унаследовал Ксеркс I. Ему было 35 лет. Ксеркс начал с того, что добился контроля над Египтом. Сразу после этого до него дошло известие о другом восстании, в Вавилоне. Персидские войска разрушили укрепления Вавилона и разграбили храмы, особенно досталось святилищу Мардука и огромной ступенчатой башне Этеменаки.

    В течение трех лет Ксеркс готовился к войне с греками. Он собрал войско, выстроил флот, проплыл через канал Истмус и построил понтоны, чтобы преодолеть Геллеспонт, но внезапно налетевший шторм нарушил понтонный мост. Тогда Ксеркс приказал в наказание высечь провинившееся море плетьми.

    Однако Ксерксу удалось одержать победу при Фермопилах в августе 480 года до н. э., и он двинулся дальше на Аттику и Афины. Ксеркс предал Афины губительному огню. Однако флот потерпел поражение при Саламине, и Ксеркс был вынужден отступить.

    В оставшиеся годы жизни Ксеркс занимался строительством монументальных сооружений. В своей столице Перполисе он завершил строительство дворца, начатое Дарием, построил свой собственный дворец.

    Начал строительство тронного зала ста колонн, выстроил грандиозную террасу в Ападоне.

    В конце жизни царица (жена) убедила Ксеркса, что брат готовит на него покушение, и он поспешил истребить всю семью своего брата.

    В 465 году до н. э. Ксеркс и его старший сын были убиты в результате дворцового заговора, в котором участвовал доверенный министр Ксеркса Артабан. Другой сын царя, Артаксеркс I Долгорукий, унаследовал трон и правил более 40 лет. Он в 449 году до н. э. заключил с Афинами Калиев мир, завершивший греко-персидские войны и зафиксировавший поражения персов.

    После смерти Артаксеркса І в стране начались кровавые междоусобицы. В результате целой серии убийств к власти пришел Дарий II Ох, сын Артаксеркса и вавилонской наложницы. На Дария II сильное влияние имела его сводная сестра и жена Парисатида, женщина умная и жестокая. По смерти Дария трон занял Артаксеркс II, его сын. Но другой сын, Кир, тоже хотел править и выступил против брата Кир был убит в битве при Кунаксе в 401 году до н. э., и Артаксеркс II оказался на престоле. Он правил до 358 года до н. э., искусно разжигая греческие междоусобицы и плетя интриги. Артаксеркс II первый поручил греческим военачальникам командовать на Западе, хотя некоторые из них и оказались ненадежными. С тех пор персидским царям более уже не удавалось обходиться без греческих стратегов, так же как и без наемников. Артаксеркс II потерял западную часть царства во время великого восстания сатрапов.

    Артаксеркс III, которого называли также Охом (358–339 гг. до н. э.), вернул эту часть царства и завоевал нижний Египет.

    Персам никогда не удавалось на длительный срок присоединить Египет к своей империи. В течение шестидесяти лет он отстаивал свою свободу и лишь десять лет назад был с трудом покорен Артаксерксом III.

    Персидские цари имели обычай, приезжая в Перейду, давать каждой женщине по золотому. Рассказывают, что именно поэтому некоторые цари приезжали в Перейду крайне редко, а Артаксеркс III Ох из жадности так ни разу туда и не явился. Артаксеркс III был отравлен евнухом по имени Багой.

    Багой был человеком грубым, жестоким, коварным и хитрым, великим специалистом в искусстве отравления соперников. Он убрал со своего пути царя Артаксеркса III и его сыновей. Избежать смерти удалось лишь юному Арсесу: Багой пощадил его, чтобы беззастенчиво править от его имени (338–336 гг. до н. э.). В конце концов и этот юноша показался ему опасным: Багой уничтожил его и стал подыскивать себе более ничтожную марионетку. Таким, по его мнению, был Дарий III Кодоманна, который был гонцом и дальним родственником Ахеменидов. Дарий понимал, что Багой слишком опасен, и сам отравил его.

    Жена и родная сестра Дария, Статира, была самой красивой из всех цариц, точно так же как и Дарий был самым красивым и рослым среди мужчин; дочери же их походили на родителей. Дарий был незаурядной личностью, весьма дальновидным политиком и немало сделал для того, чтобы предупредить и отразить нападение воинственных македонян.

    Но к его несчастью, ему пришлось столкнуться с еще более великой личностью — Александром Македонским, разбившим войска персов в первом же сражении — при Гранике. Позже Дарий III был предательски убит собственными офицерами, боявшимися, что он сдастся Александру.

    Александр Македонский был великодушен к побежденным: тело Дария он отправил его матери, брата Дария, Эксарта, принял в свое окружение, а на дочери — женился. Армию противника Александр разбил и убил Бесса, преемника Дария.

    После смерти Александра один из его полководцев, Селевк I, установил контроль над Сирией, Месопотамией и Ираном и таким образом основал империю Селевкидов. Но власть иноземцев в Иране продержалась недолго. В середине III века до н. э. поднялся бунт против Селевкидов под предводительством Аршака I Великого, который утверждал, что является потомком Ахеменидов. Основанное Аршаком царство, известное как Парфянская империя, в конце концов покорило Иран и Месопотамию. В 224 году н. э. Ахеменидов заменила новая персидская династия — Сасаниды.

    АРГЕАДЫ

    Македонские цари

    По преданию, Аргеады вели свой род от Аргуса (по созвучию имен) и искренне считали себя выходцами из греческого города Аргоса, то есть греками. Как представители правящего рода они искали свои корни в мифологии — и нашли, возведя свой род к аргосским Теменидам, а значит, к могучему Гераклу.

    Был древний обычай: на престол возводили старшего сына умершего царя. Если он был еще мал, назначался опекун — непременно Аргеад. И если он проявлял себя с лучшей стороны, то его могли в конце концов провозгласить царем.

    Резиденцией Аргеадов был город Эги в Эмафии, одной из областей Македонии. Благодаря удачному расположению города цари могли легко контролировать путь из горных районов в прибрежные. Аргеады называли себя царями Македонии, хотя на самом деле реально они управляли лишь центральными и восточными областями страны, да и то не без проблем: гордые князьки при малейшей возможности открывали против них военные действия и постоянно плели интриги. Тем не менее Аргеады вели успешные войны и даже отваживались нападать на Афины и Спарту, фракийцев и иллирийцев.

    Никто не мог сравниться в искусстве дипломатии с Александром I и Пердиккой II, Архелай был прекрасным организатором, а Пердикка III отличался энергичностью и настойчивостью в достижении своих целей.

    Все эти цари были жестоки и беспощадны по отношению к противникам, но заботливыми и милосердными для своих подданных, считавших, что без Аргеадов Македония просто не может существовать.

    Первым из наиболее известных македонских царей был Александр I по прозвищу Филэллин (друг эллинов). Его целью было полное слияние с греками. Для большего сближения народов он принял участие в борьбе греков против персов, закончившейся победой Эллады, участвовал в Олимпийских играх и даже достиг в этом некоторых успехов. Александр I был покровителем искусств и даже пригласил в Македонию великого Пиндара.

    Продолжал проэллинскую политику и Архелай, перенесший столицу в Пеллу. Он привлек в страну самых известных греческих поэтов, скульпторов и художников. По его распоряжению греческий художник Зевксис украсил дворец царя фресками, превратив его в одну из достопримечательностей Македонии.

    Архелай учредил пышное празднество в честь Зевса, проводившееся в Дионе, во время которого проводились спортивные и художественные состязания. Предполагают, что Еврипид написал «Архелая» специально для одного из таких празднеств.

    Но больше всех Аргеадов греческому искусству и культуре поклонялся Пердикка III. Этому царю пришлось пережить немало горьких минут: Архелай оставил ему в наследство внутренние неурядицы и внешних врагов — иллирийцев. Пердикка III начал военные действия против иллирийцев, но в 359 г. до н. э. был убит в ожесточенной битве.

    Брат Пердикки III Филипп стал регентом государства в 23 года. Провозглашенному царем Аминте было всего лишь шесть лет.

    Несмотря на молодость и труднейшую политическую обстановку, Филипп сумел купить дружбу пеонов и фракийцев, а также вызвать расположение Афин. Выиграв время, он собрал войско, напал на Пеонию, выступил против иллирийцев и всех победил. Филипп был человеком выдающихся способностей и очень предусмотрительным. Филипп первым среди древних царей начал нападать на врагов зимой. Он увеличил и реорганизовал македонскую армию, превратил ее в вооруженные силы высшего качества.

    Удача сопутствовала ему в борьбе с балканскими соседями. В последующие годы он расширил владения Македонского государства, в 359–336 гг. завоевав Фессалию, часть Иллирии, Эпир, Фракию и др. В результате его действий греческие города (кроме Спарты) вступили в Коринфский союз, избрав гегемоном для проведения военных мероприятий македонского царя. Таким образом Филипп приобрел власть и над Грецией, пусть даже и не став во главе этого государства. Беспримерные успехи Филиппа подтолкнули народ к решению объявить его царем, что и произошло в 357 г. до н. э. Филипп не забывал и об Аминте, он оказывал ему почести, а позже даже выдал за него одну из своих дочерей.

    Много делал Филипп и для образования и науки. Так, он создал придворную школу «пажей», где обучали риторике, мифологии, философии и литературе. А в учителя своему сыну Александру он пригласил Аристотеля.

    Филипп был блистательным оратором, обладал обаянием, остроумием и светской обходительностью. Однако он мог увлечь воинов личной храбростью, когда вел их в атаку. На пирах он часто напивался, увлекался женщинами. Античный историк насчитал семь жен Филиппа, однако не все его браки были законными.

    Он женился на Филе, княжне из элимиотийских горных районов, затем на иллирийке Аудате, захваченной после победы над Бардимом вместе с лихметийскими пограничными землями и после свадьбы назвавшей себя Евридикой, потом состоялась свадьба с Филинной, фессалийской красавицей простого происхождения, родившей ему сына Арридея.

    Но самые важные последствия имел четвертый брак Филиппа — с Олимпиадой, эпирской царевной, с которой он впервые встретился во время одного из религиозных празднеств. Олимпиада происходила из молосского царского рода Эакидов, восходившего к Ахиллу. Македония наконец-то получила царицу, достойную стать матерью наследника престола Аргеадов.

    Накануне той ночи, когда невесту с женихом закрыли в брачном покое, Олимпиаде привиделось, что раздался удар грома и молния ударила ей в чрево, и от этого удара вспыхнул сильный огонь; языки пламени побежали во всех направлениях и затем угасли. Спустя некоторое время после свадьбы Филиппу приснилось, что он запечатал чрево жены: на печати, как ему показалось, был вырезан лев. Все предсказатели истолковывали этот сон в том смысле, что Олимпиада беременна, ибо ничего пустого не запечатывают, и что беременна она сыном, который будет обладать отважным, львиным характером.

    Сыну, когда он родился, дали имя Александр, впоследствии сросшееся с определением «Македонский». Филипп одновременно получил три известия: что Парменион в большой битве победил иллирийцев, что принадлежавшая ему скаковая лошадь одержала победу на Олимпийских играх, и наконец, о рождении Александра. Спустя некоторое время у Алек^ндра появилась сестра — Клеопатра.

    Филипп очень любил заказывать свои портреты, а когда подрос Александр, он приказывал писать свои портреты с сыном.

    Согласно легенде, однажды Филипп увидел змея, который лежал, вытянувшись вдоль тела спящей Олимпиады; говорили, что это больше чем что-либо другое охладило любовь и влечение Филиппа к жене, и он стал реже проводить с ней ночи. Говорили также, что в битве под Мефоном Филипп потерял именно тот глаз, которым он, подглядывая сквозь щель в двери, увидел бога, спавшего в образе змея с его женой. Как бы то ни было, отношения супругов стали весьма натянутыми, и Филипп вновь начал поиски невест. Он женился на фессалийке Никесиполиде, которая умерла после рождения дочери Фессалоники, потом на готской княжне, отданной непобедимому царю ее собственным отцом.

    Позже Филипп воспылал страстью к прелестной македонянке Клеопатре, отпраздновал свадьбу с ней с большой пышностью и даже Александра заставил присутствовать на пиру.

    Олимпиада была безумно ревнивой и беспощадно уничтожала соперниц и их детей. После смерти Филиппа она велела убить маленькую Европу, дочь ненавистной Клеопатры, а саму Клеопатру принудила к самоубийству. Она также приказала убить всех возможных претендентов на престол Филиппа, даже еще неродившихся. Впервые в истории Аргеадов были уничтожены все наследники по мужской линии. Македоняне возненавидели Олимпиаду и прозвали ее «эпирской ведьмой».

    Кстати, есть версия, что именно Олимпиада подослала убийцу к Филиппу во время свадебных торжеств их дочери Клеопатры с эпирским царем летом 336 г. до н. э.

    Таким образом она открыла путь к власти любимому сыну — Александру. Трудно сказать, что было бы, проживи Филипп еще лет десять.

    Возможно, что и сам наследник помог бы ему освободить престол, ведь он с самого детства мечтал помериться военными успехами с отцом.

    Но судьба помогла юноше, и он по праву занял место правителя Македонии. Филипп успел подготовить сына к правлению, дав ему образование и опыт (уже в 16 лет Александр управлял Македонией, когда Филипп ходил с войной на Перинф). К тому же армия, созданная Филиппом, была лучшей в то время.

    Александр не был здоровяком, шея и плечи его были несколько искривлены, но у него был горящий орлиный взгляд, а темные волосы прекрасно оттеняли светлую кожу. Юноша был красив, но он не стремился к обладанию женщинами, как его отец: он считал, что близость с женщиной заставляет его почувствовать себя смертным.

    Александр хранил под подушкой кинжал и список «Илиады», исправленный Аристотелем, и всегда носил с собой меч, подарок царя китийцев, удивительно легкий и прекрасной закалки.

    Александру было всего 20 лет, когда погиб его отец. В Греции и на северных территориях, завоеванных Филиппом, в его гибели увидели возможность сбросить македонское господство. Однако Александр в течение двух лет, после того как сел на трон, смог подчинить оба взбунтовавшихся района, а затем обратил свое внимание на Персию. Вторжение в Персию могло помочь ему взять под контроль Коринфский союз, участники которого после смерти Филиппа сочли, что македонское господство закончилось. Александр нашел очень веский аргумент для объединения греческих городов под своим руководством: война с Персией была святым делом, особенно после того, как они напали на Афины.

    Победив персов при Гранике в 334 г. до н. э., Иссе (в 333 г. до н. э.), Гавгамелах (в 331 г. до н. э.), Александр полностью подчинил себе царство Ахеменидов и был провозглашен «царем Азии», а затем в 329 г. до н. э. вторгся в Среднюю Азию и завоевал земли до реки Инд. Так была создана крупнейшая мировая монархия древности.

    А началось все со сражения с Дарием III у переправы через пролив Граник, победа в котором сразу изменила положение дел в пользу Александра, и он занял Сарды — главную твердыню приморских владений варваров.

    В Ликии есть источник, который как раз в это время без всякой видимой причины пришел в волнение, разлился и вынес из глубины медную таблицу со следами древних письмен. Там было написано, что персидскому государству придет конец и что оно будет разрушено греками. Что вскоре и сбылось.

    Взяв город Гордий, родину древнего царя Мидаса, Александр увидел знаменитую колесницу, дышло которой было скреплено с ярмом кизиловой корою, и услышал предание, будто тому, кто развяжет узел, закреплявший ярмо, суждено стать царем всего мира. Большинство писателей рассказывают, что узел был столь запутанным, а концы так искусно спрятаны, что Александр не сумел его развязать и разрубил мечом; тогда в месте разруба обнаружились многочисленные концы креплений. Но по другой версии, Александру легко удалось разрешить задачу и освободить ярмо, вынув из переднего конца дышла крюк, которым закрепляется яремный ремень. Так или иначе, но предсказание сбылось: ведь за 11 лет непрерывных войн Александр не проиграл ни одного сражения и овладел территорией, границы которой почти полностью совпадали с древними представлениями о размерах всего мира.

    Перед боем к царю всегда подводили Буцефала и, вскочив на него, Александр тут же начинал наступление. В Гиркании Буцефала похитили, но под угрозами Александра его вернули и города покорились ему. А похитители получили выкуп за коня. Битва с индийским царем Пором стоила жизни Буцефалу. Конь погиб от ран, но не сразу, а во время лечения (есть сведения, что он умер от старости — тридцати лет от роду).

    Сам Александр постоянно проявлял храбрость и мужество, подавая пример всем своим воинам, неоднократно он был ранен: в битве под Газой в Сирии — в плечо, а в стране маллов, которые считались самыми воинственными из индийцев, он едва не был убит. Один из варваров пустил стрелу с такой силой, что она пробила панцирь и глубоко вонзилась в кость около соска. С трудом спилив древко стрелы и сняв с Александра панцирь, воины принялись вырезать вонзившееся в кость острие, которое, как говорят, было шириной в три пальца, а длиной — в четыре В это время царь впал в глубокий обморок, но пришел в себя, когда острие было извлечено.

    Перед походом в Индию из-за огромной добычи войско отяжелело и стало малоподвижным. Однажды на рассвете Александр приказал сжечь повозки — сначала свои и своих друзей, а потом остальных македонян. Воины, рвавшиеся в бой, приняли это с восторгом.

    Александр проявлял милосердие по отношению к пленным и побежденным: он со всеми надлежащими почестями обращался к захваченным в плен матери, жене и двум незамужним дочерям Дария, а его брата Эксарта даже взял к себе в свиту.

    Когда Александр узнал, что могила Кира Великого, знаменитого основателя персидской империи, разграблена, он велел казнить Поламаха, совершившего это преступление, хотя это был один из знатнейших граждан Пеллы.

    Захваченные города он приказывал восстанавливать и даже сам принимал участие в их восстановлении (но из военных соображений он всетаки разрушал некоторые из них, как например Геликарнас). На завоеванных территориях он заложил около 20 городов, нескольким из них дав свое имя — Александрия.

    В память о своем любимом коне Буцефале Александр основал город у Гидаспа и назвал его Буцефалией. А потеряв любимую собаку Периту, которую он сам вырастил, Александр основал город, названный ее именем.

    Захватывая новые территории, Александр заботился о том, чтобы местное население признало его власть законной. Так, завоевав Кирию, он добился, чтобы местная царица Ада его усыновила: ведь после ее смерти он бы стал законным правителем страны. Покоривший Египет Александр был провозглашен сыном Зевса-Амона, то есть фараоном Египта, и тоже стал законным правителем Египта. Разгромив Дария, он женился на его дочери, то есть обеспечил себе возможность законно владеть наследством Ахеменидов. Даже история с Гордиевым узлом косвенно подтверждала законность его претензий на мировое господство.

    Александр был великим полководцем и гениальным правителем. Он умело выбирал направление и время удара, мастерски форсировал реки и осаждал города, обладал необыкновенной способностью деморализовать врага. Но у царя были и маленькие слабости — он сам безудержно хвастался и жадно прислушивался к словам льстецов Если же ему противоречили, царь впадал в гнев и даже в ярость. Однажды в припадке ярости он убил своего друга Клита, когда-то спасшего его от смерти. Осознав, что совершил непоправимое, Александр пытался заколоться, но телохранители удержали его.

    В Персии царю очень понравился обряд коленопреклонения (проскинеза), и Александр даже попытался ввести его у себя, но из этой затеи ничего не вышло.

    Окончив индийский поход. Александр, мечтавший увидеть Океан, построил большое число плотов и гребных кораблей, на которых македоняне медленно поплыли вниз по рекам. Часто, сходя на берег, он совершал нападения на города и покорял все вокруг.

    Вернувшись, Александр занялся реорганизацией армии и государства. Он постарался максимально сблизить греков и персов. С этой целью он устроил грандиозный праздник в Сузах — «свадьбу Востока и Запада», на которой 90 македонских солдат официально женились на азиатских женщинах, за каждой из которых Александр дал приданое, а каждому из 9000 приглашенных был вручен золотой кубок. В этот день и сам Александр женился на старшей дочери Дария Статире и дочери Артаксеркса III Оха, чем вызвал неописуемый гнев своей первой жены — скифской принцессы Роксаны, первой красавицы Персии, в которую он влюбился, увидев ее в хороводе (У Александра была еще и верная подруга — Барсина, родившая ему сына Геракла незадолго до свадьбы с Роксаной).

    Он также легализовал свободные браки своих воинов в расчете на то, что греческие воины будут брать в жены персидских девушек, однако запретил брать с собой при возвращении на родину новых жен и детей, если в Македонии у воина уже была семья. В случае отъезда воина на родину сыновья от этих браков должны были воспитываться в Азии по западному образцу за счет государства, из них впоследствии формировалось пополнение имперской армии.

    Объединяя две части своей империи, Александр попытался объединить их и в войске, набрав в свою армию много персов. Он сблизил греческую и средневосточную цивилизации, которые обогатили друг друга (он даже носил одеяние, в котором сочетались элементы мидийской и персидской одежды). Процесс ассимиляции только начинался, когда в начале июня 323 г. до н. э., находясь в Вавилоне, Александр внезапно заболел и через 10 дней умер от лихорадки. Ни у кого тогда не возникло подозрения, что Александра отравили, но через пять лет Олимпиада поверила чьему-то доносу и многих казнила.

    Роксана была беременна и потому пользовалась большим уважением у македонян. До крайности ревнивая и страстно ненавидевшая Статиру, она при помощи подложного письма заманила ее и ее сестру к себе, обеих убила, бросила трупы в колодец и засыпала землей.

    Александр, единолично правивший империей и не выносивший соперников, не назвал своего преемника, поэтому после его смерти разгорелась борьба за власть. Так как из мужчин-Аргеадов в живых остались только незаконнорожденный и слабоумный сын Филиппа Арридей и незаконнорожденный сын Александра Геракл, которому было только 5 лет, было решено, что Арридей, приняв имя Филиппа, будет играть роль стоящего во главе империи царя, а когда родится сын Роксаны, он станет его соправителем. Антипатр, а затем Полиперхон были регентами. Полиперхон сделал своей соправительницей Олимпиаду. Олимпиада отличилась тем, что стала мстить всем враждебным ей македонским родам и приказала убить Арридея. Барсина и ее сын Геракл пали жертвами козней Полиперхона.

    Сама же Олимпиада и Роксана с маленьким Александром были захвачены в плен Кассандром, без всяких усилий завоевавшим Македонию.

    По его приказу войсковое собрание приговорило Олимпиаду к смерти. Роксану и Александра содержали под стражей в Амфиполе, а в 309 г. до н. э. их убили.

    В конце концов диадохи (полководцы) поделили огромную империю между собой.

    АНТИГОНИДЫ

    Цари Македонии

    Династия царей Македонии, правивших в 306–168 гг. до н. э. Антигониды с самого начала выступали за сохранение великой империи Александра Македонского. Но когда им это не удалось, они принялись укреплять доставшуюся им страну — Македонию. На протяжении всего правления Антигониды пытались подчинить себе греческие города. Достигнув этой цели, они начали войну с Римом за господство в Эгейском море, но это сражение Антигониды проиграли…

    Основана Антигоном I Монофтальмом (Одноглазым) — сыном Филиппа и полководцем Александра Македонского.

    Неизвестно, при каких обстоятельствах Антигон I потерял глаз — в бою, когда сражался под руководством А. Македонского, или после его смерти, но увечье свое он воспринимал спокойно.

    После смерти Александра Великого Антигон Одноглазый выступил за сохранение единства его монархии. Но остальные диадохи Александра (Птолемей, Селевк, Кассандр и Лисимах) выступили против Антигона и его сына Деметрия Полиоркета. В Великой Фригии при Ипсе произошла одна из самых кровопролитных битв в античной истории.

    Антигон I погиб в этой битве (ему было 80 лет), а его сын Деметрий Полиоркет спасся бегством.

    После этой битвы империя Александра Великого распалась на три больших государства: Египет, Сирию и Македонию, которую возглавил Деметрий Полиоркет.

    Македония того времени уступала и по размерам территории, и по уровню развития ремесел и торговли Египту и Сирии, страна была ослаблена уходом мужчин на войну при Александре Македонском, к тому же в 270-х годах до н. э. на македонские земли вторглись кельты, разграбившие их.

    Деметрий Полиоркет, первый царь Македонии из династии Антигонидов, проводил политику отца, направленную на сохранение великой империи. Сам он считал себя богом, как и его отец, которому он подражал.

    Созданное им войско перестало быть дружиной царя и стало наемным. Деметрия называли «Покорителем городов». Он был крупным полководцем, и только Родос устоял перед его военным искусством, хотя при осаде и была использована техническая новинка — осадная машина гелепола («берущая города»). Когда он освободил Афины, его приветствовали как «бога-спасителя» и среди статуй «тираноубийц» установили его золотые статуи.

    Деметрий ценил произведения искусства, поэтому запретил использование тяжелых осадных машин при осаде города Ялиса, т. к. в нем находилась картина Протогена.

    Последние годы жизни он провел при дворе Селевка I, которому вынужден был в конце концов подчиниться.

    Следующим царем Македонии стал сын Деметрия Полиоркета Антигон II Гонат.

    Антигон II пришел к власти после победы над кельтами в битве при Лисимахии в 277 году до н. э. По преданию, в этой битве бог Пан помог ему победить кельтов, и с тех пор Антигон II стал особенно почитать этого бога.

    Антигон II способствовал укреплению Македонии, утверждению гегемонии ее над Грецией и приданию ей статуса мировой державы. Чтобы добиться подчинения Греции, он вел войны с Пирром, Ахейским союзом, коалицией греческих полисов.

    В 267 году до н. э. афинянин Хремонид, заключив союз со Спартой и Египтом, попытался сбросить македонское иго. Начавшаяся война получила название Хремонидова война, она длилась шесть лет и закончилась поражением греков.

    В 261 году до н. э. Греция признала гегемонию Македонии, и в честь этого события Антигону II были установлены статуи во многих местах.

    Антигон II воспитывался Зеноном из Китиона, он приглашал к своему двору философов и пытался реализовывать принципы стоической философии в политике.

    Антигон II ввел государственную монополию на использование лесных массивов и на добычу железа, серебра и других металлов, что способствовало укреплению власти царя.

    Македонская армия расширилась за счет наемников — фракийцев, иллирийцев и представителей других народностей. Македония контролировала выход к Эгейскому морю, предоставив широкие возможности для развития морской торговли.

    Преемником Антигона II стал его сын Деметрий Кипренский, при котором Македония начала длительную войну с Римом за господство на Эгейском море, Геллеспонте, островах и т. д.

    Антигон III Досон был внуком Деметрия Полиоркета и сыном Деметрия Кипренского. Он пришел к власти в 229 году до н. э.

    Антигон проводил политику объединения Эллады под властью Македонии. Он проявил себя как отважный воин и мудрый правитель. Антигон III отбил нападение племени дарданов и вернул под свою власть Фессалию.

    В 224 году до н. э. глава Ахейского союза Арат, обеспокоенный волнениями в Пелопоннесе, обратился за помощью к Антигону III. Македонский царь помог ему, после чего Ахейский союз признал его гегемоном Эллады.

    Разбив в битве при Селасии Клеомена III, Антигон III восстановил в Спарте олигархические порядки и стал играть в Греции руководящую роль.

    При последующих царях — Филиппе V и его сыне, последнем македонском царе Персее — Македония продолжала воевать с Римом, причем военные действия велись не только силой оружия, но и дипломатическими средствами.

    В 215 году до н. э. Филипп V заключил мир с Ганнибалом, но вместо ожидаемого мира началась первая Македонская война (215–205 гг. до н. э.).

    В 197 году римский полководец Фламиний одержал победу над Филиппом при Киноскефалах. Филиппу оставили трон, но лишили всех владений вне Македонии.

    Македонский царь, тем не менее, не сдался и продолжал готовиться к новой войне. В самый разгар этих приготовлений Филипп V умер, а преемником стал Персей.

    С 171 года до н. э. Персей непрерывно вел войны с Римом. Периодически он одерживал победы над различными полководцами, но в 168 году до н. э. в битве при Пидне его войско было разгромлено Эмилием Павлом, а сам царь попал в плен и был вынужден участвовать в триумфе Павла. Два года спустя, находясь в заточении в Альба-Фуценцие, он умер.

    МАУРЬЯ

    Цари Магадхи

    Маурья — династия царей Магадхи в IV–II (187 г.) вв. до н. э.

    Молодой офицер-индеец Андракотта, встретившись с Александром Македонским, сказал, что нет ничего проще, чем покорить страну, лишенную прочного единства. Но этот Андракотта пошел дальше простой критики и вскоре после ухода Александра из Индии сверг царя Магадхи в 321 г. до н. э., а также изгнал греческие гарнизоны из Пенджаба. После этого он вплотную занялся объединением областей и племен в единое индийское государство (расширил свои владения на всю Северную Индию) и стал называться Чандрагупта Маурья. Впоследствии профессор Макс Мюллер назвал его Константином Индии, современники называли его Пиядаси (пали) — «превосходный», Дэванам-пийа, «любимец богов», а также Калашока.

    Начиная с Чандрагупты, императоры Маурья путешествовали на Золотых колесницах. Их сопровождали знатные люди, знаменосцы, трубившие в раковины музыканты, кони и слоны, украшенные драгоценными камнями и султанами из перьев.

    Чандрагупта был военным лидером Индии, создававшим первую большую империю в индийской истории.

    Когда в 305 г. до н. э. преемник Александра Селевк I Никатор, пытаясь повторить подвиги своего предшественника, пришел к Инду, он столкнулся с сильной державой. Поскольку надежды на победу у Селевка не было, он заключил мир с Чандрагуптой. Согласно договору, государство Маурьев получило почти весь Афганистан, а сам Чандрагупта — дочь Селевка в жены.

    Есть предание, что Чандрагупта был основателем джайнизма (хотя историки относят возникновение джайнизма к VI в. до н. э.). Сын Чандрагупты выписал к себе западного философа. Ашока Приядарши[3] — третий правитель Магадхи из династии Маурьев, самый важный монарх Индии.

    Год рождения Ашоки Приядарши (впоследствии Ашоки Великого, Дхармашоки — Ашоки благого закона) неизвестен. Вероятно, около 300 г. до н. э. На трон он вступил приблизительно в 273–272 г. до н. э. (по другим данным — в 268 г. до н. э.). На первых порах он мог показаться человеком суровым и жестоким. Есть легенда, что, добиваясь трона, он убил своих сводных братьев и казнил неугодных ему людей.

    Сначала он пытался расширять территорию империи через военные завоевания. На восьмом году правления Ашока успешно закончил войну против Калинги — государства на восточном побережье Индии (район современного штата Орисса). При этом 100 000 человек погибли, еще больше были ранены, а 150 000 — были взяты в плен. Пленных царь подвергал страшным пыткам и посылал на каторжные работы. Когда Ашока устал от зверств и понял, какой ценой ему досталась победа, его охватил ужас[4]**. Он решил оставить планы полного завоевания Индии и отказался от военных посягательств на соседние территории. Государство Ашоки к тому времени охватывало территорию почти всей Индии и часть современного Афганистана.

    В 264 г. до н. э. Ашока принял буддизм и попытался ввести в практику идеи дхарм, которые включали правдивость, сочувствие и миролюбие, назначил специальных правительственных чиновников дхарм, которые должны были призывать людей к благочестию и прославлять дружеские взаимоотношения.

    В его царстве терпимо относились ко всем религиям, но так как сам Ашока был буддистом, популярность этой религии сильно возросла. В разные страны — Индию, Ланку, Кашмир, Бирму, Таиланд, Среднюю Азию, Египет, Сирию, даже в Грецию и Македонию — отправились буддийские миссионеры, но особого успеха они добились на Цейлоне.

    Ашоке принадлежит заслуга популяризации буддизма и превращения его в одну из основных религий мира. Когда он вступил на трон, буддизм был религией местного значения, а к концу его правления буддизм распространился по всей Индии и начал завоевывать сторонников в соседних странах.

    В 253 г. до н. э. Ашока созвал собор в Паталипутре, который обычно называют третьим. На этом соборе присутствовали 60 000 монахов. Они канонизировали священное писание буддистов — Трипитаку.

    Ашока отменил устаревшие церемонии и праздники и ввел такие, которые смогли бы укрепить добрые нравы. Он поощрял паломничества и благочестивые собрания. Особенно царь чтил места, связанные с жизнью Будды. По его приказу соорудили 84 000 пагод и ступ для хранения реликвий Будды.

    Несмотря на принадлежность к буддизму, Ашока проявлял веротерпимость, он поддерживал и одаривал джайнистов, брахманов и сторонников других религий.

    Кроме того, Ашока реорганизовал юридическую систему Индии, упразднив многие жестокие законы, установил строгий контроль за действиями чиновников на местах, настаивал на гуманном отношении к слугам и невольникам. Главной задачей правителя Ашока считал «обеспечение счастья в этом и в том мире».

    Он построил дороги, развил орошение земель, приказал вырыть новые колодцы, основал больницы, посадил рощи, создал заповедники для животных. Ашока запретил выжигать леса и охотиться, в 252 г. до н. э. издал эдикт с перечнем птиц и животных, которых запрещается убивать, он сам перестал охотиться и стал вегетарианцем.

    Ашока приказал по всей империи поставить колонны и на них, а также на скалах высекать описания его жизни и указы. Эти тексты, известные как «Надписи Ашоки», сегодня являются основным источником сведений о его деятельности и размерах его владений. Между прочим, эти колонны признаны величайшими произведениями искусства.

    Изречения Ашоки величественны и поэтичны, выражают нежность к животным и к людям, а также возвышенный взгляд на миссию правителя по отношению к своему народу.

    Дочь Ашоки, Чарумати, вышла замуж за одного из местных принцев, Девапала. На дороге, ведущей в Буддханат, после своей свадьбы она построила ритуальную ступу, известную под названием Чабахил (иногда ее называют Девапатан).

    В 187 г. до н. э., то есть в течение 50 лет после смерти Ашоки, наступившей в 232 г. до н. э., империя Маурья распалась. Свергнуты они были брахманом Шунга.

    СЕЛЕВКИДЫ

    Сирийские цари

    Царская династия, правившая в 312—64 гг. до н. э. на Ближнем и Среднем Востоке (основная территория — Сирия). Наивысшего расцвета государство Селевкидов достигло в III веке при Антиохе III; в 64 г. до н. э. завоевано Римом.

    Первым представителем этой династии был полководец Александра Македонского Селевк, особенно отличившийся в индийском походе.

    После смерти Александра Великого Селевк вступил в борьбу за власть с другими полководцами, захватил власть в Вавилоне в 312 году до н. э. и продвинулся до самой Индии. В 311 году он основал столицу своего государства — Селевкию.

    Уже при жизни Селевк I Никатор был обожествлен. Но, захватив огромные пространства, Селевк не успокоился и продолжал воевать. Он пошел на Фракию и Македонию, во время перехода через Геллеспонт он был убит Птолемеем Керавном.

    Сменивший Селевка Антиох I Сотер («Спаситель») в 276 году до н. э. был вынужден усмирять восстание кельтов (галатов) и поселил их в Галатии, но волнения все равно продолжались. Во время одного из походов против восставших он был убит.

    Чтобы победить восставших, преемник Антиоха I, Антиох II Теос заключил союз с Египтом, а заодно и с дочерью Птолемея I Береникой.

    Антиох II успешно выступил во Второй Сирийской войне (260–255 гг. до н. э.). За освобождение Милета от тирании в 259 году жители этого города даже чествовали его как Теоса (бога).

    После Антиоха II правили его сын Селевк II и сводный брат Антиох Гиеракс, ставший царем Сирии после его смерти (Селевк II неудачно упал с лошади).

    В 229 году до н. э. Антиоха Гиеракса разбили войска Пергамского царя Аттала II, и его место занял Селевк III Керавн, безуспешно пытавшийся вернуть завоеванную Атталом Малую Азию и отравленный во Фригии.

    К власти пришел Антиох III, известный в истории как Великий. Свое прозвище Антиох получил за поход на Восток, в результате которого он расширил границы государства за счет Армении, Парфии и Бактрии. Попытавшись захватить еще и Грецию, он лишился поддержки Рима, против него были посланы войска под командованием Сципиона, которые нанесли Антиоху сокрушительное поражение в битве при Магнесии и заставили подписать Апамейский договор в 188 году до н. э. и уступить часть территории.

    Чтобы выплатить Риму дань, сын Антиоха Великого Селевк IV Филопатор приказал своему помощнику Гелиодору организовать ограбление евреев, а позднее Гелиодор убил его самого.

    Сын Антиоха Великого Антиох IV стал заложником и почти пятнадцать лет провел в плену в Риме. Оставив заложником в Риме своего племянника Деметрия, царь вернулся на родину, где стал насильно насаждать греческую культуру, которой сам поклонялся. Когда он посвятил храм Яхве в Иерусалиме греческому богу Зевсу Олимпийскому, началось восстание маккавеев, а самого царя прозвали Эпиман («Сумасшедший»). Восстание маккавеев удалось подавить только сыну Эпимана, Антиоху V, но в это время из Рима сбежал Деметрий, у которого в Сирии было много сторонников, и он казнил Антиоха, но сам погиб в бою против Александра I Валаса, поддерживаемого царем Пергама Атталом II.

    Александр I Валас имел низкое происхождение, но был чрезвычайно похож на Антиоха IV. Царь Пергама, заявив, что Александр действительно сын Антиоха, выдвинул его в качестве претендента на престол Селевкидов. Аттала II поддержали и Рим и Египет, но его сверг Деметрий II Никатор. Разгорелась борьба за власть.

    Против Деметрия II выступил полководец Деметрия I Диодот Трифон, провозгласивший царем Сирии двухлетнего Антиоха VI. После этого он убил своего ставленника, и войско выбрало узурпатора царем.

    Но Диодота не признал Рим, а войска сына Деметрия I, Антиоха VII Эвергета Сидета, разбили Диодота, после чего он покончил жизнь самоубийством.

    Антиох VII захватил и разрушил Иерусалим, но не преследовал евреев за их веру, за что и был превозносим ими как благочестивый. Он погиб в бою против парфян в Мидии в 129 году до н. э.

    В качестве претендента на трон Птолемей VIII выдвинул Александра II Сабина, который был или приемным сыном Антиоха VII, или сыном Александра I Валаса. Александр II в 125 году до н. э. убил Деметрия II Никатора, проведшего 10 лет в Парфянском плену и возвратившегося на родину в 129 году до н. э., но уже в 123 году до н. э. сам Александр II был убит Антиохом VIII Грипом.

    Антиох VIII начинал править вместе с матерью, но, убрав своего основного соперника, Александра Сабина, он отравил и мать, став единоличным правителем. Правил Антиох VIII в течение двадцати пяти лет. За свою характерную внешность он получил прозвище Грип («Ястребиный Нос»).

    После смерти Антиоха Грипа в борьбу за власть вступили его многочисленные родственники, в том числе и четыре сына. Его сын Селевк VI убил своего дядю, царя Сирии в 113—95 годах до н. э. Антиоха IX, а потом все четыре двоюродных брата ополчились против Антиоха X, павшего в этой борьбе.

    Трон заняли братья Деметрий III и Филипп, но потом Филиппа отстранили от власти, а Деметрий попал в плен к царю Парфии Митридату Великому, при дворе которого он и умер в 78 году до н. э.

    ПТОЛЕМЕЙ

    Братья и сестры

    Лагиды — царская династия в эллинистическом Египте в 305–330 гг. до н э. Основана Птолемеем I, сыном Лага — полководцем Александра Македонского, диадохом (полководец, боровшийся за власть после смерти Александра Великого). Все его преемники носили имя Птолемей с различными прозвищами, отсюда и второе название династии — Птолемей. Женщин в этой семье чаще всего называли Клеопатрами.

    Женились Птолемей преимущественно на Клеопатрах, т. к. в Египте такие браки считались почетными, и вскоре это обстоятельство привело к вырождению династии. Даже несведущий в генеалогии человек легко заметит, что первые Птолемей были людьми гораздо более привлекательными и деятельными, чем их потомки.

    При последней представительнице династии — Клеопатре VII государство Птолемеев было завоевано Римом, его территория составила римскую провинцию Египет.

    Имя Птолемея впервые встречается после заговора Филоты, когда Александр Македонский отдал ему должность телохранителя, с чего и началась военная карьера сына Лага. Птолемей был всегда корректен. Не ослепленный ни страстной любовью, ни политическими страстями, он был уверен в царской милости и легко шел вверх, не поддаваясь влияниям минуты. После смерти царя он с такой же легкостью отказался от его идей, с какой разделял их, пока тот был жив.

    После смерти Александра Птолемей сразу же выступил против царской семьи и централизованной империи. Он предложил разделить империю между военачальниками и превратить ее в своего рода «федерацию сатрапий». Правители должны были назначаться из наиболее способных военачальников.

    Свою концепцию он претворил в жизнь, завоевав Египет в борьбе с Антигоном и Деметрием Полиоркетом.

    В 304 году до н. э. он официально принял царский титул и стал основателем династии Лагидов, или Птолемеев. Он был популярен не только в Египте, но и в Афинах, и в Олимпии, о чем свидетельствуют его многочисленные статуи. За спасение города Родоса Птолемей I получил прозвище Сотер.

    Основав библиотеку и мусейон в Александрии, Птолемей I укрепил традиции греческой культуры в Египте.

    Птолемей был дважды женат: на Эвридике, а потом на Беренике I. В браке с Береникой у Птолемея I родился сын, Птолемей II, после женитьбы на родной сестре Арсиное II (первую его жену звали Арсиноей I) прозванный Филадельфом — «Любящий сестру». Этот египетский царь прославился постройкой у входа в Александрийскую гавань знаменитого Фаросского маяка, который стал одним из семи чудес света.

    При внуке Птолемея I, Птолемее IV Филопаторе, начался упадок династии Птолемеев. Птолемей IV не отличался умом и полностью находился под влиянием своего военачальника Сосибия, начавшего свою карьеру еще при Птолемее III Эвергете, прославившемся тем, что ввел в обиход понятие високосного года.

    Сосибий фактически правил страной. Когда ему казалось, что кто-то может ущемить его права, он безжалостно убивал этого человека. Так, он вместе с Агафоклом убил мать Птолемея Беренику II и его брата Мага. Да и сам болезненный Птолемей IV умер при весьма загадочных обстоятельствах, а в день его смерти была убита и его жена Арсиноя III.

    Птолемей V Эпифан уже в шесть лет стал преемником своего отца, а регентами при нем были Сосибий и его старший помощник Агафокл. При Птолемее V Египет все время потрясали волнения и были утрачены зарубежные владения.

    В 193 году до н. э. Эпифан женился на дочери сирийского царя Антиоха III Великого Клеопатре I, которая семь лет спустя отравила его и стала регентшей при своем малолетнем сыне Птолемее VI Филометоре.

    Клеопатра правила до самой своей смерти. Лишь в 175 году Птолемей получил титул царя и женился на своей сестре Клеопатре II. В результате захватнических войн сирийского царя Птолемей VI Филометор («Любящий мать») на время уступил трон Антиоху IV, но сумел отстоять свои права на престол, одержав победу над полководцем Антиоха Александром Валасом, и умер «царем Азии».

    Наследовавший ему Птолемей VII Неос Филопатор, сын Птолемея VI и его сестры Клеопатры II, правил под опекой своей матери и был убит в 18 лет, когда мать снова вышла замуж — за другого своего брата, Птолемея VIII Эвергета II. Птолемей VIII безудержно любил наслаждения и не останавливался ни перед чем. Он даже женился на своей родной племяннице и падчерице, дочери Клеопатры II — Клеопатре III, что вызвало конфликт между матерью и дочерью.

    Этот Птолемей называл себя Трифоном, Великолепным, а греки прозвали его Фисконом — Пузаном.

    В государственном отношении его действия свели на нет достижения его предшественников: после изгнания из Александрии философов, ученых и художников значение этого города как центра греческой культуры было утрачено.

    Сын Птолемея VIII и Клеопатры III Птолемей IX Филометор Сотер II унаследовал внешность отца и также назывался Фисконом. Он стал правителем Кипра и правил вместе с матерью. Женился он на своих сестрах, Клеопатре IV и Клеопатре Селене, которая овдовев, последовательно выходила замуж только за сирийских царей — Антиоха VIII, Антиоха IX и Антиоха X. Клеопатра Селена родила Птолемею и наследника, Птолемея XII Теоса Филопатора Филадельфа Диониса Авлета, прославившегося побегом из Египта и завещанием, в котором он передавал Египет римлянам. Во время его отсутствия страной правила его дочь Береника IV.

    Вернув себе власть, Птолемей жестоко отомстил дочери и другим своим недругам. При этом Птолемее с пышным шлейфом имен Египет начал быстро приходить в упадок, т. к. слабохарактерный Авлет, прозванный так за любовь к игре на флейте, больше всего любил музыку и состязания, которые он устраивал в своем дворце.

    Клеопатра VII (69–30 годы до н. э.) — последняя царица Египта из династии Птолемеев. Она взошла на трон в семнадцать лет, уже будучи замужем за своим двенадцатилетним братом Птолемеем XIII. Она была далеко не красавица (у нее был невероятных размеров орлиный нос и острый подбородок), но умная и образованная, она неизменно пользовалась успехом у мужчин. Клеопатра была любовницей Юлия Цезаря и собиралась выйти за него замуж, родила от него сына Цезариона, но убийцы Цезаря помешали осуществлению ее планов. После 41 года до н. э. Клеопатра пленила Марка Антония, и с 37 она — его жена. Марк Антоний называл Клеопатру «царицей царей».

    После поражения в войне с Римом в битве при Акции (31 год до н. э.) и вступления в Египет римской армии Октавиана Августа Марк Антоний покончил жизнь самоубийством, а Клеопатра умерла, укушенная змеей, предпочтя такую смерть участию в триумфе Октавиана. Образ Клеопатры получил отражение в литературе (У. Шекспир, Б. Шоу) и искусстве (Дж. Тьепполо, П. Рубенс и др.).

    У Марка Антония и Клеопатры была дочь Клеопатра Селена, которая не покончила с собой вместе с матерью, и стала участницей триумфального шествия Октавиана. Октавиан воспитал Клеопатру Селену и выдал ее замуж за просвещенного правителя Нубии и Мавритании Юбу II.

    ЦИНЬ

    Китаем правила династия Чжоу, основанная в 100 г. до н. э. Власть правителей из этой династии была очень слабой, и этим воспользовались мелкие царьки. Фактически страна была разделена на множество мелких феодальных государств, которые находились в состоянии постоянной вражды друг с другом. Постепенно мелкие государства поглощались более крупными. Во время правления династии Чжоу на западе Китая образовалось мощное воинственное царство династии Цинь, которая свергла своих предшественников.

    Правители династии Цинь в своей политике руководствовались идеями китайской философской школы фацзя (законников). Законники полагали, что людьми нужно управлять с помощью строгого кодекса законов, которые в соответствии с интересами государства разрабатывал и изменял в случае необходимости сам правитель.

    К 259 г. до н. э., когда родился наследник престола Чжэн, которого некоторые считали незаконнорожденным, царство Цинь было самым могущественным царством в Китае. Чжэн номинально стал правителем в 13 лет, но до совершеннолетия (до 238 г. до н. э.) вместо него правил регент.

    Едва получив власть, Чжэн подобрал способных военачальников и развязал войны с соседями, длившиеся до 220 г. до н. э. После этого он объявил себя правителем всего Китая, выбрал титул императора и новое имя — Шихуанди, что означает «первый император Китая».

    Завоевав огромные территории, Шихуанди занялся их административным обустройством, чтобы избежать ошибок, допущенных правителями из династии Чжоу. С целью создать единое государство он объединил территории в 36 провинций, каждая из которых управлялась гражданским и военным губернатором, которых назначал лично император. Согласно указу, изданному Шихуанди, должность губернатора перестала быть наследственной. Более того, чтобы избежать усиления власти губернаторa, после нескольких лет службы его из одной провинции переводили в другую. Кроме того, Шихуанди назначал еще и специального чиновника, который был его представителем в провинции и служил для сохранения равновесия между гражданским и военным губернаторами.

    Император много строил. Так, он построил ирригационные каналы, для удобства коммуникации приказал построить дороги, организовал почтовую службу. Оба эти мероприятия позволяли войскам в максимально короткие сроки перебросить войска в любую провинцию, если там вдруг вспыхнет восстание. Понимая, что только военная сила не может быть объединяющим фактором, Шихуанди добивался превращения страны в единый торговый механизм. Для этого он стандартизировал денежную систему, установил единую систему мер и весов, упорядочил письменные языки и ввел единую законодательную базу по всей стране. Чтобы было удобнее контролировать представителей старой аристократии, Шихуанди переселил их всех в столицу своего государства, город Саньян.

    Как представитель школы фацзя император выступал против другого распространенного в Китае учения — конфуцианства. Конфуций считал, что управление государством должно осуществляться при помощи морального примера благородного правителя. В 213 г. до н. э. Шихуанди издал указ, согласно которому должны были быть сожжены все книги в Китае, особенно философов-конфуцианцев, кроме работ по специальным проблемам, которые император считал важными: сельскому хозяйству, медицине, астрономии, а также книг с описанием истории династии Цинь и философских работ писателей-законников. Копии запрещенных книг хранились в императорской библиотеке в Саньяне. Кроме того, были казнены 460 ученых. Это была первая в истории человечества попытка массовой цензуры.

    В области внешней политики Шихуанди придерживался активной завоевательной тактики. Завоеванные государства становились частью Китая. Наибольшие трудности представляли собой государства-приобретения на севере и на западе страны. Чтобы воспрепятствовать набегам этих народов на Китай, император приказал объединить существовавшие укрепления в единую стену, а там, где их не было, построить новые. Так появилась Великая Китайская стена, толщина стен которой колеблется от 4,5 до 12 м, а высота достигает 9,8 м. Через равные промежутки в стене были устроены башни, в которых находились 4–5 охранников.

    Миллионы китайцев трудились на этой грандиозной стройке. Многие из них погибли и были замурованы в стене.

    Для обеспечения военных походов и строительства требовались огромные средства, поэтому население обложили очень высокими налогами. Среди подданных росло недовольство императором. Поднять восстание было невозможно, поэтому предпринимались отдельные попытки покушения на Шихуанди, но ни одна из них не была удачной. В 210 г. до н. э. первый император Китая умер своей смертью.

    Сооружение своей гробницы он начал задолго до смерти. И была она, как и многие проекты императора, грандиозна и необычна.

    В тоннеле, разделенном на 11 коридоров, была расположена целая армия воинов при оружии, на лошадях и колесницах — все в натуральную величину из расписанной и обожженной глины. Черты каждого воина настолько индивидуальны, что есть мнение, будто их лепили с натуры.

    Шеститысячная глиняная фаланга была погребена примерно в километре от гробницы императора, чтобы зорко охранять вечный покой Цииь Шихуанди. Древние источники указывают, что гробница была защищена всевозможными ловушками, например самострелами, установленными, чтобы поразить всякого, кто посмеет войти в нее.

    После смерти императора на престол вступил его второй сын, получивший имя Эр Цинь Шихуанди. Но он не обладал качествами своего отца, и вскоре по всему Китаю прокатилась волна восстаний.

    Правивший всего четыре года, император Эр Шихуанди и все его родственники были убиты, а императорский дворец и библиотека сожжены.

    Пришедшая к власти династия Хань сохранила административную систему, учрежденную Шихуанди. Была лишь смягчена слишком жесткая система законов Шихуанди, и официальной религией стало конфуцианство.

    ЮЛИИ-КЛАВДИИ

    Династия Юлиев-Клавдиев берет корни в глубокой древности и восходит к патрицианскому роду Юлиев Основателем этого рода считался Юл, сын Энея, внук богини Венеры.

    Все Юлии-Клавдии были самобытны, в чем-то гениальны. Их трагедия в том, что они становились императорами Их таланты не нужны были им как политикам, а политическая деятельность была в противоречии с собственными устремлениями. Каждый из них мог войти в историю как представитель своего рода искусства, будь то военное дело, музыка или литература. Но они известны как римские принцепсы, и сквозь призму истории нам прежде всего интересны их политические деяния, влияние их индивидуальности на ход событий.

    Гай Юлий Цезарь родился около 100 года до н. э. и был сыном проконсула Азии и его жены Аврелии, происходившей из знатного рода Аврелиев и сам он об этом говорил так: род мой восходит по линии матери к царям, по отцу же — к бессмертным богам.

    В 84 году юноша Цезарь благодаря протекции влиятельных родственников и друзей семьи был избран жрецом Юпитера. Жрец Юпитера не имел права садиться на коня, видеть войско, не мог произносить клятву, носить перстень, проводить вне города более двух ночей, дабы не прерывались на длительный срок жертвоприношения Юпитеру.

    Цезарь был трижды женат, причем первый брак все время подвергался опасностям: он женился на дочери консула Л. Корнелия Цинны Корнелии, разорвав помолвку с Коссутией, происходившей из плебейского рода. Расторжения этого брака потребовал пришедший к власти Сулла. Цезарь был отстранен от должности жреца и лишен отцовского наследства. Переодетый, больной, он вынужден был скрываться, т. к. ему грозил арест. Помогла Цезарю мать, имевшая связи в окружении Суллы.

    Опасность ареста больше не грозила Цезарю, но он счел, что лучше будет убраться из Рима, и отправился в армию, к штабу пропретора Квинта Минуция Терма. Военная служба была обязательным условием для дальнейшей общественно-политической карьеры в Риме.

    Цезарь принял участие во взятии Митилен, отличился при штурме и за проявленную храбрость был награжден дубовым венком.

    После смерти Суллы Цезарь вернулся в Рим, где принимал активное участие в громких судебных процессах против сторонников Суллы. Его речи на заседаниях суда поразили слушателей, и Цезарь был признан выдающимся оратором.

    Вскоре после его возвращения вспыхнуло восстание Спартака, подавленное Марком Лицинием Крассом и Гнеем Помпеем. Цезарь, занимавшийся укреплением своих позиций в Риме и не щадивший для этого сил и средств, заключил союз с этими выдающимися полководцами, получивший название «1-й Триумвирата». Чтобы укрепить союз, он даже выдал замуж за Помпея свою дочь Юлию.

    Каждый из участников Триумвирата преследовал свои цели: Помпеи добивался утверждения всех своих распоряжений на Востоке и выделения земельных наделов для ветеранов, Цезарь искал консульства, а Красе — власти и наместничества в провинции.

    Триумвират играл большую роль в государственных делах Рима в течение десяти лет. Первым его успехом было избрание Гая Юлия Цезаря консулом в 59 году до н. э. Во время своего консульства Цезарь провел ряд законов в интересах Помпея и Красса, а в 58–51 годах Цезарь завоевал Галлию. Об этом походе он напишет семитомные «Записки о Галльской войне».

    За те неполные десять лет, что он вел войну в Галлии, он взял штурмом более 800 городов, покорил триста народностей, сражался с тремя миллионами людей, из которых 1 миллион захватил в плен и столько же уничтожил во время битв.

    Он пользовался такой любовью и преданностью своих воинов, что даже те люди, которые в других войнах ничем не отличились, с непреодолимой отвагой шли на любую опасность ради славы Цезаря.

    Верховая езда с детства была для него привычным делом. Он умел, отведя руки назад и сложив их за спиной, пустить коня во весь опор. А во время похода он упражнялся еще и в том, чтобы, сидя на коне, диктовать письма, занимая одновременно двух или даже большее число писцов.

    После смерти Красса Помпеи стал фактически единоличным правителем в Риме и впервые был избран единственным консулом. Имея в своем распоряжении власть и войско, он начал действия против своего тестя и союзника. Первым шагом стал отказ в продлении полномочий Цезаря по управлению Галлией. Цезарь не подчинился, и сенат направил Помпея против Цезаря в качестве командующего войсками, развязав гражданскую войну.

    Галльские легионы Цезаря имели больше опыта в ведении боевых действий, поэтому исход битвы, состоявшийся при Фарсале, был предопределен. Войско Помпея было разбито, а сам Помпеи бежал в Египет, где был убит по приказу Птолемея Диониса. Цезарь же смог продолжить войну за установление военной диктатуры и победил, сначала он был назначен диктатором на 10 лет, а в 45 году до н. э. сенат присвоил Цезарю титул «вечного», то есть пожизненного диктатора.

    Фактически достигнув монаршей власти, он не получил титула монарха, который сенат, подозревая о его амбициях, не желал ему дать.

    Тем не менее Цезарь имел неограниченные полномочия, которые были дополнены внешними атрибутами: Цезарь получил право носить пурпурный плащ и лавровый венок, сидеть на специальном кресле из слоновой кости с золотыми украшениями.

    Цезарь вообще питал склонность к изысканности и роскоши, он тратил огромные деньги на покупку красивых и ученых рабов, собирал драгоценные камни, чеканные сосуды, статуи и картины. Говорят, что любовь к жемчугу была одной из причин его вторжения в Британию.

    Цезарь имел огромные замыслы по реформированию жизни в Римской империи. Он начал с того, что провел реформу римского календаря и перешел на новую систему летосчисления, получившую название Юлианского календаря, которая просуществовала в Европе до XVI–XIX веков.

    Цезарь все время стремился превзойти своими будущими подвигами совершенные ранее. Он готовился к войне с парфянами, а после покорения их имел намерение, пройдя через Гирканию вдоль Каспийского моря и Кавказа, обойти Понт и вернуться в Скифию, затем напасть на соседние с Германией страны и на саму Германию и возвратиться в Италию через Галлию, сомкнув круг римских владений так, чтобы империя со всех сторон граничила с океаном.

    Кроме того, он хотел повернуть течение Тибра, сделав таким образом более безопасным и легким плавание для купцов, осушить болота, чтобы сделать землю плодородной, хотел возвести плотину в море вблизи Рима и, расчистив мели у остийского берега, устроить надежные гавани и якорные стоянки.

    У него был план переселить военных ветеранов и городскую римскую бедноту, создав новые общины по всей империи. Он планировал ввести унифицированную систему управления в итальянских городах. Он также разработал широкую программу сведения в кодекс римских законов. Однако он не успел претворить все свои реформы в жизнь.

    Цезарь был высокого роста, светлокожий, хорошо сложен, с чуть полноватым лицом, глазами черными и живыми. Он очень тщательно ухаживал за своим телом, не только стриг и брил волосы, но и выщипывал их. Цезарь ненавидел свою лысину, поэтому с удовольствием носил лавровый венок и зачесывал волосы с темени на лоб.

    После смерти Корнелии Цезарь женился на Помпее, внучке Суллы и дальней родственнице Помпея, бывшего тогда в зените своей славы, но потом он развелся с Помпеей и женился на дочери Кальпурния Пизона Кальпурнии, с которой и жил до последних дней.

    Курион старший так о нем отзывался: «Он был женой всех мужчин и мужем всех женщин». Но это не совсем точно. В ранней юности он действительно состоял в любовной связи с вифинским царем Никомедом, но затем переключил свое внимание на женщин. Его не интересовало их социальное и семейное положение: в постели Цезаря побывали и простолюдинки, и знатные дамы (например жены его политических соратников Красса и Помпея), и царицы — Эвноя, жена мавританского царя Богуда, и египетская Клеопатра, родившая от него сына Цезариона. По слухам, будущий убийца Цезаря, Марк Юний Брут, был его незаконнорожденным сыном.

    Цезарь был блестящим оратором, гениальным полководцем и знатоком военного искусства. Его личная храбрость и присутствие духа имели огромное влияние на солдат, а презрение к суевериям делало его в их глазах существом иного мира.

    Но оно же привело Цезаря и к гибели. Не прислушавшись к грозным предзнаменованиям, которые в последние дни его жизни сыпались на его голову как из рога изобилия, Цезарь отважно пошел навстречу своей смерти.

    Цезарь имел монархические замашки и презрительно относился к сенату и к народным трибунам.

    Стремление Цезаря к царской власти более всего возбуждало явную ненависть против него и стремление его убить. На него неоднократно покушались, но Цезарь отказывался взять себе телохранителей, заявив, что лучше один раз умереть, чем всю жизнь бояться смерти.

    Перед его смертью были удивительные знамения: вспышки света на небе, неоднократно раздававшийся по ночам шум, спускавшиеся на форум одинокие птицы, когда сам Цезарь приносил жертву, у жертвенного животного не оказалось сердца. Гадатель предсказал Цезарю примерное время смерти, а его жене приснился сон, что она держит в руках убитого мужа.

    Но ничто не смогло заставить Цезаря остаться дома, и он пошел на заседание сената. Убийцы напали на него, когда он сел в кресло. Цезарь получил 23 раны. Многие заговорщики поранили друг друга, направляя столько ударов в одно тело. После вскрытия завещания обнаружилось, что Цезарь оставил каждому римлянину значительный подарок.

    После смерти Цезаря сенат принял странное решение: все планы покойного по государственному устройству были одобрены, а убийцы — амнистированы. На похоронах Марк Антоний произнес такую прочувствованную речь в честь Юлия Цезаря, что воодушевленные ею люди в едином порыве решили воздать ему высшие почести, какие только возможны в данной ситуации. Толпа завладела телом Цезаря и сожгла его на форуме, причем тысячи бросали в огонь свое оружие и драгоценности. Вскоре на его долю выпали и божественные почести.

    После смерти Цезаря увидели свет три книги «Записок о гражданских войнах». Он писал также трагедии, поэмы, политические памфлеты, филологический трактат «Об аналогии», которые до нас не дошли. Он — автор многих выражений, ставших крылатыми: «Жребий брошен», «Рубикон перейден», «Пришел, увидел, победил», «И ты, Брут?»

    У Цезаря не было своих законных сыновей, поэтому в завещании он указал своего приемного сына и внучатого племянника Гая Октавия, более известного как Октавиан. Имя Октавиан сам он не любил и не использовал, т. к. ему дали его политические противники, чтобы подчеркнуть его происхождение. После официального обожествления Цезаря Октавиан присоединил к своему имени «сын божественного».

    Позаботился Цезарь о создании видимости преемственности власти к моменту его смерти Гай Октавий был уже консулом.

    Октавиан, который был всегда холоден и осторожен, который был воплощением здравомыслия и торжеством рассудочности, не совершил ни одной ошибки, ни одного тактического промаха, который даже со своей женой Ливией иногда говорил по заранее заготовленному конспекту, тем не менее был лишь бледной тенью на фоне Цезаря. Октавиан почти никогда не действовал спонтанно, под влиянием эмоций. Он всегда трезво анализировал положение дел, заранее просчитывал возможные варианты и последствия своих действий, никогда не колебался в решении пойти на компромисс, если он ему был выгоден в настоящий момент.

    В битве при Акции в 32 году до н. э. он разбил римского полководца Марка Антония и египетскую царицу Клеопатру, чем завершил гражданские войны, начавшиеся после смерти Цезаря. За победу над Марком Антонием и Клеопатрой покорный сенат преподнес ему титул «Августа» («победителя благ»), который раньше присваивали только богам, а впоследствии слово «Август» стало титулом императоров. Октавиан был приравнен к богам, и в провинциях ему стали воздвигать храмы.

    Начиная с 31 года Октавиан каждый год избирался консулом. Он сосредоточил в своих руках всю государственную власть, сохранив при этом традиции республиканского учреждения. Новый режим получил название «принципат». Октавиан принял принципат как Август, первый в длинной череде императоров, правивших на Западе до 476 года, а на Востоке — пока турки не взяли Константинополь в 1453 году.

    Старые политические формы (республика и сенат) имели уже совершенно новое содержание. Управляли государством не республиканские учреждения, а единовластный правитель через многочисленных, назначаемых им чиновников и магистратов. По своему усмотрению он назначал высших военачальников. Всеми делами внешней политики император ведал лично он объявлял войну и заключал мир. Нормами августовских «добродетелей правителя» были мужество, милосердие, справедливость и благочестие. Август управлял Римом на протяжении 40 лет, и его политика еще многие годы оказывала влияние на всю Европу. При нем были завоеваны Испания, Швейцария, Галатия и большая часть Балкан. Он реорганизовал римскую армию и создал постоянный флот.

    Период внутреннего спокойствия, начавшийся при Августе, так называемый Pax Romana, продолжался еще почти два столетия.

    В это время были построены дороги по всей Римской империи, а в самом Риме было возведено много общественных зданий. Август говорил «Я застал Рим кирпичным, а оставляю его мраморным».

    Век Августа был веком расцвета римского искусства, Золотым веком римской литературы при нем творили Вергилий, Гораций, Тит Ливии, Овидий (хотя он и был изгнан по приказу императора).

    Сам Август был умным, крепким политиком, добившимся исключительных успехов в мире и войне, блестящим администратором и, хотя и любвеобильным по натуре и привычкам, все же любящим мужем. Жена Августа, Ливия, была красива и безжалостна. Больше всего ее заботило, как приумножить состояние собственной семьи, а особенно — как сделать Тиберия, ее сына от предыдущего брака, наследником императора. Ливия сообразила, что если дочь Августа выдать замуж за Тиберия, это увеличит его шансы стать императором. Однако Юлия была патологической нимфоманкой, которой сексуально вялый Тиберий был явно не пара. Личная жизнь Юлии была настолько скандальной, что ее собственный отец был вынужден выслать ее из Рима. Тиберию гораздо больше подошла бы частная, а не общественная жизнь, и лучше бы ему ограничиться военной карьерой, не беря на себя политическую ответственность за империю, но он не мог противиться властным желаниям своей матери. А Август, вынужденный назначить пасынка своим наследником (внуки и прямые наследники Августа, Гай и Люций, воспитанные как будущие императоры, умерли молодыми), относился к нему с плохо скрываемой неприязнью. Тиберий много раз отличился при Августе как способный офицер и полководец начиная с войны с кантабрами в 25 году до н. э. Важнейшими ступенями его карьеры были события в Армении в 20 году до н. э., покорение альпийских племен в 15 году до н. э., успехи в Паннонии и Германии.

    Усыновленный одновременно с ним Агриппа Постум в 7 году н. э. был лишен наследства по причине своего «вырождения» и сослан на остров Планазия. По секретному приказу Августа он был убит сразу после смерти последнего. Это было первое преступление нового принципата Тиберий (42 г до н. э. — 37 г н. э.) происходил из знатного рода Клавдиев и унаследовал крутой нрав и аристократизм своих предков. Представители рода Клавдиев во времена республики 28 раз были консулами, 5 раз диктаторами, 7 раз цензорами и в общей сложности получили 6 больших и 2 малых триумфа.

    Тиберию было уже 56 лет, когда он стал императором, и ему суждено было еще 22 года находиться у власти. Хотя лицо его было изрыто язвами, которые он пытался скрыть под пластырями, физически он был здоров. Он был настолько силен, что мог разломать руками зеленое яблоко. Во многих отношениях вкусы его были скромны, почти аскетичны, любимой едой была спаржа, огурцы и фрукты. Но, по крайней мере в молодости, он так много пил, что солдаты прозвали его «Биберий» (пьяница).

    Холодный и безразличный, он не предпринимал никаких усилий, чтобы завоевать любовь римлян: не обеспечил их хлебом и зрелищами, на что они, как им казалось, имели законное право. Однако в первые годы своего правления Тиберий правил добросовестно и эффективно, пытаясь поддерживать закон и порядок.

    Его племянником был правнук Октавиана, Германик, который к тому же был женат на Агриппине, дочери Юлии, бывшей жены Тиберия. Германик был настолько близок к императорской диадеме, что в случае смерти Тиберия он наверняка стал бы ее обладателем. Но судьба распорядилась несколько иначе: Германик умер от эпилепсии в достаточно молодом возрасте (впрочем, ходили слухи, что его отравили по приказу Тиберия). Теперь претендентами могли стать его сыновья. Их устранили вместе с матерью Агриппиной, в живых остался лишь младший Гай — «Калигула», как его прозвали за военные детские башмачки, которые он носил в лагере своего отца.

    Тиберий, отстранившись от управления, в 27 году н. э. переселился на Капри. Он стал островным князем, как его в насмешку называли. На строве он совершал акты пыток с садистской жестокостью. Император лично наблюдал, как жертв сбрасывали в море.

    На Капри Гай скрашивал одиночество императора. Так как он, единственный наследник Юлиев-Клавдиев, мог стать преемником императора, он льстил Тиберию и, возможно, поощрял его извращенные удовольствия, сам с удовольствием присутствовал при пытках и казнях. Однако Тиберий был достаточно проницательным, чтобы раскусить наследника. Он говорил, что вскармливает ехидну для римского народа. Он не любил ни Гая, ни кого бы то ни было другого.

    В марте 37 года Тиберий заболел. Придворные уже поздравляли Гая со вступлением в принципат, когда император зашевелился. Тогда один из слуг удушил его постельным бельем. О его смерти не жалел никто.

    Римляне в последние годы его правления кричали «Tiberius in Tiberum» (Тиберия в Тибр). Девиз Тиберия «Пусть ненавидят, лишь бы соглашались» был для него фатальным. По завещанию, наследниками Тиберий назвал Гая и Тиберия Гемелла. Но Гаю соперник был не нужен, и уже к концу года его не стало.

    Калигула (12–41 гг.) был длинный и бледный, с хилыми ногами, рано облысел и так переживал это, что иногда заставлял сбривать волосы тех, у кого их было слишком много. Отсутствие волос на голове компенсировалось их обилием на теле. И это он тоже переживал: простое упоминание в разговоре «волосатых козлов» могло дорого стоить произнесшему эти слова.

    Начал править он удачно, отменив несколько непопулярных законов времен Тиберия, возобновил любимые народом цирковые развлечения, гладиаторские бои, травли зверей. Он помиловал осужденных и вернул сосланных. Устраивал всенародные раздачи денег и давал роскошные пиры для сенаторов и их жен. Кстати, с этими женами он безнаказанно развлекался, пока их мужья пировали в соседних комнатах, а потом выходил и рассказывал о своих впечатлениях: кого-то хвалил, кого-то порицал… Народ полюбил его и почитал, поэтому римская знать вынуждена была терпеть все выходки императора.

    Он был явно бисексуален. Особенно сильно он любил свою сестру Друзиллу, был женат 4 раза, у него было много гомосексуальных связей, с актером Мнестереом, с которым он обычно целовался на публике, а также с Марком Лепидом и Валерием Катуллом. Светоний утверждал, что Калигула выставлял свою жену обнаженной и что он фактически открыл во дворце бордель, где за деньги можно было нанимать матрон и свободнорожденных юношей.

    Он так серьезно воспринимал свою божественную природу, что вступил в мир фантазии с причудливыми проявлениями. Он верил, что был богом. Обожествление, восточное по своему происхождению, стало частью римской имперской традиции, хотя этой чести удостаивались не все (Юлий Цезарь и Август были названы богами после смерти, но Тиберий этой чести не удостоился).

    Калигула не сомневался, что он бог и имеет право вести себя как бог и получать соответствующие почести. Он утверждал, что он — Юпитер, а чтобы поддержать эти заявления, приказал сконструировать механизм, который производил приемлемую имитацию грома и молнии. Кроме того, он приказал отрубать головы у статуй Юпитера и заменять его собственными изваяниями. Он создал храм собственному божеству, где поклонялись его золотой статуе в натуральную величину и приносили жертвы (регулярно каждый день — фламинго, павлины, цесарки и фазаны).

    Он надевал костюм бога и жил в роли бога. Своими чрезмерными тратами он скоро опустошил казну. За год растратив казну, он ввел новые невиданные налоги, да и просто грабя всех подряд.

    Он одевался в богатый шелк, украшенный камнями, носил драгоценные камни на обуви и растворял жемчужины в уксусе, который затем пил. Его называли «princeps avidissimi auri» (принципе, самый жадный на золото); он кормил гостей позолоченным хлебом, а лошадей — позолоченным ячменем.

    В 39–40 гг. он разработал план похода в Германию и Галлию с целью покорить Британию (которая не подчинялась Риму, хотя Юлий Цезарь и захватил ее). Поход содержал элементы спектакля, которые император так любил. На Рейне все обошлось захватом нескольких жалких пленников и семь раз Калигулу провозгласили императором. В Северной Галлии он погрузился на трирему, затем сошел с нее и приказал солдатам собирать ракушки на берегу.

    Капризы и моральная распущенность Калигулы не знали пределов. Он понимал принципат как абсолютную власть, считал своей личной собственностью людей, провинции и все государство.

    Теперь династический элемент демонстрировался неприкрыто. На монетах появились сестры принцепса Друзилла, Ливилла и Агриппина с рогом изобилия, чашей и рулевым веслом, то есть с атрибутами богинь плодородия, согласия и фортуны. Бабка Калигулы Антония получила не только титул Августа, ей, как и ее внучкам, были переданы почетные права весталок, их имена включили в обеты и императорскую клятву.

    Внешнеполитическая деятельность и военные мероприятия Калигулы выглядят чистым фарсом. Для него вопросом престижа и актом уважения к семейным традициям являлось новое наступление на германцев и, как когда-то для Цезаря, вторжение в Британию. При этом крупные стратегические цели не преследовались. Единственным результатом экспедиции явилось строительство большого маяка у Булони. По семейным традициям, внешняя политика Калигулы была устремлена на северо-запад империи.

    Аплодисменты, которыми встретили Калигулу, давно умолкли. Через четыре года его правление было таким же тираническим и жестоким, как и во времена Тиберия. Действия его были часто непредсказуемы и жестоки.

    После раскрытия заговора Гетулика осенью 39 года н. э. Калигула жил в постоянном страхе перед покушениями и одновременно в состоянии войны с сенатом. Он будто бы вынашивал планы сделать консулом своего любимого коня Инцината; в этом тоже, возможно, присутствовало намерение оскорбить сенат.

    Конец его пришел во время празднования, посвященного Палатинским играм. Когда он устремился вперед, чтобы приветствовать молодых греков, которые должны были исполнить греческий военный танец пирриху, группа заговорщиков нанесла ему удар в спину. Дио Кассий прокомментировал: «Гай узнал, что на самом деле он не бог».

    Солдат, который бродил по императорскому дворцу, нашел принца Клавдия, прятавшегося за занавеской, боясь, что его убьют. Его потащили в лагерь преторианцев и провозгласили императором.

    Клавдий боялся заговора и убийства; он приказал казнить убийцу своего предшественника за то, что он осмелился поднять руку на императора. Всех, кто к нему приближался, обыскивали на наличие оружия.

    Клавдий был человеком, которого императорская семья никогда не принимала всерьез, считая его больным и слабоумным. Он был хром, безобразен, постоянно болел, заикался и вел себя, как рассеянный путаник. Ему так трудно было стоять, что он обычно садился. По улицам Рима и в сенате его носили на носилках. У него тряслись руки и голова; голос прерывался.

    У Клавдия был серьезный интерес к наукам, особенно к истории и филологии. Его литературные труды утрачены, это 20 книг римской истории, 8 книг истории Карфагена на греческом языке, 8 книг автобиографии, речь в защиту Цицерона и 41 книга об Августе. Свои филологические труды Клавдий воспринимал настолько серьезно, что решил внести изменения в принятый тогда алфавит.

    Он оказался умным и здравым правителем, обладающим умеренностью и здравым смыслом, поскольку отменил многие непопулярные мероприятия Калигулы, покончив с наказанием по закону об оскорблении величества или за измену, по которым в прошлом казнили и правых и виноватых. Он отменил некоторые налоги, вернул ссыльных и установил более гармонические отношения с сенатом. Несмотря на телесные немощи, он проделал утомительное путешествие, в Британию после того как в 43 году ее захватил и покорил Авл Плавт.

    После блестящего завершения похода в Британию Клавдий вернулся в Рим, отпраздновал триумф, дал своему сыну имя Британик и был удостоен триумфальной арки на Марсовом поле.

    Вторым объектом внешней политики Клавдия являлась Мавритания.

    Страна эта была разделена на две провинции — Мавритания Тингитата на западе и Цезаренская Мавритания на востоке.

    К империи были присоединены б провинций. Причем три из них — Британия и обе Мавритании — стали новыми приобретениями, три остальных — Ликия, Фракия и Иудея — до этого зависели от Рима, а теперь получили статус римских провинций.

    Правосудие Клавдия отличалось ярко выраженной гуманной направленностью. Так, в начале своего правления он отменил процессы по оскорблению величества, ограничил вознаграждение доносчикам до 10 000 сестерциев и заставил обвинителей нести личную ответственность за неявку в суд. Они в этом случае сами подвергались преследованию за ложное обвинение. Больные рабы, оставленные без помощи, становились свободными.

    Он не только повысил значение заседаний сената, требуя при этом строго обязательного присутствия, но хотел также поднять уровень самих заседаний.

    При Клавдии велись оживленные строительные работы, прежде всего строительство гражданских построек и прокладка новых дорог. Строительство двух водопроводов для Рима, укрепление берегов Тибра, не полностью удавшееся осушение Фуцинского озера были основными замыслами в этой области.

    Клавдий изгнал из Рима евреев, которые постоянно вызывали беспорядки при подстрекательстве некоего Христа.

    Слабость Клавдия проявлялась не в общественной политике, а в личных отношениях, особенно с женами. Его третья жена, Мессалина, от которой у него был сын Британик, была развратная женщина, которая афишировала свою связь с консулом Г. Сильвием и даже умудрилась выйти за него замуж. Когда Клавдий об этом узнал, Сильвия казнили, а Мессалина покончила с собой. Ее заменила Агриппина, племянница Клавдия и сестра бывшего императора Калигулы.

    Агриппина пестовала мечту о том, чтобы на императорский трон взошел ее сын от первого брака Нерон. Некоторые шаги к этому она уже сделала: Клавдий усыновил Нерона, который к тому же еще и женился на дочери императора. Нерон был так называемым принцепсом молодежи.

    Клавдий стоял на пути Агриппины и ее сына Нерона к власти, поэтому 13 октября 54 года н. э. он был отравлен грибами. Но астрологи, которым свято верила Агриппина, посоветовали отложить объявление Нерона императором, и тогда труп Клавдия распарили и даже заставили выступать перед ним актеров. А когда наступило благоприятное время, Нерон стал императором. Сенат осыпал его всяческими титулами. По совету своего воспитателя, философа Сенеки, Нерон отказался только от одного — «отец народа». Да и какой он был отец, ему ведь было всего 17 лет!

    Во времена Нерона римские военные инициативы были сосредоточены на Востоке. Восточный Понт был присоединен к империи, возобновлено военное обеспечение Боспорского царства, с Нижнего Дуная было переселено около 100 000 задунайских жителей.

    Первые 15 лет правления Нерона оценивают как идеальный отрезок истории принципата, были проведены реформы, все начинания представлялись просто замечательными. Прекратились процессы по оскорблению величества, начали выдавать доносчиков.

    В юности он бродил по улицам города с бандой головорезов, грабя прохожих и совершая акты насилия.

    Его мать призывала Нерона к милосердию, пыталась даже совратить его — и добилась своего, но когда и это не помогло, стала шантажировать его смещением и восстановлением прав Британика. Но ее усилия вызвали лишь гнев императора и новые жестокости: Британик был принародно отравлен, а сама Агриппина после неудачного покушения на корабле бросилась на меч присланного убийцы.

    Нерон в первую очередь хотел стать артистом. Систематическое философское образование только подтолкнуло его к этому; его привлекала музыка, поэзия, живопись, скульптура, а кроме того, искусное управление колесницами. Обучался у лучших специалистов правилам и технике этого мастерства. Но он не желал наслаждаться всем этим в одиночестве.

    С самого начала Нерон жаждал аплодисментов. В путешествии по Греции он выступал почти на всех греческих праздниках как кифаред и возничий, причем в Олимпии попробовал себя в десятиборье. Его 1808 победных венков вез целый караван.

    Второй основой существования Нерона был порок. Репутация крайней порочности была подчеркнута публичным праздничным банкетом по случаю так называемой свадьбы с любовником, вольноотпущенником Пифагором (по другим данным, он женился на мальчике Споре, который был удивительно похож на его любимую жену Поппею и которого в честь ее назвал Поппеей Сабиной).

    В 64 году над Римом пронесся опустошающий пожар. После пожара Нерон лично руководил восстановительными работами, но по городу упорно ходили слухи, что он сам организовал поджог и что вид горящего Рима вдохновил его на чтение стихов о пожаре Трои. Доказательств нет, но и то и другое вполне правдоподобно. В поджоге он обвинил христиан. Имя Нерона навсегда связано с пожаром Рима и преследованием христиан.

    Позже Нерон заложил основы современного Рима. По его распоряжению возникли прямые улицы и огнеустойчивые дома с аркадами.

    Нерон стал последним императором династии Юлиев-Клавдиев и самым печально известным (по словам Плиния Старшего, «изверг рода человеческого», «отрава жизни»). Ему было суждено стать первым императором, которого сенат объявил врагом народа. В нем видели воплощение зла, даже антихриста. В литературе он стал символом материубийцы и противоестественной жестокости, он был кумиром маркиза де Сада.

    После убийства матери и казни жены Нерон окончательно утратил былую популярность. Стали возникать заговоры. Когда экономика государства стала испытывать трудности, которым не помогли даже валютные операции, возобновились процессы по оскорблению величества, увеличилось число казненных, участились конфискации имущества.

    Нерон первым из римских императоров был смещен сенатом и объявлен вне закона. Он бежал на виллу Фаон около Рима, где закололся кинжалом со словами «Какой великий артист погибает». На Востоке сначала не верили в смерть Нерона, и три раза появлялся Лженерон.

    С Нероном закончился род Юлиев-Клавдиев, та семья, представители которой, хотя и с помощью усыновления, гарантировали преемственность глав новой системы. Как сказал Тацит в «Истории», принципат был фактически наследством одной семьи.

    ФЛАВИИ

    Римские императоры

    Флавии — династия римских императоров, проводивших политику широкого предоставления прав римского и латинского гражданства провинциалам, вводя их знатных представителей в сенат.

    Род Флавиев не был знатным и знаменитым и до Веспасиана прослеживается только в двух поколениях. Веспасиан никогда не скрывал своего происхождения и тем, кто хотел составить ему благородное генеалогическое древо, отвечал крепкой шуткой.

    Дед Веспасиана происходил из сабинского города Реата и служил центурионом в войске Помпея. Определенного успеха в служебной карьере достиг отец Веспасиана, который, кроме всего прочего, занимался финансовой деятельностью у гельветов. Но решающими для семьи были амбиции матери Веспасиана, которая подталкивала сыновей к сенаторской чиновничьей карьере. Так, Сабин, брат Веспасиана, поднялся до должности городского префекта.

    Веспасиан, родившийся в 9 году, после быстрого возвышения при Калигуле особенно отличился при Клавдии. В 42 году он стал легатом расквартированного в Страсбурге легиона. Дальнейшая деятельность Флавиев в верхнегерманском регионе началась с этого первого назначения.

    Сначала Веспасиан во главе своего легиона принимал участие во вторжении в Британию. Он был явным протеже вольноотпущенника Нарцисса, поэтому его подъем по служебной лестнице продлился при Нероне.

    Веспасиан получил должность проконсула в сенаторской провинции Африка и принимал участие в путешествии Нерона по Греции.

    Веспасиан был круглоголовый, коренастый, не имел склонности к искусству. Ему передали главнокомандование в Иудее, т. к. считали его безопасным человеком.

    Веспасиану удалось покорить всю Иудею, кроме Иерусалима и некоторых других хорошо укрепленных мест. Затем из-за внутриримских волнений военные операции в этом районе были приостановлены. Войска очень любили Веспасиана и его сына Тита, однако Веспасиан сначала был сдержан и не выказал желания взять на себя роль претендента, но сторонники его все-таки уговорили. 1 июля 69 года в Александрии он был провозглашен принцепсом префектом Египта Тиберием Юлием Александром, а вскоре и наместником Сирии Муцианом.

    Битвы за Иерусалим возобновились только к началу 70 года, причем с римской стороны боевыми действиями руководил Тит, сын Веспасиана. Число попавших в плен — 97 000 человек, а общее число погибших— 1,1 миллиона.

    Со всей помпезностью отпраздновал дом Флавиев триумф над евреями, но, несмотря на провозглашение о покорении Иудеи, римские наместники еще долго тушили очаги сопротивления.

    Веспасиан, а позже Тит лозунгами указывали на легитимные военные корни своего принципата.

    В правление Веспасиана произошли значительные волнения на Востоке, но их быстро усмирили. В этом регионе была произведена реорганизация обороны границ. Другим очагом беспорядков было восстание батавов.

    Задачи Веспасиана — ликвидация наследия гражданской войны, наведение порядка во всех сферах государственной жизни. Веспасиан решительно употреблял свои права принцепса, даже написал «Закон о власти Веспаси. Веспасиан Тит Флавийана», который стал четко сформулированным выражением полного завершения институализации принципата. Подчеркнуть силу принципата Веспасиану удалось прежде всего потому, что он сделал фактически соправителем своего сына Тита. Теперь Тит, как и Веспасиан, ежегодно получал консульство, получил также трибунскую и проконсульскую власть, в 73–74 годах он вместе с отцом провел цензуру (чистку сената и всадничества), к тому же после Иерусалимского триумфа 71 года Веспасиан передал ему должность префекта преторианской гвардии, себе он оставил только титул Августа и верховный понтификат. Благодаря всему этому власть Флавиев на самом высоком уровне достигла сплоченности, лишенной всякого риска. Веспасиан реорганизовал разложившуюся армию, снова были восстановлены боевая мощь и повиновение войсковых соединений.

    В Италии и провинциях, кроме необходимого ремонта, возводились бытовые постройки, проводились новые водопроводы и дороги.

    Стремление находить новые финансовые источники нашло свое выражение в изречении, ставшем пословицей «деньги не пахнут», которое он произнес по поводу денег, полученных за пользование общественными туалетами.

    Веспасиан не ограничивал себя никакими моральными рамками, считал совместимым с достоинством принцепса зарабатывать на посреднической торговле и на получении взяток при продаже должностей.

    Серьезной оппозиции Веспасиану не было. Он упразднил процессы по оскорблению величества, и даже оставил свой дворец без охраны.

    После всего, что он пережил, и под впечатлением восточного пророчества и чудесного исцеления им одного слепого и одного парализованного в Александрии он был глубоко убежден в судьбоносном предназначении своего дома.

    У Веспасиана была твердая решимость сохранить принципат в руках собственной семьи. Он с самого начала открыто декларировал: ему наследуют либо его сыновья, либо вообще никто.

    После смерти Веспасиана 24 июня 79 года наследование осуществилось без всяких трудностей. Его старший сын, 39-летний Тит, принял принципат.

    Он был идеальным образцом, чем-то вроде универсального гения. Во всяком случае, Тит был наделен незаурядными телесными и духовными качествами, пользовался большой любовью во всех кругах, особенно в своих войсках. Он блистал также во всех видах спорта, как и в риторике, декламации и пении. У него была необычайная способность экспромтом сочинять стихи, он умел стенографировать и на спор подделывал любой почерк.

    Однако и в правление Тита были поводы для разочарований. Тот факт, что он привез в Рим свою возлюбленную, иудейскую царицу Беренику, и думал даже сделать ее своей женой, вызывал возмущение так же, как и жестокость, с которой он подавлял любое сопротивление дому Флавиев.

    Правление Тита омрачилось цепью катастроф. Через несколько месяцев после его вступления во власть произошло знаменитое извержение Везувия, которое похоронило под пеплом и лавой Геркуланум, Помпеи и Стабии и ввергло в жесточайшую нужду часть Кампании. Тит лично руководил спасательными работами, когда большой трехдневный пожар в Риме превратил в пепел многочисленные здания на Капитолии и южную часть Марсова поля. Для восстановления Тит использовал в первую очередь собственные средства. Однако, как будто этого было мало, в Риме началась чума.

    В основном правление Тита осуществлялось в духе Веспасиана, хотя и в более мягкой форме. Продолжилось строительство зданий и дорог, а также наступление на Британию. Как раньше армия, теперь большая часть империи была очарована столь гармоничной личностью. Когда летом 81 года Тит скоропостижно скончался, о нем скорбели как «о любви и наслаждении всего человечества». Его образ засиял еще ярче, когда его брат Домициан, придя к власти, превратился в прототип тирана. Милосердие Тита вошло в поговорку. Занятие Уэльса и дальнейшее продвижение на север были важнейшими задачами для Домициана.

    Флавии сознательно отказывались от больших, широкомасштабных наступлений. Для них всегда основной задачей была стабилизация пограничной зоны. Качественно новый подход заключался в создании целостной системы, которая ограничивалась не отдельными участками, а учитывала и особенности соседних районов.

    Хотя аннексия и строительство охранной пограничной зоны не представляли собой ничего выдающегося, Домициан с пафосом отпраздновал эти успехи. В 83 году он присоединил к своему имени имя Германик, устроил триумф над германцами и ввел целый ряд императорских приветствий. В Риме была воздвигнута триумфальная арка и победные статуи, среди них гигантская конная статуя, изображающая принцепса, прыгающего через символическое изображение Рейна.

    Весь 86 год Домициан провел во главе военных соединений в Сабии, в подавлении дакских группировок и в подготовке римского контрнаступления.

    В 89 году Домициан отпраздновал триумф над даками и организовал по этому поводу игры и состязания. Но окончательно спокойствие на Дунае восстановлено не было в 92 году маркоманны, квады и язиги полностью уничтожили XXI легион. Вероятно, у Домициана никогда не было планов окончательно разгромить даков. Он оказался «неудачливым принцепсом». Действительность не соответствовала пафосу его триумфов и празднеств по поводу военных и политических успехов, хотя пограничная политика была реалистичной.

    Чтобы укрепить свое положение, он, как и его отец и брат, продолжал накапливать власть и титулы, что вызывало критику. Веспасиан был консулом девять раз, Тит — восемь, а Домициан — шестнадцать. Веспасиан и Тит обладали трибунской властью на одиннадцать лет, Домициан на шестнадцать, Веспасиана провозглашали императором двадцать раз, Тита — шестнадцать, Домициана — двадцать два раза.

    Так же было и с должностью цензора. Для сената явилось особенно вызывающим, что с 85 года Домициан взял на себя обязанность цензора пожизненно и считал это столь важным, что включил в свои титулы «пожизненный цензор».

    Он не обладал свойством привлекать людей и часто был непроницаем. Тем не менее он был одним из самых деятельных принцепсов и правителем, который во многих областях проводил реалистическую политику. Многие источники свидетельствуют о высоком уровне этого правления и о высокой активности принцепса в области правосудия, для которого было характерным наблюдение за приговорами и устранение нечистых на руку судей.

    Он строил храмы, среди которых храм дома Флавиев, построенный Рабирием на Палатине великолепный дворец и роскошная, обильно украшенная вилла недалеко от Кастель Гондольфо. Были построены стадион и Одеон, созданы специальные казарменные школы по подготовке охотников на зверей и гладиаторов.

    В 83 и 87–89 годах прокатилась волна преследований оппозиционных сенаторов, а с 92 года начался террор. Чувствующий себя в опасности принцепс начал подозревать всех и каждого. Он не доверял даже собственной семье: казнил своих двоюродных братьев. Кроме сенаторов Домициан особенно ненавидел философов. В бродячих киниках и моралистах-стоиках он видел агитаторов против своей власти, поэтому в 88–89 и 93–94 годах он изгнал из Рима и Италии всех философов, в том числе Эпиктета и Диона Хризостома.

    Однако он был убит не сенаторской оппозицией и не философами. Управляющий Домициллы, жены Домициана, обвиненный тогда в крупной растрате, несколько придворных и гладиаторов убили принцепса 18 сентября 96 года. В заговоре была замешана не только Домиция, но и преторианские префекты и несколько сенаторов, которые договорились сделать наследником Домициана М. Кокцея Нерву. Правление дома Флавиев закончилось.

    Исторический образ Домициана был впоследствии безмерно опорочен. Так, на него был спроецирован большой конфликт с христианами III века. На самом деле его политические начинания были неоспоримо позитивны, а достижения — очевидны. Реакция на убийство Домициана показала, как глубоки были противоречия внутри империи в то время как сенат смог наконец выразить свою подавленную ненависть и постановил предать проклятью память о Домициане, преторианцы хотели добиться обожествления этого принцепса.

    СЕВЕРЫ

    Северы — династия римских императоров в 193–235 гг. Наиболее значительные из них Септимий Север, Каракалла, Александр Север. Опорой были армия и чиновничество. При Северах наметилась тенденция к неограниченной власти императоров.

    Из четырех императоров из династии Северов двух (Каракаллу и Гелиогабала) относят к «плохим» императорам и двух (Септимия и Александра) — к «хорошим».

    Династия Северов пришла к власти во времена упадка империи. Собственно, они во многом и способствовали дальнейшему развалу некогда могущественного государства. Представители этой династии правили, с небольшим перерывом, около 40 лет. Это были молодые люди, рано пришедшие к власти и относившиеся к своим обязанностям не вполне серьезно. Кроме того, за исключением, пожалуй, первого Севера — Септимия (146–211), они не стремились к этой самой власти и были возведены на трон стараниями своих амбициозных родственниц.

    Семья Северов происходила из большой пунийской фактории на триполитанском побережье — города Лепта Магна и относилась к богатым кланам, которые сделали состояние на торговле с соседними племенами.

    Северы наилучшим образом воспользовались экономическим процветанием принципата, им удалось подняться до римского всаднического состояния. Уже в начале II в н. э. один из Северов был в Риме известным адвокатом, а прадед Септимия Севера получил консульство.

    Луций Септимий Север рос в Лепте Магне. В 20 лет он покинул родину и приехал в Рим, где благодаря протекции родственников стал быстро покорять римскую иерархическую лестницу. Сначала он был квестором, потом — легатом проконсула, потом легатом легиона, в 187–288 годах он стал наместником Лугдуна, а с 191 года был легатом Верхней Паннонии. В этой должности он и находился, когда был убит принцип Пертинакс в 193 году. Воины Септимия Севера выдвинули его в качестве кандидата на освободившееся место, но были и другие кандидаты — Песценний Нигр и Клодий Альбин. Септимий достаточно быстро усмирил амбиции Клодия, произведя его в цезари, а вот с Нигром ему пришлось повоевать. По ходу схватки с Нигром Север укрепил границы империи, а потом пришло время разобраться с Альбином. К тому времени Септимий уже понял, что реальная власть находится у него в руках, и задумался об основании династии. Клодий стоял у него на пути, поэтому решено было его убрать.

    У Септимия Севера было красивое лицо и длинная борода, выражение лица уважительное, речь— благозвучная, но он никогда не утратил своего африканского акцента. Он очень стеснялся своего ливийского происхождения, поэтому стал искать себе «подходящего предка» и в конце концов объявил себя «сыном божественного Марка Аврелия», подделав документы об усыновлении (кроме политического мотива был и весомый материальный — наследство Марка Аврелия перешло в руки Севера). Как всякий провинциал, он всеми силами старался стать полноценным римлянином и жить как настоящий римлянин.

    Стараясь укрепить позиции своих наследников, он переименовал их, добавив имя Антонин, к которому римляне питали особую любовь. При обращении подданных было принято называть его и его потомков священнейшие Августы или священнейшие императоры.

    В истории Римской империи правление Септимия Севера имело в общем положительное значение. После разрушений от гражданских войн пришедший к власти при поддержке армии Север добился стабилизации обстановки в стране, реорганизовал структуры империи, построил множество общественных зданий и дорог, практически замкнул южную границу от набегов соседей и значительно усилил северную. Именно во время укрепления северных границ в 211 году его настигла смерть. Кстати, Септимий Север был единственным представителем династии, умерший своей смертью.

    Наследовали императору два его сына — Цезарь Бассиан (более известный как Каракалла[5]) (186–217) и Август Гета. Каракалла ненавидел своего брата. Заманив его в дом его матери Юлии Домны, он приказал центурионам убить Гету. При этом была ранена и Юлия. Пытаясь оправдать себя в глазах общественности, Каракалла придумал сказку о том, что Гета якобы готовил покушение на его жизнь, а окончательно успокоил подданных раздачей денежных вознаграждений. Усмирив волнения, новый император дал волю своей ненависти он начал казнить без разбору и друзей своего брата, и его убийц, а потом и своих друзей, которые имели неосторожность высказать свое неодобрение.

    Одержимый и подозрительный, мучимый кошмарами из-за совершенного им братоубийства, он боялся насильственной смерти и избавлялся от всякого, кого считал возможным врагом.

    Каракалла был одержим жаждой военной славы и считал себя воплощением Александра Великого, по чьим стопам хотел идти. Любое неподчинение вызывало у него жесточайшие приступы гнева. Так, в Александрии он объявил дополнительный набор в армию, но жители ему не подчинились. Каракалла счел, что александрийцы недостаточно почтительно отнеслись к нему, и с неистовством разрушил большую часть города, устроив настоящую резню: было убито до 10 000 жителей. Примерно к этому же времени относится его женитьба на вдове своего отца, матери убитого им Геты, Юлии Домне. С точки зрения сегодняшней морали этот поступок не совсем понятен, не был он понят и современниками. Кроме того, Каракалла, пришедший к власти в 24 года, полностью отдавался радостям жизни, праздникам и веселью своего двора в окружении свиты из музыкантов, актеров и художников. Правление Каракаллы было весьма недолгим, но за это время он успел принять эдикт о даровании прав римского гражданства провинциалам, провести денежную реформу, значительно пополнить запасы продовольствия, а также продолжал строительные начинания своего отца, в том числе увеличив протяженность дорог до 53 000 миль.

    Многие поступки он совершал под влиянием настроения или минутного желания. Так, войну с парфянами он начал из-за того, что персидский царь не отдал ему руку своей дочери, но этой войне не суждено было завершиться, т. к. во время похода императора убил ударом кинжала его конюший.

    После Каракаллы власть захватил Марциан, но его правление было еще более неудачным, чем у Каракаллы, поэтому довольно скоро люди начали с ностальгией вспоминать Северов. Тем временем умерла Юлия Домна, добровольно уморив себя голодом. А ее место на вершине римского Олимпа заняла ее сестра Юлия Меза.

    Юлия Меза была предприимчивой женщиной и быстро сообразила, что на волне недовольства Марцианом можно снова возвратить императорский трон своей семье. У нее не было сыновей, но зато ее две дочери, Юлия Соэмия и Юлия Маммея, имели по сыну. Обе они были замужем за богатыми сирийцами, но Юлия представила дело так, что якобы оба ее внука были незаконными сыновьями Каракаллы, который развлекался с обеими сестрами. Последние сомнения рассеяли деньги.

    Подкупленные солдаты 16 мая 218 года провозгласили старшего внука Юлии Мезы Элагабала (на римский манер — Гелиогабал) императором. Получив титул императора, он присвоил себе имя Антинина, став, таким образом, последним из римских императоров, носивших его.

    Марциан сначала не обратил внимания на слухи об этом событии, о чем очень скоро пожалел: восставшие легионы выступили против законного императора и в битве под Антиохией захватили его в плен и убили вместе с сыном.

    Так пришел к власти четырнадцатилетний юнец, достойный Калигулы и Нерона, вошедший в историю своим непотребным поведением и жестокостью.

    В Рим Антинин въехал со своим фетишем — коническим черным камнем, который, по легенде, был послан с неба, построил храм богу солнца и заставил ему поклоняться. Своему богу он приносил человеческие жертвы, с удовольствием копаясь потом во внутренностях. Причем для жертв он отбирал обычно здоровых красивых девочек и мальчиков, у которых были живы отец и мать.

    В личной жизни он был довольно экстравагантен: переодевался в женскую одежду, любил публично обнажаться, обожал эпатировать окружающих, неважно чем своими ли связями с плебеями-мужчинами (и даже женитьбой на них) или женитьбой на весталках.

    В свободное время он развлекался, проводя различные лотереи, в которых можно было выиграть, например, десять верблюдов или десять мух, десять фунтов золота или десять фунтов свинца. Своим друзьям он каждый день что-нибудь дарил, оставляя без подарка только честных людей, которых считал пропащими. Он даже говорил, что не хочет иметь детей, ибо среди них кто-нибудь может оказаться честным человеком.

    Разнообразие в его жизнь вносили многочисленные и очень дорогие обеды — его любимыми блюдами были пятки верблюдов, гребни, срезанные у живых петухов, языки павлинов и соловьев. Его дворцовой охране подавали миски, доверху наполненные мозгами фламинго и дроздов, яйцами куропаток, печенью и сердцами краснобородок.

    Император завел обычай устилать цветами столовые, ложа, портики, где он прогуливался. Для развлечения он приказывал засыпать гостей лепестками цветов, которых было так много, что некоторые гости не могли выбраться из завалов и умирали от нехватки воздуха.

    Обычными делами он занимался ночью, а ночными — днем, считая это признаком роскошного образа жизни.

    Разумеется, при таком образе жизни у Гелиогабала оставалось совсем мало времени на государственные дела. Поэтому за него правила его бабка Юлия Меза и мать Юлия Соэмия. Гелиогабал даже впервые в истории разрешил им присутствовать на заседаниях сената и дал право голоса при принятии решений.

    Он продавал почетные должности, звания, набирал людей в сенат, не считаясь ни с их социальным происхождением, ни с возрастом, ни с цензом.

    Все это вызывало недовольство в римском обществе. Последней каплей, переполнившей чашу терпения народа, был приказ об убийстве Александра Севера. (Предвидя будущее, Юлия Меза уговорила внука возвысить его двоюродного брата Алексиана (208–235) до цезаря. Это было сделано, как обычно, путем усыновления, при этом кузен принял имя Севера Александра.)

    Солдаты повернули оружие на самого императора, убили его самого в отхожем месте, где он пытался спрятаться, его мать и его любовников.

    Их тела протащили через весь город, изуродовали и сбросили в сточную канаву, идущую в Тибр.

    Интересно, что насильственная смерть была предсказана Гелиогабалу сирийскими жрецами. Поэтому он приготовил себе заранее веревки, свитые из шелка, чтобы удавиться, золотые мечи, чтобы заколоться, яды в драгоценных камнях, чтобы отравиться в случае необходимости. Он говорил, что его смерть должна быть драгоценной и роскошно обставленной. Ирония судьбы — ни одно из этих средств ему не пригодилось, а смерть его была самой позорной в истории Рима.

    После смерти Гелиогабала называли Тиберином, Протащенным, Грязным и другими именами, в зависимости от того, какое событие его жизни хотели подчеркнуть.

    Александр Север был провозглашен императором. Теперь на первый план вышла Юлия Маммея. Она извлекла урок из правления своей сестры и племянника, поэтому максимально сократила расходы на содержание двора, старалась вернуть справедливые законы, отмененные прежними императорами. Ее политика как нельзя лучше отвечала нраву и пристрастиям нового императора. К сожалению, все его попытки поправить положение в стране приводили лишь к временным результатам.

    Александр Север был очень образованным человеком: он знал несколько языков, был силен в красноречии, сведущ в астрологии, занимался геометрией, рисовал, пел, играл на лире, флейте, на органе и трубе. Как и Септимий Север, он не хотел, чтобы его называли сирийцем, поэтому представил свою родословную таким образом, что она показывала его происхождение от древнего рода Метеллов.

    По натуре человек более склонный к созерцательности, чем к действиям, он имел блестящие проекты преобразований империи, но почти не имел шансов их воплотить. Хотя многие его достижения историки восхваляют: он пополнил запасы хлеба, растраченные Гелиогабалом, провел денежную реформу, много строил, открыл учебные заведения для мальчиков и девочек.

    В начале 30-х годов III в. на страну, раздираемую внутренним политическим и экономическим кризисом, одновременно напали персы и аламанны. И в этот момент выявилось все убожество римской армии.

    Благодаря умело назначенным наместникам он восстановил дисциплину в армии и смог противостоять своим противникам. Однако это продолжалось недолго: в 230 и 232 годах его армия была разгромлена персами, которые, правда, не смогли воспользоваться плодами своей победы, поэтому считается, что Александр успешно воевал с персами.

    Одновременно германские племена постоянно тревожили границы империи. В такой ситуации Александр начал переговоры. Когда это стало известно, войска взбунтовались. Гнев солдат обратился в первую очередь на Юлию Маммею, которая сократила им жалованье, и на самого императора, склонного к мирной жизни и не заботившегося о своей армии.

    Бунт вылился в убийство Александра Севера и его матери недалеко от Бретзенгейма у Майнца.

    Так прекратила свое существование династия Северов, вначале выдвинутая и поддержанная армией, армией же и отправленная в небытие.

    САСАНИДЫ

    Шихингиахи

    С династией Сасанидов (226–642) связано возвышение Ирана в ходе многочисленных войн с Византией и не менее многочисленные восстания.

    Правители Сасаниды заботились о процветании ремесел, торговли и наук, но они же часто жестоко казнили непокорных, но бывало и так, что некоторые из сасанидов сами подвергались казни.

    При Сасанидах столицей был сначала древний Персеполь, а потом — в связи с тем, что в Месопотамии постоянно шли войны, — город Ктесифон на реке Тигр. Страна была разделена на восемнадцать сатрапий, которыми управляли губернаторы, назначавшиеся «царем царей» — шахиншахом.

    Основателем династии был один из князей южноиранской области Фарса— Ардашир I (226–241). Он сверг правившую до этого династию Аршакидов и при помощи Заратуштры пришел к власти. Дед Ардашира, по имени Сасан (откуда и пошло название династии — Сасаниды), был Магом, или жрецом, зороастризма, которое исповедовал Заратуштра, а сам Ардашир говорил: «Престол царя — опора алтаря, алтарь — опора царского престола».

    После Ардашира на престол взошел Шапур I (241–272), значительно расширивший пределы государства и прославившийся тем, что во время войны с Римом у Эдессы в 260 году разбил римлян и взял в плен императора Валериана.

    Во время правления шаха Бахрама І в Иране появился пользовавшийся популярностью в народе проповедник Мани, на основе зороастризма создавший собственное учение и осуждавший существовавшие общественные порядки. Мани выступал против государственной религии зороастризма, осуждал ее обряды, жертвоприношения и богатство жрецов. Он рекомендовал своим последователям аскетизм и безбрачие.

    Бахрам приказал заключить в тюрьму хулителя веры, а потом и казнить его, содрав с живого кожу. Казнь состоялась в 276 году.

    В 309 году к власти пришел шах Шапур II, правивший семьдесят лет. Он успешно воевал с кушанскими княжествами и присоединил к Ирану многие римские территории.

    Несколько столетий спустя в Иране появилась новая религиозная секта — маздакиды. Ее лидер Маздак учил, что свое бедственное положение можно исправить, борясь со злом, и призывал бороться против все увеличивающегося неравенства. С 488 и до конца 520-х годов учение Маздака широко распространилось в Иране.

    Последователи Маздака начали захватывать земли у знати, отказывались платить налоги и нести повинности. Правительство сначала не решалось выступить против восставших, к тому же шах Кавад I, враждовавший со знатью, сам некоторое время исповедовал это учение.

    В 529 году сын Кавада, Хосров, разбил маздакидов, тысячи приверженцев этого учения были казнены, лишь немногие спаслись в Средней Азии.

    В 531 году, после смерти Кавада, Хосров I Ануширван (Бессмертный) стал шахом. Он правил до 579 года, и это правление стало одним из самых значительных в истории государства Сасанидов.

    Хосров извлек уроки из восстания маздакидов. Он пересмотрел земельную политику, при нем были составлены новые земельные кадастры, упорядочено налогообложение, развивалась торговля. При Хосрове расширилось строительство оросительных сооружений — каналов, дамб, плотин и т д.

    Хосров оказывал помощь и ученым, известно, что он принял у себя изгнанных из Византии Юстинианом философов-неоплатоников. При нем велась официальная хроника выдающихся политических событий, были переведены многие литературные произведения с греческого, сирийского и индийского языков. Предполагают, что при Хосрове появился сборник «Тысяча сказок», ставший основой для знаменитого арабского сборника сказок «Тысяча и одна ночь».

    Но все эти деяния Хосров совершал на фоне непрекращающихся войн с соседними народами. Особенно упорно он воевал против Византии. В 540 году он захватил и сжег дотла Антиохию, а ее жителей поселил в предместье Ктесифона, получившем название «Хосроева Антиохия».

    На востоке Хосров вел войны с кочевниками, жившими в междуречье Амударьи и Сырдарьи.

    Он вел войны в Закавказье и Месопотамии до тех пор, пока обессиленные народы не попросили мира на пятьдесят лет Договор был подписан в 562 году.

    В 570 году в Южной Аравии Хосров захватил Йемен, что послужило поводом для начала новой двадцатилетней войны с Византией, закончившейся уже при его сыне.

    После смерти Хосрова власть Сасанидов стала ослабевать. Все чаще поднимали восстания правители провинций, знать высказывала свое недовольство. Крупное восстание под предводительством Юахрама Чобина в 590 году чуть не привело к низложению династии Шах Хосров II Парвиз (590–628) даже был вынужден обратиться за помощью к византийскому императору и лишь при помощи его войск восстановил свою власть. За эту услугу Византия получила приграничную полосу в Закавказье.

    Но мир с Византией был недолгим, в 602 году война возобновилась, и поначалу Хосров II даже добился некоторых успехов, дошел почти до самого Константинополя, но потом был вынужден отступить и в 613–620 годах завоевал Сирию, Палестину и Египет. Против ослабленного этими войнами Хосрова II выступил византийский император Ираклий, в 628 году подошедший к стенам Ктесифона.

    В народе все больше увеличивалось недовольство действиями Хосрова II, поэтому ввиду близкой опасности он был низложен, а новым шахом знать выдвинула его сына, Кавада II. Кавад II первым делом приказал казнить отца, а потом заключил мир с византийцами, которые получили назад все ранее завоеванные иранцами земли.

    Но и Каваду II не суждено было долго править: уже в 632 году трон перешел к Иездегерду III (632–652), который не имел в стране никакого авторитета и при котором Иран был легко завоеван в 642 году арабским халифом Омаром. Иездегерд скрывался на восточных окраинах некогда большой империи, но в 652 году он был убит одним тюркским князьком у которого безуспешно пытался найти приют.

    АРШАКИДЫ

    Это древняя восточная династия, восходящая к парфянскому царю Аршаку Великому, утверждавшему, что он — потомок Ахеменидов. Его потомки правили Персией (до 226 г.) и Арменией (до 428 г.). Государство Аршакидов достигло своего расцвета при царе Тигране II Великом. С древнейших времен Аршакиды носили красные шаровары и обувь и ездили на белых скакунах, хвост и грива которых были выкрашены в розовый цвет.

    Армения располагалась между Персией и Византией. Могущественные соседи практически все время находились в состоянии вражды, и от того, на чьей стороне была эта маленькая страна, зависело их военное счастье.

    Когда в 226 году Артаван, последний персидский Аршакид, был свергнут с престола восставшим вассалом — Арташиром Сасанидом, армяне, чтобы отстоять свою правящую династию и независимость Армении от персов, вынуждены были заключить союз с византийцами. Это обстоятельство толкнуло армянских Аршакидов и к принятию христианства.

    Правил тогда царь Трдат Великий (287–332). Трдат отличался умом, богатырской статью и непобедимой доблестью. Он провел административную реформу, разделив страну на 620 княжеств, которые назывались нахарарствами. (Его правнук Аршак II увеличил их количество до 900.) Во главе каждого княжества стоял князь, или нахарар.

    Нахарарство передавалось по наследству. Самым крупным нахараром был, конечно, царь. Ему принадлежала вся Айраратская область, расположенная в центре страны. Айрарат был царской вотчиной и потому был неделим. Более того, в Айрарате могли жить только царь и его наследник, прочие члены царской семьи не имели права селиться в этой области, им выделяли отдельные нахарарства. Но со временем родственников у царя стало так много, что он уже не мог обеспечить княжествами их всех. И это при том, что им не разрешалось заниматься каким-либо полезным делом, родственники Аршакидов-царей были обречены на вечное безделье. Предполагалось, что за пирами и охотой они настолько отупеют, что не смогут плести интриги и приобрести необходимые навыки для ведения боевых действий против царя.

    Только один из Аршакидов, племянник Аршака II Гнел, посмел нарушить традицию и поселился в Айрарате. Это было его роковой ошибкой, т. к. он не только лишился жены — голубоглазой блондинки Парандзем, но и был убит.

    Аршакиды быстро поняли, что помимо амбициозных родственников возжелать верховной власти могут и князья, наиболее сильные нахарары, поэтому они проводили политику, направленную на ослабление вассальных князей. Трдат Великий, все усилия которого сводились к распространению христианства, для острастки истребил сильный нахарарский род Слкуни. Его сын Хосров II правил всего девять лет, но за это время он успел залить кровью княжество Ахдзника, убил князя Бакура, а его сына выслал. После этого он издал указ, согласно которому князья, имевшие войско от 1 до 10 тысяч воинов, обязаны были неотлучно находиться при царе. Для развлечения нахараров был построен город Двин, в котором он построил роскошный дворец, а рядом с городом велел посадить лес, названный Хосровакерт. Двин стал одной из столиц армянских царей, наряду с Ваном и Вагаршаптом.

    Получив корону из рук Византийского императора, Хосров вызвал гнев персидского царя Шапура (правил Персией в 309–379 г.), который послал своего брата Нерсеха с заданием убить армянского царя.

    После смерти Хосрова престол занял его сын Тиран II, который не стал развлекать нахараров, предпочитая истреблять наиболее сильных князей и их роды. Эта политика привела к тому, что князья оттолкнули своего царя в тот момент, когда он более всего нуждался в их поддержке — когда стране угрожала внешняя опасность. Сначала Тирана II разбили византийцы, а потом и персы. Персы захватили этого царя в плен и ослепили его.

    Взошедший на престол сын Тирана Аршак II, чтобы укрепить свое положение на внешнеполитической арене, вступил в брак с родственницей византийского императора Олимпиадой. После этого он продолжил войну с нахарарами, начатую его предками. Но силами только своего войска Аршак не мог справиться с князьями, поэтому царь придумал хитрость: у подножия горы Арарат он основал город Аршакаван и пригласил в него всех недовольных действиями нахараров. Вскоре в новом городе забурлила жизнь: его населяло свыше 20 000 семей.

    Как строитель Аршак благоустроил еще и дорогу из Вагаршапта в Двин, построенную Хосровом: вдоль дороги он установил каменные тумбы, чтобы всадникам было удобно садиться, и столбы, отмечающие расстояние.

    Нахарары стали искать защиты у персидского царя Шапура, который напал на Армению, сровнял с землей город Тигранакерт, захватил крепость Ани, сокровищницу армянских царей и даже усыпальницу Аршакидов. Персы разорили могилы царей и увезли их останки в Персию — в плен. Тем временем нахарары напали на Аршакаван и убили всех его жителей. Аршак обратился за помощью к грузинам и горским племенам Кавказа и снова выступил против нахараров. Но князья не растерялись и, едва выпроводив с богатой добычей персов, натравили на своего царя византийцев. Когда войска императора Валента подошли к границам Армении, миротворцем выступил патриарх Армении Нерсес Великий.

    Заверив Аршака в дружеском расположении, царь Персии пригласил его в гости, якобы для заключения мирного договора, а когда тот приехал, коварно захватил армянского царя и заключил в неприступную крепость Ануш, называемую еще Замком забвения, где тот и умер несколько лет спустя. Византийцы в это же время в качестве заложника удерживали приехавшего в их страну учиться наследника Аршака — Папа, его жену Зармандухт и сыновей, Аршака и Вагаршака. В это неспокойное время правление страной взяла на себя армянская царица, прекрасная Парандзем, отбитая в свое время Аршаком у его племянника Гнела. Парандзем уже имела случай проявить твердость характера и умение ориентироваться в обстановке: Аршак был женат на византийской принцессе Олимпиаде, но желавшая стать армянской царицей Парандзем избавилась от соперницы, отравив ее.

    Вот и в тот момент, когда муж и царь были в плену, Парандзем возглавила страну, сумев объединить вокруг себя непримиримых нахараров. Основным врагом Армении в то время был персидский царь Шапур, опиравшийся на армянских князей Вагана Мамиконяна и Меружана Арцруни.

    Войско персов, возглавляемое князем Арцруни, которому Шапур пообещал армянский престол, осадило крепость Артагерс, обороной которого руководила лично царица. В течение тринадцати месяцев армяне мужественно сопротивлялись, но, ослабленные голодом, они стали легкой добычей чумы, которая в считанные дни выкосила всех защитников крепости. В живых остались только царица и две ее служанки. Но, даже оставшись без охраны, Парандзем не открыла ворота осаждавшим. Она вынудила персов сломать ворота считавшейся ранее неприступной крепости и лишь после этого, по одной из версий, позволила взять себя в плен, а по другой — бросилась вниз с крепостной стены.

    Узнав о гибели Аршака и его жены, император Византии объявил царем Армении Папа, сам короновал его и, дав молодому царю в помощь войско, отправил на родину. Здесь к царю присоединились многие нахарары, даже те, кого обидел Аршак. Поддержанный ими, Пап победоносно прошел по стране, изгнав из нее персов, пытавшихся насадить в стране и свою религию — огнепоклонничество. Нового царя горячо приветствовали все христиане, но вскоре их радость была омрачена, т. к. действия Папа внешне выглядели как выступление против христианства. Так, желая как можно быстрее восстановить разрушенное усобицами и войной хозяйство страны, Пап отменил уплату духовенству десятины.

    Стремясь заявить о национальной самобытности Армении и ее самостоятельном статусе, он запретил рукоположение католикоса Армении в Византии, как это было принято. Узнав, что многих девушек насильно заточают в монастыри, он запретил женские обители. По его указу было значительно сокращено и количество богаделен, которые царь считал «приютами бездельников» — в них разрешалось остаться только немощным и старым. Царь Пап, кроме всего прочего, разрешил и разводы людям, несчастным в браке.

    Еще одним важным для истории Армении начинанием Папа было создание царской армии, воинов, коней и пропитание для которой должны были поставлять нахарары. Этот проект Пап не успел завершить…

    «Церковные» преобразования Папа сильно беспокоили Византию: там считали, что армянский царь втайне договаривается с персами и хочет вернуться к язычеству. Не нравилось императору и усиление военной и политической мощи соседнего государства. Поэтому Византийский император попытался захватить армянского царя в плен, а когда этот план провалился, приказал послу Византии в Армении Теренцию убить Папа.

    Теренций под благовидным предлогом заманил царя к себе в замок, где тот и был коварно убит вместе со своими телохранителями.

    Пап правил всего около трех лет, но эти годы были переломными в судьбе Армении: страна заявила о себе как о самостоятельном государстве, была побеждена раздробленность, в эти годы была написана первая армянская летопись (а вскоре Месроп Маштоц изобрел и армянский алфавит).

    Смерть царя Папа заставила объединиться прежде разрозненных нахараров, которые в порыве благородного гнева изгнали из Армении всех византийцев. Для борьбы с ними князья выставили своих воинов, и таким образом появилась армия, о которой мечтал, но которую так и не увидел Царь Пап.

    На престол вступил другой Аршакид— Вараздат, которому Византийский император прислал письмо, полное притворных соболезнований, а также царскую корону и мантию…

    ТАН

    Феодальная династия

    Эта китайская династия, основанная полутюрком Ли Юанем, или Гаоцзу, просуществовала почти триста лет — с 618 по 907 год. Правители империи Тан проводили реформы как в системе управления, так и в области культуры. Благодаря им страна бурно развивалась, население ее росло, торговля расширялась. Но одновременно росли налоги, взимаемые с крестьян, что вызывало волнения и в конце концов привело к падению династии.

    Ли Юань, один из князей Северо-Западного Китая, захватил власть в стране после того, как правители династии Суй потерпели поражение в борьбе за Северную Корею. Ослабленная войнами и усобицами династия Суй не могла сопротивляться сильному князю, и в 618 году он основал новую династию — Тан.

    Своей столицей он сделал город с миллионным населением Чанъань (теперь он называется Сиань), а второй столицей стал крупный торговый город Лоян. Самым сильным императором этой династии был преемник Ли Юаня, Ли Ши-минь, или Тайцзун (626–649). Он вел многочисленные войны, значительно увеличив территорию Китая. Теперь под его властью находились земли от Амура и Хангана на севере до юга Индии и Сиама на юге, от Кореи на востоке до Средней Азии на Западе. Непокорную Корею Ли Ши-минь тоже пытался захватить, но ему это не удалось.

    Усилиями Ли Ши-миня империя стала бюрократической монархией, в которой заправляли многочисленные чиновники. В столице было шесть центральных управлений, в областях правили губернаторы, а минимальной единицей управления было объединение пяти дворов.

    При династии Тан окончательный вид приняла и государственная надельная система, при которой крестьяне за пользование землей облагались многочисленными налогами и повинностями.

    В 656–705 годах государство возглавляла императрица У Цзэ-тянь, или Ухоу, прославившаяся покровительством буддизму.

    При преемниках Ли Ши-миня империя продолжала оставаться крупнейшим государством в Азии и вела бойкую торговлю с Арабским халифатом, Индией, Сиамом, Вьетнамом. По всей Азии шли большие караванные пути, а вдоль китайского побережья шел морской путь в страны Юго-Восточной Азии. В Китае добывалось много железа, меди, золота и серебра, были хорошо развиты ремесла: предметами экспорта стали китайский фарфор и китайские шелковые и хлопчатобумажные ткани, медные и железные изделия, а также чай, рис, хлопок и шелк-сырец.

    В начале VIII века появилась правительственная газета «Столичный вестник», просуществовавшая до XX века, и была образована Ханьлинская Академия наук— древнейшее в мире научное государственное учреждение.

    В 720—730-е годы был составлен единый свод законов Танской империи, охватывавший всевозможные стороны общественной и государственной жизни и состоявший из шести отдельных кодексов.

    Это было замечательное начинание, но оно не спасало крестьян от неправомерных поборов владельцев земли. Вынужденные платить огромные налоги и прочие поборы, крестьяне умирали от голода. И уже в середине VIII века начались крестьянские волнения.

    В 780 году Ян Янь реформировал налоговую систему. Теперь налоги должны были собираться не только с крестьян, но и с частных землевладельцев и со временных держателей государственных земель, которые обязывались уплачивать налоги за крестьян, работавших на их землях.

    Эта реформа усилила позиции местных землевладельцев и вызвала стремление к захвату еще большей власти у губернаторов и военачальников. Так, в 785 году против императора выступил его военачальник Ань Лу-шань. Он захватил обе столицы и заставил бежать императора, который смог восстановить свою власть лишь спустя полтора года — с помощью наемников-уйгуров. Подавив это восстание, император был вынужден выступить против последовавших за ним восстаний губернаторов в Южном Китае.

    В начале IX века китайцы изобрели компас и порох.

    При династии Тан высоко была развита живопись — на шелке, бумаге, дереве, камне, а также настенная фресковая и станковая живопись, а слух танских императоров услаждали произведения китайских поэтов: Ли Бо, певца китайской природы, Ду Фу знатока мифологии и гуманиста, Бо Цзюй-и, воспевавшего нравственную красоту человека.

    В 875–884 годах империю Тан снова поразило крупное восстание, которое возглавил мелкий торговец солью Хуан Чао. В 880 году захватив Чанъань, Хуан Чао провозгласил себя императором Да Ци и объявил, что его единственное желание — облагодетельствовать простой народ. Через два с половиной года танский император опять с помощью наемного войска, состоявшего из уйгуров, тангутов и прочих северных и западных кочевников и прозванного «черными воронами», вынудил бежать из столицы Хуана Чао, и в 884 году в провинции Хэнань тот покончил жизнь самоубийством.

    После подавления этого восстания императоры династии Тан еще некоторое время правили страной, но территория их значительно уменьшилась: Манчжурию, часть Монголии и часть Северного Китая захватило племя киданей, давшее название стране (кидань—китань—Китай) и построившее новую столицу, город Яньцзинь (теперь Пекин).

    ОМЕЙЯДЫ

    В Дамаске и Кордове Омейяды — династия сирийских халифов и кордовских эмиров, при которых ислам из местной арабской религии превратился в государственную религию многих средиземноморских стран. Первым халифом из рода мекканских курейшитов из колена Омейи стал Муавий I.

    Муавий, наместник и командующий арабскими войсками в Сирии был выдвинут арабской знатью в качестве претендента на главенство в мусульманском мире. Но халифом избрали Али, потомка пророка Мухаммеда, не пользовавшегося популярностью у знати.

    В 661 году Муавий убил халифа Али, а его сын Хасан «добровольно» (за огромную сумму откупного и пожизненную пенсию) передал власть Муавию. Этот переворот расколол общество на две группировки — шиитов и хариджей.

    Шииты считали правильным установление наследственной власти в халифате, но, по их мнению, это должна была быть власть Алидов, происходивших из семьи пророка. Хариджи, со своей стороны, выдвинули принцип «Нет халифа иначе как по воле Аллаха и воле народа». Такая демократическая формулировка привлекла широкие круги населения халифата не арабского происхождения. Историки считают Муавия справедливым правителем, при котором не было религиозных гонений и незаконных поборов.

    При нем ислам стал сложившейся системой канонических положений и обрядов, образовался шариат. В становлении ислама арабы ис пользовали традиции ранних религий — христианско-византийскую и иранско-зороастрийскую. С именем Муавия связано и строительство первой мечети. Здание мечети, с минаретами по фронтону и кафедрой для проповедника, с заимствованным из иранской архитектуры купольно-сводчатым покрытием, было великолепно.

    Боясь покушений, Муавий ввел обычай, чтобы халифа сопровождал отряд копьеносцев-телохранителей, и закрепил власть своего рода, объявив преемником своего сына Иазида.

    После смерти Муавия І в 680 году Алиды вновь заявили претензии на халифат: второй сын Али, Хусейн, отказался присягнуть Иазиду и двинулся на Куфу из Мекки, но был окружен войсками халифа. Хусейн отказался сдаться, и тогда воины, боявшиеся личной ответственности за убийство внука пророка, все разом набросились на него и изрубили мечами. Место убийства Хусейна до сих пор считается святым для шиитов.

    Одновременно с Хусейном отказался присягнуть Иахиду и Абдаллах, а мединцы подняли восстание. 26 августа 683 года в жестоком сражении восстание было подавлено, и войска двинулись на Мекку, но смерть Иазида заставила снять осаду с города.

    Правление Иазида было кратким и неспокойным, поэтому после его смерти власть в халифате легко захватил Ибн аз-Зубайр. Права своего рода решил отстоять троюродный брат Муавия Марван, разбивший войска Ибн аз-Зубайра. Но и этот халиф не правил долго: будучи уже в преклонном возрасте, в 685 г он скончался, а халифом стал его сын Абд ал-Малик.

    На восстановление единства халифата Абд ал-Малику потребовалось восемь лет, а потом он занялся проведением в жизнь реформ, намечавшихся еще при Муавий: были переведены со среднеперсидского на арабский язык налоговые кадастры, а во главе финансового ведомства стали арабы.

    В то же время была проведена и денежная реформа, золотые и серебряные монеты стали чеканить единообразно.

    Продолжалось строительство мечети в Дамаске, начатое Муавием, и был построен «Купол» в Иерусалиме.

    После смерти отца Абд ал-Малик вызвал в Дамаск своего племянника Омара, славившегося своим благочестием, и выдал за него замуж свою дочь Фатиму. Омар приобрел такое расположение халифа, что сидел выше всех его сыновей, кроме наследника Валида.

    Из династии Омейядов Омар выделялся любовью к роскошному образу жизни. Он тратил очень много денег на духи, одежду и лошадей. В прачечной люди даже платили деньги за то, что их вещи стирали вместе с одеждой Омара, чтобы они пропитывались запахом духов.

    Омар выступал и как меценат: он щедро платил поэтам за приветственные стихи. Известно, что один из них за свое стихотворение получил от Омара, когда тот был наместником Медины, 15 верблюдиц.

    В 706 году Омар был назначен наместником Медины. Здесь он, по желанию Валида, построил пышное здание мечети, которую называют «мечеть Омейядов».

    Заботясь о правильном престолонаследии в халифате, Абд ал-Малик определил, что после Валида халифом должен стать его брат Сулейман. Но Валид имел другое мнение, он хотел, чтобы власть перешла к его собственному сыну. Однако Валид умер раньше, и Сулейман стал халифом.

    Сулейман любил строить. С его именем связано основание главного порта Палестины, Рамлы. Но больше всего он любил женщин и пиры.

    В 716 году Сулейман вместе с Омаром посетил Мекку, а на обратном пути они заехали в Иерусалим, где Сулейману чрезвычайно надоели прокаженные со своими колокольчиками, и он велел их сжечь. Но в защиту больных людей выступил Омар, и халиф приказал выслать их в уединенную деревню, где они не могли бы общаться с другими людьми.

    По пути из Иерусалима паломники остановились в одном христианском монастыре. Здесь за одной из рабынь, принадлежащей Сулейману, начал ухаживать некий человек. Сулейман приказал оскопить обидчика, а монастырь с тех пор называют «монастырь евнухов».

    Осенью того же года Сулейман в Северной Сирии собрал войско и отправил его на завоевание Константинополя. Целый год велась осада города, но Константинополь был спасен усилиями папы Льва III, а огорченного халифа разбил паралич.

    Сулейман оставил завещание, по которому власть переходила в руки его двоюродного брата благочестивого Омара, т. к. сын халифа Эйюб умер раньше отца. Но, не зная о существовании завещания, войско присягнуло родному дяде Омара, брату Абд ал-Малика, Абд ал-Азизу. Омар был готов отказаться в пользу Абд ал-Азиза, а Абд ал-Азиз, в свою очередь, объявил, что одобряет провозглашение халифом Омара. Так Омар стал халифом Омаром II.

    Есть легенда, что Омару I, отцу Омара II, предсказывали, что один из его потомков, у которого будет отметина на лице, наполнит землю справедливостью. Омар II действительно, имел знак: во время пребывания в Дамаске его по лицу ударила копытом лошадь.

    В молодости Омар был искренним, но непрактичным и был готов принести в жертву собственным религиозным утопиям интересы созданной его предками империи, но, став халифом, он изменился.

    Омар отказался от пользования халифскими лошадьми и ездил на своем муле, отверг он и предложение поселиться в халифском дворце. Он заботился о пополнении казны, щедро оплачивал услуги войска, помогал нуждавшимся. И если он считал подати незаконными, то отменял их. При дворе халифа Омара II благочестие стало обязательным. Если придворные Сулеймана всерьез обсуждали достоинства женщин и развлечения, то теперь стали обычными разговоры о ночных молитвах и изучении Корана. Благочестивой была и семья Омара. Его сын Абд ал-Мелик, умерший в 19 лет, считался образцом благочестия. О смерти Омара нет точных данных. Согласно одной из легенд, его отравили родственники, после того как Омар пообещал передать власть благочестивому человеку, не состоящему с ним в родстве. По другой версии, он заболел и умер в монастыре Дейр-Симан.

    Последним Омейядским халифом был Мерван II (744–750). Против него объединились Аббасиды во главе с Абу-Муслимом и Алиды. Мерван бежал в Египет, но там был схвачен и убит. Омейядов повсюду начали беспощадно истреблять: убивали мужчин и женщин, взрослых и детей — всех, имевших хоть отдаленное родство со свергнутой династией. Уцелели очень немногие, и среди них внук десятого Омейядского халифа, Абдаррахман I (731–788), бежавший через Северную Африку в Испанию.

    Воспользовавшись раздорами, царившими в Андалусии среди испанских арабов, он захватил ее территории и заставил признать свою власть почти во всех мусульманских владениях Испании. Он основал там Кордовский эмират, положив начало династии Кордовских Омейядов.

    Абдаррахман II (792–852), эмир Кордовского эмирата с 822 года, известен покровительством наукам и искусствам. Испания стала и научным центром Европы: сюда приезжали учиться из Англии, Франции, Германии и Италии, а библиотека кордовских эмиров славилась по всему миру: только каталог ее состоял из 44 томов.

    Абдаррахман III (891—96I), чтобы защитить свое государство от внешних и внутренних врагов, стал создавать силу, способную противостоять им. Такой силой стала гвардия рабов, называемая «саклаб». Она состояла из представителей многих народов: славян, германцев, итальянцев… Воины были хорошо обучены, дисциплинированны и вооружены, к тому же они совершенно не зависели от местного населения. Поэтому Абдаррахману без труда удалось в короткий срок уничтожить мятежи и устранить внешнюю угрозу, исходившую от короля Леона Ордоно II. В 920 году были разгромлены войска Леона, а в 928-м — окончательно задушено движение мятежников.

    16 января 929 г. Абдаррахман III был торжественно провозглашен в кордовских мечетях халифом с титулом «халиф—защитник веры Аллаха». Кордовский эмират превратился в халифат.

    Уничтожение усобицы способствовало росту ремесел и расширению торговли в эмирате. Расцвело ткацкое производство, выделка оружия, из делий из стекла и железа Вывозили из Испании шелк, пряности, вино и фрукты.

    Абдаррахман построил порты и значительный флот, благодаря чему города Испании в Х веке стали центром торговых сношений с восточным Средиземноморьем.

    К моменту смерти Абдаррахмана III столица халифата, город Кордова, был превращен в великолепный дворцовый ансамбль, а резиденция халифа аз-Захра считалась одним из самых замечательных архитектурных сооружений Европы и Азии.

    Правление Абдаррахмана III стало пиком развития Кордовского эмирата. Последний Омейяд был лишен престола в 1031 году, наступило время правления многочисленных мелких династий.

    АББАСИДЫ

    Аравийские халифы

    Аравийская династия халифов, свергнувшая Омейядов в 750 году, правила до 1258 года, когда Османы захватили Египет Наибольший расцвет династии был при халифах аль-Мансуре (754–775), аль-Махди (775–785), Харун ар-Рашиде (766–809), аль-Мамуне (813–833).

    Аббасиды вели свое происхождение от Аббаса, дяди пророка Мухаммеда. По преданию, внук третьего сына Али, Абдаллах ибн Мухаммед, умирая, передал сокровенные знания, находящиеся в «желтом свитке», Мухаммаду, правнуку Аббаса, а вместе с ним и тайную организацию своих сторонников с центром в Куфе. Четверть века готовили Аббасиды свержение Омейядов, ничем не выдав себя. Придя к власти, они овладели громадной территорией: Месопотамией, Палестиной, Сирией, Ираном, Египтом, Арменией, Азербайджаном и частью Грузии, Аравийским и Пиренейским полуостровами, Северной Африкой, Средней Азией, частью Северо-Западной Индии.

    Знамя восставших против Омейядов было черного цвета, он принес успех Аббасидам, и с тех пор черный цвет стал любимым цветом аббасидских халифов. Первым халифом стал Абу-ль-Аббас ас Сафар (750–754).

    Харун ар-Рашид (763 или 766–809), четвертый халиф из этой династии, — один из самых известных Аббасидов. Харун был вторым сыном халифа аль Махди и воспитывался матерью Хайзуран и персом Яхиа Бармакидом.

    В 780 году отец послал его в качестве командующего войском против Византии. Победа принесла Харуну доверие отца и популярность. В 782 году аль-Махди послал Харуна командовать походом на Босфор, после удачного завершения которого дал сыну титул «ар-Рашид» («тот, кто следует правильным путем») и назначил наместником Туниса, Египта, Сирии, Армении и Азербайджана.

    Хайзуран неоднократно просила мужа назначить Харуна наследником, но халиф видел своим преемником старшего сына Хади. Через месяц после смерти аль-Махди Хайзуран организовала заговор, в результате которого Хади был убит, а Харун ар-Рашид стал халифом.

    При нем в халифате достигли значительного развития сельское хозяйство, ремесла, торговля. Образ Харун ар-Рашида идеализирован в сказках «Тысяча и одна ночь», хотя и он был не без греха.

    Так, петушиные и собачьи бои, а также другие азартные развлечения заставили его забыть о музыке и искусстве. Харун, переодевшись, бродил по городу вместе с Джаафаром, сыном Яхиа, с которым он, как пишут, состоял в любовной связи, и палачом, чтобы приговор немедленно можно было привести в исполнение.

    Пик жестокости Харуна приходится на 803 год, когда Харун или приревновал Джаафара к своей сестре, или побоялся растущего влияния Бармакидов — и приказал обезглавить Джаафара. Так же были казнены еще несколько человек, в том числе сестра халифа, у которой было двое детей от Джаафара. Харун посадил в тюрьму Яхиа и его сына Фалда и конфисковал все имущество Бармакидов.

    Основной политической линией халифа ар-Рашида была борьба за укрепление государственной власти. В этой борьбе союзником Харуна стала мусульманская церковь. В его правление было создано много новых мечетей и благотворительных учреждений, церковь получила в собственность большие земельные наделы вместе с людьми. Харун любил окружать себя духовенством, совершал паломничества в священные города.

    Заручившись поддержкой церкви, Харун создал особое войско, отличавшееся преданностью халифу.

    Правление Харуна ар-Рашида было чрезвычайно тяжелым для крестьянства и всего податного населения. Особенной ненавистью пользовался фаворит халифа, хорасанский наместник Али ибн-Иса, правивший областью с 796 по 806 г. Поборы, производившиеся Али, были настолько велики, что деятельность этого наместника в последующей мусульманской литературе обычно приводится в качестве иллюстрации типа чиновника-вымогателя.

    Вследствие этого в Хорасане и Средней Азии начались повсеместные мятежи, перешедшие затем в восстание, охватившее всю область.

    Отправившись в поход против восставших и дойдя до Туса, Харун ар Рашид заболел. Лежа на смертном одре, халиф повелел привести взятого накануне в плен брата Рафи ибн-Лейса, вождя восставших, и, как передают хроники, закрывая уже в агонии глаза, приказал предать его смертной казни. Оба они умерли в один и тот же час.

    Своими наследниками он назвал двух сыновей — Амина, происходившего от законной жены Зубейды, и Мамуна, рожденного от рабыни-персиянки, обойдя третьего — Мутасима. В момент смерти Харун ар-Рашида Амин был наместником в Багдаде, а Мамун правил восточными областями халифата.

    Через год после смерти Харуна путем обещаний Мамуну удалось склонить на свою сторону вождя восстания Рафи ибн-Лейса. Свою роль в примирении Рафи ибн-Лейса с халифской властью, несомненно, сыграла позиция, которую занял Мамун по отношению к Алидам и шиизму.

    В 811–813 гг. в Сирии происходили небольшие шиитские волнения, направленные против Амина. Как и восстание Рафи ибн-Лейса, сирийские восстания подсказали Мамуну политическую линию компромисса с шиизмом, и он воспользовался этим в личных целях. Шииты приобрели большое влияние при дворе Мамуна. Своим наследником Мамун объявил Алила Али Риза, визирем был назначен перс-шиит Фадль ибн-Сахль, который раздал все высшие административные должности своим родственникам и приверженцам.

    Когда в 810 году Амин объявил наследником своего сына, Мамуна, лишенный права наследования, собрал войско, поставил во главе его знатного перса, талантливого военачальника Тахира, и выступил против брата. А войска Амина возглавил Али ибн-Иса, неистовые поборы которого вызвали восстание в Хорасане. В 811 году около Рея войска Мамуна нанесли поражение войскам Амина, и все области к востоку от Тигра перешли в руки Мамуна. В 813 году Тахир занял Месопотамию и штурмом взял Багдад; Амин был схвачен и убит.

    В 821 году Тахир за свои военные заслуги был назначен наместником Хорасана. Год спустя, в одну из пятниц, когда в мечети совершалась молитва и, по обычаю, упоминалось имя правившего халифа, Тахир приказал опустить имя Мамуна. Попытка стать независимым от центрального правительства стоила Тахиру жизни.

    В это время началось восстание Бабека. В связи с этим резко изменилась и политика Мамуна. В 818 году во время стоянки халифского лагеря у реки Аракса неожиданно погиб всемогущий до того времени визирь Фадль ибн-Сахль. Он был убит в бане собственными рабами. На допросе рабы заявили, что совершили убийство по приказу халифа. «Оскорбленный» Мамун тут же приказал распять рабов: он заметал следы: если бы даже кто-нибудь вздумал начать расследование, убийц уже не было в живых. В Тусе также неожиданно умер наследник Али Риза. Мамун все меньше проявляет склонности к шиизму.

    В 830 году, в самый разгар борьбы халифата с Бабеком, началась война с Византией и одновременно — восстание в Египте. Сломив восстание, Мамун вернулся на северную границу, где и начал деятельно готовиться к наступлению на Византию. Было решено построить к северу от Тарса новую крепость, Тиану. Мамун лично руководил этой постройкой. Здесь его настигла смерть — 7 августа 833 года. Мамун оставил своим наследником своего брата Мутасима (833–842).

    Положение для халифата было весьма угрожающим. Неудачная война с Византией содействовала расширению территории занятой азербайджанскими повстанцами во главе с Бабеком. Используя раздоры в Византии, Мутасим поспешил заключить мир.

    После долгих усилий и подкупа сопротивление Бабека было сломлено. После казни Бабека снова начались военные действия между халифатом и Византией. Успешный поход Мутасима завершился присоединением Амории к арабскому халифату.

    Начиная с правления Мутасима все большее влияние в обществе получают гулямы. Гулямы — рабы-гвардейцы, начинавшие свою военную карьеру еще мальчиками. Оторванные от семьи и своего племени, они проходили при дворце халифа длительный период выучки, основной целью которой было создание воина, беспрекословно преданного халифу и не имеющего связей с населением.

    Из числа рабов рекрутировалась свита халифа; они же назначались халифом командующими другими войсковыми соединениями. Командующий таким войском приобретал не меньшее влияние, чем эмир.

    Бесцветное правление халифа Васика, наследника Мутасима, ознаменовалось таким событием, как захват Мекки арабами-бедуинами, наложившими на священный город тяжелый налог.

    При Мутеваккиле (847–861) борьба за установление единоверия принимает самые резкие формы. Халифатом был выпущен ряд эдиктов, запрещающих христианам и евреям появляться на улицах города в одеждах, одинаковых с одеждами мусульман. Христиан и евреев не принимали на государственную службу. Христианским и еврейским детям запрещалось учиться в мусульманских школах.

    В 859 году рядом территориальных мероприятий Мутеваккиль пытается заставить армянскую знать принять мусульманство. По всему Кавказу поднялось большое движение против халифата. Халифатская армия огнем и мечом подавила армянское восстание и осадила Тбилиси. В результате применения огнеметательных снарядов город, окруженный деревянной стеной и состоявший в основном из деревянных домов, сгорел дотла. Заложники из числа армянской и грузинской знати были отправлены в столицу халифата, где часть из них была насильно обращена в ислам.

    В 861 году Мутеваккиль был убит сыном Мунтасиром, ставшим орудием в руках заговорщиков-гвардейцев. Всего лишь через год Мунтасир был отравлен, после чего гвардейцы возвели на престол не его сына Мунтасира, а внука, Мустаина. Подобное вмешательство в дела престолонаследия вызвало восстание в Багдаде, жестоко подавленное гвардейцами.

    Мустаин, не желая править под указку гвардии, решил бежать из своей столицы Самарры в Багдад, собрать местное войско и расправиться с гвардейцами. Но его план провалился, т. к. вместо бежавшего халифа гвардейцы тут же возвели на престол нового халифа Мутазза, которого они освободили из темницы. Во главе с Мутаззом в 865 году гулямы осадили Багдад. Когда большая часть сторонников Мустаина, сломленная голодом, была вынуждена перейти на сторону гулямов, Мустаин отрекся и вскоре был убит.

    Четыре года спустя гвардейцы схватили Мутазза и снова бросили его в темницу, где он и умер спустя несколько дней без воды и пищи. Следующего халифа, посаженного на трон гвардейцами, постигла та же участь.

    В 945 году Бувейхиды (Буиды), захватив Багдад, лишили Аббасидов светской власти. Последний аравийский халиф династии Аббасидов был казнен Хулагу-ханом (внуком Чингисхана) в 1258 году.

    Один из немногих уцелевших Аббасидов был привезен в Каир и торжественно возведен в звание халифа султаном Египта Бейбаром. Однако, по существу, при мамлюкских султанах аббасидские халифы были лишь придворными священнослужителями, религиозным символом власти.

    Новый Аббасидский халифат просуществовал до 1517 года, когда Египет был завоеван Османами.

    Имя Аббасидов всплыло в истории еще раз в XVIII веке, когда Османская империя вступила в эпоху упадка, и турецкие султаны, чтобы обосновать свое право на господство над мусульманскими народами, стали претендовать на звание халифов. Они создали легенду, согласно которой после завоевания Египта турецким султаном Селимом I ему был передан титул халифа последним представителем Аббасидов в Каире — Мутеваккилем.

    КАРОЛИНГИ

    Семейство Карла Великого

    Королевская (с 751 г.) и императорская (с 800 г.) династия во Франкском государстве, названная по имени ее лучшего и известнейшего представителя — Карла Великого. После распада его империи (843 г.) Каролинги правили на территории Италии, Германии, Франции.

    Основателем этого рода был Пипин Короткий, сын майордома Карла Мартелла. Незадолго до смерти он разделил между сыновьями свои владения, обидев при этом своего младшего сына Гриффона. Сразу же после похорон начались распри между наследниками. Старшие братья пошли войной против посмевшего выступить против них Гриффона, лишили его всех земель и заключили в Арденнский замок.

    Решив семейную проблему, они воевали с аквитанцами, баварцами и алеманами. Победив их всех, они прошли по стране, везде требуя себе подарков и заложников. Враги обвиняли братьев Карломана и Пипина в том, что они незаконно захватили власть у законной династии. Тогда братья посадили на престол Хильдерика III из рода Меровингов, который обладал лишь видимостью власти, а сами отправились на войну с баварским герцогом Одилоном. Войска герцога были наголову разбиты, но уже через год ему вернули владения.

    В 746 году Карломан жестоко расправился с восставшими саксами и алеманами и, пресытившись злодеяниями, передал власть Пипину, после чего постригся в монахи.

    Оставшись без поддержки брата, Пипин выпустил Гриффона из замка и дал ему несколько графств, но неблагодарный брат пошел на него войной. Пипин взял его в плен, но потом простил и подарил герцогство.

    Гриффон предпочел бежать в Аквитанию и там продолжал плести интриги против Пипина. При попытке пересечь итальянскую границу он был убит в 753 году.

    Воспользовавшись миром, воцарившимся в стране, Пипин занялся укреплением своей власти. Он направил папе римскому послание, в котором спрашивал, справедливо ли, что королем является тот, кто не имеет реальной власти. Папа Захарий отвечал, что это несправедливо. И тогда Пипин созвал общее собрание франков, на котором его избрали королем франков, а Хильдерика III постригли в монахи. В мае 752 года Пипин был торжественно коронован, а через два года этот обряд повторил сам Папа Римский Стефан II, которому Пипин пообещал начать войну с лангобардами, выступавшими против первосвященника. Пипин выполнил свое обещание, лангобардский король был разбит, а его земли переданы папе.

    Совершив два удачных похода против саксов, Пипин обложил их данью и начал завоевание Аквитании. Почти десять лет шли сражения, до тех пор, пока в 768 году окончательно потерпел поражение и умер аквитанский герцог Вайфар.

    После этой победы король заболел и завещал свое государство сыновьям, Карлу и Карломану. Карл управлял северными и западными областями королевства, а Карломан — центральными и юго-восточными.

    Братья с большим трудом поддерживали согласие, а приближенные Карломана пытались даже довести дело до войны. Но смерть Карломана нарушила их планы, и Карл был объявлен единым королем франков.

    Карл был весьма умерен в своих привычках и прост в одежде. Он ненавидел пьянство и любому другому блюду предпочитал жаркое. Во время еды любил слушать музыку или чтение. Он интересовался истории ей и занимался изучением языков. Сам стремившийся к знаниям, Карл создавал школы и привлекал к себе ученых. В его ближайшем кругу числились Эйнгард Эгингард, написавший впоследствии «Жизнь Карла Великого», и Алкуин Флакк Альбин, англосаксонский ученый, автор богословских трактатов, учебников философии, математики и др.

    Культурный рост, начавшийся в кружке Карла, скоро стал характерным для всей страны, распространился за ее пределы и получил название «Каролингское возрождение».

    Свою первую войну Карл начал в 869 году. Он воевал с Гунольдом Аквитанским, поднявшим против короля мятеж. Карл принудил Гунольда бежать, погнался за ним и добился его выдачи у герцога Гасконского.

    В 772 году Карл вторгся в Саксонию, где разрушил крепость Эресбург и низверг идола Ирминсула, языческую святыню.

    После этого он переключил свое внимание на Лангобардию. После длительного преследования короля лангобардов Дезидерея Карл захватил его столицу и дворец, а самого Дезидерея, сдавшегося в плен, заставил постричься в монахи.

    Карл был торжественно принят папой Адрианом I. Подходя к первосвященнику, он почтительно облобызал все ступени лестницы храма святого Петра. Он даже пообещал папе подарить новые города, но потом это обещание не выполнил.

    В 775 году Карл снова пришел в Саксонию, снова захватил крепости Эресбург и Сигибург и оставил в них гарнизоны, но саксы отбили Эресбург, и тогда Карл решил укрепить границы с Саксонией. В 776 году он основал крепость Карлсбург и окрестил многих саксов. В 777 году местные жители массово изъявили Карлу свою покорность.

    В 778 году Карл отправился на помощь королю Сарагосы против кордовского омейядского эмира, но здесь Карл потерпел неудачу. На обратном пути устроившие засаду баски перебили отряд, сопровождавший обоз.

    В землях самого Карла было неспокойно: саксы-вестфалы под началом Видукинда снова развязали войну. Они перешли границу и, продвигаясь по правому берегу Рейна до реки Коблец, жгли и грабили все на своем пути. В 779 году Карл прошел почти через всю Саксонию, почти нигде не встретив сопротивления. Саксы снова проявляли покорность, но король больше не верил им и в 780 году еще раз прошел по этой земле до самой Эльбы.

    Кое-как усмирив Саксонию, Карл отправился в Италию, где папа римский возложил корону Италии на его четырехлетнего сына Пипина. После этого Пипин стал официально называться «королем лангобардов», а Карл занялся Саксонией. Он разделил эту область на административные округа, во главе которых поставил графов. В это время в Саксонию вторглись сербы, а из Дании с новым войском пришел Видукинд. Страна тут же восстала против Карла, христианские храмы были разрушены.

    Войско, посланное против сербов, почти полностью было перебито. Карл набрал новую армию и пришел в Верден, где, взяв в заложники 4500 саксов, всех их в один день обезглавил.

    В последующие три года Карл бил саксов в сражениях и рейдах, уничтожал селения и фермы непокорных, многих брал в заложники и увозил из страны. Обескровленное войско Видукинда уже не могло оказывать достойного сопротивления, и тогда вождь восставших приехал к королю, запросил пощады и крестился.

    После этого война была окончена, хотя еще и оставались небольшие очаги сопротивления. 787 год для Карла ознаменовался полным покорением Италии, и король обратил свой взор на Баварию. Окружив эту страну с трех сторон, он вынудил местного герцога Тассилона принести клятву верности, а спустя год вообще заставил его постричься в монахи.

    В 789 году, захватив земли славянского племени лютичей (вильцев), Карл начал большую и трудную войну против аваров, в течение многих столетий наводивших ужас на всю Восточную Европу.

    Армия Карла преследовала аваров до впадения реки Раб в Дунай, а затем повернула домой, нагруженная большой добычей. Против аваров пошел войной хорутанский князь Войномир, захвативший их укрепленный лагерь — ринг. Добил некогда страшное племя сын Карла Пипин, разрушивший ринг до основания. В то же время Карл вместе с сыновьями усмирял вновь восставшую Саксонию. Неоднократно с огнем и мечом пройдя эту страну, он устроил переселение народов: многих саксов увез во Францию, а франками населил Саксонию Саксонская война закончилась в 804 году.

    В 800 году Карл посетил Рим, где разбирал споры между папой Львом III и местной знатью. В Рождественский день папа вдруг приблизился к нему и возложил ему на голову императорскую корону. Это не было неожиданностью для Карла, но он сделал вид, что недоволен поступком папы.

    Императорский титул вызвал ненависть у византийских императоров, но в конце концов они признали императорскую власть Карла.

    В 808 году на саксонскую область Нордальбингию напали датчане, против которых Карл послал своего сына Карла Карл изгнал захватчиков и построил несколько крепостей на границе, положив начало Датской прифаничной марке. Кроме того, для обороны от норманнских набегов он приказал построить корабли на реках Галлии и Северной Германии.

    При жизни Карла это была последняя большая война. За сорок лет правления Карл увеличил размеры своей страны почти вдвое.

    Карл Великий умер 28 января 814 года от лихорадки, осложненной плевритом, предварительно заставив надеть императорскую корону единственного оставшегося в живых сына Людовика, с трех лет — короля Аквитанского.

    Людовик был хорошо образован и крепок физически, он был прост в привычках и чрезвычайно религиозен. Каждое утро он молился в церкви, стоя на коленях, и бил земные поклоны. За это усердие он получил прозвище Благочестивый. В отличие от своего отца, который был четыре раза женат и имел много побочных детей, Людовик был женат всего два раза, жен своих любил и не изменял им.

    Став императором, Людовик в первую очередь сослал своих распутных сестер в монастыри, причем под горячую руку попала и скромная Гундрада, а их любовников жестоко наказал: граф Варнара был убит, а Одоин ослеплен и сослан.

    Следующим шагом императора стала раздача королевств сыновьям. Лотарь стал королем Баварии, а Пипин — королем Аквитании. Кроме того, в 817 году Людовик заставил Лотаря возложить на себя императорскую корону и объявил его своим соправителем. Этим он ущемил права своего внучатого племянника, итальянского короля Беренгара. Беренгар поднял мятеж. Однако сторонники восставшего короля перешли на сторону императора, когда тот появился, и Беренгару ничего не оставалось, как сдаться на милость Людовика. Подстрекаемый своей жестокой женой Ирменгардой, Людовик предал племянника суду, который и приговорил его к смерти, но император не решился утвердить этот приговор и «смягчил его», заменив смертную казнь ослеплением. Но Беренгара ослепили с такой жестокостью, что через два дня он умер. Итальянское королевство Людовик отдал своему сыну Людовику.

    В 1818 году умерла императрица Ирменгарда, Людовик так переживал ее смерть, что собирался постричься в монахи, но приближенные удержали его от этого шага и уговорили жениться во второй раз. Со всех частей империи были собраны дочери вельмож, и Людовик выбрал Юдифь из рода Вельфов. Провдовствовав всего четыре месяца, Людовик женился вновь. Он быстро привязался к молодой, красивой и умной жене, которая стала его главной советницей. После рождения сына Карла положение новой императрицы еще более упрочилось: император не мог ей ни в чем отказать. Заботясь о будущем своего сына, Юдифь внушила Людовику мысль, что он должен выделить королевство Карлу так же, как и своим старшим сыновьям. И Людовик наделил шестилетнего сына герцогством Швабским.

    Растущее влияние Юдифи сильно беспокоило старших сыновей Людовика, они начали строить козни. Был пущен слух, будто Юдифь живет в тайной связи с королевским казначеем Беренгаром и хочет сделать его императором. Неизвестно, было ли это правдой, но императрица действительно была очень близка с Беренгаром и проводила с ним много времени.

    Первым мятеж против отца поднял Пипин. Его поддержали другие братья. Юдифь была насильно пострижена в монахини, а Людовика на съезде вельмож в Компьене лишили императорской власти и передали корону Лотарю. Лотарь недолго радовался своей победе, вскоре младшие братья одумались и вернули власть Людовику, а Юдифь была возвращена из монастыря.

    Но уже в 832 году ситуация повторилась: Юдифь отправили в монастырь, а Людовика принуждали постричься. Но император, когда-то сам стремившийся отойти от мирской жизни, теперь упорствовал. После того как очередной съезд в Компьене признал Людовика виновным в тяжких преступлениях и лишил права носить оружие, младшие сыновья снова вступились за отца. Людовик Баварский просил Лотаря не обращаться с отцом слишком жестоко, но тот отвечал, что не потерпит вмешательства в свои дела. Тогда Людовик собрал ополчение и освободил отца.

    Лотарь долго сопротивлялся, но, потерпев поражение при Блуа, он упал к ногам Людовика Благочестивого и поклялся в верности. Людовик, славившийся умением прощать, простил сына, но отобрал у него итальянские владения.

    В течение своего правления Людовик несколько раз производил раздел земель между сыновьями, в зависимости от политической ситуации, жалуя или отбирая какую-то их часть, но неизменно расширял владения только сына Карла. При этом он сильно обидел своих внуков, детей умершего Пипина, полностью лишив их земель. Аквитанцы решили с оружием в руках защищать права наследников Пипина, и Людовик отправился усмирять мятеж. Воспользовавшись его отсутствием, Людовик Баварский захватил Алеманию и Франконию. Но Людовик I Благочестивый усмирил мятежников и после этого вернул захваченные сыном земли. Завершив этот поход, Людовик заболел лихорадкой и вскоре умер.

    Лотарь, бывший его соправителем, объявил о вступлении на императорский престол и потребовал присяги. Но с этим были не согласны его братья, Людовик и Карл. Объединившись, они разгромили войско Лотаря 25 июня 841 года и, ограбив стан врага, разошлись по домам. А Лотарь стал собирать новое войско. Пообещав саксонцам и норманнам-язычникам восстановить их права, он включил их в свое войско и снова отправился против братьев и снова проиграл сражение. Тогда Лотарь согласился на перемирие с братьями, и они поделили земли между собой.

    Лотарю достались Италия, Прованс и Бургундия. Он сам поселился в Ахене, сына Людовика II сделал итальянским королем, другого сына, Лотаря II, короновал в Лотарингии, а третьему, Карлу, отдал Прованс. В 855 году он сложил с себя власть и постригся в монахи, а через пять дней умер.

    В 850 году Папа Римский Лев IV венчал Людовика II короной императора Священной Римской империи.

    В начале 860-х годов Людовик II поссорился с папой Николаем I, который без его ведома сместил архиепископа равеннского и не желал дать развод брату императора Лотарю. Император даже пошел войной на Рим и расположился близ собора святого Петра, но при посредничестве императрицы он помирился с папой.

    Людовик II вел упорные войны с беспокоившими своими набегами Италию арабами-мусульманами, жертвуя ради этой борьбы собственными интересами (он потерял южную Италию) и остался в памяти народа как справедливый и богобоязненный правитель.

    После смерти Людовика II его дядя, Карл II по прозвищу Лысый, обойдя своего брата Людовика II Немецкого, прибыл в Италию, получил корону императора и короновался итальянским королем. Людовик в ответ на это опустошил принадлежавшую Карлу Лотарингию. Вскоре он умер.

    Карл II хотел объединить под своей властью всю империю и выступил против сыновей Людовика II Немецкого, но племянники дали императору решительный отпор, и Германия осталась вне досягаемости Лысого.

    В это время на Италию снова напали арабы и даже дошли до стен Рима. Папа Иоанн VIII позвал Карла на помощь, и в 877 году тот прибыл в Тортон, где встретился с папой в ожидании подхода вассальных графов, которые так и не появились. Зато неподалеку объявился его племянник Карл Немецкий. Напуганный этой вестью император собрался в обратный путь, но в дороге его свалила лихорадка, а личный врач, еврей Седекия, вместо лекарства дал ему яд.

    Дорога к императорской короне оказалась свободной, и по ней кратчайшим путем прошел Карл III Немецкий, прозванный Толстым.

    Карл III был человеком нерешительным и набожным, он легко позволял управлять собой. Но эти качества не помешали ему исполнить мечту Карла II: после смерти своего брата Людовика III в 882 году он получил Германию, а в 884 году нейстрийские князья пригласили его занять французский трон вместо умершего двоюродного брата Карломана.

    Все начиналось хорошо, если бы не норманны, дважды досаждавшие Карлу. В 882 году они опустошали окрестности Мааса, а в 886 году — осадили Париж. В обоих случаях Карл III предпочел откупиться от противника, чем вызвал гнев и возмущение своих воинов и народа.

    В 887 году Карл обвинил своего премьер-министра Лиутварда в связи с императрицей Рихардой. Рихарда объявила, что после стольких лет брака она девственна, доказала свою невинность и постриглась в монахини, а Лиутвард бежал к племяннику Карла Арнульфу, единогласно избранного вельможами на съезде в Ферхгейме германским королем, и стал подталкивать его к войне против дяди. Испугавшись такого сопротивления, Карл отказался от власти, а Арнульф пожаловал ему несколько владений, на доходы с которых тот мог бы жить.

    При Арнульфе окончательно исчезла угроза от моравских племен, были разбиты норманны и взят захваченный герцогом Сполето Ламбертом Рим. Сторонникам Ламберта Арнульф приказал отрубить головы, а его народ привел к присяге на верность себе.

    Папа, спасенный императором, возложил на его голову императорскую корону, после чего Арнульф пошел на Сполето и взял в осаду Фермох Ангильтруду, принадлежащую матери Ламберта. Есть версия, что, не надеясь на спасение, Ангильтруда большими деньгами подкупила какого-то вельможу из окружения Арнульфа и тот дал императору медленно действующий яд. Арнульф заболел и вскоре почувствовал себя так плохо, что приказал снять осаду и отправился домой. Следом за ним шел Ламберт, снимавший всех чиновников, назначенных императором. Но Арнульф уже не мог помешать ему, т. к. болезнь его все усиливалась.

    Смерть Арнульфа привела на императорский трон Людовика III Слепого, который был последним императором Священной Римской империи и правил до 924 года.

    Несколько лет спустя, после смерти сына Арнульфа, Людовика IV по прозвищу Дитя, прекратилось правление Каролингов в Германии, еще раньше — в 905 году — Каролинги потеряли Италию. Таким образом, в 911 году они правили только Францией, но и эта страна обрела новых правителей, Капетингов, после смерти бездетного Людовика V Ленивого в 987 году.

    САМАНИДЫ

    Первые таджики

    Саманиды пришли к власти в тот период, когда завершался процесс образования таджикского народа, к этому времени сложился национальный язык, а таджики, избавившись от иноземцев, создавали собственную культуру. Саманиды способствовали этим процессам, проводя политику стабилизации и централизации.

    Родоначальником Саманидов стал выходец из Балха Саман, в начале IX века отказавшийся от зороастризма и принявший ислам. У Самана был сын Асад, все сыновья которого занимали государственные должности. Халиф Мамун Тахирид назначил правителем Самарканда Нуха, правителем Чача и Усрушаны — Яхья, а правителем Герата — Ильяса.

    Главным среди братьев был Ахмад, правивший Ферганой. Сын Ахмада Наср управлял уже всем Маверранахром. Но когда в 870-е годы начались междоусобицы в Маверранахре, Наср не смог с ними справиться, и ему на помощь пришел его брат Исмаил.

    Наср назначил Исмаила правителем Бухары в 874 году, и Исмаил в короткий срок сумел подавить восстание крестьян и примирить знать, погрязшую в усобицах.

    Исмаил хотел создать централизованное государство, и между братьями началась борьба. В 888 году Исмаил разбил войско Насра и взял его самого в плен. Но когда к нему привезли Насра, Исмаил, желая привлечь на свою сторону сторонников брата, сошел с лошади, поцеловал руку брата, усадил его на трон, а сам стал сзади, готовый прислуживать. Увидев такой прием, Наср даже подумать не мог, что брат над ним издевается. С тех пор фактически правил Маверранахром Исмаил, а Наср лишь номинально оставался эмиром.

    После смерти Насра управление страной полностью перешло в руки Исмаила, ставшего основателем государства Саманидов.

    В 900 году Исмаил нанес поражение войску иранского правителя Амра ибн Лейса и присоединил к своему государству значительные земли на севере и востоке Ирана, обеспечив независимость своего государства от арабских халифов.

    Исмаил создал сильное войско и прочную систему административных учреждений, что помогло ему бороться с непокорными землевладельцами.

    После смерти Исмаила в 907 году его сыну Ахмаду бин Исмаилу пришлось подавлять мятежи, вспыхнувшие одновременно в Самарканде, Рее, Систане. Самым крупным было восстание в Систане, подавить которое Ахмаду удалось лишь через год Ахмад ибн Исмаил вызвал ненависть тюркской гвардии, созданной его отцом, и был убит на охоте своими рабами, а власть перешла к его сыну Насру II (914–943). Во время его правления было приведено в порядок управление страной, но продолжались междоусобицы. В конце 914 года поднял восстание племянник Насра II Мансур бин Исхок, и лишь через год мятеж был подавлен.

    В конце правления на территории Саманидского государства начало быстро распространяться карматское движение. Карматы были привер женцами одной из мусульманских сект, главными идеалами которой было восстановление общинной собственности на землю и всеобщее равенство. Сам Наср II стал карматом. Это вызвало недовольство мусульманского духовенства. Вместе с гвардейцами духовенство организовало заговор против Насра II. Предполагалось заманить его на пир для военачальников и там убить самого Насра и всех карматов.

    Но об этом заговоре стало известно сыну Насра, Нуху, который рассказал обо всем отцу Наср II заманил к себе главного заговорщика и приказал казнить его. После этого Наср вместе с Нухом явились на пир. В самый разгар пиршества Наср сказал, что знает все о готовившемся покушении, и бросил к ногам собравшихся голову их предводителя. После этого Наср объявил об отречении в пользу Нуха, которого никто не мог обвинить в симпатиях карматам.

    Нух начал свое правление с истребления карматов и конфискации их имущества. Но несмотря на эго, в государстве возникли серьезные финансовые трудности. Не помогли ни конфискации, ни двойное налогообложение. Нух объявил, что в возникшей ситуации виноват везирь, и приказал казнить его.

    Воспользовавшись ослаблением позиций Нуха, его дядя Ибрагим бин Ахмад в 947 году захватил трон, а Нух был вынужден удалиться в Самарканд. Но как только Ибрагим выехал по делам в Чаганиан, Нух вернулся и вновь занял трон, а своего дядю и его сыновей ослепил.

    После этого Нуху пришлось усмирять восставшего против него Абуали Чагони, которого он в конце концов был вынужден назначить правителем Чаганиана, а потом и всего Хорасана.

    Во время правления Абд ал-Мелика, сына Нуха, усилилось влияние военачальников тюркской армии, в руки которых перешло управление государством. Особенно выдвинулся начальник тюркской гвардии и крупный землевладелец Алп-Тегин. Его влияние было настолько велико, что без согласия Алп-Тегина Абд ал-Мелик не мог даже назначить везиря.

    После смерти Абд ал-Мелика Алп-Тегин возвел на престол его малолетнего сына Абдулмалика Насра III, царствование которого длилось один день, т. к. другие военачальники возвели на трон Мансура ибн Нуха. После нескольких сражений с саманидскими войсками Алп-Тегин захватил власть в Газне, восстановить же свою власть в Газне Мансур ибн Нух смог только после смерти Алп-Тегина. Нух II, сын Мансура ибн Нуха, в начале своего правления был вынужден обратиться за помощью к правителю Газны Сабук-Тегину, чтобы подавить восстания в районе Балха и в Хорасане. Сабук-Тегин охотно выполнил его просьбу и разгромил войска восставших. За это он получил титул «защитника религии и государства», а его сын, также отличившийся в боях с мятежниками, получил титул «меча государства» и был назначен наместником Хорасана. Со временем придворные распри и усобицы еще более усилились, страна ослабла настолько, что даже слабый противник мог ее захватить. В 992 году государство Саманидов подверглось первому нападению тюркских кочевников во главе с ханами из племени ягма, так называемыми Караханидами.

    Двадцать лет спустя некоторые правители саманидского государства вновь восстали, а караханидские тюрки попытались захватить территорию всей страны. Но и на этот раз с помощью Сабук-Тегина Нуху II удалось победить восставших и предотвратить нападение Караханидов.

    Спустя год умерли Нух II и Сабук-Тегин. Правители Нишапура Бектузун и Фоик, войдя в сговор с Караханидами, ослепили Мансура бин Нуха, сына Нуха II. Вскоре после этого он умер. Тогда Бектузун и Фоик настояли на том, чтобы правителем стал брат Мансура Абдулмалик бин Нух.

    Под предлогом мести за Мансура бин Нуха против Абдулмалика выступил сын Себук-Тегина Махмуд. Вскоре он вынудил эмира отдать ему северную часть нынешнего Афганистана, а потом он овладел и всем Хорасаном.

    Под властью Абдулмалика остался только Маверранахр, но и его отняли у Саманидов Караханиды в 999 году. Караханидский хан Наср Илекхан захватил Бухару, а эмира и всех членов его семьи заключил в темницу.

    В начале XI века власть Саманидов попытался восстановить Абу Ибрагим Исмаил, брат Абдулмалика, больше известный под именем Мунтасира — победителя. Но его выступление было неудачным: в 1005 году он был убит предводителем арабских племен.

    РЮРИКОВИЧИ

    Из варяжских князей — 6 государи всея Руси Рюриковичи — великокняжеская династия, правившая Русью на протяжении семи столетий. Великие князья московские и русские цари были потомками владимирских Рюриковичей. Многие Рюриковичи занимали руководящие должности в административном, судебном и военном управлении Российского государства. Потомки Рюриковичей (Волконские, Кропоткины, Шаховские и др.) живут в России и за рубежом. Исследователи знают свыше 10 000 потомков древнего Рюрика.

    Династия восходит к Рюрику, варяжскому князю, прибывшему на Русь по просьбе некоторых славянских племен, чтобы править в Новгороде. По легенде, вместе с ним пришли братья Синеус и Трувор, ставшие княжить в Белоозере и Изборске. Но есть мнение, что Синеус и Трувор — мифологические персонажи, так как их имена переводятся на современный язык как «с домом и дружиной». Следовательно, на Белоозеро отправились родственники Рюрика, а в Изборск — дружина. Некоторые ученые отождествляют Рюрика с предводителем викингов Рёриком Ютландским (середина IX века).

    Игорь Рюрикович, по прозвищу «Старый», правил Русью 32 года, совершил 2 больших похода на Царьград, второй из них оказался успешным. Игорь пал жертвой собственного неблагоразумия: при попытке собрать повторно дань с племени древлян он погиб. Оценивая его историческую роль, Н.М. Карамзин писал: «Два случая остались укоризной для его памяти: он дал опасным печенегам утвердиться в соседстве с Россиею и, не довольствуясь справедливостью, то есть умеренною данью народа, ему подвластного, обирал его, как хищный завоеватель».

    Его сын, Святослав Игоревич, сумел объединить племена восточных славян в единое централизованное государство, разгромил Хазарский каганат, которому некоторые славянские племена платили дань.

    Успешными были и походы Святослава в Волжскую Булгарию, Болгарию и Византию. Святослав не пользовался военной хитростью и не пытался извлечь выгоду из мобильности своей дружины, он честно предупреждал противника: «Иду на вы». Погиб Святослав в битве с печенегами. Печенежский князь Куря отрубил Святославу голову, сделав из его черепа чашу, из которой пил в память победы над прославленным князем.

    Младший сын Святослава, Владимир, в молодости был ревностным язычником и запомнился как мстительный, кровожадный воин и братоубийца, как сластолюбец (у него было 5 жен и 800 наложниц), но потом принял крещение, ввел в качестве государственной религии христианство на Руси, за что был прозван «Святым», «Равноапостольным».

    Позже он приостановил набеги печенегов на Русь, на границе построил новые города, способствовал распространению знаний на Руси. Это время расцвета церковной живописи и зодчества. За эти деяния народ прозвал князя Владимира «Великим» и «Красным Солнышком».

    Ярослав Владимирович Мудрый объединил почти все древнерусские земли, воевал с Польшей и литовцами, печенегами. При Ярославе был совершен последний поход на Византию (1043), окончившийся неудачно.

    Русский князь занимал почетное место среди европейских государей, со многими из них был в родственных отношениях.

    Он вошел в историю как создатель «Русской правды» — свода древнерусских законов, просуществовавшего несколько столетий. Ярослав собрал богатейшую библиотеку, заботился о распространении просвещения.

    При Ярославе расстраивался Киев: город был обнесен каменной стеной, построены Золотые ворота. Кроме того, он основал города Юрьев и Ярославль.

    После смерти Ярослава, а он умер в 76 лет, княжеский род стал быстро разрастаться, княжества стали дробиться, начались княжеские междоусобицы. Могущественное древнерусское государство стало постепенно приходить в упадок.

    Младший сын Ярослава Мудрого, Всеволод, с детства был боголюбив, чтил старших, любил правду, раздавал милостыню нищим.

    Княжение его было одним из самых беспокойных: племянники Всеволода добивались областей, ссорились между собой. Их постоянно приходилось мирить и делить между ними уделы. Пользуясь этим, половцы зачастили на Русь.

    Добродушный Всеволод в одиночку вряд ли справился бы с князьями и с кочевниками, но ему помогал сын Владимир, прозванный победителем Половецкой степи. Летописцы называют его «чюдным князем», «милостивым паче меры» и «жалостливым».

    Неутомимый ратоборец, лично участвовавший в 83 походах, Владимир сумел победно завершить вековое противоборство Русской земли с половецкими ордами, кочевавшими в Дикой степи. Свое историческое прозвище «Мономах» он получил по имени деда, византийского императора Константина Мономаха. Владимир Всеволодович оставил своим сыновьям знаменитое в истории «Поучение», в котором, используя опыт своей жизни, пытался создать образ идеального правителя.

    В летописи, прославившей Владимира Мономаха, сохранилась легенда об обладании им знаками царского достоинства — бармами и короной, якобы подаренной ему дедом, византийским императором Константином Мономахом. Но существует и другая легенда: так называемая «Шапка Мономаха» была подарена Ивану Калите ханом Узбеком в XIV веке.

    Сын Владимира Мономаха, Мстислав умом и нравом походил на своего отца, летописец называет его великим, а православная церковь причислила его к лику святых. Мстислав, крепко держал в руках удельных князей, сумел жестоко расправиться с половцами, напавшими на Русь после смерти Владимира, совершил удачные походы на Чудь и Литву, решил проблему Полоцкого княжества.

    Один из сыновей Владимира Мономаха, Юрий Долгорукий, известен своей борьбой за отцовский престол и как основатель укрепленного городка Москвы. Ему дважды удавалось вокняжиться в стольном граде Киеве. При нем произошло определение границ Ростово-Суздальского княжества.

    Два крестовых похода на Русскую землю — немецкого рыцарства и королевского войска Швеции — отразил один из самых прославленных полководцев Руси новгородский князь Александр Ярославич. Победы в Невской битве (1240) и на льду Чудского озера (1242) сделали его святым в православии, добавив к его имени Невский. Став великим князем Владимирским, он проявил еще и талант правителя, дипломата, обезопасив Русь от разорительных вторжений золотоордынцев и начав укрепление великокняжеской власти. Александр Невский четырежды ездил в Золотую Орду, добился освобождения русских людей от обязанности поставлять свои войска для участия в набегах. Благодаря ему русские князья получили право на внутреннее управление делами, а также право вести с кем угодно войну и заключать мир.

    Внук Александра Невского, Иван Данилович Калита, первый великий князь Московский, добился возвышения Москвы среди других русских княжеств. При нем на 40 лет прекратились набеги золотоордынцев на московские земли, сбор ханской дани перешел в руки великого князя.

    В правление Ивана Калиты были заложены основы политического, экономического и военного могущества Московского государства, успешно выдержавшего противоборство с Тверью и больше никому не уступавшего первенства на Руси. В зависимость от Москвы попали Ростов, Галич, Белоозеро, Углич. Значительно пополнил свою казну, отсюда прозвище «Калита» («кошель»).

    Великий князь Московский и Владимирский Дмитрий Иванович Донской первым среди московских князей возглавил вооруженную борьбу русского народа против Золотой Орды. И хотя первый бой с татарами на реке Пьяне русичи проиграли, а историческая победа на поле Куликовом в 1380 году не принесла Руси избавления от ненавистного ордынского ига, начало ее освобождению было положено. При Дмитрии Донском Москва окончательно утвердила свое главенство на Русской земле. Великий полководец известен в истории и как градостроитель. При нем построен белокаменный московский Кремль, на стенах кремля установили первое на Руси огнестрельное оружие, которое тогда называли «тюфяк».

    Великий князь Московский Иван III Васильевич вошел в отечественную историю как выдающийся государственный деятель. Именно при нем сложилось ядро Русского государства и окончательно было свергнуто ордынское иго после «стояния на Угре» в 1480 году. За свое правление Иван III Васильевич значительно увеличил владения Великого княжества Московского, создал сильное поместное войско, начал централизацию государственного аппарата, руководил составлением Судебника. За годы его долгого правления заметно вырос международный авторитет Москвы.

    Сын Ивана III, Василий III, стал в отечественной истории первым князем, севшим на великокняжеский престол без ордынского ярлыка, и последним собирателем земли Русской. Он присоединил к Москве Псков, Смоленщину, Рязанское княжество, Новгород-Северщину. Великий князь Московский успешно защищал пределы государства, воюя с Крымским и Казанским ханствами. При Василии III Ивановиче государственность Русской земли («Московии» — как ее называли в Европе) поднялась на более высокую ступень. Он приказал собрать все законы и грамоты великих князей, дополнил, исправил и издал под названием «Уложение» (1497). При Иване III появились полиция и почта.

    Женившись вторым браком на Софье Палеолог, Иван III унаследовал права Палеологов по защите православного христианства и перенял Герб Восточной империи — двуглавого орла.

    Несмотря на многочисленные войны, царствование Ивана III было одним из самых спокойных и счастливых для русского народа, в этот период на Руси успешно развивалась торговля, росло благосостояние жителей.

    При рождении у Ивана III сына, Ивана IV, было сделано предсказание, что он станет государем-мучителем. В память его рождения отец приказал построить церковь Ивана Предтечи. Иван IV Грозный станет первым русским царем, а великое княжество Московское — царством.

    Иван Грозный в начале своего правления поставил задачу укрепления восточных границ, для чего захватил Казань и Астрахань. С тех пор навсегда была устранена угроза татарских набегов, русичи вышли к Каспийскому морю и Кавказу, что облегчало торговлю с Персией.

    Иван IV наладил отношения с англичанами, разрешив им беспошлинную торговлю. Но к 1560 году дела его разладились, умерла любимая жена Анастасия, стала распадаться Избранная рада, бывшие сподвижники царя были отправлены в заточение.

    Оставшись без любимой жены и сподвижников, царь начал проявлять чрезмерную подозрительность, завел себе стражу-опричнину. В стране начался террор: провинившихся обезглавливали, вешали, жгли на кострах, с живых людей сдирали кожу, четвертовали, сажали на кол.

    От ужасов опричнины страну спасло нашествие крымских татар в 1571 году, почти на 2/3 сжегших Москву. В этой ситуации опричники струсили, за что и поплатились: в 1572 году опричнина была распущена, а многие ее руководители казнены.

    Царь Иван Грозный не обращал внимания на предрассудки и не знал слова «нельзя» по отношению к женщинам. В 1580 году он в седьмой раз женился — на Марии Нагой, которая родила от него сына Дмитрия (1583–1591), будучи уже отвергнутой.

    Иван IV был выдающимся государственным деятелем, укрепляющим Русское государство, стремившимся вывести его на мировые пути. Значительное развитие при нем получили торговля, ремесла, книгопечатание.

    Иван Грозный — автор значительных произведений русской публицистики XVI века — письма к Курбскому, духовное завещание.

    Беспорядочный образ жизни, угрызения совести, военные неудачи и убийство собственного сына — все эти события подорвали здоровье первого русского царя. Он скончался 18 марта 1584 года.

    По стечению обстоятельств после смерти Ивана Грозного на престол взошел Федор Иванович, человек, который по своему душевному складу не мог управлять государством. Вместо него дела вел его шурин — Борис Годунов.

    В период царствования Федора Ивановича были заложены города Архангельск, Курск, Воронеж, Белгород, Саратов, Царицын, Яик и др., принято подданство грузинского царя Александра, которому угрожали Турция и Персия. Федор лично принял участие в походе против шведов, в ходе которого России были возвращены Ивангород, Ямь и Копорье.

    В 1597 году царь издал приказ, по которому крестьянам было запрещено уходить от помещиков в Юрьев день. Так на Руси появились крепостные.

    Федор Иванович умер в Москве 7 января 1598 года, не оставив наследников и завещания. С ним прекратила существование династия Рюриковичей-царей.

    ТУСКОЛОМСКИЕ И КРЕСЧЕНЦИИ

    Потомки Теофилакта

    С середины IX до середины XI века в Риме практически безраздельно хозяйничали потомки бывшего казначея, а затем консула по имени Теофилакт. Многократно они становились папами, активно выдвигали на папский престол своих ставленников. Церковный сан стал предметом купли-продажи, а папский двор — местом убийств, интриг и распутства.

    В истории папства этих пап обобщенно называют «плохими папами», а период с 883 по 963 год именуется «порнократией» или «правлением шлюх». Именно в это время возникла легенда о папессе Иоанне.

    Все началось в период правления папы Сергия III (904–911), питавшего особенно нежные чувства к дочери Теофилакта Марозии, которая родила от него сына и без стеснения пользовалась его привязанностью.

    Марозия, как и ее мать, Теодора Старшая, и сестра, Теодора Младшая, была богатой и влиятельной женщиной, ведшей распутный образ жизни. Эти женщины, жаждущие власти, сажали на папский престол своих любовников и родственников, а неугодных пап без раздумий и сожалений свергали или убивали.

    Марозия сначала женила на себе могущественного сполетского маркграфа, а овдовев, вышла замуж за тосканского маркграфа. Она добилась для себя титула римского патриция и сенатора, захватив, таким образом, всю власть в городе в свои руки. В 911 году один любовник Марозии стал папой Анастасием III, но в 913 году она его свергла и поставила во главе понтификата другого своего любовника — Ландона. Ставшего на ее пути папу Иоанна Х (914–928), открыто жившего с Теодорой Старшей, она велела убить, как и двух последующих пап, Льва VI и Стефана VIII, а затем добилась тиары для своего восемнадцатилетнего сына, родившегося от связи с папой Сергием III и взявшего имя Иоанна XI (931–935). После этого Марозия вышла замуж за итальянского короля.

    Ее взрослый сын от первого брака Альберих, воспитанный в кругу, где убийства не считались преступлением, заточил свою мать, нового отчима и сводного брата — папу Иоанна XI — в тюрьму и захватил власть в Риме. Светская власть принадлежала ему безраздельно, а назначаемые им папы в течение 20 лет не имели права голоса ни на общественном, ни на политическом поприще, им было позволено заниматься лишь церковно-административными делами.

    В 955 году папой был избран сын Альбериха, восемнадцатилетний Октавиан, взявший имя Иоанн XII. Таким образом, в одном папе соединилась светская и духовная власть.

    Папе Иоанну XII пришлось решать глобальные проблемы: существовала угроза нападения на папские области итальянского короля Беренгара II. Тогда папа обратился за помощью к германскому императору Отгону I, который, быстро завоевав Северную Италию, вступил в Рим, где был коронован Иоанном как римский император. Оттон решил проблемы папы с римской аристократией, но в то же время заставил его подчиниться своей власти. И уже в 963 году Иоанн, испугавшись подчинения такому сильному правителю, стал искать союза с противниками германского императора. Тогда Оттон во второй раз завоевал Рим, низложил Иоанна XII и организовал против него процесс.

    В летописях есть рассказы о том, что Иоанн XII превратил Лагеранский дворец в публичный дом, порядочные женщины прятались при его приближении, он сам пил за здоровье сатаны и во славу Венеры, своего любимого коня он рукоположил в сан епископа (Калигула только хотел сделать консулом своего любимого коня Инцината, а Иоанн XII хотел рукоположить коня и — рукоположил!). А ко всему— он еще и продавал церковные должности.

    Новым папой стал Лев VІІІ, римлянин, светский чиновник, за восемь часов прошедший весь путь церковной иерархии.

    Он был непопулярен в народе, и римляне подняли бунт против него. Несмотря на то, что бунт был подавлен, после ухода Оттона Льву VIII пришлось бежать. Уже в 964 году папа Иоанн XII вновь легко захватил Рим и вернул себе тиару. Он организовал процесс против Льва и его сторонников, жестоко расправляясь с ними. Когда Иоанн XII умер от апоплексического удара во время прелюбодеяния, современники сочли это Божьей карой за совершенные им грехи.

    После смерти Иоанна XII почти полвека папским престолом распоряжались Кресченции — кузен Альбериха и его потомки. Сын Теодоры Младшей, Кресченций, заточил в Замок Святого Ангела, а потом и приказал убить выдвиженца Оттона папу Бенедикга VI, отдав тиару своему родственнику, Бонифацию VII, которого войска императора изгнали из Рима. Бонифаций бежал в Византию, прихватив с собой церковные ценности.

    После смерги римского имперагора Отгона II Кресченций, убивая новых пап, снова восстановили свою власть и возвели на престол антипапу Иоанна XVI. Император был в гневе. В 998 году он приказал обезглавить Кресченция на крыше Замка Святого Ангела, а антипапу низложили, изувечили, привязали к спине осла и изгнали из города.

    Но род Кресченциев снова поднял голову после смерти Оттона III в 1002 году, и в первой половине XI века папы римские не зависели ог германских императоров.

    Сначала всю полноту власти в Риме держал в своих руках сын казненного Кресченция Иоанн, будучи патрицием, назначавшим пап, а в 1012 году, после его смерги, власть перешла к потомкам Марозии — графам Тусколомским.

    Граф Альберих сделал папой своего брата, который взял имя Бенедикта VIII (1012–1024). Именно с Бенедикта VIII стало традицией при восшествии на папский престол менять имя, до него такие случаи были редки.

    Графы Тусколомские ладили с германскими императорами, Бенедикт VIII короновал в Риме Генриха ІІ, а после его смерти и Конрада II.

    После смерги Бенедикта его место занял его брат, мирянин, за один день прошедший все ступени церковной иерархии. Иоанн XIX стал одиозной фигурой в истории папства, т. к. за крупные суммы охотно продавал епископские должности. Эту деятельность еще в большей степени развил его преемник, также представитель Тусколомских графов, взявший имя Бенедикт IX. Он дошел до того, что сам продал тиару за очень большие деньги пресвитеру Джованни Грациано, вступившему на престол под именем Григория IV. Но император и римские партии не согласились с продажей тиары и выдвинули антипапу Сильвестра III. Так получилось, что в 1046 году одновременно было три папы: Бенедикт IX, Григорий IV и Сильвестр III.

    Император Генрих III возглавил движение за реформу церкви, направленное на укрепление прав папы как главы церкви. В 1046 году на соборе в Сутри его усилиями были низложены папы Сильвестр III и Григорий IV, а на следующем, римском, соборе низложили и вновь заявившего свои права на престол Бенедикта IX. Однако позже Бенедикт всетаки вернул себе тиару — после смерги папы Климента II от горячки, но ненадолго, всего на полгода.

    Последним из скомпрометировавших себя графов Тусколомских — римских пап — к власти ненадолго пришел Джованни Тусколомский — антипапа Бенедикт X.

    ФАТИМИДЫ

    Династия халифов

    Фатимиды — династия халифов, правившая на Ближнем Востоке в 909—1171 гг. Вели свое происхождение от Фатимы, дочери Мухаммеда.

    Государство Фатимиды основали в Тунисе. К середине Х в. они подчинили всю Северную Африку, в 969 году завоевали Египет, в конце X— начале XI в. — Сирию. Первым Фатимидом объявил себя некто Обейдаллах, приверженец мусульманской секты карматов. Обейдаллах утверждал, что является потомком дочери пророка Мухаммеда Фатимы. Но уже в те времена его заявление вызывало сомнения. Говорили, что на самом деле он является сыном проповедника карматизма в Северной Африке Абу-Абдаллаха, прозванного Шиитом.

    Как бы то ни было, но в 901 году Обейдаллах появился в Африке и принял титул «махди» («мессия»), халифа и повелителя правоверных. Он убил Шиита и заключил мир с Омаром ибн Хафсуном, что позволило Обейдаллаху захватить в 914 году Бакру и напасть на Александрию и Фаюм, разграбив оба города.

    Полное отсутствие совести и благодарности, присущее Обейдаллаху, стало характерной чертой для всех Фатимидов. После смерти Обейдаллаха расширение государства Фатимидов на некоторое время прекратилось и лишь при четвертом халифе из рода Фатимидов, Муыззе, ситуация изменилась.

    Муызз стал халифом в 22 года в 953 году, и пределом его мечтаний был захват Египта. Но начал он с укрепления государства. При Муыззе была организована гвардия рабов (по примеру омейядских саклабов), называемых мамлюками. Гвардию составляли отдельные отряды, состоявшие из негров, берберов, тюрков, которых селили не только отдельно друг от друга, но и от местного населения.

    Муызз укреплял центральную власть, преобразовал налоговую систему. Получение налогов через откупщиков было запрещено, для сбора налогов непосредственно от населения был создан специальный орган. Халиф был самым богатым собственником в своей стране и самым крупным торговцем. Знаменитые льняные ткани были его монополией, так же как и экспорт хлеба.

    Нападение на Египет Муызз запланировал на 966 год, но вмешалась его мать, которая при паломничестве в Мекку посетила Египет и была тепло принята его правителем Каруфом. Подчинившись просьбе матери, Муызз покорно дождался его смерти и в 969 году овладел Египтом. Здесь он основал новую столицу — Каир, куда перевез даже останки предков. С тех пор Египет стал главной частью государства Фатимидов.

    В 975 г. была захвачена не только Южная, но и Северная Сирия. Вскоре к египетскому халифату присоединяется Хиджаз. Государство Фатимидов занимало теперь значительную часть Северной Африки, Египта, Палестину, Сирию. Хиджаз Халиф аль-Азиз (975–996) поднял престиж своего государства на небывалую высоту, при нем суверенитет Фатимидов был признан в священных городах Мекке и Медине, а также в Йемене.

    На смену аль-Азизу пришел халиф аль-Хаким, прозванный воспитателем, ящерицей и ставший для многих последующих поколений чудовищным пугалом.

    Смуглый аль-Хаким имел голубые глаза, пугавшие не только людей, стоявших на низкой ступени социальной лестницы, но и высшую знать халифата. Он ненавидел свет дня и жил только ночью. По воле халифа весь Каир должен был жить ночью. Малейшее нарушение этого правила строжайше каралось.

    Этот халиф провел ряд мероприятий, которые превратили Каир, блестящий город средневековья, в карматский монастырь. Женщинам было запрещено выходить из дому, для того чтобы это постановление не могло нарушаться, сапожникам было запрещено выделывать и продавать женскую обувь. Аль-Хаким запретил продавать вино и даже приготовлять изюм, из которого делали вино. Всякие игры и развлечения, кроме религиозных процессий, были запрещены. Следовали многочисленные казни, а имущество казненных переходило в казну халифа.

    Мероприятия аль-Хакима были направлены на уничтожение суннизма и введение шиизма в качестве единой религии всего египетского населения.

    В 1018 году аль-Хаким издал приказ о воздаянии божеской почести халифу. В мечетях обычный возглас «во имя Бога милостивого и милосердного», которым начинается мусульманское богослужение, был заменен возгласом «во имя аль-Хакима, милостивого и милосердного».

    Каждый вечер жители Каира могли видеть «божественного» халифа, выезжающего на сером осле в простой одежде из ворот дворца. В отличие от других Фатимидов, аль-Хаким не носил дорогую одежду и ни один драгоценный камень не украшал его руки и чалму.

    Аль-Хаким любил прогуливаться сначала по улицам города, а затем выезжать в пустыню. Выехав однажды за пределы города, он отпустил бывших с ним слуг, и исчез. Несколько дней спустя на одном из холмов нашли изувеченного осла, а рядом одежду халифа.

    Переломным моментом в истории государства Фатимидов было долгое правление халифа ал-Мунстансира (1036–1094), при котором на государство градом сыпались беды: длительный голод (1064–1072), вызванный недостаточным уровнем воды в Ниле, эпидемия чумы, борьба между различными группировками военной знати. Подчиненные народы восставали, а ослабленная власть не могла противостоять их выходу из состава государства, что вело к уменьшению государственной территории.

    Доходы Фатимидов на средиземноморских рынках резко сократились, что также явилось одной из причин дальнейшего ослабления халифата.

    В 1171 году Фатимидская династия пала, власть верховного повелителя Египта перешла к курду Салах ад-Дину.

    ПЯСТЫ

    Первая династия польских королей

    Династия была сильна в начале своего существования и в конце. Пережив усобицы и внешние потрясения вместе со своей страной, Пясты сумели восстановить утраченную было власть и даже укрепили ее, но, к несчастью, последний король из этого рода умер бездетным.

    Крупные представители: Мешко I, Болеслав I Храбрый, Болеслав III Кривоустый, Казимир I Восстановитель, Казимир III Великий.

    В 960 году между племенами полян, слезан (или силезцев), куявов, мазур и др., жившими в бассейне реки Вислы, был заключен союз, который возглавил потомок крестьянина-колесника Пяста Мешко (Мечислав). Объединение получило название по названию племени полян и стало Польшей.

    В качестве князя Великой Польши, части Силезии, Мазовии и Куявии Мешко I правил в 960–992 годах. В 966 году он вместе со своей дружиной крестился по западному обряду. В течение нескольких десятилетий новая религия и письменность на латинском языке распространились по всей Польше. Так Польша стала католической страной.

    Сын Мешко I Болеслав I Храбрый, правивший в 992—1025 годах, был сильным князем, дружину которого составляли 20 тысяч человек. Он подчинил себе малую Польшу с городом Краковом и всю Силезию, покорил живших на берегу Балтийского моря славян-поморян и часть лужичан, и захватил Червенские города. В течение некоторого времени ему принадлежали Чехия и Моравия.

    Папа римский в 1025 году дал Болеславу I королевский титул и перевел в свое подчинение польскую церковь (раньше она подчинялась немецкому архиепископу).

    Всего лишь через год после этого Болеслав умер. Большая часть земель, завоеванных им, отпала от Польши. Против нее вели войны Германия, Чехия и Русь. Страна потерпела полное поражение. Червенские города возвратились в состав Руси. Германская империя захватила Лужицы. Мазовия и Поморье стали самостоятельными княжествами.

    Но все-таки племена, входившие в Польский союз, постепенно слились в польскую народность, и Польское государство существовало как самостоятельное государство.

    В 1016–1058 годах Казимир I Восстановитель, опираясь на союз с Киевской Русью, скрепленный женитьбой на дочери Владимира I Святославича Марии (Добронеге), начал борьбу за воссоединение польских земель. Ему удалось подчинить Мазовию и возвратить Силезию.

    Болеслав II Казимирович Смелый (1058–1079) продолжал политику отца, которая была направлена на достижение независимости Польши от Германской империи. Но ему не удалось подавить выступления не заинтересованной в сохранении сильной центральной власти светской и духовной знати, которую поддерживали Чехия и Германия. Он был вынужден бежать в Венгрию, где и умер в 1081 году, а Польский престол занял Владислав I Герман, при котором Польша стала распадаться на уделы, вступив в период феодальной раздробленности.

    Усилению раздробленности еще больше способствовал раздел между сыновьми, проведенный Болеславом III Кривоустым (1085–1138).

    Сначала Болеславу удалось временно восстановить политическое единство Польши, но в 1138 году удельная система получила юридическое оформление в так называемом статуте Болеслава III, по которому Польша была разделена на уделы между его сыновьями. Старший в роде получал верховную власть с титулом великого князя, а столицей стал Краков.

    Сыновья боролись за власть, теряя земли, распадавшиеся на все более и более мелкие части. В разжигании борьбы между представителями династии Пястов были сильно заинтересованы крупные земельные магнаты, захватившие власть и правившие в XIII–XIV веках.

    В то же время усилилась агрессивность германских феодалов, вторгшихся в земли полабско-прибалтийских славян. В 1157 году германский маркграф Альбрехт Медведь овладел Бранибором, важным стратегическим пунктом у польских границ.

    В 70-х годах XII века было завершено политическое подчинение полабско-прибалтийских славян. На захваченной территории образовалось агрессивное германское княжество Бранденбург, начавшее наступление на польские земли. В 1181 году Западное Поморье вынуждено было признать вассальную зависимость от Германской империи.

    Положение польских земель еще более ухудшилось после появления в Прибалтике Тевтонского ордена, в 1226 году приглашенного в Польшу мазовецким князем Конрадом для борьбы с пруссами. Тевтонский орден, истребляя пруссов огнем и мечом, основал на их земле сильное государство, находившееся под покровительством папского престола и Священной Римской империи. А в 1241 году по территории Польши прошли монголо-татары. Страна была опустошена и разграблена. Не менее страшными были и вторжения монголо-татар в 1259 и 1287 годах.

    В конце XIII века ведущая роль в борьбе за власть в стране принадлежала великопольским князьям. В 1295 году Пшемыслав II овладел всей Польшей и присоединил к своим владениям Восточное Поморье, но уступил чешскому королю Вацлаву II Краковский удел. После смерти Пшемыслава борьбу за объединение польских земель продолжил брестско-куявский князь Владислав I Локетек (1306–1370). В 1309 году он захватил Краков и Великую Польшу, а с 1320 года восстановил королевский титул.

    Наибольшего могущества королевская власть Пястов достигла при сыне Владислава Казимире III Великом (1333–1370). Казимир III объединил Великую и Малую Польшу, Краковию и Куявию, в 1349–1352 годах захватил Галицкую Русь, а в 1366 году — часть Волыни. Но в его владения уже не входили Поморье, ставшее собственностью Немецкого ордена, и Силезия, вошедшая в состав Германской империи.

    Внутри страны Казимир III проводил политику централизации власти, реорганизовал центральный аппарат управления, в который привлек представителей средней шляхты, и ввел управление областями через своих представителей — старост.

    Кроме того. Казимир покровительствовал торговле, строил дороги, упорядочил чеканку монет. Он расширял старые города и превращал в города деревни.

    При Казимире впервые в Польше были составлены своды судебных законов — отдельно для Малой и Великой Польши. В 1364 году в Кракове он основал университет, главной задачей которого была подготовка юристов для королевского управления и суда.

    Особыми указами Казимир противился закрепощению оставшихся свободными крестьян (кметей) и ограничил срок возврата беглых крестьян одним годом. Все это делало короля популярным среди народа, но вызывало ненависть крупной знати, прозвавшей его «королем холопов».

    В течение всего своего правления Казимир ожесточенно боролся против крупных панов. В 1352 году он разбил конфедерацию (вооруженный союз) панов, посадил их предводителя в тюрьму, где уморил его голодом.

    Сам Казимир Великий умер в 1370 году бездетным, и власть в Польше перешла в руки венгерского короля Людовика, пожаловавшего панам в 1374 году Кошицкий привилей, освобождавший их почти от всех повинностей королю, кроме небольшого налога и военной службы внутри государства.

    КАПЕТИНГИ

    Крестоносцы

    Французская королевская династия 987—1328 гг. Важнейшие представители: Филипп II Август, Людовик IX Святой, Филипп IV Красивый.

    Все Капетинги отличались религиозностью, хотя часто и вступали в конфликты с папой римским, за что неоднократно были отлучены от церкви. Причиной конфликтов становились как борьба за власть, так и многочисленные повторные браки королей Франции. Почти все Капетинги приходили к власти в молодом и очень молодом возрасте и почти все они умирали от различных заразных болезней: моровой язвы, чумы, дизентерии. Считается, что основателем династии является Гуго Капет, сын Гуго Великого. Но это не совсем так: Капетинги впервые приобщились к королевской власти еще в IX веке. Уже тогда королями Франции были избраны представители этой династии, сыновья графа Парижского Роберта Сильного Эд и Роберт I. После смерти бездетного короля Эда ему наследовал Карл Простоватый из династии Каролингов, и он же приблизил к себе могущественного Роберта.

    Однако из-за одного случая на пиру, когда Карл посадил по правую руку Роберта, а по левую как равного себе — своего любимца Гагона, человека без роду и племени, возмущенный Роберт поднял восстание против короля. Карл бежал, и на общем собрании вельмож в 922 году королем избрали Роберта. Но Карл в надежде вернуть престол собрал войско в Лотарингии и сразился с Робертом. В бою храбрый король отважно дрался по всему полю, чем привлек к себе внимание. Его узнали, окружили, поразили семью пиками, сбросили на землю и убили. Таким образом, Каролинги продлили свое правление еще на пятьдесят с лишним лет, когда умер бездетным их последний король — Людовик V.

    Избранному королем Гуго Капету пришлось отстаивать свою власть с оружием в руках: дядя Людовика V, Карл, начал против него войну. Но благодаря коварству ланского епископа Альдаберона Карл попал все-таки в руки Гуго.

    Роберт II, ставший королем после Гуго Капета, давшего название династии, был воспитанником Герберта, впоследствии избранным Папой Римским под именем Сильвестр. Роберт II отличался в канонических науках и божественных предметах, любил искусство. Преуспел он и в военных делах.

    Роберт II был очень религиозным человеком, но долгое время находился в ссоре с папой римским и был отлучен от церкви. А виной всему стала его вторая жена Берта Бургундская. Благодаря этому браку он приобрел много обширных и богатых владений. Но, во-первых, чтобы жениться на ней, Роберту пришлось развестись с первой женой, дочерью итальянского короля Сусанной, и этот развод не признал папа, а во-вторых, Берта оказалась близкой родственницей Роберту, что, по каноническим законом, считалось недопустимым.

    Папа потребовал, чтобы он развелся с Бертой. Роберт не послушался и долго отстаивал свой брак, несмотря на кары, которыми грозил папа.

    Только после преждевременных родов Берты он наконец развелся с ней и женился на Констанции Тулузской, отличавшейся скупостью и властолюбием. Ужасный характер Констанции вскоре привел к разрыву между супругами, Роберт вернулся к Берте и открыто жил с обеими своими женами в двойном браке.

    В последние годы жизни Роберт находился в ссоре с сыновьями, которые, по милости Констанции, желавшей, чтобы престол перешел к ее сыну Роберту, вели жизнь странствующих рыцарей. Гуго умер в расцвете сил, а Генрих помирился с отцом и был назначен наследником.

    Генрих правил с мечом в руках с самого начала. После того как его младший брат Роберт отказался от прав на престол, получив Бургундию, короля особенно беспокоили норманны, жестоко разгромившие его в 1054 году при Мортемере и в 1058 — при Варавилле.

    Генрих умер в 1060 году и оставил своего наследника Филиппа совсем ребенком. Пока молодой король подрастал, правила его мать, королева Анна.

    Король Филипп I обожал вкусно поесть, поспать и хорошо развлечься. В то же время он не был лишен и государственного мышления. В молодости Филипп совершил несколько удачных походов (во Фландрию, в Корбию и в Бретань), но не сумел усмирить своих вассалов, которые вели себя как независимые государи, грабя купцов и священников прямо под стенами Парижа. Филипп, как и его дед, Роберт II, не поладил с папским престолом изза повторного брака. Как и Роберта, его неоднократно отлучали от церкви, но, хотя Филипп формально и развелся со второй женой Бертрадой, он продолжал жить с ней.

    Сын Филиппа, Людовик, унаследовал внешность и привычки своего отца, которого народ прозвал Толстым. Еще при жизни отца Людовик прославился своей храбростью и справедливостью.

    Людовик VI всеми силами стал укреплять королевскую власть. Призывая к порядку распоясавшихся при Филиппе вассалов, он разрушал замки непокорных и строго наказывал разбойников. Последний замок он разрушил в 1135 году, незадолго до смерти.

    Людовик VII получил Францию окрепшей и богатой, королевский титул вновь обрел былое величие. Так как в стране воцарился порядок, Людовик смог заняться внешней политикой. Он с удовольствием принял предложение выступить во второй крестовый поход, это отвечало его личным устремлениям. Людовика VII называли «христианнейшим королем», «отцом церкви» — так он был благочестив и так свято соблюдал религиозные законы.

    Вернувшись из неудачно закончившегося для него похода (захват Дамаска не удался, жена изменила ему, а на обратном пути короля взяли в плен византийцы), Людовик развелся с неверной женой Элеонорой, изза чего потерял Аквитанию. Позже Элеонора вышла замуж за Английского короля, что в значительной мере повлияло на ход истории: английский король стал лицом, более значительным во Франции, чем сам французский король. Война между ними была неизбежной, и она началась в 1160 году. На этом этапе Людовик не особенно преуспел, однако он смог сохранить свои владения в неприкосновенности, а уж его сын Филипп II Август победил англичан окончательно. Английский король Генрих признал себя вассалом французского короля, а его внук Иоанн признал Филиппа государем всех земель, принадлежавших ранее Плантагенетам. Это означало окончание войны на западе.

    Филипп, как и отец, тоже ходил в крестовый поход, во время которого разругался с английским королем Ричардом I. Не дожидаясь окончания похода, он вернулся во Францию.

    В августе 1193 года он женился на датской принцессе Ингеборге, получив за ней хорошее приданое, однако уже на следующий день после свадьбы он затеял бракоразводный процесс. Епископы так боялись короля, что готовы были исполнить любое его требование. Не помогло даже вмешательство папы Целестина III. Ингеборгу, не пожелавшую возвращаться в Данию, заточили в монастырь, а Филипп снова женился. Только в 1213 году Филипп, вдовствовавший уже 12 лет, освободил Ингеборгу и снова стал жить с ней как с женой.

    Семейные проблемы не помешали Филиппу победить германского императора Отгона IV в битве при Бувине. Это была важная победа, означавшая окончание войны на востоке Франции.

    Восстановив мир в стране, Филипп занялся внутренними делами. Он создал и укрепил муниципальный строй в стране, много заботился об Украшении и благоустройстве городов, развивал торговлю, предоставляя льготы купцам, и покровительствовал наукам. Благодаря его усилиям Парижский университет вскоре превратился в европейский центр теологии и философии.

    Новый король Людовик VIII был отличным полководцем. Он захватил английские земли в Пуату, во главе крестоносцев разбил еретика графа Тулузского Раймонда, взял Авиньон. Людовик VIII был еще молод, когда его настигла смерть от лихорадки.

    Сыну Людовика VIII Людовику IX было всего одиннадцать лет, когда он стал королем. Страной до его совершеннолетия правила мать короля, Бланка Кастильская. Она усмирила мятежи, поднятые вассалами после смены правителя, и завершила войны, начатые Людовиком VIII — с англичанами и с графом Тулузским.

    Людовик IX был человеком жизнерадостным и веселым, он любил охоту и тратил большие деньги на лошадей, собак и соколов. При этом он с детства отличался религиозностью и непоколебимой верой.

    Его заветным желанием было участие в крестовом походе. В 1248 году он во главе пилигримов отправился в Египет. Захватив Дамиетту, рыцари осадили Каир, но этот город не покорился, осада затянулась. После того как мусульмане захватили корабли, подвозившие осаждавшим продовольствие, в их стане начался голод, а жара способствовала распространению болезней. Египтяне постоянно тревожили христиан своими вылазками, в плен были взяты многие паломники, в том числе и сам король. Заплатив выкуп, Людовик объявил, что не уйдет из Святой земли, пока не освободит всех пленных.

    В ожидании подкрепления он укреплял стены города Иоппе, во искупление своих грехов сам подносил камни строителям. Когда сирийцы взяли Сидон, они убили там многих христиан, и Людовик помогал хоронить уже начавшие разлагаться трупы. Так и не дождавшись помощи, король вернулся во Францию.

    Здесь он заключил несколько важных договоров с соседями-королями, согласно которым Франция утвердилась в своих естественных границах.

    В 1266 году Людовик IX получил разрешение папы римского совершить поход в Святую землю. С присоединившимися к нему рыцарями Людовик отправился в Тунис. Отбив первые атаки мусульман, христианское войско расположилось лагерем под Карфагеном. Людовик медлил с решительным наступлением в ожидании Статуя Филиппа Смелого своего союзника Карла Сицилийского. В лагере из-за большой скученности людей распространилась моровая язва, жертвой которой пал и вдохновитель этого похода. Сын покойного Филипп III Смелый заключил с султаном почетный для Франции мир и отправился домой.

    При Филиппе территория Франции несколько расширилась: он присоединил графство Валуа, Тулузу, Шампань и Наварру, после чего снова отправился в крестовый поход. При осаде Героны он заразился чумой, косившей пилигримов, и вскоре умер.

    Филипп IV Красивый много сделал для своей страны. Он присоединил к Франции Лион, принудил к повиновению церковь и вассалов. При нем в стране не стало никакой власти, кроме королевской. Он добился и того, что вся судебная власть перешла исключительно в руки короны, а важнейшим органом стали Генеральные штаты, впервые собранные Филиппом IV для отпора Римскому престолу. Война с папой римским шла долгие годы. Началось все с того, что Филипп издал указ, запрещающий вывозить из страны золото и серебро, и отнял ленную власть над вассалами у епископов.

    Папа отлучал Филиппа от церкви, проклинал его и накладывал интердикт на Францию. Филипп отвечал сожжением папских булл и объявил папу Бонифация лжепапой (что в какой-то мере соответствовало истине), еретиком и чернокнижником. Папа освободил всех вассалов короля от ленной зависимости, Филипп потребовал созыва вселенского собора для суда над папой. Кроме того, он организовал заговор против первосвященника, объединившись с его врагами. От всех этих волнений папа сошел с ума. Его преемник Бенедикт XI прекратил преследование Филиппа, а следующий папа, Климент V, и вовсе стал послушным исполнителем воли французского короля.

    У Филиппа IV было три сына, и всем им суждено было править. В 1314 году королем стал Людовик X, в 1316 — его сын, малолетний Иоанн, умерший в том же году, с 1316 по 1322 — Филипп V, а с 1322 по 1328 годы правил младший сын Филиппа IV Красивого Карл IV Красивый. Карл был трижды женат, но не оставил наследников мужского пола (Филипп V принял закон, запрещавший наследование женщинами), и поэтому после его смерти королем Франции стал внук Филиппа III, Филипп VI Валуа.

    АРПАДЫ

    Первые венгерские короли

    Арпады прошли путь от главы кочевого племени до королевского трона. Под их властью сначала были разрозненные племена, но они сумели создать единое государство. Династия проходила процесс становления государства так же трудно, как и вся страна. Когда население страны погибало в огне междоусобиц, погибали и короли. Время от времени Арпады закрепляли сложившееся положение вещей в государстве буллами и законами.

    Арпады были хорошими воинами и успешно боролись с внешними врагами, нападавшими на Венгрию, но почти все они и сами вели захватнические войны.

    Племена венгров пришли на Дунай из приазовских и донских степей. Они были кочевниками-скотоводами. Семь племен венгров включали 108 родов. Среди вождей венгерских племен особенно выделялись Альмош и Арпад, под предводительством которых венгры завоевали территории древней Паннонии и район реки Тисы. Они вытеснили или поставили в зависимое от себя положение местное население. После того как германские короли Генрих I Птицелов и Отгон I остановили их продвижение на запад, венгры стали вести более оседлый образ жизни. Главный князь венгров Стефан I (по-венгерски Иштван) в 997 году ввел христианство среди венгров, а в 1000 году получил от папы римского титул короля.

    Иштван I Святой (ок. 970—1038) уничтожил племенное деление страны, введя административно-территориальные округа — королевские комитаты (во главе с ишпанами), по всей стране было построено много замков, вскоре превратившихся в города. В 1030 году Иштван отразил нападение на Венгрию немецких феодалов.

    Военные победы венгерских королей чередовались с поражениями, власть королей внутри страны постепенно ослабевала — в связи с укреплением власти крупных землевладельцев.

    Ласло I Святой (ок. 1040–1095), король Венгерского королевства с 1077 года, добился временного прекращения усобиц. Он успешно защищал страну от набегов печенегов и половцев, а в 1091 завоевал Славонию.

    Он поддержал папство в борьбе со Священной Римской империей, за что и получил свое прозвище. Ласло I составил три свода законов, закрепив господство феодальной собственности на землю и зависимость крестьянства.

    Со смертью короля Ласло I опять начались усобицы и, хотя последующие короли правили в среднем около десяти лет, борьба за высшую власть в государстве не прекращалась. Так, в 1112 году король Кальман, опасаясь влияния своего племянника Белы, ослепил его. Но и слепой, Бела смог стать королем и даже проявил себя как мудрый полководец. В 1133 году он захватил часть Далмации с городом Сплит, в 1136 подчинил Боснию. Бела II Слепой помогал своим соседям: в 1139 году он послал тридцатитысячное войско на помощь великому князю Киевскому Ярополку Владимировичу, боровшемуся с Черниговским князем Всеволодом.

    Внук Белы II, Бела III, воспитывался в Константинополе и, став королем, начал вводить в управление страной византийские порядки и обычаи, перестроил работу своей канцелярии по византийскому образцу. Бела III в международной политике пользовался поддержкой византийского императора Мануила I, но после его смерти вел войны с Византией и присоединил к Венгрии ранее принадлежавшие Византии Срем, Хорватию и Далмацию.

    После смерти Белы III королем стал его сын Имре, но это решительно не нравилось его брату Андрашу. Андраш после смерти Имре в 1204 году был назначен регентом при малолетнем короле Ласло III, но уже через год он вообще изгнал племянника из страны и сам стал королем.

    Во время пятого крестового похода Андраш II совершил неудачный поход на Восток и потерпел поражение в борьбе с Галицко-Волынским княжеством. Эти неудачи вызвали недовольство рыцарей и баронов, поднявших восстание против короля. Андраш был вынужден подписать так называемую «Золотую буллу», в которой юридически закреплялись права и привилегии баронов, а королевская власть переходила под контроль знати. Было также объявлено о собрании ежегодных венгерских сеймов. Но в то же время Булла сохраняла свободу за крестьянами, еще остававшимися в то время свободными.

    Бела IV (1206–1270), сын короля Андраша II, был королем Венгрии с 1235 года. Потерпев поражение от монголотатар на реке Сайо (1241), Бела IV бежал в Австрию, а самые крупные тогда венгерские города Гран и Пешт были разграблены и сожжены. Огромные территории превратились в пустыню. Позже их заселили немцы из Саксонии и Баварии.

    После ухода татар в 1242 году, спешивших восстановить порядок в покоренной, но непокорной Руси, Бела быстро укрепил хозяйство и обороноспособность страны. В 1267 году он дал ряд привилегий мелкому и среднему дворянству. Бела IV воевал с Венецией из-за Австрии и Штирии (1253–1254, 1260). После смерти Белы IV к власти пришел Иштван V, правивший всего два года. Иштвана сменил Ласло IV Кун, наследником которого стал Андраш ІІІ, правивший в 1290–1301 годах и ставший последним королем из рода Арпадов.

    Династия Арпадов прекратилась в 1301 году, но лишь в 1308 году венгерский престол заняли представители итало-анжуйской династии.

    ГАЗНЕВИДЫ

    Газневиды — династия, правившая в газневидском государстве в Х—ХІІ веках, была основана в 962 году Алп-Тегином. Наибольшего могущества достигла при Махмуде Газневи (998—1030), когда в государство Газневидов входили территории современного Афганистана, ряд областей Ирана, Средней Азии, Индии. При дворе Газневидов жили ученые и поэты Бируни, Утби, Абу-ль-Фазль Бейхаки, Гардизи, Фирдоуси.

    Династия, правившая государством, образовавшимся в начале 60-х годов Х века на территории современного Восточного Афганистана со столицей в городе Газне, вела свое происхождение от Алп-Тегина, начальника гвардии рабов, служившего Саманидам.

    Алп-Тегин был выходцем из тюркских гулямов. Ему удалось достичь поста начальника гвардии и стать крупнейшим землевладельцем. При Абдаль-Малике он руководил всеми делами государства, но потом правитель, побоявшись возросшего влияния Алп-Тегина, удалил его из столицы, направив в качестве наместника в Хорасан. Следующий правитель, Мансур, сместил Алп-Тегина с этого поста, и тогда Алп-Тегин собрал отряд воинов и выступил против него. Разгромив войска Саманидов, он захватил город Газну и сделал ее столицей своего государства. Из эмиров Газны, именовавших себя с XI века «султанами», особенно известен Махмуд (998—1030), получивший прозвище Гази (воитель). В начале своего правления Махмуд дал обет ежегодно совершать вторжение в Индию — и время его правления было ознаменовано семнадцатью грабительскими походами в Северную Индию, в результате которых на этой территории распространился ислам.

    Махмуд совершил несколько десятков походов, грабя богатые города и уводя в рабство множество людей. Незначительный ранее город Газна превратился в пышную резиденцию с великолепными дворцами и мечетями, большая часть которых была построена индийскими пленниками.

    Махмуд поощрял развитие искусства и образования, и вскоре его город в этом отношении соперничал с самим Багдадом.

    Государство Газневидов при Махмуде занимало территорию всего Восточного Ирана, Афганистан, западную часть Северной Индии, а с 1017 года присоединило еще и земли за Амударьей, то есть Бухару.

    Опираясь на гвардию рабов и отряды вассальных племен, скопив после ограбления Индии большие богатства, Махмуд восстановил в своем государстве аббасидские порядки IX века. Частные землевладельцы в правление этого эмира-султана терпели большие притеснения. За массовыми казнями шла конфискация земельной собственности, принадлежащей казненным. Махмуд пытался установить порядок, при котором государство являлось бы единственным собственником на землю. Особенно страдал от Махмуда городской патрициат. Борьба между газневидским султаном и патрициатом многочисленных торгово-ремесленных городов особенно обострилась после смерти Махмуда, в правление его сына Масуда (1030–1041). Масуд ибн Махмуд почти все время своего правления вел войны с сельджуками.

    Сложная обстановка, возникшая в Бухарском и Самаркандском оазисах, вынудила сельджуков отойти в правобережный Хорезм, а затем в Хорасан, входившие в состав государства Газневидов. Сельджуки, имевшие многочисленные стада верблюдов, лошадей и овец, нуждались в обширных пастбищах, поэтому они обратились к Масуду Газневи с просьбой отвести им земли в области городов Нисы и Феравы, за что обещали нести военную службу и платить налоги. Однако Масуд не поверил в искренность их намерений и, боясь потерять Хорасан, двинул летом 1035 года свое войско на пришлых кочевников. Но сельджуки разгромили армию султана. В 1038 году Масуд снова совершил неудачный поход против сельджуков.

    Газневидо-сельджукские войны нанесли большой урон населению Северного Хорасана, Гургана, Западного Ирана Власть Масуда ослабела.

    Тогда газневидское правительство, стремясь поправить шаткое положение, решило нанести сокрушительный удар сельджукам. В апреле 1040 года начался поход из Герата на Сераж и Мерв газневидской армии во главе с самим Масудом. В войске эмира имелись боевые слоны, закованные в доспехи. В мае 1040 года произошло решающее сражение у стен небольшой крепости Денданакан. Газневидская армия была разбита, а сам Масуд едва спасся бегством. Теперь в состав Газневидского государства входила лишь часть Афганистана и Пенджаба.

    Газневиды вели захватнические войны, ослабившие государство. Они опустошали земли, разрушали оросительные сооружения, грабили население, многих уводили в плен. На завоеванных территориях постоянно возникали восстания, самое крупное из которых произошло в 1034 году в Тусе. После смерти Масуда власть Газневидов все больше и больше ослабевала, правители сменялись один за другим. Окончательный удар Газневидам нанесли Гуриды, в конце 1170-х годов вытеснившие их в Северную Индию. Здесь своей столицей последний Газневид, шах Хосров-Малик, сделал город Лахор. Но в 1186 году Гуриды захватили и Лахор, а династия Газневидов прекратила существование.

    АМАТИ

    Скрипичные мастера

    Амати — семья итальянских мастеров смычковых инструментов.

    Родоначальником ее считается Андрей, создатель скрипки классического типа, а немеркнущую славу заработал его внук Николо, инструменты которого ценятся особенно высоко. Николо Амати создал кремонскую школу скрипичных мастеров, в которой учились его собственный сын и ставшие впоследствии основателями династий А. Страдивари и А. Гварнери.

    Амати — старинная итальянская семья. Упоминание о них встречается в летописях города Кремона уже в 1097 году. Но всемирную славу этой семье принес Андреа Амати (ок. 1520 — ок. 1580), основатель школы скрипичных мастеров.

    Андреа Амати начал работать с раннего детства. В двадцать шесть лет он уже ставил на этикетках, прикрепляемых на инструменты, свое имя. Пройдя курс обучения у конструктора виол Дж. М Дель Буссето, Андреа Амати вместе с братом Антонио открыл собственную мастерскую.

    Он создал скрипку классического типа: форма корпуса не очень крупная, менее значительная выпуклость дек, более узкая талия, укороченные красивые эфы и круто закругленная головка. Все пропорции удлиненные и изящные. Амати впервые стал строго следить за подбором дерева (волнистый клен, ель) и тоном лака, который должен быть более светлым, чем было принято (темно-желтый с бронзовым и красноватым оттенком).

    Но это все были внешние проявления Главное же, чего добился Андреа Амати, это мягкое, необычайно красивое звучание скрипки, близкое женскому сопрано.

    Молва об итальянском мастере быстро распространилась по Европе, и его пригласил во Францию король Карл IX. По заказу короля Андрея изготовил 38 инструментов для ансамбля «24 скрипки короля», в том числе дискантовые и теноровые скрипки. Некоторые из них сохранились.

    У Андреа Амати было два сына — Андреа Антонио (1555–1640) и Иеронимо (Джироламо) (1556–1630), которые продолжили дело отца и работали вместе. Инструменты, сделанные ими, еще изящнее, чем у отца, а звук их скрипок — еще нежнее. Братья немного увеличили своды, стали делать углубление вдоль краев дек, удлинили углы и немного, совсем чуть-чуть, изогнули эфы.

    Но самыми удачными были инструменты, созданные сыном Джироламо Николо Амати — единственным оставшимся в живых после смерти от чумы родителей и двух сестер.

    Он создал скрипку, предназначенную для публичных выступлений. Чтобы приспособить инструмент к новым требованиям, он немного увеличил размер корпуса («большая модель»), уменьшил выпуклости дек, увеличил бока и углубил талию. Он тщательно подбирал дерево, ориентируясь на его акустические свойства, улучшил систему настройки дек. Особое внимание он уделял пропитке дек. Кроме того, он добивался, чтобы лак был эластичным и прозрачным, а цвет его — золотисто-бронзовым с красновато-коричневым оттенком.

    Конструктивные изменения, внесенные Никола Амати, заставили скрипку звучать сильнее, а звук распространяться дальше, не утрачивая при этом своей красоты.

    Все его инструменты до сих пор ценятся скрипачами Николо Амати создал школу скрипичных мастеров, отличительной чертой скрипок которой стала особая форма эфов Среди его учеников были его сын Джироламо II (1649–1740), А. Гварнери, А. Страдивари, создавшие собственные династии, Ф. Руджери, П. Гранчино, Санто Серафин и др.

    КОМНИНЫ

    Византийские императоры

    Комнины правили Византией в 1057—59 и 1081–1185 гг. Первым императором из этого древнего и богатого рода был Исаак Комнин, а потомки последнего византийского Комнина — Андроника І — правили в 1204–1461 гг. в Трапезундской империи, приняв имя «Великие Комнины».

    Исаак Комнин был сыном известного полководца императора Василия II Мануила Комнина. Сам Исаак также стал одним из лучших полководцев своего времени. Он обладал благородством, твердостью духа и одним своим видом внушал окружающим уважение. Когда военачальники составили заговор против императора Михаила VI, Исаак был единогласно избран императором.

    Под давлением войск император Михаил отрекся от трона, и, его место занял Исаак I. Утвердившись во власти, Исаак решил в одночасье изменить все в империи. Он отнял у храмов и передал в казну почти все их имущество, отправил в ссылку патриарха Михаила, где тот умер. Отменив распоряжения своих предшественников, Исаак многое разрушил и многое навсегда уничтожил.

    Такая политика вызвала гнев его подданных, и когда император после удачного похода на печенегов заболел, его преемником стал Константин Дука. Выздоровев, Исаак попытался вернуть себе власть, но его к трону больше не допустили. Тогда Исааку ничего не оставалось, как уйти в монастырь.

    Почти двадцать лет спустя императором снова стал представитель рода Комнинов — племянник императора Исаака I Алексей.

    Алексей, еще будучи несовершеннолетним, совершил свой первый военный поход. Это был первый и единственный поход, в котором он находился в подчиненном положении. С тех пор он выступал только как стратег-автократор.

    Алексей неоднократно подавлял мятежи против византийских императоров. Если войска противника сильно превосходили его собственные, Алексей предпочитал действовать хитростью.

    Против сильного Алексея и его старшего брата Исаака начали плести интриги при дворе. Решив, что лучшая защита — нападение, братья сами подняли восстание и, поддержанные войсками, 1 апреля 1081 года вступили в столицу.

    Император сначала предложил Алексею стать соправителем, но, преданный всеми, потом отрекся от престола и передал власть Алексею.

    Когда войска решали вопрос о том, кто будет императором, Алексей получил большую поддержку, и Исаак, хотя и был старшим братом, сам надел ему на ногу пурпурную сандалию.

    Став императором, Алексей I прежде всего обратил внимание на внешнюю опасность, которая угрожала стране с трех сторон: на востоке грозили турки, запад захватил вождь сицилийских норманнов герцог Роберт Гвискар, а весь север и придунайские земли давно уже находились в руках печенегов.

    Оставив горячо любимую мать заниматься внутренними делами, Алексей отправился на восток и в течение весны добился заключения мирного договора с турками. Потом он начал военные действия против норманнов.

    Трижды потерпев поражение, на четвертый раз он добился успеха. Содержание армии требовало больших затрат, а денег в казне не было.

    Тогда Алексей приказал переплавить все имевшиеся у Комнинов золотые и серебряные вещи. Но и этого было мало. Император отдал приказ отдать в переплавку церковную утварь. Этот шаг вызвал сопротивление священников, но Алексей не обратил на них никакого внимания.

    Особенно длительной и упорной была борьба с печенегами, в течение многих лет наводивших ужас на население империи. Зимой 1091 года они даже подошли к столице. Не имея достаточно сил для сопротивления, Алексей заключил союз с половецкими ханами, подкрепив его богатыми дарами. И лишь с их помощью 29 апреля 1092 года печенеги были разбиты. Много кочевников было взято в плен. Воины императора испугались такого количества пленных, и ночью почти все были убиты. Так в одни сутки народ, наводивший ужас на соседей, был истреблен. Избавившись от внешней угрозы, Алексей занялся восстановлением городов, возрождением ремесел и укреплением армии. Он сделал ставку на наемную армию и ополчение прониаров. Прониары, подобно западным рыцарям, получали земельные наделы на условиях военной службы.

    В конце 1096 года император смог проверить боеспособность своего нового войска: вместе с прибывшими крестоносцами оно участвовало в крестовом походе. Во время этого похода отношения между византийцами и крестоносцами складывались самым неблагополучным образом, постоянно вспыхивали ожесточенные схватки. Поэтому Алексей тоже стал неприязненно относиться к пришельцам. Когда пилигримы были осаждены турками в Антиохии, Алексей отказался прийти им на помощь.

    В 1197 году сын Роберта Гвискара, Боэмунд, уже однажды побежденный Алексеем, снова вторгся в Иллирию, но встретившись с новым войском императора, он по достоинству оценил его мощь и признал себя и своего племянника Танкреда, владевшего Антиохией, вассалом Византии.

    В последние годы своего правления Алексей много воевал с турками, в 1113 году он разгромил их под Никеей, а в 1116 году регулярными набегами опустошал окрестности турецкой столицы Иконии. В конце концов турецкий султан был вынужден просить мира.

    Подписав мирный договор с турками, Алексей I заболел, а власть перешла в руки его сына Иоанна II. Алексей хотел видеть своим преемником Иоанна, а его жена больше любила дочь Анну и ее мужа Никифора Вриенния, поэтому вскоре после смерти Алексея Никифор и Анна подняли мятеж против Иоанна. Однако заговор был раскрыт. Иоанн никого из заговорщиков не наказал, он лишь на время отобрал их имущество.

    Выступив против нарушивших договор турков, Иоанн захватил Лаодику и Сазополь, в 1133 году отбил у турок Кастанон и Гангры, а в 1135 году в Киликии овладел Тарсом и принял сдачу Аварназа. В 1122 году он успешно вел войну с печенегами, в 1124 — победил сербов и заключил мирный договор с венграми. В 1137 году император выступил против княжества крестоносцев Антиохии, и князь Раймонд признал его своим сюзереном. После этого Иоанн вторгся в Сирию, где взял Пизу и Сесер. Во время этого похода его малолетний сын Мануил без ведома отца вступил в неравный бой с турками и с большим трудом победил их. Император при всех похвалил сына за отвагу, а потом отвел в палатку и выпорол за самоуправство. В 1143 году на охоте Иоанн дротиком убил огромного кабана, но при этом поранился своей отравленной стрелой. Почувствовав приближение смерти, он созвал придворных и объявил своим преемником младшего сына Мануила.

    Два его старших сына умерли, а третий, Исаак, прославился своей трусостью.

    В первые годы правления Мануил I был щедр, милостив и приветлив к приближенным, охотно выслушивал их советы. Но со временем он изменил стиль правления и стал обращаться с приближенными как с рабами, всем ему обязанными, уменьшились и его благодеяния, т. к. все больших расходов требовало ведение бесчисленных войн.

    Мануил был самым воинственным императором из Комнинов. Он воевал против турецкого султана Мансута и гнал его до самой Никонии.

    Тактику партизанской войны он применил против выступивших во второй крестовый поход пилигримов. Он воевал с нормандцами и с половцами, победил сербов и венгров, вел войну в Италии.

    В 1158 году Мануил снова пошел на Антиохию, но, сраженный изъявлением верноподданнической покорности князя Рейнальда, простил ему все прегрешения и женился на юной и прекрасной антиохской принцессе Марии.

    В 1168 году он в союзе с иерусалимским королем Амарильхом предпринял поход в Египет, но осада Дамиетты была снята после того, как египтяне сожгли все осадные машины.

    В 1176 году Мануил начал большой поход против турок. Построив крепости Доривлею и Сувлет, он направил войска на Иконию. Но его воины были разбиты в Иврицких теснинах, а сам император, один из немногих оставшихся в живых, вынужден был просить мира у турецкого султана, пообещав разрушить Доривлею и Сувлет. Но разрушил он только Сувлет. Тогда турки снова начали нападать на азиатские земли, принадлежавшие Византии. Мануил разгромил турок при переправе через реку Менандр и после этого охладел к политике. Он увлекся астрологией, а перед смертью постригся в монахи.

    Сын Мануила, Алексей II, стал императором еще совсем ребенком. Все время он проводил на охоте и скачках, а управление передал в руки матери и ее любовника, своего двоюродного брата, Алексея Комнина.

    Мария и Алексей, более занятые собой и своими чувствами, чем делами империи, позволили обкрадывать казну, заботы об общественных делах были забыты, а государственные советы не созывались.

    Воспользовавшись начавшимися беспорядками в стране, двоюродный брат Мануила I, Андроник Комнин, объявил, что он хочет защитить права Алексея II. Это заявление привлекло к Андронику знать и войска. Алексея Комнина ослепили, Марию осудили и казнили. Короновав Алексея самодержавным государем, Андроник подготавливал почву для захвата власти. После казни Марии он был объявлен императором и соправителем Алексея, а спустя несколько дней несчастного юношу удавили тетивой от лука, отрезанную голову поднесли Андронику, а тело сбросили в море.

    Первым делом Андроник женился на жене Алексея II тринадцатилетней принцессе Агнессе, которая еще не была замужем.

    Пришедший к власти путем жестоких убийств Андроник и в дальнейшем проявил себя как жестокий правитель. Он убивал всех, кто мешал ему, всех, кто когда-либо хоть немного его обидел. А однажды он приказал умертвить всех заключенных, независимо от тяжести совершенных ими проступков. Все царствование Андроника было отмечено казнями и репрессиями.

    Но при всем том он смог навести порядок в стране: обуздал казнокрадов, строго карал за произвол сборщиков податей, внимательно относился к сообщениям о самоуправстве и насилии. Кроме того, он восстановил водопровод, снабдив Константинополь питьевой водой.

    Но его благие дела все-таки меркли на фоне массовых казней и притеснений. В 1185 году, когда по приказу Андроника попытались схватить его давнего врага Исаака Ангела. Ангел сумел скрыться в Софийском соборе, а собравшаяся толпа провозгласила его императором. Андроника в это время не было в городе.

    Когда он вернулся, чернь ворвалась во дворец. Напуганный император, захватив жену и любовницу, бежал в Азию, но был схвачен по приказу императора Исаака в Хиле и отдан на поругание толпе.

    Последние дни Андроника I были ужасны. Бывшие подданные бывшему императору выбили все зубы, вырвали все волосы и отрубили правую руку. Спустя несколько дней ему выкололи левый глаз и по всему городу возили на паршивом верблюде, потом его повесили за ноги между двух столбов на ипподроме. Его обнажили и терзали за детородный орган, в ягодицы вонзили ятаган, а в горло воткнули меч. Претерпев множество страданий и унижений, Андроник умер.

    ПЛАНТАГЕНЕТЫ

    Анжуйская династия

    Плантагенеты — королевская династия Англии в 1154–1399 гг., представители: Генрих II, Ричард I Львиное Сердце, Иоанн Безземельный, Генрих III, Эдуард I, Эдуард II, Эдуард III, Ричард II. Боковые ветви — Ланкастеры и Йорки.

    Анжуйская династия имеет корни во Франции. Плантагенетами этот род стали называть в XV веке, но историки признали его лишь в XVIII веке. Это прозвище изначально получил отец Генриха II, Готфрид Великолепный, который обычно украшал свой шлем веткой дрока.

    Кроме того, их называли еще «чертово семя». По этому поводу сохранилось предание. Анжуйский граф Фулько V взял в жены девушку необыкновенной красоты, но она была несколько странной и держалась особняком, к тому же не любила ходить в церковь. Если же и приходила, то старалась как можно быстрее оттуда уйти. В то религиозное время это было очень необычно. Граф был возмущен таким поведением жены и приказал четверым своим рыцарям во что бы то ни стало задержать графиню в церкви. Когда женщина поднялась, чтобы уйти, один из рыцарей наступил ей на шлейф. Когда священник приготовился к освящению тела Господня, она закричала и с воплями выбросилась из окна, прихватив двух своих детей. Все решили, что на самом деле графиня оказалась злой феей, Мелузиной, дочерью Сатаны, которая не могла вынести освящение тела Христова во время мессы. Говорили, что Анжуйские графы и Анжуйские короли Англии происходили от тех детей, которые остались от нее. Такое «дьявольское» происхождение объясняло припадки гнева, демоническую энергию и взрывной дурной характер, который отличал представителей этой династии.

    Этот самый Фулько удачно женил своего сына Готфрида на Матильде, наследнице английского престола, и в 1128 году передал ему свои анжуйские владения. А сам женился во второй раз на наследнице Бодуэна II Иерусалимского. В 1131 году он сам стал королем иерусалимским. Он оказался первым в длинном списке чужеземных мужей, обеспечивших богатой на дочерей династии порядок наследования.

    Сыновья Фулько, Бодуэн III и Альмарих, закрепили династический принцип наследования в Иерусалимском королевстве и подняли королевскую власть на значительную высоту.

    Генрих II (1133—89), внук короля иерусалимского Фулько, один из потомков «чертова семени», владел обширными землями во Франции, потом стал королем Англии (в 1154), герцогом Нормандии и через выгодный, но неудачный брак с Элеонорой Аквитанской — герцогом Аквитании, занимавшей значительную территорию на юго-западе Франции. Он возглавлял обширную империю, включавшую Англию и большую часть Франции, но на этом не успокоился и стремился захватить все, что только было возможно.

    Дородный мужчина среднего роста, с рыжей шевелюрой, широким лицом льва и с бычьей шеей, Генрих был настоящим олицетворением королевской силы. Когда он злился, глаза его сверкали огнем. Умеренный в еде и выпивке, он слыл страшным непоседой и был просто одержим охотой.

    Король, неутомимо скачущий по стране в одежде, мало чем отличавшейся от одежды слуг, неожиданно появлялся то здесь, то там, был неуловим и непредсказуем, что доставляло немало неудобств окружающим, т. к. придворные никогда не знали, когда начнется следующее утро, а повара всегда наготове держали обед — ведь король мог потребовать его в любую минуту.

    При всей неупорядоченности личного существования Генрих очень четко правил государством. Он запретил сожжение еретиков на его землях в то время, как по всей Франции вовсю пылали костры инквизиции, ввел в Англии суд присяжных и развивал систему государственного управления. Он же дополнил еще более страшными статьями и без того варварский Лесной кодекс.

    В политических играх Генрих был мастером мистификаций, не чурался предательства и даже натравливал своих противников друг против друга. Можно сказать, что Анжуйский двор был школой вражды и предательства.

    Такая политика дала свои плоды, и в 1174 году его жена подняла против него восстание, в котором приняли участие три его сына-подростка. Элеонору Генрих после этого держал под стражей в различных английских замках, что не мешало ей, впрочем, появляться при дворе на Рождество и прочие семейные праздники. А сыновей он простил, учтя их возраст.

    Ричард был вторым сыном Генриха и поэтому не мог претендовать на престол, ему должно было перейти только наследство матери — Аквитанское графство. Но случилось так, что уже коронованный старший брат Генрих Младший при подавлении мятежа, поднятого против Генриха, умер от лихорадки в 1183 году. Поскольку сын Генриха Артур был еще слишком мал, Генрих II объявил своим наследником Ричарда.

    Что бы ни делал Ричард, он делал это основательно и с завидным терпением, никто и ничто не могло заставить его отказаться от поставленной цели, препятствия лишь раззадоривали его Под ним вечно чтонибудь ломалось: то мост, по которому он скачет, то посох, на который он опирается, то седло. Даже меч ломался у него в руках Гиральд называет его «наш лев», Бертран де Борн именовал его «львом». Ричард любил музыку, даже сам сочинил две гражданские баллады, сирвенты, а латынь знал лучше многих архиепископов.

    Он отличался неистовой силой в бою, более того — свирепостью.

    Ричард был строптивым юношей, он постоянно вступал в конфликты с отцом и отказывался повиноваться его воле. Современники воспринимали поведение Ричарда как измену отцу (он участвовал в восстании против Генриха, организованном Элеонорой, отказался жениться на его любовнице[6] и не исполнил волю монарха, который желал, чтобы Ричард передал Иоанну Аквитанское графство). Поэтому, когда Генрих умер от рака, возникла легенда, что Ричард убил своего отца.

    Историки сообщают, что при приближении сына к мертвому отцу у последнего носом пошла кровь. Интерпретация однозначна: покойник прямо указывает на своего убийцу. Сюжет закрутили даже круче, выведя следующую мораль: Генрих убил своего слабого сына (его старший сын погиб в мятеже, поднятом им против отца), чтобы быть убитым сильным сыном.

    После смерти отца Ричард стал английским королем. Коронация состоялась 3 сентября 1189 года в Вестминстерском аббатстве. Ричард сам взял корону с алтаря и вручил ее архиепископу, который и возложил ее на голову монарха. Но Ричард находился в общей сложности на территории Англии самое большее в течение полугода за 10 лет своего правления.

    Основными приоритетами его политики были французские владения, постоянно находившиеся под угрозой враждебного нападения. Чтобы обезопасить себя на долгое время, Ричард объявил о выступлении в Крестовый поход. До театра военных действий решено было добираться морским путем. Армии теперь не грозило обычное истощение сил, сопряженное с длительным и полным лишений маршем, и ее можно было сразу же вводить в бой.

    Ричард плыл на красной галере с такими же красными парусами. Он превратил поход в увеселительную прогулку: то и дело высаживался на берег, не обходя вниманием почти ни одной достопримечательности. Только в посещении Рима отказал себе.

    Так он добрался до Кипра, где выбравшиеся на берег моряки Ричарда были ограблены царем Исааком и посажены в тюрьму. Есть сведения, что их морили голодом и даже собирались обезглавить. Но поскольку пленникам удалось освободиться, то и намерения Исаака недоказуемы.

    Все это вынудило Ричарда напасть на Исаака. Удивительны личные подвиги Ричарда: утверждают, будто он сбил копьем императора с коня, но тому удалось ускользнуть. Кроме того, Ричард убил императорского знаменосца, а захваченное знамя посвятил святому Эдмунду.

    Одновременно с празднованием победы сыграли и свадьбу. Ричард женился на дочери короля Санчо VI Наваррского Беренике. Ричард очень удачно выбрал момент для бракосочетания: оскорбленный Филипп в это время не мог открыто выступить против него, так как они вместе выступили в поход на защиту христианства.

    Не имея возможности оставить на Кипре для гарнизонной службы достаточное количество рыцарей, которые нужны были ему в Святой земле, и не располагая глобальным планом территориальной экспансии, Ричард продал Кипр за 100 000 безантов тамплиерам.

    Кипр был завоеван за месяц.

    Потопив по пути мусульманский корабль с продовольствием для защитников Акки, увенчанный славой и с огромной добычей, Ричард прибыл в лагерь крестоносцев у Акки. Всем теперь стало ясно, что дни Акки сочтены, ведь вместе с Ричардом прибыли основные силы крестоносцев. Завоевание побережья происходило без боя. После падения Акки и вести о гибели ее гарнизона защитники крепостей утратили волю к сопротивлению. Хайфа и Кесария были сданы, и их окрестности опустошены в соответствии с тактикой выжженной земли.

    Покидая поле боя, Ричард часто брал с собой, по турецкому обычаю, головы павших — как доказательство, что он не предает христианского дела. Нередко сам Ричард оказывался в большой опасности. Неоднократно выезжая в разведку и на охоту с небольшим сопровождением, много раз подвергался нападениям и нападал сам, часто бывал неосмотрительным. Однажды его чуть не захватили в плен турки, когда Ричард беспечно уснул в саду под Яффой во время одной из таких прогулок, чудом он избежал плена 6 ноября и 20 декабря 1191 года.

    Появление Ричарда во время боя всегда сеяло панику, страх вызывало одно его имя. В конце крестового похода его имя стало символом победы, именем Ричарда мусульмане пугали детей и проклинали понесших лошадей.

    Повернув от Иерусалима, Ричард заботился о том, чтобы не бросали больных и ослабевших. В Аскалоне он принимал личное участие в восстановлении города и на своих плечах носил с корабля балки для сооружения осадных машин перед штурмом крепости ад-Дарум.

    Для Ричарда первостепенное значение имели береговые крепости, поэтому он и отдал им предпочтение перед Иерусалимом. Из Аскалона Ричард производит разведывательные вылазки в сторону Газы и ад-Дарума, который он взял в конце мая 1192 года. Это была самая южная крепость Палестины, и у нее проходила граница с Египтом. После взятия ад-Дарума для армии крестоносцев больше не осталось серьезных целей.

    В битве за Яффу английский король с копьем в руке бросил вызов всему мусульманскому войску, но никто не решился выйти на поединок с ним. С застрявшими в кольчуге стрелами, похожий из-за этого на ежа, въехал Ричард в сумерках в свой лагерь и одновременно в легенду.

    После Яффы, последнего военного успеха, наступил этап очевидной военной уязвимости крестоносцев. И если бы Салах ад-Дин смог уговорить своих эмиров на решительное военное предприятие, оно могло бы стать концом для Ричарда. Перемирие 2 сентября 1192 года было заключено на три года и оставляло во владении христиан побережье от Тира до Яффы. Цель третьего крестового похода была достигнута: как для купцов, так и для паломников стали доступными все оккупированные мусульманские территории, так что основная масса крестоносцев могла посетить Иерусалим.

    А вот возвращение Ричарда домой было весьма проблематичным. Дело в том, что он успел рассориться не только с Филиппом Французским, но и с австрийским герцогом, и с итальянскими королями.

    Ричард всего в трех днях пути до Марселя отказался от возвращения через Южную Францию, поскольку получил известие о том, что здесь его собираются взять в плен. Изменив маршрут, он высадился на Корфу, где зафрахтовал два пиратских корабля и отправился по Адриатике. Точно неизвестно, по какой причине (от кораблекрушения или из-за морской болезни) Ричард высадился где-то возле Венеции. Потом он долго путешествовал по Европе, путая и заметая следы, и в конце концов пришел в Австрию. Там он встретился с графом рЛейнхардом Герцким, родственником Конрада Монферратского, и тот начал охоту на Ричарда. Именно ему король подарил драгоценное кольцо и, представившись богатым купцом, попросил свободного прохода. Граф моментально сообразил, кто перед ним, и, хотя позволил Ричарду уйти, известил об этом своего брата. Ричарду удалось ускользнуть, он лишился части своей свиты, но все-таки добрался до Вены. Король Англии был пленен 21 декабря 1192 года в пригороде Вены Эрдберге герцогом Леопольдом и содержался под стражей в замке Дюрнштейн.

    Все единодушны в том, что Ричард попал в плен из-за неосмотрительности, т. к. ему не удалось скрыть свое богатство.

    По так называемой «кухонной версии», Ричард, уже зная, что окружен, предстает в роли подручного повара, поворачивающего на вертеле курицу, забыв о своем кольце, распространяющем сияние во все стороны.

    Есть версия, что его застали врасплох спящим. Есть также предположение, что его местонахождение выдал мальчик-слуга.

    Австрийское предание XIII века повествует о трубадуре Блонделе, который в поисках своего повелителя ходил от замка к замку с песней, сочиненной когда-то вместе с Ричардом. И когда он перед замком Дюрштейн пропел лишь одному Ричарду известную мелодию, из темницы донеслась ответная строка, выдавшая местонахождение короля.

    Ричард, избавленный от сюрпризов судьбы, дожидался в относительно комфортной обстановке денег и находил время сочинять свои «стихи из неволи», сдержанно сетуя на то, что томится в неволе и что его вассалы не слишком торопятся его выкупить.

    А в это время подданные деньги уже собрали и отдали их Иоанну, который заявил, что теперь он повелитель, и положил выкуп в собственный карман.

    Тем не менее выкуп все-таки заплатили, и 17 апреля 1194 года Ричард в Винчестере принял участие в так называемой второй коронации, которая сводилась к торжественному шествию в короне и должна была положить конец всем сомнениям о каком-либо ущемлении суверенитета. Уже 12 мая он вышел в море курсом на Барфле, оставив Англию в умелых руках пользующегося полным королевским доверием и наделенного всей полнотой власти Хьюберта Уолтера. Англия Ричарда больше никогда не увидит.

    Теперь его целью стало восстановление Нормандии в прежних границах.[7] Здесь он построил хорошо укрепленную крепость Шато-Гайяр и оснастил ее по последнему слову военной техники. Север он покидал только для случайных военных вылазок в ближайшие окрестности.

    В последние годы Иоанн был лоялен по отношению к Ричарду и даже участвовал на его стороне в военных действиях, Ричард отдавал предпочтение наказаниям в виде денежных штрафов.

    Когда речь шла о хороших деньгах, Ричард никогда не стеснялся в средствах. Так, в 1198 году начали использовать новую печать, так как старая якобы затерялась, и теперь ее надо было поставить на все ранее выданные документы, естественно, уплатив пошлину. В 1194 году вновь были разрешены запрещенные рыцарские турниры, и со всех желавших принять в них участие взымалась подать.

    Во время восстания виконта Эмара Лиможского, поддержанного французским королем Филиппом, в Аквитании Ричард получил арбалетную рану в плечо у замка Шалю. Сама по себе рана не затронула жизненно важных органов, но в результате несвоевременно и неумело проведенной операции началось заражение крови. Полностью осознавая свое положение, Ричард отдавал последние распоряжения. Он назначил Иоанна своим преемником, послал за матерью и составил завещание.

    Ричард умер под вечер 6 апреля 1199 года. Ему шел 42-й год. Из тела Ричарда, согласно обычаям того времени, были вынуты и отдельно похоронены внутренности и мозг. Сердце, необычной величины, король в знак своей любви завещал столице Нормандии, которой очень скоро предстояло пережить нелегкие дни. Оно нашло упокоение в Руанском соборе.

    После смерти короля со стрелка, как говорят, приказали содрать кожу. С зачинщиком мятежа, Эмаром Лиможским, еще до конца года поквитался незаконнорожденный сын Ричарда, Филипп Коньякский убив его.

    Иоанн Безземельный (1167–1216) был самым младшим из «чертовго семени», избалованным ребенком, щеголем, который по всем признакам предпочитал роскошь двора военному ремеслу и был крайне инфантилен во взглядах и поведении. При этом он обладал несомненным талантом настраивать против себя всех и одновременно, что впоследствии сыграло свою роль в его правлении.

    Весной 1173 года в связи с предполагаемой женитьбой Иоанна встал вопрос о выделении ему наследства. И тут выяснилось, что Генрих, распределив земельные владения между сыновьями, совершенно обделили младшего сына. Отсюда и пошло прозвище «Безземельный».

    Об Иоанне летописец тех времен писал «одержимый» и «сведенный с ума волшебством и колдовством».

    Иоанн с одинаковой завистью и подозрительностью относился и к друзьям и к врагам. Его жестокая натура проявилась в его отношении кплемяннику, Артуру Бретонскому, который, вероятно, имел больше прав на английский престол, чем сам Иоанн. Рассказывают, что Иоанн приказал кастрировать и ослепить Артура в замке Фалез. По другой версии однажды, когда Иоанн был пьян и в него вселился дьявол, он убил Артура собственной рукой и, привязав к телу тяжелый камень, бросил в Сену.

    Иоанн, как однажды выразился Ричард, не из тех, кто способен завоевывать королевства, к тому же если хоть кто-то окажет малейшее сопротивление.

    Иоанна долго считали худшим из английских королей средневековья — тираничным, безнравственным и несправедливым. Даже по стандартам своего времени Иоанн был чересчур жесток, «очень дурной человек, жестокий ко всем мужчинам и слишком падкий на прекрасных дам», как замечает летописец.

    В его царствование произошли многие беды, но можно ли его в этом обвинить: все растущее недовольство баронов, враждебность крупного французского монарха Филиппа II Августа, ссора с папой Иннокентием III, инфляция в экономике. У него не то чтобы совсем не было таланта, чтобы попытаться решить эти острые проблемы, но катастрофы нарастали, а его планы срывались.

    Папа отлучил Англию от церкви, запретив все церковные службы и религиозные церемонии, пока Иоанн не сдался и не стал его вассалом, что можно считать непростительным унижением. В 1204 году он уступил Нормандию французам во многом из-за своего бездействия. Даже неприступная крепость Шато-Гайяр, построенная Ричардом I, пала перед врагом.

    Его вымогательские финансовые требования вели к увеличению жалоб со стороны баронов, так что в конце концов произошло общее восстание, которое вынудило короля согласиться на Великую хартию вольностей, скрепленную печатью в мае 1215 года. В этот момент, потеряв все свое личное имущество, включая королевские регалии, во взбунтовавшихся водах в устье Уелстрима, Иоанн серьезно заболел и умер 18 октября 1216 года.

    Пришедший к власти после смерти Иоанна Генрих III (1207–1272) опирался на иностранцев и союз с римской курией, что вызвало недовольство баронов, поддержанных горожанами и верхушкой крестьянства.

    В 1263–1267 годах в Англии шла гражданская война, результатом которой стал созыв первого английского парламента. При Эдуарде I (1239–1307) окончательно сложилась практика созыва парламента, был присоединен Уэльс, велись войны против Шотландии.

    Эдуард был потрясающим полководцем, изобретательным и энергичным, но с характерным анжуйским дурным характером.

    Эдуард II (1284–1327) который стал королем Англии в 1307 году, был сильным, красивым мужчиной, обожал верховую езду. Он был образованнее, чем большинство магнатов при дворе, любил поэзию и театр. Став королем, завел себе маленький оркестр. По мере взросления его занятия все менее соответствовали его статусу: он увлекался греблей, плаванием и даже такими подсобными работами, как рытье рвов и стрижка изгородей.

    В 1296 году он познакомился с молодым рыцарем Гавестоном, дружба с которым в скором времени переросла в более теплые отношения. В связи с этим современники считали Эдуарда II извращенцем. Однако при жизни Эдуарда они не отваживались высказываться более определенно по этому поводу, обвиняя Гавестона лишь в излишнем влиянии на короля и приобретении должностей и материальных благ в ущерб другим баронам. Гавестон стал постоянной мишенью для нападок на короля, его постоянно использовали в качестве козырной карты при выдвижении требований. Несколько раз Гавестона даже высылали из страны, но король не мог долго без него оставаться и неизменно возвращал фаворита. Из конспиративных соображений они оба женились. Эдуард женился на двенадцатилетней дочери французского короля Изабелле, от жены у него было два сына и две дочери.

    Эдуард, по сложившейся традиции, был в постоянном конфликте с баронами. Для баронов Гавестон олицетворял королевское несогласие с их желаниями. Архиепископ Кентерберийский отлучил от церкви его и его сторонников. Эдуард, не имея должной военной поддержки, сбежал с Гавестоном в Скарборо, где и оставил его, отправившись в Йорк. Гавестон сдался осадившим Скарборо графам Уоррен и Пембрук. Его приговорили к смертной казни после пародии на суд и казнили 19 июня 1312 года.

    Смерть друга была страшным ударом для Эдуарда, который от него так и не оправился. Отныне существовала постоянная ненависть между королем и графами.

    И все же его правление было тверже и сильнее на этом фоне в последние годы царствования. После периода полубаронского правления Эдуард восстановил свои королевские полномочия. Королевская армия разбила предводителя баронов, двоюродного брата короля, графа Ланкастера, в битве при Баробридже и в Йоркшире в 1322 году. После быстрого суда Ланкастера вывели на казнь. Его судьба, которая странно и точно напоминала казнь Гавестона десятью годами раньше, очевидно, доставила большое удовольствие королю.

    Хотя делались попытки провести административные реформы и таким образом упорядочить правление, власть Эдуарда была жестокой и тиранической. Он решил привлечь на свою сторону верных сторонников, но ему это не удалось, хотя у него были власть и деньги, чтобы купить поддержку. Он решил укрепить свое финансовое положение вымогательскими фискальными мерами и конфискацией поместий баронов сомнительной преданности, что должно было сделать его независимым от контроля знати. Несмотря на успехи в наполнении королевской казны, Эдуард все более терял политическое влияние. Недовольство наростало во всех слоях общества.

    В сентябре 1326 года Изабелла, жена Эдуарда, возвращаясь из поездки во Францию со своим любовником Роджером Мортимером, сбежавшим из Тауэра, отравив своих стражей, высадилась в Суффолке. И так велика была нелюбовь к королю, что войска графства и бароны, которые должны были ей противостоять, бросились к ней в объятия.

    Отчаявшись и прозрев, король бежал в Уэльс, а затем сел на корабль в Чепстоу, но ветер прибил его к берегу в Гламоргане, где король был взят в плен братом казненного им Ланкастера. По всей вероятности, его зверски убили в замке Беркли в Глостершире. Короля похоронили в аббатстве Св. Петра в Глостере, сердце его вынули, поместили в серебряную урну и пофебли рядом с телом Изабеллы во францисканской церкви в Лондоне, когда она умерла спустя 20 лет.

    Эдуард III (1312–1377) начал Столетнюю войну с Францией (1337–1453), издал первые статуты о рабочих и ограничил влияние папства в Англии. Он был великим воином, славу которого не могут затмить даже причуды последних лет жизни.

    Сын Эдуарда III, Черный принц, славился как рыцарь и воин, но он умер за год до убийства отца. Поэтому на престол в 1377 году взошел десятилетний Ричард II (1367–1400). Первоначально управление осуществлял совет знати.

    Ричарду постоянно и надоедливо приводили пример отца. Но у него не было никакого желания следовать примеру Черного принца. Ему не нравилась военная атмосфера двора, где война, турниры и военные игры превалировали надо всем остальным. Ричард обожал своего прадеда Эдуарда II, причисления которого к лику святых безуспешно добивался.

    У него никогда не было сомнений относительно его королевских полномочий. В его мозгу сформировалась полумистическая концепция божественного права, которой он придерживался до конца.

    Бывало, что он сидел на троне с короной на голове, а его придворные стояли вокруг него час за часом, и тишина нарушалась только тогда, когда король кивал, и шуршала одежда, когда придворные становились на колени.

    На портретах он представлен элегантным красавцем, с густой шапкой темно-желтых волос. Он одевался изысканно и тщательно, оченьзаботился о своей внешности и прическе, регулярно принимал ванну, что в те времена было редкостью, и изобрел носовой платок.

    Он, вероятно, был самым культурным королем своей династии. Его библиотека дает возможность предположить, что он читал книги, а также заставлял читать ему. Он был покровителем художников, артистов и писателей, обожал экзотические и утонченные блюда. Личная эмблема короля — эмблема с белым оленем.

    Он любил свою мать и стал исключительно преданным мужем своей жене Анне Богемской. Ее смерть была для него тяжелым ударом, от которого он так и не оправился.

    Ричард понимал, что сильный король должен быть богат и платежеспособен, и свободно пользовался незаконными и необычными методами пополнения королевской казны. Но он мало делал для того, чтобы завоевать народную любовь, и не заботился о том, чтобы заручиться поддержкой вельмож.

    В 1399 году против Ричарда выступил Генри Болингброк, к которому примкнули войска в Ирландии. В этой гражданской войне Ричард проиграл сражение, остался без друзей и погрузился в глубокую меланхолию.

    Ему не так-то легко было отказаться от призрака власти, которым он тешил себя много лет, но под напором противников он отрекся от престола. После этого Ричард уединился в замке Помфрет, где и уморил себя голодом, а было ему всего 34 года.

    Артур, последний Плантагенет, был возведен в звание виконта Лизл, служил своему королю в Калаисе, но попал под подозрение в измене.

    Умер он в 1542 году от радости, узнав, что его выпускают из Тауэра.

    ГОГЕНШТАУФЕНЫ

    Германские короли

    Династия германских королей, которые в течение 112 лет (1138–1254, 1197–1268) были императорами Священной Римской империи и в течение 72 лет (1194–1266) — королями Сицилии. Главные представители: Фридрих I Барбаросса, Генрих VI, Фридрих II Штауфен, Конрад III.

    Первым императором Священной Римской империи из рода Штауфенов стал Конрад III. Это случилось после смерти императора Лотаря II, не оставившего сыновей. Из двух кандидатов — герцога Баварского и Саксонского Генриха Вельфа и Конрада Штауфена, которому старший брат Фридрих, герцог Швабский, охотно уступил право представлять Штауфенов, — Конрад хитростью победил Генриха, и 7 марта 1138 года был провозглашен императором.

    Конрад не был милостив к побежденному сопернику и, объявив, что один человек не может владеть двумя герцогствами, потребовал отказаться от Саксонии. Генрих, естественно, с этим не согласился и был объявлен мятежником. Так в Германии началась многолетняя война, разделившая страну на две враждующие стороны.

    Маркграфы, получившие от Конрада герцогства Баварское и Саксонское, безуспешно пытались овладеть своими герцогствами. Местное население защищало права Вельфов. Они разбили не только маркграфов, но заставили отступить и самого императора. В разгар борьбы Генрих внезапно умер, оставив сына — Генриха Льва. С этого момента король стал действовать успешнее. Он осадил родовой замок Вельфов и разгромил брата умершего Генриха, после чего вынудил сдаться и защитников замка. Он приказал казнить всех мужчин, а женщинам разрешил уйти, взяв с собой только то, что они смогут унести в своих руках. Тогда женщины подняли своих мужей и вынесли их из замка. Брат императора Фридрих хотел помешать им, но Конрад с улыбкой сказал брату: «Королевское слово неизменно».

    Через два года был заключен мир, Генрих Лев отказался от Баварии и был утвержден как герцог Саксонский.

    В коне 1146 года Конрад дал обет принять участие во втором крестовом походе, и 26 октября 1147 года его войска уже сражались с турецкой конницей под Дорилеумом. Храбро бросившись в бой, рыцари быстро устали и под натиском свежих сил турок вскоре вынуждены были отступить. Несмотря на то, что сам Конрад и его князья храбро сражались и даже принимали участие в рукопашных схватках, разгром был полный. К этому добавились голод и болезни. Многие воины предпочли вернуться на родину. Но Конрад с небольшим отрядом решил дождаться прибытия французских крестоносцев. Объединившись с прибывшим Людовиком, он дошел через Пергам и Смирну до Эфеса, но здесь дали себя знать перенесенные невзгоды. Конрад заболел, и ему пришлось уехать в Константинополь. Поправив здоровье, Конрад с небольшим войском высадился в Акконе, и был тепло принят в Иерусалиме королем Балдуином III, который уговорил императора не предпринимать осаду Эфеса, как это планировалось ранее, а пойти на Дамаск. К Конраду присоединился и Людовик. Но осада Дамаска ни к чему не привела, т. к. пришедшие крестоносцы не поладили с местными палестинскими христианами.

    Раздосадованный Конрад вернулся на родину, где его ждал еще один удар: скончался его единственный сын Генрих. Удары судьбы окончательно подорвали здоровье Конрада, и 15 февраля 1152 года он умер, посоветовав после его смерти избрать императором своего племянника, герцога Швабского Фридриха Барбароссу.

    Фридрих вместе с Конрадом принимал участие во втором крестовом походе, в котором проявил храбрость и воинскую доблесть. Физически он был очень крепок, а в общении — приятен и обходителен. При всем том в минуты гнева он был страшен, а его тщеславие и властолюбие были безграничны.

    Он мечтал восстановить могущество империи Карла Великого. На этом пути первым его шагом был поход в Италию. А в Италии в это время Папа Римский Адриан IV воевал с местной знатью и был вынужден покинуть свою резиденцию. Фридрих Барбаросса (краснобородый) отказался получить корону из рук сенаторов, и римляне начали военные действия против него. Жестокий бой шел почти сутки, а потом император и папа покинули Вечный город. С тех пор Фридрих знал, что для восстановления власти в Италии ему придется ее завоевать. И в 1158 году он выступил во второй итальянский поход, целью которого было покорение Милана, при каждом удобном случае демонстрировавшего свою независимость. Армия Фридриха значительно превосходила силы миланцев, и уже 1 сентября город капитулировал. Падение Милана произвело большое впечатление на ломбардцев, но еще большее впечатление произвели эдикты императора, существенно ущемлявшие лрежние права заальпийских городов.

    Горячие итальянцы восстали против нового императора, к тому же у него испортились отношения и с папским престолом.

    Чтобы подавить восстания, Фридрих решил показать свою силу, осадив крепость Кремы и затем разрушив ее до основания.

    В мае 1161 года во второй раз был осажден Милан, и, сдавшийся через год, он был разрушен. После этого сдались Пьяченца, Брешиа и другие города. Фридрих заставил жителей разобрать крепостные стены, заплатить контрибуцию и подчиниться наместнику-подесту.

    После смерти папы Адриана IV сторонники Фридриха избрали Виктора IV, а его противники — Александра III. На церковном соборе в Павии, собранном императором, папу Александра объявили низложенным, на что Александр ответил отлучением Фридриха Барбароссы от церкви, а его подданных освободил от присяги императору. Поход на Рим стал неизбежным.

    В 1163 году Фридрих вновь стал готовиться к походу, но против него объединились в антинемецкую коалицию Венеция, Падуя, Винченца и Верона. Ко всему умер папа Виктор IV, а занявший его место Пасхалий III был менее популярен, чем Александр III. В этой ситуации силы, собранные Барбароссой, оказались недостаточными, и он отправился в Германию, чтобы собрать новое войско.

    24 июня 1165 года, осадив замок Святого Ангела, Фридрих предложил обоим папам сложить свои полномочия и провести новые выборы Александр III отказался, чем восстановил против себя горожан и был вынужден бежать. И хотя папа Пасхалий III снова занял свое место в Ватикане, вся полнота власти теперь сосредоточилась в руках императора.

    Фридрих добился своей цели, но его ожидали страшные события: началась эпидемия чумы, унесшая жизни многих немецких воинов, и враги императора вновь подняли голову. Антинемецкая коалиция усилилась: к ней присоединились Бергамо, Мантуя, Кремона и жители Милана, восстанавливающие свой город. Шестнадцать восставших городов объединились в Ломбардскую лигу, а у императора не было войска, чтобы ей противостоять. В 1168 году Фридрих решил вернуться в Германию, но ему пришлось переодеться в чужое платье, чтобы не попасть в плен.

    Упорный Фридрих в 1174 году снова пересек Альпы и осадил Алессандрию, но в следующем году он был вынужден распустить войско, т. к. ему нечем было платить солдатам. Барбаросса пытался договориться с итальянцами, но переговоры ни к чему не привели. Тогда, собрав небольшое войско, Фридрих встретился с войсками Лиги под Леньяно. Император сражался в самой гуще битвы и был выбит из седла. Слух о его мнимой смерти заставил бежать его воинов с поля боя.

    Потерпев поражение, Фридрих признал папой Александра III, а тот снял с него отлучение. Но договориться с Лигой императору не удалось, в июле 1178 года они лишь заключили перемирие на шесть лет. Когда указанный срок истек, Фридрих признал некоторые старинные вольности за городами Лиги, а Ломбардская лига признала императора своим сюзереном, и был подписан мир.

    Следующим шагом в этом направлении было признание титула Сицилийского короля за Вильгельмом Сицилийским, который выдал свою тетку Констанцию за сына Барбароссы Генриха.

    Усмирив Италию, Фридрих начал готовиться к новому крестовому походу. Собрав войско и оставив управление в Германии Генриху, он отправился на Константинополь, опустошая все земли на своем пути Фридрих захватил Адрианополь и Конье, а 10 июня при переправе через речку Селиф конь Фридриха испугался и оступился, император упал в воду и утонул.

    Генрих VI (1165–1197) характеризуется как умный, волевой и решительный человек, но крепостью телосложения он не отличался. В молодости он слагал стихи, являвшиеся образцом средневековой немецкой лирики, но забросил это увлечение. Из удовольствий он всегда оставался верен только охоте.

    В первые годы правления ему пришлось заняться делом Генриха Льва, войну с которым начал еще Фридрих Барбаросса. Молодой Генрих быстро собрал войско и нанес герцогу тяжелое поражение. В июне 1190 года они заключили мир. После этого он привлек на свою сторону Ломбардию, был коронован папой Целестином III и начал войну в Южной Италии, истребляя всех сопротивлявшихся. Но вскоре южный зной привел к возникновению болезней, от которых умерли многие немецкие воины, заболел и сам Генрих.

    Выступление сына Генриха Льва, Генриха Вельфа, заставило Генриха VI поспешить с возвращением в Германию. Борьба с ним растянулась на годы.

    А в это время умер последний потомок норманнской династии, король Сицилии Танкред. Воспользовавшись малолетством его сына Вильгельма, Генрих переправился в Сицилию и, разбив войско королевы Сибиллы, торжественно вошел в Палермо. Пообещав Сибилле оставить за ней личные владения Танкреда, Генрих вырвал у нее отречение от престола и короновался сицилийским королем. Узнав, что среди норманнских баронов зреет заговор, он жестоко расправился со своими врагами. Сибилла и три ее дочери были заключены в замке Гоэнбург в Германии, Вильгельма ослепили и сослали в замок Гоэнемс, в темнице которого он и умер. Сицилианцев вешали, сжигали, зарывали живыми в землю, сажали на кол и ослепляли. Все имущество заговорщиков Генрих конфисковал в свою пользу, а земли раздал своим приближенным.

    Поручив управление Сицилией своей жене Констанции, Генрих загорелся идеей сделать императорскую власть наследственной властью Гогенштауфенов. Но на Вормсском съезде немецкие князья отказались поддержать этот проект.

    Тогда император обратил свой взор на Сардинию и другие приморские острова, строил планы нового крестового похода, мечтая покорить Палестину. Но этим планам не суждено было сбыться: Генрих VI в жаркий августовский день 1197 года напился холодной воды из ручья и семь недель спустя умер. Ему было всего 32 года.

    Его сын Фридрих II с малых лет научился принимать государственные решения. Чуть ли не с рождения он стал королем Сицилии, а когда ему было 19 лет, немецкие князья пригласили его в Германию. Молодой и приветливый Фридрих смог привлечь к себе немцев и, победив города, верные его противнику Отгону IV, в 1215 году короновался в Ахене.

    Фридрих был высокообразованным человеком: он знал греческий, латинский, французский, итальянский, немецкий и арабский языки, но больше всего любил естественные науки и медицину.

    Всю жизнь собирая книги, он оставил после себя большую библиотеку. Выступал он как покровитель наук и искусств. Им был основан университет в Неаполе. Он обожал женщин, имел четырех жен и всегда был окружен любовницами. У него даже был собственный гарем с наложницами и одалисками.

    При коронации императорской короной Фридрих дал обет папе Гонорию III, что отправится в крестовый поход. Но, занятый наведением порядка в Италии, он все время откладывал выступление.

    Города Ломбардии, как при Фридрихе Барбароссе, объединились против императора в Лигу, но теперь они выдвигали требования полной независимости.

    Фридрих оказался в затруднительном положении: на него давил папа, торопя с выступлением в крестовый поход, но его волновали восставшие города. В конце концов давление папы оказалось сильнее, и Фридрих послал большое войско в Сирию, вслед которому отправился и сам, но по пути он серьезно заболел и был вынужден остановиться. Раздосадованный новой задержкой, папа Григорий IX, сменивший Гонория III, отлучил Фридриха от церкви.

    Воспитанный в Сицилии, Фридрих отличался очень своеобразной религиозностью: он пользовался верой только в случаях, когда ему это было выгодно, поэтому отлучение не сильно его расстроило. Но, обиженный несправедливыми нападками, Фридрих стал поддерживать противников папы, и Григорий вновь произнес отлучение, запретив отправляться в поход, не покаявшись перед церковью. Но Фридрих не обратил на его выпады внимания и в июне 1228 года отправился в Сирию.

    Собственных сил для войны с мусульманами у Фридриха было маловато, поэтому он искусно пользовался средствами дипломатии: разжигал усобицы между мусульманами и заключил союз с египетским султаном Алькамилом, который в результате уступил ему Иерусалим. Но даже взятие Иерусалима вызвало неудовольствие у противником Фридриха, которые считали соглашение, заключенное Фридрихом, «ложным миром».

    На Святой город был наложен интердикт. Святые отцы ополчились против Фридриха. Они объявили отлучение всем его спутникам, папа напал на города, покорившиеся Фридриху, и мечтал захватить Сицилию.

    Вернувшись из Иерусалима, Фридрих счел полезным примириться с папой, но Григорий IX ответил новым отлучением и отправил по всей Европе легатов с грамотой, в которой доказывал, что Фридрих коварно действовал в Палестине.

    Немецкие князья сохраняли верность Фридриху, и папа не имел у них успеха. Учтя это, Григорий пошел на уступки, снял с Фридриха отлучение и заключил с ним мир в Сан-Джермано. Фридрих, со своей стороны, обещал не предпринимать похода на Рим и вместе с папой бороться против еретиков.

    Помирившись с папой, Фридрих занялся наведением порядка в своих владениях. Причем в Германии он лишь юридически закреплял сложившееся положение вещей, а в Сицилии ломал существовавшую систему, создавая централизованное государство.

    Устроив все эти дела, Фридрих обратил свой взор на Ломбардскую лигу. Попытки дипломатическим путем решить конфликт не увенчались успехом, и он в 1237 году выступил против непокорных. 27 ноября в битве при Контенуове он нанес тяжелое поражение войскам Лиги. После этого ему сдались небольшие города, но Милан, Алессандрия, Болонья, Бреши и Пьяченца продолжали сопротивляться. После неудачной осады Бреши Фридрих вынужден был отступить к Кремону, после чего на сторону восставших перешла Венеция, а папа стал открыто поддерживать ломбардцев, в апреле 1239 года снова отлучив Фридриха от церкви.

    Осенью 1239 года Фридрих осадил Милан, но не смог его взять и, опустошив окрестности, отправился на Рим. Римляне подготовились к встрече, и Фридрих, оценив ситуацию, повернул войска на Романью. Захватив несколько городов, он узнал о смерти Григория и снова двинулся на Рим. Осада города ни к чему не привела, а разграбление его окрестностей восстановило против Фридриха население и духовенство. Избранный папой Иннокентий IV продолжил политику Григория IX и в апреле 1245 года отлучил Фридриха от церкви. После этого собравшийся собор объявил низложенным императора Фридриха.

    Папа не мог реально отобрать власть у Фридриха, но освобождение его подданных от присяги посеяло семена смуты, и князья начали совещаться, подыскивая новую кандидатуру.

    Города, завоеванные Фридрихом, начали переходить на сторону восставших. Восстания вспыхнули и в Сицилии. Фридрих терял один город за Другим, терпел одно поражение за другим. Вельможи изменяли ему. Фридрих стал подозрителен и начал прислушиваться к доносам.

    В мае 1249 года в битве у речки Фоссальты был взят в плен сын Фридриха Энцио, а в декабре 1250 года, готовясь к походу на Ломбардию, Фридрих внезапно умер.

    Немецкие князья выбрали королем ландграфа Тюрингского Генриха Распе, войска которого разбили сына Фридриха Конрада, выступившего против мятежников. После смерти Генриха Распе королем избрали Вильгельма, графа Голландского. Конрад пошел против него войной, и вскоре вся Германия была охвачена огнем усобиц.

    После смерти отца Конрад уже не мог противостоять врагам. Он продал и заложил часть своих наследственных земель в Германии и на эти деньги собрал войска. С собранным войском Конрад прибыл в Южную Италию и двинулся на непокорные города. Вместе с братом Манфредом он захватил Аквину, Джерману, Капую, Сен-Джермано и Суэссу. Последним пал Неаполь. После этого в Сицилийском королевстве у Конрада не осталось врагов, и он пошел войной против папы, но заболел лихорадкой и 26 лет от роду умер, назначив своим наследником сына Конрадина.

    Но поскольку Конрадин был еще мал, управление Сицилией взял на себя Манфред, побочный сын Фридриха.

    Папа Иннокентий IV, ненавидевший Гогенштауфенов, не признал права Конрадина, отлучив заодно от церкви и его дядю Манфреда.

    В 1258 году Манфред пустил слух о смерти Конрадина и провозгласил себя королем Сицилии. Около двух лет он жил относительно спокойно, мудро управляя страной. Его двор снова приобрел блеск, праздники следовали один за другим.

    После смерти Иннокентия папой стал Александр IV, после него — Урбан IV. Все они продолжали политику притеснения Гогенштауфенов, претендуя на их земли и постоянно нападая на принадлежавшие им города.

    В 1262 году Урбан IV предложил сицилийскую корону брату французского короля Карлу Анжуйскому, в бою с которым в 1266 году погиб Манфред. Манфред проявил себя таким храбрым воином, что после его смерти каждый француз почел своим долгом в знак уважения к доблести короля принести на его могилу камень. Образовавшуюся груду камней стали называть Скалой Роз.

    НЕМАНИЧИ

    Сербские короли

    Династия правителей в Сербии во второй половине XII века — 1371 г. Основатель — великий жупан Стефан Неманя. Созданное им государство смогло противостоять Византии и отражать попытки вмешательства во внутреннюю политику венгерских правителей. Сербия из племенного государства стала феодальным. С одной стороны, это было шагом вперед, а с другой — стало причиной упадка и захвата страны турками.

    Неманичи, талантливые полководцы и покровители православной церкви, проявили себя как правители, заботившиеся о процветании своей страны.

    Иногда между Неманичами—претендентами на престол вспыхивала борьба, но выигравший эту борьбу всегда оказывался достойным королевского титула.

    Стефан Неманя (1113 или 1114–1200) в борьбе с братьями около 1170 года захватил великожупанский престол, став «великим жупаном» Восточной Сербии. В первое время он зависел от Византии, но в начале 80-х отказался подчиняться Византии, отвоевал у нее город Ниш и земли к востоку до Софии. В 1190 году великий жупан совсем освободился от византийской зависимости.

    Стефан Неманя объединил под своей властью Восточную Сербию, Дунайскую Сербию, Далмацию, Герцеговину, Черногорию.

    При нем сербы приняли христианство по греческому обряду, а сам Стефан Неманя в 1196 году постригся в монахи, передав власть своему сыну Стефану.

    Стефану пришлось отстаивать свою власть с оружием в руках: в 1202–1203 годах великожупанский престол захватил его брат Вукан, поддержанный венгерским королем. В 1216 году Стефан написал «Житие Стефана Немани».

    При Стефане Сербия стала королевством, и с 1217 года он — король Сербии. Королевский титул получил от папы римского, в 1219 году был коронован по православному обряду. Как первый король Сербии он получил прозвище «Первовенчанный».

    При нем Сербия стала активно торговать с итальянскими городами, особенно с расположенным на берегу Адриатического моря городом Дубровником, получившим название «Славянская Венеция». Через этот порт сербы вывозили добывавшиеся в стране руды и производившиеся в Сербии сельскохозяйственные продукты.

    У Стефана Первовенчанного было три сына — Стефан Радослав, Стефан Владислав и Стефан Урош. Королем стал младший. А вот сыновьям самого Стефана Уроша I, Стефану Драгутину и Стефану Урошу Милутину, повезло больше: оба они были королями.

    Стефан Урош II Милутин (?—1321) правил с 1282 года. Он укрепил централизованную власть и значительно расширил территорию сербского государства за счет победы в 1299 году над Византией и женитьбы на дочери византийского императора.

    Сын Милутина Стефан Урош III получил прозвище «Дечанский» — по названию основанного им монастыря Дечани. Стефану Дечанскому прилось сражаться за престол со своим двоюродным братом Владиславом, которого поддержали Босния и Венгрия. Утвердившись на престоле, он начал войны с Болгарией, стремясь присоединить Македонию. Победа, одержанная им в битве у Велбужда в 1330 году, заставила других балканских правителей считаться с сербским королем. Но с ним не пожелал считаться его собственный сын Стефан Душан, свергнувший отца. Вскоре после этого Стефан Дечанский был убит.

    При Стефане Душане (1331–1355) Сербия достигла наибольшего могущества, она стала крупнейшей державой на Балканах. В результате ряда войн с болгарами и византийцами Стефан Душан захватил Албанию, Македонию, Фессалию и Эпир. Некоторое время в вассальной зависимости от него находилась Болгария.

    В конце 1345 года он провозгласил сербскую архиепископию патриархией. А в 1346 году Стефан Душан короновался царской короной в городе Скопле, провозгласив себя «царем сербов и ромеев».[8]

    В 1349 году он издал законник (т. н. Законник Стефана Душана), закреплявший установившиеся феодальные порядки в стране.

    Несколько раз Душан пытался взять Константинополь, но ему помешало осуществить этот замысел отсутствие флота. Во время подготовки к очередному походу на Византию он умер.

    После смерти Стефана Душана Сербское царство распалось на ряд уделов. Под властью сына и преемника Стефана Душана — Стефана V Уроша, последнего короля из династии Неманичей, оставалась лишь незначительная внутренняя часть Сербии. отпали все уделы, населенные несербами — Акарнания, Албания, Македония, Фессалия, Эпир и некоторые другие. Вся страна была охвачена междоусобными войнами. Ослаблением государства воспользовались турки-османы, в 1371 году без труда захватившие Сербию.

    БОРДЖИА

    Папы римские, исчадия ада и святые

    Исторически так сложилось, что с именем Борджиа обычно ассоциируются такие понятия, как Ватикан, роскошь, убийства (и сразу же на ум приходит: яд Борджиа), разврат, кровосмешение, головокружительные взлеты и такие же падения. В этой семье был и свой «дьявол во плоти» (Чезаре), и свой святой (Франциск). Имя Борджиа неразрывно связано с именами великих художников и поэтов Возрождения: Пинтуриккьо, Пьетро Торриджани, Леонардо да Винчи, Никколо Макиавелли, Лудовико Ариосто, Пьетро Бембо и др.

    Борджиа всегда шли своим путем, невзирая на препятствия и общественное мнение. Они не были поняты современниками, но их жизнь неизменно вызывает интерес у потомков.

    Так кто же они, Борджиа?

    Корни семьи уходят в Испанию и восходят к графу Педро де Атаресу, незаконнорожденному сыну короля Арагонского — дона Рамиро Санчеса.

    Сначала де Борха жили неподалеку от Сарагосы, а после освобождения Валенсии от мавров в 1238 году король Арагонский Хайме I Завоеватель поделил завоеванные земли между своими рыцарями, в том числе Эстебаном де Борха и восьмерыми его родственникам. С тех пор де Борха обосновались в городке Хатива, где в семье Доминго де Борха де Каналье 31 декабря 1378 года и родился Алонсо (Альфонсо) де Борха.

    Примерно в это же время в Валенсии проповедовал настоятель Валенсийского монастыря Висенте Феррье. Однажды во время проповеди он, заметив пылкость юного Алонсо, поприветствовал его такими словами: «Сын мой, помни, что ты призван стать гордостью твоей страны и твоей семьи, ты достигнешь самого высокого отличия, которое может быть дано смертному. Будь настойчив в своей добродетели».

    Вдохновленный предсказанием, Алонсо страстно отдается учению в университете в Лериде, в результате он становится «доктором одного и другого права». Его успехи были отмечены авиньонским (арагонским) папой[9] Бенедиктом XIII, который назначает Алонсо де Борха каноником церкви Леридского собора. Образованный и преданный папе юрист постоянно оказывает ему ценные услуги. Так, стараниями Алонсо был возведен на престол король Арагонский Фердинанд I. С тех пор Алонсо де Борха допущен ко двору. Наследник Фердинанда I, Альфонс V Арагонский, также поручает Алонсо де Борха ответственное поручение: потребовать отречение антипапы Климента VIII, занявшего престол после смерти Бенедикта XIII. Юрист с успехом выполнил это поручение, за что и был назначен главой богатого епископства Валенсийского, кроме того, ему поручено заняться воспитанием незаконнорожденного сына Альфонса V Ферранте.

    Король постоянно обращается к Алонсо за разрешением споров, касающихся Арагонского и Кастильского королевств. Но Алонсо занимается не только внутренними делами Испании. С его помощью между Альфонсом V и римским папой Евгением IV был заключен договор, согласно которому Испания признает Евгения IV единственно законным папой, а Альфонс V получает инвеституру неаполитанского королевства Ловкий посредник, епископ Валенсийский, 2 мая 1444 года становится кардиналом Алонсо де Борха поселяется в кардинальском дворце в Риме и с этих пор зовется на итальянский манер — Борджиа. Влияние кардинала Борджиа со временем усиливается. Так, во время конклава[10] 1447 года он уже может оказать давление на других кардиналов, чтобы выбрали его кандидата, но он этого не делает. Будущее покажет, что это решение было глубоко обдуманным и просчитанным: 8 апреля 1455 года 77-летний Алонсо Борджиа был избран папой римским и принял имя Каликста III. Он был избран конклавом как «переходный папа», учитывая его возраст, но ожидания кардиналов не оправдались. Каликст был здоров и деятелен.

    Первое, что сделал новый папа, — начал процесс канонизации Винсента Феррье, предсказавшего ему великую судьбу, и христианской героини французского народа Жанны д'Арк. Затем он раздает влиятельные посты своим многочисленным родственникам. Он возвел своих племянников Родриго Борджиа и Луиса Хуана де Мила в сан кардиналов, при этом Родриго получил полицейскую власть. (Между прочим, ходили слухи, что Родриго был вовсе не племянником папе, а родным, хотя и незаконнорожденным, сыном.) Позже, когда освободилась самая доходная в Ватикане должность — вице-канцлера, Родриго получает и ее. А еще позже он становится главнокомандующим и уполномоченным всех папских войск в Италии. Брат Родриго Борджиа, Луис Хуан, получил звание главного капитана Церкви. Папа жалует своим племянникам богатые папские бенефиции, которые дают им возможность жить в соответствии с их положением.

    Выдвижение и продвижение племянников папы настолько стремительно и неслыханно, что это вызывает всеобщее возмущение и народные волнения в Риме. Кардиналы покидают город. И только папа остается на своем посту, он организовывает богадельню и осыпает благодеяниями больницу Святого Духа. Кроме того, надеясь направить воинственность народа в нужное русло, папа объявляет сбор средств для организации крестового похода. Ведение войны требует спокойствия внутри папской области, поэтому Каликст использует все свои дипломатические способности, чтобы усмирить непокорных. Не все его предприятия удачны, и в результате возник конфликт с короной Неаполитанской и Арагонской.

    И в это время папа заболел. Во время болезни Каликста усиливается недовольство в курии, а в городе начинаются беспорядки. Первый папа римский семейства Борджиа, Каликст III, умер после долгой агонии в день Преображения Господня. Для его племянников началось тяжелое время, когда нужно было удержаться на плаву. Наиболее успешно это делает Родриго. Он ничего не потерял со смертью дяди, более того, удачяо голосуя на конклаве, приобрел дружеское расположение папы Пия II, а затем его преемников Павла II, Сикста IV, Иннокентия VIII, за что и получил прозвище «слуга пяти пап».

    Образ жизни Родриго Борджиа почти не дает ему возможности выполнять религиозные обязанности. Однако роскошная жизнь и любовные интрижки не мешают ему идти вверх по служебной лестнице Ватикана: он получает все новые и новые назначения и бенефиции, становится деканом кардиналов-диаконов, что дает ему право короновать нового папу, затем — камерлингом, то есть казначеем, Святой коллегии.

    Кардинал Родриго молод, хорош собой и богат. Мужчины им восхищаются, ему завидуют. Женщин покоряет его обаяние. Трудно представить себе, чтобы в таком возрасте и с такими данными человек отказался от мирских радостей. Родриго и не отказывался. В результате по Риму поползли слухи о его невоздержанности и разгульной жизни, передавались подробности оргий, в которых якобы он участвовал.

    Трудно сказать, насколько они соответствовали истине, но бесспорно то, что у кардинала, несмотря на данный им обет воздержания и целомудрия, было 8 детей:[11] Пьетро Луиджи, Джироламо, Изабелла, Чезаре (Цезарь), Хуан, Лукреция, Джофре и Лаура (официально — дочь Фарнезе). Родриго внимательно следит за воспитанием и жизнью своих детей. Он выдает своих дочерей замуж за итальянских дворян. Его сын, Пьетро Луиджи, принимает участие в кампаниях против мусульманского королевства Гренады, за что от короля Фердинанда Арагонского получает титул герцога Гандийского и обещание руки племянницы короля доньи Марии Энрикес, однако в 1488 году Пьетро Луиджи умирает.

    Остальных детей Родриго воспитывает как принцев. Хуану предстоит стать вторым герцогом Гандийским.

    Чезаре уже в 7 лет стараниями своего отца стал епископом Валенсийским, потом был назначен папским протонотариусом, в 8 — каноником в Валенсии, ректором в Гандии и архидиаконом в Хативе, в 9 — прево в Альбаре, потом в Хативе, позже — казначеем в Карфагене. При всем этом Чезаре получает блестящее по тем временам образование.

    Лукреция пока еще слишком молода, но уже рассматриваются варианты ее замужества.

    В 1492 году умер папа Иннокентий VIII, и Родриго Борджиа решил любыми средствами увенчать свою карьеру саном наместника Бога на земле. Говорили даже, что за свое избрание он продал душу дьяволу.

    В день конклава в небе со стороны востока римляне увидели три одинаковых солнца. Такое явление истолковали как приход правления, которое подчинит себе три власти римского понтификата: светскую, духовную и небесную. Избрание обошлось папе, принявшему имя Александра VI, в 80 000 дукатов в виде епископств, аббатств, церковных бенефиции, вотчин, городов и замков. При распределении богатств папа не забыл и своих родственников: Чезаре получил архиепископство Валенсийское и Цистерианское аббатство, а племянник Хуан, архиепископ Монреальский в Сицилии, назначен кардиналом.

    Среди кардиналов не было полного единодушия после выбора нового папы. Александр, желая укрепить свое положение, решил использовать для этой цели 12-летнюю Лукрецию, выдав ее замуж за Сфорца — Джованни де Пезаро, сторонника противной партии. 2 июня 1493 года состоялась свадьба. Присутствовали 10 кардиналов и многочисленные епископы, невесту сопровождали 150 дам. После официальной церемонии начался светский праздник. Студенты, одетые в шкуры животных, исполнили поэму о любви и комедию Плавта «Менехмы». После представления молодым вручили подарки, и началось веселье. Гости бросали недоеденные пирожные в окна, выходящие на площадь. Понтифик и прелаты развлекаются тем, что обсыпают дам драже, которое застревает в декольте. Враги Александра пытались потом изобразить свадьбу Лукреции как настоящую вакханалию, однако в то время это было обычным развлечением.

    В том же году 18-летний Чезаре стал кардиналом, а его брат Хуан вступил во владение герцогством Гандийским и женился на донье Марии Энрикес. В мае 1494 года папа женит своего сына Джофре, князя де Сквиллаче и графа де Кариати, на Санчии де Калабр, принцессе неаполитанской.

    Последний брак вызвал неудовольствие французского короля Карла VIII, претендующего на власть над королевством неаполитанским, что повлекло за собой взятие Рима французами. 15 января 1495 года Карл и Александр заключили соглашение, по которому «капитулировавший» папа получил что хотел, то есть клятву повиновения и признание законности его избрания, а «победивший» Карл не получил желаемую неаполитанскую инвеституру — что значит дипломатия Борджиа! Но это унижение еще не все.

    Проводить Карла VIII до Неаполя в качестве заложников отправились Чезаре Борджиа и мусульманский принц Джемаль. По дороге Чезаре бежал, а спустя некоторое время принц умер.

    Это важная веха в истории: впервые появились слухи о яде Борджиа. Особенности его действия в том, что проявляется он не сразу, его можно подсыпать в еду или в питье. Исследователи предполагают, что, скорее всего, это был мышьяк или шпанская мушка.

    Кстати, впервые Родриго Борджиа использовал яд, когда ему захотелось овладеть Розой Ваноцци, а на пути стояла ее мать. Позже яд широко использовался для устранения конкурентов при продвижении к папскому престолу: его подсыпали в вино или обрабатывали шипы на кольце (при рукопожатии острая отравленная иголочка царапала кожу), а также острые шероховатости на ключе от шкатулки или двери (гостю предлагалось самому открыть замок).

    Смерть Джемаля была выгодна папе, во-первых, потому что родственники принца предлагали ему 300 000 дукатов за убийство, а во-вторых, потому что Карл VIII лишался козыря, которым он собирался воспользоваться для крестового похода (в данное время совершенно ненужного Александру). Карл вынужден вернуться во Францию. По пути он еще раз пытается вырвать у папы инвеституру, но тот отказывает ему.

    После разгрома Карла VIII папа Александр VI принимается за его сторонников. Первым в этом ряду оказывается Вирджинио Орсини. Для нападения на его земли снаряжается армия под командованием герцога Гвидобальдо Урбинского, папского вассала, и легата Патримонии Хуана Гандийскога (абсолютно несведущего в военном деле, но специально для этой кампании возведенного в сан знаменосца Церкви и получившего жезл главного капитана папских войск). Замки Орсини были атакованы, сдались 10 городов, но у замка Браччано осаждавших ждала неудача, в результате Хуан был ранен, а Гвидобальд Урбинский взят в плен, именно его впоследствии обвинят в неудаче. Эта военная операция ничего не дала папе, Орсини же выиграли: они получили признание своих прав на владения и добились освобождения своих родственников, находящихся в плену в Неаполе.

    Чтобы сгладить военное унижение Хуана Гандийского, папа посылает его под начало Гонзальве Кордуанского, осаждающего занятую французами Остию. Недолгое сражение закончилось полной победой наступавших. Герцог Гандийский возглавил парад войск-победителей. С согласия отца герцог присвоил себе победу Гонзальве Кордуанского.

    Александр готовит своему сыну Хуану неаполитанское королевство. Такая заботливость глубоко ранит Чезаре, который завидует своему брату: он сам никогда не стремился к духовной карьере, а блеск и роскошь герцога Гандийского превосходят блеск и роскошь кардинала Борджиа.

    Умный и хитрый, полный амбиций и лишенный угрызений совести, Чезаре нанимает убийц. 14 июня 1497 года герцог Хуан Гандийский был заколот девятью ударами кинжала и сброшен в Тибр. Потрясенный смертью любимого сына, Александр VI назначает расследование и объявляет начало церковной реформы. Однако расследование вскоре было прекращено (скорее всего, папа знал имя убийцы, но не хотел скандала вокруг своей семьи), а о реформе как-то позабыли. Папа занялся решением семейных проблем.

    Немного спустя после свадьбы Лукреции оказалось, что союз со Сфорца не так уж и выгоден Александру. В 1497 году молодой муж бежал к родным, не найдя себе места при дворе папы, а Лукреция, по традиции,[12] удалилась в монастырь Сан-Систо. Папа начинает бракоразводный процесс. Для того чтобы он состоялся, нужно доказать, что Джованни не исполнял супружеские обязанности по причине импотенции. Сфорца отказывается это признать, т. к. он уже был женат, и его жена умерла при родах. Более того, на оскорбление он отвечает оскорблением, обвиняя папу в инцесте. (Что касается папы, то это вряд ли правдоподобно, однако достоверно известно, например, что Чезаре имел, интимные отношения со своей невесткой Санчией, а также предполагают, что его любовницей была Лукреция). В конце концов Джованни убедили признаться во временной мужской слабости, наступившей й результате порчи.

    Почти каждый день папа пишет дочери нежные и трогательные письма. Почтальоном между папой и скучающей Лукрецией был испанский камергер Педро Кальдес (Кальдерон), или Перотто. Он быстро завоевал доверие Лукреции, в результате чего девушка забеременела.

    Когда о беременности сестры узнал Чезаре, он пришел в ярость. Через месяц после развода Лукреции Чезаре ранил шпагой Перотто у самого трона папы. Перотто посадили в тюрьму и очень скоро он не по своей воле упал в Тибр. 15 марта 1498 года Лукреция родила мальчика Джованни, названного «римским инфантом» (и ставшего впоследствии прапрадедом Джан Баттиста Памфили — папы Иннокентия X).

    Чтобы узаконить этого ребенка, папа Александр VI издал две буллы, согласно одной из них отцом этого ребенка был кардинал Чезаре, а согласно другой — папа римский. Когда стало известно о существовании этих булл, по Риму вновь поползли слухи о кровосмесительной связи отца и дочери.

    Рождение «римского инфанта» не помешало переговорам о браке Лукреции и неаполитанского принца Альфонса Арагонского, князя Бисельи. После заключения брачного договора и улаживания всех формальностей сыграли свадьбу.

    В это же время Чезаре Борджиа надумал избавиться от своего сана и жениться. Консистория, зная его нрав и темперамент, соглашается секуляризировать кардинала. В тот же день Чезаре принял посла короля Франции Людовика XII, предложившего ему герцогство Валенсийское и свою родственницу Шарлотту д'Альбре в невесты.

    Брак Чезаре состоялся, но счастье было недолгим. Чтобы собрать полученные доходы, Чезаре отправляется в Иссуден, а затем к французскому двору. Там он в последний раз свиделся с женой, которая была беременна. У них родится дочь Луиза, но Чезаре никогда ее не увидит (может быть, это и к лучшему: девочка родилась некрасивой, с уродливым родимым пятном на лбу).

    Итальянских родственников Чезаре (Альфонса и Санчию) совершенно не устраивает то, что он теперь служит французскому королю: Франция постоянно угрожает их родине — Неаполю. Поэтому Санчия находит предлог, чтобы поругаться со свекром, а Альфонс в панике бежит из Рима, оставив там беременную жену.

    Чтобы у Лукреции не возникло желания воссоединиться с супругом, папа придумывает почетную миссию: он назначает ее губернатором Сполето и Фолиньо. Эту должность до сих пор занимали только кардиналы или прелаты. Лукреция прилагает усилия, чтобы хорошо управлять городом: для помощи полиции организует корпус конной жандармерии, заставляет Сполето и враждующий с ним город Тернии заключить трехмесячное перемирие, назначает судью, который ведет процессы частных лиц.

    В составе французской армии Чезаре захватил герцогство Миланское, что вызывает гордость у папы. Военные успехи Чезаре наводят Александра VI на мысль о разорении крупных баронов, не признающих папскую власть в Романье. Эта акция доверена Чезаре. Не сразу и не легко захватывает герцог Валентинуа земли Романьи. Но он не позволяет своим воинам грабить города, справедливо судит, становясь на защиту своих подданных по любому поводу, чем вызывает любовь и уважение населения.

    В Имоле он основал благотворительную организацию «Валентина», цель которой поощрять общественное милосердие. Впоследствии, когда бароны попытаются вернуть свои земли, простой народ станет на защиту своего князя.

    Казалось бы, герцог всесилен. В случае смерти папы, который все чаще болеет, он обеспечил себе поддержку у королей Франции и Венеции, но он почуял конкурента в Альфонсе Арагонском, муже своей сестры. Чезаре заказывает его убийство, но покушение не удалось— Альфонс только ранен. В отчаянии Чезаре врывается в комнату, где выздоравливает де Бисельи, и приказывает задушить его. Горе Лукреции безгранично: ей всего 20 лет, и Альфонс был ее первой настоящей любовью.

    Строго соблюдая траур, она уединилась в Непи. В Ватикане же траур был весьма призрачным.

    После смерти Альфонса Александр и Чезаре начали подыскивать Лукреции нового мужа. Желая расширить влияние Борджиа, они положили глаз на соседнее с Романьей княжество Феррару. Роль жениха отводится наследному принцу Феррарскому Альфонсу д'Эсте. Лукреция настаивает на заключении этого брака, т. к. предчувствует, что он станет ее личным триумфом. Действительно, так и случилось. Даже первоначально враждебно настроенные к ней люди изменили свое отношение. Двор Лукреции становится одним из самых блестящих дворов того времени.

    Лукреция руководит светской жизнью, организовывая приемы, праздники и постановки. Вокруг нее собрались такие неординарные личности, как поэты Никколо де Корреджо, Веспассио и Эрколе Строцци, Антонио Тибальдео, философ и поэт Пьетро Бембо.

    После смерти старого герцога Лукреция все больше и больше принимает участие в управлении герцогством. Альфонс доверяет ей и защиту города.

    В конце своей короткой, но яркой жизни она, государыня и мать семейства, стала набожной, носит власяницу и регулярно посещает церковь. Кроме того, она вступила в ассоциацию мирян при ордене Францисканцев.

    Содержание войска Чезаре требовало все больше и больше денег. Чтобы собрать их, папа назначает 10 новых кардиналов, предварительно собрав с них взносы. Вновь назначенный кардинал Корнето пригласил на ужин папу и его сына. Последствия этого ужина не заставили себя ждать: 72-летний папа умер, а Чезаре мучила лихорадка, от которой он вылечился, по преданию, только благодаря ваннам из горячей бычьей крови. Его дворец разграблен, земли захвачены, поддержки больше нет.

    Старые противники, Орсини и компания, договорились преследовать Чезаре, «пока его не настигнет смерть».

    Чезаре был арестован по тайному приказу папы Юлия II, а затем передан испанской короне и перевезен в Валенсию, где ему предъявила иск в убийстве своего мужа вдова Хуана Гандийского. Процесс длился долго, и за это время Чезаре сумел подготовить и осуществить побег в Наварру к своему шурину, Жану Наваррскому. Отсюда он связывается с родственниками и планирует новый взлет своей карьеры.

    Король Жан Наваррский назначил Чезаре главным капитаном своих армий и отправил осаждать крепость Вианы. Однажды ночью во время грозы часовые покинули свои места, а враг не дремал. Лагерь Чезаре был атакован. Борджиа спросонья в одиночку бросился в гущу врага, но силы были неравными. Прах Чезаре Борджиа похоронили в приходской церкви Санта-Мария.

    Так в 32 года закончилась жизнь Чезаре Борджиа, убийцы собственного брата и любовника своей сестры. Но при этом он был великим воином, справедливым государем и меценатом. При его дворе состояли: художник Пьетро Торриджани, поэт Пьетро Франческо из Сполето, поэт и музыкант Серафино Чимино, прозванный Божественным Аквиланцем.

    Специально для Чезаре Леонардо да Винчи осуществил многие инженерные работы, разработал план Чезенского канала и его выхода в море. Опыт правления Чезаре Борджиа вдохновил Никколо Макиавелли на создание философского трактата «Государь».

    В то время как римские Борджиа укрепляли свое положение в свете, их испанские родственники целиком отдались духовной жизни и стали воплощением христианской добродетели.

    Вдова герцога Хуана Гандийского, убитого Чезаре, удалилась в монастырь, туда же впоследствии уйдет и их дочь. Пятеро из семерых внуков выбрали церковную карьеру, добившись в этом деле немалых успехов (2 кардинала, аббат, архиепископ и великий магистр военной ордена Святой Марии Монтесы), а две из шести внучек стали аббатисами.

    Герцог четвертый Гандийский, более известный сегодня как святой Франциск Борджиа, чей день отмечается католической церковью 3 октября, родился 28 октября 1510 года. Уже в восемь лет он проявил тягу к духовной жизни, чем немало напугал даже свою очень набожную мать.

    Так как Франциск должен был унаследовать герцогство, родители позаботились о том, чтобы их сын получил хорошее образование, в том числе и военное (следует особо отметить, что он изучал риторику и философию). В результате такого воспитания Франциск стал великолепным наездником, ловким охотником, победителем турниров. Позже он получил фундаментальные знания в области математики, астрономии и космографии, а также часовой механики.

    В 13 лет он был представлен ко двору, внесен в список двадцати грандов первого класса (что позволяло ему не обнажать голову в присутствии короля и беседовать с ним как с близким родственником).

    Успехи в свете не радовали юного Франциска, т. к., во-первых, он был чрезвычайно религиозен а, во-вторых, он стыдился любого намека на пороки римского двора, с которым он был связан родственными узами.

    При дворе Франциск встретил Элеонору де Кастро, девушку из знатной португальской семьи. Молодые люди полюбили друг друга и, благодаря содействию короля Карла V и королевы Изабеллы, поженились. Этот брак был счастливым, плодовитым и долгим. Элеонора поддерживала мужа и помогала ему во всех начинаниях. Франциск и Элеонора стали близкими друзьями и советчиками королевской четы. Они почти всегда находились рядом со своими повелителями. Так, Франциск сопровождал Карла на войну и проявил себя как храбрый воин в походах на Тунис, Ла Гулетту, Прованс. Во время поездок по провинциям Франциск развлекал королеву мелодиями собственного сочинения, которые позже получили широкую известность и исполнялись в церквях как мотеты.

    Результатом усиленных занятий науками и поездок стало крайнее истощение, от чего Франциск на время потерял голос. И в это же время умерли его бабка и брат Родриго, а немного позже — королева Изабелла.

    Все эти события заставили Франциска задуматься о бренности существования, и он принял решение: никогда не служить господину, которого заберет смерть. Франциск в стремлении претворить в жизнь свой план отдаться служению Богу попросил короля отпустить его в Гандию, но Карл и слышать об этом не захотел, назначив вице-канцлером и главным капитаном Каталонии.

    Новый губернатор Каталонии остался тверд в своем решении. Конечно, он выполнял свои обязанности, но в личной жизни отрекся от роскоши, начинал день с молитв, ночью часами стоял на коленях, перебирая четки.

    Примерно в это же время был создан и активно расширял сферу своего влияния орден иезуитов — «Общество Иисуса». Его агенты старались заручиться поддержкой светских и духовных владык, и один из них встретился с Франциском Гандийским. Тот принял их правила и тайно вступил в «Общество». Через 2 года, 1 февраля 1548 года, он открыто объявил о своей принадлежности к иезуитам. Как иезуит он посетил Рим, где удивил всех скромностью (ведь Рим еще помнил о привычках Борджиа) и передал значительные средства на содержание Римской коллегии, где обучались сотни студентов.

    В 1551 году герцог Гандийский получил сан священника и принял пострижение под именем Франциска Борджиа. Первую мессу он отслужил в часовне замка Лойолы, первого генерала иезуитов. О второй мессе отца Франциска рассказывают как о чуде: Франциск проповедовал на кастильском языке, а большинство присутствовавших на мессе владели только баскским, тем не менее люди понимали его слова. Все присутствовавшие плакали от волнения.

    После такого блестящего рукоположения Франциск жил в бедном ските, работая наравне с другими послушниками. Но ни светские власти, ни руководство ордена не забыли о нем. Папа римский предложил ему кардинальскую шапку, но Франциск отказался. Он хотел стать монахом, и он стал им, дав главный обет послушания (подчиняться любому приказу генерала ордена). В 1555 году он был назначен комиссаром Ордена в провинциях Испании и Португалии, в этом же году открыл помещение для послушников при монастыре в Симанкас, 20 коллегии в Испании. С этого же времени он стал духовником власть предержащих. Франциск Борджиа неоднократно успешно выполнял поручения при королевских дворах Европы (История показывает, что не все они принесли желаемый результат, но поставленные перед посланцем задачи он выполнял всегда.)

    Успехи комиссара по Испании и Португалии были замечены руководством ордена, и его карьера в ордене, вопреки его желаниям, развивалась успешно: сначала он стал главным викарием, затем комиссаром по Италии, потом — помощником генерала по Испании и Португалии. В любой ситуации он старался соблюсти интересы Церкви, не признавая никаких сделок. Авторитет Франциска Борджиа был так велик, что в 1566 году он был избран генералом ордена иезуитов, третьим по счету. При генерале Борджиа войско иезуитов достигло четырех тысяч человек, которые брались за любую работу, от распространения католической веры до ухода за больными. При Франциске Борджиа иезуиты в качестве миссионеров отправлялись в экспедиции в Америку, в Перу и в Новую Испанию (Мексику); сражались в войне против турок. В это время генерал был уже болен, но тем не менее лично отправился в этот поход. Потом он выполнил еще несколько поручений папы римского, но болезнь и путешествия привели его жизнь к логическому завершению. 30 сентября 1572 года Франциск Борджиа умер в Лорето.

    21 ноября 1624 года папа Урбан VIII причислил Франциска Борджиа к лику блаженных, а 11 апреля 1671 года папа Климент Х канонизировал его.

    Потомки римских и испанских Борджиа еще многие века влияли на европейскую политику: так, один потомок Лукреции, герцог Генрих де Гиз, известен тем, что едва не стал королем Франции; а другой — кардинал Ипполит II — построил виллу Эсти в Тиволи, шедевр среди итальянских дворцов, и стал одним из самых щедрых меценатов Возрождения.

    Потомки убитого герцога Гандийского еще много веков блистали при испанском дворе (последний из них, дон Мариано Теллес-Гирон, бывший десятикратным грандом Испании первого класса, скончался в 1882 году).

    Потомки побочных ветвей итальянских Борджиа, носящие эту фамилию, живут в Италии и по сей день.

    ЧИНГИСИДЫ

    Потомки Чингисхана

    Правящие династии основанные сыновьями Чингисхана, Джучи, Джагатаем, Угедеем, Толу ем; внуками Батыем, Хулагу и др. Чингисхан происходил из рода Борджигин племени тайчжиутов. Его отец Йессугай-багатур (багатур — один из титулов монгольской знати) был богатым нойоном племени «монгол» и имел нескольких жен. Одну из них — Оэлун, родившую ему сына, он отбил у меркитского Эке-Чиледу. Сына он назвал Темучином по имени незадолго до того убитого им татарского хана, т. к. нашел на его ладошке сгусток крови. По поверьям монголов, это было знамением, предвещавшим могучего и свирепого властителя. Но есть версия, что Темучин значит «кузнец».

    Посватав своего сына и, по обычаю, оставив его в зятьях, Йессугай отправился домой. В пути он повстречал татар, которые, узнав багатура, подсыпали ему в питье отраву. Спустя три дня Йессугай умер.

    После его смерти в 1164 году распался и созданный им улус в районе реки Онон. Семью умершего покинули подданные и нукеры (друзья, товарищи), а также вооруженные дружинники, состоявшие на службе у хана.

    В течение нескольких лет горе и нищета преследовали семью Йессугая, а враги его рода не прекращали попыток извести его жен и детей.

    Отличавшийся ростом и физической силой Темучин собрал шайку удальцов и занялся разбоем и набегами на соседние племена. Его первым успешным предприятием стало восстановление улуса отца.

    До 1206 года он только искусно маневрировал среди окрестных враждебных племен, то хитростью, то подкупом не допуская объединения против себя крупных сил. Так, защищаясь от нападений, Темучин ненароком подчинил всю Восточную Монголию, а к 1205 году — и Западную. Великий курултай 1206 года показал, что Темучин реально владеет всей Монголией и что ему подчиняются все монгольские ханы. Он стад Чингисханом (ханом ханов, или Великим ханом).

    Чингисхану было пятьдесят лет, когда он, подняв свое белое знамя выступил в первый поход, и в течение последующих шестнадцати лет он был единственным главнокомандующим во всех сражениях. Двигаясь к цели, он сметал все на своем пути, не стесняясь в средствах. За один год он преодолел путь от Китая до Армении.

    Чингисхан завоевал государства Цзинь и Си-Ся в Китае, земли Аббасидов, Афганистан и Северную Индию. Доходили его воины и до Руси.

    Но он был не только воином, а еще искусным организатором своих владений, мудрым правителем и великим законодателем. Его сборник законов «Ясы» навсегда остался основой права азиатских кочевых народов — и это несмотря на то, что Чингисхан совсем не знал грамоты.

    У Чингисхана было много жен и любовниц, а во время похода у него каждую ночь была новая наложница. Чаще всего их отбивали у противника.

    В 1223 году Чингисхан упал с лошади во время охоты, и это падение неблагоприятно сказалось на здоровье Великого хана. С тех пор боли не отпускали его.

    Смерть пришла к Чингисхану в 1227 году, когда он дожидался падения города Нинся. Чтобы осажденный город не воспрянул духом, Великий хан отдал приказ в строжайшей тайне хранить известие о его смерти до падения Нинся.

    Место захоронения Чингисхана неизвестно. По одной версии, он был похоронен либо под деревом, либо на равнине близ Каракорума, либо в пустыне Ордос, а после захоронения по его могиле галопом пронеслись десять тысяч лошадей, чтобы навеки скрыть ее от глаз посторонних. Другая, более вероятная, версия гласит, что Чингисхана похоронили на горе с которой текут реки Онон, Тола и Керулен.

    Темучин, называвшийся Чингисханом, «покорителем вселенной» после взятия Бухары получил еще одно прозвище — «Бич божий».

    Его потомки хорошо выучили военные правила Чингисхана — ассимилировать кочевников, эксплуатировать оседлых, истреблять или ослаблять покоренные сильные народы, чтобы избежать восстаний. Кроме того, в арсенале их воинских приемов было ложное отступление с поля боя, за которым следовало молниеносное контрнаступление и конная разведка.

    Сыновья Чингисхана вместе с ним участвовали во всех походах, между собой поссорились только однажды, при осаде Ургенча. Воевала дочь Чингисхана. Она принимала участие в атаке на город Нишапур.

    Угедей (1186–1241) еще при жизни Чингисхана был объявлен его преемником. При Угедее было завершено покорение Северного Китая, завоеваны Армения, Грузия и Азербайджан. Именно Угедей отправил своего племянника Батыя в Восточную Европу. Батый почти полностью завоевал Русь, разгромил польские, немецкие и венгерские войска. Но это наступление прекратилось со смертью Угедея.

    В быту Угедей-хан был непритязательным, но отличался любовью к вину. Когда придворные врачи, беспокоясь о его здоровье, предписали ему вдвое уменьшить количество кубков вина, осушаемых им ежедневно, он с готовностью согласился, но приказал слугам подавать ему вино в новых кубках, которые были вдвое больше прежнего.

    После смерти Угедея монгольским ханом стал его брат Джагатай (?— 1242), еще при жизни отца возглавивший Джагатайский (Чагатайский) улус, который стал наследственным владением монгольских ханов из рода Джагатая. Этот улус включал среднеазиатские земли Маверранахар и Семиречье и Кашгар. В середине XIV века распался на ряд владений.

    Толую после смерти отца досталась западная часть Средней Азии, включая Восточную Персию и Северную Индию.

    Хану Батыю (Бату) (1208—55), сыну Джучи — старшего сына Чингисхана, при разделе земель достались Западная Сибирь от Урала до Иртыша и территория, прилегавшая с севера к Каспийскому и Аральскому морям, включая южные уральские предгорья.

    Батый в качестве предводителя общемонгольского похода (1236–1243) наводил ужас на жителей Восточной и Центральной Европы. Он подчинил Русь, камских болгар, половцев и другие народы, жившие в низовьях Волги и Дона.

    В 1243 году он основал Золотую Орду, монголо-татарское царство, в состав которого входили Западная Сибирь, Северный Хорезм, Волжская Болгария, Закавказье и Северный Кавказ, Крым, Дешт-и-Кипчак.

    После похода Батыя на Русь эта богатая страна платила дань Орде, а ее великие князья получали ярлык на княжение у татарского хана. Но Русь продолжала сопротивляться и, обескровив монголов, прервала их стремительное шествие в Западную Европу.

    Другой внук Чингисхана, Халагу-хан, основал династию ильханов (тюрк. — повелитель народов) Хулагуидов. Это государство включало в себя Иран, большую часть современного Афганистана, Туркмении, Закавказья, Ирака, восточную часть Малой Азии.

    Потомки Чингисхана вели войны не только против разных народов, но и между собой. Так, потомки Угедея были полностью истреблены Хулагуидами.

    При хане Хубилае в 1279 году монголо-татарское государство достигло предела своей величины и включало в себя Русь, Китай, Среднюю Азию, Персию и большую часть Юго-Восточной Азии. Основанная Хубилаем монгольско-китайская династия получила название Юаньской.

    Монголы превратили китайские рисовые поля в пастбища, города и села были разграблены, для своего войска монголы забирали у населения лошадей, а крестьян заставляли платить тяжелую дань и выполнять разные трудоемкие работы. Городские ремесленники были превращены в рабов и уведены в другие страны, чтобы обслуживать монгольские войска во время походов.

    В XIV веке против монгольских императоров неоднократно возникали заговоры, в 1351 году в провинциях Хэнань и Шаньдунь произошло восстание «красных тюрбанов». В 1356 году «красные тюрбаны» угрожали даже столице Юаньской империи — городу Яньцзину (Пекину), а в 1360-х годах восстания происходили уже по всему Китаю. Монголы были изгнаны из Китая в 1368 году, Русь освободилась от монголо-татарского ига в 1380 году, после разгрома Мамая Дмитрием Донским в Куликовской битве. В XV веке Золотая Орда, побежденная великим хромым, утверждавшим, что он прямой потомок Чингисхана, — Тамерланом, распалась на Сибирское, Казанское, Астраханское и др. ханства.

    ШЕРЕМЕТЕВЫ

    Театралы и меценаты

    Корни этой династии уходят в седую русскую старину, а расцвет приходится на время правления Петра I и его потомков, до Павла I.

    Шереметевы создали первый крепостной театр в России, их крепостными были созданы незабываемые шедевры живописи и архитектуры, а спектакли, которые ставили крепостные актеры, не уступали лучшим московским и петербургским. Коллекции произведений искусства, собранные Шереметевыми, вошли во многие музеи России и, вывезенные французами в 1812 году, — мира; а ансамбли Кусково и Останкино стали памятниками архитектуры.

    Шереметевы происходят из рода Андрея Ивановича Кобылы (вторая четверть XIII века), приближенного московского великого князя Симеона Ивановича Гордого. Андрей Иванович стал родоначальником многих боярских и дворянских фамилий: Захарьиных, Коновницыных, Колычевых, Юрьевых, в том числе и Шереметевых.

    Из древних представителей этого семейства известен Иван Васильевич Большой (?—1577), боярин, воевода, член Избранной рады и земской боярской думы Он участвовал в походах на Казань в 1547–1552 годах и в Ливонской войне. В 1570 году насильно был пострижен в монахи. Федор Иванович Шереметев (?—1650) в 1642–1645 годах фактически был главой русского правительства.

    Бояре Шереметевы постоянно жили в Москве или по месту царской службы и имели вотчины, в которых накапливали припасы и охотились, если случалось время для забавы. Для этих же целей в начале XVI века боярин Василий Шереметев выменял свою бежецкую вотчину на подмосковную деревню Кусково.

    Петр Васильевич Шереметев, по прозвищу Большой, успешно командовал конницей в польском походе царя Алексея Михайловича, затем оборонял южные рубежи России от турок и крымских татар, служил воеводой в Севске и Киеве, управлял Новгородскими землями и участвовал в посольствах.

    Он нечасто бывал в Москве, но уж если попадал в столицу, то сидел на пирах на «высоком» месте — рядом с царем или с царевичем.

    Ездил Петр Васильевич всегда с пятерыми своими сыновьями, отличными охотниками, из которых особенным удальством выделялся старший, Борис.

    В имение Шереметева Кусково часто на охоту приезжал царь Алексей Михайлович, но сын его, Федор Алексеевич, в таких забавах участия не принимал и независимого Шереметева отправил с глаз подальше — воеводой в Тобольск.

    Закончив лучшее учебное заведение того времени, Киево-Могилянскую академию, Борис Петрович знал многие языки: латинский, древнегреческий, древнееврейский, польский.

    Службу свою он начал рындой, почетным телохранителем Алексея Михайловича на посольских приемах.

    В 1686 году царевна Софья направила Шереметева к польскому королю, от которого требовалось признать воссоединение Украины с Россией, и к австрийскому императору, с которым нужно было заключить союзный договор.

    Добившись политических успехов, Б.П. Шереметев прославился и в ратном деле, в походе против турок в 1687 году и был назначен воеводой в город Белгород, а потом в Вятку.

    Борис Шереметев стал одним из ближайших сподвижников Петра I. В 1697 году царь Петр I снова послал Шереметева за границу тот ознакомился с новыми крепостями польского короля, построенными по последнему слову инженерного искусства, и с постановкой артиллерийского дела в Европе. Побывал он в Венеции, Риме, Неаполе, где интересовался строительством и искусством вождения кораблей. На острове Мальта он был посвящен в рыцари и получил знак командорского отличия — усыпанный алмазами командорский рыцарский крест.

    В 1701 году в битве при мызе Эрестфере Шереметев показал, что не зря ездил по Европе: миф о непобедимости шведского короля Карла XII был развеян.

    Б.П. Шереметев первым получил чин генерал-фельдмаршала — высшее воинское звание петровских времен.

    Всю жизнь Борис Петрович Шереметев провел в походах, завоевав репутацию крупнейшего полководца своего времени. Он воевал со шведами, турками, немцами, и каждая победа приносила ему награды, земли и крестьян.

    Имениями своими он управлял крепко, был прижимист, занимался ростовщичеством и немилосердно наказывал провинившихся.

    В 1705 году генерал-фельдмаршал был послан для усмирения восставших слобод под Астрахань. Он прошел область с огнем и мечом: многие были повешены. За подавление этого восстания Шереметев был пожалован титулом графа.

    Борис Петрович был одним из первых, кто надел немецкое платье и сбрил бороду, а следуя европейской моде, стал украшать свои особняки и дворцы картинами и гравюрами, зеркалами, часами и т. д. Для украшения использовал он и фарфор, немецкий и китайский, бывший в то время большой диковинкой.

    Тщательно хранил он и семейные реликвии: шпаги, кортики, пистолеты, простреленную во время Полтавского сражения рубашку, седло и упряжь Карла XII, золотые ключи от города Риги, поднесенные ему после взятия города…

    Просвещенный вельможа, Борис Петрович имел и собственную библиотеку, которая, по некоторым данным, насчитывала 25 000 томов на русском и иностранных языках.

    В 1719 году прославленный фельдмаршал скончался, оставив сиротами дочь Наталью и шестилетнего Петра. Петр сразу же после рождения был записан в Преображенский полк в чине прапорщика, и уже в 12 лет прапорщик Шереметев был призван ко двору, чтобы составлять компанию цесаревичу Петру. Маленький царь был ленив и капризен, и учителя потакали его прихотям. Товарищ же его и тезка многое усвоил от общих учителей. Он знал голландский и немецкий языки, но знаниями своими не кичился, а мысли держал при себе.

    Показательным является факт: когда вышедшая замуж сестра Петра Шереметева Наталья, отправляясь вслед за сосланным в Сибирь мужем, пожелала в последний раз переночевать дома, брат ее и на порог не пустил.

    С приходом к власти царицы Анны Шереметев как будто смог остаться на своем месте: случалось ему и ружьишко царице подавать, и благосклонность ее временщиков он снискал… Но не осыпали больше Шереметева милостями, все больше времени он стал проводить на плацу и в дежурствах по казарме. В это время пристрастился он к оперным зрелищам и стал отдавать опере большую часть досуга.

    Когда Петр Борисович собрался жениться, он выбрал княжну Черкасскую, не уступавшую Шереметеву ни по знатности, ни по богатству. К тому же она была единственной дочерью премьер-министра Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны.

    Разрешение на свадьбу было получено в 1741 году, но поскольку императрица Елизавета любила собственноручно украшать невест, придворные свадьбы были расписаны на много лет вперед. Князь Черкасский умер, не дождавшись свадьбы дочери, которая состоялась только в 1743 году.

    После женитьбы Петр Борисович в одночасье стал одним из самых богатых людей в России: ему принадлежали великолепные дворцы в Москве и Петербурге, необъятные просторы в семнадцати губерниях и более двухсот тысяч крепостных. Была у него и собственная каторга в селе Серебряные Пруды под Тулой.

    Петр Борисович был к тому времени генералом, камергером и сенатором, но не любил службы, не хотел он и управлять губерниями. Свое предназначение он видел в том, чтобы воплощать собой дворянские идеалы земного существования.

    Он развил бурное строительство в своем имении Кусково, заложив здесь великолепный парк, завел у себя певческую капеллу, отличавшуюся хорошими голосами, и крепостной театр. В этом театре в юности выступали и дети П.Б. Шереметева, Анна и Николай.

    Для украшения построенных Петром Борисовичем зданий — голландского домика, эрмитажа, грота — покупались картины, причем для графа главным была не ценность полотна, а его цвет и размер. Картины покрывали стены от пола до потолка и вешались вплотную друг к другу, а если размер картины был больше, чем отведенное для нее место, полотно безжалостно обрезали.

    Избранный в 1785 году московским губернским предводителем дворянства, Петр Борисович решил создать портретную галерею, прославлявшую род Шереметевых. Писали портреты в основном крепостные живописцы. Позже он стал собирать портреты вообще, и вскоре его коллекция насчитывала уже около 300 полотен.

    Желая удивить современников, Петр Борисович придумывал разные затеи: в горе Улитка устроил пещеру, в которой среди руин драконы изрыгали пламя из крашеной холстины; в парке поставил хижину, где за обеденным столом разместил восковые фигуры в костюмах разных времен; а во врытую в землю бочку усадил раскрашенную гипсовую скульптуру Диогена.

    Петр Борисович умер осенью 1788 года, оставив наследником единственного сына, Николая Петровича. Дети Шереметева, Анна, Николай и Варвара, с детства получали основательные знания, их обучали языкам и музыке.

    Сам Петр Борисович никогда не ездил за границу, но считал необходимым, чтобы сын его в Европе побывал. Николай Петрович слушал лекции по естественным наукам в Голландии, Швейцарии, Германии.

    Из Парижа, где он долго жил, молодой Шереметев вывез многие книги древних авторов в переводе на французский язык, романы английских писателей XVIII века, труды по математике и естественным наукам.

    Так было положено начало библиотеке Шереметевых, которая впоследствии насчитывала более 16 000 томов. Покупал он картины и скульптуры, причем в отличие от отца его интересовала художественная ценность приобретений. Из пяти поколений Шереметевых он стал самым крупным коллекционером. Николай Петрович даже собирался открыть «Дворец муз и граций», но этот проект не был осуществлен так, как задумывалось, хотя и воплотился в каком-то смысле во дворце в Останкино.

    Он вернулся на родину только в 1773 году и служил директором Московского дворянского банка, но его ждала встреча с артисткой крепостного театра его отца Парашей Горбуновой, перевернувшей всю его жизнь.

    С тех пор все меньше и меньше сил и времени отдавал Николай Петрович службе, посвятив себя театру и Параше.

    Есть предание, что граф и девушка Параша встретились в 1789 году, когда Николай Петрович выезжал из лесу, возвращаясь с охоты. Но это не могло быть правдой: Параша уже в семь лет была приписана к театру и воспитывалась сестрой Петра Борисовича, княжной Долгорукой.

    Впервые Параша вышла на сцену 29 июня 1779 года, когда ей было десять лет, в опере Гретри «Испытание дружбы», а выступление в опере Саккини «Колония, или Новое селение» сделало ее первой актрисой шереметевского театра, ее забрали у княжны и поселили в актерском флигеле. Параша играла в операх «Взятие Измаила» на либретто П. Потемкина, «Самнитские браки» и «Люсиль» Гретри, «Нина, или Сумасшедшая от любви» и «Инфанта Заморы» Паизиелло, «Колдун» Руссо и во многих других. Успех был неизменным.

    Молодые люди полюбили друг друга, но пропасть между их социальным положением — граф, сенатор, обер-гофмаршал двора и тайный советник и крепостная! — была столь велика, что Николай Петрович не мог решиться на женитьбу на любимой: скандал в обществе был бы невероятным.

    Долгие годы Параша терпела издевательства недоброжелателей, даже будучи известной актрисой и имея поклонниками царей, она не могла рассчитывать, что когда-либо ее примут в дворянском кругу как равную себе. Чтобы избавить ее от нападок, Николай Петрович взял Прасковью Ивановну с собой в Петербург, куда был призван по делам службы. Хотя здоровье Параши и не позволяло ей путешествовать (она была больна туберкулезом), она поехала с ним. По приезде в столицу у нее пошла горлом кровь. Вскоре заболел и Николай Петрович. Болезнь заставила его задуматься о тщете земного бытия и о том, что может ожидать Парашу, если он умрет. А ничего хорошего ее не ждало: она досталась бы сестре Николая Петровича, Варваре, которая была зла на весь мир после того, как муж, оставив ее, ушел к простолюдинке.

    Отпуская на волю Парашу, Николай Петрович записал ее как Ковалеву. Ковалева — это та же Кузнецова, но, по его мнению, новая фамилия звучит благороднее.

    Измучившись мыслью о неравенстве, Николай Павлович придумал выход из положения: по его приказу ловкий стряпчий начал поиски подходящей родословной для Параши Ковалевой. Стряпчий быстро нашел документы некоего Якуба Ковалевского, польского дворянина, попавшего в плен еще при Петре Васильевиче Шереметеве и давший якобы начало роду Прасковьи Ивановны. В Белоруссии был найден обедневший дворянин Ковалевский, который и стал официально отцом Параши.

    Теперь требовалось только разрешение на брак от государя, но его Николай Петрович ждать не стал и 8 ноября 1801 года тайно обвенчался с Прасковьей Ивановной в Москве.

    Странная судьба была у этой девушки: при рождении она была записана Кузнецовой, у княжны она звалась Горбуновой — по прозвищу ее отца, больного костным туберкулезом, потом по прихоти молодого барина, увлекавшегося минералогией и давшего всем актерам фамилии по названию драгоценных камней, стала Жемчуговой. Получив вольную, она стала Ковалевой, получив дворянство, писалась Ковалевской, а после замужества Шереметевой.

    Но последнюю фамилию долго носить ей не пришлось: 3 февраля 1803 года она родила сына и через двадцать дней умерла.

    После смерти жены Николай Петрович сообщил всем о рождении сына и одновременно о смерти жены. Задним числом одобрил брак Шереметева и царь Александр I, которого убедили в том, что Прасковья Ивановна была дворянкой. Таким образом, наследник, Дмитрий Николаевич, был признан законным.

    После смерти Прасковьи Ивановны Николай Петрович замкнуто жил в петербургском доме, окруженный бывшими крепостными актерами. В это время он совсем забросил театр и занимался постройкой Странноприимного дома, на который Прасковья Ивановна отписала все деньги, которыми владела.

    Умер Николай Петрович в 1809 году, оставив сыну замечательный дворец в Останкино, наполненный всевозможными предметами искусства.

    Сын его, Дмитрий Николаевич, был блестящим офицером, гулякой и водил знакомство со многими известными людьми, в том числе и с А. С. Пушкиным.

    Во время выступления на Сенатской площади он был среди тех, кто по приказу царя стрелял в восставших. Это событие потрясло его настолько, что он замкнулся в себе, стал искать уединения и нашел выход в набожности. Он проводил дни в постах и молитвах, и рассказы о великолепных праздниках и приемах в Кускове и Останкине, на которых присутствовали русские и заграничные цари и императоры, очень скоро стали звучать как легенды.

    Сергей Дмитриевич родился 14 ноября 1844 года. Наследник огромного состояния, он получил отличное образование и был благороднейшим человеком своего времени.

    Свою жизнь он посвятил общественной и научной деятельности. Он носил звание обер-егермейстера императорского двора, был сенатором.

    Сергей Дмитриевич был инициатором и создателем Общества любителей древней письменности. Общества ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III, Комитета попечительства о русской иконописи. Общества возрождения древнерусской одежды. Участвовал он и в работе научных обществ: Археографической комиссии. Русского исторического общества, Общества истории и древностей российских при Московском университете. Общества древнерусского искусства при Румянцевском музее. Исторического общества Нестора летописца. Был он почетным членом Академии наук, Петербургского археологического института.

    Он написал и издал более 150 статей по истории, генеалогии, географии России, подготовил и издал на собственные деньги десятки томов русских летописей, грамот, исторических актов, в том числе рукописи из семейного архива.

    В 1885—90 годах Сергей Дмитриевич был московским губернским предводителем дворянства, ас 1871 года и до конца своих дней — попечителем Странноприимного дома Шереметевых.

    Во всех делах Сергея Дмитриевича поддерживала жена, внучка поэта П.А. Вяземского, Екатерина Павловна Несмотря на то, что у нее было семеро детей, Екатерина Павловна находила время на благотворительность, заведование отделом «учебников и отдельных листов» в Обществе древней письменности, подготовку рукописей к изданию и собирание гербариев.

    В 1899 году в имении Остафьево, купленном Сергеем Дмитриевичем у брата жены, он открыл общедоступный музей. Основой экспозиции стала коллекция памятников старины и искусства, собранная Павлом Петровичем Вяземским.

    Екатерина Павловна тоже создала музей — усадьбу Михайловское, где экспонировались естественно-научные коллекции и был разбит ботанический сад. С 1897 года музей издавал «Естественно-историческую коллекцию гр. Е.П. Шереметевой в с. Михайловском Московской губернии», где Екатерина Павловна в числе прочих печатала и свои исследования.

    Получив в наследство богатейшие библиотеки, собранные его предками, Сергей Дмитриевич в 1860-х годах начал собирать собственную и к концу его жизни она насчитывавала до 70 000 томов.

    Жил Сергей Дмитриевич в своем имении Михайловское, бывая иногда в Кускове и Остафьеве.

    После отмены крепостного права содержание парков и ансамбля Останкина стало обременительным, и Сергей Дмитриевич большую часть территории этих имений продал под дачи. Он и себе построил дачу по соседству с опустевшим дворцом.

    После октябрьской революции, когда все имущество Шереметевых было национализировано, Сергей Дмитриевич наотрез отказался эмигрировать и остался в Москве. Вместе с сыном он выступил с инициативой создать в Москве собрание частных архивов и предложил для этого свой дом на Воздвиженке. Останкинский дворец стал первым в стране историко-бытовым музеем, а в 1919-м и имение Кусково стало краеведческим музеем.

    Усадьба Михайловское была национализирована, музей и ботанический сад прекратили свое существование, судьба коллекций неизвестна.

    Сергей Дмитриевич умер в конце 1918 года, но его дело продолжил сын, Павел Сергеевич, возглавивший музей в Остафьеве. С Павлом Сергеевичем жила и Екатерина Павловна, которая умерла в 1929 году.

    ГАБСБУРГИ

    Императоры, сделавшие выборную должность наследственной

    Габсбурги — это династия, правившая Священной Римской империей германской нации (до 1806 г.), Испанией (в 1516–1700 гг.), Австрийской империей (формально с 1804 г.) и Австро-Венгрией (в 1867–1918 гг.).

    Габсбурги являлись одним из наиболее богатых и влиятельных семейств Европы. Отличительной чертой внешности Габсбургов была выдающаяся, слегка отвисшая нижняя губа.

    Семейный замок старинного рода, построенный в начале XI века, назывался Габсбург (от Habichtsburg — Гнездо Ястреба) От него династия получила имя. Фамильный замок Габсбургов — Шенбрунн — находится неподалеку от Вены. Это модернизированная копия Версаля Людовика XIV, здесь протекала значительная часть семейной и политической жизни Габсбургов. А главной резиденцией Габсбургов в Вене был дворцовый комплекс Хофбург (Бург).

    В 1247 году граф Рудольф Габсбург был избран королем Германии, положив начало королевской династии. Рудольф I присоединил к своим владениям земли Богемии и Австрии, которые стали центром доминиона. Первый император из правящей династии Габсбургов — Рудольф I (1218–1291), германский король с 1273 года. Во время своего правления в 1273–1291 годы он отнял у Чехии Австрию, Штирию, Каринтию и Крайну, которые стали основным ядром владений Габсбургов.

    Рудольфу I наследовал Альберт I, избранный королем в 1298 году. Затем в течение почти ста лет немецкий престол занимали представители других семейств, до тех пор, пока в 1438 году королем не был избран Альберт II. С тех пор представители Габсбургской династии постоянно (за исключением единственного перерыва в 1742–1745 гг.) избирались королями Германии и императорами Священной Римской империи. Единственная попытка в 1742 году избрать другого кандидата, баварского Виттельсбаха, привела к гражданской войне.

    Габсбурги получили императорский трон в то время, когда удержаться на нем могла только очень сильная династия Усилиями Габсбургов — Фридриха III, его сына Максимилиана I и правнука Карла V — был восстановлен высочайший престиж императорского титула, а сама идея империи получила новое содержание.

    Максимилиан I (император с 1493 по 1519 г.) к австрийским владениям присоединил Нидерланды. В 1477 году, вступив в брак с Марией Бургундской, он добавил к владениям Габсбургов и Франш-Конте, историческую провинцию на востоке Франции. Своего сына Карла он женил на дочери испанского короля, а благодаря удачной женитьбе своего внука получил права и на чешский престол.

    После смерти Максимилиана I на императорскую корону Священной Римской империи претендовали три могущественных короля — сам Карл V Испанский, Франциск Ї Французский и Генрих VIII Английский.

    Но Генрих VIII быстро отказался от короны, а Карл и Франциск продолжали друг с другом эту борьбу почти всю жизнь.

    В борьбе за власть Карл использовал для подкупа курфюрстов[13] серебро своих колоний в Мексике и Перу и деньги, взятые в долг у самых богатых банкиров того времени, отдав им за это в откуп испанские рудники. И курфюрсты избрали на императорский престол наследника Габсбургов. Все надеялись, что он сумеет противостоять натиску турок и защитить Европу от их вторжения с помощью флота. Нового императора заставили принять условия, по которым занимать государственные должности в империи могли только немцы, немецкий язык должен был употребляться наравне с латинским, а все собрания государственных чиновников должны были проходить только с участием курфюрстов.

    Так Карл V стал правителем огромной империи, в которую входили Австрия, Германия, Нидерланды, Южная Италия, Сицилия, Сардиния, Испания и испанские колонии в Америке — Мексика и Перу. Находившаяся под его властью «мировая держава» была так велика, что над ней «никогда не заходило солнце».

    Карлу V даже его военные победы не принесли нужного успеха. Целью своей политики он провозгласил создание «всемирной христианской монархии». Но внутренние распри между католиками и протестантами развалили империю, о величии и единстве которой он мечтал. В его правление в Германии вспыхнула Крестьянская война 1525 года, произошла Реформация,[14] в Испании в 1520–1522 годах произошло восстание комунерос.[15]

    Крушение политической программы заставило императора в итоге подписать Аугсбургский религиозный мир, и теперь каждый курфюрст в пределах своего княжества мог придерживаться той веры, которая ему больше нравилась — католической или протестантской, то есть был провозглашен принцип «чья власть, того и вера». В 1556 году он отправил курфюрстам послание с отречением от императорской короны, которую он уступил своему брату Фердинанду I (1556—64), еще в 1531 году избранноту римским королем. В том же году Карл V отрекся и от испанского престола в пользу своего сына Филиппа II и удалился в монастырь, где и умер спустя два года.

    Кастилии в 1520–1522 гг против абсолютизма. В битве при Вильяларе (1521) повстанцы были разгромлены, в 1522 году прекратили сопротивление. Правительственные репрессии продолжались до 1526 года Фердинанд I сумел закрепить за Габсбургами право владения землями короны св. Вацлава и св. Стефана, что значительно увеличило владения и престиж Габсбургов. Он терпимо относился и к католикам, и к протестантам, в результате чего великая империя фактически распалась на отдельные государства.

    Уже при жизни Фердинанд обеспечил преемственность, проведя в 1562 году выборы римского короля, на которых победил его сын Максимилиан II. Это был образованный человек с галантными манерами и глубокими познаниями в современной культуре и искусстве. Максимилиан II вызывает весьма противоречивые оценки историков: он и «загадочный император», и «терпимый император», и «представитель гуманистического христианства Эразмовой традиции», но в последнее время его чаще всего называют «императором религиозного мира». Максимилиан продолжил политику своего отца, который стремился к поиску компромиссов с оппозиционно настроенными субъектами империи. Такая позиция обеспечила императору необычайную популярность в империи, что способствовало беспрепятственному избранию его сына, Рудольфа II, римским королем, а затем и императором.

    Рудольф воспитывался при испанском дворе, обладал глубоким умом, сильной волей и интуицией, был дальновидным и рассудительным, но при всем при том он был робок и склонен к депрессиям. В 1578 и 1581 гг. он перенес тяжелые болезни, после чего перестал появляться на охоте, турнирах и празднествах. Со временем в нем развилась подозрительность, и он стал бояться колдовства и отравления, иногда он подумывал о самоубийстве, а в последние годы искал забвения в пьянстве.

    Историки считают, что причиной его душевной болезни была холостяцкая жизнь, однако это не совсем верно: император имел семью, но не освященную узами брака. Он состоял в длительной связи с дочерью антиквара Джакопо де л а Страда Марией, и у них родилось шестеро детей.

    Любимый сын императора, Дон Джулио, был душевнобольным, совершил жестокое убийство и умер в заключении.

    Рудольф был чрезвычайно разносторонне увлеченным человеком: он любил латинскую поэзию, историю, много времени отдавал занятиям математикой, физикой, астрономией, интересовался оккультными науками (есть легенда, что Рудольф имел контакты с раввином Левом, якобы создавшим «Голема», искусственного человека). Во время его правления значительное развитие получили минералогия, металлургия, зоология, ботаника и география.

    Рудольф был крупнейшим коллекционером Европы. Его страстью были работы Дюрера, Питера Брейгеля Старшего. Он был известен также как коллекционер часов. А кульминацией его поощрения ювелирного искусства стало создание великолепной императорской короны — символа Австрийской империи.

    Он проявил себя как талантливый полководец (в войне с турками), но не смог воспользоваться плодами этой победы, война приняла затяжной характер. Это вызвало восстание в 1604 году, а в 1608 году император отрекся от престола в пользу брата Маттиаса. Надо сказать, что Рудольф II долго сопротивлялся такому повороту дел и растянул передачу полномочий наследнику на несколько лет. Такая ситуация утомила и наследника, и население. Поэтому все вздохнули с облегчением, когда Рудольф II умер от водянки 20 января 1612 года.

    Маттиасу досталась лишь видимость власти и влияния. Финансы в государстве были полностью расстроены, внешнеполитическая обстановка неуклонно вела к большой войне, внутренняя политика грозила очередным восстанием, а победа непримиримой католической партии, у истоков которой стоял Маттиас, фактически привела к его свержению.

    Это невеселое наследство досталось Фердинанду Среднеавстрийскому, избранному римским императором в 1619 году. Он был приветливым и щедрым господином для подданных и очень счастливым мужем (в обоих своих браках).

    Фердинанд II любил музыку и обожал охоту, но работа стояла у него на первом месте. Он был глубоко религиозен. За время своего правления он успешно преодолел ряд тяжелых кризисов, ему удалось объединить политически и конфессионально разделенные владения Габсбургов и начать подобное объединение в империи, завершить которое предстояло его сыну, императору Фердинанду III.

    Важнейшим политическим событием эпохи правления Фердинанда III является Вестфальский мир, с заключением которого завершилась Тридцатилетняя война, начавшаяся как восстание против Маттиаса, продолжившаяся при Фердинанде II и остановленная Фердинандом III. К моменту подписания мира 4/5 всех ресурсов ведения войны находились в руках противников императора, были разгромлены последние части императорской армии, способные маневрировать. В этой ситуации Фердинанд проявил себя как твердый политик, способный самостоятельно принимать решения и последовательно претворять их в жизнь. Несмотря на все поражения, император воспринимал Вестфальский мир как успех, предотвративший еще более тяжкие последствия. Но договор, подписанный под давлением курфюрстов, принесший мир империи, одновременно подорвал авторитет императора.

    Престиж власти императора пришлось восстанавливать Леопольду I, избранному в 1658 году и правившему после этого 47 лет. Ему удалось с успехом сыграть роль императора как защитника права и закона, шаг за шагом восстанавливая авторитет императора. Он много и напряженно работал, выезжая за пределы империи лишь по необходимости, и следил за тем, чтобы сильные личности не занимали главенствующее положение длительное время.

    Заключенный в 1673 году союз с Нидерландами позволил Леопольду укрепить основы для будущего положения Австрии как великой европейской державы и добиться ее признания у курфюрстов — субъектов империи. Австрия вновь стала центром, вокруг которого определилась империя.

    При Леопольде Германия пережила возрождение австрийской и габсбургской гегемонии в империи, зарождение «венского имперского барокко». Сам император был известен как композитор.

    На смену Леопольду пришел император Иосиф I. Начало его царствования было блестящим, и императору прочили большое будущее, однако его начинания не были завершены. Вскоре после избрания выяснилось, что серьезной работе он предпочитает охоту и амурные похождения. Его романы с придворными дамами и с камеристками доставляли немало забот его добропорядочным родителям. Даже попытка женить Иосифа не увенчалась успехом, т. к. жена не смогла найти в себе силы, чтобы привязать неуемного муженька.

    Иосиф умер от оспы в 1711 году, оставшись в истории символом надежды, которой не суждено было осуществиться.

    Римским императором стал Карл VI, до этого пробовавший свои силы как король Испании Карл III, но не признанный испанцами и не поддержанный другими правителями. Он сумел поддержать мир в империи, не уронив при этом авторитета императора. Однако он не смог обеспечить преемственность династии, т. к. среди его детей не было сына (он умер в младенчестве). Поэтому Карл позаботился о том, чтобы урегулировать порядок наследования. Был принят документ, известный как Прагматическая санкция, согласно которой после полного вымирания правящей ветви право наследования сначала получают дочери его брата, а затем его сестры. Этот документ в немалой степени способствовал возвышению его дочери Марии-Терезии, правившей империей сначала со своим мужем, Францем I, а затем с сыном, Иосифом II.

    Но в истории не все было так гладко: со смертью Карла VI прервалась мужская линия Габсбургов, и императором был избран Карл VII из династии Виттельсбахов, что заставило Габсбургов вспомнить о том, что империя — выборная монархия и управление ею не связано с единственной династией.

    Мария-Терезия предприняла попытки вернуть корону в свою семью, что ей и удалось после смерти Карла VII — императором стал ее муж, Франц I. Однако справедливости ради надо заметить, что Франц не был самостоятельным политиком, ибо все дела в империи прибрала к рукам его неутомимая жена. Мария-Терезия и Франц были счастливы в браке (несмотря на многочисленные измены Франца, которые жена предпочитала не замечать), и Бог наградил их многочисленным потомством: 16 детей. Удивительно, но факт: императрица даже рожала как бы между делом: она работала с документами, пока врачи не отправляли ее в родильную, а сразу после родов продолжала подписывать документы и только после этого могла себе позволить отдых. Заботу о воспитании детей она поручила доверенным лицам, строго контролируя их. Интерес к судьбам детей по-настоящему проявился у нее лишь когда пришло время подумать об устройстве их браков. И здесь Мария-Терезия проявила поистине недюжинные способности. Она устроила свадьбы дочерей: Марию-Каролину выдала замуж за короля Неаполитанского, Марию-Амелию — за инфанта Пармского, а Мария-Антуанетта, выданная замуж за дофина Франции Людовика (XVI), стала последней королевой Франции.

    Мария-Терезия, отодвинувшая в тень большой политики своего мужа, так же поступила и с сыном, из-за чего их отношения всегда были напряженными. Вследствие этих стычек Иосиф предпочитал путешествовать.

    Во время своих поездок он посетил Швейцарию, Францию, Россию. Путешествия не только расширили круг его личных знакомств, но и повысили его популярность у подданных.

    После смерти Марии-Терезии в 1780 году Иосиф наконец-то смог проводить реформы, которые обдумал и подготавливал еще при матери. Эта программа родилась, проводилась и умерла вместе с ним. Иосифу чуждо было династическое мышление, он стремился к расширению территории и проведению австрийской великодержавной политики. Такая политика восстановила против него почти всю империю. Тем не менее Иосиф сумел все-таки достичь некоторых результатов: за 10 лет он так изменил облик империи, что только потомки смогли по-настоящему оценить его работу.

    Новому монарху, Леопольду II, было ясно, что империю спасут лишь уступки и медленный возврат к прошлому, но при ясности целей у него не было ясности в реальном их достижении, и, как выяснилось позже, времени у него тоже не было, ибо император скончался через 2 года после избрания.

    Франц II правил свыше 40 лет, при нем была образована Австрийская империя, при нем был зафиксирован окончательный развал Римской империи, при нем правил канцлер Меттерних, именем которого названа целая эпоха. Но сам император в историческом свете предстает тенью, склонившейся над государственными бумагами, тенью расплывчатой и аморфной, неспособной на самостоятельные телодвижения.

    В начале царствования Франц II был очень даже активным политиком: он проводил реформы управления, беспощадно менял чиновников, экспериментировал в политике, причем от его экспериментов у многих просто дух захватывало. Это позже он станет консерватором, подозрительным и неуверенным в себе, неспособным принимать глобальные решения…

    Франц II принял титул наследственного австрийского императора в 1804 году, что было связано с провозглашением Наполеона наследственным императором французов.

    А к 1806 году обстоятельства складывались таким образом, что Римская империя превратилась в призрак. Если в 1803 году были еще какие-то остатки имперского сознания, то теперь о них даже не вспоминали. Трезво оценив ситуацию, Франц принял решение сложить с себя корону Священной Римской империи и с этого момента всецело посвятил себя укреплению Австрии.

    В своих воспоминаниях Меттерних так писал об этом повороте истории: «Франц, лишенный титула и тех прав, которыми обладал до 1806 года, но несравненно более могущественный, чем тогда, был теперь истинным императором Германии».

    Фердинанд I Австрийский «Добрый» скромно занимает место между своим предшественником и своим преемником Францем Иосифом I.

    Фердинанд пользовался большой популярностью в народе, о чем свидетельствуют многочисленные анекдоты.

    Он был сторонником нововведений во многих областях: от прокладки железной дороги до первой дальней телеграфной линии. По решению императора был создан Военно-географический институт и основана Австрийская академия наук.

    Император был болен эпилепсией, и болезнь наложила отпечаток по отношение к нему. Его называли «блаженненьким», «дурачком», «тупицей» и т. д. Несмотря на все эти нелестные эпитеты, Фердинанд I проявлял различные способности: он знал пять языков, играл на фортепиано, увлекался ботаникой. В деле управления государством он тоже достиг определенных успехов. Так, во время революции 1848 года именно он понял, что система Меттерниха, успешно работавшая многие годы, изжила себя и требует замены. И у Фердинанда Иосифа хватило твердости отказаться от услуг канцлера.

    В тяжелые дни 1848 года император пытался сопротивляться обстоятельствам и давлению окружающих, но его в конце концов вынудили отречься от престола, следом за ним отрекся эрцгерцог Франц Карл. Императором стал Франц Иосиф, сын Франца Карла, правивший Австрией (а потом Австро-Венгрией) ни много ни мало 68 лет. Первые годы император правил под влиянием, если не сказать — под руководством, матери, императрицы Софии.

    Для Франца Иосифа I Австрийского важнее всего были на свете: династия, армия и религия. Молодой император поначалу рьяно взялся за дело.

    Уже в 1851 году, после поражения революции, абсолютистский режим в Австрии был восстановлен.

    В 1867 году Франц Иосиф преобразовал Австрийскую империю в двуединую монархию Австро-Венгрию, иначе говоря, он пошел на конституционный компромисс, который сохранил за императором все преимущества абсолютного монарха, но в то же время оставил нерешенными все проблемы государственного строя.

    Политика сосуществования и сотрудничества народов Центральной Европы — такова традиция Габсбургов. Это был конгломерат народов, по сути, равноправных, ибо каждый, будь то венгр или богемец, чех или босниец, мог занять любой государственный пост. Они правили от имени закона и не брали в расчет национальное происхождение подданных. Для националистов Австрия была «тюрьмой народов», но, как ни странно народ в этой «тюрьме» богател и процветал. Так, Габсбургский дом реально оценивал выгоды от наличия большой еврейской общины на территории Австрии и неизменно защищал иудеев от нападок христианских общин — настолько, что Франца Иосифа антисемиты даже прозвали «еврейским императором».

    Франц Иосиф любил свою очаровательную жену, но при случае не мог удержаться от соблазна полюбоваться красотой других женщин, которые обычно отвечали ему взаимностью. Так же не мог он удержаться от азартных игр, частенько наведываясь в казино Монте-Карло. Как и все Габсбурги, император ни при каких обстоятельствах не пропускает охоту, которая оказывает на него умиротворяющее действие.

    Габсбургская монархия была сметена вихрем революции в октябре 1918 года. Последний представитель этой династии Карл I Австрийский был свергнут, пробыв у власти всего лишь около двух лет, а всех Габсбургов выслали из страны.

    В семье Габсбургов бытовало древнее предание: гордый род Рудольфом начнется и Рудольфом же закончится. Предсказание почти сбылось, ибо династия пала после смерти кронпринца Рудольфа, единственного сына Франца Иосифа I Австрийского. И если династия продержалась на троне после его смерти еще 27 лет, то для предсказания, сделанного много веков назад, это незначительная погрешность.

    С 1516 по 1700 год Габсбурги были королями Испании. Основателем испанской ветви считается Филипп II, унаследовавший королевскую власть от отца, Карла I (V). Царствование Филиппа II (с 1555 по 1598 г.), широко использовавшего инквизицию, сопровождалось массовыми сожжениями еретиков.

    Филипп II, сын испанского короля и императора Священной Римской империи Карла V, вошел в историю как один из наиболее фанатичных поборников католицизма. Фанатичный католик, он ненавидел протестантов. В его правление испанская инквизиция беспощадно преследовала иноверцев и вероотступников. Король любил лично наблюдать казни еретиков и присутствовать во время их сожжения. Все, что издавалось в стране, находилось под его строгим контролем. Испанцам было запрещено учиться в иностранных учебных заведениях и читать изданные за рубежом книги.

    После изгнания из Испании мусульман часть арабов, чтобы избежать притеснений, была вынуждена принять католическую веру, но тайно сохраняла свою религию. По требованию Филиппа II все они в течение трех лет должны были выучить испанский язык и говорить только по-испански, арабские женщины не могли появляться на улице в национальной одежде, а праздники в их домах полагалось проводить так, чтобы каждый прохожий с улицы видел, что делается в доме.

    Филипп II мечтал о мировом господстве Испании, он строил планы подчинения своей власти всей Европы и с этой целью вмешивался во внутренние дела других государств, ведя многочисленные войны. При нем испанский флот одержал решительную победу над турецким флотом при Лепанто в 1571 году. (Это не принесло Испании какой-либо материальной выгоды, но в Европе, жившей в то время в постоянном страхе перед турецким нашествием, ее авторитет поднялся.) Филипп II вмешивался в гугенотские войны на стороне Католической лиги, однако потерпел поражение, и в 1598 году его войска были изгнаны из Франции. Он поддерживал военной силой католических князей в Германии против протестантских, вел борьбу с Папой Римским Павлом IV за итальянские территории.

    Первой женой Филиппа II была португальская королева Мария. После ее смерти он женился на английской королеве из династии Тюдоров Марии Кровавой, ревностной католичке. По ее приказаниям протестантов сотнями сжигали на кострах. После смерти Марии Кровавой Филипп хотел жениться на ее преемнице — королеве Елизавете Тюдор. Елизавета, которая всегда покровительствовала протестантам, уклонилась от этого брака.

    Мария Стюарт завещала Филиппу II свои права на шотландский и английский престол. Для того чтобы воспользоваться этим подарком и заодно отомстить отступнице и еретичке Елизавете за казнь королевы-католички, в 1588 году он послал к берегам Англии огромный флот, получивший название «Непобедимая армада».[16] Всего было отправлено сто пятьдесят кораблей с более чем двадцатью тысячами войск. На одном из кораблей плыл великий инквизитор, который должен был карать и жечь отступников-протестантов. Но английский флот всего из восьмидесяти кораблей нанес испанцам сокрушительное поражение, после которого испанцы попали в бурю, и почти вся «Непобедимая армада» погибла.

    Английские пираты начали грабить заокеанские владения Испании, брать на абордаж испанские суда, нападать на испанские города.

    История отношений Филиппа II с его сыном от первой жены — доном Карлосом, наследником испанского престола — послужила сюжетом для многих литературных произведений: знаменитой пьесы Шиллера «Дон Карлос», одноименной оперы Джузеппе Верди.

    Дон Карлос родился калекой и, вероятно, поэтому вырос неуравновешенным, вспыльчивым и раздражительным. Он очень хотел стать соправителем, однако отец не позволял ему этого. Дон Карлос собирался вступить в брак с французской принцессой Изабеллой. Но Филипп II сам женился на невесте своего сына. Спустя какое-то время молодая королева стала оказывать знаки внимания оскорбленному дону Карлосу. Филипп заметил это и из ревности удалил сына от государственных дел.

    Как раз в это время в провинциях Нидерландов вспыхнули волнения, нидерландцы выступили с требованием отмены инквизиции. Дон Карлос понадеялся, что Филипп назначит его правителем Нидерландов, но король направил туда своего полководца герцога Альбу. Когда дон Карлос узнал об этом, он не смог сдержаться и с кинжалом бросился на герцога.

    Его обезоружили. Спустя несколько дней были казнены верные приближенные дона Карлоса, а за ним самим был учрежден надзор. И тогда дон Карлос решил бежать из Испании. Перед побегом он хотел получить отпущение грехов и на исповеди рассказал о том, что хочет восстать против отца. Священник выдал его тайну королю. Дона Карлоса схватили. По приказу Филиппа против наследника составили обвинение. Неожиданно дон Карлос умер. По одним сведениям, он не вынес переживаний, по другим — его тайно убили.

    Постоянные войны Филиппа II, расходы на огромный бюрократический аппарат истощили экономические ресурсы Испании, за время своего правления Филипп II трижды объявлял Испанию банкротом. После его смерти в 1598 году остался государственный долг в 100 миллионов дукатов.

    На престол взошел Филипп III, с которого начался век троих «Austrias menores» — заурядных Габсбургов, век заката и утраты господствующего положения Испании в Европе. Новый король проводил мирную политику, в отличие от своего отца, чем навлек на себя обвинения в малодушии.

    Со вступлением на престол Филиппа IV началась реализация программы, нацеленной на обновление и реформирование Испании. Мирная политика Филиппа III была осуждена как проявление слабости. Началась нескончаемая серия войн, длившаяся в течение всего правления Филиппа IV. Войны вели к тратам, в результате даже сам король вынужден был расстаться со своей собственностью, так, в 1635 году у Филиппа на Сицилии не осталось собственной земли. «Король всего мира» превратился в «безземельного короля». Филипп IV, как и его дед, трижды объявлял Испанию банкротом.

    И тем не менее Филипп не имел сил отказаться от разорительных праздников, он имел многочисленные любовные связи, также требовавшие огромных расходов. Филипп IV был дважды женат, и у него было не менее пятнадцати законных детей, кроме того, множество незаконных.

    И не без основания его прозвали «Дон-Жуанским королем». Удары судьбы, будь то военное поражение или смерть сына, он считал Божьей карой за свои личные грехи.

    Отсутствие денег повлияло и на ход военных действий: в 1648 году Филипп вынужден был окончательно признать независимость Нидерландов. В том же году окончилась Тридцатилетняя война, что дало возможность Филиппу IV сконцентрировать силы на конфликте с Францией, ставкой в котором было господство в Европе. Военные действия принесли успех Испании в 1656 году, но дипломатические ухищрения привели к утрате завоеванных было позиций, и мир был подписан лишь в 1659 году на менее выгодных для Испании условиях. Кроме того, начатая кампания против Португалии окончательно подорвала силы некогда великой державы, в результате чего армия была совершенно разбита, а Франция заняла-таки господствующее положение в Европе.

    Но при всем том правление Филиппа IV считается «золотым веком» испанского искусства и литературы. Сам король восхищался произведениями искусства, по его приказу Рубенс и придворный живописец Веласкес покупали в Европе полотна выдающихся мастеров, собрав таким образом одну из величайших коллекций своего времени. Филипп развил в себе страсть к театру, часто инкогнито посещал публичные театральные представления, общался с выдающимися литераторами своего времени, в том числе с Франсиско де Кеведо.

    После смерти Филиппа IV власть перешла в руки его сына, Карла II. Он отличался слабым здоровьем и не имел решительно никаких сколько-нибудь выдающихся способностей. Вместе с тем он был привержен традициям и обладал несокрушимой набожностью, благодаря чему в истории получил не очень-то уважительный титул «Зачарованный».

    Позже язвительный Мараньон напишет: «Из пяти Габсбургских королей Карл V вызывает энтузиазм, Филипп II — уважение, Филипп IІІ — безразличие, Филипп IV— сочувствие, а Карл II — жалость».

    Король был дважды женат: на французской принцессе Марии Луизе и Марии-Анне Пфальц-Нойбургской, но не оставил потомства.

    Вследствие этого печального обстоятельства в 1701–1714 годах разгорелась война за испанское наследство, в ходе которой австрийские Габсбурги окончательно потеряли надежду на испанский престол (перешедший к Бурбонам), но завладели испанскими Нидерландами и Италией.

    ВАЛУА

    Валуа — французская королевская династия (1328–1589), сменившая династию Капетингов, чей последний король, Карл IV Красивый, умер, не оставив сына-наследника. Его жена в это время была беременна, и регентом[17] стал двоюродный брат короля граф Филипп Валуа.

    Когда у вдовы Карла родилась дочь, то Филиппа, с согласия представителей высшей знати, в J 328 году объявили королем под именем Филиппа VI. К власти во Франции пришла новая династия — Валуа.

    Сестра Карла IV Красивого — Изабелла вышла замуж за английского короля Эдуарда из династии Плантагенетов. Ее сын — король Англии с 1327 года — Эдуард III после смерти своего дяди, Карла IV Красивого, считал, что у него больше прав на французский престол, чем у нового короля Франции. Претензии Эдуарда III, старые ссоры между англичанами и французами, начало которым когда-то положил еще Генрих Плантагенет, и стали поводом к войне, длившейся с небольшими перерывами более ста лет (с 1337 до 1453 г.) и вошедшей в историю под название Столетней войны.

    Французские рыцари оказались слабее английской пехоты, состоящей из лучников, вооруженных двухметровыми луками. Стрела из такого лука поражала ратника в доспехах за полкилометра. Французы проиграли первое крупное сражение у местечка Креси в 1346 году. Это сражение знаменито тем, что в нем впервые было использовано огнестрельное оружие — бомбарды, заряжаемые порохом и пулями. После этого поражение Франция потеряла порт Кале на французском побережье Ла-Манша. Теперь англичане могли свободно проникать во Францию.

    Старший сын и преемник первого короля из династии Валуа, Иоанн II по прозвищу Добрый (1319–1364), получил от своего отца тяжелое наследие. Его царствование ознаменовалось крупными неудачами в Столетней войне. В стране в это время началась чума, англичане продолжали войну.

    В следующем крупном сражении — в битве при Пуатье в 1356 году — они опять разгромили французские войска, а самого Иоанна Доброго захватили в плен. В стране вспыхивает крестьянское восстание — Жакерия,[18] которое жестоко подавил сын Иоанна Доброго Карл V (1337–1380). С 1356 года он фактически правил страной после пленения Иоанна II Доброго. С помощью папы римского Карл добился перемирия с англичанами. В 1360 году в Бретиньи Карл V заключил с Англией мир на очень тяжелых для Франции условиях. За своего находившегося в плену отца он должен был заплатить огромный выкуп — три миллиона золотых экю.

    Возвращаясь из плена, Иоанн Добрый оставил в Англии заложниками своих младших сыновей. Но в 1364 году, соблюдая честное слово, он вернулся в Лондон из-за неуплаты англичанам выкупа и бегства от них сына Иоанна, где и умер в плену.

    Королевский трон после смерти Карла V достался его сыну — двенадцатилетнему Карлу VI (1368–1422). Регентами при нем стали его родственники — герцоги[19] Орлеанский и Бургундский. Война этих двух герцогов расколола страну на две партии. В правление короля Карла VI за власть ожесточенно боролись феодальные группировки — арманьяки и бургундцы (или бургиньоны). В истории он остался под прозвищем Карл Безумный, так как оказался психически больным. При нем в 1415 году возобновляется Столетняя война. В 1420 году Карл VI подписал в Труа договор, по которому Франция объявлялась частью английского королевства, а наследником французского престола признавался английский король Генрих V. Жена Карла Изабелла Баварская выпросила у него указ, согласно которому власть переходила в руки верховного совета во главе с королевой. Изабелла была любовницей герцога Орлеанского и хотела возвести его на престол. Тогда герцог Бургундский, Иоанн Бесстрашный, приказал убить герцога Орлеанского.

    Всеми этими событиями воспользовался английский король Генрих V, который объявил, что он — законный наследник французской короны.

    Его поддержал английский парламент и весь народ, и в первой же битве у города Азинкура французы снова потерпели сокрушительное поражение.

    Во Франции продолжалась междоусобица. Герцог Бургундский, Иоанн Бесстрашный, то вступал в союз с Изабеллой Баварской, то вел переговоры с дофином[20] Карлом VII (1403–1461). Однажды дофин вызвал Иоанна на переговоры. Встреча состоялась на мосту у крепости Монтро. Рыцарь из свиты Карла VII по его приказу предательски убил герцога. Его сын, мстя за отца, перешел на сторону англичан. После смерти злосчастного Карла VI Безумного его жена, Изабелла Баварская, отреклась от своего сына Карла VII и согласилась, чтобы престол занял английский король Генрих V. Она даже выдала за него свою старшую дочь. Карлу VII пришлось бежать на юг страны — в Бурж.

    В октябре 1428 года английские войска вместе со своими союзниками бургундцами осадили Орлеан — последний оплот независимости, открывающий путь к югу Франции. Казалось, для Франции все кончено, и англичане покорят ее, как в свое время (когда-то в прошлом) французы во главе с Вильгельмом Завоевателем покорили Англию. Но Францию спасла простая деревенская девушка по имени Жанна д'Арк. История династии Валуа тесно связана не только со Столетней войной, но и с именем этой народной героини.

    Она родилась в 1412 году в деревне Домреми на границе Шампани и Лотарингии в небольшой крестьянской семье. Вся Франция к этому времени была разделена на две враждующие половины. Войска англичан, отряды наемников, шайки разбойников уничтожали деревни, грабили и убивали мирных жителей. Крестьянство и горожане стали на путь ожесточенной борьбы с англичанами — началась партизанская война. Местность, где жила Жанна, неоднократно подвергалась вражеским вторжениям.

    Жанна д'Арк, очень впечатлительная и мечтательная девушка, целый день проводила в молитвах и просила Бога спасти ее родину. Когда ей исполнилось семнадцать лет, Жанне начало казаться, что с ней разговаривают святые, к которым она обращалась во время молитв. Она рассказала своим землякам, что Бог возложил на нее святую обязанность изгнать англичан из страны и короновать наследника престола. Дядя Жанны отвел ее к коменданту замка, в котором находились королевские войска. Комендант не поверил рассказам Жанны, но двое рыцарей доставили ее в крепость Шинон к Карлу VII. С большим трудом, в феврале 1429 году добившись личной встречи с дофином, Жанна убедила его начать решительные военные действия, обещая ему снять осаду Орлеана.

    Сторонники французского короля воспринимали подчинение своей родины англичанам как национальный позор. Среди крестьян, которые были очень религиозны, существовало мнение, что Бог не допустит унижения Франции и чудесным образом спасет страну от иноземцев. И как раз перед появлением Жанны д'Арк в народе распространилось пророчество, согласно которому Бог пошлет Франции спасительницу в образе девственницы.

    Выслушав Жанну, Карл VII собрал совет священников и богословов. После беседы с Жанной они пришли к заключению, что ею действительно руководят высшие силы, а возглавляемая тещей короля дамская (женская) комиссия засвидетельствовала, что Жанна девственница.

    После этого Карл VII допустил ее к командованию войском. Дофин поставил ее во главе армии, направлявшейся в Орлеан. Со знаменем с королевским гербом, в белом рыцарском костюме, верхом на черном коне во главе воинов Жанна пробилась в Орлеан 29 апреля 1429 года, доставив осажденным припасы и подкрепление. Слух о божественном предназначении спасительницы вселил в орлеанцев силу и уверенность. Под командованием Жанны 8 мая они штурмом взяли осадные укрепления, и англичанам пришлось оставить город.

    Сняв осаду с Орлеана, Жанна объявила, что откровение свыше требует, чтобы она короновала Карла VII. Коронации французских королей проходили в Реймском соборе, а Реймс, как и многие близлежащие города, находился в руках неприятеля. Советники дофина уверяли, что взять Реймс невозможно. Но вера в чудодейственную спасительницу вдохновила французов.

    Народ, воодушевленный ее словами «Кто верит в меня — за мной!», стекался под знамя, поднятое Жанной д'Арк. Города открывали ей свои ворота, крестьянские отряды присоединялись к ее армии. Англичане называли ее демоном и в страхе бежали с полей сражения. (Благодаря победе французских войск при Пате в июне 1429 года стала возможной коронация французского короля Карла VII в Реймсе. Войска, возглавляемые Жанной, одерживая одну победу за другой, взяли все крепости на пути к Реймсу, а вскоре и сам Реймс.)

    В июне 1429 года в Реймском соборе совершилась коронация Карла VII. Теперь у французов был законный король, и это сплотило всю страну и спасло ее. А Жанна д'Арк, благодаря которой это все произошло, попросила короля только об одном: освободить ее родную деревню Домреми от податей.

    Но война с англичанами и бургундцами продолжалась. При осаде Парижа Жанна д'Арк была ранена, а позднее в одном из сражений она попала в плен. Во время одной из вылазок французов у Компьена, когда Жанна в арьергарде прикрывала отступление войск в город 23 мая 1430 года, подъемный мост перед ней был предательски поднят. Отрезанная от своих, она попала в руки к бургундцам, которые за огромную сумму выдали ее англичанам. Чтобы оправдать свои поражения, англичане обвинили Жанну в связях с дьяволом. Трибунал из верного англичанам католического духовенства во главе с епископом Кошоном обманом выманил у нее подпись под ложным признанием, и Жанну обвинили в ереси и колдовстве. В 1431 году в Руане она была сожжена на костре.

    Жанна д'Арк, прозванная «Орлеанской девой», вошла в историю Франции как народная героиня, спасшая свое отечество. О ней написаны сотни книг и пьес (например, «Орлеанская дева» немецкого поэта-романтика Шиллера). Ее имя стало олицетворением всепобеждающей веры и самоотверженности. В 1920 году она была канонизирована католической церковью.

    Но казнь Жанны д'Арк не помогла англичанам, им так и не удалось подчинить Францию. Общенародный подъем в борьбе против английских захватчиков обеспечил дальнейшие победы французов в ходе войны. Народное сопротивление возрастало, французские войска отвоевывали один город за другим и к 1453 году изгнали англичан из Франции.

    Герцог Бедфорд, дядя и опекун молодого английского короля Генриха VI и командующий его войсками, был женат на сестре своего союзника герцога Филиппа Бургундского. Вскоре после того как его жена, Анна Бургундская, умерла, всего лишь через несколько месяцев Бедфорд женился на другой француженке — Жаклин де Люксембург. Это обидело герцога Бургундии. Он заключил мир с французским королем Карлом VII и признал его законным правителем Франции. Объединившись, французские войска подошли к Парижу. Англичане капитулировали, открыв ворота города, и Карл VII торжественно въехал в столицу.

    Очистив от врага Центральную Францию, Карл VII практически прекратил борьбу. Вместо этого он занялся охотой, придворными увеселениями, балами и своим любимым занятием — посадкой плодовых деревьев.

    В это время еще одна женщина сыграла значительную роль в истории страны. При королевском дворе появилась молодая фрейлина Агнесса Сорель. Агнесса родилась в семье небогатого дворянина. Ее называли самой красивой женщиной Европы XV века. Король не остался равнодушным к ее чарам, и юная фрейлина стала его любовницей. Существует мнение, что именно благодаря Агнессе Сорель завершилось освобождение Франции, потому что сам Карл VII смирился с тем, что часть его страны занята англичанами.

    Агнесса Сорель решила продолжить дело, начатое Жанной д'Арк, и добиться свободы своего отечества. Красавица знала, что Карл VII уже не представляет без нее своей жизни. Тогда Агнесса рассказала королю, что будто бы в детстве астролог предсказал ей, что она станет возлюбленной короля, который победит своего соперника в борьбе за великую страну. А так как победа все еще склоняется на сторону англичан, то судьба, видимо, приведет ее ко двору английского монарха. Карл VII поверил рассказу своей фаворитки и, боясь ее потерять, возобновил военные действия против англичан. Французы выбили врагов из пределов их последнего оплота — полуострова Бретань. У города Кастильон королевские войска выиграли сражение, которым и завершилась Столетняя война. Эту битву нельзя назвать решающей. Англичане не потерпели сокрушительного поражения. Они даже на какое-то время сохранили за собой город-порт Кале. Но так или иначе война была закончена, и Франция освобождена.

    Король Карл VII заложил основы дальнейшего развития Франции: издал указ, по которому католическая французская церковь получила независимость от Рима, и церковные должности больше не раздавались иностранцам; возобновил деятельность Генеральных штатов (французского парламента); привел в порядок суд и государственные финансы; учредил постоянное войско. Последний шаг был наиболее важен для обычных мирных французских крестьян и горожан. Ведь наемные войска, которых приходилось брать на время военных действий, в мирное время становились шайками грабителей и притесняли местных жителей. Они нередко угрожали даже самому королю, в особенности когда тот или иной недовольный монархом барон или герцог приглашал их к себе на службу.

    Согласно новому указу, иметь войско мог только сам король на деньги, выделяемые парламентом. Вместо отрядов наемников и ополчения появилась армия, получавшая королевское жалованье.

    Оставшиеся без войск дворяне теряли свое влияние на короля и на жизнь государства, и несколько герцогов подняли мятеж. На их сторону встали наемники, распущенные королем и потерявшие работу, и даже сын Карла VII, наследник престола, будущий король Людовик XI. Карл VII с помощью поддержавшего его городского населения взял несколько крепостей, захваченных бунтовщиками, и подавил восстание недовольной знати. Самым необычным было то, что он простил всех восставших, и даже не казнил тех, кто поднял на него оружие.

    За все это время Агнесса Сорель, оставаясь преданной и надежной спутницей (дамой сердца) Карла VII, родила королю троих дочерей, и они не могли претендовать на трон. Жена Карла VII Мария Анжуйская благоразумно не преследовала соперницу, и Агнесса тоже не затевала интриг против королевы. Но наследник престола Людовик XI, в отличие от своей матери, возненавидел ее, видимо, боясь, что у нее родится мальчик и король, в обход старшего сына, завещает ему престол. Когда после тяжелых родов четвертого ребенка (тоже девочки) Агнесса не оправилась от болезни и после долгих мучений умерла, все сочли, что ее отравил Людовик.

    Еще ребенком Людовик XI начал участвовать в политической борьбе, возглавляя отряды, осаждавшие занятые англичанами небольшие крепости. Захватив крепость, Людовик XI устраивал ужасающие кровавые расправы над пленными. Король опасался своего старшего сына. После смерти Агнессы этот страх усилился еще больше. В последние годы жизни Карл VII вообще стал бояться, что сын отравит его, и от страха и мнительности король перестал принимать пищу и умер, уморив себя голодом.

    Людовик XI вступил на французский престол в 1461 году. В то время собственно Францией считалось только небольшое герцогство со столицей в Париже. Герцогства Аквитания, Бурбон, Бургундия, Гасконь, Нормандия были практически самостоятельными владениями. Во время восстания герцогов против Карла VII Людовик поддерживал врагов королевской централизованной власти, но, став королем, вскоре сам начал беспощадную борьбу с независимым дворянством, используя всевозможные средства: интриги, коварные нападения и убийства.

    Для того чтобы противостоять королю, в конце 1464 года дворяне объединились в так называемую «Лигу общественного блага». Во главе Лиги стали брат Людовика XI Карл Беррийский и герцог Бургундии Карл Смелый. В начале 1465 года они подняли военный мятеж. Под командованием Карла Смелого войска «Лиги общественного блага» разбили армию Людовика XI, захватили бульшую часть Франции и окружили Париж.

    Чтобы выиграть время, король пообещал выполнить все, что от него требовали, и подписал невыгодный для себя договор. «Кто не умеет притворяться, тот не умеет властвовать», — говорил Людовик.

    Выступить открыто против стоящего во главе Лиги Карла Смелого он побоялся. Герцог Бургундский Карл Смелый был потомком древнего рода, который по происхождению не уступал царствовавшим в Париже. (Надо сказать, что Бургундия всегда играла особую роль в истории Франции. Ее можно было даже считать не герцогством, а самостоятельным государством, так она была сильна и богата.) Людовик XI воспользовался следующими событиями.

    Австрийский герцог Сигизмунд заложил Карлу свои владения — герцогство Эльзас. Поставленный здесь Карлом правитель вызвал своей жестокостью восстание. И Людовик XI одолжил Сигизмунду денег для выкупа заложенных земель, восставшим пообещал помощь Швейцарии, а швейцарцев убедил, что Карл Смелый хочет и их лишить свободы. Все это нарушило замыслы Карла, мечтавшего превратить Бургундию в великую державу. Узнав о связях восставших со Швейцарией, Карл Смелый пришел в ярость и двинулся на швейцарцев. Но знаменитая смелость Карла на сей раз сослужила ему плохую службу. Полагаясь на свою собственную отвагу, он недооценил врага и, проиграв подряд два сражения, в третьей битве у города Нанси в 1477 году потерпел сокрушительное поражение и погиб.

    В 1482 году Людовик, воспользовавшись просьбой вдовы Карла Смелого о защите, присоединил Бургундию к своим владениям. Это еще больше укрепило короля, и спустя некоторое время он с помощью наемников швейцарцев разбил и остальных герцогов, пытавшихся сохранить независимость. Вот так в конце концов Людовику XI удалось справиться с «Лигой общественного блага», перессорив своих врагов между собой и победив их по одному.

    Несмотря ни на что, Людовика XI называют создателем Французского государства. Великая и прекрасная Франция была собрана воедино именно им, Людовиком XI. Он покровительствовал наукам, особенно медицине (он всегда интересовался ядами), основал в Сорбонне типографию и возродил государственную почту, прекратившую свое существование с падением Рима.

    Если Людовик XI в основном закончил объединение Франции под властью Валуа, то король Франциск I (1515–1547) стал уже абсолютным государем. Последние Валуа правили в период гугенотских войн. с окончанием которых династию Валуа сменили Бурбоны.

    ТЮДОРЫ

    Династия Тюдоров восходит корнями к Уэльским Тюдурам (по-английски — Тюдорам), жившим в Уэльсе около Абергиля. Первые Тюдоры были скромными земледельцами, позже они поступили на службу к Левелину Великому, князю Гвинеддскому, при дворе которого впоследствии занимали важнейшие государственные и военные посты, оказывали личные услуги князю. За это они были щедро одариваемы богатствами и властью, а полученные в дар поместья не облагались налогами и пошлиной при вступлении в наследство. За короткое время эта семья стала второй по богатству и влиятельности в княжестве.

    Члены этой семьи всегда тонко чувствовали политический момент и, что называется, держали нос по ветру. Так, в 1272 году, когда на трон Англии взошел Эдуард I,[21] они перешли на службу к новому королю.

    И на протяжении последующих лет верно служили ему и его потомкам, процветая под их покровительством.

    При короле Ричарде II Тюдоры впервые в истории заняли государственные посты, на которые до этого назначали только англичан (бейлифа, коннентабля, казначея), они участвовали в походах короля и стали его личными вассалами. Когда же Ричард был низложен своим двоюродным братом, Тюдоры приняли участие в восстании против короля Генриха IV Ланкастерского, захватившего власть. Но мятеж был жестоко подавлен, и оставшимся в живых пришлось признать себя побежденными и сдаться. Победа Ланкастеров лишила Тюдоров власти в Северном Уэльсе, практически все их поместья были конфискованы, им запретили занимать какие бы то ни было государственные посты, носить оружие и даже жить в больших городах…

    И именно в это время у одного из Тюдоров, Мэредада, родился сын Оуэн, которому суждено было возродить былое могущество и величие рода.

    Оуэн прошел трудный, часто опасный жизненный путь, воевал, состоял на службе у сенешаля Генриха V. Однажды он привлек внимание вдовствующей королевы Англии, французской принцессы Екатерины Валуа (существует множество версий их знакомства, ни одна из которых не выходит за рамки предположений, но ясно одно: они действительно любили друг друга) и женился на ней в 1431 году, вопреки постановлениям английского парламента, а их дети (Эдмунд, Джаспер и Оуэн) стали сводными братьями третьего короля Ланкастерской династии, Генриха VI.

    В 1432 году Оуэна, сына Мэредада, внука Тюдора (так было принято называть его в Уэльсе), на заседании парламента наделили правами англичанина и стали называть на английский манер — Оуэн Тюдор.

    После смерти королевы Екатерины против Оуэна возбудили судебное дело по обвинению в нарушении закона (а он действительно нарушил его, женившись на королеве), он сумел оправдаться, и суд его отпустил, но по пути в Уэльс был снова арестован и возвращен в тюрьму.

    После смерти матери и ареста Оуэна заботу о сводных братьях взял на себя Генрих VI, он лично следил за тем, чтобы они ни в чем не нуждались и получили хорошее воспитание. Их младший брат проявил полное равнодушие к светской жизни, проведя всю жизнь в Вестминстерском аббатстве.

    В 1452 году Эдмунд и Джаспер были официально признаны членами королевской семьи, затем им были присвоены графские титулы: Эдмунд стал графом Ричмондом, а Джаспер — графом Пемброуком. Они получили земли, гарантирующие доход и прибыль, соответствующие их высокому положению среди английской знати, а также резиденции в Лондоне. Эдмунд и Джаспер Тюдоры стали первыми пэрами Англии родом из Уэльса.

    К 1452 году у Генриха VI практически не осталось близкой родни: родных братьев и сестер у него не было, дяди (герцоги Бедфорд, Кларенс и Глостер) умерли, не оставив законных наследников, да и сам король в это время не имел еще наследников. Именно поэтому король приблизил к себе своих сводных братьев и старался устроить их судьбу.

    Когда финансовые и прочие дела Джаспера и Эдмунда были улажены, король занялся поисками подходящих невест для братьев. Но Джаспер не спешил жениться, поэтому состоялся только брак Эдмунда с Маргарет Бифорт, единственной внучкой Джона Бифорта, старшего незаконнорожденного сына Джона Гонта, герцога Ланкастерского (его первый законнорожденный сын стал первым королем из династии Ланкастеров).

    В результате этого брака на свет появился мальчик, названный Генрихом Тюдором, унаследовавший кровь английской династии Плантагенетов благодаря матери и кровь французских королей — благодаря отцу.

    Генрихом его назвали в честь дяди — короля, но существует легенда, что при крещении его сначала назвали Оуэном, но мать настояла на имени Генрих, и его тут же перекрестили. (Между прочим, в Уэльсе существовало предание, что английский трон займет британский принц по имени Оуэн. Но было и другое пророчество: буква «Н» — Henry — убьет наследников короля Эдуарда.)

    Эдмунд умер в 1456 году, за несколько дней до рождения сына, а его мать по политическим и прочим соображениям неоднократно выходила замуж, из-за чего ее встречи с сыном были совсем не частыми. Воспитанием мальчика занимался Джаспер Тюдор, и он сделал все возможное, чтобы обеспечить будущее племянника.

    Генриху VI пришлось вести войну с Францией, из-за которой он вынужден был увеличить налоги, его популярность в народе резко снизилась. И в этой атмосфере народ с надеждой взирал на двоюродного брата короля, герцога Йорке кого, Ричарда. Ричард, кстати, был регентом Англии в период, когда Генрих был болен (1454). Возвращение власти к законному правителю вызвало недовольство Йорков, которым пришлось покинуть Лондон, а герцога Йоркского лишили всех чинов и званий. 1 мая 1455 года состоялось сражение между войсками Ричарда Йоркского и Генриха VI, ознаменовавшее собой начало многолетней войны Алой и Белой розы. В этой битве Генрих был ранен. Странно, но в Лондон его сопровождал лично герцог Йоркский. В создавшейся ситуации Джаспер Тюдор предпринимал шаги для того, чтобы примирить два враждующих лагеря, к сожалению, безуспешно. Конфликт становился все глубже. Почувствовавший силу власти Ричард не собирался ее уступать даже законному королю.

    В 1459 году состоялось сражение, в котором войска герцога Йоркского потерпели сокрушительное поражение, а сам герцог с сыновьями был выслан из страны. Но в конце 1460 года Ричард разбил королевскую армию и захватил в плен Генриха VI. Однако сам Ричард погиб 30 декабря 1460 года в бою со сторонниками Ланкастеров, клан Йорков возглавил его сын Эдуард.

    3 февраля 1461 года королевские войска потерпели сокрушительное поражение в битве на Мортимер Кросс, а 4 марта 1461 года герцога Йоркского провозгласили королем Англии Эдуардом IV.

    Джаспер Тюдор неоднократно избегал плена. А вот Генриха Тюдора захватили в плен, но пленником он был необычным: его растили и воспитывали, как подобает инфанту, учителями его были выпускники Оксфорда, кроме того, обучали Генриха и военному искусству. Его не лишили титула графа Ричмонда, в отличие от его дяди. Ввиду того, что мать Генриха вышла замуж за сторонника Йорков лорда Стенли, ей иногда позволяли видеться с сыном.

    Боевые действия сторонников Ланкастеров и Йорков велись на протяжении 1461–1670 гг. с переменным успехом, время от времени Ланкастеров поддерживал король Франции, заинтересованный в ослаблении Английского государства.

    Так при помощи французского короля и благодаря усилиям Джаспера Тюдора в 1470 году Генрих VI был освобожден из Тауэра и занял свое законное место. А Генрих Тюдор встретился со своим дядей, чтобы провести с ним четверть века, практически не расставаясь. Чуть позже встретился Генрих и с другим дядей — королем, который предсказал ему великое будущее.

    В начале 1471 года ситуация круто изменилась: Эдуарду IV удалось собрать мощную армию, с которой он победил в битве при Барнет, а также разгромил войска Маргариты Анжуйской, супруги Генриха. Маргарита и Генрих VI были заключены под стражу, а их единственный наследник погиб в бою. 21 мая 1471 года при загадочных обстоятельствах Генрих VI умер в Тауэре. Это была катастрофа. Сторонникам свергнутого монарха было нельзя оставаться в Лондоне, поэтому Джаспер решает бежать во Францию с племянником. Они обосновываются в Бретани. Более десяти лет Тюдоры определяли отношения между великими державами: за ними охотились французский король Людовик и английский король Эдуард, а защищал герцог Бретанский Франциск II. Их существование было важнейшим политическим козырем в игре монархов.

    Тюдорам были предоставлены условия, соответствующие их рангу и значимости, но фактически они были пленниками в бретанском герцогстве. В течение четырнадцати лет изгнания на Генриха неоднократно готовили покушения и покушались, но выжил он благодаря заинтересованности в нем Франциска II. Когда в 1475 году умер бездетный граф Эксетер, Генрих Тюдор остался единственным живым Ланкастером.

    Случился династический кризис и у Йорков: после смерти Эдуарда IV в 1483 году престол унаследовал его двенадцатилетний сын Эдуард V, тут же свергнутый дядей Ричардом, герцогом Глостером.

    В это время у Тюдоров впервые появилась реальная возможность вплотную подойти к английскому трону: власть Ричард узурпировал незаконно, Эдуард V таинственным образом исчез вместе со своим братом (поговаривали, что они убиты в Тауэре), а законным наследником Ланкастеров был только Генрих Тюдор.

    Начались активные переговоры, плелись интриги, составлялись заговоры с целью свергнуть Ричарда III и провозгласить королем Генриха Тюдора. Число сторонников Генриха постоянно росло благодаря памяти его дяди Генриха VI и усилиям его дяди Джаспера. Народ верил ему, верил в его великое будущее, предсказанное Генрихом VI.

    Поэтому когда в 1485 году он высадился в Северном Уэльсе и начал свой победоносный поход за короной, его войско, поначалу собранное в основном из наемников, быстро увеличивалось. Возможно, именно это обстоятельство стало решающим в битве при Босворте, где Генрих столкнулся с Ричардом III поистине в судьбоносной схватке. Подробностей битвы история не сохранила, достоверно известно лишь, что Генрих лично сражался с Ричардом и убил его. Похоронили Ричарда без помпезности, дав, однако, попрощаться с ним народу (не для всех же он был тираном!). Но при Генрихе VIII могилу раскопали, останки выбросили, а гроб использовали сначала как кормушку для лошадей, а потом как ступеньку крыльца. Так и вышло, что Ричард III — единственный английский король со времен нормандцев, у которого нет могилы.

    В битве при Босворте на одном из знамен Тюдора был изображен красный дракон. Под этим знаменем Генрих VII был коронован. С тех пор красный дракон считается символом победы династии Тюдоров.

    Когда Генрих завоевал корону Англии, ему было уже 28 лет. Он был строен, хорошо сложен, лицо у него было живое и выразительное, а глаза — небольшие и ярко-голубые. Единственным недостатком была бородавка на подбородке, но современники не замечали ее, т. к. король был чрезвычайно обаятельным человеком. Он говорил на нескольких иностранных языках, любил историю, обладал завидной памятью (именно благодаря этому сподвижники Генриха VII получили награды за помощь в завоевании трона: он почти всех помнил в лицо и по именам).

    Эмблемой Тюдоров Генрих сделал родовую эмблему Бифортов — искусное плетение опускной решетки крепостных ворот.

    Выросший при дворе Франциска II, Генрих VII почти не знал обычаев и предрассудков собственной страны, поэтому то, что он считал естественным (например, служба иностранных наемников при дворе), повергало в шок чопорных англичан. Он совершенно не имел понятия об управлении страной, о том, как живут короли, и об ответственности закорону. Всему этому ему пришлось учиться «по ходу дела».

    Все управление страны строилось заново, важнейшие посты заняли люди, разделившие с Генрихом изгнание, — люди, которым он безгранично доверял. А в жены он взял, как и планировалось ранее, Елизавету Йоркскую. Этот брак ознаменовал воссоединение Йорков и Ланкастеров и обезоружил тех, кто планировал свержение Генриха VII и восшествие на престол Елизаветы как наследницы Йорков. Семья Генриха VII была окружена таким народным ликованием и любовью, что многие монархи могли и могут им только позавидовать.

    Когда Генрих женился и у него родились дети, сложные хитросплетения английских, французских, уэльских и бретанских предков были увековечены с помощью имен наследников: первенца назвали Артуром (ум. в 1502), второго сына назвали Генрихом в честь Генриха VI, третьего сына — Эдмундом в честь деда, старшую дочь окрестили Маргарет, как бабку, вторую — Елизаветой, как мать, а третью — в честь жены первого короля из династии Ланкастеров Марии Бохан — Марией, четвертую же дочь назвали Екатериной, по имени матери незаконнорожденных Бифортов. Любопытно, но факт: Генрих VII ни одного своего ребенка не назвал именем Йорков. Среди них нет ни одного Эдуарда, Ричарда или Георга…

    При всем том, что у Генриха VII было много детей, сыновей было только двое, а после смерти принца Артура остался только герцог Йоркский Генрих, слывший искусным музыкантом и даже композитором (считается, что он является автором знаменитой мелодии «Зеленые рукава»).

    Младшему сыну после смерти отца в 1509 году было суждено стать королем Генрихом VIII. Возможно, смерть старшего брата так сильно повлияла на Генриха VIII, что в последующем он всеми средствами добивался рождения сыновей. Рождение единственного наследника мужского пола могло вызвать династический кризис, как это уже случилось после смерти сына Генриха VI.

    Генрих VIII старался предотвратить кризис всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Он был женат шесть раз, и история каждой его женитьбы могла бы стать основой для большого романа. Вкратце же можно только сказать, что двух своих жен он казнил, с двумя развелся, а одна умерла при родах.

    В первый раз Генрих женился на вдове своего старшего брата принца Артура, Екатерине Арагонской. Она была на пять лет старше своего мужа, но смогла внушить ему любовь и уважение, и поначалу их союз выглядел вполне респектабельным. Однако отношения начали портиться после смерти наследника престола, окрещенного Генрихом, и рождения восьмимесячного мальчика, который не выжил. Позже на свет все-таки появилась вполне здоровая и жизнеспособная девочка Мария. Генрих счел смерть сыновей, рожденных Екатериной, следствием греха, который он якобы совершил, женившись на вдове своего брата (хотя и было доказано, что при вступлении в брак Екатерина была девственницей). Эта мысль так глубоко засела ему в голову, что он затеял бракоразводный процесс, а когда папа римский не утвердил развод, разругался с Ватиканом, объявил себя главой англиканской церкви и заставил епископа Кентерберийского объявить о своем разводе и признании незаконнорожденной дочери Марии и обвенчать его с новой избранницей — Анной Болейн. Екатерина была отослана в монастырь, но не признала развода.

    Сторонники королевы обвинили Генриха в преступной связи с сестрой Анны Болейн — Марией и их матерью, на что король не нашел лучшего ответа, чем: «Только не с матерью».

    Анна вошла в историю как первая защитница, если не сказать, основательница англиканской церкви. Она активно вмешивалась в политику, неоднократно спорила с Генрихом, забывая при этом об осторожности.

    Когда Анна считала, что король говорит глупость, она ему так прямо об этом и говорила. Сначала споры часто переходили в бешеные ссоры, которые заканчивались пылкими примирениями. Но в конце концов Анна впала в немилость, да и личные отношения зашли в тупик все по той же причине: рождение дочери Елизаветы, а не долгожданного сына. Воспользовавшись моментом, враги Анны сфабриковали обвинение в супружеской измене и покушении на жизнь короля и его ближайших родственников. Заставили поверить в это и Генриха, для которого эта женщина сразу стала «проклятой и извергающей яд блудницей». В результате собственной недальновидности и дворцовых интриг Анна была осуждена и казнена в 1536 году, а ее трехлетняя дочь признана незаконнорожденной.

    К этому времени Генрих VIII уже обратил свой взор на Джейн Сеймур. Джейн не была красавицей, но отличалась ровным характером и, говорили, была умна. Похоже, что сама Джейн не особенно стремилась добиться любви короля, но зато ее родственники так ухватились за эту идею, что выбора у девушки практически не было. Как это ни ужасно, но помолвка короля с Джейн Сеймур состоялась уже на следующий день после казни Анны Болейн, не было задержки и со свадьбой. К моменту этого бракосочетания у Генриха уже не было живых жен, так что Джейн не пришлось соперничать с другой женщиной, ее признала даже старшая дочь короля, Мария, проявлявшая явную враждебность по отношению к Анне Болейн. Таким образом, наступил период затишья в семейной гавани короля. Радость его была безмерной, когда на свет появился сын — принц Эдуард. Это радостное событие отметили с особой пышностью, но оно же повлекло за собой и потерю: от родильной горячки умерла Джейн, которая так и не была коронована. В памяти Генриха запечатлелся светлый образ жены, олицетворявший собой идеал женщины и верной жены.

    Он искренне переживал потерю, но со всех сторон на него давили: стране нужен был герцог Йоркский — традиционный титул второго сына короля — а значит, королю надо было жениться.

    В течение двух лет Генрих подыскивал себе невесту. На сей раз он решил искать жену в других землях. Вариантов было много. Не зная, кого же выбрать, Генрих запросил портреты невест. Разумеется, художники постарались: где-то они польстили претенденткам, где-то «не заметили» изъянов, что-то заретушировали… Благодаря такому портрету, а также усилиям Томаса Кромвеля остановились на кандидатуре Анны Клевской. Теперь можно сказать, что из всех возможных вариантов Генрих выбрал самый неудачный, если в смысле дипломатических отношений этот брак и оказался успешным, то в личном плане король потерпел полное фиаско. Анна была воспитана для того, чтобы стать женой какого-нибудь германского принца, а ее интеллектуальным способностям не дали развиться. Единственное, чем она владела в совершенстве, было рукоделие. Первая же встреча Генриха с невестой глубоко разочаровала его, но, верный своему обещанию, он все-таки сделал попытку вступить в брак с Анной. Однако довольно быстро понял, что у них нет общего будущего, но Анна еще некоторое время продолжала выполнять обязанности супруги короля, появляясь с ним на официальных приемах и церемониях. Когда же Генрих предложил ей «разойтись по-хорошему», Анна быстро согласилась и поселилась в замке Хевер, подружилась с дочерьми Генриха и после его смерти даже претендовала на долю вдовствующей королевы (для этого ей пришлось добиваться отмены аннулирования своего брака), но совет короля Эдуарда VI не поддержал это начинание.

    Летом 1540 года Генрих обратил внимание на Екатерину Ховард, фрейлину королевы Анны, которая быстро завлекла его в свои сети Екатерина, однако, не посчитала нужным соблюсти честь и добавила рога к короне Генриха. Когда это стало известно королю, он сначала не поверил, но тем не менее назначил негласное расследование, которое не только подтвердило уже известные факты, но и вскрыло много новых. Возмущенный Генрих, не долго думая, отдал ее под суд, приговоривший несчастную женщину к смертной казни.

    В Европе Генрих VIII получил прозвище «Синяя борода», и немногие невесты отважились бы согласиться на его предложения руки и сердца, а в его собственной стране поговаривали, что теперь королю остается жениться только на вдове. Как ни странно, но людская молва оказалась не пустой болтовней: Генрих действительно женился на вдове — Екатерине Невилл, леди Лэтимер, больше известной под девичьей фамилией Парр. Это была молодая привлекательная женщина, но уже дважды вдова. Екатерине повезло в том смысле, что от нее уже не ждали наследника, брак с ней не был средством достижения дипломатических целей. На исходе жизни Генрих хотел обрести душевный покой. Он реально оценивал свои возможности как любовника, пыл его уже был израсходован, некогда стройное красивое тело стало тучным, он постоянно страдал от простуды и колик, но он хотел обладать этой женщиной, и этим все сказано. Екатерина внесла мир в семейство короля, стала просто доброй женой, поддерживавшей огонь в семейном очаге короля. Огонь, осветивший его последние годы.

    Наверное, Генрих напрасно потратил столько сил на рождение наследника именно мужского пола, ибо, как показала история, править суждено было всем его детям, а «золотой век» Англия пережила при королеве!

    Но сказать, что его усилия были потрачены впустую, тоже было бы неверным: несмотря на все свои личные проблемы, Генрих VIII сумел доказать всему миру, что он хозяин не только в своей семье, но и в стране. Он противопоставил себя даже папе римскому, и тот не нашел веских аргументов, чтобы призвать взбунтовавшегося монарха к порядку. Он создал боеспособный флот, участвовал в войнах и сражениях, установил порядок в стране, став для народа великим королем, о котором с благодарностью и почтением вспоминали даже много лет спустя после его смерти.

    Генрих VIII умер 28 января 1547 года, окруженный заботой своей последней королевы. А на престол взошел его единственный сын, Эдуард VI. Екатерина Парр принимала непосредственное участие в воспитании и образовании принца. Именно она способствовала тому, что Эдуард, сын католика, был воспитан в духе протестантизма. Воспитание отразилось и на правлении Эдуарда (1547–1553), который проводил пропротестантскую политику.

    Королева Мария I, взошедшая на престол в 1553 году, реставрировала католицизм. При ней протестанты подвергались гонениям, и около 300 человек были казнены, за что королева была прозвана «Марией Кровавой». Стоявшая первой в очереди на престол Елизавета была заперта в Тауэре, а потом жила под надзором, и ее жизнь во многом зависела от настроения королевы.

    Заговоры против Марии бросали тень на Елизавету, но научившейся осторожности Елизавете удавалось избежать обвинения в предательстве.

    Когда же 17 ноября 1558 года Мария умерла после продолжительной болезни, Елизавета была объявлена королевой. За время ее правления Англия стала мировой державой.

    Новая королева начала правление с восстановления в правах англиканской церкви и, естественно, стала высшим духовным лицом в стране. Став королевой, Елизавета начала каждое утро посещать службу в своей часовне, а свидетели этого тут же разнесли весть о ее благочестии.

    Считается, что Елизавета была истинной защитницей протестантизма. Но, если разобраться, она вела в общем-то достаточно сдержанную консервативную политику, введя Евангелие и дав свободу протестантам, но особенно не усердствовала в деле распространения протестантизма. Она хотела быть королевой Англии, а не королевой протестантов, и делала все возможное, чтобы не вызвать католической оппозиции.

    К своим врагам Елизавета была по-мужски беспощадна. Католики (при поддержке Испании) пытались посадить на английский трон королеву Шотландии Марию Стюарт. В ответ Елизавета (не без колебаний) казнила Марию Стюарт и разрешила английским морякам нападать на испанские корабли, груженные золотом. Так начался «золотой век» пиратства.

    С самого начала ее правления ставился вопрос о замужестве: искали не монарха, а отца ее будущему сыну, но Елизавета ловко маневрировала, не говоря ни да, ни нет. Возможность династического брака способствовала заключению выгодных международных альянсов, что укрепляло позиции Англии в Европе и мире, а отсутствие официально объявленного наследника стабилизировало положение внутри страны.

    Учитывая все эти соображения, Елизавета не спешила замуж. Однако пару раз она серьезно собиралась замуж: в первый раз это случилось в 1560 году, избранником стал Роберт Дадли (но общественное мнение заставило королеву отказаться от этой мысли), а во второй раз (в 1579 году).

    Елизавета, похоже, серьезно влюбилась в герцога Алансонского, с которым даже прилюдно целовалась и называла «своим лягушонком». (Кстати, милые прозвища, которые она давала некоторым придворным, свидетельствовали о чрезвычайном расположении Ее величества.) Злые языки поговаривали, что у Елизаветы были дети от ее возлюбленных — по разным данным, от двух до пятерых, — но это вряд ли соответствует истине.

    Елизавета I во всем стремилась лидировать: от нарядов до королевского права казнить и миловать: это она ввела в моду шелковые чулки, только она могла награждать своих подданных или жаловать им титулы, приговаривая при этом: «На моих собак надевают мои ошейники!»

    При дворе она не терпела никакой конкуренции: она должна была быть самой красивой, у нее должны были быть самые изысканные наряды, ей должны были посвящать гимны и песни поэты и музыканты, только ей можно было говорить комплименты, даже если это было откровенной ложью.

    Елизавета славилась своим отвратительным характером: она швырялась туфлями, давала пощечины, устраивала бесконечные разносы, а в порыве ярости заявляла, что «укоротит на голову» своих советников (и укорачивала!), а однажды даже проткнула вилкой руку придворной дамы, неловко прислуживавшей ей за столом. Но вспышки гнева, хоть были и яростными, отличались скоротечностью.

    Королева активно вмешивалась в личную жизнь своих подданных, заставляя заключать браки или разбивая влюбленные сердца, путешествуя, она посещала загородные дома своих аристократов, создавая возможности для проявлений гостеприимства со стороны хозяев. Во время путешествий она умела так поставить себя, что после ее отъезда каждый житель города, который она посетила, был твердо уверен, что лучшего и более любимого королевой города в Англии не существует.

    Елизавета владела пятью языками, знала историю и философию. Как образованный человек она поддерживала культуру: защищала шекспировский театр «Глобус» перед лондонскими властями и обеспечивала материальную поддержку литераторам, при ней отправлялись исследовательские экспедиции в разные страны.

    Кроме теоретических научных открытий Елизавета поощряла и прикладные цели в науке. Так, когда ей было около 35 лет, она посадила голландского алхимика в тайной лаборатории в Сомерсет Хаузе, чтобы он нашел эликсир молодости.

    Елизавета правила почти сорок пять лет, за это время она многого добилась, но со временем ее политика становилась все более и более консервативной, напряженность в стране и вокруг нее нарастала, а она не предпринимала шагов для стабилизации обстановки. Когда королева умерла, назвав преемником шотландского Якова, она уже не была любимой королевой и ее почти не оплакивали, напротив, раздавались радостные крики: «У нас король!». Но все познается в сравнении, и уже десять лет спустя англичане с ностальгией вспоминали «старые добрые времена» правления Елизаветы I, восстановившей целостность страны, победившей испанскую Непобедимую армаду и заботившейся о благосостоянии своих подданных.

    ГРИМАЛЬДИ — СТАРЕЙШАЯ ПРАВЯЩАЯ ДИНАСТИЯ В ЕВРОПЕ

    Преодолевшие проклятие

    Княжество Монако расположено между французскими Приморскими Альпами и морем, оно занимает около двух миль вдоль берега и на несколько миль уходит вглубь. Эта крошечная страна стала известна во всем мире благодаря мягкому климату, самым шикарным в мире казино, миллионерам, кинозвездам, гонкам «формулы один», почтовым маркам и отсутствием подоходного налога, а кроме того, благодаря сказочной любви князя Ренье и кинозвезды Грейс Келли…

    Почти две тысячи лет эта земля переходила из рук в руки, ее захватывали финикийцы и лигурийцы, римляне и варвары, сарацины и прованские графы, генуэзцы и гибеллины.

    В конце XIII века Гримальди были одним из самых богатых кланов генуэзских судовладельцев и купцов, в военных предприятиях они поддерживали род Гвельфов, сражавшихся против гибеллинов. Но Гвельфы потерпели сокрушительное поражение, и Гримальди стали изгнанниками. Однако не всем в семье такое положение пришлось по душе, и один из Гримальди, известный под именем Франсуа Злобного, задумал захватить хорошо защищенную крепость гибеллинов Монэк. Взять ее приступом было невозможно, поэтому Франсуа использовал хитрость: он переоделся францисканским монахом и попросил убежища. Ничего не подозревавшие стражники открыли ворота, а коварный Гримальди выхватил меч из-под рясы и, поддерживаемый своими оруженосцами, выскочившими из засады, атаковал.

    Через несколько часов Монэк перешел в руки Гримальди, а на гербе Монако и по сей день имеется изображение двух монахов, поднявших мечи.

    Впоследствии Гримальди теряли Монако и снова отвоевывали его, а к XV веку они уже владели и двумя соседними городами Рокбрюном и Ментоном. После Французской революции Гримальди были сброшены с престола, а Монако было присоединено к Франции. В 1814 году права династии на престол Монако были восстановлены Парижским договором, а в 1861 году Монако было признано независимым государством.

    В это время главой государства был князь Флорестан, но он не мог и не хотел управлять страной, и вскоре передал власть в руки своего сына Оноре-Чарльза, который взял имя Чарльз III. Именно с именем князя Чарльза связано открытие первого казино в Монако.

    После смерти Чарльза на престол взошел его единственный сын Альберт. Основным увлечением Альберта было исследование морских глубин. Карты, составленные им в начале XX века, были настолько точными, что ими пользовались военные даже в 1944 году. Князь Альберт I завоевал всеобщее уважение и как покровитель океанографических исследований. Он основал Музей океанографии в Монако в 1910 году и Институт палеонтологии в Париже.

    Но свободное время он посвящал европейской политике и управлению княжеством. В 1911 году под влиянием обстоятельств князь Альберт I отказался от абсолютной власти и издал конституцию, по которой исполнительная власть оставалась за князем, правительство должно было состоять из госминистра и трех советников, а законодательной властью обладали князь и Национальный совет, избираемый народом.

    Князь Альберт достиг договоренности с Францией, согласно условиям которой французы защищают независимость и суверенитет княжества, а при отсутствии наследника Монако становится протекторатом Франции. Но Альберт тщательно продумал вопрос о престолонаследии: в случае отсутствия наследников мужского пола претендовать на престол могут дети женского пола, а в случае отсутствия детей наследником может быть приемный ребенок. Таким образом, князь навсегда избавил княжество от опасности возможного династического кризиса.

    Кстати, до сих пор Гримальди не пришлось пользоваться последним аргументом для сохранения династии: все князья имели своих детей.

    Так, в браке князя Альберта I и Марии Виктории Дуглас Гамильтон, распавшемся вскоре после свадьбы, родился наследный принц Луи. Луи воспитывался матерью, а когда встретился с отцом, не нашел с ним общего языка. Альберт рвался в море, а Луи больше привлекала военная служба: он поступил во Французскую военную академию, а после ее окончания вместе с французским иностранным легионом отправился в Северную Африку. Там он влюбился в прачку Мари Жульетт Луве, которая родила от него дочь Шарлотту. Когда девочка была еще совсем маленькой, родители расстались. Луи всегда признавал Шарлотту своей дочерью, но официально удочерил ее, когда ей уже исполнился 21 год, лишь по настоянию князя Альберта.

    В 22 года Шарлотта вышла замуж за добропорядочного и образованного французского графа Пьера де Полиньяка, по настоянию Альберта сменившего фамилию на Гримальди (чтобы сохранить семейное имя). В этом браке в 1920 году родилась дочь Антуанетта, а в 1923-м — сын и наследник Ренье Луи Генри Максенс Бертран Гримальди, к этому звучномуимени юному принцу прилагалось еще 142 титула — на сегодняшний день он самый титулованный человек в мире.

    Принцессе Шарлотте не суждено было обрести счастье в браке: вскоре после рождения сына она развелась с Пьером, и дальнейшая жизнь наследника престола была сплошным кошмаром из-за противостояния отца и деда, имевших собственные представления о воспитании. В конце концов победил Луи, и Ренье окончил «Ле Розе» — один из лучших интернатов Швейцарии, затем он получил степень бакалавра искусств в Университете Монпелье, в течение года изучал политические науки в Париже, а во время Второй мировой войны 17 месяцев прослужил во французской армии.

    После войны Ренье участвовал в автогонках «Тур де Франс», занимался подводным плаванием и рыбной ловлей, плавал на яхте, писал стихи, посещал выставки и прочие мероприятия, обязательные для наследника престола.

    В 1949 году, после смерти Луи II, Ренье стал князем Монако. Он был не подготовлен к ответственности и не знал своих обязанностей, поэтому поначалу ему было довольно туго, в 1959 году ему даже пришлось приостановить действие конституции и ввести единоличное правление в стране. Когда ситуация немного стабилизировалась, он ввел новую конституцию, которая действует до сих пор.

    Ренье — первый коренной монегаск из современной династии монакских князей. Он же стал первым монархом, полностью посвятившим себя управлению страной. До него правители проводили в Монако не более 3–4 месяцев в году, подписывая только готовые проекты. В послевоенные годы Ренье был самым завидным женихом в мире: ведь он был хорош собой, владел княжеством, был богат, а его избранница стала бы принцессой!

    Почти шесть лет он прожил с актрисой Жизель Паскаль. Они были ровесники и имели много общих интересов: катались на яхте летом и на лыжах зимой, увлекались театром. Ходили слухи об их скорой свадьбе, но она так и не состоялась: молодые люди считали, что им и так хорошо, а потом отношения исчерпали себя и они просто расстались.

    А в 1955 году князь Ренье познакомился с Грейс Келли, к тому времени получившей «Оскара» как лучшая актриса года (за фильм «Сельская девушка») и снявшейся в 11 фильмах.

    Молодые люди сразу понравились друг другу. Их отношения сначала складывались как обмен любезностями в письмах, но эта переписка дала толчок более интимным отношениям, и уже к Рождеству того же года Ренье посетил Америку, где познакомился с родителями Грейс. Через несколько дней он сделал официальное предложение, на что Джек Келли ответил, что ему когда-то нагадали на картах что-то подобное.

    Официально о помолвке было объявлено 5 января 1956 года в Монако. Это было похоже на сказку: настоящий принц женится на прекрасной кинозвезде. И, как в настоящей сказке, была в этой истории и злая колдунья.

    По преданию, в XIII веке в Монако был принц Ренье I, имевший репутацию отважного моряка и удачливого любовника. Ходили слухи, что однажды он похитил прекрасную фламандку, сделал ее своей любовницей, а потом бросил. Женщина превратилась в ведьму и, чтобы отплатить за свое несчастье, наслала на Ренье и всех его потомков проклятие: никто из Гримальди не будет счастлив в браке. Можно отнестись к этому проклятию как к легенде, но действительно, Чарльз III, Альберт I, Луи II, Шарлотта не были счастливы в браке. Но сказка не была бы сказкой, если бы добро не победило. Ренье и Греис вопреки проклятию в любви и согласии прожили 26 лет. В сентябре 1982 года в результате переутомления у Греис произошло кровоизлияние в мозг во время управления автомобилем. Она не справилась с управлением, машина на большой скорости пробила заграждение и упала с обрыва. Принцесса Греис получила многочисленные переломы и второе, более обширное кровоизлияние. Врачи ничем не смогли ей помочь, и 14 сентября она умерла.

    Вскоре после смерти принцессы Грейс один священник, Пьетро Пинтус, предложил причислить ее к лику святых, но члены ее семьи скептически отнеслись к этой идее. Принцесса Греис никогда не вмешивалась в политику или управление, она занималась всем, что касалось искусства, общественной жизни, княжеской семьи. После замужества, став принцессой Грейс, она уже не могла сниматься в кино, поэтому нашла выход в поэтических чтениях и любительских театральных постановках. Она также писала статьи, в соавторстве с Гвеном Роббинсом написала книгу «Сад цветов» (об аранжировке цветов), написала сценарий «Новые формы в аранжировке цветов» и сняла документальный фильм по нему, сыграв еще и главную роль, а также принимала участие в телевизионных программах римской католической конгрегации Креста Господня. Она рисовала, составляла коллажи и училась в гончарной мастерской. Грейс никогда не сидела без дела каждую свободную минуту она посвящала рукоделию. Она так увлекалась вышиванием, что даже создала клуб любителей вышивки. Особенно много внимания она уделяла воспитанию детей Каролины Луизы Маргариты, Альберта Луи Пьера и Стефании Мари Элизабет (она всегда мечтала иметь троих детей).

    Ренье и Греис создали дружную семью, отношения в которой были ровными и теплыми, и тепло их семейного очага согревало и согревает души монегасков. А экономическая политика, проводимая князем, способствует повышению уровня жизни и улучшению благосостояния жителей княжества. Престиж Монако растет с каждым годом: здесь проходят симпозиумы и конференции, кинофестиваль, балетный фестиваль и фестиваль циркового искусства, спортивные соревнования, самые роскошные приемы и балы. И княжеская семья делает все возможное, чтобы поднять авторитет своей страны еще выше.

    После смерти Греис роль первой леди княжества исполняет принцесса Каролина, часть обязанностей взяла на себя Стефания.

    Принц Альберт готовится к выполнению своей миссии под чутким руководством Ренье: присутствует на собраниях рядом с отцом, председательствует в различных комитетах. Альберт получил высшее образование в университете в Амхерсте (Массачусетс), закончив факультет политологии, затем в США и Франции он прошел практический курс маркетинга и менеджмента. Принц серьезно занимается бобслеем, даже принимал участие в Олимпиаде-88 в Калгари, в последнее время он увлекся альпинизмом.

    Принц пока еще не женат, но это обстоятельство его нимало не беспокоит: во-первых, он еще не стар, а во-вторых, ему незачем особенно беспокоиться о продолжении рода, ведь у Каролины уже есть трое детей, так что преемственность обеспечена.

    ЯГЕЛЛОНЫ (ЯГАЙЛО)

    Ягайло (по-польски Ягелло) — великий князь Великого княжества Литовского с 1377 года, позже польский король с 1386 года. Годы жизни — 1350–1434. Сын Ольгерда и тверской княжны Ульяны, внук легендарного князя Гедимина, родоначальник династии Ягеллонов.

    Дед Ягайло — великий князь Гедимин (Гедиминас) вошел в историю как основатель новой столицы Великого Литовского княжества — Вильно. Впоследствии этот древнеславянскии город станет столицей современной Литвы — Вильнюсом. Короной Гедимина венчались на княжение все последующие великие князья. В истории Литовского княжества она имеет такое же символическое (историческое) значение, как и Шапка Мономаха в истории России.

    Со времен Гедимина начали складываться особые отношения между Литовским княжеством и возрождавшейся после татаро-монгольского ига Русью. За первенство на Руси боролись московский и тверской княжеские дома, потомки древних Рюриковичей.

    Гедимин выдал свою дочь Марию за тверского князя и поддерживал Тверь в борьбе против Москвы (соперничая с Иваном I Калитой, заключил союз с Тверью). Но позже другая дочь Гедимина, Августа-Анастасия, вышла замуж за московского князя Семиона Гордого, сына великого князя Ивана Калиты. Все это в дальнейшем приведет к тому, что многие князья в Вильно будут иметь жен из Москвы, московские государи — из Вильно.

    Гедимин не принял крещения и остался язычником. При нем в Вильно был создан языческий храм. Он состоял из башни, исписанной таинственными письменами, и дубовой рощи. У столетнего священного дуба горел огонь, обитали священные змеи. За всем этим приглядывали девы-жрицы — войделотки. Они не могли выходить замуж, вся их жизнь была посвящена богам. В башне обитал верховный жрец-прорицатель Криве Кривейто, строгий страж обычаев и хранитель мудрости предков.

    Но Гедимин не был противником новой веры — православия. Поэтому большая часть населения Литовского княжества была православной и подчинялась духовной власти московского митрополита. Чтобы не зависеть от Москвы, Гедимин вытребовал от константинопольского патриарха митрополита для Великого княжества — грека Феафила. Сам Гедимин во второй раз женился на православной княжне и окрестил всех своих пятерых детей.

    Погиб Гедимин во время осады крепости крестоносцев Баербурга.

    Корону он завещал своему младшему сыну — Евнутию. Старшие сыновья — Ольгерд (Альгирдас) и Кейстут (Кястутис) свергли брата с престола, и он убежал в Москву. Великим князем стал Ольгерд, а Кейстута стал соправителем.

    При Ольгерде Великое Литовское княжество достигло своего расцвета. Не один раз наносил он сокрушительные удары по рыцарям-крестоносцам. Его войска трижды подходили к стенам Москвы, правда, здесь походы все-таки окончились неудачей, Москву Ольгерд взять не смог. На реке Синие Воды он разгромил татаро-монголов и их союзников — киевских князей. После его побед и завоеваний Великое княжество простиралось от Балтийского моря до Черного. Оно вошло в число самых крупных и влиятельных европейских стран.

    Несмотря на то что он был крещен, Ольгерд завещал похоронить себя по языческому обычаю. Его тело сожгли на священном огне вместе с его любимым боевым конем.

    Ягайло — сын Ольгерда от тверской княжны Ульяны — с детства мечтал стать продолжателем военных и политических успехов своего отца. От матери он слышал рассказы о борьбе за власть между князьями Москвы и Твери. С юношеских лет Ягайло мечтал о великокняжеской шапке Гедимина.

    На пути к престолу стоял дядя Ягайло — Кейстут. Сначала Кейстут уступил племяннику, но потом решил бороться за власть. По приказанию Ягайло его задушили в подземелье Кревского замка. В это же подземелье бросили жену Кейстута Бируту и его взрослого сына Витовта (Витаутаса).

    Бирута была войделоткой — жрицей языческого храма. Когда-то Кейстут силой взял ее в жены. Согласно одним преданиям, ее утопили в реке, по другим — она вернулась в храм. Витовт сумел бежать из Кревского замка, переодевшись в платье своей жены. Он нашел убежище у немецких рыцарей-крестоносцев. Так Ягайло овладел литовским престолом.

    В первые годы правления Ягайло проводил политику сотрудничества с Тевтонским орденом, направленную против враждебных великому князю групп феодалов и оказавшуюся глубоко опасной для независимости Литвы. В союзе с ханом Мамаем он даже выступал в 1380 году против Московского княжества.

    В Москве тогда княжил знаменитый своей победой над татаро-монголами Дмитрий Донской. Ягайло захотел взять в жены дочь московского князя и отправил к нему сватов. Дмитрий Донской согласился, но потребовал признать зависимость Великого княжества от Москвы. Ягайло, само собой, отказался.

    В это время к нему и обратились посланцы от польской шляхты с предложением жениться на наследнице польского престола Ядвиге, дочери венгерского короля Людовика Великого. Поляки давно хотели заключить союз с Великим княжеством, чтобы воспользоваться его военной мощью и укрепить положение ослабленной войнами и междоусобицами Польши.

    В борьбе между собой, с соседями и немецкими рыцарями-крестоносцами один за другим на польском троне сменялись короли династии Пястов. После смерти последнего представителя этого королевского рода польская знать избрала на польский престол его дальнего родственника — венгерского короля Людовика Великого.

    Людовик хотел объединить Венгрию, Польшу, Австрию и Бранденбург. У него было три дочери: Екатерина, Мария и Ядвига. Он отдал польскую корону старшей — Екатерине, но она неожиданно умирает. Тогда решено было сделать польской королевой Марию. В это время умер сам Людовик Великий, и Мария заняла венгерский престол. Так польская корона досталась пятнадцатилетней Ядвиге.

    Ядвига уже была помолвлена с наследником австрийского престола эрцгерцогом Вильгельмом. По легенде, она очень любила своего жениха, но краковский епископ уговорил религиозную Ядвигу пойти замуж за Ягайло, который обещал, получив королевскую корону, крестить жителей Великого княжества по католическому обряду. Чтобы избежать ссоры с Австрией, Ягайло заплатил эрцгерцогу двести тысяч золотых, и Вильгельм отказался от красавицы Ядвиги.

    Женившись на польской королеве Ядвиге и приняв католичество, Ягайло становится польским королем под именем Владислава II, а Литва входит в состав Польши. Его коронацию признали и римский папа и германский император. (Возникает забавный вопрос: а на каком же языке разговаривали молодожены, ведь Ядвига не знала ни литовского, ни польского, ни старобелорусского языка, который был государственным в Великом княжестве, а Ягайло не понимал венгерского, родного языка своей невесты?)

    Итак, опасность, угрожавшая Литве и Польше со стороны Тевтонского ордена, привела к объединению сил этих государств, что было очень важно, учитывая постоянную военную угрозу со стороны рыцарей-крестоносцев. Литовский народ был насильно обращен в католическую веру.

    Ягайло хотел окончательно присоединить к Польше свои владения — Великое Литовское княжество. По его приказу в языческом храме Вильно погасили священный огонь, убили змей и срубили столетний дуб. Не тронута была только башня главного жреца Криве-Кривейто, потому что, по преданию, надпись на ее стенах утверждала, что, как только выпадет последний камень башни, пресечется род великих князей, и Ягайло испугался древнего пророчества своих предков. Эта башня до сих пор украшает центр современного Вильнюса.

    Литовцы-язычники без сопротивления приняли крещение. Многие даже старались креститься дважды, потому что каждому, кто приходил в костел, давали кафтан и красные сапоги. В Вильно поселился и первый католический епископ — духовник королевы Ядвиги.

    Но среди литовских и русских феодалов началось движение против Ягайло. Православные жители городов Великого княжества — Вильно, Гродно, Новофудка, Полоцка, Турова, Киева — не соглашались переходить в католичество. Их недовольство использовал князь Витовт, сын казненного Кейстута. Он начал борьбу против Ягайло за независимость Литовского княжества от Польши.

    Война длилась более семи лет. Большая часть жителей княжества поддержала Витовта, и Ягайло пришлось пойти на уступки. По Островскому договору 1392 года, он был вынужден признать Витовта великим князем Литвы, сохранив за собой в Литве лишь номинальную (символическую) власть. Ягайло остался только польским королем, согласившись на то, чтобы Великое княжество осталось независимым.

    Оба государства заключили союз, который сыграл решающее значение в борьбе с Тевтонским орденом. Объединив свои военные силы, при участии русских полков и чешских отрядов, Ягайло и Витовт 15 июля 1410 года в знаменитой битве при Грюнвальде разгромили крестоносцев. Политическое значение этой победы славян трудно переоценить. Рыцари-крестоносцы не только получили очередной отпор. Их военная мощь была подорвана, и после этого поражения немецкие рыцари прекратили свои набеги на славянские земли.

    Великий князь Витовт впоследствии прославился воинскими победами. При нем Литовское княжество достигло самых больших размеров.

    Свою дочь Софию он выдал замуж за сына Дмитрия Донского — московского князя Василия. Тем не менее, полки Витовта не однажды появлялись у стен Москвы. Витовт захватил Смоленск. Но, к счастью для русской земли, слава литовского народа закончилась вместе с Витовтом. В 1430 году от неожиданно умирает, и умирает от досады. По легенде, ему очень хотелось называться литовским королем. И Ягайло и римский папа не были против этого. Но польские паны не желали признавать отделения Литвы от Польши и тайно старались этому помешать. На свою коронацию ничего не подозревающий Витовт созвал гостей со всех частей света. К нему съехались князья русские и польские, татарские ханы, послы греческого императора, сам Ягайло. В течение семи недель продолжались богатые пиры. Но когда приехал долгожданный римский посол, он привез от Папы отказ. Витовт так огорчился, что заболел, и через несколько дней скончался.

    Ягайло (Владислав II) вошел в историю как основатель новой польской королевской династии, названной по его имени Ягеллонами, которая долгое время правила Польшей (1386–1572 гг.) Позже ее представители занимали престолы Венгрии и Чехии.

    После смерти Ягайло в 1434 году польскую корону унаследовал его старший сын Владислав III. В 1440 году он был избран также королем Венгрии. Младший сын Ягайло Казимир (1427–1492) был втом же 1440 году избран великим князем литовским, а после гибели Владислава III в 1444 году в битве при Варне был избран польскими феодалами польским королем — под именем Казимир IV Яггелончик (1447–1492). Он успешно завершил Тринадцатилетнюю войну (1454–1466) Польши с Тевтонским орденом. Победа Польши была закреплена Торуньским миром 1466 года, по которому к Польше отошли Восточное Поморье (с Гданьском), земли Хелминьская и Михайловская и др. Тевтонский орден признал себя вассалом польского короля.

    Таким образом, была восстановлена польско-литовская династическая уния. В 1471 году Владислав, старший сын Казимира IV Ягеллончика, стал королем Чехии, а с 1490 года — и Венгрии.

    Избрание в 1492 году преемниками Казимира IV его сыновей Яна Ольбрахта в Польше и Александра в Литве разорвало унию обоих государств, которая, однако, была восстановлена в 1501 году в связи с избранием великого князя литовского Александра польским королем. Уния Польши и Литвы укрепилась при двух последних представителях Яггелонов в Польше и Литве — младшем сыне Казимира IV, Сигизмунде I Старом, и сыне последнего — Сигизмунде II Августе.

    Со смертью Сигизмунда II Августа в 1572 году династия Ягеллонов прекратилась. Венгро-чешская линия Ягеллонов пресеклась в 1526 году, когда сын Владислава Людовик погиб в битве при Мохаче.

    ГОГЕНЦОЛЛЕРНЫ

    Вояки на троне

    Династия бранденбургских курфюрстов в 1415–1701 гг., Гогенцоллерны — прусских королей в 1701–1918 гг., германских императоров в 1871–1918 гг.

    Фридрих Вильгельм (1620–1688), курфюрст Бранденбургский с 1640 года, известен как Великий курфюрст. При нем с Бранденбургом окончательно соединены герцогство Пруссия и ряд других земель.

    Фридрих I возвысил герцогство Пруссию до королевства и в 1701 году надел королевскую корону.

    Он окружил себя великолепным двором и точно соблюдал церемониалы придворного этикета. Фридрих I праздновал счастливые события своего правления с такой изысканной роскошью, что приводил в изумление соседей и в благоговейный трепет — народ. Наружному блеску он умел придать вид внутреннего достоинства. По его велению были созданы превосходнейшие образцы искусства, в Берлине была основана академия, возглавил которую величайший мыслитель того времени Лейбниц.

    А столицу Пруссии называли не иначе как германскими Афинами. Фридрих Вильгельм I (1688–1786) — прусский король с 1740 г., получил прозвище «фельдфебель на троне». Он повел политику экономии, отменив придворные праздники и отдав освободившиеся деньги на смотры и парады войск. Государство приняло воинственный вид, а Берлин стали называть Спартой.

    Фридрих Вильгельм не жаловал образование, но любил музыку, особенно произведения Генделя. Кроме того, король любил охоту и посвящал ей почти весь свой досуг.

    Фридрих Вильгельм II (1712–1797) — прусский король с 1797 года, в детстве был слабым и болезненным и отличался от сверстников задумчивостью. Чтобы укрепить его здоровье, Фридриха заставляли выполнять различные физические упражнения, а при первой же возможности нарядили в мундир и определили на службу. В 17 лет он был уже полковником.

    Но военные занятия претили принцу, и он часто выступал против них. Кроме того, неудовольствие его отца вызывала и любовь сына к шахматам, которые Фридрих Вильгельм просто ненавидел, и игра на флейте, и страсть к стихосложению… Все вместе привело к размолвке между отцом и сыном, в результате которой король потребовал, чтобы Фридрих отказался от своих прав на престол в пользу младшего брата Августа, во всем послушного отцу. Наследник решительно отказался.

    Обстановка накалялась, и тогда Фридрих решил бежать из страны, но попытка сорвалась, его друга и сообщника казнили, а принца заключили в крепость. Примирение между отцом и сыном состоялось лишь после свадьбы принцессы Вильгельмины с принцем Бейрейтским, условием которой было освобождение Фридриха из заточения.

    Став королем, Фридрих реформировал армию, сделав ее образцовой, и стал одним из величайших полководцев в истории. Он обогатил военное искусство знаменитым теперь косым боевым порядком. Его изречение «Солдат должен бояться палки капрала больше, чем пули врага» стало крылатым. Этого короля называли «Великим Фрицем», русская императрица Елизавета величала его «прусским Надир-шахом», а ее родной племянник — «одним из величайших героев мира». Вольтер льстиво называл его «северным Соломоном». Фридрих Великий стал известен в основном как воин.

    Но на самом деле из 46 лет своего правления он воевал в общей сложности не больше 15, а последние двадцать три года его царствования вообще прошли мирно.

    Фридрих Вильгельм IV проводил линию на сословно-общегосударственное развитие (Объединенный ландтаг 1847 года). Вследствие психического заболевания и бездетности наследным принцем был объявлен его брат, принц Фридрих Вильгельм Людвиг, ставший впоследствии королем Пруссии Вильгельмом.

    Вильгельм I (1797–1888), второй сын Фридриха Вильгельма III стал первым германским императором. По происхождению был принцем, по призванию и образованию — генералом. Он не должен был унаследовать трон своего отца, поэтому получил одностороннее, чисто военное воспитание и прозвище «картечный принц». Прежде всего он был офицером, но и военным политиком, специалистом по вооружениям и военным организатором. Его политическим идеалом был Фридрих Великий. Подобно Великому курфюрсту, он старался держать войска в постоянной боеготовности.

    Вильгельм получил королевскую власть в возрасте 60 лет, а до этого был временным заместителем короля, наследным принцем, регентом.

    Придя к власти, немедленно приступил к изменению программного курса («Новая эра»), концепцию которого составил лично. Разумеется, в основе концепции лежала милитаризация страны. Смена курса вызвала естественную реакцию сопротивления. В результате чего Вильгельм отправил в отставку кабинет министров и даже подумывал об отречении от престола. Но его преемник отказался войти во власть в столь трудное время, и Вильгельм передумал. Он нашел выход в назначении на пост главы кабинета Отто фон Бисмарка, посла в Париже.

    Вильгельм правил в общей сложности 30 лет, из них 17 — в качестве императора. Первые годы его императорства вошли в историю как «весна империи». Вильгельм I осуществил объединение Германии на прусско-милитаристской основе; укреплял господство в стране юнкерско-буржуазного блока, вел борьбу против клерикально-партикуляристской оппозиции («Культуркампф»), провозгласил некоторые социальные реформы.

    Он один из главных организаторов Тройственного союза (1882), военно-политического блока Германии, Австро-Венгрии и Италии.

    Он не был интеллектуалом, легко поддавался влиянию, но отличался последовательностью и прагматичностью в действиях, сумел развить в себе качества лидера, благодаря чему занял ведущее место среди монархов XIX века. Но при всем том его историческое место — в тени Отто фон Бисмарка. Однако даже в 90 лет Вильгельм не желал превращаться в чисто представительскую фигуру при великом канцлере. До самого конца Бисмарку, приступая к любой серьезной операции, приходилось сначала убедить императора в своей правоте.

    Вильгельм был живым воплощением прусских добродетелей: точности, бережливости, верности долгу, жесткого и требовательного отношения к подчиненным и к самому себе. Он, олицетворяя собой соединение духа старой прусской империи и нового германского начала, пользовался симпатией широких слоев населения, которая усилилась после двух покушений на него в 1878 году (во время второго Вильгельм, получив два заряда дроби в голову, спину и руку, выжил лишь чудом).

    Фридрих III — германский император. Его называют императором возможностей. Его жизнь была ожиданием и подготовкой, но, когда наконец пришла пора царствовать, он был уже смертельно болен (рак гортани) и не мог говорить.

    Он мог стать королем раньше, когда в минуту слабости Вильгельм был готов отказаться от власти, но он был честен и любил отца, поэтому не захотел воспользоваться ситуацией.

    Между прочим, он стал первым Гогенцоллерном, получившим университетское образование. 99 дней правления Фридриха III оставили впечатление о нем как о дисциплинированном, достойном и благородном человеке, который показал, что способен правильно действовать в экстремальной ситуации.

    Как бы ни было кратко время его правления, Фридрих успел наметить пути изменения политического курса, произошедшие при его преемнике.

    Вильгельм II (1859–1941) германский император и прусский король в 1888–1918 гг. Вильгельм II родился в семье прусского наследного принца. Роды оказались тяжелыми, в результате неловкости врача, помогавшего роженице, у ребенка произошел разрыв нервов, связывающих плечевое сплетение с шейным участком спинного мозга, — левая рука мальчика безжизненно висела и была ни на что непригодна (кроме того, возникла некоторая кривошеесть). Чего только не пришлось пережить бедному ребенку по приказу докторов: ему привязывали правую руку к туловищу в надежде, что он начнет пользоваться левой, прикладывали к больной руке свежеубитых животных, вытягивали и распрямляли руку с помощью специально сконструированной «рукораспрямительной машины», несколько лет он носил «машины для прямодержания головы». Видя страдания мальчика, родители все-таки решились на операцию по рассечению шейной кивательной мышцы, после чего кривошеесть исчезла.

    Все эти операции тяжело отразились на психическом состоянии Вильгельма, усугубив легкое повреждение мозга, полученное им при рождении. (Кто знает, как бы повернулась история, если бы этот уродец не выжил!) С детства он отличался некоторым верхоглядством и ленью в учебе, душевной холодностью и высокомерием. Неимоверных усилий стоило родителям заставить непокорного Вильгельма закончить школу. Потом его пристроили в Боннский университет, но вскоре у принца обнаружилось хроническое инфекционное заболевание правого уха, вызвавшее опасение за его рассудок и жизнь. По поводу этой болезни принца обследовал английский хирург, он первым высказал сомнение в психической нормальности прусского принца. Он предсказал, что Вильгельм «никогда не сможет быть нормальным человеком» и что время от времени у него будут случаться припадки ярости, а его вступление на престол «возможно, создаст опасность для всей Европы».

    И в самом деле, только-только взойдя на престол, он пригрозил: «Горе тем, кому я буду приказывать!», он предупреждал, что «разнесет в клочья» любого противника. Современники отмечали у него манию величия. Агрессивность Вильгельма носила столь выраженный характер, что он выплескивал ее даже против собственного народа, против аристократов — ему было все равно. Повернув кольца на своих пальцах камнями внутрь, при рукопожатии он любил причинять такую боль, что у посетителей из глаз лились слезы. Русского великого князя он ударил маршальским жезлом по спине, а болгарскому царю публично дал увесистого пинка под зад. Забавляясь, он мог заставить пожилых генералов приседать, а однажды во время утренней зарядки перерезал ножом подтяжки одному из старших офицеров.

    За 10 лег правления Вильгельма II соотношение сил между императором и правительством радикально изменилось: если Бисмарк правил фактически единовластно, то теперь единственным правителем был Вильгельм, а канцлер и министры превратились в бессловесных исполнителей его воли.

    Во внешней политике был взят курс на угрозы то одной, то другой великой державе, что привело сначала к подрыву отношений, а потом и к прямому противостоянию. В 1897 году императора посетила мысль создать военно-морской флот.

    Люди посвященные сразу поняли, что удар будет нацелен на Англию с целью отвоевать у нее мировое господство (если разобраться, то на самом деле это была месть нелюбимого ребенка матери, урожденной английской принцессе). Претензия на статус «мировой империи» толкала Вильгельма к участию в любых конфликтах, где бы они не возникали.

    К 1914 году Вильгельм так распалил себя, что после выстрелов в Сараево он без раздумий дал указания военным и министерству иностранных дел. Война назревала давно, германскому императору нужен был лишь предлог, и он его получил. Но эта последняя вспышка бурной деятельности ввергла императора в пучину нескончаемых депрессий, из которых он не смог выйти до конца жизни. Это почти невероятно, но факт: воинственный Вильгельм ни разу не попытался принять верховное командование армией на себя. Иногда у него случались вспышки дикой, необузданной агрессивности. Во время такого припадка он отдал приказ уморить голодом 90 тысяч русских военнопленных.

    Во время войны Вильгельм не изменил своим привычкам. В то время как посланные им на войну солдаты мерзли в окопах, голодали и умирали, их император наслаждался роскошью и теплом домашнего очага.

    Каково было видеть военным, которые проливали свою кровь за абсурдную идею, Вильгельма, беззаботно играющего в теннис?

    После провала наступления весной 1918 года президент США Вильсон потребовал отречения Вильгельма II. Политики и генералы приняли это условия, но Вильгельм еще пытался торговаться. В результате канцлер империи Макс Баденский объявил об отречении императора и наследного принца, а социал-демократ Шейдеман провозгласил Германию республикой.

    10 ноября бывший германский император Вильгельм II со свитой из 70 человек покинул Германию, чтобы навсегда поселиться в Голландии.

    Именно в Голландии 28 ноября 1918 года он подписал формальный акт отречения. Но до самой смерти 4 июня 1941 года он надеялся, что в Германии возможна реставрация монархии Гогенцоллернов и он еще вернется на трон…

    МЕДИЧИ

    Медики — банкиры — герцоги — папы римские — меценаты и интриганы

    Ставшие известными всему миру представители рода Медичи происходили из Флоренции. Их династия пришла к процветанию и мировой известности после долгого восхождения по социальной лестнице: от аптекарства и врачевания (что нашло отражение в фамилии и гербе) до вершин светской и духовной власти. История княжества, и особенно захватившей в нем власть семьи Медичи, — это череда интриг, убийств и разврата. Слово «флорентиец» до сих пор является синонимом двуличия и изворотливости.

    Из семьи Медичи происходили Папы Римские Лев Х и Климент VII, несчетное количество кардиналов и две могущественные французские королевы — Екатерина и Мария, давшие жизнь четырем королям Франции.

    Все Медичи имели глаза навыкате, были смуглыми и толстыми; они прекрасно разбирались в искусстве (Лоренцо Великолепный, например, был поэтом, а библиотека Медичи была одной из богатейших библиотек того времени и насчитывала, кроме шедевров античности, трактаты гуманистов и архитекторов-новаторов эпохи Возрождения) и были просто одержимы коллекционированием драгоценностей. Кстати, именно благодаря флорентинкам французская корона приобрела многие шедевры ювелирного искусства. (Например, «Неаполитанское яйцо» — рубин фиолетового оттенка с большой грушевидной жемчужиной, «Миланский шип» — бриллиант с шестью верхушками и «Генуэзская таблица» — продолговатый рогатый бриллиант. Среди других сокровищ, привезенных во Францию, находился шедевр Валерио Белли Виченцино — самого знаменитого огранщика драгоценных камней того времени: футляр из горного хрусталя для евхаристических запасов, на котором были изображены 21 сцена из жизни Христа — от Поклонения волхвов до Вознесения.) Они умели зарабатывать деньги, но и тратили их с поистине королевским размахом.

    Медичи правили Флоренцией, за исключением краткого периода в начале XVI в., с 1430 года до смерти последнего великого герцога ДжанаГастоне в 1737 году.

    Медичи стали набирать политический вес во времена Флорентийской республики (которую они же потом превратили в Флорентийскую синьорию). В XIII веке они уже были допущены к выборным должностям республики и входили в число крупнейших банкиров того (и последующего) времени. Но несмотря на все это, Медичи не были допущены в круг аристократов. Это обстоятельство сослужило семье добрую службу: выступая от народной партии, они подняли восстание против правящих тогда Альбицци. И, поддержанные народом, победили. В последующее столетие популярность семьи только увеличивалась. В начале XV века Джованни Медичи, прозванный де Биччи, вошел в состав правительства, а в 1421 году он стал знаменосцем (то есть фактически— руководителем) республики.

    При нем Флоренция — город-государство — становится мощной международной державой и богатым культурным центром. В 1426 году он приказал обложить налогом имущество богачей. Он принимал участие во всех заказах на произведения искусства и во всех акциях общественного милосердия, например во время эпидемии чумы.

    После смерти Джованни в 1428 году его место занял сын Козимо, под давлением дворянской партии вынужденный отправиться в изгнание в 1433 году. Спустя 10 лет он с триумфом возвращается, и его сразу же избирают знаменосцем. С этого момента и до самой смерти в 1464 году Козимо единолично правил Флоренцией, а покровителем семьи стал святой Козимо. У него не было никакого титула, а только поддержка народа.

    Козимо был столь популярен в народе, что его сын Пьеро, прозванный Подагриком, без проблем занял место отца. Пьеро правил всего четыре года, но его правление было отмечено замечательным событием: французский король Людовик XI, из желания выразить свое уважение, разрешает Медичи поместить в геральдическую эмблему три французские лилии (на золотом поле пять красных кругов, увенчанных главным лазоревым кругом, в верхней части — старинная корона, украшенная золотым распустившимся цветком лилии). С этого времени и до угасания династии флорентийские Медичи всегда имели особые отношения с французской короной, нашедшие свое отражение в браке двух французских принцев с флорентийскими принцессами.

    Старший сын Пьеро Лоренцо, прозванный Великолепным, пришел к власти в 1469 году, в 20 лет, но он уже был знаменит своей политической зрелостью, культурой и художественным вкусом. Он продолжал и расширял дело своих предков во всех областях, отдавая в распоряжение общины и жертвуя на благотворительные цели свое огромное состояние. Поэт и эрудит, он, как и его младший брат Джулиано, стал блестящим примером для подражания всей флорентийской молодежи. Благодаря обоим братьям празднества, состязания и турниры сменяют друг друга.

    Литературное наследие Лоренцо Великолепного — неоплатоническая поэзия любви, карнавальная лирика в формах народной песни (в том числе «Триумф Вакха и Ариадны», 1490), религиозные стихи (лауды), антиклерикальная «Новелла о Джакоппо».

    В 1492 году, после смерти Лоренцо, его сын Пьеро, прозванный Несчастным, не сумел сохранить власть: 9 ноября 1494 года Флорентийская синьория примет декрет, навсегда изгоняющий Медичи из Флоренции. Художественные ценности семьи подверглись разграблению.

    Дружески настроенный по отношению к Медичи, Папа Римский Юлий II решил помочь им вернуть власть. В 1512 году он поручил кардиналу Джованни Медичи напасть на Флоренцию. 1 сентября того же года Джулиано Медичи взял управление Флоренцией в свои руки. Имея мягкий и приветливый характер, он прилагал все свои силы, чтобы восстановить согласие между партиями, когда его брат Джованни был избран Папой Римским под именем Льва X. Уже во время конклава Лев Х заявил: «Давайте будем наслаждаться папством, которое ниспослал нам Бог!» (и наслаждался!).

    Лев Х вызвал брата в Рим, где Джулиано должен был принять командование папскими войсками. Направленный ко двору Франции в 1515 году, он добился руки Филиберты Савойской, тетки короля, и в придачу к ней — титул герцога Немурского. Этот союз французской короны и семьи Медичи, скрепленный браком, однако, ни к чему не привел: Джулиано умер всего лишь через год после свадьбы и не оставил законных наследников.

    Тогда Джованни (он же Лев X) обратил свой взор на Лоренцо, сына Пьеро Несчастного. Лоренцо установил во Флоренции авторитарный стиль правления. Лев X, более всего интересовавшийся делами семьи и выступление Лютера считавший всего лишь очередной склокой, направил свои войска на Урбино, изгнал оттуда местного герцога и передал герцогство своему племяннику. Так Медичи получили титул.

    Между Лоренцо и французской принцессой крови Мадлен де Ла Тур Д'Овернь был заключен брачный союз. Герцогиня ждала ребенка. Казалось, все благоприятствовало молодой чете: герцог сосредоточил в своих Руках всю полноту государственной власти, все полюбили приветливую иизящную герцогиню. Однако судьба распорядилась иначе: 13 апреля 1519 года у герцогини родилась дочь, названная Екатерина-Мария-Ромола, и в результате горячки мать умерла 28 апреля, а 4 мая от лихорадки; умер и Лоренцо. Таким образом, едва успев родиться, Екатерина стала ставкой в дипломатической игре. Детство ее было не особенно радостным. Вместе с Екатериной воспитывались и два незаконных Медичи: Ипполит, незаконный сын Джулиано и прозванный Моро (Мавром), Алеесандро и незаконный сын племянника Льва X, кардинала Джулио Медичи, ставшего в 1523 году Папой Римским Климентом VII.

    Во Флоренции все ожидали, что для сохранения престола в руках Медичи Екатерину выдадут замуж за Ипполита, но у Климента VII было свое мнение по этому вопросу. Во-первых, он хотел видеть мужем Екатерины своего собственного сына Алессандро, а во-вторых, он думал и о преемственности в Священной Коллегии. Поэтому прекрасно сложенному, умному, проницательному и образованному Ипполиту против воли в 20 лет пришлось стать кардиналом.

    Климент VII в течение своего одиннадцатилетнего понтификата вел политику профранцузскую балансирования, используя Франциска I против Карла V, и наоборот, прибегая в случае необходимости к помощи Генриха VIII Английского. Все ненавидели папу, Рим «оккупировали» проповедники-монахи, предсказывавшие скорый конец света и называвшие Климента VII Антихристом. Политика папы вызывала недовольство и у Австрийского императора, и у флорентийцев. Это недовольство вылилось в наступление на Ватикан, Медичи были изгнаны из Флоренции, а Климент VII бежал из Рима. Лишь к 1630 году Клименту удалось стабилизировать положение: он вновь захватил власть во Флоренции, поставил во, главе этого государства Алессандро и начал переговоры с императором Священной Римской империи о женитьбе Моро на Маргарите, незаконнорожденной дочери императора Карла V. В 1632 году Алессандро был провозглашен вечным и наследным герцогом Флоренции.

    Но судьба отмерила ему недолгий срок: уже в 1637 году Лоренцино Медичи убил «вечного» герцога. Престол унаследовал Козимо II, сын кузена Екатерины и ее товарищ по детским играм. Именно благодаря неудачам Климента VII, вынужденного искать сильного союзника, состоялся брак Екатерины с французским дофином.

    Позже она станет королевой Франции и подарит этой стране трех королей. Но о ней же говорили: «Хитрость и скрытность были основными методами ее правления», «Жадная до власти, без каких-либо нравственных или религиозных убеждений и угрызений совести, совершенно равнодушная как к злу, так и к добру». Ее заклеймили за то, что она допустила Варфоломеевскую ночь. Ее обвиняли в безбожии и колдовстве. Романисты и популярные писатели к своей выгоде использовали ее образ, из самых знаменитых — Бальзак, Мериме, Понсон дю Террайль, А. Дюма, Эжен Сю, Микеле Дзевако.

    А в это время во Флоренции события разворачиваются стремительно и часто трагически. Герцог Франческо-Мария I узнал о том, что его сестра Изабелла изменяет своему мужу, Паоло Джордано Орсини, герцогу Браччано. Не долго думая, Франческо-Мария сообщает шурину о своем открытии. Ревнивец задушил жену. Другой брат Изабеллы тоже отличился: он заколол кинжалом свою жену Элеонору. В центре смертельной интриги оказался и сам герцог: его любовница, Бьянка Капелло, ставшая впоследствии его второй женой, стремясь привязать к себе Великого герцога, купила трех еще не родившихся детей у их матерей: двое первых оказались девочками, которых она приказала задушить, а третьего — мальчика — предъявила Великому герцогу как его ребенка.

    Великий герцог Тосканский Франческо-Мария внезапно умер 19 октября 1587 года. Поговаривали об убийстве, отравлении. Его место занял брат, кардинал Фердинандо, оставивший кардинальский сан, чтобы стать Великим герцогом Тосканским под именем Фердинанда I.

    От первого брака у Франческо-Марии осталась дочь по имени Мария. Одна сиенская монахиня, Пасситея, предсказала Марии Медичи, что она станет королевой, поэтому упрямая Мария решила, что она станет королевой Франции, и никакой другой страны. Ей не раз делали предложения, но принцесса упорно отклоняла их, несмотря на несладкую сиротскую жизнь при дворе Фердинанда. Она ждала своего часа и дождалась в возрасте 27 лет она все-таки вышла замуж за французского короля Генриха IV. Это был брак по любви, но и по расчету: Мария принесла мужу самое большое приданое за всю историю Франции.

    Во время свадебных торжеств в 1600 году произошли два практически незамеченных современниками события: дали первую в истории музыки оперу — «Эвридика» Пери, и новой королеве Франции был представлен молодой талантливый, но пока никому неизвестный художник Питер Пауль Рубенс. Мария Медичи родила Людовика XIII, короля Франции, Елизавету, королеву Испанскую, Генриетту, несчастную королеву Английскую.

    Она прекрасно разбиралась в драгоценных камнях — впрочем, как и все Медичи, ее более прочих волновали бриллианты и жемчуг. Королева заставляла испытывать ужас тех, кто оказывался обладателем какого-нибудь красивого бриллианта: она изводила его до тех пор, пока ей не уступали желанный камень. Характерной чертой ее правления было то, что ни одно назначение на должность не обходилось без того, чтобы королева не получила денег «на булавки».

    С 1621 по 1670 год Флоренцией правил Фердинанд II, предпочитавший объятиям жены объятия своего молодого пажа графа Бруто дела Молары. Его сын, Козимо III, был воспитан своей глубоко набожной матерью и вырос ограниченным, серьезным и ревностным богомольцем, более подходящим для церковной, чем светской, карьеры. Уже в 1659 году о нем говорили, что он проявлял «признаки исключительного благочестия… он подвержен меланхолии сверх всяких обычных пределов… никогда не видно, чтобы принц улыбался». Он посещал пять или шесть храмов ежедневно, и величайшим наслаждением для него было принимать участие в религиозных процессиях.

    Козимо женился на Маргарите Луизе Орлеанской, внучке Марии Медичи. Но этот брак был обречен: Козимо был строгого и мрачного нрава и настолько не расположен к физическому контакту, что его даже подозревали в гомосексуализме. Маргарита, наоборот, была красива, отличалась чрезвычайной живостью, физической энергией и — гордостью, упрямством и эгоизмом. В Париже ей пришлось оставить возлюбленного, принца Карла Лотарингского, ибо она хотела быть королевой, а не великой герцогиней. К тому же ей не нравилась новая страна. Под давлением родственников она все-таки выполнила свой долг: родила Козимо наследника Фердинанда, дочь Анну-Марию и Джана-Гастоне. После этого ее отпустили на родину. Но ни у кого из ее детей не было потомства.

    Наследник Фердинанд женился на баварской принцессе Виоланте, но едва заключили соглашение о браке, он отправился на поиски новых знакомств с мужчинами и женщинами. Он получал удовольствие от «неприлично близких отношений с музыкантами». Его наставник изгнал из дома певца Петрилло, но в Венеции Фердинанд нашел ему замену, кастрата Чеканно де Кастриса, который оказал на него большое влияние. Во время следующего визита в Венецию он заболел сифилисом и вернулся в компании певички «Ватной куколки». Задолго до смерти он потерял память, его умственные и физические способности расстроились, он стал жертвой общего паралича. Кто-то верно подметил, что он стал «мучеником Венеры».

    Джан-Гастоне женился на богатой вдове графа Пфальцского АннеМарии, дочери герцога Саксен-Лауенбургского. Это была грубая, неряшливая женщина, огромная и грозная на вид. Она явно интересовалась только охотой, лошадьми и своими богемскими поместьями. Джан-Гастоне от семейной жизни пришел в ужас. Он сразу же невзлюбил богемскую деревню, запах лошадей и не стремился к физическому сближению со своей женой.

    За помощью он обратился к своему слуге Гвилиано Дами, человеку низкого происхождения, который стал его любовником, а позже сводником, и который оказывал на него огромное влияние. Так он приобрел склонность к забавам с отбросами общества, которую сохранил до конца дней.

    Козимо понял, что наследников от его детей ждать не приходится, поэтому как за последнюю надежду уцепился за своего брата кардинала франческо Мариа. Кардинал был полной противоположностью великому герцогу: жизнелюбивый, снисходительный к недостаткам, любящий мирские радости и прожорливый. Он скопил огромные богатства от своих церковных владений. Но к религиозным обязанностям относился легко. Брат уговорил его испросить освобождения от церковного сана, чтобы он мог жениться и стать отцом наследника великого герцогства. Но и этому проекту не суждено было свершиться, так как кардинал умер в 1711 году, не оставив детей.

    В 1723 году умер старый Козимо, правивший своей страной ни хорошо, ни плохо 53 года, и Джан-Гастоне, уже 52-летний и во многих отношениях преждевременно состарившийся, стал его преемником. Когда-то стройный, приятный юноша, теперь он был толстым, с тяжелым подбородком. Он мало интересовался делами управления, но хорошо подбирал министров, так что флорентийское правительство было в некотором смысле лучше, чем при его отце. Тяжелая рука церкви в защите устоявшихся норм морали несколько ослабела. Галилею был возвращен почет, и было разрешено публиковать произведения Гассенди. Налоговое бремя было несколько облегчено.

    Великий герцог смотрел на мир сквозь постоянный туман опьянения. Из лености и неряшливости он никогда не одевался за последние тридцать лет своей жизни и никогда не вставал с постели за последние восемь. Он принимал тех, кому он с неудовольствием разрешал к себе приблизиться, в сорочке без воротника, в длинном шейном платке и в ночном колпаке, изрядно испачканных нюхательным табаком. Он совершенно не обращал внимания на свою внешность: ногти на руках и ногах ему не стригли.

    В 1731 году в Вене собрались представители великих держав и договорились, что в случае смерти Джана-Гастоне герцогство должно перейти к Дону Карлосу, сыну короля Испании Филиппа V и Елизаветы Фарнезе.

    Но со временем Дон Карлос был заменен Франциском Стефаном, герцогом Лотарингским, мужем Марии-Терезии, ставшим впоследствии императором Франциском I.

    Джан-Гастоне смог заставить Франциска Стефана пообещать, что Флоренция никогда не будет включена в Австрийскую империю. Это было самым главным (и одним из последних) делом его жизни, так как обещание обеспечило будущую независимость Флоренции. Он был похоронен 14 июля 1737 года в соборе с большой пышностью Джан-Гастоне умер во время урагана, так же во время урагана шесть лет спустя умерла его сестра Анна-Мария, последняя Медичи.

    СТЮАРТЫ

    Стюарты — это королевская династия, правившая в Шотландии с 1371 года и в Англии в 1603–1649 и 1660–1714 годах. Происхождение эта династия ведет от старинного шотландского феодального рода, один из представителей которого получил придворное звание королевского управляющего — стюарта.

    В истории Англии есть особая страница, связанная с отношениями этой страны с ее северным соседом — Шотландией. Англичане на протяжении нескольких сот лет пытались подчинить ее себе. Особенно обострились эти отношения в период правления шотландской королевской династии Стюартов.

    Основателем династии считается управляющий дворцом короля Малькольма II граф Вальтер Стюарт, который женился на принцессе королевской крови, и его сын Роберт стал королем. Все продолжатели династии по мужской линии носили имя Яков. Яков I (1394–1437) был королем с 1406 года, но долгие годы провел в английском плену, куда попал еще ребенком. Только в 1424 году шотландцы выкупили его за сорок тысяч фунтов. Вернувшись домой, он повел войну против независимости крупных феодалов, конфисковывал у них земли, принудил к покорности кланы горной Шотландии, специальным актом парламента запретил союзы знати, и в результате был убит своими придворными во главе с его родным дядей.

    Четверо потомков Якова I носили такое же имя, и все они погибли вборьбе с англичанами. Был убит даже Яков IV (1488–1513), несмотря на то, что он породнился с королевским родом Англии, вступив в брак с дочерью Генриха VII Тюдора, родной сестрой Генриха VIII, Маргаритой. Но одна из самых ярких страниц рода Стюартов — это жизненная трагедия внучки Якова IV и Генриха VII Тюдора, шотландской королевы в 1560–1567 годах Марии Стюарт. Она претендовала на английский престол и в 1587 году была казнена королевой Елизаветой Тюдор. Пожалуй, ни об одной женщине в истории не создана такая богатая литература — драмы, биографии, дискуссии, романы (например, одноименная трагедия Ф. Шиллера). Вряд ли найдется женщина, которую бы рисовали так по-разному — то убийцей, то мученицей, то неумелой интриганкой, то святой. Сын Якова IV, Яков V, взял в жены дочь французского короля Франциска I Магдалину, а после ее смерти — французскую принцессу Марию Гиз. Ему пришлось вести войну со своим дядей — английским королем Генрихом VIII. В борьбе пали двое его сыновей, шотландская знать изменила своему королю и отказала в помощи. И Яков V сошел с ума и умер, оставив после себя дочь-наследницу Марию, которой было всего шесть дней от роду.

    С шести лет Мария Стюарт воспитывалась во Франции при королевском дворе. По достижении совершеннолетия она вышла замуж за наследника французской короны Франциска II. Но спустя всего год после вступления на престол Франциск II умер, и власть в стране взяла в свои руки Екатерина Медичи, мать десятилетнего Карла IX, к которому перешел трон. Марии Стюарт пришлось покинуть Париж и уехать в Реймс к родственнику Карлу Гизу, кардиналу Лотарингскому. Но в положении вдовы короля не было ничего привлекательного, и Мария решила вернуться на родину в Шотландию, где временным правителем страны был назначенный Елизаветой сводный брат Марии Джеймс Стюарт, побочный сын короля Якова V, впоследствии получивший титул графа Меррея.

    По дороге домой она потребовала от английской королевы Елизаветы I Тюдор, чтобы та пропустила ее через свои владения, но получила отказ. Так началась вражда двух королев.

    Протестантская Шотландия сурово приняла свою королеву, католичку по вероисповеданию, но так как ее права на престол ни у кого не вызывали сомнения, открытого выступления против Стюарт не последовало.

    Мария вела жизнь, к которой она привыкла при французском дворе: она давала роскошные балы и маскарады, выезжала на охоту, проводила католические богослужения. Из Франции за Марией Стюарт последовал ее горячий поклонник и почитатель Шателяр, поэт, певец, искатель приключений, внук знаменитого французского рыцаря Баярда. Однажды ночью влюбленный трубадур проник в спальню королевы. Проснувшись от его объятий и поцелуев, Мария от неожиданности закричала, и люди давно следившего за ней Меррея схватили Шателяра. Обвиненный в оскорблении ее королевского величества, он был казнен, а Марии, чтобы избежать обвинений в греховной связи, в 1565 году пришлось выйти замуж за графа Дарнлея.

    Генри Дарнлей был ее сводным братом, сыном вдовы короля Якова V, сестры Генриха VIII, и английского графа Леннокса. С этим браком Дарнлей получал титул короля Шотландии, а Меррей терял надежду на корону. С помощью вождей кланов он поднял мятеж, но Мария Стюарт, самолично возглавив войско своих приверженцев-католиков, легко разгромила своего сводного брата. После подавления восстания король Дарнлей обвинил свою жену в том, что его не допускают к власти и причина этого в близости Марии с ее секретарем Давидом Риччо, итальянцем по происхождению. Риччо прибыл ко двору королевы в свите савойского посла. Прекрасно образованный, с ясным, живым умом и тонким вкусом, он прекрасно пел, сочинял стихи, перекладывал их на музыку. Постепенно Риччо стал доверенным лицом и личным другом Марии Стюарт, и среди придворных начали ходить слухи, что Риччо — отец будущего ребенка шотландской королевы. Однажды ревнивый Дарнлей с несколькими своими приближенными поздно вечером явился в покои королевы, где она ужинала вместе со своими придворными. Заговорщики схватили несчастного Риччо, вытащили его в коридор и нанесли ему кинжалами пятьдесят с лишним ран. Спустя несколько месяцев Мария родила сына, будущего короля Якова VI. По легенде, Яков не выносил вида обнаженного оружия и падал в обморок, так на нем отразилась та страшная ночь, когда на глазах его матери произошло убийство.

    Мария Стюарт решила отомстить. Когда через какое-то время в поездке Дарнлей заболел оспой, Мария «заботливо» привезла больного супруга в Эдинбург, но поселила его в отдельном домике недалеко от дворца. И в 1567 году однажды ночью дом был взорван, а короля и его слугу нашли мертвыми в саду в одних рубашках. Убийство совершил граф Джеймс Босвел, который через несколько месяцев развелся со своей женой и стал мужем королевы. Но этот брак не понравился шотландской знати. Под руководством шотландских лордов вспыхнуло восстание, в результате которого Босвел бежал в Данию, а королеву взяли в плен. Вскоре королеву заставили отречься от шотландского престола в пользу малолетнего сына Якова. Регентом был назначен враг Марии Стюарт граф Меррей.

    После почти целого года заточения бывшей королеве помогает бежать влюбленный в нее юноша Уильям Дуглас. Через неделю она собрала шеститысячное войско, и 13 мая 1568 года брат и сестра Стюарты встретились на поле сражения. Битва при Лангсайде была короткой, но решающей. В Шотландии для Марии Стюарт было все потеряно навсегда. Через три дня она в рыбачьей лодке переправилась через Солуэйский залив и оказалась в английских владениях, где ее сразу же арестовали. Королеве предъявили обвинение в убийстве мужа, была создана комиссия по расследованию всех обстоятельств дела, главным обвиняемым выступил граф Меррей, но виновность Марии Стюарт доказать не смогли. Несмотря на это, шотландскую королеву почти двадцать лет возили из одной тюрьмы в другую. Католические королевские дворы Европы просили Елизавету отпустить свою узницу. Время от времени в Англии вспыхивали восстания католиков, направленные против протестантизма и королевы Елизаветы.

    Заговорщики знали, кого посадить на престол в случае успеха — королеву католического вероисповедания Марию Стюарт. В 1587 году был раскрыт очередной заговор, во главе которого стоял католик Антон Бабингтон. У заговорщиков были найдены письма Марии Стюарт. И по приказу Елизаветы следует новое обвинение в участии в заговоре и в покушении на жизнь английской королевы.

    Еще никто и никогда не решался судить королевское лицо, высший символ закона в государстве. Суд из пяти верховных судей и сорока пэров приговорил Марию Стюарт к смертной казни. На сотни лет вперед отныне был создан прецедент — казнь коронованного монарха. Без ссылки на этот прецедент невозможна была бы впоследствии казнь Карла I, правнука Стюартов, Людовика XVI и Марии Антуанетты. Единственное, что требовалось для завершения акта исторической трагедии, это подпись на смертном приговоре королевы Елизаветы, и приговор был подписан. По закону он должен был быть заверен большой государственной печатью, после приложения которой об этом должны были оповестить королеву.

    Но на этот раз, как только печать была поставлена, Вильям Сесиль, главный помощник Елизаветы в государственных делах и фаворит, поспешно организовал исполнение приговора. 8 февраля 1587 года Мария Стюарт взошла на эшафот. К своей смерти она готовилась тщательно: одела бальное платье с мехом, ее белье и перчатки были пунцового цвета, чтобы не видно было брызнувшей крови, на голове — гребенка в виде короны. Палач промахнулся, и удар топора пришелся именно по этой гребенке. Только третий удар закончил жизнь шотландской королевы Марии Стюарт.

    История свидетельствует, что Елизавета Тюдор, узнав о смерти Марии, пришла в ярость и велела строго наказать так спешно и усердно подготовивших казнь придворных. Но, быть может, английская королева тем самым проницательно скрыла перед королевскими дворами Европы и потомками свою вину и участие в этом деле.

    В 1603 году сын Марии, король Шотландии Яков VI, по завещанию бездетной Елизаветы, стал королем Англии, Шотландии и Ирландии под именем Якова I. Взойдя на престол в Лондоне, Яков приказал разрушить до основания замок, в котором последние годы томилась его мать, а ее тело перенести из небольшой католической капеллы в усыпальницу всех английских королей — Вестминстерское аббатство.

    Яков I и его сын Карл I были искренне убеждены в божественном происхождении своей власти. Они заявляли, что никто не вправе ставить под сомнение их решения и поступки. С этим мнением не соглашались некоторые их подданные.

    В 1632 году Карл I пригласил к своему двору фламандского художника Антониса Ван Дейка. Портреты работы Ван Дейка настолько понравились королю, что он возвел художника в рыцарское достоинство и назначил ему пенсию, чтобы тот остался в Англии.

    Время правления Якова I и Карла I (1625–1649 гг.) было периодом кризиса феодально-абсолютистской системы в Англии. Английская буржуазная революция XVII века привела в 1649 году к свержению монархии и установлению республики. Карл І — единственный английский король, который был казнен «как тиран, изменник, убийца и враг государства». Карлу I служил последний шут, живший при дворе английских королей, по имени Верзила Джон. Очевидно, после казни этого короля его наследникам было уже не до шуток.

    После реставрации монархии Карл II Стюарт (1660–1685) и Яков II Стюарт (1685–1688) пытались продолжать политику абсолютизма.

    Во времена правления Карла II произошла историческая попытка похищения драгоценностей английской короны. Ирландский авантюрист полковник Блад, одевшись священником, приехал в сокровищницу Тауэра вместе с женщиной, которую назвал своей женой. Во время осмотра королевских регалий женщина сделала вид, что упала в обморок. Пока охранники «приводили ее в чувство», Блад, оставшись наедине с хранителем сокровищницы, ударил его по голове, схватил скипетр, державу и корону и направился к ближайшему выходу. Но дорогу ему преградил сын хранителя, произошла короткая стычка, в результате которой Блад был арестован. Странно, но факт, что Блад не понес наказания за это преступление. Но еще удивительнее то, что Карл II даже назначил ему пенсию и выделил земельный участок. Предполагают, что Блад действовал по просьбе короля, который тогда остро нуждался в деньгах. В результате государственного переворота 1688–1689 годов (так называемой «Славной революции») на английский престол был посажен зять Якова II — Вильгельм III Оранский, правивший вместе с Марией II Стюарт, дочерью Якова II. Последней представительницей династии Стюартов была дочь Якова II Анна, королева с 1702 года. Анна же была последней английской королевой, к которой обращались с просьбой об исцелении (французы и англичане верили, что больные золотухой, так называемой «королевской болезнью», могут быть немедленно излечены прикосновением царственной руки).

    После смерти Анны Стюарт в 1714 году английская корона перешла к Ганноверской династии, находившейся в отдаленном родстве со Стюартами.

    ЛАНКАСТЕРЫ И ЙОРКИ

    В английской истории судьбы двух знаменитых правящих династий оказались тесно переплетены друг с другом. На протяжении тридцати лет (с 1455 по 1485 гг.) шла кровавая борьба за английский престол между двумя линиями королевской династии Плантагенетов — Ланкастерской и Йоркской.

    Ланкастеры— королевская династия, правившая с 1399 по 1461 год. Ее основатель — герцог Ланкастерский (впоследствии Генрих IV) — во время своего правления в 1399–1413 годах захватил с помощью парламента и крупных феодалов престол, низложив Ричарда II, последнего из династии Плантагенетов.

    Йоркская династия — это династия английских королей в 1461–1485 годах. Первым ее представителем был Эдуард IV, правивший в 1461–1483 годах (с перерывом), который захватил престол в ходе войны с Ланкастерами, использовав поддержку, оказанную ему рыцарством, горожанами и частью Феодальной аристократии юго-востока Англии, недовольной политикой Ланкастерской династии.

    В 1455 году началась война за английский престол между Ланкастерами и Йорками, во время которой Ланкастерская династия была свергнута.

    Итак, столетняя война между Францией и Англией 1337–1453 годов не принесла победы ни одной из сторон. Но если Францию эта война сплотила в единое государство, то Англию привела к эпохе смут и междоусобиц.

    В 1422 году умирает английский король Генрих V Ланкастер, во времена своего правления возобновивший Столетнюю войну и захвативший почти всю Северную Францию с Парижем. Английскую корону наследует его малолетний сын от брака с французской принцессой Екатериной Генрих VI. Наследнику не было и года, когда он стал обладателем английского престола, поэтому за него правил ближайший родственник герцог Бедфорд. Англичане все еще продолжали военные действия во Франции, где после появления Жанны д'Арк они терпели одно поражение за другим.

    Когда Генриху VI исполнилось десять лет, его дядя Бедфорд короновал его в Париже, а позднее женил на Маргарите, дочери графа Анжуйского, надеясь с помощью этого брака сохранить за Англией хоть часть французских колоний. Но англичан все-таки вытеснили с территории Франции, и за ними остался один-единственный город на французском берегу Ла-Манша — порт Кале.

    После смерти Бедфорда слабовольный и, по свидетельству многих историков (современников), слабоумный Генрих VI не мог удержать в своих руках власть. Во время его правления (1422–1461 гг.) происходили крестьянские восстания, вызванные неудачами Англии в Столетней войне и усилением налогового гнета (например, народное восстание 1450 года под руководством Джека Кэда и др.). И в 1455 году герцог Ричард Йоркский, который по семейным наследственным связям мог претендовать на престол, начал войну против короля. В истории эта война получила название войны Алой и Белой роз, или войны Ланкастеров и Йорков.

    К фамилии герцогов Ланкастерских принадлежал сам король Генрих VI. Гербом Ланкастеров была алая роза, а родовым центром — город Ланкастер. Их поддерживали северо-западные графства, Уэльс и Ирландия.

    Йорки владели одним из важнейших городов Англии — Йорком и тоже когда-то были выходцами из королевской семьи. На их гербе изображалась белая роза. На стороне Йорков стоял торговый юго-восток, средние слои города и деревни.

    В борьбе Ланкастеров и Йорков значительную роль сыграл граф Варвик, крупнейший феодальный магнат. Это был смелый и очень энергичный человек, отличный полководец и дипломат. Приняв сторону Ричарда Йорка, он разгромил в 1460 году в битве при Нортхэмптоне королевские войска, взял в плен Генриха VI Ланкастера и заставил парламент объявить Ричарда Йорка правителем страны и наследником престола.

    Королева Маргарита Анжуйская, жена Генриха VI, бежала в Шотландию. Там она собрала своих сторонников, неожиданно напала на армию Йорка и Варвика и наголову разбила ее. В бою пали отец Варвика и сам Ричард Йоркский. Отрубленную голову Йорка, одетую в шутовскую бумажную корону, выставили на всеобщее обозрение.

    После гибели Ричарда Йорка приверженцев Белой розы возглавил его сын Эдуард. Он занял Лондон, где и был провозглашен королем под именем Эдуарда IV. Варвик в очередном сражении одержал победу над войсками Маргариты Анжуйской, и она вместе с Генрихом VI сначала снова скрылась в Шотландии, а потом вернулась на родину во Францию. Получив поддержку французского короля Людовика XI, Маргарита и Генрих VI вновь попытались захватить трон, но Варвик и на этот раз разгромил их.

    Маргарита Анжуйская после поражения спаслась, а Генрих VI попал в плен, и его заточили в тюрьму в башню Тауэр.

    Но самовластие нового короля Йорков восстановило против него прежних его соратников. Эдуард IV не ужился с Варвиком. Вопреки его совету король выдал сестру за наследника престола Бургундии. После этих разногласий Варвику пришлось покинуть королевский двор в Лондоне и искать убежища в Париже. Там он примирился с Маргаритой Анжуйской и даже выдал свою дочь замуж за ее сына. Теперь Варвик решил восстановить на престоле им же свергнутого Генриха VI. Война продолжилась с прежним ожесточением.

    В 1471 году Варвик высадился в Англии с войсками и захватил Лондон. Парламент провозгласил Генриха VI королем, а Эдуарда IV объявил похитителем власти, изменником, незаконно захватившим корону. Сам Варвик стал регентом-правителем.

    Однако через полгода Эдуард IV, укрывавшийся у своего родственника в Бургундии, вернулся в Англию. В сражении при Тюксбери он нанес решительное поражение ланкастерцам и опять завладел престолом. Варвик погиб в бою. В истории он получил прозвище делателя королей. А его внука все последующие английские короли продержат всю жизнь в тюрьме как возможного претендента на престол.

    Генрих VI, снова взятый в плен еще до решающего сражения, умер в королевской тюрьме Тауэр. Его жену, королеву Маргариту Анжуйскую, после долгих лет заточения выкупил французский король.

    Эдуард IV сильно укрепил королевскую власть и правил, редко прибегая к созыву парламента. Он чувствовал себя настолько сильным, что даже нашел время и средства для строительства церкви св. Георга и знаменитого Виндзора. Казалось, Йорки надолго завладели престолом Но их погубили внутрисемейные распри. После смерти Эдуарда IV в 1483 году корона досталась его двенадцатилетнему сыну Эдуарду V. Но брат умершего короля, командующий войсками герцог Глостерский, тоже мечтал о престоле.

    Это был, по свидетельству исторических хроник, решительный, жестокий и коварный человек. Уродливый горбун со страшным лицом и высохшей скрюченной рукой, он одним своим видом наводил на всех ужас. Его образ использовал знаменитый драматург Уильям Шекспир в одной из своих исторических трагедий — «Ричард III». Когда юного принца Эдуарда V объявили королем, герцог Глостерский ввел в Лондон свои войска. В том же 1483 году парламент признал его опекуном Эдуарда V и правителем страны.

    Когда вдовствующая королева вместе с младшим сыном укрылась в монастыре, герцог Глостерский окружил монастырь войсками и заставил запуганную королеву передать ему на воспитание и младшего сына. Вскоре оба принца оказались в Тауэре. В день, когда была назначена коронация, народу объявили, что дети короля — незаконнорожденные.

    Сторонники герцога Глостерского поднесли ему акт, подписанный представителями всех сословий, подтверждающий, что герцог — единственный законный наследник, и он короновался под именем Ричарда III.

    В страхе за престол Ричард III приказал задушить обоих своих малолетних племянников. А потом убил и свою жену, так как хотел жениться на старшей дочери короля Эдуарда и тем самым укрепить свои права на корону. Преступления Ричарда потрясли и его врагов и его сторонников.

    Казнями и преследованиями он добился только того, что потерял старых, ранее верных ему приверженцев. Все отвернулись от одержимого властью убийцы.

    В это время в борьбу за престол вступил Генрих VII, представитель младшей линии Ланкастеров, сын овдовевшей королевы Екатерины, жены короля Генриха V, стремившегося когда-то объединить короны Англии и Франции. После смерти Генриха V Екатерина вышла замуж за дворянина Оуэна Тюдора. Их сын, Генрих Тюдор, и оставался законным претендентом на английский престол. Во время междоусобных войн Ланкастеров и Йорков он скрывался во Франции, на родине своей матери. Когда Ричард III своими злодеяниями окончательно восстановил против себя и народ и дворянство, Генрих Тюдор отправился в Англию. В 1485 году Ричард III собрал двадцатитысячную армию и встретил своего противника у города Босворта. Многие приближенные короля перешли на сторону Тюдора, ведь своими преступлениями Ричард восстановил против себя не только ланкастерцев, но и йоркистов. Ричард IIІ сражался отчаянно. Потеряв в бою лошадь, в надежде продолжить битву он воскликнул:

    — Коня! Полцарства за коня!

    Эту фразу Шекспир ввел в свою драматическую хронику о Ричарде III, и она стала крылатой.

    Сражение окончилось полным поражением Ричарда III, а сам он погиб, став последним представителем йоркской династии.

    Генрих Тюдор стал королем Англии под именем Генриха VII. Он женился на дочери Эдуарда IV и этим объединил Ланкастеров и Йорков в одну династию, которая получила название династии Тюдоров. Так окончилась кровавая междоусобная война Алой и Белой роз, длившаяся без малого тридцать лет. Она привела к исчезновению двух старых и появлению новой королевской династии — Тюдоров.

    Период междоусобных войн Алой и Белой роз завершился.

    ДЕЛЛА РОВЕРЕ

    Папы и кардиналы

    Семья делла Ровере родом из Италии, она возвысилась благодаря одному человеку — Франческо делла Ровере, купившему себе тиару и устроившему распродажу церковных должностей и привилегий. Его племянник Джулиано делла Ровере поднял авторитет папства и папского государства на небывалую до того высоту.

    Основателем династии считается Франческо делла Ровере, который был сначала кротким францисканским монахом, затем магистром францисканского ордена, а с 1470 года кардиналом. В 1471 году он, купив голоса кардиналов, был избран Папой Римским под именем Сикста IV. Главной целью его деятельности на этом поприще было продвижение членов своей семьи по церковной иерархии, чтобы превратить папский престол в наследственный.

    Дело в том, что ко времени прихода к духовной власти Сикста IV возможности для миссионерско-наставнической деятельности пап были исчерпаны, а борьба с турками стала очевидно бесперспективной. Папе оставалось только одно — стать во главе политической жизни Италии, одновременно укрепляя свои позиции с помощью родственных связей.

    Сикст IV и не скрывал, что главной задачей своего понтификата он считает возвышение семьи Ровере. Для воплощения своих желаний он щедро раздавал своим родственникам церковные должности, а также помогал им приобрести итальянские княжества и герцогства. Современники говорили: «Реальными турками являются в настоящее время папские племянники».

    Из 34 назначенных им кардиналов 6 были его родственниками, а остальным пришлось заплатить немалые суммы. Особенно близки ему были племянники Джулиано Ровере (ставший позднее папой Юлием II) и скандально известный своими похождениями мошенник Пьетро Риарио.

    Впрочем, племянники и сами не терялись в Ватикане: Джулиано организовал в кардинальской коллегии семейную партию, чтобы обеспечить преемственность, Пьетро наслаждался жизнью, которую ему обеспечивали церковные бенефиции, не особенно задумываясь о понтификате. Он погиб молодым.

    Третий племянник Сикста IV, кардинал Рафаэле Риарио, позднее станет участником покушения на папу Льва X, происходившего из семьи Медичи.

    Но самые теплые отношения связывали папу и бакалейного торговца Джироламо Риарио, который не принял духовный сан и был командиром наемников папского государства. Он пользовался своими родственными связями, чтобы создать свое княжество, а Сикст пошел дальше, присвоив ему титул герцога и помогая ему в создании герцогства на плодородных равнинах Романьи. Однако планам папы мешала семья Колонна, и Сикст начал преследовать их, пока не изгнал всех. Именно после Сикста IV стало правилом, что новый папа с помощью своих родственников и сторонников изгонял родню и приверженцев своего предшественника.

    Мешала Сиксту и семья Медичи. Папа даже организовал заговор, целью которого было убийство флорентийских герцогов. На братьев Медичи напали в флорентийской церкви при торжественном богослужении по случаю приезда во Флоренцию кардинала Сансони-Риарио. Джулиано был убит, но Лоренцо Медичи скрылся. Горожане видели, кто был виновником смерти Джулиано, поэтому папе пришлось заключить в тюрьму племянников — кардинала Сансони-Риарио и князя Джироламо Риарио.

    В историю Сикст IV вошел как папа, введший инквизицию в Испании. При нем в 1481 году в Севилье состоялось первое сожжение еретиков в этой стране.

    Но Сикст вошел в историю еще и как щедрый меценат Возрождения. При нем Рим стал центром итальянской культуры. По поручению папы были созданы Ватиканская библиотека, написана история папства, а также заложена основа Ватиканского архива. Его именем названа самая нарядная часть Ватикана — часовня (капелла), расписанная изумительными фресками, в которой проводятся конклавы, заседания консистории и наиболее торжественные папские мероприятия.

    Когда Сикст IV умер в 1484 году, в Риме начались погромы. Жители Рима громили земляков умершего папы — генуэзцев, многие из них были убиты, а жилища — разграблены. Дом фаворита папы Джироламо Риарио разрушили до основания, уничтожив даже сад, разбитый вокруг дома. По всему городу встречались надписи, позорящие Сикста. Вот одна из них: «Радуйся, Нерон, даже тебя в порочности превзошел Сикст».

    Много лет спустя на конклаве, длившемся всего один день, папой избрали заклятого врага Борджиа — кардинала Джулиано Ровере, который к тому моменту был кардиналом уже 30 лет. Джулиано взял имя Юлий II. Юлий II был политиком, дипломатом, меценатом, но прежде всего — полководцем, за что и получил прозвище Грозный. Папа Юлий II часто сам становился во главе войск, хотя официально полководцем при нем был Помпео Колонна. С именем Юлия II связывают создание Швейцарской гвардии, которая вначале насчитывала 200 человек и обеспечивала личную охрану папы. Впоследствии гвардия разрослась в целую армию, которая вела нескончаемые сражения с германскими ландскнехтами.

    Юлий II, как и Сикст IV, опирался на свою семью, для которой завоевал Урбино. Ему удалось существенно расширить папские владения и организовать их в единое государство, стоящее на достаточно высоком для своего времени уровне развития и уважаемое крупнейшими державами.

    С целью укрепления папской власти Юлий II поддерживал искусство, хотя сам он считал, что даже самый великий художник есть всего лишь слуга, который обязан беспрекословно исполнять его приказы. При нем начал возводить знаменитый собор св. Петра архитектор Браманте, Рафаэль расписывал потолок Сикстинской капеллы и залы Ватиканского дворца, а Микеланджело создал знаменитую статую «Моисей», которая должна была обессмертить Юлия II. При Юлии ІІ, присоединившем к своим владениям Парму, Пьяченцу, Реджио, Перуджу, Болонью и Романью, Папское государство занимало наибольшие территории за всю историю средневекового папства. Оно было хорошо организовано, оно еще и приносило значительный доход, так что после смерти Юлия II, несмотря на непрерывные войны, которые он вел, преемник папы нашел в казне 700 000 золотых. Юлий II был последним Папой Римским из рода делла Ровере, но кардиналы Ровере еще долго служили своей семье и церкви.

    БАХ

    Бах — это немецкая семья из Тюрингии, на протяжении XVI–XIX веков выдвинувшая множество музыкантов, среди которых — Иоганн Себастьян Бах и его сыновья — Вильгельм Фридеман, Карл Филипп Эмануэль, Иоганн Кристоф Фридрих, Иоганн Кристиан.

    Музыкальная династия Бахов интересная, яркая и едва ли не единственная в истории германской музыки. В городах Тюрингии целое столетие имя Бахов было нарицательным, Бах непременно означало музыкант. О поколениях музыкантов Бахов написано немало книг. Сам Иоганн Себастьян Бах записал в тетрадь, названную «Происхождение музыкальной семьи Бахов», больше пятидесяти своих предков и современников, связанных с ремеслом музыканта. В роду были бродячие шпильманы, странствующие актеры-музыканты, музыканты-любители, церковные органисты и городские музыканты, были сочинители музыки и виртуозыисполнители. Не заслони Иоганн Себастьян своим гением род, в истории немецкой музыки гремели бы имена нескольких Бахов. Родоначальник фамилии Витус, или Фейт Бах, немец из Тюрингии, переселился в Венгрию, но из-за начавшихся гонений протестантов в XVI веке он, верный лютеранин, возвратился на родную землю. По семейному преданию, предок рода, по ремеслу булочник, не расставался с каким-то гитарообразным инструментом наподобие цитры. Даже на мельнице, ожидая, когда будет измолото зерно, булочник-музыкант наигрывал народные песни и танцевальные мотивы. Фейт умер в 1619 году и оставил двух взрослых сыновей, один из которых, Ганс Бах, прекрасный скрипач, и стал прадедом Иоганна Себастьяна.

    Сыновья недолго пережили отца. Землю Тюрингии охватила жестокая, разорительная война, прозванная впоследствии Тридцатилетней. Не прошло и трех лет военных бедствий, как в стране вспыхнула чума, от которой погибли оба сына Фейта, а в дальнейшем еще немало членов семьи Бахов. Спустя несколько лет после первой эпидемии разоренную землю снова поразила чума. Из 9 сыновей Ганса в эти тяжелые времена выжили только трое. Но десятки одаренных потомков Фейта Баха — внуков и внучек, правнуков и правнучек — продолжат этот род.

    В 1645 году, за три года до окончания Тридцатилетней войны, у среднего из оставшихся в живых детей Ганса Христофа, конечно же тоже музыканта, появились на свет два сына-близнеца. Их звали Иоганн Христоф и Иоганн Амвросий. Самыми талантливыми Бахами этого поколения справедливо считаются сыновья Генриха, другого сына Ганса Баха.

    Скрипач Генрих был известным во второй половине XVII века незаурядным композитором, теоретически образованным музыкантом. Его же сыновья вошли в историю рода как выдающиеся композиторы уже после Тридцатилетней воины. Это были Иоганн Михаэль и Иоганн Христоф. Не будь Иоганна Себастьяна, его двоюродный дядя Иоганн Христоф остался бы самым известным представителем династии. Произведения этого Баха, дошедшие до нас, смелые и опережают свой век. Иоганн Михаэль, дядя великого Баха, был также талантливым музыкантом и сочинителем, а его дочери, Марии Барбаре, суждено было стать женой Себастьяна Баха. 21 марта 1685 года (по григорианскому календарю, который был введен в Германии несколько лет спустя, 31 марта) у Иоганна Амвросиуса Баха и его жены, урожденной Леммерхирт, появился на свет восьмой ребенок, сын, названный Иоганном Себастьяном. Городской музыкант Иоганн Амвросий поселился в городе Эйзенахе всего лишь за четыре года до рождения сына, переехав сюда из Эрфурта. О годах раннего детства Себастьяна известно только то, что отец рано подметил большое музыкальное дарование сына и принял меры к его развитию. Иоганн Амвросий сам давал всем своим сыновьям уроки игры на скрипке и на клавесине.

    Старший брат Себастьяна, Иоганн Христоф, ездил в Эрфурт на уроки к знаменитому во всей Германии органисту и композитору Иоганну Пахельбелю, а в 1690 году девятнадцатилетний Христоф уже занял самостоятельное место церковного органиста в довольно крупном по тем временам городе Ордруфе. А Якоб Бах, другой брат Иоганна Себастьяна, был гобоистом шведской армии и едва спасся с королем Карлом XII после поражения шведов под Полтавой.

    В 1695–1703 годах Иоганн Себастьян учился в школах-гимназиях Ордруфа и Люнебурга. С детских лет он проявлял беспримерное трудолюбие, сохранившееся у него на всю жизнь, рано научился играть на органе, клавире, скрипке, самостоятельно стал изучать партитуры старых и современных ему мастеров, вникая в образцы всевозможных стилей. Он выступал певчим в бродячем хоре для «фигурального» пения в праздничные дни дети-школьники ходили по домам горожан и распевали кантаты. Уже в Люнебурге Бах сделал первые попытки сочинения органных пьес.

    С 1703 года Иоганн Себастьян стал служить в разных городах певчим, скрипачом, органистом, клавесинистом, капельмейстером, композитором. Для него начался период непрерывных конфликтов с начальством, подавлявшим человеческое достоинство и творческую инициативу великого композитора, его стремление к независимости.

    Трудная обстановка постоянно вынуждала Баха искать другую службу. В 1703 году он начал работать в Веймаре в качестве придворного скрипача местного герцога. С 1703 по 1707 год он служил церковным органистом в Арнштадте. Но влиятельные бюргеры города начали выражать свое недовольство теми вольностями, которые, по их мнению, позволял музыкант, украшая богослужебную музыку. Обработки хоралов и вариаций отходили от канонизированной музыки. И Бах перешел на место органиста церкви Святого Власия города Мюльхаузена. Но опять возникают богословские споры о том, что дозволено, а что нет в церковной музыке, — духовная музыка. Баха утратила связь с ритуалами церкви. И Баху снова пришлось написать прошение об отставке. После года работы в Мюльхаузенской церкви Бах пятнадцать лет прослужил в придворной обстановке, вначале опять в Веймаре, где до 1717 года он был органистом, музыкантом и концертмейстером, затем в 1717–1723 годах — придворным капельмейстером в Кетене.

    В 1723 году Иоганна Себастьяна пригласили на должность кантора (регента и учителя) в церковь Святого Фомы и в школу при ней города Лейпцига. Здесь же Бах стал руководить знаменитой студенческой «музыкальной коллегией».

    С этого года и до самой его смерти наступает период, который является вершиной творческого пути Баха. В эти годы были написаны самые монументальные его композиции. Философская глубина содержания и высокий эпический смысл произведений Баха поставили их в ряд шедевров мировой культуры. В них он обобщил достижения европейской музыкальной культуры и открыл новую эпоху в истории мировой музыки.

    Его искусство сочетает смелую фантазию и рационалистическую строгость, патетику и созерцательность, эпические, драматические и лирические элементы. Сила идей, богатство переживаний, реалистическое ощущение жизни, индивидуальная характерность образов — все это выводит музыку Баха далеко за рамки церковной тематики, с которой связано большинство его вокальных произведений. Особенным богатством и глубиной отличаются его композиции «Страсти по Матфею», произведение ораториального типа, в котором с большой психологической проникновенностью воплощена тема страдания и нравственной стойкости человека, и Высокая месса (си-минор), грандиозное творение, в котором использовались традиционные формы католической литургии, но оно выходило за церковные рамки по своему масштабу и эмоциональному содержанию.

    Бах был непревзойденным мастером полифонии, в его инструментальных фугах, хоровых мотетах, «Музыкальном приношении», в «Искусстве фуги» она достигла наивысшего совершенства. Выдающееся историческое, художественное и педагогическое значение имеет его «Хорошо темперированный клавир» (прелюдии и фуги), утвердивший современный музыкальный строй. Кроме того, он написал «Страсти по Иоанну», свыше 200 духовных и светских кантат, инструментальные концерты, в том числе шесть «Бранденбургских концертов» для оркестра, многочисленные сочинения для органа, клавесина, «Итальянский концерт» и многое-многое другое.

    Жизнь Баха всегда полностью зависела от княжеского двора и лютеранской церкви. Противоречие между гениальным воплощением передовых идей в его творчестве и положением зависимого служителя проходит через все периоды его жизни и творчества. В оценке современников Бах всю свою жизнь оставался провинциальным музыкантом среднего порядка, повышенного внимания к нему как к композитору не было. Надо сказать, что в те времена редко известность отечественных композиторов выходила за пределы княжеств и герцогств раздробленной феодальной Германии. У себя на родине Бах пользовался славой в основном как органист и мастер контрапункта. «Великим Бахом» в XVIII веке считали его сына Карла Филиппа Эммануила, оказывавшего покровительство своему отцу. Почти все произведения Баха остались при его жизни в рукописи.

    Единственным изданием были выпущенные в 1708 году ноты его «Выборной кантаты» Бетховену и Моцарту, которые преклонялись перед гением Баха, была известна всего лишь незначительная часть его творчества.

    Только в XIX веке произошло «возрождение» Баха. Спустя 100 лет после создания «Страстей по Матфею» впервые состоялось исполнение этого произведения, с которого начался все возрастающий интерес к творчеству великого музыканта. Постепенно были опубликованы все его сочинения. Современники высоко оценили их, например, М. И. Глинка указал на «Страсти по Матфею» и Мессу си-минор как на образцовые в своем роде произведения Баха назвали «колоссом новой музыки». А по словам Бетховена, Бах — это «праотец гармонии».

    Умер Иоганн Себастьян 28 июля 1750 года, оставив свою многочисленную семью (всего у него родилось двадцать детей) в тяжелом материальном положении. В последний год жизни Бах перенес неудачную операцию на глазах и полностью ослеп. Но, несмотря на это, до последних дней он диктовал своему ученику ноты фуг и хоралов.

    Из всех сыновей Иоганна Себастьяна Баха наиболее близок к нему по характеру творчества был старший сын Вильгельм Фридеман (1710–1784), композитор и органист. В своих клавирных и камерных произведениях он подготовил новый выразительный стиль, развитый братом Карлом Филиппом Эммануилом Бахом. Работал Вильгельм Фридман в Дрездене, Халле (Галле), поэтому его и назвали «халльским», или «галльским», Бахом, во многих других городах. Последние годы жизни он провел в нужде и постоянных скитаниях.

    Карла Филиппа Эммануила (1714–1788) называли «берлинским», или «гамбургским», Бахом, так как в 1738–1767 годах он был придворным музыкантом в Берлине, а с 1767 года работал в Гамбурге. Второй сын Иоганна Себастьяна пользовался при жизни славой крупнейшего немецкого композитора и клавесиниста своего времени. Выразительный стиль Баха по характеру и идейному содержанию родствен течению «Буря и натиск» в немецкой литературе. Из его многочисленных произведений наибольшее значение имеет его клавирное творчество, особенно сонаты, новый жанр XVIII века, в развитии которого Баху принадлежит выдающаяся роль. Он подготовил методический труд «Опыт правильного способа игры на клавире», который имеет огромное значение для фортепианного исполнительства. Венские классики Гайдн, Моцарт, Бетховен признавали в «берлинском» Бахе своего учителя.

    Меньше известен еще один сын И. С. Баха — Иоганн Кристоф Фридрих (1732–1795), композитор, клавесинист и капельмейстер, «бюккенбургский» Бах. Он работал в придворной капелле города Бюккенбурга. Его сын Вильгельм Фридрих Эрнст (1759–1845) стал популярным в свое время чембалистом и органистом.

    Самый младший сын И. С. Баха — композитор и пианист Иоганн Христиан (1735–1782), «миланский», или «лондонский», Бах — пользовался мировой славой как автор опер (написал одиннадцать опер в итальянском стиле), симфоний, сонат и концертов для фортепиано, отличавшихся приятной певучестью, изящным «галантным» стилем. С 1754 года он жил в Милане, с 1762-го и до конца жизни — в Лондоне, где пользовался немалой популярностью. Музыка Баха оказала довольно заметное влияние на стиль молодого Моцарта.

    ДИНАСТИЯ ВЕЛИКИХ МОГОЛОВ

    Великие Моголы — династия индийских правителей в Могольской империи в 1526–1858 гг. Основана она выходцем из Средней Азии ферганским феодалом Бабуром (1483–1530). Виднейшие ее представители — Акбар, Джахангир, Шах-Джахан, Аурангзеб.

    В XVI веке в Средней Азии появлялись и исчезали государства, основывавшиеся потомками Тимура (Тамерлана). Один из этих потомков — Захиреддин Мухаммед, по прозвищу Бабур, что означает «лев», стал покорителем Индии. Его род восходил к самому Чингисхану, а Тимуру он приходился правнуком. В одиннадцать лет он уже правил в Фергане и Самарканде. В результате междоусобных войн Бабура изгнали из его владений, и он долгое время скрывался от врагов. После безуспешных попыток возврата своей территории Бабур решил повторить подвиги великих предков-завоевателей. Он организовал небольшую, но боеспособную и хорошо вооруженную армию. У него уже были пушки нового типа — как в Европе. С этой армией, которая побеждала не численностью, а с помощью нового оружия, Бабур завоевал Афганистан и напал на Делийский султанат. Подчинить такую большую страну, как Индия, с мало численным войском казалось почти не возможным. Ближайшие советники уговаривали своего предводителя отступить но он отвечал, что скорее умрет, чем откажется от своей цели. Бабур очень любил вино. (Кстати, эта же проблема была и у одного из его предков — Угедей-хана. Когда придворный врачи предписали ему вдвое уменьшить количество кубков вина, осушаемых им ежедневно, он с готовностью согласился, но приказал слугам подавать ему вино в новых кубках, которые были вдвое больше прежнего.) Но после одной из своих неудач Бабур поклялся, что бросит пить, и разбил все свои винные кубки.

    И вот неподалеку от Дели десятитысячный отряд Бабура столкнулся с войском делийского султана. Артиллерия обратила врага в бегство, Бабур одержал абсолютную победу и спустя несколько дней торжественно въехал в Дели.

    Бабур создал новое государство. В Европе это государство назвали Империей Великих Моголов. «Моголы» — значит «монголы». Современники-европейцы сочли Бабура за монгола и стали называть основанную им династию Великими Монголами. Вскоре в искаженном произношении «монголы» превратились в «моголов», и именно это название вошло в историческую литературу.

    Через несколько лет после завоевания Индии Бабур умер. Существует легенда о смерти падишаха. У Бабура заболел его любимый сын Гумаюн (Хумаюн). Тогда он обещал Богу отдать свою жизнь за жизнь сына. На следующий день Гумаюн неожиданно выздоровел, а Бабур через день умер.

    Бабур был не только правителем и воином. Он сочинял стихи и кроме того оставил после себя интересные воспоминания в записках «Бабурнамэ» («Книга льва»), в которых дал описание своей жизни, походов в Афганистан, быта и природы Индии. А в сборнике лирических стихов «Диван» прекрасным поэтическим языком он описал свою тоску по утерянной родине. Бабур очень любил цветы. Он завещал похоронить себя в Кабуле, в своем саду, среди любимых цветов.

    Всего пять лет правил падишах Бабур великой империей, простиравшейся от среднеазиатских рек Амударьи и Сырдарьи до Индостана. Его наследник, сын Гумаюн, не смог удержать в повиновении все эти земли. Сначала ему пришлось уступить своему брату Афганистан, а потом мусульмане, ненавидевшие новых завоевателей еще больше, чем индусов, свергли его с престола. В 1544 году власть захватил местный мусульманский князь, жестокий, но талантливый воин и правитель Шер-хан из афганского рода Сур.

    И Гумаюну пришлось бежать. Из великого правителя он превратился в несчастного беглеца, около двух лет скрывавшегося с семьей в пустыне.

    Со временем Гумаюн нашел убежище у персидского шаха. А после смерти Шер-хана, воспользовавшись раздорами его наследников, Гумаюн вернулся в Индию с персидской армией и завладел троном в Дели, но ненадолго: всего лишь через 3 месяца он умер, упав с дворцовой лестницы.

    Еще перед изгнанием у него родился сын — Акбар Джелаль-ад-дин (1542–1605), оказавшийся впоследствии самым выдающимся представителем этой династии.

    Тринадцатилетним мальчиком взошел Акбар на престол. Вначале за него правил визирь Байрам. (Визирь — это первый министр в восточных странах, на котором лежит вся тяжесть управления государством.) Когда Акбару исполнилось шестнадцать лет, он сместил Байрама и взял власть в свои руки.

    В начале его правления владения Великих Моголов ограничивались территорией вокруг Дели. За пятьдесят лет, которые он находился на троне, Акбар завоевал весь полуостров Индостан. При нем Могольская империя достигла наибольшего могущества. Он выиграл десятки сражений и не потерпел ни одного поражения. Акбар обладал всеми теми чертами, которые необходимы для идеального правителя: огромной физической силой и смелостью в сочетании с мудростью и осмотрительностью.

    Акбар был не только удачливым и искусным воином, он предотвратил несколько дворцовых заговоров и собрал вокруг себя преданных и надежных помощников. Ведь захватить города и земли, покорить народы и племена — это еще не значит создать государство. Нужно уметь управлять, и чем больше страна, тем это труднее.

    Акбар разделил свою державу на шестнадцать областей и во главе каждой поставил правителя. Своим полководцам и воинам он перестал раздавать земли, а начал платить жалованье, то есть создал регулярную армию. В городах он организовал суды, полицию, которая следила за порядком, ввел новую систему сбора налогов. Теперь причитающиеся казне средства собирали не местные, а столичные чиновники. Это положило конец злоупотреблениям. Народ знал свои обязанности перед государством, прекратилось воровство, казна быстро наполнилась деньгами. И народ и правитель были довольны. О богатстве Великих Моголов слагали легенды. Индию называли сказочной страной. Ведь крестьяне несколько раз в год собирали урожай, купцы наживали немалые прибыли на торговле пряностями и изделиями знаменитых индийских мастеров. Индия славилась месторождениями золота и драгоценных камней.

    Акбар относился к индусам не как к покоренному народу, а как к своим верным подданным. Он отменил унизительный для местных жителей налог на немусульман, женился на дочери одного из раджей. Многие из его главных чиновников и даже придворные были из индусов. Они лучше знали страну и верой и правдой служили возвысившему их Акбару.

    Лучший полководец Акбара раджа Синг был индусом. Из касты воинов — раджпутов он организовал конницу, благодаря которой войско падишаха стало непобедимым.

    Сам правоверный мусульманин, Акбар уважал традиции, обычаи и веру индусов. Как когда-то мудрый древний правитель Ашока из династии Маурья, он провозгласил веротерпимость. А в конце жизни Акбар создал новую религию, так называемую «божественную веру». Он составил ее из самых лучших положений и правил индуизма, зороастризма, мусульманства и даже христианства. Пророком и главой нового вероисповедания стал сам Акбар.

    Создатель и устроитель Империи Великих Моголов был великим человеком. Его можно сравнить с такими историческими личностями, как Юлий Цезарь или Петр I. Он обладал необыкновенной памятью — знал клички всех своих боевых слонов, которых в его войске насчитывалось несколько тысяч. Неутомимый и любознательный, он спал всего несколько часов в сутки, не боялся никакой работы: следил за работой своих помощников, часами разбирал доклады чиновников, а вместо отдыха ковал в кузнице железо, занимался резьбой по дереву, тесал камни и мог быстрее любого пастуха остричь верблюда.

    Но самое интересное то, что, хотя Акбар не умел ни читать, ни писать, он прославился как тонкий знаток и ценитель литературы. Читали ему вслух. По приказанию Акбара многие индийские сочинения перевели на персидский язык. При его дворе жили знаменитые поэты, переводчик великой древней поэмы «Рамаяна» на современный индийский язык хинди и легендарный певец Тансен, позже почитавшийся как священный покровитель всех певцов.

    Именно Акбаром, его подвигами и трудами была создана Империя Великих Моголов, которую сравнивают с Римской империей, Византией, арабским халифатом, Турецкой и Российской империями, а титул Великих Моголов стоит в одном ряду с титулами римских императоров и русских царей.

    После смерти Акбара его империя просуществовала еще примерно полторы сотни лет, а потом была завоевана англичанами, которые господствовали над Индией до середины XX века.

    Появление первых признаков упадка империи проявилось уже в XVII веке при падишахах Джахангире и Шах-Джахане. При Аурангзебе (1658–1707 гг.) ослабление государства усилилось особенно. После его смерти бывшая великая Могольская держава распалась на ряд государств.

    После захвата в 1803 году Дели английскими колонизаторами Великие Моголы окончательно утратили былое величие и превратились просто-напросто в марионеток в руках английских властей. Английскими генерал-губернаторами вплоть до 1843 года соблюдалась церемония поднесения дани представителю династии Моголов для получения у него номинального утверждения в своей должности. Могольским правителям даже выплачивалась пенсия, этот факт со слов русского путешественника Салтыкова описан у К. Маркса: «Ему (то есть Великому Моголу) назначено содержание в 120 000 ф. в год. Его власть не простирается дальше стен его дворца, внутри которого впавшие в идиотизм отпрыски царского рода, предоставленные самим себе, размножаются как кролики. Даже полиция в Дели изъята англичанами из-под его власти».

    Во время подавления индийского национального восстания англичане, взяв Дели, перебили всех могольских царевичей. Над Бахадур-шахом, последним представителем этой династии, в 1858 году был произведен суд, и его приговорили к пожизненной ссылке в Рангун. Таким образом, династия Великих Моголов перестала существовать, а Индия до сороковых годов XX века перешла под прямое управление английской короны.

    ШУЙСКИЕ

    Суздальские князья

    Шуйские — княжеский род, происходивший от великого князя Ярослава Всеволодовича. Будучи его потомками, они считались принцами крови.

    Шуйские были служилыми князьями в Московском великом княжестве, с начала XVI века они вошли в состав русской знати и сыграли заметную роль в исторических событиях конца XVI — начала XVII веков.

    Собственно Шуйскими суздальские князья стали называться по принадлежавшей им вотчине — городу Шуе. Род Шуйских дал начало нескольким фамилиям: Скопиным-Шуйским, Глазатым-Шуйским и Барбашиным, Горбатым-Шуйским. Все эти фамилии угасли в XVI–XVII веках.

    Основателем рода Шуйских был Андрей Ярославич Суздальский, внук великого князя Всеволода Юрьевича III. В 1242 году он вместе с Александром Невским громил немецких рыцарей на Чудском озере. Ярлык на княжение Андрей Ярославович получил у Чингисидов. При нападении татар он бежал в Новгород, а затем в Швецию, где жил до 1256 года. После смерти Батыя князь вернулся в Суздаль и правил княжеством до самой смерти.

    Шуйскими суздальские князья стали называться с сына Василия Дмитриевича Кирдяпы Юрия Васильевича.

    У Юрия Васильевича было три сына: Василий, Федор и Иван. Иван Юрьевич умер бездетным. Известен был внук Федора Юрьевича— Василий Васильевич, прозванный за молчаливость Немым.

    Василий Васильевич в молодости участвовал во всех походах в Ливонию, а после воцарения Василия III он был участником всех походов, в которые ходил царь. Он был самым близким лицом при Василии III и имел огромное влияние на государственные дела. В 1517 году он разбил Константина Острожского, в 1523 году ходил на Казань, затем участвовал в крымском походе. После смерти Елены Глинской он склонил на свою сторону многих бояр и объявил себя главой правления.

    Воспользовавшись своей властью, он посадил в темницу Ивана Бельского и женился на двоюродной сестре царя. А власть захватил его младший брат, Иван Васильевич, прогнавший митрополита Даниила «боярским изволением» и поставивший митрополитом Иосифа. Но Иосиф вернул из ссылки Ивана Бельского и дал ему высшую власть, и Ивану Васильевичу Шуйскому пришлось на время удалиться. В 1542 году он сверг Бельского и митрополита Иосифа, но выбранный им митрополитом Макарий сумел устранить его так неприметно, что Шуйский, сославшись на болезнь, сам отстранился от власти и умер в 1546 году в безвестности.

    Внучатый племянник Василия Васильевича — Иван Петрович, боярин и воевода, заслужил славу, защищая Псков от нашествия Стефана Батория. Царь Федор Иоаннович избрал его своим советником и пожаловал ему доходы от спасенного города Пскова, но за участие в заговоре против Годунова Ивана Петровича выслали на Белоозеро, где он и умер в 1587 году.

    Сын Василия Юрьевича, Василий Васильевич, по прозвищу Бледный, при Иоанне III был наместником в Пскове, потом в Нижнем Новгороде, в 1481 году он воевал в Лифляндии, а в 1487 году принимал участие в казанском походе.

    Средний сын Василия Бледного, Иван Большой Скопа, стал родоначальником Скопиных-Шуйских. Эта ветвь пресеклась в 1610 году со смертью князя Михаила Васильевича.

    Внук Василия Юрьевича, Иван Михайлович Плетень, был выдающимся полководцем своего времени и предводительствовал во время Ливонской войны, в 1542 году воевал с крымцами, в 1544-м участвовал в Казанском походе, а в 1553 году вел переговоры с поляками о перемирии.

    Брат Ивана Михайловича, Андрей Михайлович, боярин, был воеводой на Угре и в Новгороде Он составил заговор против Елены Глинской и был посажен ею в темницу. Освободил его Иван Грозный, пожаловав в бояре и послав наместником в Псков.

    Андрей Михайлович на этом не успокоился и начал постепенно захватывать все большую власть в Москве. Своей дерзостью и своеволием он так раздражал Ивана IV, что тот приказал отдать его на растерзание псам.

    Внуки Андрея Михайловича были близки к трону, а один из них, Василий Иванович, даже стал царем (1606–1610). Василия Ивановича выкрикнули царем его приверженцы после убийства Лжедмитрия I. Вступая на престол, Шуйский пообещал боярам все важнейшие дела решать вместе с ними. Вскоре он был вынужден заниматься восстанием под предводительством И.И. Болотникова. Чтобы прекратить войну между феодалами, он издал Уложение 1607 года, по которому крестьяне становились крепостными за теми владельцами, за которыми они были записаны в писцовых книгах в начале 1590-х годов.

    Победив И. И. Болотникова, Василий Иванович столкнулся с новой проблемой — объявился Лжедмитрий II, успешно сражавшийся с войсками Шуйского и обосновавшийся в Тушино. В начале 1610 года племяннику царя, М.В. Скопину-Шуйскому, удалось освободить от войск Лжедмитрия и поддержавшего его польского короля Сигизмунда III север и большую часть Замосковного края. Но 24 июня 1610 года под началом воеводы Дмитрия Ивановича Шуйского, брата царя, войска Шуйского потерпели сокрушительное поражение в битве у села Клушино. Самого Дмитрия Ивановича и его брата Ивана Ивановича, по прозвищу Пуговка, поляки взяли в плен и увезли в Польшу. Иван Иванович был возвращен в Москву и при Федоре Иоанновиче заведовал московским судным приказом.

    Неудачи в борьбе с интервентами и недовольство внешней политикой Василия Ивановича привели к мятежу дворян во главе с З. Ляпуновым. 17 июля 1610 года Василий Иванович Ш