[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


Надежда Алексеевна Ионина

Оглавление

  • Вступление
  • Крепкостенная Троя
  • Афинский акрополь
  • И Карфаген был разрушен…
  • Великая Китайская стена
  • Легендарные Диоскурия и Себастополис
  • Древнеримская крепость Зальбург
  • Последние защитники Масады
  • Крепость Дербента
  • По следам рыцарей Круглого Стола
  • Замок Святого Ангела в Риме
  • В крепости Сан-Марино
  • На берегах голубого Дуная
  • Феодальные замки Англии
  • Замки Шотландии
  • Лондонский Тауэр
  • Гибралтарская скала
  • Будайская крепость
  • Город-крепость Дубровник
  • Мертвая крепость в Хара-Хото
  • Открытие в замке Альбрехтсбург
  • Духовная твердыня болгарского народа
  • Люксембургский замок
  • Пражский Град
  • Крепость Крак-де-Шевалье
  • Легенды старинной крепости Маркаб
  • На холме Калемегдан
  • Новгородский Детинец
  • Цитадель в Халебе
  • Вокруг Зальцбурга
  • Виндзорский замок
  • Буйон – замок первого Крестового похода
  • Средневековые укрепления Триполи
  • На Замковом Холме Братиславы
  • В Ноттингем – к Робин Гуду
  • Московский Кремль
  • Средневековые крепости Кипра
  • Шильонский замок
  • Каирская Цитадель
  • Легендарные крепости Грузии
  • Замок Вартбург
  • Монсегюр – последний оплот Катаров
  • Крепости Ассасинов
  • Парижский замок Тампль
  • Где искали сокровища Тамплиеров?
  • Таллинский замок Тоомпеа
  • В казематах Бастилии
  • Мавританский замок Альгамбра
  • Гапсальский замок
  • Великая крепость в Килве
  • Богатырские заставы
  • «Горное гнездо» в царстве рулетки
  • В аденском «Кратере» и вокруг него
  • Королевский замок в Варшаве
  • Старинные форты Индии
  • Замок в Выборге
  • Орешек – Нотебург – Шлиссельбург
  • Тевтонский замок Прейсиш-Эйлау
  • Авиньонский замок римских пап
  • Олесский замок на Украине
  • Изборск – крепость на Журавлиной горе
  • Ливонский замок в Нарве
  • Высокогорные крепости Инков
  • Большой зимбабве
  • «Орлиное гнездо» валашского князя
  • Жанна д’Арк в замке Шинон
  • В замках «Синей Бороды»
  • На острове Горé
  • Родосская эпопея рыцарей-иоаннитов
  • Измаил
  • За воротами Голконды
  • Шамбор – «замок рыцарей и фей»
  • Узники замка Иф
  • Форты Картахены
  • Кубинская крепость Ла-Фуэрса
  • Астраханский Кремль
  • «Великая осада» Мальты
  • Старая Касба в Алжире
  • Кронборг – «замок Гамлета»
  • Крепость Интрамурос в Маниле
  • Смоленские стены
  • Родовое гнездо д’Артаньяна
  • Пиратская крепость Удайя
  • Замки древнего Гондара
  • Тортуга – гнездо французских флибустьеров
  • Порт-Ройал под флагом «веселого Роджера»
  • Петропавловская крепость
  • Первая крепость русского флота
  • В заповедной Хиве
  • Путешествуя по замкам Маркиза де Сада
  • На «голубом холме» в царстве Имерина
  • Михайловский замок
  • Находка в Ренн-ле-Шато
  • «Новый Лебединый Камень» Людвига Баварского
  • Долина Кулу, замок в Наггара и праздники
  • Дзонги «Страны драконов грома»
  • В «Волчьем логове» Гитлера
  • Брестская крепость
  • Гарнизон подземного Аджимушкая
  • Сокровища замка Кенигштайн
  • В самом центре Каракаса

    Вступление

    Есть памятники, которые манят и всегда будут манить всех, кто хочет своими глазами увидеть лучшие творения человечества, что оставила история. Произнесенное вслух, их название уже вызывает какое-то волнение. Московский Кремль, мавританский замок Альгамбра, Петропавловская крепость, лондонский Тауэр, замки на Луаре и другие шедевры не нужно «представлять», так как они принадлежат прекрасному и вечному.

    Болгарская пословица гласит: «У камня долгая память», однако и камни стареют. Многие города, крепости и замки, разбросанные по всей земле, мертвы сотни, а некоторые и тысячи лет. Когда-то они были цветущими и богатыми, шумными и полными движения, а потом превратились в немые руины. В древних могилах истлевают кости тех, кто строил эти крепости, ходил по улицам городов, любил и ненавидел, радовался и страдал.

    Но они оставили свои легенды и неразгаданные тайны, древние письмена и мраморные статуи. И потому снова и снова возвращаются к ним археологи и историки, писатели и поэты, художники и путешественники. Люди различных профессий всматриваются в древние руины, в полустертые надписи и рисунки, в скульптуры и резьбу, пытаясь восстановить облик разрушенной крепости или разбитого сосуда. И еще они стремятся проникнуть в тайны страстей, когда-то обуревавших жителей ныне мертвых крепостей и замков.

    Много событий видели на своем веку крепости и замки. Например, серые массивные стены венгерской крепости Эгер помнят Иштвана Добославного, капитана Добо, который в 1552 году выиграл самое жестокое сражение в истории города. Их, осажденных, было тогда 2000 человек – солдат, женщин, детей. А у стен крепости дымились костры и звенело оружие 120-тысячной турецкой армии. Почти 40 дней длилась осада, но взять крепость туркам не удалось. И потому так тщательно расчищали археологи каждый метр подземного хода. Во время раскопок были обнаружены «телефоны»: это были барабаны, по туго натянутой поверхности которых скользили горошины. Турки пытались прорыть ход в крепость, и осажденные по всей 160километровой сети подземного тоннеля расставили эти «телефоны». От сотрясения земли горошины дрожали, барабаны звенели, разнося тревожную весть о приближавшейся опасности.

    В середине прошлого века в Шотландии археологи нашли 1 000 000 гвоздей, и профессор Оксфордского университета предположил, что их оставили римляне. Еще в 83 году они основали здесь крепость, 7 лет удерживали ее в своих руках, а потом вынуждены были отступить. Чтобы местные жители не смогли использовать эти гвозди в качестве оружия, римляне запрятали их в колодец. Так засыпанные землей семь тонн гвоздей и пролежали почти 2000 лет.

    Древняя Голконда оставила миру свои бриллианты, о каждом из которых можно рассказать длинные истории о крови и убийствах, человеческой алчности и честолюбии, трусости и самоотверженности. А в горах Кавказа до сих пор стоят башни, которые охраняет бог скал Ерда – бог древних чеченцев и ингушей. Эти башни пытался разрушить Села – бог грома и молнии, к ним прилетала богиня ветров Фурхи, к их дикому или грубо обтесанному камню подступали враги. Но каменные долгожители гор стоят уже несколько веков, хотя вокруг них

    Все дико, нет нигде следов
    Минувших лет: рука веков
    Прилежно, долго их стирала…

    Есть на земле и замки, которые создала сама природа. Например, Паммукале в Турции – это террасовидный уступ высотой 20 метров. По-турецки «Паммукале» означает «Хлопковый замок», и действительно, по внешнему виду он очень напоминает белую крепость с тончайшей филигранной отделкой, местами похожей на дивное кружево. Это диковинное сооружение образовалось в незапамятные времена, ведь к уступу издавна несет свои воды теплый источник, который берет начало в горном известняковом массиве, расположенном неподалеку.

    У края уступа минерализованная вода источника, прежде чем низвергнуться в долину Мендереса, широко разливается, а местами падает с уступов шумным каскадом. Но большей частью вода течет медленно, почти незаметно. Когда она выходит из трещин на поверхность, растворенный в ней бикарбонат кальция под воздействием света быстро теряет углекислый газ, и выпадающий из раствора углекислый кальций образует кальцит – горную породу ослепительно белого цвета, отливающую стеклянным блеском. Так образовался этот сталактитовый замок, поражающий своим великолепием и местных жителей, и многочисленных туристов.

    В Средние века каждому феодалу приходилось самому заботиться о своей безопасности, потому он и возводил укрепленные замки, где можно было укрыться от набегов соседей. Такими укрепленными замками была покрыта вся Западная Европа, в частности, только во Франции их насчитывалось несколько тысяч. В сравнении с древними крепостями замки имели менее крупные размеры, так как оборонялись меньшим числом защитников. Оборона в них сосредотачивалась в основном в башнях, и только в случае крайней необходимости защитники занимали стены. Слабой стороной в замках были входы-выходы, поэтому их было не более двух, и охранялись они особенно сильно. В них почти всегда устраивались подъемные мосты, которые прикрывались особыми башнями – бастидами и барбаканами.

    Большинство феодальных замков сейчас лежат в руинах, и только немногие из них сохранились полностью. Так, например, в Испании осталось около 2000 замков, и лишь 250 из них – в полной сохранности. Феодальные замки совершенно непохожи друг на друга, так как каждая страна породила свой особый архитектурный стиль, свойственный только ей. Еще Витрувий писал, что «одного рода дома следует строить в Египте, другого – в Испании… потому что одна часть земли лежит прямо под путем солнца, другая отстоит от него далеко, третья находится посередине между ними».

    Теперь многие цитадели пустуют, их крепостные ворота распахнуты настежь, а сложные защитные сооружения – лабиринты стен и подземных ходов, рвы и башни – разрушает всепоглощающее время. Но сторожевые башни и остроконечные пинакли, увитые плющом и диким виноградом, зубчатые стены с бойницами, лабиринты коридоров, мрачные подвалы и изрядно постаревшие привидения поразят ваше воображение. Огромные камины и старинные лестницы, бронзовые люстры и резная деревянная мебель перенесут вас в эпоху рыцарей Круглого Стола или во времена Крестовых походов.

    На дворе замков или в мрачных залах, освещаемых дрожащим пламенем факелов, происходили манящие воображение рыцарские турниры. Некоторые рыцари все свое время посвящали тому, что переходили с одного турнира на другой. Например, английский рыцарь Гийом ле Марешаль одержал 203 победы, после чего вынужден был искать помощи у кузнеца, так как сам не мог снять шлем, искореженный многочисленными ударами. Средневековые хроники гласят, что два писца были заняты учетом его выигрышей, так как с каждого турнира этот рыцарь увозил много призов.

    У каждого владельца замка был свой герб – геральдический знак, который относился не к отдельному человеку, а целой семье, роду или династии. На гербе обычно изображались небесные светила (солнце, луна, звезды), оружие, растительные орнаменты (деревья, цветы, фрукты), животные (лев, леопард, змея) и т. д. Гербы обычно были выгравированы у ворот, ведущих в замок, а также на дорогой посуде, мебели, нижней части живописных полотен или гобеленов, которые выполняли по заказу знатных рыцарей художники. Часто к гербам прибавлялись девизы и знаки благородного происхождения.

    Медленно пишется история исчезнувших государств, городов, крепостей и замков. Она бывает скрыта в пыльных летописях и старинных фолиантах, засыпана в величественных курганах или неприметных холмах, таится в развалинах некогда великолепных городов и замков и в бесформенных обломках древних сосудов. Порой историческое прошлое несправедливо забывается; жизнь человеческая коротка, и со временем обращается в прах и ничтожное, и великое.

    Встав, прошумят и сгинут города,
    Пройдут и в вечность канут поколенья…

    Молчат руины, и, как писал советский искусствовед М.В. Алпатов, «древние памятники, как и изречения оракулов, требуют толкования». Помня об этом, мы все же постарались составить книгу, чтобы память о прошлом не стала достоянием только ученых-историков.

    Крепкостенная Троя

    Реконструкция Трои

    В 1880-х годах легендарную Трою считали сказкой не только великие поэты И.В. Гёте и Д.Г. Байрон, но и многие европейские ученые. Немецкий археолог Генрих Шлиман доверился поэме Гомера «Илиада» и в 1871 году начал раскопки на северо-западе Турции – на холме Гиссарлык. Впервые холм Гиссарлык как объект раскопок заметил еще в 1820е годы Ч. Макларен, который, изучив его, пришел к выводу, что развалины Трои следует искать внутри холма. Но к раскопкам он так и не приступил.

    Археологические работы Г. Шлиман начал с компасом в одной руке и томиком «Илиады» – в другой. Холм Гиссарлык, возвышавшийся к северу от города Бунарбаши, привлек его внимание сразу. И большая группа греческих и турецких рабочих, вооружившись заступами и лопатами, начала «вгрызаться» в этот холм. Работы продолжались несколько лет, и только в 1879 году Г. Шлиман написал одной своей знакомой: «Троя раскопана, и нет второй».

    Однако еще с первыми сообщениями о раскопках на холме Гиссарлык начали раздаваться голоса скептиков, одни из которых вообще сомневались в исторической достоверности поэмы «Илиада»; другие, хоть и признавали Трою не мифом, но отвергали разрытый Г. Шлиманом холм и предлагали искать античный город на соседних возвышенностях. Третьи считали, что события Троянской войны и сам город находились вне Троады, а перенесли их туда греческие певцы и сказители при колонизации Малой Азии. Но постепенно скепсис иссяк, и на исторических картах гомеровская Троя прижилась в северо-западной части Малой Азии.

    Позже к раскопкам Г. Шлимана присоединился молодой американский архитектор В. Дёрпфельд, установивший, что было открыто целых девять Трой. Все они, одна над другой, были перестроены между третьим тысячелетием до нашей эры и 500 м годом нашей эры.

    Троя, основанная около 3000 года до нашей эры, лежала у входа в пролив Дарданеллы, через который из Эгейского моря можно было пройти в Мраморное и далее через Босфор – в Черное. А это был один из важнейших торговых путей древности, и, контролируя переправу через пролив и собирая дань со всех проходящих судов, жители Трои держали в своих руках всю торговлю между Азией и Европой. Лучшего места для города, чем то, на котором была построена Троя, было и не придумать. И потому всякий раз на месте разрушенного войной или землетрясением города вырастал новый.

    После очередного разрушения руины не разбирали, а трамбовали и строили новые сооружения на этом же месте. Троя-I была крепостью с трехметровыми стенами и мощными башнями. После большого пожара, связанного, очевидно, с чужеземным завоеванием, крепость отстроили заново, утолщили ее стены до 4 метров и возвели дополнительные башни. В центре города появился царский дворец, в котором Г. Шлиман нашел знаменитый «клад царя Приама»[1].

    Около 2300 года до нашей эры Троя-II тоже погибла в результате завоевания и пожара. Ее правители, покидая город, полагали, что разлука будет недолгой, но вернуться им не довелось, и после этого города появились следующие Трои. После разрушения Трои-V на это место пришло новое население, владевшее новыми методами строительства и изготовления керамики. Именно Трою-VI ученые и считают гомеровской. В этот период город достиг своего наибольшего расцвета, его площадь составляла 18 гектаров – больше площадей всех предыдущих и последующих Трой. Таким образом, наука установила, что на холме Гиссарлык, как в «слоеном пироге», лежат остатки не менее девяти городов.

    А древнегреческие мифы повествуют, что первым город построил царь Ил и нарек его Илион – город Ила, называвшийся также и Троей по имени отца Ила.

    После Ила царем Трои стал его сын – хитрый и умный Лаомедонт, который умел привлечь в свой город людей из других стран, и потому при нем Троя сильно увеличилась в своих размерах. Лаомедонт заботился о своих подданных, строил водопроводы для орошения полей, проводил дороги, и слава о заботливом царе распространялась по всей округе. Народ охотно шел к Лаомедонту, и вскоре прежние городские стены, возведенные его отцом и первыми поселенцами, стали тесными для города. Приходившие чужеземцы стали селиться вне их, и так вокруг Трои-Илиона со временем образовался второй город, обступивший со всех сторон первый. А на вершине холма в середине этого города возвышался прежний Илион, опоясанный стенами.

    И решил тогда Лаомедонт и второй город обнести стенами, чтобы стала Троя самым огромным городом на земле, а он – самым могущественным из всех царей. Но у большого города и стены должны быть другими, чтобы на них не мог взобраться самый могучий герой и не разрушили бы их самые крепкие тараны. Кто же построит царю такие стены? Собственный народ его недостаточно искусен, да и не так уж много у Лаомедонта рабов, которые могли бы выполнять эту трудную работу. А свободных своих подданных царь не хотел принуждать: «Еще, пожалуй, возмутятся да и уйдут к другому царю. Что я тогда буду делать без народа в пустом городе?»

    Во время таких размышлений пришли к Лаомедонту два чужестранца. Один из них был исполинского роста, и все в облике его говорило о дикой и неукротимой силе, однако что-то покорное и смиренное было в полусогнувшейся в поклоне фигуре. Другой был стройным и красивым юношей, который обращал внимание каждого своим спокойным и свободным взглядом.

    Чужестранцы сказали, что готовы стать рабами Лаомедонта, но только на один год, в течение которого он может возложить на них любую работу. Это были боги Посейдон и Аполлон: наказанные Зевсом, они, не открывая своей божественности, должны были провести год на службе у смертного. И стали Посейдон и Аполлон возводить троянские стены.

    Мощный Посейдон вложил много труда: он из недр земли выламывал каменные глыбы, таскал их к городу и складывал из них стену. Аполлон же приводил в движение камни звуками своей лиры: сами собой складывались камни и сама собой воздвигалась стена. Изумился Лаомедонт при виде стены, сложенной из исполинских каменных плит. Как отвесная скала, поднималась стена, оставляя местами просветы, в которых находились крепкие железные ворота. Поверх стены шла широкая дорога, по которой могла проехать колесница. На углах стен возвышались высокие башни с узкими отверстиями, из которых было удобно смотреть на то, что делается под стенами. За такими стенами нечего бояться ни драконов, ни великанов, ни неприятельского войска. Стоит только запасти достаточно съестных припасов – и сиди себе за стеной хоть целые годы.

    Однако вероломный Лаомедонт обманул строителей: он отказал им в обещанной награде, изгнал из своей страны и даже пообещал отрезать уши, если они еще когда-нибудь попадутся ему в руки. Через некоторое время обманул царь и Геракла: не дал ему обещанного волшебного коня и с угрозами изгнал из своей земли. Пошел герой войной на Лаомедонта и взял его город. Царя и всех сыновей его, кроме Подарка, Геракл умертвил своими стрелами. Подарк же и сестра его Гесиона были взяты пленниками. Царственную деву Гесиону отдал Геракл своему другу Теламону, а еще ей было разрешено избрать одного из пленников и даровать ему свободу. Она выбрала своего брата Подарка: при освобождении надлежало дать за него выкуп, и Гесиона отдала свое покрывало. С тех пор брат ее стал называться Приамом, то есть «искупленным».

    Гомер описывает Трою как «город, построенный славно, с изящными башнями и величественными стенами». Эта мощная крепость, господствовавшая над окружавшими ее землями, была разрушена около 1250 года до нашей эры в результате землетрясения и Троянской войны, описанной Гомером. Тогда «великий царь греческих царей» Агамемнон, собрав огромный флот, подошел к «крепкостенному» городу, но долгих девять лет греки не могли овладеть Троей.

    Чтобы захватить город, нападающие изобретали различные машины для засыпания рвов, стенобитные орудия, платформы для восхождения на стены. А защитники в свою очередь старались все это разрушить или сжечь. Да и как было овладеть Троей, если городские стены возводили боги Посейдон и Аполлон и взять их можно было только «по воле богов». И тогда царь Итаки, хитроумный Одиссей, предложил действовать хитростью.

    Он посоветовал соорудить такого огромного деревянного коня, в котором могли бы спрятаться самые могучие герои греков. Все же остальные войска должны были отплыть от берегов Троады и укрыться за островом Тенедосом. Троянцы ввезут коня в город. Ночью выйдут из коня воины и откроют ворота города тайно вернувшимся грекам. Одиссей уверял, что только таким способом можно овладеть Троей.

    Читатели знают, что так оно все и случилось. Но ведь у Гомера нет ни одного слова о «Троянском коне», однако, как считает И. Машников, его не следует считать и плодом литературной фантазии Вергилия. Он предлагает предположить, что «Троянский конь» – это стенобитное орудие, и если это так, то оно по своему конструктивному решению было выдающимся явлением. Значит, должно было иметь своего конкретного создателя. У Вергилия об этом сказано, что последним из коня вылезает «Эпей… придумавший лошадь». Следовательно, Вергилий описал конкретное инженерно-техническое сооружение, что было вполне возможно. Но он лишь передал древние сведения о коне, не снабдив их подробными комментариями…

    Афинский акрополь

    Слово «акрополь» в переводе с греческого означает «верхний город», а на Руси такие укрепленные верхние города называли кремлями. Некогда афинский Акрополь действительно был крепостью, и казалось, сама природа позаботилась о том, чтобы возвышающаяся на несколько десятков метров площадка холма с его отвесными склонами была неприступной для врагов. Афинская равнина со стороны моря открыта, а с остальных – окружена горными вершинами. Таким образом, Акрополь был доступен только с западной стороны, но, имея все географические выгоды, он даже не нуждался в защите. Кроме того, холм так густо порос оливами, что они и сами могли служить прекрасным средством обороны.

    На развалинах Акрополя можно прочесть историю Греции от эпохи легендарного царя Кекропа до турецкого владычества. Начало греческой столицы теряется во временах столь древних, что они кажутся баснословными. В середине XIX века до нашей эры, как пишет древнегреческий историк Геродот, прибыл в Аттику царь Кекроп, рожденный землей и имевший туловище змея. Он построил на Акрополе крепость с царским дворцом[2], и основанный царем город стали называть Кекропией, а его жителей – кекропидами. Сначала Акрополем владел Зевс-громовержец, но когда на земле Аттики появился новый город, за владение им поспорили бог Посейдон и богиня Афина. При царе Кекропе и состоялся этот известный спор за обладание Аттикой.

    Олимпийские боги во главе с Зевсом выступали судьями в этом споре, когда Афина и Посейдон принесли свои дары городу. Ударом трезубца рассек Посейдон скалу, и из камня хлынул соленый источник. Глубоко в землю вонзила свое копье Афина, и на этом месте выросла олива. Все боги поддержали Посейдона, а богини и царь Кекроп сочли оливу более полезным подарком для Аттики [3]. Разгневанный проигрышем бог Посейдон послал на равнину, расстилавшуюся вокруг города, огромные волны, от которых можно было укрыться только в крепости Акрополя. За жителей вступился громовержец Зевс, да и сами горожане умилостивили Посейдона, пообещав воздвигнуть в его честь храм на мысе Сунийон, что впоследствии и сделали.

    Несмотря на природную защищенность, Акрополь еще в древние времена был укреплен стеной, которую называли Пеласгийской. По предположению некоторых ученых, это произошло около 1100 года до нашей эры, когда сюда из Беотии (по другим сведениям – из Сицилии) прибыли пеласги, славящиеся своим искусством возводить стены. Персидский царь Ксеркс, захватив в 480 году до нашей эры Афины, повелел разрушить эти стены, но остатки их сохранились и до настоящего времени.

    Превращать Акрополь из крепости в святилище первым стал правитель-тиран Писистрат. При нем на месте царского дворца был возведен Гекатомпедон (стошаговый, стофутовый), посвященный богине Афине. Греки так высоко чтили свою покровительницу, что отпустили на волю всех рабов, участвовавших в строительстве этого храма. В 479 году до нашей эры Гекатомпедон разрушили персы во время краткой оккупации Афин, но остатки фундамента этого храма и сейчас видны рядом с Эрехтейоном.

    После изгнания Писистратов на Акрополе уже вовсе не было жилых домов, только храмы, жертвенники и статуи. При храмах жили жрецы и жрицы со своими помощниками и служителями.

    Захват персами Акрополя, считавшегося неприступным, очень обеспокоил греков, и после их изгнания они начали большие работы по его укреплению. Афинянам пришлось не только восстанавливать укрепления, но и заново возводить почти все храмы. Была расширена площадка на вершине холма, при восстановлении Пеласгийской стены прежняя ее линия была значительно раздвинута, в особенности на север и северо-запад, так что часть долины, простиравшейся между холмами, присоединилась к древней крепости. В пространство между старыми и новыми стенами засыпали развалины храмов, остатки зданий и разбитые скульптуры. При этом древние авторы отмечали, что фрагменты старых храмов и обломки посвященных богам статуй были захоронены «с величайшим тщанием, уважением и почестями», чтобы никогда больше вражеская рука не надругалась над древними святынями.

    Вероятно, около 460 года до нашей эры из Делоса в Афины была перенесена союзническая казна, а до этого город не имел своего сокровища. Первоначально богатства из касс союзников хранились скорее всего в святилище Афины, выстроенном на северной оконечности Акрополя. Сначала в храме хранились священные предметы спора между Посейдоном и Афиной – олива и трезубец, соединяя, таким образом, культы обоих божеств и знаменуя последовавшее после спора примирение между ними. Но храм сильно пострадал от персов и не мог больше быть надежным местом для хранения казны. Афины к этому времени достигли уже такого могущества, что можно было заботиться не только о военных сбережениях: своей доли внимания требовали и памятники искусства. Поэтому греки стали использовать союзническую казну не только на сооружение флота, но и на украшение Акрополя. Председателем строительной комиссии народ выбрал Перикла, который вместе с гениальным художником и скульптором Фидием составил план грандиозной реконструкции Акрополя.

    Теперь, в эпоху своего процветания, стоя на вершине могущества и славы, Афины более чем когда-либо должны были выразить своей богине чувство признательности за те дары, которыми она их осыпала. Поэтому поистине величественной была идея Перикла превратить Акрополь в священную ограду Афины, а бывшую крепость – в единый архитектурный ансамбль. Народ охотно согласился на значительные затраты для нового строительства и в течение многих лет поддерживал приведение этого плана в исполнение. Плутарх в своем сочинении «Перикл» писал, что на Акрополе

    стали подниматься величественные строения, неподражаемые по красоте и изяществу. Все ремесленники старались друг перед другом довести свое ремесло до высшей степени совершенства.

    На самом высоком месте Акрополя высится Парфенон, который кажется продолжением скалы, завершением всего окружающего. Известно, что строить его было трудно и дорого, однако следов человеческих усилий в нем даже незаметно: храм возник как бы сам собой, не было никакого насильственного вторжения в ландшафт, наоборот, – полное единство «замыслов» природы и архитектора.

    Парфенон был выстроен на месте древнего святилища, разрушенного персами. Каждый фронтон Парфенона содержал группу скульптур, объединенных определенным сюжетом. Например, на восточном фризе изображено рождение богини Афины, на западном – ее спор с Посейдоном, а завершал скульптурный декор Парфенона фриз, на котором была представлена торжественная процессия во время праздника Великих Панафиней (то есть «всеафинских»).

    Панафинеи сначала были сельским праздником урожая: по преданию, Тесей ввел его для всех жителей Аттики, объединившихся в одно государство. Первый день праздника посвящался музыкальным состязаниям, которые проводились в Одеоне – специально построенном Периклом театре. Затем следовали гимнастические игры, хоры, бег с факелами и состязание триер. Победители получали оливковый венок или красивый глиняный сосуд, наполненный оливковым маслом.

    Внутри Парфенона, в восточном отделении храма, стояла богиня Афина в окружении двухъярусной колоннады, имевшей форму буквы «П». Павсаний в своем «Описании Эллады» сообщает, что

    статуя Афины изображает ее во весь рост в хитоне, до самых ног; у нее на груди – голова Медузы из слоновой кости, в руке она держит изображение Ники приблизительно в четыре локтя, а в другой руке – копье. В ногах у нее лежит щит, а около копья – змея… Посредине ее шлема сделано изображение сфинкса… по обеим же сторонам шлема сделаны изображения грифонов. На постаменте статуи изображено рождение Пандоры – первой женщины.

    Все части статуи были покрыты рельефами: на сандалиях богини показана схватка лапифов с кентаврами, на лицевой стороне щита – битва с амазонками, на внутренней – сражение олимпийских богов с титанами. Перед статуей Афины был устроен небольшой бассейн, чтобы испарения воды не давали пересыхать слоновой кости.

    После завершения строительства Парфенона греки принялись за сооружение Пропилей, которые по ширине своей занимают весь западный склон холма. На Акрополь и в наши дни можно попасть лишь по извилистой широкой тропинке, высеченной в скалах. Ступенчатая дорога приводит сначала к торжественному монументальному порталу – знаменитым Пропилеям с колоннами в дорическом стиле. Они целиком построены из белого пентелийского и фиолетового элевсинского мрамора архитектором Мнесиклом в 437–432 годах до нашей эры.

    Пропилеи были одним из самых знаменитых и любимых памятников древних Афин. Ораторы VI века до нашей эры указывали народу на Пропилеи как на символ и славу афинского величия, а некоторые античные авторы ставили их архитектуру даже выше архитектуры Парфенона. Строительство этих величественных ворот потребовало огромных средств, однако в связи с рядом поражений в Пелопоннесской войне и началом упадка Афинского государства Пропилеи так и остались недостроенными.

    Но прежде чем войти в эти величественные мраморные ворота, каждый невольно оборачивается вправо. Там, на высоком пьедестале бастиона, некогда охранявшего Акрополь, высится маленький изящный храм богини победы Ники Аптерос, украшенный невысокими барельефами на темы греко-персидских войн. На массивном выступе акропольской скалы легкий, воздушный храм поставлен так, что своей белизной он вырисовывается не на фоне других архитектурных сооружений, а на фоне синего неба. Это хрупкое, похожее на изящную мраморную игрушку здание, возведенное архитектором Калликратом во второй половине V века до нашей эры, как будто улыбается само и заставляет улыбаться многочисленных посетителей Акрополя.

    Внутри храма была установлена деревянная позолоченная статуя богини, и она так понравилась грекам, что они простодушно упросили скульптора не делать ей крыльев, ведь победа непостоянна и перелетает от одного противника к другому. Афиняне изобразили Нику бескрылой, чтобы она не могла покинуть их прекрасный город, так недавно одержавший великую победу над персами.

    После Пропилей афиняне выходили на главную площадь Акрополя, где стояла бронзовая статуя Афины Промахос (Воительницы) высотой 8,5 метра. Статуя богини была сооружена за счет десятой части добычи, захваченной греками в битве при Марафоне. Об этом же гласила и надпись на каменном пьедестале: «Афиняне посвятили от победы над персами». Скульптор Фидий исполнил ее в полном вооружении: в шлеме, с копьем, щитом и с эгидой[4] на груди. Пьедестал был высоким, и позолоченный наконечник копья богини, сверкая на солнце, был виден далеко с моря и служил для мореплавателей своеобразным маяком.

    Самым священным, самым таинственным и загадочным храмом Акрополя считается Эрехтейон, связанный с сокровенными событиями мифологической истории Афин и Аттики. Строительство его велось с большими перерывами, в свободное от войн время: Эрехтейон был заложен в 421 году до нашей эры и окончен после побед Алкивиада в 409–408 годах до нашей эры.

    Древнегреческий миф рассказывает, что Эрехтей (или Эрихтоний)

    был сыном богини Геи и бога Гефеста и имел полузмеиное-получеловеческое тело. Младенцем его взяла на воспитание богиня Афина и отдала дочерям Кекропа в закрытом ларце, строго-настрого запретив открывать его. Но две из сестер – Герса и Аглавра – были очень любопытны и заглянули в ларец. Увидев там младенца, которого охраняли две змеи, они очень испугались и, охваченные насланным на них безумием, бросились со скалы Акрополя и разбились. Третья сестра, Пандора, была послушна воле Афины и впоследствии получила на Акрополе свое святилище.

    Эрехтейон стоит в той части Акрополя, где еще в догомеровские времена располагался царский дворец. История не сохранила имен создателей этого храма, так как он возводился уже после Перикла и Фидия. Те, кто сооружал это замечательное здание, столкнулись с чрезвычайно сложными строительными проблемами. Прежде всего Эрехтейон должен был связать воедино несколько святилищ, давно существовавших на своих ритуально-неприкосновенных местах, к тому же располагавшихся на разных уровнях. Строителям пришлось практически оставить этот неприкосновенный рельеф площадки и возводить храм из частей, сооружаемых на разной высоте. В результате появилось весьма сложное здание с четырьмя портиками, которое не имеет аналогов в греческой архитектуре[5]. Например, восточной частью своей южной стороны Эрехтейон соединяется с северо-восточным углом фундамента Гекатомпедона; также невидимо он сохраняет связь с камнями царского дворца микенских времен.

    Фриз, опоясывавший Эрехтейон, представлял собой сплошную ленту из темно-синего элевсинского мрамора, украшенного скульптурным рельефом из желтоватого паросского мрамора. Между центральной дверью северного портика и дверью портика кариатид находилось продолговатое помещение. С внутренней стороны его западной стены располагался колодец-расщелина, через которую можно было видеть «море Эрехтея» – источник соленой воды. Возле западной стены храма и находится святилище Пандоры, в котором растет священная олива, подаренная Афиной. Дерево всегда оставалось такой же величины, каким впервые появилось после удара копья богини. Предание повествует, что на следующее утро, после того как в 479 году до нашей эры священную оливу сожгли персы, она дала мощный побег и за ночь выросла на 45 сантиметров.

    В Эрехтейоне были приделы, имевшие особое назначение, и боковые коридоры, которые использовались для проведения религиозных церемоний. В нише одного из коридоров располагалось укромное место священного змея – любимца Афины, которого жрецы вскармливали медовыми пряниками.

    В отличие от Парфенона, который являлся приемным залом богини, Эрехтейон – святая святых Афины, ее дом. Здесь Афина жила в небольшом храме, располагавшемся возле могилы первого греческого царя Кекропа. Эта самая древняя статуя была окружена тайнами и легендами, и считалось, что она не была сделана руками скульптора, а «изображение ее упало прямо с неба». Оливковую статую Афины омывали в море и облачали в одежды, вытканные с особой тщательностью. Плутарх сообщает, что, когда жрецы снимали с богини весь убор и окутывали ее особым покрывалом, афиняне старались провести этот день в бездействии, так как благотворящее могущество Афины в этот момент как бы отключалось от них.

    Оливковая статуя Афины называлась «Палеон», перед ней всегда горел огонь в золотом светильнике, изготовленном знаменитым ювелиром Каллимахом. Светильник наполняли маслом один раз в год, а фитиль его делали из асбеста. Дым от светильника отводили к потолку по бронзовой трубе, сделанной в виде ствола пальмы. Перед этой статуей проводились самые таинственные священнодействия жрецов и аррефор, тщательно скрываемые от непосвященных.

    Две девочки, назначаемые ежегодно, жили в небольшом домике возле Эрехтейона. Это и были аррефоры (носительницы тайны), которым в один из дней после сева предстояло испытание, требовавшее немалого мужества. Жрица богини Афины давала им нечто закрытое, чего никто не должен был видеть. Девочки-аррефоры спускались с этой ношей под землю и по потайному ходу проникали в глубь акропольской скалы – в тайник непослушной Аглавры. Там следовало оставить принесенное и взять другое, тоже закрытое и никем не виденное, а потом вновь подняться на поверхность.

    Но в 426 году император Феодосий II приказал разрушить все языческие храмы, и Парфенон превратился в христианскую церковь Святой Софии. При переделке здания сильно пострадала скульптурная группа его восточного фронтона. Уничтожаются все метопы (кроме южных), в восточном фронтоне прорубается окно. Над юго-западной частью Парфенона воздвигается колокольня, в восточной части пристраивается апсида, причем гибнет почти все убранство восточного фасада. Статую Фидия перевезли в Константинополь, где она погибла во время пожара.

    В 1460 году, после завоевания Афин турками, Парфенон стал мечетью. Но самый страшный удар был нанесен ему в 1687 году во время войны турок с Венецией. Парфенон был превращен в пороховой склад, и при обстреле в него попала бомба. От сильного взрыва средняя часть сооружения рухнула, и пострадали многие скульптуры. После победы над турками Ф. Морозини решил привезти в Венецию в качестве трофеев коней с колесницы Афины (западный фронтон). Однако их спускали на землю так небрежно и неумело, что великолепные скульптуры упали и разбились.

    Но и сейчас среди божественных развалин Акрополя можно оставаться часы и дни, бродить среди них и рано утром, и при ярком свете полуденного солнца, и при обманчивом лунном освещении – вы все равно не исчерпаете всеобъемлющей красоты всего того, что вас окружает. Здесь вы стоите лицом к лицу с Афинами V–IV веков до нашей эры, и Акрополь представляется вам почти таким же, каким его видели великие мужи Древней Греции. Окружающая его природа за столетия не изменилась, исчезли лишь деревни, обсаженные оливами и виноградниками. Веками стоит Акрополь под палящими лучами солнца, и мрамор его как будто с каждым днем все больше и больше приобретает золотистый цвет.

    Лишь увидев с Акрополя расстилающуюся у ваших ног Аттику, можно понять, что только здесь и мог расцвести эллинский гений, только среди этой природы и обстановки ясно предстанет перед вами законченная форма идеала. Потому что прекраснейшие древнегреческие сооружения, представ даже в остатках и развалинах, являют собой всю мощь эллинского духа и величайшего человеческого творчества.

    И Карфаген был разрушен…

    Гавань Карфагена

    Как начало любого города, история которого уходит в глубь веков, основание Карфагена тоже связано с легендой.

    Дидона, дочь правителя финикийского города Тира, вместе с мужем должна была наследовать царский престол. Но брат Дидоны убил ее мужа, и принцесса, опасаясь, что ее ждет та же судьба, бежала со своими приближенными в Африку. В 814 году до нашей эры корабли Дидоны причалили недалеко от города Утика, где их встретил вождь обитавших неподалеку берберских племен. У коренных жителей не было желания пускать на постоянное поселение целый отряд, прибывший из-за моря. Однако Дидона обратилась к нумидийскому царю Гиарбу с просьбой выделить немного земли для постройки дома для себя и своей свиты.

    Гиарб разрешил построить дом, но такой, чтобы он занимал места не более того, что ограничит шкура одного быка. И тогда Дидона на глазах пораженных советников вождя разрезала шкуру на тонкие полосы и оградила ими такую территорию, на которой можно было построить целый город.

    Так рассказывает легенда о возникновении на северном побережье Африки крепости Бирса, что означает «шкура». Но вероятно и то, что финикийцы сами познакомились с плодородными странами Северной Африки и основали здесь богатую и могущественную Карфагенскую державу. Карфагеняне основали фактории на Балеарских островах, захватили Корсику, постепенно начали прибирать к рукам Сардинию. Их империя охватывала значительную территорию нынешнего Магриба, имела свои владения в Испании и Сицилии. В Испании карфагенян привлекали серебряные рудники, которых у них самих не было. Долгое время они не помышляли о завоевании всей страны и решились на это только после потери Сицилии и Сардинии. Карфагеняне завладели южной и западной Испанией, но отношения между ними были мирными.

    Флот Карфагена через Гибралтар стал выходить в Атлантический океан, достигал Англии, Ирландии и даже берегов Камеруна. Карфагенские купцы снаряжали корабли и к неведомым землям: их экспедиции поражают своим размахом и мощью, хоть сведений античных авторов дошло и немного. В «Перипле Ганнона», например, повествуется следующее:

    Карфагеняне решили, что Ганнон выйдет в море за Геракловы столпы и оснует карфагенские города. Он отплыл с шестьюдесятью кораблями, на которых было тридцать тысяч мужчин и женщин, снабженных припасами и всем необходимым.

    Карфагенский флот не знал себе равных на всем Средиземном море. Полибий писал, что карфагенские галеры строились так, «что могли двигаться в любом направлении с величайшей легкостью… Если враг, ожесточенно нападая, теснил такие корабли, они отступали, не подвергая себя опасности: ведь легким судам не страшно открытое море. Если враг упорствовал в преследовании, галеры разворачивались и, маневрируя перед строем кораблей противника или охватывая его с флангов, снова и снова шли на таран». Под защитой таких галер тяжело груженные карфагенские парусники могли плавать без опаски.

    Карфагеняне были торгующим народом: сами себя они называли «сыновьями ветра» и «детьми моря», и не было в известном древнем мире такого места, где бы ни бросали они свой якорь. Карфагенские купцы развозили товары во многие страны, поэтому им нужны были места, куда можно было бы приставать со своими кораблями и безопасно складывать эти товары, а также для того, чтобы местные жители тоже могли продавать свои изделия. Поэтому карфагеняне основали целый ряд колоний, которые находились от них в строгой зависимости. Колонии служили лишь своего рода складами для товаров, а сами участвовали в торговле только как помощники, и распространение их собственной торговли зависело от воли Карфагена. Поэтому ни одна из колоний не возвысилась до богатства города.

    Иностранным купцам и кораблям Карфаген открывал свои гавани в соответствии с заключенными договорами, всем остальным карфагенские территории были недоступны. Только там, где неизбежна была совместная торговля (например, в Сицилии) позволялось торговать и иностранцам, но с большими ограничениями и под надзором чиновников.

    Карфаген был одним из сильнейших городов-крепостей древнего мира. Он состоял из предместья Мегара и старого города, который отделялся от предместья поперечной стеной и включал в себя цитадель Бирсу и гавань. Последняя в свою очередь разделялась на военную гавань Кофон и коммерческую. Военная гавань могла вмещать до 220 больших кораблей, для которых имелись специальные сводчатые закрытия: в случае необходимости число военных кораблей удваивалось. Посреди Кофона располагался остров, на котором размещались верфи, арсеналы и магазины.

    Длина окружности города составляла 29 километров. С более слабой стороны, с суши, Карфаген был защищен тройной стеной. Высота внутренней каменной стены равнялась 13,5 метра; над ней через каждые 140–175 метров поднимались четырехъярусные башни высотой 18 метров. К этой стене примыкали двухэтажные постройки с прочными потолками, вмещавшие 24 000 человек гарнизона, конюшни на 4000 человек и стойла для 300 слонов, а также провиантские магазины. Вторая стена тоже была каменной, но с башнями меньших размеров. Третья стена представляла собой палисадированный вал со рвом впереди. В этой тройной ограде было устроено четверо ворот. Со стороны моря стена была одиночной.

    Вооружение военных кораблей Карфагена состояло из солдат и гребцов, так что на одном квинкереме находилось 120 солдат и 300 гребцов-невольников, которых специально покупали для этой работы. В общих военных действиях начальники кораблей подчинялись начальникам сухопутных войск, в остальных случаях действовали по приказу Сената. Нередко начальники кораблей получали приказы в запечатанном виде и вскрывали их только в море – в указанном месте.

    Сухопутные войска карфагенян сначала были слабы: их завели только во время Пунических войн, и состояли они из наемных войск, куда входили представители разных народов, например, жители Балеарских островов служили в карфагенском войске пращниками. Вооруженные длинными копьями африканцы служили в пехоте и коннице, испанцы с мечами – большей частью в тяжелой пехоте; обнаженные до пояса и вооруженные мечом галлы, лигуры, греки и другие народы тоже служили в карфагенском войске. Конница была нумидийская и составляла главную силу войска. Сами карфагеняне составляли отдельную, весьма незначительную часть войска. Она называлась священным полком, служившим более для охраны полководца и потому отличавшимся личной храбростью и пышностью. В военное время армия карфагенян была огромной, но и в мирное время они содержали войско, хотя и менее значительное.

    Все складывалось удачно для Карфагена. В те времена значительно уменьшилось влияние Греции – этого постоянного врага Карфагена. Правители города свое могущество поддерживали союзом с этрусками: союз этот был своего рода щитом, который и преграждал грекам путь к торговым оазисам Средиземноморья. На востоке тоже дела складывались благополучно для Карфагена, но к тому времени в сильную средиземноморскую державу превратился Рим. Под ударами римских легионеров военная мощь этрусков клонилась к закату, и Карфаген стал искать союза с Римом – своим будущим убийцей.

    Рим, не желавший ни с кем делить Средиземное море, встал против Карфагена в середине III века до нашей эры. Почти 120 лет (с перерывами) продолжались между ними войны, которые в истории названы Пуническими. Именно к этому времени Рим обзавелся собственным флотом, а первое знакомство римлян с морскими судами состоялось лишь в IV веке до нашей эры, когда в ходе латинской войны они разгромили приморский город Анциум и захватили его флот. Но тогда римляне не нашли ничего лучшего, как сжечь корабли, а их носами украсить ораторский помост на своем форуме. Ла Варанд поэтому справедливо отмечал, что «римляне никогда не были морской нацией, но потом Рим наделил свой флот теми качествами, которые привели его к успеху на суше, – методичностью и упорством».

    После первой Пунической войны карфагеняне в 241 году до нашей эры заключили с Римом мирный договор, по которому должны были оставить Сицилию и все острова Средиземного моря, не приближаться к Испании и заплатить 2200 талантов. После окончания этой войны в африканских колониях Карфагена возник мятеж и разгорелась междоусобная война, длившаяся более трех лет и положившая начало несчастьям Карфагена. Его не спас даже прославленный полководец Ганнибал, который совершил со своей армией беспримерный переход из Испании в Италию, подошел к Вечному городу и разгромил отборные римские легионы. Но и эта победа в конце концов кончилась поражением: Карфаген потерял Испанию и уплатил 10 000 талантов контрибуции.

    Третья Пуническая война началась в 149 году до нашей эры и длилась три года. И все эти три года римский сенатор Марк Порций Катон с фанатичным упрямством все свои выступления в сенате, о чем бы ни заходила речь, заканчивал словами: «Censeo Carthaginam esse delendan!» («Карфаген должен быть разрушен!»).

    Три года легионы Эмилиана Сципиона осаждали Карфаген, и как ни отчаянно сопротивлялись его жители, они не смогли преградить путь римлянам. Шесть дней длилась битва за город, а потом он был взят штурмом. На десять дней Карфаген был отдан на разграбление, а потом снесен с лица земли. Тяжелые римские плуги вспахали то, что осталось от его улиц и площадей. В землю была брошена соль, чтобы не плодоносили больше карфагенские поля и сады. Оставшихся в живых жителей, 55 000 человек, продали в рабство. Рассказывают, что Эмилиан Сципион, чьи войска взяли приступом Карфаген, плакал, глядя на то, как гибнет столица могущественной державы.

    Карфаген был разрушен, но он был слишком велик, чтобы исчезнуть навсегда. Более того: повернись колесо истории иначе, Карфаген вместо Рима мог бы стать владыкой античного мира[6].

    Великая Китайская стена

    Это самое грандиозное сооружение древности за более чем две тысячи лет своего существования не раз ремонтировалось и перестраивалось: к нему пристраивались новые участки и проводились дополнительные ответвления. В настоящее время общая длина всех линий Великой Китайской стены составляет 3930 миль, первоначальная длина равнялась 1850 милям.

    Основная часть сооружения со всеми сторожевыми башнями, сигнальными вышками и гарнизонными поселениями приобрела свои формы в III веке до нашей эры – во времена правления императора Цинь Ши-хуанди. Это был правитель жестокий и властительный, ломавший в своей империи старые традиции и железной рукой внедрявший новые. При нем горели на кострах древние книги, удельные князья и аристократы теряли свой авторитет и имущество, а их крестьяне становились подданными императора. Миллионы их были оторваны от земли и своих семей для выполнения задуманной Цинь Ши-хуанди программы общественных работ. Возводились храмы, императорские дворцы, строилась столица и одновременно Великая Китайская стена.

    Обычно принято считать, что Стена строилась для защиты от набегов северных кочевых племен. Действительно, на Китайское царство с древности совершали набеги степные племена, но для защиты от них еще задолго до Цинь Ши-хуанди возводились земляные валы. Во время правления этого императора племена к северу от Китая были слабы и раздроблены и в то время серьезных забот уже не представляли. Великая Китайская стена должна была служить крайней северной линией возможной экспансии самих китайцев, она должна была уберечь подданных Поднебесной империи от слияния с варварами и перехода к полукочевому образу жизни. Стена должна была четко зафиксировать границы китайской цивилизации, способствовать консолидации единой империи, только что составленной из ряда завоеванных царств. И одних защитных валов было для этого недостаточно…

    Древняя легенда повествует о душе спящего императора Цинь Ши-хуанди, которая взлетела на Луну и оттуда посмотрела на землю. С заоблачных высот Китайская империя показалась ей маленькой точкой, и сжалась тогда душа императора при виде беззащитности Поднебесной. Вот тогда-то и родилась у императора мысль возвести стену, которая окружила бы все государство, сделала бы его «единой семьей», спрятала бы от жестоких варваров.

    Император Цинь Ши-хуанди был суеверен, в конфуцианстве видел враждебную идеологию, и все его симпатии были на стороне даосизма. Он верил в астрологию и был склонен к мистике. Однажды, как говорится в старинном предании, ему приснился сон, будто заяц держит в руках солнце, а другой заяц хочет его отнять. Но тут появляется третий, черный заяц, который и забирает солнце себе. Утром под страхом смертной казни император потребовал у мудрецов и звездочетов, чтобы они объяснили ему смысл ночного видения. И один из приближенных предположил, что два враждебных Китаю царства были побеждены пришельцем извне. Чтобы избежать такой же участи – надо соорудить защитную стену. Со словом «черный» у китайцев обычно ассоциировались кочевые племена, поэтому вполне возможно предположение, что вещий сон означал защиту не только от реальных кочевников, но вообще от всех злых духов севера.

    Шел 221 год до нашей эры. По приказу императора на северную границу была послана армия (300 000 человек) во главе с военачальником Мэн Тянем, на которого и были возложены все обязанности. Он должен был не только соединить существовавшие до этого отдельные земляные валы, заполнив разрывы между ними. Нужно было возвести принципиально новое сооружение из камня и кирпича и с фортификационными укреплениями. Значительная часть стены должна была проходить в горных районах, доступ к которым был сильно затруднен.

    Мэн Тянь в непосредственной близости от возводимой стены создал по всей ее длине 34 базы, которые были связаны с южными дорогами страны. Под строгой охраной на эти базы доставлялись нескончаемые обозы со строительными материалами и продовольствием, а также мобилизованные крестьяне. Оттуда все это распределялось по гарнизонным поселкам, которые располагались неподалеку от баз и в которых жили строители.

    Реконструкция прежних земляных валов и непосредственное возведение стены начинались со строительства башен, которых было 25 000. Они были неодинаковы по своим размерам и строились из разного материала, но каждая представляла собой внушительную пирамиду шириной и высотой около 12 метров. Друг от друга их отделяло расстояние в «два полета стрелы», а соединялись они толстой отвесной стеной, высота которой равнялась примерно 7 метрам, а ширина была такова, что по ней могла свободно пройти шеренга из восьми человек.

    Как же выбиралась линия границы? Об этом тоже повествует древняя легенда.

    У императора Цинь Ши-хуанди была волшебная белая лошадь, которая легко преодолевала горы и долины. Верхом на этой лошади сам император проехал по трассе будущей границы, и там, где лошадь оступалась (а это происходило трижды на протяжении 500 метров), – возводили башню.

    Некоторые ученые видят в изломанных линиях Стены гигантского извивающегося дракона, навеки застывшего и надежно охраняющего благополучие Поднебесной империи. Стена, проходившая по северной границе, создавалась с учетом уже существующих земляных валов. А те в свое время строились, тщательно отграничивая плодородные земли от горных и безлюдных районов, не пригодных для земледелия и заселенных только редкими ордами кочевников. Когда же трасса возводилась заново, строители учитывали природные условия местности, ее доступность для строительства и наличие дорог, по которым можно было доставлять все необходимое.

    Исследователи отмечают, что по своим природно-географическим условиям район расположения Стены представляет собой переходную зону между кочевым севером и земледельческим югом. Земли к северу от Стены уже не являлись китайскими. Это гигантское сооружение тянется на расстояние 5000 километров, причем все так применено к местности, что своей наружной стороной Стена обращена к крутым горным скатам, а внутренней – к пологим, чтобы облегчить движение оборонявших ее войск. С китайской стороны располагались гарнизоны сторожевой охраны и разветвленная сеть складов. С внешней стороны неподалеку высились сторожевые вышки и дозорные пункты. Еще дальше в сторону степей уходили специальные башни (их было 15 000) – передовые форпосты пограничных линий.

    Сооружение Великой Китайской стены в основном было закончено к 213 году до нашей эры. На строительстве Стены было занято не менее 3 000 000 человек, то есть чуть ли не каждый второй мужчина. При малейшем проявлении недовольства или неповиновения их отправляли на строительство. По свидетельству древнего китайского историка Бань Гу, «все дороги были запружены осужденными в ярко-красных одеждах, а тюрьмы переполнены узниками, словно базары с людьми». Мобилизованные крестьяне, оторванные от своих семей, в голоде и холоде, работали на износ и поэтому долго не выдерживали. На смену им присылали новых, которых ожидала та же участь. «Самым длинным кладбищем мира» называют Стену: здесь похоронено 400 000 человек.

    Строительство Великой Китайской стены отразилось в сказах, плачах и преданиях, и одно из них – «Сказание о Мэн Цзян-нюй», вобравшее в себя все ценное, что содержалось в фольклоре об эпохе правления первого циньского императора. Так, например, он обладал плетью, от ударов которой горы передвигались или превращались в плодородные равнины; моря разбрызгивались, и на их месте возникала суша… А еще была у императора волшебная игла, с помощью которой он мог останавливать солнце. Когда началось строительство Великой стены, воткнул император иглу в землю, и наступил вечный день. Люди, трудившиеся на строительстве, успевали поесть не больше 18 раз и умирали, так и не дожив до конца этого необычно длинного дня.

    Сама Мэн Цзян-нюй выросла такой красивой девушкой, словно была спустившейся с небес феей. Да вот только никто не мог видеть ее: родители ее были людьми богатыми, и девушка росла у них в высоком тереме в саду. За ворота ее не пускали, а в сад никто не входил. Одному только Фань Си-ляну удалось увидеть Мэн, и случилось это в те времена, когда император Цинь Ши-хуанди задумал возвести Великую Китайскую стену. Строительство было огромным, поэтому всех мужчин сгоняли туда, а уж если попадешь на строительство, домой вернуться и не надейся.

    Однажды стражники пришли за Фань Си-ляном, но он сбежал и спрятался в саду Мэнов за искусственной горкой из камня. А красавица Мэн со своей служанкой как раз вышла погулять. Увидела она разноцветных бабочек и захотела поймать одну из них. Вытащила Мэн шелковый платочек и хотела бросить его на бабочку, но платочек упал в пруд, а бабочка улетела.

    Когда Мэн подошла к пруду, то заметила притаившегося юношу, наблюдавшего за девушками. Не знал Фань как поступить: бежать – стражники схватят, а оставаться в саду с незнакомыми девушками – неловко.

    Красавице Мэн приглянулся юноша: и статен, и лицом пригож – и в сердце девушки зародилось робкое чувство. Вместе со служанкой она отвела юношу к своему отцу, который тоже оценил красоту Фаня, но захотел проверить и его знания. Он стал задавать юноше вопросы – тот отвечал без запинки. Обрадовался хозяин и тут же решил сделать его своим зятем, да чтобы в тот же день и свадьбу сыграть.

    Но не успели новобрачные войти в цветочный зал и поклониться родителям, как явились стражники и забрали Фаня. Заплакала вся семья, а Мэн поклялась не выходить замуж ни за кого другого и непременно дождаться Фаня. С того дня возненавидела она императора, Великую стену и стражников, которые увели Фаня. Целыми днями тосковала она в своей спальне, не пила, не ела, ночи не спала…

    А когда наступил первый день 10й луны, в который жены несут мужьям теплую одежду, решила и Мэн отнести Фаню теплые вещи. Ни отец, ни мать не смогли отговорить и удержать девушку, и старому отцу оставалось только отправить с дочерью слугу. Мэн скромно оделась, привязала к спине узел с теплой одеждой и покинула родительский дом.

    Прошла она со слугой одну деревню, потом другую; прошли одно поле, потом другое – и очутились у заставы, через которую лежал путь к Стене. Приглянулась Мэн чиновнику заставы и захотел он взять ее себе в жены, но девушка стала так кричать на чиновника, что тому пришлось пропустить ее. А чиновник этот мечтал разбогатеть и получить повышение по службе, вот и написал он начальнику доклад, что есть мол такая красивая и мудрая Мэн. Чиновник рассчитывал, что начальник обрадуется, заберет Мэн себе, а ему даст повышение. Но начальник тоже хотел разбогатеть и получить повышение, поэтому написал доклад самому императору.

    Когда Мэн добралась до Стены, муж ее был уже давно мертв, но она не знала об этом. А когда узнала, три дня и три ночи плакала так, что от слез ее отвалился кусок Стены, и увидела Мэн останки Фаня…

    А в это время император получил доклад, и ему захотелось сделать Мэн своей женой. Приказал он стражникам разыскать девушку и доставить ее прямо в императорскую канцелярию. Увидела Мэн императора и еще больше возненавидела его. Чтобы достойно похоронить Фаня, притворно согласилась Мэн на предложение императора стать его женой, а потом бросилась в реку…

    В 210 году до нашей эры император Цинь Ши-хуанди скончался, крестьяне подняли восстание, и династия Цинь пала. Императоры других династий тоже строили и укрепляли Великую стену, но был один император, который не уважал защитные функции Стены. Это был Тай-цзуна из Танской династии, который видел в Стене только элемент консолидации государства и потому вслух отзывался о ней очень пренебрежительно. Своим генералам, которые шли на войну с тюрками, он говорил, что считает их «более эффективной Великой стеной». Тай-цзуна издал даже указ, запрещавший подданным выходить за пределы Стены без разрешения. Из-за этого указа в 629 году буддийский путешественник Сюань-цзан крадучись покинул страну под градом стрел пограничной охраны.

    При монгольских ханах, основавших династию Юань и правивших Китаем целое столетие, роль Великой стены свелась к минимуму. Марко Поло, первым из европейцев описавший Китай, о ней даже не упоминает, а ведь ко времени его путешествия она еще не настолько пришла в упадок. Просто в эпоху Юань к Стене относились как к бесполезному пережитку прошлого.

    Все изменилось с изгнанием монголов и воцарением чисто китайской династии Мин. При них прежние границы стены были восстановлены, северная ее часть стала вновь проходить вдоль Великой Китайской стены.

    С XV века начались основные работы по реконструкции Великой стены, которые с перерывами продолжались свыше двух столетий. Своего размаха эти работы достигли в царствование Ваньли – одного из известнейших и могущественнейших императоров династии Мин. При нем были укреплены, обновлены и заново воздвигнуты все сторожевые башни, в ряде случаев их модернизировали и снабдили дополнительными укрепленными подходами. Изменился и внешний вид Стены: верхняя часть ее приобрела зубчатый бруствер. Камнями укрепили фундаменты там, где раньше этого не делали; поверхность Стены облицевали каменными глыбами или большими кирпичами. Вдоль всей линии соорудили 1200 укрепленных фортов, некоторые сторожевые башни были оснащены пушками, которые у китайцев получили название «Да цзянь-цзюнь» («Большой генерал»). Еще в начале ХХ века жители Китая именно императора Ваньли считали создателем Стены, и даже ее китайское название «Ваньли чанчэн» расшифровывается именно как «Стена Ваньли».

    Однако со смертью этого императора ситуация изменилась. Силы империи были подорваны, наступил период упадка, на страну обрушились голод, бедствия и лишения. Нарушилось снабжение гарнизонов, расположенных вдоль Стены, солдатам перестали платить жалованье, поэтому усилилось дезертирство, и сторожевая система охраны Стены стала разрушаться. Но зато стала возрастать роль Стены как национального памятника – символа китайской цивилизации. И хотя многие участки стены продолжали рушиться и приходить в упадок, но те, что располагались вдоль дорог, – восстанавливались и заботливо охранялись.

    На западе Великая Китайская стена заканчивалась крепостью Цзяюйгуань. Ее 10метровые зубчатые стены ровным квадратом опоясывают просторный двор, по углам и в середине каждой стены расположены башни. Во внутренний двор можно было протиснуться только через узкую щель между створками ворот, окованных жестью. Но большая часть построек крепости уже развалилась, сохранилось лишь строение ямыня (управления). Его можно узнать по расположению помещений, которое в те далекие времена было установлено строго: приемная начальника ямыня, дальше шли канцелярия, жилище для стражи, конюшни и уж потом широкий двор, где обычно разбирались жалобы и прошения. Здесь же виновных подвергали телесным наказаниям.

    В ямынь пускали не каждого, ведь здесь располагался представитель власти, и потому на воротах управления обычно изображался мифический зверь, который якобы не боялся ни огня, ни воды, ни ветра. Разинутой пастью он старался схватить солнце, однако при первой же попытке проглотить светило его ждала смерть, так как солнце олицетворяло китайского императора.

    Те из иностранцев, кто прибывал в Китай сухопутно, – обязательно пересекали один из проходов в Стене. И всегда это производило на них сильное впечатление. К Великой Китайской стене специально привозили английского посла в Китае Маккартнея, хотя он прибыл морским путем. И он сказал, что если вся Стена такая, как та часть, которую он видел, то это «наиболее изумительное произведение рук человеческих».

    Легендарные Диоскурия и Себастополис

    Волны лениво лижут развалины старой турецкой крепости и остатки былых бастионов, а на дне Сухумской бухты покоится мир древних развалин. Вдалеке виднеются горы, и, может быть, в один из ясных дней увидели их в сиянии белых снегов легендарные аргонавты, приплывшие сюда из Греции в поисках золотого руна. Слухи о сказочных богатствах Колхиды, где горные реки несут золотой песок, заставили их забраться в «угол Понта Эвксинского, где кончается дальнейший путь кораблей».

    Согласно античному мифу, предводитель аргонавтов Ясон похитил у колхидского царя Аэта золотое руно и красавицу-дочь Медею. На обратном пути из Колхиды спутники Ясона, братья-близнецы Диоскуры – Кастор и Полидевк («отроки Зевса») – покинули своего предводителя и поплыли на север. Высадившись в районе нынешней сухумской бухты, они основали город, названный Диоскурией. По другой версии, название города произошло от греческого слова «Диа скури», что означает «Мать рек».

    Так рассказывается в древнегреческом мифе, а история говорит, что примерно в первой половине VI века до нашей эры на месте современного Сухуми, в центре древней Колхиды, купцы из Милета основали Диоскурию. В Милете был очень популярен культ братьев Диоскуров, которым приписывалось спасение милетцев от тирании в VII веке до нашей эры. Поэтому их культ получил распространение и в городах Причерноморья, основанных Милетом или связанных с ним.

    Братья Диоскуры олицетворяли собой смену света и тьмы, дня и ночи, рождения и смерти, мира и войны. Одним из главных их атрибутов была утренняя и вечерняя звезды. Поэтому лицо Кастора обычно обращено к небу и солнцу, а лицо Полидевка склонено к земле. По словам древнегреческого писателя Павсания, одеждой им служила пурпурная хламида (короткий плащ), на голове они носили пилос – шапку в виде колпака. Диоскуры – герои ристалищ, покровители наездников, путников и мореплавателей.

    В трудах древнегреческих историков и географов Диоскурия упоминается как крупный торговый и культурный центр Колхиды. Но потом о Диоскурии стали упоминать все реже и реже, а там и вовсе забыли о ней. Город словно в воду канул, и что послужило причиной его гибели – люди или природа, какая катастрофа разразилась над некогда могущественным городом?

    Древности легендарной Диоскурии давно привлекали к себе внимание исследователей. По сообщениям древних авторов, по старым картам, легендам и лингвистическим параллелям ученые выдвинули несколько версий о местоположении древней Диоскурии. Например, еще в 1712 году здесь побывал французский путешественник де ля Мотрей, которому местные жители показали несколько колонн, изуродованную голову статуи и какую-то медаль (или монету) с надписью «Диоскуриада». В 1874 году немецкий археолог Брунн предположил, что Диоскурия располагалась в районе города Сухуми, но ему не удалось найти следов античной крепости. Однако местные жители не раз после сильных штормов находили на берегу золотые, серебряные и медные монеты античных времен. Много древних предметов попадалось в Сухуми при строительстве зданий, рытье каналов и колодцев. Среди них были остатки греческих сосудов, различные монеты с изображением гербов Диоскурии, Рима, Египта и других городов и государств, с которыми торговало население Черноморского побережья. Сейчас в науке утвердилось мнение, что «остатки основной части древнего города находятся на дне Сухумской бухты, а на территории современного Сухуми располагались его окраины».

    Диоскурия была большим городом, хотя и уступала некоторым колониям северного побережья Черного моря, в частности Ольвии и Херсонесу Таврическому, бойко торговавшим хлебом с греческой митрополией. Но купцы Диоскурии вели оживленную торговлю со многими кавказскими племенами, покупая у них мед, шерсть, ценную древесину и другие товары, а им продавали изделия своих ремесленников и местную соль. В трудах древнегреческого путешественника и географа Страбона указывается, что в Диоскурию прибывали суда из многих стран. «Здесь собиралось до 300 народов, говорящих на разных языках, а дела велись с помощью 130 переводчиков».

    Понтийский царь Митридат Евпатор превратил Колхиду в одну из своих провинций, в первые годы его правления в Диоскурии печатались медные монеты, на которых изображались две фригийские шапочки со звездами над ними – атрибуты братьев Диоскуров.

    В 66 году до нашей эры римский полководец Помпей вытеснил Митридата Евпатора из Малой Азии, и тот вынужден был провести зиму 66–65 годов до нашей эры в Диоскурии, где и составил план дальнейших действий против Помпея. По разным причинам эти планы были сорваны, и Митридату пришлось покинуть Диоскурию. В дальнейшем она, как и другие цветущие и многолюдные города Колхиды, пришла в запустение…

    Но однажды в устье речки Беслетки, которая впадает в Сухумскую бухту, на глубине двух метров археологи обнаружили мраморную надгробную стелу древнегреческой работы. На лицевой стороне ее сохранился прекрасный барельеф – сцена прощания с умершей. Мастер изобразил знатную даму, сидящую в кресле, с которого свисает звериная шкура. Правой рукой женщина обнимает обнаженного мальчика, прижавшегося к ее коленям, левая рука бессильно опущена. На ней – льняная сорочка, на ребенка накинут гимантий (кусок шерстяной ткани), складки которого частью подобраны на коленях женщины, частью тяжело спадают с ее левого плеча. На заднем плане – изваяние молодой девушки-служанки в пеплосе (рубахе без рукавов), которая держит на плече шкатулку, может быть, с погребальным подарком. К сожалению, не удалось обнаружить верхнюю часть надгробия, на котором обычно писали, кому и когда поставлен памятник, но ученые датируют время создания этой стелы рубежом V–IV веков до нашей эры – временем расцвета древней Диоскурии.

    На смену греческим мореходам пришли римские легионеры, основавшие здесь во второй половине I века город-крепость Себастополис[7], назвав ее в честь императора Августа, носившего имя Себастос (высокий, священный). Плиний Старший в своей «Естественной истории» оставил сообщения об этой кастелле (крепости), упомянув и Диоскурию, однако о внешнем виде первоначальных укреплений Себастополиса долгое время ничего не было известно.

    Сухумская стела

    Этот город должен был стать опорным пунктом для завоевания всей Колхиды, поэтому вскоре здесь были построены и другие крепости. В 137 году по поручению римского императора Адриана в Себастополисе побывал Флавий Арриан – правитель Каппадокии. Объехав все побережье Колхиды, он впоследствии сообщал:

    Миновав реку Астлеф, мы раньше полудня прибыли в Себастополь… Поэтому мы в тот же день успели выдать жалованье солдатам, осмотреть коней, оружие, прыганье всадников на коне, больных и хлебные запасы, обойти стену и ров. Себастополис прежде назывался Диоскурией, колония Милета. Крепость Диоскуриада представляет собой конечный пункт римского владычества на правой стороне от входа в Понт.

    Остатки древней стены Себастополиса были обнаружены в 1958 году под асфальтом Сухумской набережной, когда здесь занимались разбивкой сквера. Вынимая грунт, рабочие увидели, что параллельно берегу тянется древняя стена, которая под прямым углом поворачивает в море. Аквалангисты исследовали этот участок дна и обнаружили под водой двухметровую стену, длина которой была чуть меньше трех метров, а ширина равнялась 1,5 метрам. За этой стеной смутно вырисовывалась другая, потом еще одна – целый затонувший город, стены которого были сложены из крупного булыжника, скрепленного известняковым раствором. В одном месте море настолько размыло раствор, что кирпичи без особого труда отделялись от стены.

    Кирпичи древних римлян (тетрадонты) не были похожи на современные: они имели форму квадрата со сторонами, равными 30 сантиметрам. Толщина их небольшая – всего 3 сантиметра, так как античные строители предпочитали экономить кирпичи, а не раствор, поэтому слой скрепляющего состава в два раза превышал толщину самих татрадонтов.

    В начале 1960х годов под руководством В.П. Пачулия начались планомерные исследования дна в прилегающих к Сухуми участках моря. В 60 метрах от берега участники экспедиции обнаружили остатки стен и круглой башни, диаметр которой равнялся 3 метрам. В стене, примыкающей к башне, сохранился пояс из 3 рядов тонкого кирпича: такие кирпичные пояса в Древнем Риме применяли для предотвращения деформации сооружения, которая образовывалась из-за неравномерности нагрузки на стены. В башенной стене (толщина ее равнялась полутора метрам) ученые обнаружили просветы и предположили, что они могли служить бойницами. Вероятно, здесь находились оборонительные сооружения, прикрывавшие вход в реку Басму.

    Метрах в 100 от берега проходил южный бастион Себастополиса, стены которого были еще толще. Если мысленно соединить остатки стен, сохранившихся на дне моря, то получится квадрат со сторонами приблизительно 80 метров – это и будет территория римской крепости Себастополис. Она занимала площадь в один гектар, что соответствовало размерам римских крепостей, рассчитанных на гарнизон в 200 солдат. Три ее стены лежат под водой, а четвертая – на суше, у самого берега. От укрепления сохранилась только северная стена толщиной более 2 метров, к которой позднее пристроили три башни и пять контрфорсов. В нижней части стены были сделаны сквозные квадратные отверстия, через которые использованная вода стекала в ров. По предположению ученых, контрфорсы были возведены, чтобы воспрепятствовать падению стены; даже сейчас заметно, как люди боролись с морем, неотвратимо наступающим на крепость. Однако контрфорсы не только не приостановили падения стены, но и сами стали наклоняться.

    В VI веке вся Северная Абхазия подпала под власть Византии, но абхазы оказали завоевателям такое сопротивление, что те разместили в Себастополисе и других крепостях большие гарнизоны. В дальнейшем территория Колхиды была ареной многих исторических событий, например, ирано-византийской войны, во время которой укрепления были разрушены. Война эта закончилась победой Византии, и в 565 году император Юстиниан повелел восстановить город и крепость Себастополис. Историк Прокопий Кесарийский в своем сочинении «О постройках» по этому поводу писал:

    Император Юстиниан тот Себастополь, который был только крепостью, заново весь перестроил, окружил его такими стенами и укреплениями, что он стал неприступным, украсил его улицами и другими пристройками. Таким образом, по красоте и величине он сделал его одним из самых замечательных городов.

    Изучив расположение стен, ученые сделали вывод, что крепость Себастополис в результате оползней, которые случаются на Кавказском побережье и в наши дни, опустилась на дно морское. Вероятно, такая же судьба значительно раньше постигла и легендарную Диоскурию. В абхазских преданиях сохранились смутные упоминания о каком-то землетрясении, после которого море поглотило города чужестранцев. Может быть, на дне гигантского Сухумского провала и покоится древняя Диоскурия?

    Древнеримская крепость Зальбург

    Римляне были опытны в военном деле, и от их проницательного взгляда не могло укрыться стратегическое значение того места, где река Майн впадает в реку Рейн. Друз, пасынок императора Августа, которому в 13 году до нашей эры было вверено управление Галлией, заложил здесь сильное укрепление Могонтиак. Оно должно было защищать от воинственных германцев вход в Галлию, а для самих римлян служить базой в их походах на восток. У Майна через Рейн был сооружен мост, и крепость Могонтиак прикрывала собой восточный конец этого моста.

    Римляне овладели областью нынешнего Висбадена с ее горячими источниками, а в первые десятилетия нашей эры их военные отряды заняли крепости Гофгейм и Гёхст. Далее на восток римское владычество не простиралось, так как стареющий император Тиберий отказался от смелой мысли продвинуться до Эльбы. Однако со временем плодородная равнина Майна в сторону Франкфурта и Ганау постепенно застроилась дворами и поселениями дружественных маттиаков и выслужившихся римских солдат. Но этим мирным поселенцам вскоре пришлось узнать, что их спокойная жизнь и возрастающее благосостояние не дает покоя алчным до добычи соседям. Нередко их вооруженные отряды нападали на дворы поселенцев, забирали их скот и все запасы, а в случае сопротивления убивали и самих людей.

    Следовало положить конец этим хищническим набегам, и вот весной 83 года в лагере близ Ганау была собрана большая армия, во главе которой встал сам император Домициан, нанесший неприятелю тяжелое поражение. После победы к реке Нидде и далее вверх по ней римляне соорудили военную дорогу, а чтобы укрепить свое господство над равниной, возвели три большие крепости (Геддергейм, Окарбен и Фридберг). Одновременно с ними на большом изгибе вокруг плодородной долины реки Виттера и в других местах они построили несколько маленьких земляных крепостей. При помощи превосходных дорог они связали эти крепости с более значительными укреплениями, расположенными на равнине.

    В глубоком проходе горной цепи, к северу от Гамбурга, под руководством римских офицеров был выстроен Зальбург – небольшая, почти квадратная земляная крепость, которая располагалась в центре более значительной крепости. Впоследствии на месте этого маленького укрепления император Адриан приказал возвести более значительную крепость с каменной обводной стеной в 100 римских двойных шагов по ширине и в 150 – по длине, то есть площадью 147х221 метр. В последующие времена неприятель очень сильно повредил крепость Зальбург, но в 222–235 годы при императоре Александре Севере ее снова восстановили и даже усилили.

    После 238 года алеманны и франки разрушили крепости пограничной линии на правобережье Рейна, в том числе сожгли и Зальбург, который и до этого подвергался неоднократным разрушениям. И вскоре густые заросли молодого леса скрыли под своей сенью остатки крепостных стен, и место, где прежде царила деятельная жизнь, стало пустынным.

    В 1816 году при проведении большой дороги, идущей на восток, строители сломали стены в юго-западной части крепости. Вандализм прекратился только после вмешательства ландграфа Фридриха V, но научное исследование развалин Зальбурга началось лишь через 40 лет. Особый интерес к крепости проявили германский император Вильгельм I и прусский король Вильгельм II, оба не жалевшие средств на изучение крепостных развалин.

    Исполнителем их воли стал архитектор Л. Якоби, который задался целью восстановить Зальбург с главными частями в наиболее точном соответствии с его первоначальным видом. И ему удалось это сделать, причем не только в главных частях, но и в деталях. Даже плиты пола, двери и их обивка, замки, деревянные колонны с капителями, колодцы с навесами – все было устроено в соответствии с древнеримским образцом.

    Крепость представляла собой большой прямоугольник, но с закругленными углами, была окружена двумя глубокими рвами и защищена каменной стеной, высота которой достигала почти 5 метров. С внутренней стороны к стене прилегал земляной вал с отлогим склоном; под прикрытием бруствера и зубцов защитники могли свободно ходить по верхней площадке вала, ширина которого равнялась 3 метрам.

    Всякий, кто вступал в крепость с дружественными намерениями, оказывался в ее западной части, которая служила убежищем. Среднюю площадь занимал преторий, к которому справа и слева примыкали другие постройки. Передняя часть крепости, обращенная к неприятелю, являлась местом расположения военной стражи.

    В походном дворе, в середине «Главной дороги», соединявшей боковые ворота лагеря, находилась открытая площадь, на которой вершился суд. На ней же размещалась и палатка главнокомандующего, а вокруг нее располагались палатки офицеров. Солдатские бараки, в которых размещалось до 10 человек, располагались в крепости рядами. Это были небольшие досчатые или глинобитные строения, стоявшие на больших каменных глыбах. Полы в бараках тоже были глиняными, а крышу покрывала дранка, солома или камыш. В северной части крепости была солдатская баня, существовавшая только в первое время римской колонизации, а позднее римляне сами разрушили ее до основания.

    Длительные связи с дружественными племенами осуществлялись через Декуманские ворота, которые свое название получили от находившейся здесь площади «десятых когорт» легионов. По краям Декуманских ворот поднимались две каменные башни, соединенные между собой крытым ходом с зубцами. На одном из зубцов возвышалось древко, наверху которого изображен орел XXII легиона, основанного императором Клавдием. Во время бунта Антония Сатурпина этот легион остался верным императорской власти, за что в награду получил в 89 году от императора Домициана почетное название «Pia Fidelis» (Преданный и верный).

    Главное здание Зальбурга располагалось в восточной стороне крепости: ширина его равнялась 11 метрам, но оно нигде не преграждалось колоннами. В холодное время года в этом здании, обогреваемом с помощью жаровен, легионеры занимались военной подготовкой. Расставлялись чурбаны, на которые солдаты нападали с мечами как бы на неприятеля или, как в мишень, бросали в них копья. Кроме того, здесь расставляли деревянных коней, и каждый солдат учился вскакивать на них – сначала без оружия, а потом с оружием. В торжественных случаях здесь же проводились и собрания.

    Было в Зальбурге и святилище, которое закрывалось бронзовой решетчатой дверью. В небольших шкафах святилища хранились «полевые значки» когорт и «знамена», чтимые наравне с богами, так как оставить знамя без защиты было для солдат великим преступлением. Со времен императора Адриана в святилище стали размещать бюсты царствовавшего императора и наследника престола. На фасаде святилища помещали почетные надписи, которые отдельные когорты посвящали императорам.

    Под святилищем в римских крепостях обычно размещалось казначейство, в которое солдаты складывали свои сбережения. Это называлось «складывать у знамен», так как считалось, что здесь их деньги под охраной богов. Счет поступающих и изымаемых денег вел знаменосец.

    У Декуманских ворот, но вне Зальбурга, разбили свои палатки маркитанты и торговцы, которые во время боевых походов шли за римской армией. Искать убежище в самой крепости им разрешалось только в случае крайней опасности. Торговцы строили для себя легкие палатки и хижины, в которых солдаты после караульной службы могли подкрепиться. Впоследствии возле маркитантов стали селиться со своими семьями и окончившие срок службы солдаты. Они занимались разными ремеслами, сажали в огородах овощи, держали коров и коз, для которых на зиму запасали сено. И вскоре на востоке и западе от крепости, а также перед южными воротами вырос небольшой городок, где в годы его расцвета жило более 2000 человек.

    Последние защитники Масады

    Ворота северной стены

    В 80 километрах от Иерусалима находится заповедник Эйн Геди, а в 20 километрах от него – крепость Масада, с которой связана одна из самых героических страниц истории еврейского народа. Масада – это мощная крепость, расположенная на вершине огромной скалы, которая высится недалеко от берега Мертвого моря.

    Географическое положение крепости в зоне безводной пустыни, вдали от населенных пунктов, и природная неприступность сделали ее безопасным убежищем. Римский историк Иосиф Флавий сообщает, что крепость была построена первосвященником Ионатаном, а потом царь Ирод еще больше укрепил ее, соорудив 37 высоких башен. У Иосифа Флавия об этом сказано так:

    Он воздвиг стену вокруг вершины горы и построил поверх стены тридцать семь башен. И царский дворец воздвиг он для себя в крепости, на западном склоне горы – под стеной, замыкающейся на вершине горы. И повсюду в скале были высечены им бассейны для водоемов, благодаря чему ему удалось обеспечить водой жителей крепости… Таким образом, крепость была воздвигнута Богом и людьми для защиты от врага, который поднимется на нее войной…

    Это очень сильная крепость, и вот ее особенности: со всех сторон очень высокой и широкой скалы идут отвесные склоны, которые спускаются в такие бездны, что их не измерить. Тут не ступала нога живого существа. Лишь в двух местах есть в скале небольшая покатость и там тропинки, идущие кверху, но они очень узки.

    Склоны скалы действительно очень крутые: с восточной стороны их высота достигает 300 метров, а высота самой низкой скалы с западной стороны и то достигает почти 100 метров.

    При царе Ироде крепость была обнесена двойной стеной, внутреннее пространство которой разделялось на казематы. В стене было четверо ворот, оформленных в виде квадратных комнат с двумя входами, мощеным полом и сиденьями вдоль стен, украшенных фресками.

    Предвидя возможность длительной осады, он приказал построить в северной части скалы целый комплекс продуктовых складов и рядом с ними большую общественную баню. К западу от Мертвого моря располагались два каньона: от них при помощи открытых оштукатуренных каналов отводилась вода в 12 водосборных систем, высеченных двумя параллельными рядами на северо-западе скалы. Из них вода вручную доставлялась на вершину скалы уже в другие цистерны.

    В 66 году, с начала Иудейской войны, Менахем (сын Иуды Галилеянина) во главе отряда зелотов захватил Масаду. Они избили римский гарнизон и захватили оружие, которое было сложено еще царем Иродом.

    Весной 70 года римская армия под командованием императора Тита осадила Иерусалим, но здесь их ожидало ожесточенное сопротивление жителей города. Предложение о сдаче было с негодованием отвергнуто восставшими, которые своими частыми вылазками пытались помешать осадным работам римских войск. Каждый метр римлянам приходилось брать с боем. Лишь после того, как император Тит окружил Иерусалим кольцом окопов, его армия могла без помех возобновить атаки. В августе легионеры овладели Вторым Иерусалимским храмом, а в сентябре захватили и весь город.

    Но и после падения Иерусалима последние бойцы за независимость Израиля защищались с таким упорным ожесточением, будто их дело еще не было проиграно. В руках сопротивлявшихся оставались еще крепости Махеро и Масада и замок царя Ирода. Последний представлял собой просто укрепленный дворец и потому был без особого труда взят Луцием Бассом. А вот крепостью Махеро римлянам удалось овладеть не столь легко, после чего снова начались избиения и продажа евреев в рабство.

    С геройством, беспримерным в истории того времени, крепость Масада защищалась еще два года после окончания антиримского восстания. Элеазар бен Яир, потомок Иуды Галилеянина, бежавший в Масаду после смерти Менахема, возглавил гарнизон крепости и превратил ее в оплот зелотов и сикариев (кинжальщиков). Количество запасенных продуктов (муки, масла, сушеных фруктов, вина и т. д.) и всякого рода оружия на долгие годы обеспечивало осажденным существование. Поэтому они с вполне достаточными основаниями считали свое убежище совершенно неприступным.

    Через три года после падения Иерусалима римляне двинули против Масады войска. Фульвий Сильва, принявший начальство над римскими войсками после смерти Луция Басса, совершал настоящие чудеса, чтобы захватить Масаду. С большим трудом римлянам удалось укрепиться на единственно доступной площадке и подвести таран. Проникнув через брешь в крепостной стене, они натолкнулись на новый бастион, который им удалось поджечь. Но защитники Масады не стали ждать штурма…

    Элеазар бен Яир призвал всех защитников крепости, оставшихся в живых (960 человек), убить своих жен и детей, а затем покончить с собой, чтобы не попасть в руки римлян. Когда мужчины убили женщин и детей, они по жребию избрали 10 человек, чтобы те убили остальных. В свою очередь эти десять человек, как сказано в «Иудейской войне» Иосифа Флавия,

    на том же условии метали жребий между собой, чтобы кто-нибудь один лишил жизни остальных девятерых, а вслед за ними поразил и самого себя… И вот девять человек подставили горло под удары, а последний осмотрел многочисленные тела павших: он хотел удостовериться, не уцелел ли среди этого всеобщего избиения кто-нибудь, кому нужна его рука. Видя, что все мертвы, он поджег дворец, собрал все силы, по рукоять вонзил в себя меч и пал возле своих родных.

    Так 15 апреля 72 года погибли последние защитники Масады. Спаслись только две женщины с пятью детьми, которые укрылись в одной из пещер.

    Крепость Дербента

    На географической карте есть несколько городов с названием Дербент, но только один из них выделяется своим почтенным возрастом, значимостью в истории народов и древними архитектурными памятниками. Об этом Дербенте сведения встречаются уже у знаменитых историков, географов и путешественников древности: Гекатея Милетского, Хареса Митиленского, Геродота, Страбона, Корнелия Тацита, Иосифа Флавия и других. Много раз город упоминался и в трудах средневековых авторов. Причем в многочисленных письменных источниках город называется разными именами, а его современное название появилось только в VII веке, и означает оно «Запертые ворота», «Ворота на запоре».

    Дербент расположился на западном побережье Каспийского моря – там, где труднодоступные отроги Кавказского хребта почти вплотную подходят к морю, оставляя лишь узкую прибрежную полосу. С древнейших времен здесь пролегал знаменитый Прикаспийский путь из Европы в Переднюю Азию. Этим путем прошли древние арии из степей Восточной Европы на территорию Иранского нагорья; в VII веке до нашей эры этот путь использовали многочисленные кочевые племена, устремляясь к богатым земледельческим районам Юга, чтобы в течение долгого времени грабить и опустошать их.

    История Дербента теряется в веках. И хотя древние письменные источники много сообщают о знаменитом городе, но каких-либо конкретных сведений о времени его возникновения они не дают. Заселение этого района было связано не только с его удобным географическим и исключительным стратегическим положением, но и с благоприятными климатическими условиями. Поэтому поселения здесь возникали еще в ранний период человеческой истории, и уже тогда они были хорошо укреплены.

    Мощные фортификационные сооружения Дербента, изумляющие своей монументальностью, стали предметом многочисленных преданий и легенд. Буйное воображение народа, стремившегося возвеличить свой и без того таинственный город, приписывало основание его то огнедышащим великанам, якобы жившим на Земле еще до появления людей; то фантастическому народу Яджудж – Маджудж (библейским Гоге и Магоге). Арабский историк Х века Масуди в своей книге «Золотые луга» передает рассказ о сыне царя Гиштаспа царевиче Исфендияре, который построил цитадель Нарын-кала, а у декабриста А. Бестужева-Марлинского сказано:

    Они (дербентцы. – Н.И.) говорят, что их город построен чертом… Черт строил в потемках и торопливо; месил в своих лапах камни, дробил их, плевал на них, бросал дома один на другой, отбивал улицы по хвосту. И к рассвету Дербент поднялся на ноги.

    В трудах местного летописца Мирзы—Хедир Везирова (XIX в.) основание Дербента приписывается шаху Лехрасибу из династии Каянидов – современнику библейского царя Соломона. Древнегрузинская хроника повествует о страшном нашествии хазар, для усмирения которых по приказу персидского царя Афридона полководец Ардом вошел с большим войском в страну хазар, разбил их, «воздвиг город у морских ворот и назвал его Дарубанди, что в переводе означает «замкнул ворота».

    Существует и легенда, в которой говорится, что Дербент основал Александр Македонский. Он воздвиг между морем и горами стену с башнями, которую запер окованными железными воротами, «чтобы люди, жившие по ту сторону, не смогли причинить ему никакого вреда». Великий полководец древности никогда не был в этих местах, однако уже само существование многочисленных легенд говорит о том значении, какое имели Дербентский проход и возведенная там система укреплений.

    Оборонительный комплекс Дербента условно можно разделить на три части: цитадель Нарын-кала, морские стены и Даг-бары (горная стена). Каждое укрепление могло функционировать самостоятельно, и в то же время они являются частями единой оборонительной системы. Ядром ее является цитадель Нарын-кала, которую сначала возводили из сырцового кирпича. Ее крепостные стены сохранились почти полностью, хотя именно они более всего подвергались переделкам, особенно в позднее время (XVII–XIX вв.).

    Холм, на котором расположена цитадель, на северной стороне имеет круглые склоны – в сторону оврага, а на востоке – в сторону города. Южный и западный склоны холма более пологие. Общая протяженность стен Нарын-калы достигает 700 метров, а толщина их равняется 2 метрам. В плане цитадель имеет форму неправильного многоугольника, все выступы ее глухие: два из них имеют внутренние лестницы, по которым поднимались на стены. С восточной и северной стороны выступов меньше, так как неприступными эти стороны цитадели делает крутой склон холма.

    Южная сторона цитадели, где нет естественных преград, укреплена сильнее, чем северная. Стена здесь значительно выше (местами достигает в высоту 20 метров) и мощнее, с множеством выступающих квадратных фортов. Мощные стены с бойницами, глубокое ущелье с крутыми склонами, опоясывающими цитадель с 3 сторон, система водохранилищ для больших запасов воды – все делало Нарын-калу почти неприступной.

    О названии цитадели легенды и предания рассказывают разное. В одних из них говорится, что шах назвал ее именем любимой жены Нарын, что означает «нежная, изящная». В других повествуется, что название закрепилось за цитаделью из-за ее размеров: слово «нарын» еще имеет значение «маленькая, компактная». Третьи предания утверждают, что на территории цитадели росло много померанца («нарынч») и первоначально цитадель называлась «Нарынч-кала», а потом последняя буква утратилась.

    Из-за довольно крутого холма, на котором расположена Нарын-кала, все четыре ее внутренних двора размещаются на разных уровнях в виде искусственно выровненных террас с системой подпорных стен. В надвратной части входа в цитадель находились Диван-хана (ханская канцелярия и судилище) и приемная, возведение которых относится к XVII веку.

    У северной стены цитадели, позади ханского дворца, размещался «Зиндан» – подземная тюрьма («каменный мешок»). Легенды и предания многое рассказывают об ужасах этого мрачного сооружения, прозванного в народе «Гедян гяльмяз» («вошедший не вернется»). Некоторые ученые считают, что первоначально это было одно из древних водохранилищ, впоследствии приспособленное под тюрьму.

    К древним сооружениям цитадели относится и огромный, в плане квадратный резервуар, который перекрыт куполом, стоящим на четырех арках. Внушительные размеры резервуара отличают его от остальных древних водохранилищ Дербента, которые к тому же имеют прямоугольную форму. Необычная для мусульманского Востока крестообразная форма резервуара дала некоторым ученым основание предположить, что его строителями были византийские мастера-христиане. По другим версиям под водохранилище приспособили христианский храм раннего Средневековья. Однако крестообразная форма характерна не только для христианских сооружений, так как по древним поверьям горцев крест олицетворял «все четыре стороны света» и потому часто использовался как знак-оберег.

    Одно из самых маленьких водохранилищ Нарын-калы – тоже квадратное (2,65х2,65 м) и тоже перекрыто куполом. Оно расположено у входа в цитадель, и легенды рассказывают, что водой из него пользовались только хан и члены его семьи. У резервуара постоянно стоял вооруженный слуга, который, кроме охраны водоема, первым должен был пить воду, прежде чем ее поднесут хану или члену его семьи.

    В Нарын-калу ведут двое ворот: восточные обращены в сторону города, западные – Горные ворота – ведут в цитадель, минуя город. Для внешних связей особое значение имели Горные ворота, поэтому в народе их прозвали «тайными». Однако гордые и смелые жители Дербента дали им и еще одно название – «Ворота позора», имея в виду, что ими можно было воспользоваться для побега в трудную для города минуту.

    От цитадели до моря тянулись две почти параллельные стены – северная и южная. Первые авторы, описывавшие Дербент, увидели, что городские стены уходят далеко в море. Упоминавшийся уже арабский историк Масуди, например, отмечал: «Часть этой стены, которая вдается в море, называется «эль-каид» (цепь), ибо она останавливает неприятельские корабли, которые бы старались пристать к этому берегу». Он же описывает и способ, который якобы применялся при возведении этих стен. Делалось это при помощи надутых бурдюков, на которые укладывали каменные блоки до тех пор, пока они не достигали морского дна и не поднимались выше уровня воды. После этого вооруженные ножами ныряльщики прорезали бурдюки, и стена прочно вставала на морское дно. Подобное описание встречается и у некоторых других авторов, а вот Баладзори в своей «Книге побед» сообщает о другом способе.

    И приказал он (Ануширван. – Н.И.) возить на кораблях камни и бросать их в море, а когда они оказались над водой, то он построил на них стену, проложив ее в море на три мили.

    Все авторы сходятся на том, что морские стены выполняли чисто оборонительные функции. Правда, существует и легенда об одном торговом караване, который шел с севера.

    Прибыв к городу ночью, он расположился на его северной стороне, чтобы утром, как только откроют ворота, продолжить путь. Но утром открывавшие ворота привратники увидели, что каравана нет. А так как другого пути тоже не было, то стало ясно, что караван прошел по мелководью, чтобы не платить положенной дани. Вот тогда-то правитель города и повелел проложить стены, чтобы невозможно было обойти Дербент по морю.

    В настоящее время та часть стен, которая вдавалась в море, полностью разрушена, и потому об их длине, конфигурации и материале, из которого они были сделаны, можно судить только по противоречивым, а порой и взаимоисключающим сообщениям древних авторов.

    Фортификации Дербента сложены из крупных блоков местного камня-ракушечника. Два ряда каменных плит образуют наружную облицовку стены, а пространство между ними заполнено забутовкой на известняковом растворе. Для прочного соединения облицовочных блоков с «телом» стены в кладке чередовались плиты, уложенные тычком (узкой стороной наружу) и ложком (широкой стороной наружу).

    Толщина городских стен в некоторых местах достигает 3,8 метра, но некоторые источники сообщают и о более значительной их толщине. У Якуби, например, можно прочитать: «Ширина стены… такова, что по ней проедет двадцать всадников (в ряд), не теснясь»; Адам Олеарий писал, что на дербентских стенах «можно было ездить на телегах». Городские стены много раз перестраивались и реставрировались, и потому кладка поздних времен отличается более строгой геометричностью и обработкой блоков, одинаковой высотой рядов и горизонтальностью швов.

    В городских стенах особое место занимали ворота, которые являлись не только частью оборонительной системы, но одновременно и украшением фасада Дербента, говорящим о мощи и богатстве города. Северные ворота, обращенные к враждебно настроенным народам, имеют массивные архитектурные формы, что придает им суровый облик. Ворота южной стены, наоборот, имеют вид легкий, изящный и торжественный.

    Сколько первоначально было ворот в Дербенте, сейчас уже установить трудно. С течением времени и при длительных осадах и кровопролитных штурмах одни ворота разрушались, затем вновь восстанавливались; другие – теряли свое оборонительное значение и потому закладывались; третьи прорубались заново и в другом месте. Ворота северной стены, первые от цитадели, называются «Джарчи-капы» (Ворота вестника), так как около них ханский вестник передавал приказания повелителя. Арабы называли их «Баб-эль-Мухаджир» (Ворота беглецов), а русские – «Водяные ворота», так как через них защитникам города легче всего было добраться до находящегося за ними родника.

    По следам рыцарей Круглого Стола

    История рыцарей Круглого Стола началась с весьма примечательного события, происходившего в корнуолльском замке Тинтагел.

    Славный рыцарь Горлуа, владелец замка и правитель Корнуолла, был женат на красавице Игрэн, к которой вдруг воспылал страстной, но безнадежной любовью король Утер Пендрагон. И тогда на помощь отчаявшемуся королю пришел волшебник Мерлин, который жил во времени «задом наперед»: он придал королю Утеру облик рыцаря Горлуа и помог таким образом добиться расположения неприступной красавицы.

    Вскоре Игрэн родила мальчика, которого назвали Артуром и которому суждено было затмить своими подвигами всех рыцарей Англии. Со временем Артур стал королем и поселился с молодой женой, красавицей Гвиневерой, в замке Камелот. Он призвал к себе самых достойных рыцарей Европы, разместил их вокруг огромного Круглого Стола и провозгласил свой рыцарский девиз: «Сила – это еще не справедливость, справедливость – это и есть сила». Благородство король Артур вознамерился сделать знаменем своего королевства.

    Но вскоре бурные события потрясли замок Камелот. Рыцарь Тристан воспылал любовью к ирландской принцессе Изольде, жене короля Марка, и в конце концов погиб от его копья. Доблестный рыцарь Ланселот полюбил королеву Гвиневеру, сердце которой ответило ему. Их любовь была столь беззаветна, что перед ней отступили и рыцарская дружба, и супружеская честь. Но велико было и благородство короля Артура, который долго не принимал никакого решения в отношении влюбленных, чтобы не разрушить братство Круглого Стола. И тогда коварный рыцарь Модред убедил короля Артура поехать на охоту: он прекрасно рассчитал, что влюбленные, воспользовавшись его отсутствием, захотят встретиться… И тогда он позаботится, чтобы об этом все узнали. Королю Артуру не останется ничего другого, как действовать.

    Так все и случилось. Модред, подкараулив свидание Гвиневеры с Ланселотом, ворвался в покои королевы. Ланселот бежал, а сторонники Модреда потребовали суда над королевой. И король Артур вынужден был подписать смертный приговор жене – сожжение на костре.

    Он стоял у окна и с ужасом смотрел на привязанную к столбу Гвиневеру, а палач уже ждал его знака. Модред торопит, но король Артур медлит: неужели Ланселот не успеет придти на помощь своей возлюбленной? Но Ланселот прибыл вовремя и увез Гвиневеру, а королю Артуту не оставалось ничего другого, как идти походом на франков. Однако из Англии он получает тревожные вести: Модред, воспользовавшись его отсутствием, намерен себя провозгласить королем. Артур возвращается: у реки Комблан сходятся для решающей битвы отряды Модреда и воинство короля Артура. Много славных рыцарей погибло в этом сражении, был убит и вероломный Модред. Но он успел смертельно ранить короля Артура…

    Перед смертью король Артур повелел рыцарю Бедиверу бросить в озеро свой знаменитый меч, чтобы никто не мог запятнать его разбоем и бесчестием. Когда Бедивер исполнил волю короля, из воды показалась нежная женская рука волшебной «хозяйки озера» и бережно приняла меч короля Артура. А самого его отвезли в замок на острове Авалон, где он и умер. Но король Артур лишь временно покинул этот бренный мир, скрывшись на блаженном острове, где отдыхают и залечивают раны. А потом он очнется от долгого сна и вновь возглавит свой народ…

    В течение нескольких веков романы о рыцарях Круглого Стола являлись творениями, которые всецело воплощали идеал знати. Аристократы собирали их в своих библиотеках, после обильных возлияний ими развлекались гости знатных феодалов. Незнание рассказов о рыцарях Круглого Стола считалось признаком невежества, именами действующих лиц (Артура, Ланселота и др.) называли младенцев при крещении и т. д. Сохранились сведения, что в 1113 году группа французских монахов посетила Корнуолл. Местные жители рассказали им о короле Артуре, который жил в Корнуолле, сражался против саксов и все еще жив. Когда монахи подняли их на смех, разгорелось побоище, после которого монахам пришлось бежать.

    Смерть короля Артура

    Но легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола были известны не только в Англии. Они перелетели границы, сказители украшали их самыми различными подробностями и деталями; их переводили на многие языки, и они получали новое толкование. В конце XII века о короле Артуре, в частности, писали:

    В какое из мест, куда простирается христианское владычество, крылатая слава не занесла и где не сделала известным имени бритта Артура? Кто… не толкует о нем, когда он, как говорят нам паломники, возвращавшиеся с Востока, почти известнее азиатским народам, чем бриттам? Об Артуре говорят жители Востока, как и жители Запада, хотя их разделяет пространство всей земли. О нем говорит Египет, не молчит уединенный Босфор. Деяния его воспевает владыка государств Рим, да и некогда сопернику Рима Карфагену известны брани Артура, которые прославляет Антиохия, Армения, Палестина…

    Но где кончаются легенды и начинаются исторические факты? Легенды и предания связывают жизнь короля Артура с местами конкретными, и что-нибудь да должно было остаться от Камелота и других замков, где пировали и сражались рыцари Круглого Стола.

    Замок Тинтагел, куда король Горлуа отправил свою жену Игрэн, чтобы уберечь ее от взглядов короля Утера и в котором будто бы и произошла легендарная встреча родителей будущего короля Артура, стоял на берегу Корнуолла. Сейчас развалины замка расположены на краю высокого каменистого обрыва, об основание которого где-то далеко-далеко внизу с шумом бьются морские волны. За обрывом – скалистый остров, на котором располагалась вторая часть замка. Чтобы добраться до нее, надо спуститься по бесконечным каменным ступеням до обрыва, а потом вновь подняться на вершину острова. Замок Тинтагел, вероятно, был и впрямь недоступен, так как летописец Джеффри Монмутский в своей «Истории бриттов» писал о нем:

    Он расположен на море, и море окружает его со всех сторон. Нет к нему доступа, кроме узкой тропинки в скалах, которую могли бы преградить три вооруженных рыцаря, если бы ты и наступал по ней со всей армией Британии.

    Правда, впоследствии ученые установили, что замок Тинтагел был построен примерно в XII веке норманнским герцогом Реджинальдом, и, следовательно, при короле Артуре этой грозной крепости не было. Однако археологи установили, что в «темную эпоху» здесь действительно были строения, по-видимому, монастырь кельтов. Во время раскопок ученые обнаружили не только монеты XI века, но и керамические изделия, вывезенные из Средиземноморья примерно в V веке. Значит, Игрэн могла находиться в этом монастыре, когда ее посетил король Утер Пендрагон?

    А недалеко от города Фоуи приезжим показывают грубо отесанный камень высотой 2 метра, на котором высечена латинская надпись: «Drustanus hic pacit filius Cunomori» (Здесь лежит Друстанус, сын Куноморуса). Средневековые барды превратили имя Друстанус в Тристан, а Куноморус – это латинская форма кельтского имени Кунвоур, которое носил в VI веке правитель Западной Британии.

    Рядом с камнем археологи обнаружили следы древнего деревянного здания с обширным залом и керамику, сходную с той, что нашли в замке Тинтагел. И тогда ученые предположили, что, может быть, это и был замок Тор, в котором король Марк, Тристан и Изольда переживали свой трагический роман?

    В английском графстве Соммерсет находится холм, у подножия которого раскинулись руины Гластонбэрийского аббатства. Многие исследователи отождествляют этот холм с островом Авалон, куда отвезли в ладье смертельно раненного короля Артура. Известно, что раньше холм был окружен болотами, которые во время весеннего половодья превращались в глубокое озеро. Во время раскопок на вершине холма ученые обнаружили остатки древнего здания, но еще в 1190 году здесь произошло событие, о котором говорится во многих исследованиях. Например, писатель Р.У. Даннинг в своей книге «Артур – король Запада» рассказывает об этом так.

    Один из монахов умолял похоронить его на древнем кладбище – на месте между оснований двух крестов, на которых неразборчиво было написано несколько имен. Когда монах умер и на указанном месте стали копать могилу, то наткнулись на гроб, в котором были останки женщины с сохранившимися волосами. Под ним был найден второй гроб с останками мужчины, а еще ниже – третий, на котором был закреплен свинцовый крест с латинской надписью: «Здесь покоится прославленный король Артур, погребенный на острове Авалон».

    По сообщению хрониста аббатства Маргэма, в первом гробу находились останки Гвиневеры, во втором – останки Модреда, а в третьем – останки короля Артура.

    Вторая запись об уникальной находке сделана хронистом Джеральдом Уэлльским, посетившим Гластонбэри после этого удивительного открытия. Он описал и свинцовый крест, и череп, и бедренные кости – все, что ему показали. Однако ко времени его посещения история открытия этих реликвий рассказывалась уже несколько иначе. Например, ей сопутствовали «чудесные и таинственные знамения», призванные ободрить могильщиков.

    По описанию Д. Уэлльского в земле сначала лежал камень, к которому и был прикреплен свинцовый крест. Под камнем находился только один гроб, но он был разделен: две трети его (в изголовье) содержали останки мужчины, а одна треть (в ногах) – останки женщины с хорошо сохранившимися золотистыми волосами, заплетенными в косу. Но как только к ней прикоснулись нетерпеливые монахи, коса рассыпалась в пыль. Другой была и надпись на кресте: «Здесь лежит погребенный на острове Авалон знаменитый король Артур со своей любимой женой Гвиневерой».

    Были свидетельства еще нескольких хронистов, поэтому, естественно, достоверность их вызывала у ученых сомнения. Не сомневались только в двух фактах: в наличии могилы и существовании креста. В 1607 году антиквар У. Кэдмен опубликовал графическое изображение этого креста, и это был единственный ключ к расшифровке надписи, так как после XVII века крест исчез. Изучив форму букв и характер надписи, ученые установили, что крест определенно относится к «темной эпохе».

    Найденные останки монахи перенесли в монастырскую церковь и погребли в могиле в центре ее. В 1278 году аббатство Гластонбэри посетили король Эдуард I и королева Элеонора, чтобы встретить здесь Пасху. Могилы были вновь вскрыты, и на другой день после Великого четверга король и королева обернули останки в тонкие саваны, окропив их слезами: открытыми оставили только головы и колени, «дабы люди могли им поклониться». Из сообщений некоего Адама из Домэрхэма, очевидца происходившего, можно узнать:

    Король Эдуард… со своей супругой, леди Элеанор, прибыл в Гластонбэри… и приказал открыть могилу знаменитого короля Артура. В ней были два гроба, украшенные портретами и гербами, и обнаружены кости короля, крупного размера, и кости королевы Гинервы, которые были прекрасны.

    Однако упоминавшийся выше писатель Р.У. Даннинг считает, что этот церемониал заранее был подготовлен ловким аббатом Джоном из Тонтона, чтобы добиться для аббатства привилегий.

    В годы правления Оливера Кромвеля аббатство в 1539 году ликвидировали, могилу уничтожили, а кости короля Артура и королевы Гвиневеры развеяли по ветру. Археологи, в 1931 году изучавшие место предполагаемой могилы короля Артура, нашли прочную, но пустую гробницу. Сейчас здесь осталась только табличка для туристов: «Место могилы короля Артура».

    Одна из башен крепости

    К югу от Гластонбэрийского холма виден на горизонте другой холм – Кэдбэри, который над небольшой деревушкой возвышается своей вершиной, поросшей лесом. Лес этот скрывает крепостные валы огромной цитадели, внимание к которой у археологов пробудила некая миссис Харфильд, любившая гулять по холму со своей собачкой. Однажды, ковыряя землю зонтиком, она заметила мелкие обломки глиняной посуды. Ученые определили, что осколки эти относятся еще к доримской эпохе истории Англии, но два-три из них определенно – к «темной эпохе» короля Артура. А в конце 1960х годов археологи открыли остатки зданий, которые могли существовать только в эпоху короля Артура. В центральной части холма, например, явно заметны следы большого здания, построенного в форме креста, что было характерно для европейских церквей V–VI веков.

    На плоской вершине холма Кэдбэри нет никаких руин, здесь никогда не стояли средневековые замки. Так может ли этот холм, в прошлом хорошо укрепленный, быть центром мира короля Артура? Название двух близлежащих деревень – Южный и Королевский Камел, как и название реки Кам, протекающей в тех местах, как будто наталкивают на мысль о замке Камелот. Ведь и по легендам он был окружен равниной с лесом и протекающей неподалеку рекой, но конкретное месторасположение замка никогда не указывалось. Сначала считалось, что замок располагался где-то на юге Англии, но такое мнение существовало до тех пор, пока не появилась версия, что замком Круглого Стола является Винчестер. И только местные жители без всяких версий, но уверенно заявляют, что именно здесь находился Камелот со знаменитым Круглым Столом. Они так и называют этот холм «Замком короля Артура» и дружно утверждают, что в ночь на Святого Джона можно услышать топот копыт боевых коней короля Артура и его рыцарей, спускающихся к ручью…

    Замок Святого Ангела в Риме

    В 136 году римский император Адриан в подражание мавзолею Августа, и даже желая затмить его, решил воздвигнуть себе и своим преемникам на императорском троне гробницу, великолепие которой должно было превзойти все здания Рима. Возвратившись из путешествия по всей Римской империи, император и занялся исполнением своего плана. Начатое строительство было закончено уже его наследником – Антонином Благочестивым (или Кротким), который в 138 году в достроенный мавзолей, согласно завещанию императора Адриана, перенес его прах.

    Первоначально усыпальница была возведена из травертина, кирпича и пеперина (вулканического туфа) и покрыта белым паросским мрамором. Мавзолей императора Адриана представлял собой круглую башню (диаметром более 60 метров) и опирался на огромный квадратный цоколь, каждая сторона которого равнялась 80 метрам, а высота их была не менее 15 метров. Башня заканчивалась конической крышей, покрытой слоем земли и засаженной кипарисами по образцу этрусских могил-курганов. По свидетельству Иоанна Антиохийского, в центре крыши возвышалась огромная мраморная статуя императора Адриана, стоящего в колеснице Гелиоса, запряженной четырьмя конями. Эти кони были столь огромны, что сквозь отверстие их глаз мог свободно пролезть взрослый человек. До наших дней от статуи сохранилась лишь голова императора, которая хранится в Ватиканском музее – в отделении «Пио Клементино».

    Квадратное основание мавзолея было обнесено бронзовой решеткой со столбами, украшенными бронзовыми позолоченными павлинами[8]. Снаружи его украшали пилястры с роскошными капителями, на которых стояли мраморные статуи, привезенные из разных концов Римской империи. В их числе был и знаменитый «Фавн», найденный при археологических раскопках, проводимых при папе Урбане VIII.

    Через узкие ворота и темный коридор со сводами открывался вход в четырехугольную погребальную камеру, тоже построенную со сводами, в которой находился порфировый гроб императора. Освещалась она косыми отверстиями, сделанными в стенах, в нишах которых некогда стояли урны с прахом императоров Антонина Благочестивого, Марка Аврелия, Коммода и Септимия Севера. Септимий Север был последним императором, которого похоронили внутри мавзолея, после чего в течение двух столетий усыпальница оставалась запертой.

    Мавзолей Адриана сохранял свой первоначальный вид и украшения до 400 года, когда император Гонорий составил новый план укрепления стен Рима, по которому усыпальница императоров включалась в фортификационную систему. В 410 году Рим подвергся нападению армии вестготского короля Алариха I, и в превращенном в укрепление мавзолее римляне разрушали украшения, разбивали статуи и их обломки бросали в осаждающего врага. Захватив город, король вестготов отдал его своим воинам на три дня. Столица Римской империи была разграблена, и из мавзолея императора Адриана унесли все, что в нем было ценного.

    В Средние века, в период междоусобных войн, мавзолей Адриана стал крепостью, которая часто переходила из рук в руки. Здесь находили убежище бароны, спасаясь от гнева римских пап, а нередко и сами понтифики искали в крепости спасение от неприятелей и народного гнева. Они бежали из Ватикана по идущей прямо к мавзолею высокой галерее, которая была возведена при папе Николае III. Галерея была такой широкой, что по ней могла свободно проходить запряженная повозка.

    В 1379 году во время внутренних раздоров в мавзолее Адриана засел со своим ополчением Роберт Женевский, который защищал его от народного гнева. После долгого и упорного сопротивления римский народ, захватив эту крепость, решил срыть ее до основания и даже отчасти исполнил свое варварское намерение. Многие плиты и квадратные камни с мавзолея были сорваны, а потом использованы на мощение улиц и другие нужды.

    Впоследствии римские папы постепенно восстановили крепость, а в XVI веке «Адрианова башня», как называли усыпальницу императоров, получила свое нынешнее название – «Замок Святого Ангела», и произошло это по следующему поводу.

    В конце VI века в Риме свирепствовала моровая язва, и жители города в страхе и трепете молились о спасении. Римским папой был тогда Григорий Великий, который, подняв икону Божьей Матери, крестным ходом стал обходить город. Когда процессия переходила через Элиев мост, направляясь к Ватикану, над башней Адриана послышались голоса певших ангелов: «Аллилуйя! Воскресе якоже рече, аллилуйя!». Проникнутый благоговением народ пал ниц, а верховный понтифик обратился с мольбой к иконе Божьей Матери: «Моли Бога о нас, аллилуйя!». И удостоился видеть благословенное явление Ангела Божьего, парящего в воздухе над гробницей императора Адриана и вкладывающего карающий меч свой в ножны. Язва тотчас прекратилась…

    Папы Николай V и Александр VI особенно способствовали тому, чтобы мавзолей Адриана принял совершенно новый вид. В конце XV века папа Александр VI Борджиа укрепил обветшавшее сооружение, возвел вокруг него четыре бастиона, названные именами четырех евангелистов; сделал парадный двор, где декоративной горкой были сложены уже ненужные мраморные ядра. Правда, по преданию, одно из них было использовано и в XVII веке, когда шведская королева Христина стреляла с крыши замка в сторону холма Пинчо.

    Римские папы постоянно занимались перестройками в замке, превращая его в укрепленное место. Для большей безопасности верховных понтификов из Ватиканского дворца в замок провели тайный подземный ход длиной около одного километра; в случае опасности папы могли перейти прямо из своего дворца и укрыться в этой крепости. Кроме того, в замке были устроены папские покои, комната для хранения казны и сокровищ, дворики и помещения для хранения продовольствия на случай длительной осады.

    Со временем некоторые помещения замка превратились в тюремные камеры, в которых в разное время томились архитектор Аристотель Фиораванти, Галилео Галилей, Бенвенуто Челлини, граф Калиостро, семейство Ченчи и др. Иногда осужденных казнили прямо на верхней террасе замка, и тогда над Римом раздавался печальный звон колокола, и поныне находящегося здесь.

    Венгерский замок Вайдахунед

    В XVI веке при римском папе Павле III на вершине замка была поставлена мраморная статуя архангела Михаила (работа Р. Монтелупо); в XVII веке по повелению папы Венедикта XIV ее заменили бронзовой, которая возвышается там и поныне. Ее выполнил скульптор Ф. Жирардин по рисунку фламандского живописца П. Феншенфельда. Бронзовые входные двери, которые вели в гробницу, в 1825 году сняли, так как был открыт коридор, который ведет от входа в большую нишу. Возле нее начинается спиральный вход, огибающий все здание внутри пандусом и достигающий самой вершины замка.

    Церковь в замке Святого Ангела небольшая, всего с одним престолом. В стене, с левой стороны алтаря, в рамке за стеклом висит индульгенция римского папы Григория XVI. Она была в 1838 году дана на всю жизнь солдатам, жившим в верхней части замка и охранявшим ее…

    В настоящее время в замке Святого Ангела устроен Военно-исторический музей, в котором отражены различные моменты римской средневековой истории и представлена богатая коллекция произведений искусства. Так, например, сохранился зал папы Павла III с картиной Перина де Вага – ученика великого Рафаэля, который расписал и несколько других залов сценами из римской истории.

    В крепости Сан-Марино

    Окруженная со всех сторон итальянской территорией, маленькая Республика Сан-Марино сохраняет свою независимость уже более 1000 лет. На ее гербе, известном с XV века, изображен горный массив Монте-Титано с тремя вершинами, на каждой из которых расположены замки – Гуати, Сеста и Монтале. Их донжоны увенчаны большими металлическими флюгерами, а сами замки символически представлены башнями с геральдическими плюмажами из страусовых перьев.

    История этой самостоятельной и независимой страны насчитывает почти семнадцать веков, и до сих пор ее государственное устройство регулируется установлениями 1600 года: страной правит парламент, а высшую исполнительную власть осуществляют два капитана-регента. Временем основания республики считается 301 год, и с тех давних пор многие исторические факты и события обросли легендами и преданиями. Официальная история гласит, что

    в конце III века жил на Арбе, одном из далматинских островов, каменотес Марино, который был известен своими смелыми выступлениями против местных феодалов. Спасаясь от преследователей, он вместе со своими спутниками-христианами переправился через Адриатику и укрылся в Римини, однако и на берегу солнечной Италии враги не давали им покоя. Тогда каменщик ушел в горы и у неприступной вершины Монте-Титано, в одной из горных пещер, построил себе жилище.

    Слух об отшельнической жизни Марино распространился по всей округе, и вскоре к нему присоединилось еще несколько человек, из которых впоследствии образовалась целая община. В нее охотно принимали всех людей, в том числе и скрывавшихся от преследований феодалов, а также гонимых христиан. После смерти основателя общины, который был причислен к лику святых, местность эта стала называться в его честь Сан-Марино. Впоследствии далматинцы построили небольшую крепость, которая стала первым зданием будущего государства…

    В общине, созданной каменотесом Марино, все внутренние дела решались на общем собрании, где право голоса имели и мужчины, и женщины. Это было на закате Римской империи, когда на Апеннинский полуостров обрушились нашествия франков и германцев. Скрывшись на вершине скалы, последователи Сан-Марино избежали той участи, которая постигла жителей других итальянских городов. Впоследствии, в бесконечных войнах между окружающими их феодальными сеньорами, саммаринези (так сами себя называют жители республики) старательно держались нейтралитета. А при попытках покорить их силой могли дать достойный отпор.

    Впервые о Сан-Марино упоминается в документе Х века, в котором перечислялись самостоятельные государства Апеннинского полуострова. В настоящее время на картах Европы «Светлейшая Республика Сан-Марино» (таково ее официальное название) отмечена точкой, со всех сторон окруженной территорией Италии, а в прежние времена ее иногда даже забывали наносить на общегеографические карты мира.

    То, что в течение нескольких столетий республика могла сохранять свою самостоятельность, связано с несколькими причинами. Первоначально, и довольно длительное время, государство было столь бедным и незначительным, что соседи даже не соблазнялись завоевывать его. Кроме того, пока в столицу не были проложены удобные дороги, чужеземные войска практически были не в состоянии добраться до ее укрепленных стен и захватить страну. Но уже в Средние века многие захотели прибрать Сан-Марино к своим алчным рукам, и ей приходилось быть постоянно настороже. Бесконечные войны, нашествия и захваты принесли немало бедствий гордой республике, но особенно много горя сан-маринцам доставили Малатесы – владельцы Римини. Неоднократно пытались они подчинить себе маленькое государство, но при нападении врага весь народ – от мала до велика – поднимался на защиту родины, а крепость на высоком крутом утесе была действительно неприступной. В Сан-Марино до сих пор рассказывают предание об одном каменщике, который пожертвовал жизнью, сражаясь за независимость родины. Захваченный в плен наемниками Пандольфо Малатесы, он был подвергнут страшным пыткам, но не открыл врагам тайный вход в крепость.

    Правда, впоследствии республика три раза подвергалась оккупации, но всегда на очень короткое время. Первый раз это произошло в 1503 году, когда сан-маринцы на несколько месяцев оказались под властью Цезаря Борджиа. Как одна из наиболее старинных христианских общин, Сан-Марино пользовалось особым покровительством римского папы, однако в 1739 году на территорию страны вторглись войска кардинала Альберони. Но и им через четыре месяца пришлось с позором удалиться. И в 1740 году римский папа Климент XII вынужден был признать независимость страны: это ему приписывают знаменитую фразу: «Эта республика застряла, словно кость в горле».

    Оставил свой след в истории Сан-Марино и Наполеон Бонапарт. Потопивший в крови революционные свободы у себя на родине и державший в руках всю Европу, он побывал в древней республике и оставил такую надпись: «Преклоняюсь перед республиканским строем Сан-Марино». Эти слова, собственноручно написанные Наполеоном, вам с гордостью покажет любой сан-маринец, едва вы переступите порог национального музея. Проходя со своими войсками по Италии на рубеже XVIII–XIX веков, Наполеон предложил даровать сан-маринцам оружие, хлеб и земли. Однако те поблагодарили за зерно, согласились принять оружие, но от чужих земель отказались наотрез.

    С 1463 года Республика Сан-Марино не вела объявленных военных действий против кого-либо: исключение составляют 15 сан-маринских солдат, которые в Первую мировую войну воевали на стороне Италии. В сентябре 1944 года немецко-фашистским войскам удалось ненадолго оккупировать страну, однако войти в ее столицу они не решились. И саммаринези, не защищенные ничем, кроме своего нейтралитета, укрывали у себя десятки тысяч голодных и обездоленных беженцев, которые бежали сюда со всей Европы.

    Республика Сан-Марино не прославилась великими поэтами, художниками или музыкантами. Но высокая гора Монте-Титано, по которой петляет асфальтированное шоссе, не просто одна из тех, что составляют отроги Апеннинского хребта. На ее вершине разместилось целое государство со столицей, окруженной крепостными стенами. Город Сан-Марино – столица государства Сан-Марино – расположен на четырех террасах горного склона, почти у самой его вершины. Ему трудно расти, потому что расти некуда: стена завершается крепостью, которая была возведена в 1525 году. За древними крепостными укреплениями – лабиринт узеньких извилистых улочек с многочисленными лестничными подъемами и спусками.

    Зубчатую крепостную стену, которая опоясывает самую макушку Монте-Титано, венчают башни, расположенные на севере горы и видимые на десятки километров днем и ночью. С самой высокой из них открывается великолепная панорама: на юг, запад и на север раскинулись ленты крепостных стен, между ними – красные черепичные крыши, затем отроги гор, поля, виноградники, сады… Восточный склон Монте-Титано – это совершенно отвесный обрыв в несколько сотен метров, поэтому он составляет естественное неприступное укрепление. В 25 километрах синеет Адриатическое море, и в ясную погоду можно увидеть противоположный берег – югославский.

    Никто не защищает границ этой маленькой горной страны, въезд и выезд из нее можно совершить беспрепятственно. Дворцовая стража и несколько десятков полицейских заменяют здесь армию. Бюджетная статья «военные расходы» в государстве отсутствует, а военный арсенал Сан-Марино исчерпывается музейной коллекцией старинного оружия. Даже пост на границе установлен главным образом для туристов – любителей фотографироваться. Костюм гвардейцев состоит из зеленого мундира с аксельбантами, красных панталон, на ботинках – белые краги, а высокие черные фуражки увенчаны пышным бело-красным плюмажем. Но в зимний сезон у въезда в Сан-Марино не встретишь ни одного гвардейца.

    Через крепостные ворота попадаешь на маленькую площадь, куда сходятся несколько узеньких улочек. На фоне серых домов, одного цвета с крепостными стенами, еще больше бросается в глаза буйство красок в витринах магазинов и бесчисленных лавчонок. На площади поставлен памятник Джузеппе Гарибальди: надпись на нем гласит, что это самый первый из всех памятников, сооруженных итальянскому патриоту. Именно в Сан-Марино летом 1849 года, после падения Итальянской республики, гарибальдийцы укрылись от преследований. В местном музее хранятся документы с собственной подписью Д. Гарибальди, его личные вещи и знамя гарибальдийцев.

    В центре города, на площади Свободы, находится Дворец правительства. На башенке, венчающей средневековое здание с тремя входными порталами, установлен колокол. В былые времена он возвещал о приближении неприятеля и призывал к защите страны.

    Главы государства – два капитана-регента – избираются из числа депутатов парламента сроком на шесть месяцев. Их имена становятся известны 1 октября и 1 апреля. Верховные правители Республики Сан-Марино облачаются в традиционный наряд: он состоит из шелкового костюма с кружевным жабо, короткой черной бархатной накидки и маленькой золотой шпаги. Головной убор капитанов-регентов сделан из черного бархата, отороченного белым мехом. На церемонию передачи власти приезжает множество туристов, и в эти дни улицы Сан-Марино заполнены до отказа. На торжественный парад выходят обычно все «вооруженные силы» Сан-Марино: 12 гвардейцев и милиция, в которую призываются граждане республики в возрасте от 16 до 50 лет.

    Третьего сентября сан-маринцы чтут память основателя своей республики. В этот день тишину миниатюрной площади у правительственного дворца взрывает марш военного оркестра. Под бой барабанов идут арбалетчики, которые в старом амфитеатре будут демонстрировать свое искусство; пройдут соревнования между «крепостями», как с давних пор именуются городки республики. Для состязаний в стрельбе из арбалетов извлекаются тяжелые крепостные орудия, все остальное время хранящиеся в башне Ла Фотта – самой высокой из трех. Все в этом празднике соответствует веками освященным традициям – и наряд капитанов-регентов, и средневековое вооружение дворцовой гвардии. Так живет самая древняя на земном шаре Республика Сан-Марино, один из главных принципов внешнего общения которой – не стремиться к расширению своей территории за счет чужих земель…

    На берегах голубого Дуная

    Дунай, воспетый Иоганном Штраусом, представляется нам голубой полноводной рекой, спокойно несущей свои воды среди отрогов Венского Леса. Тесно обступают Дунай горы, на тихих и пустынных берегах его царит тишина, как, например, в ущелье Казане, где слышен лишь шум реки. Но далеко не на всем своем протяжении она спокойная и голубая. Иногда сжатый кручами скалистых гор Дунай сердито бросает волны навстречу судам, которые с трудом преодолевают их напор.

    Дунай на судне не принято называть рекой: Дунай – это Дунай, и люди, занятые на дунайском транспорте, – не речники, а моряки. Плавание по нему заграничное, как на море, и глубины здесь не по речному большие: они позволяют и морским кораблям подниматься по Дунаю высоко вверх. А о трудностях плавания и говорить не приходится, ведь иногда Дунай просыпается таким хмурым и озабоченным, что даже солнечные лучи его не радуют.

    На мраморе римских алтарей бог Дунай изображался гневным и насупленным старцем в длинных одеждах, развевающихся на резком ветру. Нетрудно представить, как истово возносили молитву такому богу! Но не раз люди пытались и поспорить с ним: тысячи рабов по повелению Цезаря высекали углубления в русле, в заводях и там, где помельче, чтобы построить удобные для судов каналы.

    Волны Дуная знают немало языков: они слышат речи венгров и чехов, болгар и румын, народов Югославии и многие другие. Донау и Дуна, Дунав и Дунэря – каждый народ по-своему называет эту вторую по величине реку Европы. Тому, кто умеет слушать его волны, Дунай расскажет о многом.

    Река-граница не сулила спокойствия, и на берегах ее мало кто надолго строил прочный домашний очаг. Зато испокон веков вырастали здесь крепости и воинские лагеря, сначала римские, потом турецкие и австрийские. Затем и они сметались историей, оставив на необъятных просторах горных берегов зубчатые стены и башни, воздвигнутые людьми.

    В 513 году до нашей эры персидский царь Дарий I Гистап предпринял поход против жителей Придунайского края, но, потеряв множество своих солдат, позорно бежал. Недалеко от современного села Новосельское, расположенного за озером Ялцух, стоит курган, на котором по преданию находилась ставка царя Дария. Здесь он принимал послов от скифского вождя Иданфирса, вручивших ему ультиматум с требованием покинуть придунайские степи.

    В 334 году до нашей эры попытку Дария повторил знаменитый полководец древности Александр Македонский. Он переправился на левый берег Дуная, разорил прибрежные поселения, но закрепиться здесь не смог и ушел со своим войском на Балканы. А в Килие, в память о своем пребывании, поставил памятник богу Зевсу.

    В I веке римский император Тиберий построил на правом берегу Дуная дорогу через Катарактскую теснину, но важное стратегическое значение она получила позже, когда император Траян продолжил ее дальше. У входа в Казаны, на отвесной скалистой стене, находится хорошо сохранившаяся памятная доска императора Траяна (103 г.).

    Одним из многочисленных укрепленных пунктов римлян на правом берегу Дуная была крепость Ятрус, письменные источники о которой скудны и весьма отрывочны. Самое раннее упоминание о ней встречается во второй половине II века и первой половине III века, когда крепость находилась под командованием дукса провинции Вторая Мезия и в ней размещался гарнизон конников-щитоносцев. Последующие события неизвестны историкам, но в VI веке император Юстиниан «возобновил новой стройкой пострадавшие части так называемых укреплений Ятрус и Тигас». В VIII веке Ятрус в письменных источниках не упоминался, так как уже был разрушен аварами и, вероятно, славянами.

    Впоследствии «Городище» у села Кривина (так местные жители называют развалины Ятруса) служило карьером, откуда брали камень для сельских построек и даже для возведения пристани в городе Свиштов на Дунае. Более всего при этом пострадали крепостные стены, сложенные из хорошо обтесанных квадров. Ни в юго-западной, ни в юго-восточной стене ворот не было, но при раскопках из юго-западной стены был вынут надгробный памятник с рельефными изображениями членов семьи (отец, мать, сын и дочь) и с латинской надписью. Из развалин Ятруса происходит также мраморная голова мужчины…

    Наиболее опасным для судоходства является на Дунае вход в Катаракты – участок в три километра длиной, так называемые «Железные ворота». Это название связано с временем, когда турки решили закрыть доступ к Катарактам и перегородили русло руки в этом месте железными цепями. Здесь, около Трансильванских Альп, равнина неожиданно кончается, и Дунай вынужден пробивать себе дорогу через южные отроги гор, образуя свое самое великолепное ущелье. Берега его вдруг поднимаются на 100метровую высоту, а посреди реки торчит над бурунами каменный зуб, похожий на остаток расколовшейся башни. На самом деле это природная скала Бабакай, напоминающая судам, что надо быть начеку…

    На отвесных скалах, на противоположных берегах Дуная, виднеются развалины двух крепостей, которые когда-то закрывали вход в долину. Крепость Голубац построил сербский князь Бранкович, Ласловар – король Зигмунд, но со временем здесь обосновались захватившие их турки. Голубац, что по-русски значит «голубятня», – одна из самых красивых и наиболее хорошо сохранившихся крепостей средневековой Сербии. Она известна еще и тем, что в ее пещерах обитали ядовитые мухи, очень опасные для животных. Старинная легенда рассказывает, что

    в одной из крепостей жила молодая, красивая турчанка, которая покинула своего господина и перешла к владельцу крепости на противоположном берегу реки. Такого обмана и обиды со стороны гаремной наложницы разъяренный ага вынести не мог и успокоился только тогда, когда изменница вновь оказалась в его руках. Он приковал ее к скале Бабакай, чтобы она, умирая с голода, покаялась («бабакай» в переводе с турецкого «каяться»). Но прекрасная турчанка была освобождена, а ревнивый ага впоследствии погиб в одном из боев с христианами.

    Прямо из воды дунайской рождается остров Ада-Кале, как будто бы созданный театральным художником. Тут и мечеть возвышается над киноварью черепицы и над яблоневой чащей; и переулок, неизвестно куда убегающий от замшелого лодочного причала; и ветхие, поросшие ивняком стены старинной крепости. Из нее ведут 7 подземных ходов (один под Дунаем), сохранились и остатки старинных казематов, в которых сейчас играют дети, поэтому крепость – совсем не грозная, а более похожая на доброго дедушку, который только притворяется сердитым.

    Остров Ада-Кале вовсе не сказочный, здесь и поныне живут турки – мирные потомки прежних завоевателей: живут, работают на табачной фабрике, ловят рыбу и мастерски готовят рахат-лукум. В переводе с турецкого Ада-Кале означает «остров-крепость». Легенда рассказывает, что

    первое поселение основал здесь бродячий дервиш Мишкин-баба. Был он беден, ходил в рваной одежде и опорках, а богат был одной только добротой и лаской к людям. Да так богат, что солнце светилось в его глазах! По всему свету искал Мишкин-баба место, укрытое от злобы, притеснений и жадности, и в конце концов выбрал остров меж пустынных дунайских берегов.

    До 1912 года остров Ада-Кале принадлежал Турции, а сейчас – Румынии, а вот чья тут вода – определить трудно, так как здесь проходит граница Румынии и Югославии. На румынской стороне прячутся за отрогами гор крыши города Оршова, в окрестностях которого жил Геркулес, омывавшийся после своих подвигов в священных водах Дуная. На венгерском берегу стоит небольшой и тихий городок Мохач, земля которого в европейской истории три раза становилась ареной кровопролитных боев: дважды с турецкими янычарами, а потом с гитлеровскими захватчиками в ХХ веке.

    Пологим островом Сентэндре широкий Дунай разделился на два рукава, и трудно было найти место более удобное для переправы. Потому и скрещивались тут пути разных народов, потому и появилось тут торговое поселение. На южной окраине Сентэндре сохранились развалины древней Кастры Констанции – пограничной крепости римлян, которая долгое время ощетинивалась стрелами. В V веке крепость была разрушена гуннами, да и потом излучина Дуная переходила из рук в руки – кельты, римляне, гунны, германцы, авары, славяне, венгры…

    В 1009 году, еще до появления Буды и Пешта, венгерский король Стефан I пожаловал селу название Сентэндре, не менявшееся с тех пор. В 1146 году королевским указом село было возведено в ранг города, через 100 лет у Дуная осадили своих коней монголы, и на месте Сентэндре осталось пепелище. Потом город отстроили, и он ничем не отличался от других венгерских городов, а в XIV веке сюда пришли первые сербские беженцы…

    Протяженность Дуная в пределах Австрии – 350 километров. Сами австрийцы говорят: «Дунай течет не только через нашу территорию, но и через нашу историю». До сих пор стоят по обоим берегам реки замки и крепости: Кройценштайн – бывшая римская крепость «Кастеллум Пергум»; замок Перзенбойг, который упоминается еще в «Песне о Нибелунгах»; замки Шпильберг, Тиллисбург и многие другие.

    Волны истории смели многих завоевателей, разрушили многие их замки и крепости. Все прошло, остался лишь Дунай – шумливый и грохочущий, журчащий и ревущий. Дунай, который издавна привлекал к себе своей красотой и дикостью, величием и коварством, холодом своих глубин и теплыми водами отмелей…

    Феодальные замки Англии

    Лето в Англии – сезон осмотра исторических памятников. Поэтому владельцы рыцарских замков каждый по-своему рекламируют старину: реставрируют старые пятна крови на стенах многочисленных склепов, катают гостей по дворцовым прудам, где среди водорослей видны «останки» утонувших предков. А в середине XIX века маркиз Гертфорд осветил свой родовой замок 5000 свечей и установил распылители, которые рассеивали аромат, бывший в моде несколько веков назад. В замке герцога Рутланда любознательным туристам показывали покрытые плесенью стены, старинную паутину и пыль. При этом оговаривалось, что первозданность обстановки сохранена для того, «чтобы не потревожить привидения».

    Замки стали строить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его родственника – могущественного эрла (князя) Гарольда. Однако вскоре выяснилось, что на английский престол метят еще два претендента: знаменитый викинг король Норвегии Харальд Суровый и нормандский герцог Вильгельм, которого поддерживал римский папа.

    Англосаксонское войско уже несколько месяцев стояло на южном побережье острова, ожидая вторжения герцога Вильгельма, когда пришло известие о высадке на северо-востоке страны норвежского короля. Англосаксы стремительным маршем бросились на север и в тяжелой битве с трудом одолели норвежцев. Сам Харальд Суровый погиб в бою, а из 300 его кораблей домой вернулись только 24.

    Не успели англосаксы отпраздновать победу, как гонец принес весть о том, что Вильгельм Нормандский высадился на юге. И снова англосаксонскому войску пришлось спешить через всю страну – теперь уже с севера на юг. Решающая битва между англосаксами и нормандцами произошла 14 октября 1066 года при Гастингсе. Армия эрла Гарольда расположилась на холме примерно в 12 километрах от Гастингса. Он не хотел сражаться на равнине, так как у него было мало конных воинов, а пехотинцы его даже не все имели кольчуги и были не так хорошо вооружены, как нормандцы. Многие сражались только копьем и боевым топором.

    Англосаксы стояли плотным строем, выставив перед собой сомкнутые щиты. Несколько раз нормандцы бросались в атаку, пытаясь пробить эту стену, но безуспешно. Тогда герцог Вильгельм приказал своим воинам отступить якобы в страхе перед стойкими англосаксами. Эрл Гарольд не разгадал этой хитрости и начал преследовать врага. Его войско сошло с холма и расстроило свои ряды. Тут нормандцы прекратили «бегство» и снова перешли в атаку. Битва продолжалась до позднего вечера, войско эрла Гарольда было разбито, а сам он пал в бою[9].

    Лондон открыл городские ворота нормандцам, и англосаксонская знать провозгласила королем Вильгельма I, которого прозвали Завоевателем. Почти половину английских земель он роздал своим нормандским баронам, но ему еще много лет приходилось подавлять выступления англосаксов, и потому он повелел строить крепкие каменные замки, откуда можно было бы держать в повиновении всю округу.

    Другие короли Англии тоже занимались возведением укрепленных замков. На XII век приходится основной период строительства замка Рочестер. При его возведении было предусмотрено несколько линий обороны и куртины с внешней стороны от центрального донжона, завершенного в 1139 году. Башни в плане имеют форму квадрата, а сам донжон разделен стеной на две самостоятельные части, несколько напоминая водонепроницаемые переборки на корабле. Вместе с тем камни, использовавшиеся в кладке, были маленьких размеров.

    Когда в 1215 году замок подвергся нападению, атакующие попробовали сделать подкоп у подножия одной из угловых башен. Они подперли ее большущими деревянными балками, а внутрь затолкали сорок свиных скелетов с остатками сала, а потом подожгли их. Жар, исходивший от горящего жира, был так силен, что каменная кладка не выдержала и угол башни рухнул. Нападающие проникли внутрь донжона и вынудили защитников сдаться. Разрушенная башня впоследствии была заменена другой, круглой формы, которую было сложнее подкопать. Но с тех пор Рочестер называют еще «замком на свином сале».

    В 1154 году королем Англии становится граф Анжуйский Генрих Плантагенет. К этому времени он владеет районом Луары, а также Аквитанией, но в результате новое королевство оказывается разделенным морем на две части. Чтобы защитить морской путь, связывающий Анжу с Англией, король Генрих II решает возвести в Дувре мощный замок. Там уже находились руины древнего римского маяка: огонь на одной из башен указывал им путь, когда они переправлялись через пролив Па-де-Кале. Впоследствии, возвращаясь из заморских путешествий, свет его ловили кормчие судов короля Артура; эти места укреплялись и перед отплытием Вильгельма Завоевателя.

    Дувр

    Возведенный замок Дувр включал три линии обороны. Первая стена хорошо заметна еще и сейчас, хотя в XVIII веке она была срезана, чтобы установить пушки. Дальше шла вторая стена, а в центре Дувра располагался донжон, укрепленный с боков четырьмя квадратными башнями. Основание донжона укреплено откосом, так что металлические снаряды обрушивались на самих нападающих. Внутри его стен, толщина которых равнялась 5–6 метрам, были выстроены небольшие комнаты.

    Донжон замка в Дувре являлся крупнейшим из построенных в XI веке, а сам замок был для Англии своего рода форпостом. В 1246 году он устоял при нападении французов, предотвратив захват страны.

    В мирной жизни самым большим событием для рыцаря было участие в воинском состязании – турнире. Воины всегда любили померяться друг с другом силами и мастерством, но церковь долго не одобряла эти «бесцельные» схватки. И все же турниры стали популярны во многих странах, и на крупные состязания собирались рыцари и зрители со всех концов государства и даже из чужих краев.

    Теперь сошлись они друг с другом.
    Колотят копья по кольчугам,
    И древки яростно трещат,
    И щепки на землю летят.
    Ах, в беспощадной этой рубке
    Ждать не приходится уступки…

    Король Ричард Львиное Сердце издал указ, в котором назывались места, где могли проводиться турниры, и среди них почетное место занимал замок Чилем. Участвовать в турнирах можно было лишь имея своего рода лицензию, за которую надо было заплатить (и немало!) королю. До короля Ричарда Львиное Сердце рыцарский поединок был своего рода «Божьим судом», который устанавливал истину о виновности и невиновности. Если на поединке сражались люди знатные, победитель получал имущество поверженного противника как законную награду…

    Через 800 лет Макс Даймонд основал «Британскую федерацию рыцарских состязаний» и возродил рыцарские турниры в славном замке Чилем, который находится к западу от известного города Кентербери. Современные рыцари тренируются целый год, чтобы в первый майский понедельник[10] выехать на турнир в парк замка Чилем. Зрителям показывают все, чему научились за год: «тайтл» (когда всадники мчатся навстречу друг другу с копьем наперевес), «сарацин» (испытание, при котором на землю бросают шар, и рыцари на скаку должны нанизать его на свое копье) и т. д.

    Когда на арене появляются рыцари в металлических поножах, шлемах, кольчугах и в плащах, на которых вышиты их гербы, кажется, что на широких полях замка Чилем и на его древних камнях оживают старинные легенды. Полощутся на ветру знамена, сверкают копья и щиты, хотя быть современным рыцарем – дело довольно дорогое: всего одна неделя обучения может разорить и состоятельного человека, а ведь еще нужно приобрести коня, объездить его, раздобыть рыцарскую экипировку… Но в «Британской федерации рыцарских состязаний» уже сегодня насчитывается 40 рыцарей, и еще больше людей ждут своего часа.

    В далекие времена Средневековья рыцари сражались в 20килограммовых доспехах, с мечом весом в 8 килограммов и запасным мечом весом в 12 килограммов. Современные рыцари участвуют в турнирах с тем же грузом…

    В конце XIII века король Эдуард I, желая усмирить западные границы королевства и укрепить там свою власть, распорядился выстроить комплекс мощных крепостей. Руководителем работ был поставлен Жак де Сен-Жорж из Савойи, который решил использовать при возведении задуманных крепостей весь опыт христиан и мусульман, накопленный за несколько столетий.

    Замок Бомарис был возведен по концентрическому проекту, однако характерно, что в нем отсутствует привычный для того времени донжон. Однако замок обладал естественной защитой – рекой, что делало его с этой стороны неприступным. Наверху стен архитектор устроил широкий проход без ступеней, чтобы защитники могли без помех добраться до любого места. Укрепленные феодальные замки Англии были настолько хорошо спроектированы, что почти никогда не подвергались серьезным осадам, так как было известно, что их невозможно взять приступом.

    В проливе Ла-Манш лежат шесть Нормандских островов, которые составляют часть территории Англии. На берегу одного из них, острова Гернси, высится замок Корнет, издали похожий на беспорядочное нагромождение гранита. Это сооружение XIII века выглядит театральной декорацией к исторической драме, и такая драма действительно имела место. Во время гражданской войны в Англии, когда остров объявил себя сторонником парламента, роялисты долго еще отсиживались за крепкими стенами замка. В результате остров Гренси оказался последним оплотом королевской власти на Британских островах, впоследствии павшим под натиском сил парламента.

    В XVIII веке замок Корнет стал базой английских каперов, выходивших отсюда в море за добычей. Трудились пираты с законными лицензиями на свой промысел прилежно, и к 1800 году они захватили добычу на 2 000 000 фунтов стерлингов.

    А на острове Олдерни более всего военных сооружений. В течение всего XIX века этот «Гибралтар в Ла-Манше» грозно ощетинивался в сторону Франции, но стреляли отсюда редко. А впоследствии многие фортификационные сооружения были переоборудованы в квартиры…

    Замки Шотландии

    Шотландия по праву считается страной средневековых замков. И привидения, часто посещающие их развалины, в значительной степени способствовали тому, что они стали знамениты. Этот край знает немного гигантских крепостей, зато он усеян многочисленными укрепленными строениями вроде «домов-башен». В силу соображений финансового, семейного или стратегического характера шотландские сеньоры предпочитали вверять свою безопасность именно сооружениям подобного рода.

    К их числу относится замок Бортвик, выстроенный в 1440 году сэром Вильямом Бортвиком. Архитектор хотел придать замку угрюмый, холодный и настороженный вид, и потому стены замка, имеющие мало окон, практически глухие. К тому же их углы не смягчены округлостями башенок или угловых сторожевых вышек. Въездные ворота в замок прячутся между главными башнями, устроенными в основании 20метровой гладкой стены – суровой и неприступной. Внутри лестничные проходы теряются в сумрачном лабиринте, где постороннему найти дорогу невозможно.

    Замок Бортвик

    История Эдинбурга, не очень ясная и сегодня, своими корнями уходит в глубь веков и тоже начинается с замка. Искусствовед Л.Н. Воронихина в своем исследовании о шотландской столице предполагает, что еще в V веке пикты – коренное население Шотландии – выстроили на Замковой скале укрепление. И за это укрепление они два века сражались со своими соседями с юга – племенами англов и саксов, которые пришли на Британские острова с континента. В VII веке саксы надолго овладели крепостью, и вплоть до XI века Эдинбург находился в подчинении у Нортумбрии – самого могущественного из англо-саксонских королевств.

    В течение многих веков маленькая и небогатая, но гордая Шотландия вела неустанную борьбу за независимость и утверждение своей самостоятельности, и многое в этой борьбе выпало на долю Эдинбургского замка. Первые достоверные сведения о нем восходят к XI веку – времени правления Малькольма III, сына короля Дункана, по легенде убитого Макбетом. Памятью об этом периоде в истории замка и города осталась часовня Святой Маргариты на вершине Замковой горы, названная в честь набожной жены сэра Малькольма.

    Вместе с замком его бурную судьбу переживала и часовня Святой Маргариты. До наших дней дошло любовно хранимое шотландцами предание о том, что королева Маргарита умерла, когда получила известие о смерти в бою мужа и старшего сына. Претендент на освободившийся престол осадил Эдинбургский замок, и младшие сыновья королевы Маргариты вынесли тело матери, чтобы спасти его от поругания.

    Как и многие другие средневековые крепости, Эдинбургский замок не раз подвергался нападениям и разрушениям, но вновь отстраивался, обретая еще большую мощь. Ныне он представляет собой комплекс разновременных построек, достаточно хорошо сохранившихся, несмотря на свое бурное прошлое.

    Основные укрепления замка сооружены в XVI веке, дворец же начали строить еще в XV веке[11], а несколько зданий появились совсем недавно – в ХХ веке. Укрепления и жилые помещения замка выстроены по всем правилам фортификационного искусства того времени. Но привлекают они не столько своей мощью, сколько живописностью расположения.

    Путь к замку лежит через плац-эспланаду, современный вид которому был придан в первой половине XIX века. Он занимает узкий перешеек между Замковой скалой и более низкой частью гряды, застроенной домами Старого города, так что эспланада образует как бы мост между замком и Старым городом. В прошлые времена это было место ежедневных военных упражнений гарнизона крепости, а в настоящее время (в дни всемирно известных эдинбургских фестивалей) здесь проводятся торжественные парады шотландских войск.

    Глубокий ров отделяет замок от эспланады. Переброшенный через него мост в прежние времена был подъемным, теперь он ведет к укрепленным входным воротам – так называемому внешнему барьеру. Старинные ворота не сохранились, и сейчас на их месте находится надвратная башня (вход в замок), возведенная уже в ХХ веке, но по своему облику она соответствует суровому духу средневековой крепостной архитектуры. Стена башни увенчана зубчатым парапетом, под которым размещены скульптурные украшения в виде средневековых химер-водосливов. Узкие щели башенных окон напоминают бойницы, над трехстворчатым окном над аркой нависают две круглые башенки, характерные для замков шотландских баронов, и высокая черепичная крыша самой башни. Однако все эти элементы декоративные, да и кладка стен сильно отличается от старинной кладки крепостных сооружений, возвышающихся над башней.

    Вход «сторожат» две торжественно застывшие статуи, установленные в нишах в 1929 году. Одна изображает Ричарда Уолласа, возглавившего в 1297 году народное восстание против англичан; другая – Роберта Брюса, короля Шотландии с 1306 по 1329 год. Р. Брюс продолжил дело Р. Уолласа и одержал несколько побед над английскими войсками, а в битвах с королем Эдуардом II шотландцам даже удалось завладеть северными графствами Англии. В 1328 году, за год до смерти короля Роберта Брюса, Шотландия была признана независимой.

    Несколько нападений на Эдинбургский замок особенно запомнились шотландцам и за несколько веков стали легендой. Например, в 1296 году английский король Эдуард I захватил замок, который оставался в руках англичан целых 17 лет. Архив и ценности шотландских королей были вывезены в Лондон, но шотландцы не хотели сдаваться, и потому войско графа Морея решило отвоевать замок. Старинное предание повествует, что

    в войске графа оказался солдат, который еще до захвата замка англичанами обнаружил на неприступной скале путь, по которому он по вечерам уходил в город на свидание со своей возлюбленной. Солдат и помог графу Морею, у которого было всего 30 человек, ночью тайно подняться по скале и захватить англичан врасплох.

    Шотландцы отвоевали замок, но все его сооружения, кроме часовни Святой Маргариты, оказались почти разрушенными. Через 40 лет им пришлось снова отвоевывать свой замок, и снова шотландцы уступали англичанам в силе и численности войск. Однако и на этот раз их выручила смекалка. В замок послали группу переодетых воинов якобы для продажи вина и продовольствия. «Торговцы» так расположили свои товары, что помешали закрыть ворота, это и позволило шотландским войскам ворваться в замок.

    С конца XIV века, с приходом к власти династии Стюартов, замок служил и королевской резиденцией, и тюрьмой для непокорных феодалов, а позже и убежищем для самих королей во время битв и придворных распрей. Как раз к этому бурному времени и относятся замковые сооружения и стены, которые возвышаются над надвратной башней. Особенно в этом отношении выделяется Батарея-полумесяц – не очень высокая, но кажущаяся несокрушимым монолитом. Ее возвели в тот период, когда появилась крепостная артиллерия и в крепостном строительстве стали отдавать предпочтение не высоте, а толщине стен.

    Одновременно с Батареей возвели и вторую надвратную башню – небольшое сооружение под высокой черепичной крышей. Если бы не почти полное отсутствие окон, издали эту башню можно принять за мирное жилище. Башня имела 4 защитных барьера: две двойные наружные двери, железную решетку, которую опускали, блокируя доступ атакующим, и внутреннюю двойную дверь.

    Вторую надвратную башню выстроили в 1574 году, а позднее ее назвали в память маркиза Аргайла. В годы реставрации монархии Стюартов он, несмотря на союз с роялистами, был казнен как бывший сторонник Оливера Кромвеля. По преданию ночь перед казнью маркиз провел в этой башне, а в 1680-х годах в нее был заключен и его сын, выступивший против короля Якова II.

    В XVII веке Эдинбургский замок не остался в стороне от религиозных войн, всколыхнувших всю Европу. С 1640х годов он находился в руках партии Ковенанта, поддерживавшей завоевания шотландских реформаторов и энергично противившейся вмешательству английского короля Карла I в политику Шотландии. В 1650 году, через год после казни короля Карла I, Эдинбургский замок был захвачен О. Кромвелем, с которым раньше шотландцы были союзниками.

    Последняя осада замка относится к 1745 году, когда его атаковали войска Чарльза Эдуарда Стюарта – претендента на английский престол. Памятью об этих днях остался так называемый Дом с ядром. По преданию ядро, застрявшее в стене, послали в войска короля Чарльза из замка, но оно не достигло цели. Военная история замка на этом кончается, и с первой четверти XIX века к нему начали относиться как к национальной святыне.

    Одной из достопримечательностей Эдинбургского замка является гигантская пушка XV века длиной 4 метра. Как сообщают шотландские хроники, при заряде весом около 3 килограммов пороха она посылала на три четверти мили железное ядро и на полторы мили – каменное. Для шотландцев эта пушка, которая называется Монс Мег, – предмет особой гордости и славы. Поэтому, когда ее в 1758 году перевезли в Тауэр, негодование было всеобщим. Только благодаря большому содействию писателя Вальтера Скотта пушку Монс Мег в 1829 году возвратили в Эдинбургский замок.

    Лондонский Тауэр

    Панорама Тауэра

    После битвы при Гастингсе, несчастливой для Англии, победоносный предводитель норманнов Вильгельм Завоеватель торжественно короновался в Вестминстерском аббатстве английской короной. Но новый король не захотел поселиться в Лондоне среди враждебного населения, и норманны стали укрепленным лагерем у стен Сити, а потом и свою стоянку обнесли стенами. Так возник Тауэр, и некоторое время бок о бок существовали Сити за своими стенами и король – за укрепленными башнями замка. Таким образом, этот лондонский замок строился не только для того, чтобы держать под контролем устье Темзы, но и для острастки непокорных горожан. Однако Тауэр лишь частично был построен Вильгельмом Завоевателем, а потом он расширялся и перестраивался при многих королях.

    Сегодняшний Тауэр стоит на широком поле коротко подстриженной травы. Высокие стены, казематы из потемневшего камня, засыпанные рвы… Узкими бойницами хмуро глядят на Темзу его квадратные башни, туда же смотрят жерла старинных пушек, поставленных на газоне у парапета набережной. Когда-то эта крепость одиноко высилась над рекой, прикрывая собой город, который занимал тогда всего лишь квадратную милю. А сейчас надменные небоскребы из стекла и бетона почти вплотную обступили некогда грозный и неприступный Тауэр.

    Сегодня Тауэр представляет собой комплекс разновременных зданий, окруженных двумя рядами мощных стен с зубчатыми башнями и массивными воротами. В центральной его части находятся казармы, церковь и целый городок различных служб. Место прежнего вала теперь превращено в сад и плац для учений.

    Самая старая часть Тауэра и одновременно древнейший архитектурный памятник всего Лондона – огромная четырехугольная Белая башня. Строительные работы по ее возведению, которыми руководил епископ Гундульф Рочестерский, были начаты в 1078 году и продолжались почти 20 лет. Воздвигнута она на месте более древних бастионов короля Альфреда. Башня имеет длину 35 метров, ширину – 29 метров, а толщина ее стен равняется 3–4 метрам. Но если сейчас начать искать Белую башню, то поиски ни к чему не приведут. Массивное, почерневшее от времени сооружение с зубчатыми стенами и четырьмя башенками на углах – это и есть Белая башня. Возможно, в XIII веке ее стены были выбелены, отчего она и получила свое название.

    В Белой башне четыре этажа. Наружную лестницу, которая вела на второй этаж, защищала каменная пристройка, до настоящего времени не сохранившаяся. Отсюда по внутренней винтовой лестнице можно было спуститься в сводчатые подземелья, служившие кладовыми и тюрьмой, или подняться наверх – в жилые помещения.

    На третьем этаже Белой башни находится капелла Святого Иоанна, считающаяся самым лучшим памятником английской архитектуры того времени. Ее могучие стены и тяжелые коробковые своды, круглые опорные столбы, увенчанные кубами капителей, и гладкие арки безо всяких украшений – все впечатляет своей массивностью и напоминает о том суровом времени, когда капелла создавалась.

    На третьем этаже начинается часть огромной оружейной коллекции, которая занимает и четвертый этаж Белой башни. В Восточном зале выставлено оружие европейское, арабское и турецкое – булавы, алебарды, штыки разных эпох, арбалеты и луки, рапиры, шлемы и т. д. Здесь же посетители могут увидеть и мундир герцога Веллингтона, который он носил, когда был комендантом Тауэра. Здесь и военные доспехи, подаренные Великим Моголом королю Чарльзу II, и каска, которую надевал Наполеон III во время турнира 1839 года.

    Главная часть коллекции размещается на четвертом этаже – в зале Совета. В нее входит богатейшее старинное вооружение – греческое, римское, англосаксонское; здесь же выставлены и рыцарские доспехи, некоторые весом до 50 килограммов. Одни доспехи изготовлены для человека ростом более двух метров.

    Через площадь от Белой башни стоит часовня Святого Петра в узах, возведенная в XIII веке. Она много раз перестраивалась и до настоящего времени дошла в том виде, какой получила уже при реконструкции в XVI веке. В часовне находятся надгробные памятники комендантам Тауэра; около нее – небольшое кладбище, на котором погребены обезглавленные Анна Болейн – супруга короля Генриха VIII, Екатерина Ховард и юная леди Джейн, бывшая королевой всего несколько дней.

    Возле часовни можно увидеть медную доску, обозначающую то место, где ставили эшафот для лиц, которых опасно было выводить на народ. Влево от часовни несколько ступеней ведут в башню Бигем: на втором этаже ее собраны и замурованы в стену различные надписи, оставленные на стенах казематов знаменитыми узниками.

    За долгие годы своей истории Тауэр выполнял различные функции. В Средние века в его стенах чеканили монету, позднее в нем хранился государственный архив и находилась обсерватория, пока ее не перевели в Гринвич. И, конечно, с самого начала своего существования Тауэр, как и многие другие средневековые крепости и замки, служил тюрьмой и местом заключения пленных коронованных особ. В 1356 году Черный Принц (Эдуард Уэльский) взял в плен французского короля Жана Доброго и заключил его в Тауэр. Короля освободили только через 4 года, но он не смог заплатить за себя выкуп и был вновь посажен в Тауэр, где и умер.

    В 1415 году после новой блестящей победы Англии король Генрих V опять привел в Тауэр пленников, потом в замок был заключен герцог Бурбонский и 25 лет просидел в Тауэре Шарль Орлеанский. В 1535 году в Тауэре был казнен знаменитый мыслитель Томас Мор. Туристам и сейчас показывают место у «Ворот изменников», где дочь великого гуманиста, прорвав кордон стражи, в последний раз бросилась на шею отцу.

    В Соляной башне замка сохранились изображения знаков Зодиака, начертанные в XVI веке неким Хью Дрейпером из Бристоля, заключенным в замок по обвинению в колдовстве. Среди пленников Тауэра называют и Уолтера Рэйли – знаменитого мореплавателя и пирата и одновременно известного английского поэта начала XVI века. Последними заключенными Тауэра были лорд Чистервуд и его сообщники, которых казнили в 1820 году.

    Входят в Тауэр через «Львиные ворота» по висячему мосту, каждый конец которого заканчивается башней. Первая башня называется «Колокольная»: здесь Елизавета, прежде чем стать королевой, долгое время провела в заточении. Слева от входа стоит турецкая пушка – дар султана Абдуль Меджид-хана.

    За наружные ворота широкой лестницей, нижние ступени которой раньше омывались водами Темзы, выходят «Ворота изменников». К этим воротам государственных изменников привозили из Вестминстера в лодке. Против них возвышается Окровавленная башня, в которой были убиты дети короля Эдуарда VII по приказу их дяди герцога Глочестерского, узурпировавшего королевский трон под именем Ричарда III.

    В Вейксфильдской башне Тауэра за особо толстыми стенами до 1850х годов хранились государственные бумаги, а затем экспонировались королевские регалии. Они выставлялись на обтянутой бархатом этажерке за двойным стеклом и за железной решеткой. Среди коронных драгоценностей – скипетр Святого Эдуарда длиной 140 сантиметров, сделанный из золота. В скипетре сверкает один из крупнейших бриллиантов мира – «Звезда Африки» (516 каратов), а в шар наверху скипетра вделана частица Креста Господня.

    В Вейксфильдской башне выставлен и браслет с копией «Кохинора» – одного из известнейших бриллиантов мира. Вес этой «Горы света» (так переводится название бриллианта) около 162 каратов[12].

    Для охраны королевских регалий была устроена особая защита. Например, стоило сторожу при малейшей тревоге нажать кнопку, и несокрушимая стальная броня сразу же укрывала все драгоценности. С июля 1967 года королевские регалии были переведены в новое выставочное помещение – в бетонированное подземелье на территории Тауэра, оборудованное по последнему слову музейной техники.

    Нынешний Тауэр уже мало похож на грозную крепость. Еще в 1843 году был засыпан крепостной ров, и на его месте появился ярко-зеленый газон, оттеняющий серый камень стен замка. Во время многочисленных реставраций увеличили окна, в том числе и в Белой башне. В прошлом такой суровый и буквально политый кровью внутренний двор Тауэра засеян травой, и по ней важно разгуливают черные тауэрские во'роны.

    Во'роны окружены особой заботой государства, выделяющего специальные средства гарнизону Тауэра для кормления птиц. По декрету короля Карла II, жившего в XII веке, во'ронов должно быть восемь, так как согласно старинной легенде устои Британии незыблемы до тех пор, пока во'роны не покинут Тауэр. Однако для полной гарантии им подрезают крылья.

    Своеобразный колорит Тауэру придают охраняющие его гвардейцы в красных мундирах и высоких медвежьих шапках и стража, корпус которой был сформирован еще при короле Генрихе VIII. До сих пор эта гвардия облачена в средневековый костюм, слегка измененный в 1858 году. Теперь этот костюм состоит из черной круглой бархатной шляпы, обрамленной лентами, и черной суконной блузы с красными лентами, гербом Англии и инициалами короля на груди. Стражники встречают посетителей у главных ворот Тауэра, и они же с наступлением темноты закрывают ворота замка – секунда в секунду согласно ритуалу, существующему уже более семи столетий.

    Гибралтарская скала

    Гибралтар напоминает пеструю и веселую мозаику, но судьба этого города – это история кровопролитных сражений и войн, хотя вокруг него нет ни золота, ни нефти. Вся ценность Гибралтара в его географическом расположении, и потому город порой называли своего рода «пробкой», которой в любой момент можно заткнуть пролив, соединяющий Средиземное море с Атлантическим океаном.

    С высоты птичьего полета Гибралтар напоминает лезвие ножа. Узкий и длинный, строго по меридиану – с севера на юг, полуостров врезается в Средиземное море, нацелившись на африканский город Сеута, от которого его отделяет 14 километров пролива. И как говорится в одном из путеводителей по Марокко, в ясную погоду отсюда невооруженным глазом виден «андалузский» берег.

    Гибралтар иногда называют «краем материка», но это не совсем точно: южная оконечность Европы – это испанский мыс Марокки, расположенный примерно в 30 километрах к юго-западу. А вот со вторым названием Гибралтара – Скала – спорить трудно. Скала – длиной почти 5 километров и шириной 1200 метров – это, в сущности, и есть полуостров, высшая точка которого расположена на высоте 426 метров над уровнем моря. С востока и с севера Скала неприступна, зато к западу ее склоны более пологие: как раз с этой стороны, у подошвы Скалы, и расположился город Гибралтар, он же – страна.

    Город Гибралтар красивый и странный. Он похож на гигантского многоногого краба, разбросавшего в стороны сочленения пристаней и молов. В ясной вышине роятся шумные белые чайки, а над флотилией океанских судов и рыбацких лодок встают портовые краны. Гибралтар – это и город-амфитеатр. Первый ряд его образует древняя городская стена, тут же тянется главная улица города, а вот дальше дома уже лезут в гору. У каждого яруса своя архитектура: мавританская сменяется испанской, а та в свою очередь – генуэзской.

    Излюбленным символом Гибралтара является изображение ключей: замо'к – это сама Скала, а ключи у того, кто ею владеет. А владеть Гибралтаром хотели многие: на протяжении столетий различные государства, дальние и близкие, не уставали подбирать ключи к заветному замку'.

    До VIII века постоянных поселений здесь не было, хотя уже римским и греческим географам пролив был известен под названием Калпе и Абила. Калпе на европейском берегу вместе с Абилой на африканском по понятиям древних составляли знаменитые Геркулесовы столбы, далее которых в течение очень долгого времени мореходы пускаться не дерзали.

    Первыми оценили стратегическое значение Скалы мавры. В 711 году, преодолев узкий пролив, они вторглись в Испанию и на северном, обращенном к Испании, выступе скалы построили замок, который и теперь называют мавританским. Крепость они назвали по имени своего предводителя Тарика-ибн-Саида – «Джебель-ат-Тарик» (Гора Тарика). Со временем это название превратилось в Джибралтар, так же стали называть и строящийся город, а впоследствии и пролив. Для мавров крепость «Гора Тарика» стала первым форпостом в Европе, откуда они совершали дерзкие набеги через горы и моря.

    Одно из гибралтарских преданий гласит: «Каждая гора требует поклонения. Хочешь понять Гору Тарика, покори ее вершину. И лишь когда небо над ней станет неестественно близким, тебе откроется тайна этих мест». Однако многочисленные завоеватели устремлялись к Гибралтару не за тайной. С переменным успехом крепость осаждали нормандцы, кастильцы, испанцы… В 1309 году Алонсо Перес де Гусман захватил крепость от имени испанского короля Фердинанда IV и превратил ее в место ссылки преступников. Однако мавры вскоре вернули ее себе, и лишь в 1462 году испанцы отвоевали полуостров.

    Не прошло и 100 лет, как началась новая осада. На этот раз Гибралтаром вплотную заинтересовались алжирские пираты, но подступы к крепости были так хорошо укреплены, что долгое время она считалась неприступной. Испанцы удерживали Гибралтар в своих руках 250 лет.

    В начале XVIII века из-за обострившейся борьбы крупнейших европейских держав Гибралтар стал объектом их колониальных устремлений. В 1704 году, в ходе борьбы за «Испанское наследство», английские и голландские каперы высадились на Гибралтаре. Испанский гарнизон сопротивлялся всего один день, после чего адмирал английского флота Джордж Рук поднял на Скале флаг Соединенного Королевства Великобритании. Так у британской короны появилось новое владение, которое было формально закреплено Утрехтским договором 1713 года. Десятая статья этого договора гласила:

    Король католический от имени своих наследников и преемников уступает короне Великобритании в полное и безраздельное владение город и замок Гибралтар вместе с портом, укреплениями и фортами.

    Но Испания, конечно же, не смирилась с потерей Гибралтара и много раз пыталась вернуть его себе. Самой драматичной была четырнадцатая по счету осада Скалы, которая продолжалась 4 года. С 1779 года Гибралтар осаждали соединенные силы испанских и французских армий, но неоднократные штурмы не принесли успеха.

    Казалось, что англичане пришли в Гибралтар навсегда, о чем гласили многочисленные плакаты на стенах. «Гибралтар останется британским!» уверяли и яркие открытки. Поэтому неудивительно, что здесь были сосредоточены большие военные силы. Англичане превратили Скалу в хорошо оснащенную крепость. Еще в конце прошлого века на рейде Гибралтарского порта стояли эсминцы, один за другим взлетали боевые самолеты, у подножия Скалы целились в небо зенитные установки. Однако саму военную базу увидеть на полуострове было сложно: она скрывалась в железобетонном чреве пещеры, а общая длина тоннелей, продырявивших Скалу, как головку голландского сыра, превышала 50 километров.

    Будайская крепость

    Южный фасад церкви Матяша

    Будапешт называют «жемчужиной Дуная, выброшенной на берег». Матовой белизной своих зданий, стесненных в перспективе серебристыми горами, город действительно похож на большую жемчужину, оправленную в серебро. На всех гостей венгерской столицы неизгладимое впечатление производят богатство и пышность ее дворцов и парков, мостов и знаменитой Будайской крепости.

    В I веке до нашей эры одно из кельтских племен – арависки – первым основало здесь военное поселение Ак-инк, название которого означает «Обильные воды». В I веке уже нашей эры римляне отвоевали его у кельтов и основали свой город, переименовав его в Аквинкум. Вскоре быстро растущая римская колония превратила его в важную оборонительную крепость. Во II веке в Аквинкуме насчитывалось уже около 30 000 жителей, отдельно вырос гражданский город в северной части нынешней Буды. Во времена римлян Крепостная (или Замковая) гора была необитаемой, хотя археологи иногда находят здесь памятники римских времен. Однако они попадали сюда из Аквинкума как пригодный строительный материал. Сами же легионеры возвели укрепленную заставу Контр-Аквинкум в районе нынешнего центра Будапешта, у переправы через Дунай, а на южной окраине Буды – город-лагерь Кампона.

    После распада Римской империи Аквинкум в эпоху нашествия сменявших друг друга народов был уничтожен полностью, так что даже название его не сохранилось. Территория эта находилась в руках аваров, франков, готов, гуннов и многих других народов. Старинная легенда рассказывает, что

    вождь гуннов Аттила поручил своему брату Буде защищать отвоеванные у римлян территории. Буда построил хорошо укрепленный военный лагерь, который и стал носить его имя. Но впоследствии Буда изменил брату, и Аттила, возвратясь из завоеванной им Италии, повелел убить Буду и даже запретил произносить его имя.

    Есть и другая версия о происхождении этого правобережного поселения: название его идет от болгаро-славянского слова «буда» (хижина, домик). В науке эта версия считается наиболее достоверной.

    После гуннов в средней Дунайской области появились мадьяры во главе со своим вождем Арпадом. Покорив (или вытеснив) проживавшие здесь племена, основатель династии венгерских королей в 896 году избрал для себя местом постоянного жительства древнюю Буду, существовавшую и до прихода венгров.

    В 1242 году огромные татарские армии перебрались через замерзший Дунай, разрушили и сожгли придунайские поселения. Король Бела IV, опасаясь нового нашествия татар, начал возводить по всей стране крепости, вот тогда необитаемое до того плоскогорье Крепостной горы и привлекло его внимание. Замковая гора была самой низкой из гор Буды, над уровнем моря она возвышалась всего лишь на 151 метр, однако по своему расположению была очень удобной для возведения укреплений.

    В 1255 году король Бела IV приказал возвести здесь крепость для защиты страны, вокруг которой вырос город с гражданским населением. Для верующих стали строиться церковь Святого Николая, церковь Богородицы и церковь Марии-Магдалины. Для самого короля возвели замок.

    К XIV веку Будайская крепость еще не стала центром страны, им она становится только в первой четверти XV века. Король Сигизмунд, став императором Священной Римской империи, окончательно перенес свою столицу в Буду. Рядом с простой королевской жилой башней он построил прекрасный готический Новый дворец и начал перестройку крепостной стены, состоявшей до этого из плетня и земляного рва. Были возведены совершенные для того времени бастионы, а великолепный замок с его огромным рыцарским залом и оставшейся незаконченной Усеченной башней служили местом рыцарских турниров.

    Во второй половине XV века, в правление короля Матяша, Будайская крепость достигла своего расцвета. Король Матяш расширил и реконструировал королевский дворец, Пешт окружил крепостной стеной и наплавным мостом соединил его с Будой. Он пригласил из Италии талантливого архитектора и скульптора А. Фиораванти, а также Д. Далмата, Б де Майано и других мастеров.

    При возведении королевского дворца господствовали два архитектурных стиля: сначала – готика, а после свадьбы короля с Беатрицей восторжествовал Ренессанс. В залах дворца были выложены мозаичные полы, все помещения украшались скульптурами, зеркалами, коврами; рельефы и камины из красного мрамора привлекали внимание не только своими формами, но и сверканием всех оттенков камня. Хроники тех лет отмечают, что величественный вид приемного зала короля и королевской свиты произвел на турецкого посла такое ошеломляющее впечатление, что он даже запутался в своей речи и не смог досказать ее до конца, хотя был весьма опытным дипломатом. Во дворце короля Матяша размещалась и библиотека, сводчатый потолок которой изображал небесный свод: на нем различные конфигурации звезд отмечали важные события в жизни короля. О самой библиотеке очевидцы XVI века писали так:

    Большая часть томов – из пергамента, с шелковым переплетом, позолоченными серебряными пряжками… Во время Матиаша при королевском дворе всегда жили около тридцати живописцев, опытных мастеров по переписке книг…

    В правление этого короля была перестроена церковь Богородицы, которая по своей новой башне до наших дней называется церковью Матиаша. Но со смертью короля славная эпоха в истории Будайской крепости закончилась. Прекрасный дворец начал приходить в упадок, хотя королевский двор и старался сохранить свой прежний блеск и роскошь. Однако придворный штат, обремененный долгами, уже не мог оплачивать расходы по содержанию зданий в надлежащем порядке. Многие из них стали просто разрушаться, а ценности растаскивались в уплату долгов.

    Во время турецкого господства замок, построенный королем Белой, а также Новый дворец короля Сигизмунда и замок короля Матиаша были разрушены. Впервые турки вошли в Буду в 1526 году после битвы при Мохаче, и Будайская крепость вызвала восхищение даже у завоевателей. Турецкий путешественник Э. Челеби в своих записках постоянно называет Буду из-за домов с красными крышами «золотым яблоком Турецкой империи». Он взбирается на гору Геллерт только для того, чтобы со всех сторон увидеть крепостную стену. Завоеватель влюбляется в Буду, но не может уберечь ее от гибели. Крепостные стены гудят от бесконечных осад, взрываются пороховые склады, однако туркам не удается закрепиться на этой территории. Отступая, они сожгли и разграбили дворец и город, большая часть зданий была полностью разрушена, но и тогда осталась красота гордых руин, занимающих вершину холма.

    В 1541 году после длительной осады туркам с помощью обмана снова удалось захватить Будайскую крепость. Янычары султана Сулеймана под видом гостей пробрались через северные ворота[13], по сигналу напали на стражу и разоружили ее. В последние дни августа, в день 15й годовщины битвы под Мохачем, в гости к королеве Изабелле и маленькому Яношу Жигмонту прибыли послы султана. Они вручили ей указ, по которому новым местом жительства королевы назначалась Трансильвания, а Буда бралась турками под сохранение до достижения Яношем совершеннолетия.

    После этого в истории Будайской крепости начинаются печальные события, о которых много рассказывается в исторических хрониках. Например, «Янош Подманицкий был умным человеком. Обрезав бороду свою во власяницу», оделся он и с кадкой на спине бежал из крепости. Оставшиеся же стали узниками Усеченной башни или рабами.

    При турецком господстве развитие многих венгерских городов сильно замедлилось, и Буда из королевской резиденции превратилась в пограничный город отдаленной провинции огромной турецкой империи. Крепость с ее великолепными зданиями погибала: и хотя они оставались в относительной сохранности, внутреннее их убранство было полностью разгромлено. Королевский дворец был превращен в казармы и склады, церкви перестроили в мечети. Казалось, что даже сама природа помогает гибели Будайской крепости. В 1578 году молния ударила в пороховой склад,

    взрыв разбросал соседние дворцы, засыпал землей государственную казну и убежище королей, находившееся под землею, выбросил пушки из крепости в Дунай; крепостные ворота, как будто их двигала неведомая власть, сами собою открылись, воды Дуная целыми днями сплавляли вниз трупы…

    Господство турок продолжалось долгих 145 лет. На рубеже XVI–XVII веков армия ополченцев, сформированная из венгерских крестьян, не раз пыталась отвоевать Будайский замок, но безуспешно. Только в 1686 году объединенные христианские армии под предводительством лотарингского князя Карла и баварского курфюрста Максимилиана окружили Будайскую крепость, и началась борьба не на жизнь, а на смерть. Штурм следовал за штурмом, однако героизм венгерских гайдуков, бывших в атаках всегда первыми, и пушечный огонь не приносили успеха. Вновь взорвалась пороховая башня, на воздух взлетело 800 тонн пороха и погибли 1550 человек.

    Решающая атака началась 2 сентября 1686 года. У Эстердомской ротонды осаждающие пробрались в крепость, пушки замолчали, и началась рукопашная схватка. После гибели паши Абдурахмана турки отступили на территорию королевского дворца, а потом вывесили белое знамя. Почти вся крепость была покрыта телами многих тысяч погибших. Вспыхнул пожар, и

    прежняя королевская резиденция, красавица городов турецкой эпохи, «красное яблоко» со своими лежащими в развалинах домами, со сгоревшими ценностями, обугленно торчащими к небу стенами и выгоревшими окнами представляла собой такое страшное зрелище на ярком позднелетнем солнце, как темной ночью освещенный изнутри череп.

    Последующие столетия тоже были не особенно счастливыми для Будайской крепости: друг за другом следовали чума, землетрясения, ливни, пожары. Пороховой взрыв и огромный пожар в 1723 году причинили разрушения не меньшие, чем осада турок. Восстановление ее началось только в XVIII веке, и над руинами стали возводить новые здания в стиле барокко.

    Свою окончательную форму Будайский замок приобрел в XIX веке, когда был полностью перестроен архитектором Миклошем Иблем. Однако и его громадные корпуса с сотнями залов почти полностью сгорели во время Второй мировой войны. Гитлеровские войска в первую очередь захватили крепость, где и расположился штаб оккупационной армии. Когда в феврале 1945 года было сломлено сопротивление последних эсэсовских частей, в Буде в результате артиллерийского и минометного огня не осталось ни одной целой крыши, ни одного неповрежденного фасада. Вынужденные отступать, немцы поджигали красивейшие исторические здания, и их зияющие окна мрачно смотрели на город. А потом началась долгая и кропотливая работа по восстановлению крепости, и мастера-реставраторы старались сохранить как можно больше памятников архитектуры и остатки средневековых построек.

    Сейчас Будайская крепость представляет собой величественную и прекрасную картину. Над неровной линией крыш домов и небольших дворцов возвышаются готические главы церквей, романские башни и аркады Рыбацкого бастиона, большой фасад и купол королевского дворца… А в середине августа в Будайской крепости проводится праздник ремесел. Время его проведения было установлено по неписаному крестьянскому закону: в августе завершаются все сельскохозяйственные работы, и селяне могут ненадолго перевести дух. Частью этого торжества становится шествие со снопами: оно проводится 20 августа, и принимают в нем участие многие музыканты, певцы, танцоры и ремесленники. А завершается оно перед собором короля Матиаша, где происходит освящение хлеба нового урожая. Здесь же на площади краснодеревщики, кузнецы, ткачи, гончары раскладывают свои изделия, изготовляемые прямо на глазах у изумленной публики.

    Город-крепость Дубровник

    О времени основания Дубровника нет точных исторических сведений. В сочинении византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей» рассказывается о славяно-аварских вторжениях на Балканский полуостров в VI–VII веках, упоминается и о разрушенных старых римских городах Салона и Эпидавра. Часть их жителей укрылись на неприступном скалистом островке с греческим названием Лау, положив начало новому городу – Рагузе. Югославские историки считают эти сведения достоверными, но вносят в них некоторые уточнения: беженцы из римских городов не были первыми поселенцами островка, так как люди жили здесь с незапамятных времен. А название «Рагуза» происходит от иллирийского слова, означающего «крутизна», «крутой склон».

    Согласно другой версии требинский барон Павлимир, возвращаясь в IX веке из Италии на родину, причалил со своими кораблями к берегам Гружского залива и заложил на узкой части берега, окруженной с трех сторон густым дубовым и сосновым лесом, город. От славянского слова «дубрава» и произошло поэтическое название нового города – Дубровник.

    Третья точка зрения как бы объединяет две первые. Жители Эпидавра Иллирийского, спасаясь от преследования варваров, поселились на неприступном скалистом острове, который от материка отделялся узким проливом. Напротив них, на другом берегу, обосновались пришедшие почти в то же самое время славяне. Впоследствии оба поселения слились и образовали новый город, который долгое время хранил оба названия: Рагуза – в латинских источниках, Дубровник – в сербо-хорватских.

    Создание защитных сооружений началось сразу же после основания Дубровника и продолжалось несколько столетий. Скала, занятая беженцами с Эпидавра, протянулась месяцем вдоль берега. Но вновь прибывшие заняли даже не всю ее территорию, им вполне хватило западной оконечности этого скалистого островка. Обрывистые, почти неприступные утесы вскоре были укреплены каменными стенами, образовавшаяся крепостица получила название «Кастеллюм» (или «Кастель Лаве»). Так возникла первая часть города, где впоследствии разместились городские власти – князь и епископ.

    Вскоре на прилегающей территории возник новый квартал, который в VIII веке окружили уже более прочной стеной, сложенной из камня с известью. В северной части эта стена была даже укреплена башнями, одна из которых называлась «Болотными воротами», так как воздвигли ее на пологом берегу острова, открытого гнилому болоту, которое отделяло остров от материка. Через болото горожане перебирались по деревянному мосту, и в городе еще долгое время все, кроме стен и башен, строилось из дерева.

    Бесплодная скала, лишенная растительности и питьевой воды, спасла горожан, но одновременно и обрекла их на неустанный многовековой труд. Первые столетия существования города были заполнены непрерывной борьбой с камнем, водой и болотистой почвой. Ни один другой город далматинского побережья не встретился в начале своей истории с подобными трудностями. У первых дубровчан не оказалось в распоряжении античного поселения, которое доставалось в наследство жителям других районов; не было у них и дворцов, которые впоследствии можно было бы разобрать и использовать в качестве строительного материала, как это было в Сплите. Пожалуй, лишь венецианцам, построившим свой город среди болот и плавней, пришлось пройти схожий путь.

    Старое, прилепившееся к утесу поселение постепенно начало благоустраиваться, окружило себя прочными стенами, строило башни, деревянные и каменные дома, расширяло площади, на которых возводили храмы и общественные здания. Старая часть Дубровника как бы вырастает из глубины лазурного моря, которое окружает ее с трех сторон; оно то ласково плещется у стен, то обрушивает на них огромные валы с зеленой пеной на гребнях. Мощные крепостные стены из светлого камня с башнями различных очертаний массивным кольцом окружают тесно застроенный старый Дубровник.

    Город устоял во всех столкновениях Востока и Запада между собой, и к IX веку он был уже настолько укреплен, что выдержал 14месячную осаду сарацинского флота, и настолько самостоятелен, что вел переговоры с соседними славянскими племенам.

    В XIV веке дубровчане усилили свой флот, и город наряду с Венецией становится главным портом на Адриатике. Далматинский поэт XVI века А. Сасин в эпической поэме «Флот» писал:

    Флот Дубровницкий крылатый
    Шлет суда быстрей, чем стрелы…
    Моряки, как львы в сраженье,
    Лучше нет на океане —
    Быстры, ловки их движенья.

    Во время расцвета Дубровницкой республики гавань становится самым оживленным местом города. В ней выгружались и принимались на борт грузы из Италии, Леванта и с Балкан. Здесь желтели воск и мед, пахло смолой и свежесрубленными бревнами, блестели серебро и медь, железо и свинец; рядом с этим экспортным товаром мычал и блеял скот, тащились боснийские и герцеговинские рабы, сбывавшиеся в страны Западной Европы, несмотря на протесты славянских князей…

    Когда венецианцы заняли Далмацию, а турки, завоевав Боснию и Герцеговину, окружили Дубровник, горожане еще больше укрепились. Но огромные линии воздвигнутых ими крепостных стен не обагрились кровью, фитили их пушек не были зажжены, трубы не возвестили ни о военных тревогах, ни о завоевательных походах, не ходили дубровчанские боевые дружины и на штурмы. Антон Джика, первый русский консул в Дубровницкой республике, в 1794 году отмечал в своем «Описании», что

    со времен, еще предшествовавших приходу турок в Европу, рагузинцы всегда действовали в соответствии с одним и тем же принципом, а именно: стремились вовремя сменить покровителя, отдавая предпочтение более сильному. Они держались за Византийскую империю, как только она обосновалась на Адриатическом море. Но как только она распалась… они отошли от нее. Они поступили так же с деспотами Боснии, которым были преданы некоторое время. Встав под покровительство республики Венеции, которая благодаря своим морским силам стала в то время самой мощной в Далмации и арбитром в Адриатическом море, она восприняла ее форму правления и законы. Но как только рагузинцы догадались о своей опрометчивости… то, предвидя многие угнетения, они пожертвовали многим, чтобы от них избавиться. Тогда они сочли, что могут найти более сильную опору в короле Венгрии, в объятия которого и бросились… Он открыто объявил себя покровителем Рагузы, в этом качестве воевал с Венецией и вынудил ее отказаться от всяких притязаний на Рагузу.

    Город на прибрежной морской скале, архитектурно закругленный и снабженный всем для удовлетворения тогдашних нужд, неизменно привлекал жадные взоры пиратов, которые видели в нем сказочный ларец, полный драгоценностей. Ткачи Дубровника ткали прекрасное сукно, кузнецы ковали оружие, кожевенники дубили кожи, кирпичники обжигали кирпич и черепицу… На складах хранились отрезы мягких домотканых тканей, блестели шелк и тонкое полотно, пахли кожи и пряности, звенело только что выкованное оружие, бережно переносились сосуды с провансальским маслом и укрывались от влаги южных ветров мешки с солью… Достаточно было горстки умело расставленных людей, чтобы поддерживать порядок и спокойствие в городе и в гавани.

    Лукавством, деньгами и хитростью округлили дубровчане свои владения, присоединив к себе винообильный Пелешац с его прибыльными солеварнями, рыболовецкие острова Млет и Ластово, лесистые островки Шипан и Лопуд, Локруп и Колочеп с удобными бухтами, бережливыми жителями и надежными монахами. Им удалось убедить Порту в своей нейтральности и получить права свободной торговли на всей территории Османской империи, согласившись платить ежегодный «харач».

    Хотя с Османской империей Дубровник жил мирно, успокаиваться не приходилось, и город по-прежнему много внимания уделял возведению оборонительных укреплений. Наиболее интенсивное строительство приходится на XIV–XV века, именно тогда крепость приобрела тот вид, который восхищает всех и поныне, сооружение же новых фортов и реконструкция старых продолжались до конца XVII века. До середины XIV века возводились в Дубровнике городские башни, которые снаружи защищали зубцы, а изнутри – ограда из дерева. На их верхних площадках сооружаются «мантелеты» – временные деревянные укрытия для стражи.

    Оборонительные работы XV века превратили Дубровник в настоящую крепость, вероятно, именно тогда и возникла поговорка, ставшая впоследствии широко известной: «Когда зайца гонят, он спасается в Дубровнике». Поэт второй половины XV века М.М. Тарханиота писал:

    Двойной гордятся стены защитою,
    Восходят ввысь; обрывы глубокие
    Внизу разверзлись. Так природа
    Охраняет город, парящий в небе.

    Проектировали Дубровницкую крепость виднейшие архитекторы Италии и Далмации, в числе которых были Дж. да Сиенна и флорентиец М. Микелоцци, более известный под именем М. ди Бартоломео. Он возводит западную и северную стены крепости, а в северо-западном углу, на самом высоком месте крепости, начинается сооружение мощной и красивой башни Минчеты, названной по имени семьи Минчетич, на чьей земле она была воздвигнута. Башня видна отовсюду, и жители Дубровника считают ее не только самой могучей, но и самой элегантной в городе. Заканчивали возведение башни и ближайших частей стен уже по проекту Юрия Далматинца в 1460е годы.

    Башня Минчета имеет две смотровые площадки – на первом и втором ярусах. По верхнему краю высокого нижнего яруса стены ее прорезаны квадратными бойницами, а завершение второго яруса украшает изящный резной каменный пояс. Именно башня Минчета всегда изображалась как символ Дубровницкой республики.

    С верхней площадки Минчеты хорошо виден форт Ловренац (Святого Лаврентия) – грандиозное крепостное сооружение, воздвигнутое на вершине огромной скалы (37 метров над уровнем моря). Отвесные, заросшие колючим кустарником склоны ее совершенно неприступны. Ловренац возвели еще в XI веке, когда началось строительство дополнительных фортификационных сооружений, впоследствии он постоянно укреплялся и реконструировался. Сейчас жители Дубровника называют этот форт своим «седовласым старцем», на его воротах сохранилась старинная латинская надпись: «Свобода не может быть продана ни за какие сокровища».

    По проекту архитектора и инженера А. Феррамолино в XVI веке в Дубровнике был сооружен Ревелин – монолитное, отдельно стоящее укрепление, соединенное со старым Дубровником узким мостом, переброшенным через глубокий ров.

    Часть крепостной стены и мост от форта Ревелин

    Город пережил многие бури: и чуму, и величайшую свою катастрофу – сильное землетрясение 1662 года, разрушившее красоту и накопленные богатства старинного Дубровника, в котором тогда погибло более половины трудоспособных жителей.

    Крепость Дубровника представляет собой сложную систему укрепленных стен и башен-фортов, не случайно город называют «адриатическим Новгородом». Наиболее мощные двойные стены возвели со стороны материка, где велика была опасность нападения. По периметру крепостных стен расположились 14 прямоугольных и полукруглых башен и четыре мощных бастиона. В комплекс крепостных укреплений, как указывалось выше, входят еще два отдельно стоящих форта: Ловренац защищает город с запада, а Ревелин надежно охраняет восточные стены и гавань.

    Почти по всей крепостной стене идет широкий проход, огражденный высоким каменным парапетом. Именно здесь в случае нападения находились защитники города, которые могли свободно маневрировать во время боя. С западной стороны располагаются ворота, ведущие в крепость из района Пиле: их так и называют – «Ворота Пиле». Находятся они в невысокой полукруглой башне, и, чтобы приблизиться к ним, надо пройти по невысокому каменному мосту и другому мосту – деревянному и подъемному, который продолжает первый. Ворота Пиле особенно романтично выглядят вечером, когда специальная подсветка четко освещает башенную стену, ее замшелые камни, мост и часть деревьев.

    Через небольшой дворик Ворота Пиле приведут вас в старый Дубровник, который сохранился почти неприкосновенным, и недаром его называют «каменным сказанием», «летописью прошлого». Старый город настолько каменный, что на улицах, улочках и в переулках, большинство из которых представляют собой лестницы, не встретишь ни деревца, ни кустика. Только в некоторых дворах из щелей пробивается зеленая жизнь, зато стены самих домов сплошь увиты плющом и другими вьющимися декоративными растениями.

    Геометрически правильные крепостные стены Дубровника не производят впечатления грубых сооружений: они, как кружево, срослись с городом, скалами и окрестностями. Кое-где двойные и высокие, где-то узкие и приземистые, отовсюду доступные защитникам, разноликие по силуэтам своих башен, они образуют неповторимую картину красоты и мощи. В начале ХХ века известный французский историк Ш. Диль в своем сочинении «По берегам Средиземного моря» отмечал: «По очарованию своего пейзажа, по тонкому изяществу памятников и по воспоминаниям своей славной истории Рагуза является жемчужиной Далмации». А английский писатель Бернард Шоу говорил: «Тот, кто ищет рая на земле, должен приехать в Дубровник». Здесь всех встречают с распахнутыми объятиями и доброй душой…

    Мертвая крепость в Хара-Хото

    Легенды о мертвом городе Хара-Хото передавались из века в век, и сейчас уже трудно сказать, кто из европейских путешественников первым узнал о нем. Этот город сменил много названий. Уйгуры называли его Индикутшари, китайцы – Хочжоу (Огненный город), а монголы именовали Хара-Хото. Назывался он и Гаочаном – по имени государства, столицей которого был.

    Много преданий слышал об этом городе русский путешественник П.К. Козлов еще во время своей первой экспедиции в Монголию. Его неудержимо влекла к себе тайна мертвого города, но пустыня ревниво хранила эту тайну, а скотоводы-кочевники на все вопросы уклончиво отвечали: «Вы, русские, хотите знать больше нас даже о наших местах».

    Многие путешественники и до П.К. Козлова пытались отыскать дорогу к Хара-Хото, но только монголы знали, где находятся развалины города. Однако они никому не хотели раскрывать свои святыни, и потому одного из путешественников местные жители направили по заведомо ложному пути. В 1886 году экспедиция русского путешественника Г.Н. Потанина, пересекая пустыню Гоби, остановилась на отдых в низовьях реки Эдзин-гол. Неподалеку располагалось стойбище монголов, от которых русские узнали о развалинах какой-то крепости, покинутой людьми и засыпанной песками. В записках Г.Н Потанина были лишь сведения о том, что древний город «находится в одном дне пути к востоку от Кунделен-гола». В 1893 году эти места посетил В.А. Обручев, который подробно расспрашивал о руинах древней крепости, но сам их так и не увидел.

    Интерес к Хара-Хото постепенно исчезал, но П.К. Козлов продолжал верить в сообщение Г.Н. Потанина. В свою первую экспедицию он мало что нового мог узнать о таинственном городе, но русский ученый твердо решил побывать там и упорно шел к своей цели. Более того, он был уверен, что именно ему удастся обнаружить древний Хара-Хото.

    В 1907 году при поддержке Географического общества снаряжается экспедиция в Монголию. Отправляясь в свою вторую экспедицию, П.К. Козлов писал: «Таинственный голос дали будит душу, властно зовет ее снова к себе». В середине февраля путешественники достигли хребта Гурбун-сойхан («Три прекрасных»), за которым лежало урочище Уголцзин-тологой, где находилась ставка местного князя Балдын-цзасака. Экспедиция простояла в урочище 10 дней, и П.К. Козлов ежедневно навещал князя, который оказался человеком радушным и общительным. Сначала Балдын-цзасак отговаривал его идти к реке Эдзин-гол, так как, мол, дорога туда трудная. Наконец, взяв с П.К. Козлова слово никому не говорить об этом, старый князь указал дорогу в Хара-Хото. И даже согласился дать проводников и вьючных животных.

    Путь туда действительно был трудным и опасным. П.К. Козлов писал впоследствии: «По сторонам ни зверя, ни птички – все абсолютно тихо, только ветер свободно гуляет на просторе, поднимая порою пыльные вихри». Однажды путешественники попали в такую пыльную бурю, что сбились с пути и пять суток блуждали в пустыне. Наконец с одного из увалов они увидели древнюю дорогу, на которой уже попадались полузасыпанные песками развалины глинобитных построек, свидетельствовавшие о былой оседлой культуре.

    В своем дневнике П.К. Козлов записывал: «По мере приближения к заветной цели наше волнение все увеличивалось… Мы пересекли древнее сухое русло с валявшимися по нему сухими, обточенными песком и ветром стволами деревьев». А дальше, на возвышенном берегу, показались стены самого города. «Мы поднялись на террасу, и нашим глазам представился Хара-Хото во всей внешней прелести».

    Мечта русского путешественника исполнилась: он ступил на улицы Хара-Хото – «азиатской Помпеи», погребенной песками пустыни Гоби. Одни здания были совсем разрушены и сровнялись с землей, другие еще держались. Когда-то здесь жили люди, работали, молились, страдали, веселились; теперь здесь не было ни одного человека, и даже имя города было забыто, ведь «Хара-Хото» означает «Мертвый город», а это не название.

    Город-крепость представлял собой прямоугольник площадью 380х450 метров, длинной стороной ориентированный (как многие китайские крепости) в направлении «запад—восток». Высота глинобитных стен достигала 6–8 метров при толщине у основания 4–6 метров. Вся внутренняя часть крепости была разбита на правильные кварталы; от ворот, устроенных в западной и восточной стенах и несколько смещенных относительно друг друга, к центру шли две большие улицы. На них стояли ряды небольших глинобитных домишек, прикрытых соломой, а сверху – сплошной твердой коркой глины. Следы бойниц были заметны только в очень немногих местах, зато повсюду стояли субурганы – памятные буддийские знаки (надгробные или отмечающие место каких-либо событий).

    Полуразвалившийся субурган в крепости

    Свой лагерь П.К. Козлов решил разбить прямо внутри крепости – возле развалин храма, разрушенного почти до основания. И начались раскопки, результаты которых прославили русских географов на весь мир. В мертвом городе были сделаны ценнейшие археологические находки: обнаружены рукописи и книги, картины и предметы религиозного культа, относящиеся к XI–XII векам. Среди книг находилась и знаменитая книга «Китаб и Синдбад» – рассказы семи мудрецов, а также книга гаданий с рецептами лекарств от лошадиных болезней…

    В одном из субурганов были найдены небольшие фигурки и большая, чуть улыбающаяся красивая маска; в другом – несколько экземпляров стекловидных глаз и глаз из горного хрусталя и топаза, выпавших из глиняных статуй, уничтоженных временем. Был обнаружен и чудный образ на полотне – «Явление Амитабхи». Краски на нем сохранились такими яркими и свежими, как будто образ был написан только вчера, а ведь он пролежал под землей не один век. «Явление Амитабхи» сохранилось так хорошо потому, что рисунок прикрывался тонкой шелковой занавеской, вместе с ней был накручен на палку и зарыт в субургане, где было очень сухо и куда не проникал воздух. Попадались путешественникам и пачки ассигнаций, на которых, как потом выяснилось, было написано, что подделывателям будут отрубать головы. Все найденные сокровища нагрузили в 10 ящиков и отправили в Санкт-Петербург, чтобы ученые могли разобрать их. А экспедиция П.К. Козлова отправилась дальше – в гористый Тибет. Через некоторое время они получили вести, где их поздравляли с важными открытиями.

    Экспедиция П.К. Козлова побывала в Хара-Хото еще раз, но сначала что-либо новое найти не удавалось. Люди уже начинали роптать, что измучились и пора бы возвращаться домой. Но вдруг… один субурган оказался полным сокровищ. Едва сняли его верхушку, как открылись книги, рядами стоящие на полках. Тут были и свитки, и рукописи, и даже печатные книги – целая библиотека. Было множество разноцветных буддийских образов на полотне и шелке, расписанных красной, голубой и золотой краской. Две недели участники экспедиции отрывали сокровища. Ниже книг и картин было найдено множество статуй – глиняных и деревянных, а также останки женщины-святой, которой принадлежали все эти сокровища.

    Огромная библиотека содержала 2000 рукописей, написанных на «мертвом» тангутском языке, о котором почти ничего не было известно. Но найденный здесь же тангутско-китайский словарь дал возможность прочитать эти рукописи, и ученые познакомились с жизнью исчезнувшего, но в прошлом цветущего и могущественного царства тангутов Си-Ся. Так была открыта блестящая цивилизация, и тангутам, давно забывшим свой язык и письменность, была возвращена яркая страница их истории.

    Царство Си-Ся располагалось в тех местах, где ныне простираются песчаные пустыни. Казалось бы, их государство должно было быть бедным и малочисленным, на самом же деле оно содержало армию в 150 000 всадников, имело университет, школы, судопроизводство и т. д. Хара-Хото когда-то был столицей государства Си-Ся, и столица эта была очень богатая, так как через нее пролегал путь из Китая. По этому пути проходили многочисленные караваны с товарами, и жители города за безопасный проезд взимали с них определенную дань.

    Форпостом Китая оазис в низовьях Эрцин-гол стал еще во II–I веках до нашей эры: тогда вдоль реки шла оборонительная полоса, защищавшая Китай от набегов кочевников. С III века упоминается стоявший в оазисе город Сихай, но через 300 лет на его месте возводится крепость Тунчэн. Раскопки установили, что она занимала треть территории Хара-Хото и помещалась в его северо-восточной части. Потом эта местность перешла под власть тибетцев, от них – к тюркским князьям, во второй половине IX века управлялась уйгурами.

    В это время на исторической сцене и появляются тангуты, создавшие в Х веке свое мощное государство. Си-Ся, что по-китайски означает «Западное Ся», простиралось на сотни километров с запада на восток и с севера на юг. На месте старой китайской крепости они и основали город Хара-Хото, причем в войнах с Китаем им удалось сохранить свою независимость, но вот ударов с севера они не выдержали. В 1226 году войска Чингисхана двинулись на Китай, государство Си-Ся находилось на их пути и… в 1227 году перестало существовать. Но монгольские завоевания не разрушили цивилизацию тангутов, они продолжали жить на своей территории и сохранили свою религию.

    И хотя разрушение крепости приписывают монголам, которые захватили столицу тангутов и жестоко расправились с ее жителями, город продолжал жить и в XIV веке. А погиб Хара-Хото в 1372 году, когда был взят китайскими войсками династии Мин, воевавшей с последними потомками Чингисхана. Древняя легенда рассказывает об этом так.

    В XIV веке в Хара-Хото жил последний правитель тангутов – храбрый Хара-Цзянь-Цзюнь. У него было непобедимое войско, при появлении которого трепетали все соседи. И задумал Хара-Цзянь-Цзюнь отнять престол у самого китайского императора. Дошли его хвастливые речи до китайцев, и решил император не ждать прихода тангутов, а сам послал против них войско.

    Сражение с китайцами было неудачным для правителя тангутов, пришлось ему отступить и укрыться за крепкими стенами своей столицы, которая тогда называлась «Крепостной город». Провизии здесь было припасено много, через город протекала река, и ничего не могли сделать китайцы с крепостью, хотя и долго ее осаждали.

    Тогда один китайский инженер предложил отвести реку в другую сторону, чтобы уморить защитников города жаждой. Китайцы вырыли новое русло, перекопали песчаную насыпь реки и накидали в нее мешки с землей. Не смогла река течь по прежнему руслу, и тангуты остались без воды. Кинулись они было рыть колодцы, но сколько ни копали – до воды не дошли.

    Увидел Хара-Цзянь-Цзюнь, что приходится умирать, и наполнил все вырытые колодцы своими сокровищами. На 40 телегах привезли золото, серебро и другие драгоценности и закопали их в землю, чтобы не достались они китайцам. А затем правитель умертвил двух своих красавиц-жен, сына и дочь, чтобы не могли над ними надругаться враги. И велел пробить брешь в северной стене, вышел через нее со своим войском и кинулся в последний бой, в котором и погиб со всей своей армией.

    Китайцы ворвались в город, разгромили его, но сокровищ не нашли. Вскоре опустевший Хара-Хото стали заносить пески пустыни, и богатая и славная столица царства Си-Ся превратилась в мертвый город.

    Местные жители страшились приближаться к его развалинам, боялись духов и наваждений, особенно после случая, когда некоторые хотели найти сокровища, но вместо богатства отрыли на дне колодца двух больших змей, ярко блестевших красной и зеленой чешуей. В Хара-Хото давно нет следов завоевателей, поэтому высокие и толстые стены, ворота и массивные башни хорошо сохранились до наших дней, хотя и были сложены из земляных глыб.

    Открытие в замке Альбрехтсбург

    История города Мейсен восходит к 929 году, когда германский король Генрих I приказал построить на лесистом холме близ Эльбы замок Мисни. Это было первое немецкое поселение в областях, населенных славянскими племенами восточнее рек Эльбы и Заале. Замок располагался на окраине плодородного района, который уже несколько веков населяли лужицкие сербы. Здесь лужичане заложили много сел, которые в настоящее время о своем славянском происхождении напоминают только названиями.

    Возведение замка Мисни входило в систему мероприятий, которые Генрих I проводил для защиты от набегов венгров, а его наследник Отто I стал уже присоединять славянские земли к создававшемуся немецкому государству. Область эта была превращена в маркграфство Мейсен, управлявшееся маркграфом, а в 968 году в нем было основано мейсенское епископство.

    За владение мейсенским маркграфством вели борьбу германские, польские и чешские феодалы, но к XI веку верх одержали германцы. В это время города еще не было, он состоял всего лишь из замка с военным гарнизоном и резиденций нескольких светских и духовных феодалов. Вся округа по-прежнему была заселена крестьянами, но потом рядом с замком возник рынок, где продавали свои товары заезжие купцы, а со временем вокруг рынка стали селиться и ремесленники.

    В 1423 году маркграфы Мейсена становятся герцогами и курфюрстами, а город с прилегающей к нему территорией становится герцогством, которое сразу начинает присоединять к себе соседние земли. В 1471 году началось строительство новой резиденции, порученное архитектору Арнольду фон Вестфален. Замок, позднее названный по имени одного из владельцев «Альбрехстбург», по своему архитектурному стилю находится на рубеже готики и Ренессанса. Но в нем нет ничего от готической мистики, готические вертикали замка больше не выражали оторванности от земли, более того – здание подчинено членению по горизонтали, не свойственному готике.

    Во время строительства нового замка резиденцией курфюрстов стал Дрезден, а Мейсен быстро превращался в провинциальный городок. Может быть, благодаря этому Альбрехтсбург в последующее время не подвергался переделкам и в почти нетронутом виде сохранился до наших дней. Он высится над Мейсеном на скале на берегу Эльбы. Его башни и шпили, часто окутанные дымкой тумана, видишь задолго до того, как въезжаешь в город. Издали он похож на другие немецкие замки – угрюмые, неприступные крепости, в которых средневековые бароны без труда месяцами выдерживали осаду и откуда частенько совершали набеги на земли соседей. Лишь вблизи можно заметить, что у замка Альбрехтсбург нет ни скрипучих подвесных мостов на толстых железных цепях, ни окованных дубовых ворот, прострелить которые не под силу пушке. В замке открытый изящный парадный вход, вместо узких окон-бойниц – широкие окна с ажурными деревянными переплетами…

    Альбрехтсбург был гордостью курфюрстов – самодержавных правителей Саксонии. Здесь они принимали послов соседних государств и депутации подданных. Замок на скале, изящный и в то же время грозный, был символом курфюрстской власти – традиционно абсолютной, но в духе эпохи вроде бы не чуждой и новым веяниям.

    Начало XVIII века, казалось, навсегда покончило с пышными приемами и шумными празднествами, прославившими Альбрехтсбург. Сотни мастеровых под бдительным надзором перегородили анфилады замка грубыми деревянными стенами, положили печи, пробили дымоходы, в блистательных прежде залах появились унылые ящики и кадки. Когда работы были закончены, в закрытой карете под эскортом роты драгун в замок доставили какого-то человека. Хозяин расположенного на окраине города трактира рассказывал потом, что это был совсем еще юноша – лет девятнадцати, не более. По городу поползли слухи: в замке поселили алхимика, чтобы он делал курфюрсту золото. Да и ради чего другого стал бы курфюрст превращать свой замок в мастерскую?!

    В XVIII веке алхимия еще не сделалась областью преданий, и потому в королевских дворцах, резиденциях епископов, замках крупных феодалов и уединенных лабораториях часто трудились люди с безумными глазами. Золото нужно было всем, и алхимики довольно легко находили кров и стол у европейских владык того времени. Алхимиков носили на руках, их берегли так, что практически каждый из них становился узником, за любым шагом которого следила специально приставленная стража.

    История сохранила имя мейсенского алхимика: Иоганн Фридрих Бётгер, аптекарь, 19 лет… В 1701 году его доставили сначала ко двору курфюрста Августа Сильного в Дрезден, а затем в замок Альбрехтсбург. В одном из залов замка висит большая картина, на которой И.Ф. Бётгер изображен в минуту сосредоточенных размышлений. Он действительно молод, красив и без придворного парика, который был не нужен среди тиглей и лабораторных посудин. На плечи алхимика наброшена меховая шуба, ведь в просторном каменном замке всегда очень холодно, но рубашка на груди распахнута, чулок на одной ноге спустился, другая нога, похоже, и вовсе не обута. В перепачканных руках И.Ф. Бётгер держит колбу с золотистой густой жидкостью… Может быть, это и есть та самая тинктура, с помощью которой можно любые металлы превращать в золото?

    Однако, займись И.Ф. Бётгер поисками, например, философского камня, история вряд ли сохранила бы его имя, ведь так много алхимиков кануло в безвестность. А он обессмертил свое имя тем, что открыл тайну производства фарфора. Еще со времен раннего Средневековья фарфор попадал в Европу из Китая, но все попытки выведать у китайцев секрет его изготовления заканчивались неудачей. Фарфор стоил в Европе страшно дорого: он был предметом не просто роскоши, а роскоши королевской. Известен, например, случай, когда китайский столовый сервиз выменяли на полк бравых прусских солдат. В Италии и во Франции делались попытки создать свой фарфор, но он ни в какое сравнение не мог идти с китайским.

    И вот аптекарь И.Ф. Бётгер, изобретатель и экспериментатор, сделал первый фарфор в Европе – настоящий фарфор! Другим «отцом» саксонского фарфора считается известный математик, физик и минеролог Э.В. Чирнгаузен. Вдвоем они установили, что таинственный «петунцзе», который входит в состав необходимого для фарфора каолина, – это полевой шпат. Но годился только тот, что добывался в Скандинавии, а догадаться об этом можно было, только обладая солидными научными знаниями.

    По соседству, в городе Фрайбурге, находилась старейшая в мире Горная академия, в которой были собраны данные о минералах чуть ли не со всей Европы. В ней в то время работали ученики знаменитого Георга Агриколы, впервые обобщившего опыт горно-металлургического производства и написавшего 12томный труд «О горном деле и металлургии».

    А в Дрездене тогда жили и творили выдающиеся скульпторы, художники и ювелиры, без которых фарфор так бы и остался ценным, но бесформенным керамическим материалом. Художник Г. Герольд открыл немеркнущие краски, позолоту и подглазурную живопись: он был первым и до сих пор остался непревзойденным мастером «мейсенского декора» – художественной росписи по фарфору. Так появился на свет саксонский фарфор, и вскоре его марка – два голубых скрещенных меча – стала известна всей Европе. Краски, сделанные 300 лет назад, не потускнели: они такие же яркие и живые, как и на только что созданных вазах, чашках и сервизах, на которых скрестились голубые саксонские мечи…

    Полтораста лет фарфоровая фабрика не выходила за пределы нагорного замка Альбрехстбург, в котором не раз возникали пожары. Только в 1864 году расширившаяся мануфактура была переведена вниз – на окраину Мейсена.

    А 36летний алхимик И.Ф. Бётгер, безнадежно отравленный химикатами и хронически простуженный сквозняками замка Альбрехтсбург, скончался 13 марта 1719 года. Никто не знает, где он похоронен, и под установленным много позже памятником открывателю фарфора никто не лежит…

    Духовная твердыня болгарского народа

    Рильский монастырь

    В лесных дебрях Рильских гор, на высоте почти 1150 метров над уровнем моря, расположился Рильский монастырь – духовная крепость, основанная в Х веке святым пустынником Иваном Рильским. От юности презревший богатство, славу и все утехи мира, после смерти своих благочестивых родителей он на время поселился в тихой обители, где принял иноческий постриг. Но здесь он пробыл недолго, ибо душа инока возжелала всецелого отречения от мира, чтобы ничем не возмущаемой общаться с Богом. Инок Иван Рильский решил удалиться в такое место, где бы можно было вдали от людей совершенно предаться иноческим подвигам, и просил Господа указать ему такое место. Во сне ему были указаны близлежащие горы, и, оставив обитель, не взяв с собой ничего, кроме кожаной одежды, взошел инок Иван на высокую и необитаемую гору. Здесь он поселился в темной пещере, где и пробыл ровно 12 лет, проводя дни и ночи в молитве, трудах и подвигах.

    Оставил он это место поневоле. Однажды по дьявольскому наущению на него ночью напали разбойники, избили до полусмерти и, утащив далеко от пещеры, запретили возвращаться в нее. И отправился Иван Рильский искать новое место, где бы он мог поселиться и продолжить свои подвиги. Долго ходил он и наконец дошел до Рильской безлюдной пустыни, на окраине которой, между реками Рило и Ильинка, нашел пустой дуб и поселился в нем. День и ночь он славил Бога в своих песнопениях и молитвах, ничто не возмущало его покоя, лишь дикие звери воем своим оглашали по ночам пустыню да воды потоков шумели, быстро катясь по стремнинам диких ущелий и скал. Не видя ни одного человеческого лица, прожил он здесь целых 60 лет, спокойно созерцая Бога и беседуя с Ним.

    Но не удалось Ивану Рильскому совсем укрыться от людей, и первыми место его пребывания обнаружили пастухи. Возвратившись домой, они рассказали родным и знакомым о подвигах пустынника, и весть эта быстро разнеслась по окрестностям. Все спешили посмотреть на великого подвижника и принять от него благословение, а некоторые захотели и остаться с ним, чтобы тоже предаться подвижничеству, но старец отклонил их намерение.

    Чтобы избежать славы человеческой, удалился он в глубь пустыни, где в одном из ущелий нашел очень высокий камень, взошел на него и с еще большим усердием предался молитвам. Терпя ночной холод и дневную жару, прожил Иван Рильский здесь 7 лет и 4 месяца. Слава о его подвигах достигла болгарского царя Петра, который повелел своим слугам во что бы то ни стало разыскать великого отшельника и не разыскавши – домой не возвращаться. Долго ходили они по Рильским горам, обошли там все пустынные места, но преподобного не отыскали и не знали, что делать им. Домой возвращаться не смели, а продолжать поиски от слабости уже не могли. Последний раз решили они попытать счастья и в скором времени нашли Ивана Рильского, поклонились ему и попросили у него благословения.

    Предание рассказывает, что Иван Рильский не пожелал встретиться с царем, не принял от него драгоценности и золотые предметы, заявив, что для жизни среди природы они ему не нужны. Слава о преподобном и на этот раз разнеслась по всем окрестностям, и народ стал отовсюду стекаться к нему. Одни просили пустынника помолиться за них, другие ждали исцеления от недугов, немало нашлось и таких, кто захотел остаться с ним. Они и стали его первыми учениками-последователями, положившими начало монастырю.

    Место, где жил Иван Рильский, было таким скалистым и неудобным, что лишь небольшое число иноков могло поселиться с ним. Но когда число их увеличилось, они нашли новое место для поселения, и через некоторое время дикая пустынная местность со своими высокими горами и неприступными ущельями и скалами превратилась в «место обительное» с могуществующей братией, во главе которой встал избранный ею игумен. Время от времени Иван Рильский приходил к ним, давал наставления, а потом вновь возвращался в свою пещеру. Монахи соорудили в ней храм, названный именем преподобного, в котором хранится и гроб его. Согласно устным преданиям, первоначально монастырь был построен в трех километрах от нынешнего его месторасположения. Первые насельники старались во всем подражать своему учителю, всячески соблюдая его иноческие законоположения, что благотворно сказывалось и на внешнем устройстве монастыря, хотя сначала он был невелик и все его здания были деревянными.

    Достоверные данные о Рильском монастыре встречаются только с 1335 года, когда он находился во владении полунезависимого феодала Хреля. В этот год в целях обороны была возведена крепкая и мощная башня, которая должна была внушать страх врагам и покорность закрепощенному населению и в то же время украшать монастырь. Кроме защиты от неприятеля, башня должна была служить и удобным жилым помещением для феодала и его семьи. В первой половине XIV века в монастыре была возведена новая каменная церковь, а также обновлены и укреплены все здания.

    Во второй половине XIV века на Балканский полуостров из Малой Азии двинулись турки, подвергая все на своем пути разграблению и опустошению. Благодаря тому, что монастырь стоял в стороне от дорог, по которым могли передвигаться турецкие войска, его положение было относительно безопасным. Но взятие турками в 1382 году Софии и битва на Коссовом поле осложнили положение монастыря, так как его связь с Тырновским царством была прервана. Монастырь вошел во владения кюстендилского феодала Константина, сделавшегося вассалом турецкого султана, что сильно встревожило братию. Через три года тогдашний игумен Дометиан приказал зарыть все монастырские ценности и древние рукописи в окрестностях. Тогда же был переписан и «Завет» Ивана Рильского, оригинал которого, спрятанный в неизвестном месте, не найден до сих пор.

    Около 1395 (или 1396) года турки почти до основания разрушили и разорили монастырь: целыми остались только каменная церковь и Хрельова башня. Несколько десятилетий монастырь находился в запустении и скорее всего в нем никто не жил, так как на развалинах выросли деревья, из-за которых виднелись только церковь и башня.

    Когда вся Болгария оказалась под властью Османской империи, монастыри оставались почти единственными очагами болгарского национального духа и культурных традиций народа. Однако общий упадок, наступивший в порабощенной стране, отразился и на положении Рильского монастыря. Уменьшился поток паломников, несмотря на фирманы турецких султанов, монастырь лишился части своих земель. Во второй половине XV века при султане Мураде II монастырь вновь был разорен, и монахи вынуждены были уйти из него. О бедственном положении говорит, например, летописец Владислав Грамматик:

    Много стран и селений вместе с честными монастырями и Божьими храмами были разрушены огнем и по причине этого обречены на полное запустение. Тогда же разрушена была и опустела… пресвятая обитель боголюбивого отца в Рильском монастыре.

    Вновь Рильский монастырь восстановили, немало потрудившись, три брата-иеромонаха – Иоасафан, Давид и Феофан. Наряду с обновлением монастыря, возродился и культ мощей Ивана Рильского, ставших символом могущества христианской церкви и роста самосознания болгарского народа. В мрачные годы ига Османов, когда болгарскому народу грозила ассимиляция, восставший из руин Рильский монастырь возглавил борьбу против духовного порабощения народа. Для возрождения былой славы монастыря монахи решили вернуть мощи святого Ивана Рильского, находившиеся в Тырново. Немалых усилий стоило получить разрешение турецких властей, однако в 1469 году состоялось торжественное перенесение мощей святого в Рильский монастырь, которое превратилось во всенародный праздник. В восстановленный монастырь шли на поклонение со всех концов страны, ведь здесь сберегались и другие реликвии прошлого, а церковная служба велась на родном языке. Здесь болгарский народ чувствовал свою общую сплоченность, здесь жил болгарский дух.

    За счет щедрых дарений монастырь стал быстро богатеть, а благодаря умелому руководству деятельностью братьев в нем развернулась огромная литературная работа. Именно в те годы в обители работали известные литераторы Владислав Грамматик, Димитр Кантакузин и Гавриил Мардарий.

    На рубеже XVI–XVII веков в Рильских горах свирепствовали разбойники, но монастырь пострадал не от них, а от турецких солдат, которых послали преследовать разбойников. И многое из восстановленного было снова разрушено. Но несмотря на все перипетии судьбы, Рильский монастырь оставался религиозным и культурным центром Болгарии. В нем работали многие книжники, и, в частности, были написаны «Апостол» и «Евангелие» Спиридона Афанасия, сборник житий и другие сочинения. Кроме того, монастырь приобретал рукописи, которые создавались и в других литературных центрах. В 1577 году крупницкий митрополит Иоасаф подарил Рильскому монастырю «Четвероевангелие» в позолоченном окладе, выполненном с большим художественным мастерством. На его лицевой стороне изображены болгарские святые Иван Рильский, Прохор Пшинский и Иоаким Сарандапорский, а по краю выгравирована надпись: «Поминайте в своих молитвах брата Матея, золотых дел мастера из Софии, который потрудился над окладом сего Евангелия».

    В 1833 году в Рильском монастыре случился большой пожар, после чего его заново следовало восстанавливать. Но не так-то просто было получить на это разрешение турецких властителей, которые рьяно следили за тем, чтобы монастырь не расширялся. В фирмане Мехмед-хана II дается разрешение на обновление сгоревших помещений, но «на старых основах согласно старому положению». С внешней стороны восстановленный Рильский монастырь своими мощными каменными стенами с несколькими оборонительными башнями, которые в случае нападения должны были выполнять свое прямое назначение, напоминает крепость. Узкие бойницы в стенах башен использовались осажденными, чтобы лить на головы нападавших кипяток и горячую смолу.

    В 1876 году в монастыре скрывался участник антитурецкого восстания поп Стоян Разловский, но потом его схватили и заключили в Хрельову башню уже как пленника. Когда вооруженная турецкая стража вывела его из башни, чтобы переправить в город Дупницу[14], он покончил с собой, но не выдал своего отряда.

    Насколько строг и суров монастырь внешне, настолько внутри него все исполнено изящества и гармонии. Четырехэтажные монастырские строения опоясаны галереями, своды и колонны которых покрыты росписью. Это подлинный дворец эпохи Возрождения: например, монастырский двор строился так, чтобы в первую очередь гарантировать надежную безопасность насельникам. Однако когда впервые попадаешь в него, первое чувство, которое вас охватывает, – это восхищение от красоты ажурных фасадов монументальных монастырских построек, от легкости и изящества деревянных лестниц и галерей…

    Хрельову башню, высота которой 23 метра, поддерживают 12 пилястров (по три с каждой стороны): наверху они объединены арками, украшенными карнизом из красного кирпича. Симфония красок – желтых, красных, зеленых, черных и белых – еще больше усиливает ваше восторженное чувство. Очень живописна и дорога, которая ведет к монастырю: кругом горы, поросшие вековыми соснами и буками, зубчатые скалы и белые полотна водопадов…

    Люксембургский замок

    Государство Люксембург напоминает «лабиринт, где природные скалы и искусственные укрепления как бы бросают друг другу вызов среди цепи весьма необычных ущелий». Таким в 1792 году увидел герцогство Люксембург великий немецкий поэт И.В. Гёте. Сейчас от большинства укреплений, так поразивших поэта, остались лишь развалины, но уцелевшие казематы и сторожевые башни в сочетании с живописной природой создают неповторимое очарование.

    С незапамятных времен в этих лесах и горах, рассекаемых быстрыми реками, жило кельтское племя треверов. В 53 году до нашей эры территории по Мозелю и Рейну были завоеваны Юлием Цезарем, а временной резиденцией римских императоров на пять веков стал город Трир. В начале IV века потомки Юлия Цезаря, завоевавшие территорию нынешнего герцогства Люксембург, воздвигли здесь сигнально-наблюдательную башню. Она располагалась на перекрестке важных дорог северной провинции Римской империи и была частью оборонительной системы, сдерживающей натиск германских племен. Башня оказалась прочнее и долговечнее Римской империи и в конце IV века перешла в руки германцев. Со временем ее расширили и дали ей название – замок Люцилинбургук.

    Среди красно-желтых камней резвой речушки Альзет туристам показывают и тот, на котором по преданию

    сидела, расчесывая свои прекрасные волосы, русалка Мелузина. Чтобы пленить витязя Зигфрида, она обернулась девушкой, от их союза и пошли люксембуржцы.

    Но Мелузину тянуло к реке, и время от времени она принимала облик русалки. Однажды Зигфрид увидел свою подругу в таком обличье и… лишился Мелузины: русалка испугалась и исчезла в расступившейся скале.

    Сказочный воитель и охотник Зигфрид, известный от Рейна до Дуная, в народной фантазии соединился с Зигфридом историческим – германским рыцарем, основателем города. Сведений об историческом Зигфриде до нашего времени дошло не очень много, но точно известно, что он происходил из богатого и могущественного Арденского рода – из семьи крупных землевладельцев. Зигфрид был правителем одного из лотарингских графств, а сама Лотарингия входила тогда в Германскую империю. Одновременно он был владельцем и многочисленных деревень, которые находились далеко друг от друга. Чтобы держать их под надежным контролем, Зигфрид решил подыскать подходящее место для строительства нового замка. Он нашел его на берегу реки Альзет – там, где сейчас расположена столица Люксембурга.

    В апреле 963 года Зигфрид приобрел эту землю у аббатства Сан-Максимина, которое в свою очередь получило ее как дар от короля Карла Мартелла – одного из предков Карла Великого. Приобретенное Зигфридом место как нельзя лучше соответствовало своему назначению, и он стал возводить здесь замок, на строительство которого согнали крестьян и ремесленников со всех окрестностей. Со временем вокруг замка стал возникать город, который получил свое название от легендарного укрепления римлян – Lucilinburhuc, что означает «маленькая крепость». Это название впервые было упомянуто в обменной грамоте, которая в настоящее время хранится в городском архиве Трира. От него потом произошли другие названия, а французская норма – Luxembourg – появилась во время первого французского владычества.

    Замок выстроили на торговой дороге от французского города Реймса в немецкий город Трир – в крае, заведомо беспокойном и обреченном на кровавые испытания. Хотя на земле Люксембурга целых пять веков царил мир, но герцогство-крепость, стоявшее на стратегически важном пересечении европейских дорог, словно магнитом притягивало к себе завоевателей. К середине XV века герцогство в результате сложных династических комбинаций стало составной частью Федерации бельгийских провинций. Как известно, Федерация эта не была особенно удачливой, часто воевала и почти всегда терпела поражения. В результате почти все 400 лет, пока Люксембург считался членом Федерации, он находился под чужеземным игом. Сначала его властителями были бургундцы, потом – испанцы, после них – французы, снова испанцы, затем австрийцы и опять французы. Однако несмотря на жестокие войны, средневековое государство продолжало существовать, словно многочисленные удары судьбы только крепче сплачивали его упрямых жителей.

    В середине XV века Люксембургом овладели французы, а в 1542–1544 годы великолепный замок был разрушен, но позднее на его месте воздвигли новое крепостное сооружение. На протяжении последующих лет замок переходил из одних рук в другие: каждый из завоевателей старался укрепить свое владение, возводя новые фортификационные сооружения, по прочности своей не уступавшие скалам, которые служили им основанием. Когда в конце XVIII века французы в очередной раз попытались захватить Люксембург, они поняли, что взять крепость штурмом невозможно. Но что оказалось не под силу оружию, сделал голод: почти годовая осада вынудила защитников города сдаться. Объявляя Национальному собранию Франции о победе 1795 года, генерал Лазар Никола Карно подчеркнул: «Эта крепость уступает лишь Гибралтару». С тех пор столицу герцогства Люксембург нередко стали называть «Северным Гибралтаром».

    Несмотря на свою громкую славу, Люксембург не мог противостоять армии Наполеона. А в 1815 году, когда европейские монархи решали в Вене судьбы Европы, герцогства Люксембург домогались король Голландии и король Пруссии. Люксембург стал той гирькой, которую подбрасывали на чашу весов для полного их равновесия. Надо было ублажить недовольного короля Голландии – добавить ему Люксембург! Но нельзя было обижать и венценосного короля прусского, опасавшегося, не будет ли неприятностей от усилившихся голландцев! И гирьку-Люксембург пришлось «разрезать»! Решение на Венском конгрессе было вынесено двойное: Люксембург получал голландские законы и голландских чиновников, а в крепости разместился прусский гарнизон.

    Досужие люди подсчитали, что герцогство Люксембург в 213 раз меньше Франции и в 12 раз меньше Бельгии. Однако, с другой стороны, Люксембург – первое среди малых государств и оставляет позади Андорру, Сан-Марино и Лихтенштейн. На одном из центральных памятников города выбиты слова: «MIR WOLLE BLIVE BAT MIR SIN» («Мы хотим остаться такими, кто мы есть»).

    Люксембург – это лестницы и мостики, выбитые в берегах оврага галереи, фасад подземного храма, самые причудливые сочетания скал, зелени и зданий… Древние камни расскажут и о правительнице Эрмезинде, при которой в XIII веке процветали науки и искусства. Именно тогда в монашеской келье родилась поэма «Летцебургеш» в 6000 строк – едва ли не самое грандиозное творение средневековой поэзии.

    Мирно ржавеют в замке крепостные пушки, а в казематах вместо пороха и ядер лежат бочки со знаменитым мозельским вином: оно стареет там, отчего становится еще крепче. В самом дальнем тупичке катакомб лежит загадочная каменная фигура – «беспокойный Пьер». Какой ваятель и когда высек его – неведомо! Глаза озорные, лукаво прищуренные, над изголовьем теплятся свечки. И девушки порой втыкают иголку в свечной воск, чтобы вонзилась боль в сердце неверного возлюбленного и коварного изменника…

    Пражский Град

    Прага, расположенная на реке Влтаве, по праву считается одним из самых красивых городов мира. И действительно, немного есть городов в Европе, которые при самом своем рождении получили бы в дар такое красивое месторасположение. Но прежде чем город стал «златой Прагой», прошло много веков.

    А начиналось все с Пражского Града, высоко возвышающегося над городом. Ученые установили, что около 850 года уже упоминается край Fraganeo (Пражско), следовательно, Прага – как торговый и культурный центр – тогда уже существовала. Для защиты ее от нападений были построены две крепости – Вышеград и Пражский Град. Древние предки выбрали идеальное место для возведения укрепленного городища, которое с течением времени стало местом важнейших событий не только в истории чешского и словацкого народов, но и всей Европы. Об одних событиях повествуется в старинных легендах, о других рассказывают страницы истории. Пражский Град являлся и крепостью, и святым местом, и резиденцией правителей, двор которых был то прихотливо пышным, то аскетически простым и скромным.

    Сначала Пражский Град, который долгое время называли «выжженным холмом», был небольшим укрепленным поселением, вокруг которого, куда ни бросишь взгляд, простирались дремучие леса. Правда, славяне, заселившие долину Влтавы в IV–V веках, ставили свои деревянные крепости и на других холмах, но именно здесь вырос Пражский Град – треугольная в плане крепость, которая по своей топографии сближается с Московским Кремлем. Именно здесь начиналась потом Прага каменная, здесь она возникла как твердыня чешского государства.

    Пражский Град был основан в конце IX века по воле князя Борживоя из рода Пржемысловичей[15]. Сначала это была просто деревянная крепость, но вскоре к первоначальной ограде из кольев и рву, который при необходимости быстро заполнялся водой, добавились рубленые башни с проездными воротами и брустверы, сложенные из толстых бревен и обмазанные глиной. В центре этого укрепления стоял княжеский «дворец» – низкое, приземистое строение на каменном фундаменте. Из его узких окон трудно было увидеть, что делается за частоколом и уж тем более за верхушками могучих деревьев. До настоящего времени от этого княжеского «дворца» ничего не сохранилось, но располагался он приблизительно под окнами нынешнего Владиславского зала.

    Неподалеку от княжеского жилища, как предполагают ученые, под сенью деревьев стоял княжеский трон. За оврагом, который отделял княжескую обитель от жилищ челяди, возвышался курган Жижи – место языческих жертвоприношений и погребений.

    В те далекие времена попасть в Пражский Град было очень нелегко. Поднимались туда либо пешком, либо на лошадях, а знатных дам слуги несли на носилках. Много воды утекло во Влтаве, прежде чем через нее перекинули мост. А до той поры каждый, будь он знатный господин или простолюдин, должен был искать перевозчика или переходить вброд, так как крепость располагалась между Влтавой и потоком Бруснице – выше главного влтавского брода.

    На территории этого первого Града были поставлены церкви Богородицы, Святого Георгия и Святого Вита, а в 953 году здесь была возведена епископская резиденция.

    В XI веке, во времена немецкой агрессии и польского вторжения в Чехию, обнаружилось, что прежняя система укреплений Града уже не является достаточно надежной защитой. И потому во время властвования князя Бржетислава I (1034–1055) старые укрепления заменяются новыми, окруженными уже каменной стеной. Для входа в Град с восточной стороны была построена Черная башня, возведенная на склоне старых укреплений. Очевидно, уже тогда было заложено и основание первого каменного княжеского дворца.

    По мере усиления княжеского рода Пржемысловичей, постепенно объединивших окрестные территории, заселенные чешскими племенами, росло и значение Пражского Града – резиденции княжеской, а затем и королевской власти. Если первые княжеские дворцы были деревянные, то при князе Собеславе в первой половине XII века возводится дворец из известняка. Белоснежные прямоугольные блоки для него доставлялись с белой горы, а сам дворец построили в романском стиле, который господствовал тогда во всей средневековой Европе[16]. Южный фасад дворцового здания сливался с крепостной стеной, а украшали его башенки, служившие во время обороны Града местом сбора лучников. Крепостные стены Пражского Града были подняты на 14метровую высоту, увеличилась и высота башен, в которых устроили новые входы и ворота.

    Начало правления Владислава II неблагоприятно отразилось на Пражском Граде. В это время он подвергся нападению зноемского князя Конрада и был сильно поврежден. Особенно пострадала епископская резиденция, поэтому ее пришлось отстраивать заново, а также перестроить церковь Святого Георгия. При реконструкции план и художественные формы церкви сохранились в прежнем виде, но были сделаны и небольшие изменения: в частности, построили две башни и новые кафедры внутри храма, над боковыми нефами вывели крестовые своды и т. д.

    Часовня Святого Георгия

    Пражский Град того времени был одной из самых пышных резиденций правителей: здесь собиралось вече, избирались правители, проходили большие собрания и торжественные празднества. На Большой площади Града (нынешней Георгиевской) когда-то стоял знаменитый каменный княжеский трон, о котором летописец писал: «Это самый драгоценный камень, ибо из-за него пролилось крови больше, чем из-за всех других».

    Романский облик Пражского Града сохранялся до XIII века – времени правления королей Вацлава I и Пржемысла II. Потом начинает распространяться готический стиль, однако это время оставило небольшой след в Граде. Во время правления Пржемысла II – одного из могущественнейших государей Европы того времени – наступает новый расцвет Пражского Града. Однако созданные тогда новый дворец с западной стороны старого княжеского дворца, капелла Всех Святых, укрепления Града были уничтожены пожарами и временем или снесены при позднейших перестройках.

    Феодализм в чешских землях своего наивысшего расцвета достиг во время правления короля Карла IV, который настолько усилил и возвеличил Прагу, что она стала главным городом Римской империи. Король решил построить новый королевский дворец в готическом стиле, одновременно в Граде ремонтировались старые укрепления и реконструировались ворота Белой и Черной башен замка. А на месте базилики Святого Вита в октябре 1444 года заложили новый кафедральный собор.

    Народное движение Яна Гуса и последующие десятилетия междоусобных войн прервали строительные работы в Пражском Граде. Чешские короли переселились в Королевский двор в Старом городе, и замок стоял в запустении, пренебрежении и даже подвергался осаде противоборствующих сторон. Только весной 1485 года король Владислав, опасаясь дальнейших выступлений пражского народа, переселился в Град, который решил перестроить в соответствии с требованиями того времени. Особое внимание было уделено перестройке Королевского дворца, в котором был создан новый Тронный зал, ныне названный Владиславским. Начались работы и в соборе Святого Вита: сначала была построена королевская часовня, потом реконструировали старый епископский дом, дом пражских викариев и т. д. Кроме того, расположение Пражского Града на вершине горы уже не было естественной защитой от нападений, так как к этому времени появилась артиллерия и противник мог беспрепятственно обстреливать Град.

    Работы, начатые под руководством Бенедикта Рида из Пистина, восстановили безопасность Пражского Града и исправили его фортификационные недостатки. Готическая стена была удвоена по всей окружности, снабжена системой бастионов и артиллерийских башен, которые давали большую возможность сосредоточить огнестрельные силы во всем укреплении и главное – в опасных местах.

    В октябре 1526 года на чешский трон после смерти Людовика Ягеллона, погибшего в битве с турками под Могачем, был приглашен Фердинанд Габсбургский. Его правление стало новой эпохой в истории Пражского Града. Средневековый замок уже не удовлетворял новым требованиям и влиянию итальянского Возрождения, поэтому главной задачей широко задуманного строительства стало создание Королевского парка с летним дворцом и реконструкция жилой части Королевского замка.

    Пражский Град был свидетелем многих исторических событий, но после бурных событий 1620х годов Фердинанд II оставил Град, а после него и другие члены династии Габсбургов жили здесь редко. Однако строительство в Граде не прекращалось: некоторые изменения произошли в нем под влиянием сильно распространившегося в Праге стиля барокко. На северной стороне Града возвели манеж и небольшой зал для игры в мяч; собор Святого Вита украсился новым фасадом, в нем была устроена часовня Яна Непомуцкого.

    Большой ущерб Праге нанесла прусская осада 1757 года: в Граде были сильно повреждены Испанский зал, Галерея, собор Святого Вита и другие сооружения. Начавшиеся восстановительные работы продолжались 25 лет, в результате была устранена смесь различных архитектурных стилей и создано единое монументальное целое, соответствовавшее новым требованиям, но не нарушающее его силуэта. Силуэт этот не был нарушен благодаря башне Святого Вита и двум башням Святого Георгия. С того времени контуры Пражского Града уже не изменялись до наших дней.

    Все на Пражском Граде сооружалось целыми поколениями мастеров, и потому каждый камень здесь – святыня для чехов. И нет ни одного старинного города, особенно готического, где бы водилось столько привидений, как в Праге: здесь почти каждое место имеет свое предание или легенду. На Вальдштейнской площади появляется безглавый трубач Рупрехт, на Бетлемской – тоскливый магистр Палеч, по улице Карлова бродит сумасшедший брадобрей. А недалеко от Пражского Града, у Вышеградского форта, является дух французского майора в военной форме XVIII века.

    В свое время майор командовал французскими войсками, занявшими Прагу в 1741 году, и погиб в бою. С тех пор его дух и стал бродить по Вышеграду, и не было привидения более кровожадного, чем он. «Майор» нападал на патрули, щекотал часовых и даже напугал нескольких офицеров австро-венгерской армии. А выпущенные в «майора» пули пролетали сквозь него, не причиняя никакого вреда.

    Утихомирился «майор» только в конце XIX века, когда один поручик приветствовал его, как и положено при встрече двух военных. «Майор» улыбнулся, потрепал поручика по плечу и растаял в воздухе. И с тех пор он стал появляться на Вышеграде только в хорошем настроении: на приветствия прохожих вежливо кивает и вообще ведет себя очень достойно, как и положено хорошо воспитанному привидению…

    Крепость Крак-де-Шевалье

    Рыцари Ордена Святого Иоанна Иерусалимского проявили особое мужество и после окончания крестовых походов. Ряд замков и крепостей в Сирии и Палестине они удерживали и тогда, когда крестоносцы были уже изгнаны с этих земель.

    Недостаток людей заставлял рыцарей организовывать свою оборону по европейскому образцу. Все свои усилия они направляли на строительство гигантских крепостей, чтобы отражать из них натиск мусульман. Наиболее совершенной в архитектурном отношении цитаделью на франкском Востоке являлась крепость Крак-де-Шевалье. Она была возведена еще до крестоносцев, и уже во время Первого крестового похода ее осаждали французские рыцари на своем пути в Сирию. Крак-де-Шевалье располагался на стратегически важной высоте, имел огромные размеры и искусные фортификационные укрепления. Но вскоре после основания графства Триполи его правители поняли, что не смогут содержать крепость в должном состоянии, и в 1144 году граф Раймунд II Триполийский передал ее Ордену иоаннитов.

    К фортификационным сооружениям той эпохи предъявляли четыре главных требования. Крепость должна была иметь мощные стены с хорошо разработанной системой обороны, чтобы удерживать ее малыми силами и обеспечивать перспективный обзор местности. Внутри она должна была обладать большим пространством, чтобы при необходимости там могли разместиться население окрестных деревень, скот и запасы продовольствия. И, кроме того, крепостные стены должны были выдерживать возможную прямую атаку противника.

    Крак-де-Шевалье, как и другие крепости Ордена иоаннитов, полностью соответствовал этим требованиям. Рыцари не только восстановили старые стены и постройки, но и значительно расширили крепость и улучшили ее оборонительные укрепления. Даже в мирное время в крепости мог разместиться гарнизон в 2000 человек.

    Крак-де-Шевалье располагался в 40 километрах к северу от Триполи, на склоне одного из отрогов Ливанских гор, и господствовал над равниной, по которой пролегали пути в долину реки Оронт. Система крепостных укреплений включала два ряда исполинских стен, сложенных из пригнанных друг к другу известковых блоков, каждый из которых был высотой полтора и шириной один метр. В укрепления входили и мощные башни, чьи закругленные формы и толщина каменной кладки позволяли выдержать стрельбу из стенобитных машин. За тот период, когда крепостью владели рыцари-иоанниты, она выдержала более 10 осад. Кроме того, ее не могли разрушить даже многочисленные землетрясения, часто происходящие в той местности.

    Внутри крепости, площадь которой равнялась 2,5 гектара, размещались резиденция магистра Ордена, жилые помещения для оруженосцев и хозяйственные постройки – амбары для зерна, конюшни, мельница, пекарня, маслобойня и т. д. Здесь же располагались открытые цистерны, в которые питьевая вода поступала по акведуку из пробитой в горах скважины.

    Следуя полумонашескому образу жизни, рыцари позаботились и о церковных постройках. В Крак-де-Шевалье существовал монастырь, в кельях которого жили рыцари, здание орденского Капитула и часовня, где службы отправляли иоанниты-капелланы. Правда, кельи эти по своему убранству порой были весьма далеки от того аскетизма, который провозглашали рыцари, и соблюден был только внешний декор. По этому поводу американский исследователь В. Дьюрант метко заметил, что братья-иоанниты, «индивидуально дававшие обет бедности, в своих крепостях меж ратными трудами коллективно наслаждались роскошью».

    На рубеже XII–XIII веков Орден Святого Иоанна Иерусалимского достиг уже такого могущества, что мог соперничать с государственной властью. К этому времени ему принадлежали почти все основные сооружения крестоносцев, особенно в княжестве Антиохия и графстве Триполи, а также целые кварталы некоторых городов: например, совместно с тамплиерами они владели Тартусом, Сафадом и Аскалоном. Владетельным князьям приходилось шаг за шагом уступать рыцарям-иоаннитам некоторые из своих привилегий. В частности, Ордену уже предоставлялось право заключать мирные договоры с соседями-мусульманами, и эти договоры имели юридическую силу для правителей государств крестоносцев. Такие же договоры, подписанные самими правителями, для иоаннитов не являлись обязательными.

    Укрепившиеся в своих неприступных крепостях рыцари не подчинялись никакой власти, кроме власти магистра, и вели себя так, как будто Орден является независимым. Магистр объявлял войну, взимал дань с арабского населения и диктовал свои условия во всех владениях крестоносцев. Королям и князьям волей-неволей приходилось считаться с требованиями рыцарей-иоаннитов, численность которых вместе с тамплиерами равнялась численности всех вооруженных сил Иерусалимского королевства.

    Однако достигнутыми победами крестоносцы были обязаны не столько своей сплоченности и единодушию, сколько разобщенности мусульманского мира, переживавшего период феодальной раздробленности и религиозных распрей. Но к XII веку ситуация в мусульманском мире изменилась: Египет на юге и турки-сельджуки в Сирии постепенно объединили свои силы. Первыми показали свою возросшую мощь сельджуки: в декабре 1144 года под их ударами пала Эдесса, а через год они полностью очистили от франков долину Евфрата.

    Государства крестоносцев, окруженные могущественной державой египетского султана Салах-ад-Дина, попали в тиски с востока и юга, но бароны даже перед лицом все нарастающей опасности не желали поступаться своими правами и вольностями. Вместо того чтобы объединиться, они продолжали междоусобицы и распри, однако некоторые из своих позиций в Палестине им все же удалось сохранить. На территории бывшего Иерусалимского королевства в их руках оставались Бельфор и Тир, в княжестве Антиохия уцелели лишь его столица и цитадель Маркаб, а в графстве Триполи – несколько небольших замков тамплиеров и неприступная крепость Крак-де-Шевалье.

    Салах-ад-Дин действовал осторожно и целых 12 лет не касался христианской полосы Сирии, но подчинял одну за другой ее турецкие части. Однако мирные отношения с христианами, закрепленные договором 1180 года, прервались из-за барона-авантюриста Рено Шатильонского, впрочем в Сирии он был тогда такой не один. Рено Шатильонский ограбил отправлявшийся на богомолье караван, в котором находилась сестра Салах-ад-Дина. Египетский султан потребовал удовлетворения у иерусалимского короля и, не получив его, призвал к газавату.

    «Священная война» застала христиан врасплох, а продвижения Салах-ад-Дина были быстрыми и уверенными. В июне 1147 года он взял Тивердиаду, нанес поражение главному войску крестоносцев на высотах Гиттина и многих из них взял в плен. Затем египетский султан захватил Акру, Бейрут, Кесарию и Аскалон, а Иерусалим даже и не пытался защищатсья. При первой бреши, пробитой в стене, город капитулировал: 2 октября 1147 года Салах-ад-Дин вошел в Иерусалим, и над его стенами взвились турецкие знамена.

    Но неприступный Крак-де-Шевалье не смог взять даже этот всесильный и талантливый полководец. И только султан Бейбарс свел владения франкских баронов до нескольких укрепленных пунктов, располагавшихся вдоль побережья Средиземного моря. А в 1271 году он разгромил и цитадель иоаннитов Крак-де-Шевалье, считавшуюся самой главной и мощной в Сирии.

    Легенды старинной крепости Маркаб

    Как немой свидетель давних сражений крестоносцев стоит на горной вершине прибрежной полосы крепость Маркаб, расположенная между городами Банияс и Тартус. На вершине горы Нсарие, сложенной из вулканических пород, господствуют над близлежащим побережьем мощные стены средневекового замка. Такое местоположение крепости и дало ей название Маркаб, что в переводе с арабского означает «наблюдательный пункт».

    Первые укрепления Маркаба появились в 1062 году, но уже через полвека они были захвачены византийцами во время их военных походов по северной Сирии. Позже – в 1118 году – крепость штурмом взяли отряды Роджера Антиохийского – одного из предводителей крестоносцев. После этого она превратилась в сторожевой пост Антиохийского княжества.

    Улица в цитадели

    В 1186 году на башне крепости взвился флаг рыцарей-госпитальеров Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Они значительно перестроили и укрепили крепость, ее гарнизон достигал численности 1000 человек и мог выдержать длительную осаду. Этому способствовало и само положение Маркаба: с запада и севера – отвесный крутой обрыв, с востока – глубокая долина, и только с юга к крепости мог подойти неприятель. Но здесь ее стены были особенно мощны.

    В основании массивной башни и до сегодняшнего времени сохранился резервуар для дождевой воды. По специальным трубам вода стекала с крепостных стен и башен, проходила через фильтр из мелкого камня, песка и угля и попадала в каменный бассейн. Кроме того, для обеспечения гарнизона водой на случай осады в крепости было вырыто несколько глубоких колодцев.

    Используя неприступный Маркаб в качестве плацдарма, крестоносцы все дальше и дальше проникали на восток, захватывая новые земли. Не один раз арабы пытались разрушить крепость, но каждый раз безуспешно. Даже султан Салах-ад-Дин, знаменитый победитель крестоносцев, не решился атаковать Маркаб.

    Наконец в 1285 году султан Каляун с огромным войском осадил крепость. Он мобилизовал всех местных князей и поставил свой лагерь на окрестных холмах, ведущих к подножию горы Нсарие. Несколько раз водил султан свое войско на штурм крепости, но ее стены, сложенные из черного базальта, были неприступны. Легенда рассказывает, что

    как-то после одного из неудачных штурмов полководец сидел возле костра у своей палатки. «О, Аллах, – воскликнул он, сжав в руке осколок черного базальта. – Проклятый камень не поддается никакой силе». И в ярости бросил его в огонь.

    Долго сидел Каляун у костра, мрачно разглядывая языки пламени, и вдруг на его глазах раскалившийся камень треснул. Обрадованный султан собрал военный совет и раскрыл свой план.

    И вновь арабское войско ринулось на приступ. С крепостных стен Маркаба летели сотни стрел и огромные камни, лилось кипящее масло, но под южной стеной арабские воины пробили углубление и подвели под нее деревянный запал. Жарко запылало дерево, раскаляя каменную кладку; осадные машины забрасывали на стены горящую смолу, и под напором огня сдался черный камень.

    Воины Каляуна бросились в пролом, захватывая бастионы крепости. Крестоносцы взмолились о пощаде: один за другим, низко опустив голову, проходили они через крепостные ворота, а сверху на них смотрел торжествующий султан Каляун.

    Когда последний крестоносец покинул крепость, арабские воины заложили проем и выстроили на этом месте новую башню из черного базальта. Причудливая арабская вязь на полоске из белого мрамора, опоясывающей башню, и сегодня рассказывает потомкам историю мудрого сирийского полководца Каляуна.

    Еще не раз вторгались завоеватели на землю Сирии, и древние стены крепости Маркаб хранят много тайн. Вот небольшое помещение в здании бывшей базилики. Часть штукатурки здесь снята, и со стен строго смотрят лики христианских святых. Плавно ниспадают с плеч их одеяния, выписанные мерцающей в полутьме охрой. Ученые предполагают, что фрески относятся к началу XII века, когда арабы, занявшие крепость на какое-то время, превратили помещение церкви в мечеть. Христианские фрески не были уничтожены, их просто покрыли штукатуркой…

    А найти фрески помог случай. В конце 1970х годов кусок штукатурки отвалился, и под ней появился древний рисунок. После этого начались реставрационные работы: сначала были раскрыты лики святых на стенах в одном из приделов бывшей базилики, а вот что скрывается под штукатуркой на сводах – еще неизвестно.

    Не найден пока и подземный ход, соединявший крепость со сторожевой башней, расположенной у подножия горы Нсарие. Удалось обнаружить только небольшой его отрезок, ведущий от башни к берегу моря. Оказалось, что устройство подземного хода было тщательно продумано: примерно через каждые 100 метров в нем можно было устроить засаду, чтобы уничтожить преследующего противника.

    При турках крепость Маркаб была превращена в тюрьму, в которой томились борцы за независимость своей страны. В 1920 году здесь укрывались сирийские партизаны, боровшиеся под руководством Салеха аль-Али против французских колонизаторов.

    Вход в крепость начинается у ворот донжона – массивной прямоугольной башни. Под мрачными, темными сводами легко представить, как здесь, гулко цокая копытами, когда-то проходили могучие кони крестоносцев и огонь факелов отражался в латах рыцарей. Пройдя вереницу залов и низких коридоров, попадаешь на залитый солнцем внутренний двор крепости. Возле полуразрушенных ступеней, ведущих на стены, сложены грубо отесанные каменные ядра: теперь они мирные, и на их изъеденных веками боках греются серо-желтые ящерицы…

    На холме Калемегдан

    Белград – древний город, история которого насчитывает 24 века. Он возник на перекрестке дорог, связывавших Европу, Азию и Африку, – там, где у слияния рек Савы и Дуная стоит высокий холм Калемегдан. В прошлом этот холм был военным ядром города «Сингидунум», основанного кельтами. Здесь, на перекрестке важных дорог, с давних времен встречались торговые караваны, и потому город стремились захватить армии многих завоевателей, наступавших на него с севера и юга, запада и востока. В нем оставили следы своего пребывания кельты и древние римляне, византийцы, австрийцы и турки…

    Но город, располагавшийся на плоскогорье между двумя реками и опоясанный крепостными стенами, всегда был готов к обороне. Сотни раз он подвергался нашествиям и штурмам, не менее 40 раз переходил из рук в руки. От древнего кельтского названия «Сингидунум» до наших дней не осталось почти никаких следов, кроме самого этого названия[17]. В I веке сюда приходят римляне, которые владеют городом почти четыре столетия. После распада Римской империи Сингидунум вошел в состав Византии, но так как он был пограничным городом, а Византия не всегда могла отразить нашествия завоевателей, то он часто переходил из одних рук в другие и менял своих хозяев. Город часто разрушали и сжигали, особенно сильно пострадал он от нашествия гуннов в 449 году.

    Византийский царь Юстиниан I восстановил город и построил крепость, чтобы защищать северные рубежи своей державы. Но после смерти императора, в начале VII века, город разорили окончательно: забылось его имя, исчезли многочисленные памятники, до основания были уничтожены крепость и лагерь византийцев… Но осталась земля, осталось устье Савы и Дуная, остался Калемегданский гребень как вызов новым завоевателям.

    Долгое время Белград оставался вне сербской державы, и только в 1284 году венгерский король Владислав I передал Мачванскую бановину с Белградом в пожизненное владение своему зятю – сербскому королю Драгутину, когда тот уступил престол своему младшему брату. После смерти Драгутина его младший брат Милютин хотел было удержать Белград, но сделать это ему не удалось, и в 1319 году город снова переходит под власть венгров.

    Во время царствования короля Душана II город два раза был в составе сербской державы (1334 и 1354), но венгры снова завоевали Белград и владели им вплоть до 1403 года. Потом король Сигизмунд вследствие турецкого нашествия передал Мачву вместе с городом в пожизненное владение Стефану Лазоревичу, который восстановил запущенную крепость и перестроил укрепления на Калемегдане, а также предместье, пристань и сам город.

    Но Белграду и 30 лет не давали прожить мирно. После венгров сюда пришли турки, назвавшие Белград «городом войны», тем самым лаконично выразив его историю. В 1717–1718 годах молниеносным нападением Белград заняли австрийские войска под предводительством Евгения Савойского. По мирному договору 1718 года Австрия получила и всю Сербию.

    Хорошо понимая стратегическое положение Белграда, Австрия начинает укреплять город по новейшей для тех времен фортификационной системе французского инженера Вобана. На холме Калемегдан были возведены более мощные крепостные стены, построены башни, убежища, амбразуры и крепкие ворота. В город, обнесенный глубоким рвом, входили через несколько ворот.

    Но долго австрийцы не задержались ни в Белграде, ни в Сербии, так как в войне 1737–1738 годов были разбиты турками. Город опять представлял собой пепелище. Турки снова начали превращать христианские церкви в мечети, разрушили все большие здания в городе и из этого материала построили новые дома в восточном стиле.

    И еще раз побывал Белград в руках австрийцев, которые потом передали его туркам по Свищевскому мирному договору 1791 года. В то время город представлял собой страшное зрелище. Крепостные ворота и площадь перед ними были использованы для пыток и мучений. Особенно дурной славой в этом отношении пользовалась Стамбол-капия, где посаженные на кол сербы умирали в страшных муках. Их лица были обращены к сербской части города, чтобы испытываемые ими страдания и муки устрашили население.

    Сербы два раза поднимали восстание. После второго с турками был достигнут компромисс – образовать сербское государство во главе с Обреновичами. В 1830 году Сербское княжество получило автономию, а турки могли оставаться только в Калемегданской крепости. Весной 1867 года здесь в торжественной обстановке был обнародован указ султана, согласно которому турецкие гарнизоны выводились из сербских государств. Последний турецкий комендант Калемегдана – Али Риза-паша – торжественно и с надлежащей церемонией передал князю Михаилу Обреновичу ключи сербских государств.

    Так и жил Белград, как легендарная птица Феникс, каждый раз возрождающаяся из пепла. Битвы следовали за битвами, и крепость на Калемегдане всегда была в центре событий. Гитлеровцам, как и многим другим завоевателям, тоже казалось, что Югославия будет с легкостью захвачена, ведь они прошли пол-Европы, почти не встречая сопротивления. Но уже через два месяца после начала оккупации в руках югославских партизан заговорили ружья, и фашисты не решались проникать в горы и леса, где почти за каждым деревом таилась засада.

    Операция по освобождению Белграда началась в конце сентября 1944 года. Преодолевая отчаянное сопротивление врага, советские войска вместе с югославскими частями и подразделениями болгарской армии уже в первые дни операции достигли немалых успехов. Был освобожден город Неготин – крупный пункт обороны противника, разбиты основные силы группировки «Сербия», захвачен плацдарм в районе Велика-Плана. В октябре советские войска прорвались в Моравскую долину, а советские самолеты буквально днем и ночью висели над шоссе, парализуя движение противника. Гитлеровцы пытались выиграть время, чтобы перегруппировать свои основные силы и отвести их к Белграду, но 4й гвардейский моторизованный корпус помешал осуществлению их планов. Штурмовать Белград предстояло танкистам под командованием генерала В.И. Жданова – Героя Советского Союза.

    Мощной артиллерийской подготовкой штурм югославской столицы начался 14 октября 1944 года после полудня. В разгар сражений по позициям гитлеровцев били 600 орудий и минометов, и через несколько дней Белград был полностью очищен от врага. 20 октября 1944 года на самой высокой башне Калемегдана взвился красный флаг, и у стен крепости по-братски обнялись советский генерал В.И. Жданов и югославский генерал П. Дапчевич.

    Панорама города с крепостью Хоэнзальцбург

    Под напором свежего ветра в городе быстро рассеялись клубы дыма и гари, и на улицы вышли все жители югославской столицы, с восторгом приветствуя солдат-освободителей и осыпая советские танки цветами. А ночью, по сербскому обычаю, зажглись трепетные огоньки свечей. Югославы хоронили павших солдат у стен домов и в городских скверах. Когда Белград был восстановлен, прах всех погибших перенесли на мемориальное кладбище.

    Сейчас тысячи белградцев приходят на Калемегдан вечером, и крепость, заполненная живой и яркой толпой, представляется уже не грозной, а живописной декорацией, оставшейся после исторического действа. Воображение вызовет образы витязей из дружины первых сербских князей, а посмотришь на граненую башенку Небойша («Не бойся»), построенную в нижней крепости, – и представишь защитников города, насмерть бившихся с турками. Коренастые башни выглядят словно каменные короны, и только по-южному напористая зелень осаждает теперь Калемегдан вьющимися растениями. Местами они прорвались и дружно хлещут со стен в укромные улочки и проулки. А на самой стрелке, у слияния Савы и Дуная, стоит над крепостью на рифленой колонне бронзовый воин, устало опирающийся на меч…

    Новгородский Детинец

    Древнейшая история Новгорода с трудом обнаруживается сквозь сказочный туман легенд и преданий. До недавнего времени эти легендарные сказания, занесенные в новгородские летописи XI–XII веков, были единственным источником для изучения ранней истории города. Но в середине 1930х годов было раскопано так называемое Рюриково городище, находящееся в двух километрах к югу от Новгорода – у истоков Волхова. Однако дальнейшие раскопки вскрыли на городище слои, относящиеся к более древнему периоду – рубежу IX–X веков.

    Ярослав Мудрый до конца жизни своей был благодарен новгородцам, посадившим его на киевский престол. Дал он им в князья любимого своего сына – Владимира, который в 1044 году начал закладку в городе Детинца (кремля), о чем свидетельствуют и летописи. Никаких следов этого Детинца до нас не дошло, так как в последующие годы он неоднократно перестраивался. Но находился он на том же самом месте, где размещается и нынешний Новгородский кремль, хотя размеры первоначального Детинца были, конечно же, значительно меньше.

    Он состоял из мощного вала, обнесенного деревянной стеной и частоколом и окруженного рвом. Возле Дворцовой башни Новгородского кремля во время археологических раскопок ученые обнаружили остатки этого вала, который находится под современной каменной стеной. В нижней части вала сохранился настил из бревен, уложенных как вдоль, так и поперек; а в северной части Детинца, возле Владимирской башни, был обнаружен другой вал. Вал 1044 года состоял из дубовых городен, поставленных в его основании и засыпанных землей, и слоя светло-коричневой глины. Городни делились на клети дополнительными срубными стенками. Некоторые из срубов сохранились на высоте десяти венцов.

    В 1045 году князь Владимир начал возведение в Детинце Софийского собора, который строили 7 лет. Освящение его состоялось в 1052 году: после освящения святой князь Владимир прожил менее месяца и похоронен был в церкви Святой Софии[18].

    В те времена, когда еще не знали огнестрельного оружия, Детинец был надежной защитой от внезапного нападения врагов, тем более что находился он на возвышенном месте. За весь период своего существования он был только один раз захвачен врагом – полоцким князем Всеславом Брячиславичем в 1065 году. Но деревянные стены, стоявшие на валу, не раз горели. В 1097 году деревянный Новгородский кремль в очередной раз сгорел: вновь он был срублен только в 1116 году при князе Мстиславе Владимировиче, расширившем и перестроившем его. В это время Новгород становится столицей огромного государства, территория которого простиралась от Северного Ледовитого океана до верховьев Волги. Разросшийся по обе стороны Волхова город превращается в крупный центр ремесла и торговли, что вызывает в свою очередь бурное строительство. Детинец был увеличен в южную сторону и достиг размеров современного Новгородского кремля. Основу вала южной стороны составляют уже не городни, а деревоземляной массив с поперечными и продольными бревнами. Верхний слой вала состоит из глины.

    Но в 1136 году новгородцы и жители пригородов собрались на вече, сместили князя, потом его арестовали и заключили вместе с семьей на дворе архиепископа, где они просидели под стражей два месяца. День и ночь 30 вооруженных новгородцев сторожили князя, а потом началась борьба, продолжавшаяся несколько лет. В результате власть князя была сильно ограничена, и он становится зависимым от вече: призывается на правление или смещается им. Князья переселяются на Городище, а Детинец с этого времени становится оплотом новой власти – Новгородской вечевой республики. Значительную часть Детинца занимала резиденция архиепископа – Владычный двор, который застраивается многочисленными церквями, жилыми и хозяйственными постройками.

    В конце XII века к воротным башням изнутри Детинца пристраиваются надвратные каменные храмы. В 1195 году на воротах, выходивших к мосту через Волхов, новгородский епископ Мартирий возвел каменную церковь «Положение ризы и пояса Богородицы», от которой ворота получили название Пречистенских. В 1233 году над воротами, которые вели в Неревский конец, была заложена каменная надвратная церковь Святого Федора, в конце XIII века архиепископ Климент поставил каменную надвратную церковь Воскресения… В возведении надвратных храмов Детинца главная роль принадлежала новгородским архиепископам, а князья в строительстве уже не участвовали.

    В последующие века строительство надвратных храмов было продолжено: в 1311 году архиепископ Давид поставил каменный храм князя Владимира над воротами, которые вели в Неревский конец; в 1398 году архиепископ Иоанн соорудил новую каменную церковь Воскресения… От крепостной стены 1116 года в результате более поздних перестроек, как и от надвратных храмов, до наших дней не сохранилось ничего. Теперь на крепостной стене нет церквей, а остались только две часовни, пристроенные к башням в более позднее время: Спасская (на южной стороне стены) и Никольская (на восточной). В уцелевшей нише старинных железных ворот Спасской часовни поставлен образ Спасителя.

    В самом начале XIV века новгородский Детинец подвергся новой перестройке, однако летописи не сообщают, по чьей инициативе она была начата. После 1302 года в летописях встречается запись: «Заложиша город камен Новуграду», которая относится к возведению каменных укреплений Владычного двора – главной части Детинца, с которой и началась постепенная замена деревянных стен каменными. Вероятно, в это же время возводятся и проездные башни Детинца, хотя некоторые исследователи (например, В.В. Косточкин) считают, что для начала XIV века (да и для всего этого столетия) боевую основу крепостей составляли не башни, а стены.

    По каким-то причинам начатые работы вскоре были прекращены, и возобновились они только в начале 1330х годов. Этот этап в истории Детинца относится ко времени архиепископа Василия – крупного политического деятеля, проявлявшего большую заботу об укреплении Новгорода. «Заложи владыка Василий город камен от Святого Володимера до Святой Богородицы (т. е. от ворот Владимирской башни до Пречистенских. – Н.И.) и от Богородицы до Бориса и Глеба (т. е. от Пречистенской башни до храма Бориса и Глеба, стоявшего в южной части Детинца. – Н.И.)». За 3 года почти вся стена Детинца вдоль Волхова была создана заново, однако на этом работы были приостановлены. Шведы, нарушив Ореховский договор, в 1348 году вторглись в новгородские земли, захватили Вотскую пятину и крепость Орехов, и потому строительные работы в Детинце возобновились только во второй половине XIV века. Правда, вскоре они опять остановились, так как все силы были направлены на сооружение Окольного города. Вновь каменное строительство возобновилось только при владыке Иоанне IV и завершилось в 1430е годы.

    Следующая коренная перестройка Новгородского кремля началась после присоединения Новгорода к Москве, когда политическим хозяином Детинца становится московский великий князь. Отныне все постройки в Детинце и ремонт его делаются по повелению из Москвы, хотя и не всегда на московские деньги. Не прошло и века после последней перестройки Детинца, и стены его еще не успели обветшать, но они уже не соответствовали новой военной технике того времени. В 1484 году «повелением великого князя Ивана Васильевича начаша здати град камен Детинец по старой основе». Новая перестройка была столь значительной, что фактически он был построен заново, хотя летописец и подчеркнул, что возведен он был «на старой основе». Археологические раскопки подтвердили, что стены и башни были поставлены на прежнем месте[19].

    При Иване III и архиепископе Геннадии были возведены круглые башни на месте более древних, тоже круглых. Основание их составляют огромные и величественные подземелья, служившие в старые времена тайниками и темницами, а потом превращенные в погреба и кладовые. Новгородский кремль XV века представлял собой мощную оборонительную систему с двенадцатью каменными башнями, пять из которых были проездными, а остальные – глухими. Стены завершались двурогими зубцами и имели деревянную кровлю, башни покрывались невысокими шатрами.

    С середины XVI века в Новгороде появились воеводы сначала в качестве военачальников при наместниках. Однако к XVII веку в их руках сосредоточилась почти вся власть, так как Новгород был одним из важнейших пограничных городов Русского государства. Влияние и авторитет воевод были так велики, что они пользовались правом самостоятельного чекана монеты на своем денежном дворе.

    Специальный Воеводский двор появился только в начале XVII века, а окончательно он оформился в юго-западной части Детинца только к 1670 м годам. Он представлял собой большую усадьбу городского типа, состоявшую из нескольких жилых и хозяйственных построек, огражденных деревянным тыном. Однако во время народных восстаний воевода не мог укрыться в своем дворе: например, в 1650 году он вынужден был спасаться в неприступном Владычном дворе.

    Центральным служебным помещением воеводы была Приказная палата, располагавшаяся к северу от Воеводского двора. Это было большое по тем временам здание, в котором находились «столы» – обрядный, посольский, денежный, поместный, судный, хлебный и др. Подьячие этих столов распоряжались определенными сторонами жизни Новгорода. В Приказной палате в ларце, обклеенном бархатом, хранилась государственная серебряная с золочением печать, которой скреплялись челобитные, зазывные, повинные и другие внутренние дела.

    В начале февраля 1686 года постройки Воеводского двора сгорели во время большого пожара, и воевода боярин П.В. Шереметев строит новый Воеводский двор на месте старого. На возведение его собирают деньги с городского и уездного населения, тратятся деньги из государственной казны, причем московские власти даже не ставятся в известность. Новый Воеводский двор занял весь юго-западный участок Детинца, но число его построек было невелико. Главным служебным помещением стала «тройня» – изба, состоявшая из двух больших комнат, разделенных сенями. Она располагалась поблизости от Покровской башни и церкви: из ее передних сеней в церковь и на крепостную стену был сделан переход с лестницами и перилами. Рядом с «тройней» поставили «двойню» – избу из двух комнат с печами, подклетами и т. д.

    Строительство Воеводского двора в 1686 году было не только невеликим, но и не отличалось хорошим качеством. Поэтому уже через 6 лет воевода Прозоровский просит у Москвы разрешения на возведение нового Воеводского двора, который и был сооружен к концу XVII века «каменных дел подмастерьем» С.Л. Ефимовым.

    Значительное обновление стен и башен новгородского Детинца произвел Петр I ввиду ожидавшегося нашествия шведов. Но в XVIII веке многие русские крепости, потерявшие свое былое назначение, начали понемногу рушиться. В связи с этим в 1743 году императрица Елизавета Петровна издала указ, по которому во всех городах и провинциях ветхие крепостные сооружения и прочие казенные здания следует отремонтировать по усмотрению местной администрации, а если это невозможно, то опасные места и здания разобрать. Состояние новгородского Детинца к середине XVIII века сделалось угрожающим, и городские власти, опасаясь обвалов, не раз обращались в Сенат с просьбой выделить средства на ремонт крепостных стен и башен.

    В начале 1817 года из Петербурга в Новгород был отправлен «каменный мастер» Иосиф Лукини, представивший по возвращении в столицу планы и отчет, по которым следовало: «Сие древнее сооружение, близкое к разрушению, сломать до основания и построить новое». К счастью, это безумное предложение не нашло поддержки в Строительном комитете, и, чтобы окончательно выяснить ситуацию с новгородским Детинцем, в город был отправлен адъюнкт-профессор архитектуры А.И. Мельников. Ему предписывалось подробно объяснить, «в чем ветхости или повреждения крепости» и «какие средства могли бы быть единственными и надежными к исправлению оных». Выполнив все пункты задания Строительного комитета, А.И. Мельников составил смету на ремонт крепостных стен и башен – 53 665 рублей. Его предложение было одобрено, и деньги на строительство выделили.

    В 1820 году все кремлевские стены Новгорода покрыли тесом, однако кровлю сделали не над всей стеной (как это было в старину), а только над боевым ходом, и потому «зубцы стены, не будучи защищены с верхней поверхности», вскоре снова «пришли в полуразрушенное состояние». Через 15 лет старинная крепость вновь потребовала к себе внимания.

    При императоре Николае I с 1842 года из государственной казны стали ежегодно отпускать по 1000 рублей – немалые по тем временам деньги. Император считал, что это позволит привести крепость «в прежний вид», причем требовал не делать «ни в коем случае никаких новых регулярных украшений».

    Особый интерес к новгородскому Детинцу возник в период создания памятника «Тысячелетие России», что способствовало притоку средств и на строительные работы в кремле. Они сводились к починке разрушавшейся облицовки стен и башен, ремонту зубцов и устройству покрытия боевого хода. В некоторых местах проводилась разборка ветхих частей кладки с заменой ее новой.

    В 1860 году, готовясь к торжествам по случаю открытия памятника, был перестроен значительный участок береговой стены (100 м), примыкающий к месту бывшей Борисоглебской башни. В пылу рвения инженер Евреинов предложил разобрать 100 метров крепостной стены по обе стороны от Московских (Пречистенских) ворот и устроить «вместо оной» террасу для обозрения будущего памятника с Торговой стороны. Но император Александр II не изъявил на то своего согласия и повелел подумать над тем, как лучше исправить крепостную стену. Но в самый разгар работ к торжественному открытию памятника «Тысячелетие России» – в 12 часов ночи 7 мая 1862 года – в сторону Волхова рухнул большой участок стены, значительная часть которой была перестроена за два года до этого. А поскольку торопились успеть к торжествам, то восстановили ее очень быстро, нимало не заботясь о восстановлении древних форм.

    К началу ХХ века угрожающее состояние Детинца вновь стало очевидно, и городские власти решились опять просить денег у правительства на капитальный ремонт стен и башен. Академик П.П. Покрышкин, большой знаток древнерусского зодчества, составил смету – приблизительно 200 000 рублей, однако грандиозной работе по реставрации Детинца помешали Первая мировая война, Октябрьская революция и Гражданская война. Из-за последующей разрухи длительное время никаких существенных ремонтно-строительных работ в кремле не велось. Санитарные службы города даже предлагали засыпать «зловонный ров» Детинца, чтобы «не распространять заразу». Но было принято более конструктивное решение: очистить склоны и дно рва, а для стока воды прокопать по дну рва канаву.

    Эти работы начались в 1936 году, но до конца довести их не пришлось из-за начавшейся Великой Отечественной войны. После войны Новгородский кремль представлял собой печальное зрелище, и потребовались долгие годы и усилия многих людей, восстановивших его и превративших в сокровенное и святое место земли Русской.

    Цитадель в Халебе

    Сирию, расположенную на стыке трех континентов, не зря называют перекрестком цивилизаций, ведь на ее территории сохранились памятники ассирийской, римской и византийской культур. Более тысячи лет назад в различных уголках обширного арабского мира уже существовало развитое искусство стихотворных и прозаических восхвалений родных мест: чей край древнее, чей род знатнее, чьи мужи мудрее и доблестнее? Тысячу лет жители Мекки и уроженцы северной Аравии спорили об этом с жителями Йемена, иракцы препирались с магрибинцами. Сирийцы были не последними в этом споре…

    Похвала Сирии начиналась по обычаю с притчи о том, как пророк Мухаммед отказался ступить под сень цветущих садов Дамаска, объяснив своим спутникам, что ему уготовано оказаться в раю лишь единожды. Восхваляя Сирию, вспоминали Омейядских халифов, во время правления которых Дамаск был столицей государства, простиравшегося от долины Инда до африканских берегов Атлантики. Не забывали и об эмире Сейф ал-Деуле, храбром военачальнике и щедром покровителе искусств, правившем северной Сирией из Халеба в 944–967 годы.

    Древний Халеб[20], расположившийся в живописной холмистой местности, орошаемой небольшой рекой Куэйн, называют второй столицей Сирии. Город построен из серого камня, и потому местные жители называют его Халеб аш-Шахба – «пепельно-серый». Издали город кажется безжизненным, но стоит только въехать в него, как вас тут же захватит бьющая ключом жизнь, не замирающая даже в знойное полуденное время.

    История Халеба начинается в глубокой древности. Документально подтверждено, что 4500 лет назад, когда существовали Бейрут и Библос, Содом и Гоморра, Дамаск и даже легендарный Ирам – «обладатель колонн», упомянутый в 89й суре Корана, существовал и Халеб. Через город проходил важный торговый путь в Месопотамию, и потому его не раз завоевывали – ассирийцы и греки, римляне и египтяне, турки… В 333 году до нашей эры, разбив персидские войска, город занял великий Александр Македонский. После его смерти полководец Селевк обосновался в Халебе и построил здесь знаменитую цитадель. Она располагалась на высоком естественном холме Телля: суровая и неприступная крепость являлась достойным завершением исполинского холма, высота которого увеличивалась временем и наслоениями сменявших друг друга цивилизаций.

    Цитадель Халеба не раз страдала от землетрясений и завоевателей, но каждый раз восстанавливалась. Свой современный вид она получила в основном на рубеже XII–XIII веков при султане аль-Малике аз-Захире, приказавшем вырыть ров, окруживший цитадель правильным овалом, и покрыть склоны холма каменной облицовкой. При нем же была возведена монументальная входная башня. Самые крупные строительные работы в крепости проводились мамлюками в начале XVI века, когда с северной и южной сторон были возведены бастионы для защиты рва.

    Цитадель Халеба давно уже утратила свое первоначальное назначение, но еще и теперь ее могучие крепостные стены и башни, возвышающиеся над крутыми склонами холма, производят неизгладимое впечатление. По сторонам главной входной башни видны остатки каменной облицовки склонов холма, которая состояла из прямоугольных плит размером 1 х 0,4 метра. Вместе с колоннами, поставленными во рву у основания холма, эта облицовка защищала его склоны от оползней. Стены цитадели, вознесенные на огромную высоту, кажутся неприступным каменным венцом Халеба. Их башни, арки, бойницы и окна еще более усиливают величие и неодолимость этого грозного сооружения.

    Вход в цитадель охраняли две башни, одна из которых, построенная на внешней стороне рва, достигала в высоту 20 метров. Равномерно размещенные квадратные окна, машикули, зубцы и бойницы в сочетании с полосой узорной кладки из цветного камня над входом придают порталу башни торжественную нарядность. Построена она была по приказу султана Кансуха аль-Гаури в 1542 году, вероятно, на месте ворот XIII века, от которых сохранились только прекрасные железные двери с надписью и датой.

    Башня эта защищала ведущий в крепость мост через ров. Мост, опиравшийся на полукруглые арки (со стрельчатым завершением) на столбах, повышавшиеся по мере приближения к крепости, образовывал пологую лестницу, под которой проходил акведук. В случае необходимости ров мог заполняться водой, и тогда цитадель окончательно превращалась в неприступную преграду.

    Мост подводит к громадной башне, в которой устроен главный вход с двумя массивными дверями, и еще три двери были пробиты в толще самих стен. Нижняя часть башни относится к XIII веку, верхняя была надстроена в XV веке. Внутри ее была устроена сложная система многократно изгибающегося прохода, чтобы не допустить проникновения в крепость врага.

    Всю цитадель пересекает узкая улочка, начинающаяся от главного входа. По правой ее стороне сохранились подземные помещения византийского времени. Часть их арабы использовали как водохранилища, а в низком сводчатом зале, похожем на каменный мешок, устроили тюрьму, которая получила страшное название – «Тюрьма крови».

    На территории цитадели до сих пор сохранились остатки царского дворца, жилых строений, подземных складов и Большой мечети, построенной в 1212–1214 годах. Эта мечеть с прямоугольным двором и высоким трехъярусным минаретом была типичной постройкой айюбидского зодчества, когда монументальные формы размещались на небольшом пространстве. В 1240 году пожар разрушил мечеть, и от нее сохранился только каменный михраб и несколько келий на северной стороне двора, со всех сторон окруженного крытыми портиками.

    К востоку от мечети, вдоль северной стены крепости, тянется длинное приземистое здание казарм, возведенное одним из османских правителей Халеба в 1834 году. Неподалеку от казарм виден квадратный колодец начала XIII века: глубина его составляет 60 метров, и внутрь ведут ступени, которые на трети глубины подводят к нескольким подземных ходам и каналам. Они соединяли цитадель с городом и окрестностями, а также вели к бастиону, нависшему надо рвом с севера.

    От царского дворца сохранился просторный двор с айваном с южной стороны и большой бассейн в центре. Двор покрывала мозаика из разноцветных камней; коридор, выложенный белыми и черными каменными плитками, соединял двор с домашними банями, в стенах которого были устроены шкафы для одежды и диванчики с нишами для обуви. К двору примыкал банный зал, где располагались маленькие альковы с резервуарами для воды и парильня.

    Сейчас с главной башни крепости открывается прекрасный вид на город, расположенный в плодородной равнине, и на его окрестности. В цитадели давно уже никто не живет, лишь крупные ящерицы да куропатки нашли себе здесь приют.

    Вокруг Зальцбурга

    Истинный ценитель старины и искусства не может, побывав в Австрии, миновать Зальцбург. Этот совсем небольшой городок, вписавшийся в фантастический горный ландшафт Альп, известен всему миру как «австрийский Рим» и родина великого Моцарта.

    Каждый год город превращается в «музыкальную Мекку». Поклонники композитора со всего света собираются в этом уютном австрийском городке, где господствует музыка. Гимны и фокстроты, сонаты и вальсы сливаются с мелодией колокольного звона. Музыку слушают и бронзовый Моцарт, который, подняв лицо к небу, стоит на городской площади, и Кафедральный собор, и мост Шатсбрюкке, и древний Горный замок, который стоит на горе с 1077 года.

    Зальцбург – удивительный, неповторимо своеобразный город: в центре – широкие площади с фонтанами, украшенными скульптурами, красивые церкви, воздушные портики и легкие колоннады, а на окраине – кривые и тесные, но поразительно чистые улочки. Со всех сторон город окружают холмы и горы. В северо-восточном направлении местность постепенно понижается, переходя в равнину, покрытую полями, рощами, садами и деревушками. К югу и западу они поднимаются все выше и выше, замыкая горизонт суровой скалистой грядой. Совсем высоко, на голой вершине горы, чернеет мрачный средневековый замок. Когда мутная мгла заволакивает гору, кажется, что тяжелые стены замка повисают в воздухе. Узкие улочки города напоминают паутины, а замок – паука, стерегущего свои владения.

    Давным-давно, еще в самом начале XI века, воздвигли этот замок для защиты владельцев Зальцбурга от врагов. Властителям города, а позже и целого княжества – епископам и архиепископам – достался лакомый кусочек. В окрестностях Зальцбурга были обнаружены богатейшие залежи золота и соли, которая в те времена ценилась немногим меньше золота. Недаром и город, и река, на которой он стоит, получили свои названия от немецкого слова Salz – соль.

    С той поры каждый день, от зари до полуночи, трудились в горах обездоленные бедняки. Злой ветер вперемежку с колючим снегом, налетавший с отрогов Альп, хлестал едва прикрытые рубищем тела, соль до костей разъедала босые ноги, частые горные обвалы заживо хоронили сотни людей.

    К середине XVIII века князь избрал своей резиденцией великолепный дворец, возведенный в стиле барокко в центре Зальцбурга, а Горный замок превратился в тюрьму. И горожане, выходя на улицы, всякий раз с опаской поглядывали вверх – туда, где мрачно вырисовывались грозные и массивные башни замка.

    Неподалеку от Зальцбурга находится замок Фушль. Он привлек внимание иностранных корреспондентов, аккредитованных в Вене, после выхода в свет послевоенных мемуаров В. Шелленберга – шефа VI отдела Главного управления имперской службы безопасности. В этой книге высокопоставленный эсэсовец рассказывал о планах покушения на И.В. Сталина, с которыми его впервые познакомили именно в замке Фушль. В курс дела В. Шелленберга ввел хозяин замка – Иоахим Риббентроп, министр иностранных дел Третьего рейха.

    Есть под Зальцбургом и замок Хельбрунн. Когда-то, в самом начале XII века, его построили для архиепископа Маркуса – человека далеко не аскетичного. Рассказывают, что архиепископ любил и вино, и красивых женщин, но настоящей его страстью были… игрушки. Но не простые, а приводимые в движение водой! А еще рассказывают, что архиепископ был большой шутник. Он чинно рассаживал за мраморный стол своих гостей, и вдруг со всех сторон начинали бить струи воды, так что гости от неожиданности замирали на своих мраморных сиденьях. А потом облегченно вздыхали, ведь все было устроено так, что ни одна струйка воды на них не попадала. Только отойти от стола было нельзя, и гости вынуждены были много есть и много пить.

    Однако на этом шутки архиепископа не заканчивались, и из самой середины сидений вдруг начинали бить фонтаны. И тут уж, – ясное дело! – все гости оказывались мокрыми… За исключением хозяина, который сидел во главе стола как ни в чем не бывало.

    В парке замка Хельбрунн еще больше удивляешься изобретательности средневековых мастеров. Вот, например, искусно сделанная панорама площади средневекового города. Настоящая площадь – собор, дома, люди… И вдруг через какое-то мгновение все оживает: важно прогуливаются дамы, маршируют солдаты, плотники достраивают крышу, из собора доносятся звуки органа… Экскурсовод расскажет, что из 253 фигурок этого своеобразного театра 113 двигаются при помощи воды. Стоишь, изумленный совершенством этой старинной игрушки, и вдруг в тебя самого летят струйки воды. До сих пор стоит замок Хельбрунн, и до сих пор в нем работают чудесные водные игрушки…

    Виндзорский замок

    По преданию Виндзорский замок, название которого означает «извилистые берега», был основан самим Артуром – королем бриттов. На самом деле история замка началась только в XI веке – со времен правления Вильгельма Завоевателя. Как только этого нормандского герцога объявили английским королем, он издал указ о строительстве оборонительных замков, которые окружили бы Лондон, причем каждый из них должен был находиться от столицы на расстоянии не более одного дня пути. На крутом известковом холме, возвышавшемся прямо над Темзой, Вильгельм Завоеватель выбрал место, на котором в 1070 году и построили деревянную крепость, чтобы она держала под наблюдением западную дорогу на Лондон. Замок возводили на искусственной площадке из известняка: внешней его защитой служил надежный частокол, тянувшийся по всей окружности холма.

    При короле Генрихе I, младшем сыне Вильгельма Завоевателя, около 1107 года приступили к расширению замка, а еще через 100 лет король Генрих II издал указ о строительстве первых каменных сооружений. Начались работы по возведению «королевских домов», которые расположились с северной стороны Верхней территории – на самой крутой части холма, которая со стороны реки была совершенно неприступной. Но от этих построек до настоящего времени практически ничего не осталось кроме фундамента, который находится под возведенными позднее Почетными палатами.

    В годы смут и волнений, наступивших после правления короля Генриха II, потребовалось возвести каменную стену длиной 800 метров, которая окружила замок с трех сторон. По прямоугольному периметру возвели 19 сторожевых башен: искусственно насыпанный холм к тому времени был уже так утрамбован, что мог выдержать их тяжесть. Многие из этих башен сохранились до наших дней, например, башня Винчестер.

    Значение столь грандиозных оборонительных работ выявилось только со временем, когда принц, а впоследствии король Иоанн Безземельный начал вооруженную борьбу против своего брата Ричарда. Король Иоанн укрылся в Виндзорском замке со своими сторонниками-галлами: они выдержали осаду, и братьям пришлось искать согласия.

    Дальнейшие работы по укреплению стен замка продолжились в царствование короля Генриха III, но истинным создателем Виндзора в его нынешнем виде является король Эдуард III, учредивший после славных побед над французами у города Кале и при Креси рыцарский Орден Подвязки. Исторические хроники свидетельствуют, что при учреждении ордена английский король явно имел в виду образец рыцарей Круглого Стола. Один из ключевых эпизодов романа «Мерлин» повествует, как волшебник явился к королю Утеру Пендрагону и предложил создать для него «Круглый Стол». Вместе со столом, за которым сидел Иисус Христос во время Тайной вечери, и столом Святого Грааля он составит полную символическую «триаду столов». За «Круглым Столом» хватит места для 51 рыцаря: 50 имен Мерлин назвал сам – это самые родовитые, благородные и отважные рыцари, собравшиеся при короле Артуре. Последнее, 51е место достанется некоему, пока не известному рыцарю «без страха и упрека» – истинному рыцарю Святого Грааля, который в свое время явится ко двору короля Артура.

    Хронист Жан де Бель сообщает, что, когда король Эдуард III захотел восславить свое победоносное войско, он

    в благородстве сердца своего решил, что заново отстроит замок Виндзор, который некогда построил Артур и где впервые был установлен Круглый Стол, в честь своих доблестных рыцарей, бывших тогда при нем и так хорошо ему служивших. Король чрезвычайно высоко оценил их службу и счел их настолько благородными, что, по его словам, подобных им не сыскать было ни в одном другом королевстве. И ему показалось, что какие бы почести он ни оказал им, они не могут быть чрезмерными – так сильно он их (этих рыцарей) полюбил. И наш король объявил по всему королевству, что будут устроены великий праздник и большой прием по случаю учреждения этого Круглого Стола, и пригласил отовсюду благородных дам и девиц, рыцарей и оруженосцев прибыть на этот великий праздник…

    Собрав цвет английского рыцарства в Виндзорском замке, король Эдуард III учредил Орден Подвязки[21]. В замке был установлен «Круглый Стол», за которым могли одновременно сидеть 300 рыцарей, и король даже приказал начать возведение «Дома Круглого Стола». Но затею эту пришлось отложить, так как понадобились деньги для ведения войны с Францией. А после смерти короля Карла II замок вообще стал приходить в запустение, так как короли из династии Стюартов мало что делали для него.

    Ни королю Георгу, ни королю Георгу II замок не нравился, королевские помещения пустовали в течение большей части XVIII века, хотя другие помещения в Виндзоре были заняты. Только при Генрихе IV замок был перестроен таким образом, что превратился во дворец, достойный короля. Мрачные помещения северной стороны замка были переделаны в пышные Парадные палаты, предназначавшиеся для самых торжественных случаев.

    Самым старинным в Парадных палатах является Тронный зал Ордена Подвязки. Его стены относятся к XII веку, а само помещение на протяжении многих столетий выполняло различные функции. Кавалеры Ордена Подвязки собираются здесь один раз в год, чтобы обсудить дела Ордена и принять в свои ряды новых кавалеров. Когда появляется вакантное место, о новом назначении сообщается 23 апреля – в день Святого Георгия. Затем процессия кавалеров Ордена Подвязки спускается на Нижнюю территорию замка, через западные ворота входит в часовню Святого Георгия и направляется к почетным местам хоров, после чего происходит торжественная церемония и служится благодарственный молебен.

    Каждый кавалер имеет свое почетное место, которое украшено флагом с его гербом, гребнем шлема, плащом, шишаком и символизирующим мир деревянным мечом. У дам, кавалеров Ордена Подвязки, меча нет, за исключением королевы Елизаветы II, которая возглавляет Орден. На спинке каждого почетного места укреплена пластинка с именем кавалера; после его смерти пластинка неизменно остается на почетном месте.

    Буйон – замок первого Крестового похода

    Христианские паломники начали посещать Святую землю с конца IV века, когда религиозное рвение императора Константина и царицы Елены, его матери, возвратило Иерусалиму его имя и честь «святого города» вместо языческого названия «Элия Капитолина». Были открыты пещера Гроба Господня и холм Голгофы, на горе Елеонской и на холмах Сиона засияли базилики, были установлены памятные места священной истории Ветхого и Нового Заветов. Вот тогда туда и двинулись тысячи паломников, чтобы поклониться этим священным местам.

    Затем начались мусульманские и персидские нашествия, но вначале мусульмане отличались веротерпимостью и разрешали паломникам свободно посещать храм Гроба Господня. Затем они ввели въездную пошлину для всех, кто хотел попасть в Иерусалим, и те, кто не мог заплатить ее, стали подвергаться угрозам и побоям, иногда их даже убивали. Подобные вымогательства, а также желание отвоевать Святую землю и стало одной из причин Первого крестового похода. История их не до конца изучена, и в настоящее время существует несколько версий об их организации и начале.

    Первый крестовый поход начался в 1096 году, а последний (официальный) закончился в 1270 году. Но паломники ходили в Святую землю до, во время и после крестовых походов, которые это название получили гораздо позднее. А сначала, как писал французский хронист Жан де Жуанвиль, сопровождавший короля Людовика IX, они назывались «паломничеством к кресту».

    В ноябре 1095 года римский папа Урбан II повелел собрать во французском городе Клермон собор, на который должны были прибыть 310 епископов и аббатов, а также и светские лица, главным образом французские вельможи и рыцари. На широкую равнину близ города 26 ноября начали стекаться священники и монахи в черных сутанах, знатные сеньоры в сопровождении оруженосцев и слуг, а также множество простых рыцарей, облаченных в доспехи. Но основную массу собравшихся составляли простолюдины в войлочных шапках, грубых шерстяных рубахах и холщовых штанах, обутые в башмаки из необработанной свиной кожи, а то и вовсе босые, несмотря на конец осени.

    Папа окинул пронзительным взглядом колебавшуюся, как океанская волна, многотысячную толпу, тяжело поднялся на дощатый помост и распростер руки, требуя тишины.

    Иерусалим – это пуп земли; край, плодоноснейший по сравнению с другими, земля эта словно второй рай. Ее прославил Искупитель рода человеческого своим приходом, украсил ее своими деяниями, освятил страданием, искупил смертью, увековечил погребением. И этот-то царственный град, расположенный посреди земли, ныне находится в плену у своих врагов и уничтожается народами, не ведающими Господа. Он… жаждет освобождения, он не прекращает молить о том, чтобы вы пришли ему на выручку.

    Необходимо, чтобы вы как можно быстрее поспешили на выручку вашим братьям, проживающим на Востоке… Если кто, отправившись туда, окончит свое житие, пораженный смертью, – будь то на сухом пути, или на море, или же в сражении против язычников, и отныне да искупаются ему все грехи!..

    Альфред Ахенский изображает Первый крестовый поход как результат внезапного озарения, как чудо Божие, и направил его не папа римский, а Петр Отшельник. Он пробрался в Палестину и,

    глубоко опечаленный языческой мерзостью, заснул с молитвою в церкви Гроба Господня. И явился Спаситель в небесном сиянии и сказал ему: «Петр, дорогой сын мой, восстань, иди к патриарху Иерусалимскому и возьми от него письмо послания Моего. На родине расскажешь ты о несчастиях и запустении святого места и возбудишь сердца тех, кто верует, чтобы они очистили Иерусалим и освободили святых из рук язычников. Ибо открыты им, избранникам моим, врата рая». И Петр встал на заре и пошел к патриарху… и тот дал ему письмо и очень благодарил Петра. Тот пошел и совершил морской путь с великим опасением.

    В Риме папа с радостью и умилением услышал слова призвания и… стал проповедовать путь Господа. И поднялись все земли, все князья и рыцари всей Франции, чтобы освободить Святой Гроб.

    У епископа Вильгельма Тирского история крестовых походов начинается с бедственного положения всех слоев населения в Европе. Положение крестьян ухудшалось из-за усиления феодального гнета, рыцарство беднело и нищало, католическая церковь разрушалась сверху и снизу. Поэтому крестовые походы и тот идеалистический ореол, который их окружил, были необходимы уставшей и исстрадавшейся Европе, чтобы спасти ее от окончательного грехопадения. Сотни знатных особ вознамерились освободить святые места Палестины от ига мусульман. Многие пустились в предприятие, которое сулило им лишь нужду и страдания да еще надежды на отпущение грехов. Такой взрыв религиозного рвения было ничем не обуздать, и французская знать стала собирать два войска, итальянцы – еще одно, а Готфрид Буйонский набирал свои отряды в Германии и Нидерландах. Всем им надлежало соединиться в Константинополе, но многочисленные горстки простого люда отправились туда еще раньше. Вот как писал об этом Ж. Ногентский – хронист XII века.

    Бедняги скоро загорелись таким пылом, что ни один из них не остановился и не призадумался ни о скудности своих средств, ни о том, разумно ли поступает он, оставляя дом свой, виноградники и поля… Истинные чудеса предстояло увидеть им, порой такие, при виде которых невозможно было удержаться от смеха: бедняги подковывали своих быков, будто лошадей, впрягали их в двухколесные повозки, на которые сваливали свои скудные пожитки и малых детей, и вели упряжки в поводу…

    Черепичные крыши, теснящиеся в ущелье у подножия скалы, увенчанной замком, – это и есть маленький бельгийский городок Буйон, затерявшийся в Арденнах, откуда отправились воины-паломники – зачинатели крестовых походов. Эти легендарные рыцари нашивали на свои одежды красные кресты и шагали вперед, пока башмаки не превращались в лохмотья кожи, а лошади – в кляч, не способных нести своих седоков. Но именно они совершили единственный удачный поход в Святую землю, пережили три года сражений, болезней и голода, чтобы в конце пути овладеть Иерусалимом, взяв штурмом стены Святого города, и основать Иерусалимское королевство. Однако, как утверждают средневековые барды, не было среди них ни одного, кто мог бы сравниться с Готфридом Буйонским, сыгравшим одну из главных ролей в единственном победоносном крестовом походе рыцарей.

    По преданию на семействе герцогов Буйонских висело родовое проклятие. Жившие в основном войной, предки Готфрида нередко нападали и на более могущественных соседей, один из них не побоялся даже противостоять Франции, захватившей Верден. А третий Готфрид, по прозвищу Бородатый, сжег Верденский собор, что было великим святотатством.

    У герцога Готфрида Горбатого не было детей, и он назначил своим наследником племянника – тоже Готфрида – и даже посвятил его, как повествует старинное предание, в тайну проклятия рода Буйонских. Вручая ему в подземелье аббатства Сент-Юбер меч Готфрида Бородатого, он сказал племяннику, что все Буйонские много грешили и даже были противниками церкви. Но все же они надеялись, что когда-то явится на землю их потомок, который совершит подвиг во имя церкви и выполнит волю Господню.

    Готфрид Горбатый считал, что этим потомком должен стать его юный племянник, который и искупит все грехи рода Буйонских. Сам же Готфрид Горбатый более других верил в роковое проклятие, нависшее над его родом, и всегда был готов к грядущей расплате. Он часто говорил, что погибнет в результате заговора: во время боев в Нидерландах в 1076 году по усмирению бунтующих зеландских сеньоров он пал от руки наемного убийцы.

    Готфрид вступил на престол в возрасте 16 лет. Он серьезно относился к семейному проклятию, тем более что грешить пришлось и ему. Самым страшным было участие в штурме Рима с армией германского императора Генриха IV и разгроме войск римского папы. Предание повествует, что Готфрид тяжело переживал свое участие в разгроме Рима. Мысли об очередном предательстве церкви не покидали его, и когда он вернулся в свой замок, то выглядел так, что были все основания считать его душевнобольным. Готфрид целыми сутками не выходил из своей комнаты, много читал и размышлял…

    В то же время мать его, считавшаяся провидицей, напророчила ему свершение великих дел – некий подвиг во имя церкви. В Буйонском замке появился монах-аскет Пьер Амьенский по прозвищу Петр Отшельник, проповедническая деятельность которого имела сильное влияние в Арденнах и Фландрии. Особенно проникся его словами Готфрид, который сдружился с монахом и почитал его за своего учителя. Рассказы дяди, Готфрида Горбатого, пророчества матери, собственная неспокойная совесть стали благодатной почвой для призывов Петра Отшельника – идти в Палестину и отвоевывать христианские святыни.

    Герцог Буйонский стал объезжать замки своих вассалов и соседей. В число первых своих соратников он привлек старшего брата – графа Эсташа Булонского и младшего – Бодуэна. Впоследствии к Готфриду примкнули и другие знатные сеньоры, а сам он принял решение, поразившее тогда многих. Он продал свое герцогство, на борьбу за которое положили много сил и немало жизней его предки, да и он сам. Богатейшее владение покупает его сосед – епископ Льежский Отберт за 1300 марок серебром и три марки золотом. Правда, приближенным удалось уговорить герцога продать герцогство с правом выкупа, которое истекало через 3 года после начала крестового похода. Готфрид продает также свои замки в Стене и Музе, освобождает от зависимости жителей Меца в обмен на 100 000 экю. И чтобы отмолить спасение души, дарит каноникам Маастрихта замок Рамиуль, находившийся на Маасе.

    Когда Готфрид Буйонский выступил в поход, за ним следовал цвет фландрского, лотарингского и арденнского рыцарства. Но от перехода к переходу армия крестоносцев таяла, сражения и голод опустошали ряды воинов с красными крестами на плащах. В 1097 году Готфриду удалось разгромить и изгнать мусульман в Дорилес, затем он захватил Никею и Эдессу, а в 1098 году – Антиохию. Наконец обессиленная армия – из 600 000 солдат оставалось только 50 000 – подошла к воротам Святого города.

    Это долгожданное событие вернуло мужество армии, превратившейся почти в призрак. Да, Иерусалим окружали три ряда стен, и 13 ворот преграждали путь в него, но тараны, передвижные осадные башни и отвага рыцарей одержали верх. После трех дней ожесточенных боев, во время которых свирепствовали пожары и кровь лилась ручьями, Готфрид Буйонский, сопровождаемый своим братом Бодуэном, преодолел стену с криком: «На то воля Господня!»

    После завоевания Иерусалима собрание христианских сеньоров избрало Готфрида королем Иерусалимского королевства, но он отказался от этого титула, заявив, что он – всего лишь страж Гроба Господня и его единственной короной может быть разве что терновый венец. Первым королем Иерусалимского королевства стал его брат Бодуэн.

    Однако мусульманские армии не давали покоя новому королевству, и потому боевой поход Готфрида Буйонского не закончился взятием Святого города. Но ему, как и многим другим рыцарям, не суждено было вернуться на родину. Возвращаясь из военной экспедиции против султана Дамаска в 1100 году, он умер в возрасте около 39 лет. Было несколько версий о смерти Готфрида Буйонского: по одной из них он будто был отравлен плодом, преподнесенным ему эмиром Кесарии. Похоронили его в храме Гроба Господня – у подножия Голгофы, а соратники по походу высекли над гробом надпись:

    Здесь похоронен
    знаменитый герцог Буйонский Годфрид,
    который отвоевал эту землю христианской церкви.
    Да воспарит его душа в Христе.
    Аминь.

    Перед смертью сэр Готфрид призвал к себе одного из рыцарей, подал ему небольшую шкатулку, которую велел отвезти в Бельгию и открыть в замке Буйон. Рыцарь исполнил эту просьбу. Стоя на крепостной стене замка, он открыл шкатулку и увидел внутри ее горсть семян. Налетевший ветер унес их, и семена упали вниз – в трещины между громадными каменными плитами двора. С тех пор каждый год, в июне, здесь расцветают маленькие гвоздики, подобные нежным краскам далекого Иерусалима…

    К 900летию начала Первого крестового похода в замке Буйон прошел блестящий рыцарский турнир в исполнении французских каскадеров. На бешеной скорости неслись навстречу друг другу кони, «падали» с них сраженные рыцари, буянил и нарушал благородные правила состязаний Черный рыцарь, выступавший без герба и девиза в наказание за прежние прегрешения на турнирах. На стенах крепости самодеятельные актеры разыгрывали сцены из истории подготовки к Первому крестовому походу. А потом к великому удовольствию и неописуемому восторгу зрителей был показан великолепный исторический спектакль из жизни герцога Готфрида Буйонского, завершившийся грандиозным фейерверком над замком-крепостью.

    Средневековые укрепления Триполи

    В свое время великий древнегреческий философ Аристотель назвал Ливию страной перемен. И хотя для древних эта страна была синонимом всей Африки, знали они практически только север континента. На территории современной Ливии и ее нынешних соседей побывали многие завоеватели – финикийцы, греки, римляне, вандалы, желавшие переделать жизнь на этой земле по-своему. В 641 году в Ливию пришли арабы, которые через два года штурмом взяли порт Триполи. Смешавшись с местным населением, они остались в Ливии на века; и хотя сюда еще не раз вторгались иноземцы (испанцы, турки, итальянцы), страна осталась арабской.

    Время не всегда щадило ливийскую столицу, опаляя ее огнем многочисленных сражений. Честь называться «воротами в Африку» и «средиземноморским перекрестком» давалась недешево. Современному Триполи дали название три римских полиса – Эя, Лептис Магна и Собрата, от которых в настоящее время осталось совсем немного. Город, раскинувшийся на берегу моря, приземист и, кажется, не испытывает никакой потребности тянуться вверх. Самыми «высокорослыми» порой оказываются минареты мечетей, которым несколько веков от роду. Яркие страницы в истории Ливии связаны с крестоносцами, которые еще в начале XII века начали строить здесь многочисленные крепости и замки. Цитадель Святого Жиля – самое знаменитое сооружение тех времен.

    По описанию арабских и европейских авторов, Триполи был одним из важнейших городов Северной Африки и в Средние века многих впечатлял своими красивыми зданиями, укрепленным портом и крепостными стенами. Тунисский путешественник Абу Мухаммед Абдалах бен Мухаммед бен Ахмед ат-Тиджани, совершивший в 1306–1308 годах поездки по Северной Африке, писал о городе:

    …Мы приблизились к Триполи, белизна его ослепляла. По справедливости он назывался белым городом… Удивили меня и улицы города, я не видел более чистых, широких и прямых улиц, чем в этом городе. И это потому, что большинство из них пересекают город вдоль и поперек, как на шахматной доске, и пешеход ходит по ним, как шахматная ладья.

    Ат-Таджини указывает также, что укрепления Триполи, разрушенные во время нашествия арабов во главе с Амрой ибн Иса, были не только восстановлены, но стали более величественными.

    В 1510 году ливийской столицей захотели овладеть испанцы, направившие сюда эскадру с 8000 солдат под командованием графа Педро Наварро. Эскадра вышла из порта Бужи и направилась к маленькому острову Фавиньяна, где стала ожидать подхода кораблей с солдатами из Неаполитанского и Сицилийского королевств, чтобы потом совместно приступить к захвату Триполи. По пути к ней присоединились еще 5 мальтийских кораблей, и 25 июля к Триполи подошел флот, состоявший из 120 крупных и мелких судов, на которых разместились 18 000 испанских и итальянских солдат, а также наемники из европейских стран.

    Командующий испанскими войсками позднее писал, что Триполи оказался более крупным городом, чем он до этого представлял себе. Среди всех городов, которые ему раньше доводилось видеть, не было такого, который мог бы сравниться с Триполи своими укреплениями и чистотой. Описание командующего дополняет испанец Баттистино де Тонсис – участник военной кампании по захвату Триполи. По его свидетельству, город, расположенный на равнине, окружен крепостными стенами, протянувшимися более чем на милю. Одна стена была низкая, другая – высокая и широкая, с укрепленными башнями. Между двумя крепостными стенами пролегали узкие и глубокие траншеи. Город с трех сторон омывается морем и имеет порт, который может принять не менее 400 кораблей.

    Процветание Триполи объяснялось тем, что он служил перевалочным пунктом торговых путей, соединявших Восток и Запад. Кроме того, главным источником и основой существования его жителей была транссахарская торговля. Накануне испанского вторжения Триполи был богаче Туниса, город посещали купцы из арабских стран, Турции, Северной Африки, Венеции, Сицилии и Мальты.

    Испанцы начали нападение на Триполи с суши и с моря: их корабли подошли вплотную к берегу и стали обстреливать город. В ответ на это начали бить орудия из крепости, да и сами жители оказали неприятелю ожесточенное сопротивление. Во время штурма крепостных стен у главных ворот, когда испанцы хотели проникнуть в город с помощью лестниц, защитники обрушили на них град камней и стрел, кипящую воду и горящую смолу. Ожесточенная схватка длилась 4 часа, но испанцам все же удалось открыть ворота и ворваться в город. Озлобленные упорным сопротивлением, они учинили над жителями жестокую расправу: оставшиеся в живых были объявлены пленниками и проданы в рабство на рынках Сицилии и других городов Италии.

    Успех вдохновил испанцев на дальнейший захват опорных пунктов в Северной Африке, и потому они стали превращать завоеванные порты в хорошо укрепленные крепости с гарнизонами. Однако торговая и экономическая жизнь Триполи приходила в упадок. В сложившейся ситуации испанцам трудно было удерживать город как опорный пункт в борьбе с Османской империей, к тому же им надо было ликвидировать базу пиратов на острове Джерба. Со временем вылазки корсаров приобрели религиозный характер, и Османская империя стала использовать пиратство в своих захватнических целях и для ослабления своего главного противника – Испании. Поэтому действия корсаров, поднявших знамя «священной войны» против испанских христиан, нашли широкую поддержку среди арабо-берберского населения прибрежной части Магриба.

    Для защиты Триполи требовались большие средства, а у испанского короля Карла V их не было, поэтому он серьезно задумался над предложением рыцарей Ордена Святого Иоанна Иерусалимского о передаче им Мальты. Вскоре император Священной Римской империи сделал им встречное предложение: обещал отдать Мальту, если они возьмут на себя обязанность защищать Триполи. Однако рыцари-иоанниты сначала решили выяснить положение дел на месте и отправили в город делегацию из восьми человек. В докладе, подготовленном делегацией для Великого магистра, говорилось, что город расположен в благоприятном для здоровья месте; две трети его омываются морем, а третья часть ограждена стенами в 3728 шагов. Высота стен достигает 8–9 метров, но большая часть их в очень плохом состоянии, почти на грани разрушения, так что интенсивного артиллерийского огня они не выдержат. Нуждается в ремонте и цитадель с двумя бастионами, повернутыми в сторону города. Понимая, что защита Триполи стала бы большим бременем для Ордена, рыцари не спешили принимать предложение испанского короля. Только в марте 1530 года был подписан указ Карла V о передаче на вечные времена иоаннитам цитадели и города Триполи, острова Мальта и всего имущества, там находящегося.

    Первым правителем Триполи из иоаннитов стал Гаспаре де Сангесса, который главное внимание уделил укреплению города и крепости. Но сделать это было непросто, так как доходы от таможенных сборов были незначительными. И тем не менее рыцари возвели в Триполи фортификационные сооружения, едва ли не самые лучшие в ту эпоху. Дом самого правителя и жилища рыцарей и солдат находились в крепости, где размещались также и все склады.

    В первые годы своего правления рыцари-иоанниты стали взыскивать с подвластного населения налоги, причем, опасаясь выступлений против непомерных поборов, брали заложников. Местное население не признало власти рыцарей и продолжило борьбу против иноземных поработителей. Центром сопротивления оставалась, как и при испанцах, Таджура, располагавшаяся в 12 километрах к востоку от цитадели Триполи. Таджура была превращена в хорошо укрепленный населенный пункт, вход в ее маленькую гавань защищал бастион с установленными на нем крепостными орудиями. Но в 1531 году войска пирата Хайр ад-Дина Барбароссы захватили Таджуру, изгнали оттуда сторонников хафисидского султана и оставили в крепости отряд воинов, необходимое количество оружия и военного снаряжения. С захвата Таджуры началось открытое завоевание турками всей Триполитании.

    Хайр ад-Дин Кирмон расположил вокруг Триполи свои войска, а в миле от городских стен – на холме Зогри – построил крепость. В ней были установлены орудия, снаряды которых наносили городу большой урон. Готовясь к штурму Триполи, Хайр ад-Дин Кирман набрал в свою армию добровольцев, которые хотели изгнать со своей земли рыцарей. Получив приказ о наступлении, воины повели ожесточенную атаку на город и были уже близки к цели: рыцари оказались перед выбором – смерть или плен. Они уже готовились выбросить белый флаг, когда разнесся слух о смерти Хайр ад-Дина. Слух этот оказался ложным, но боевой дух наступавших заметно снизился, и они стали постепенно уходить с занимаемых позиций. Так совершенно неожиданно мальтийским рыцарям удалось удержать Триполи в своих руках.

    Великий магистр Ордена, воспользовавшись благоприятной обстановкой, направил в Триполи подкрепление, а правитель города решил перейти от обороны к наступлению и все свое внимание направил на маленькую крепость на холме Зорги. Под натиском наступавших рыцарей войско Хайр ад-Дина отошло на 8 километров от города, и оставленная без прикрытия крепость была окружена. Осажденные, отчаявшись получить помощь от своего военачальника, в плен сдаваться тоже не хотели: они взорвали крепость и погибли вместе с первыми прорвавшимися туда рыцарями.

    Бурную историю ливийской столицы отражает и планировка города. Примыкающий к порту клочок земли – это то немногое, что осталось от финикийской фактории. В наследство от римского полиса Эя город сохранил арку императора Марка Аврелия – великолепное творение архитектуры II века. В нишах ее когда-то стояли статуи богов и императоров, которые потом перекочевали в музей. Строилась знаменитая арка на деньги богатого эйского горожанина Кая Кальпурния Цельса, о чем сказано в выбитой надписи рядом с посвящением императору и датой – «163 г.». Остатки Эи оттеснены к морю мединой – старым городом периода господства арабов, хотя сегодняшняя медина в Триполи более позднего происхождения – турецкого.

    В центре последнего наружного пояса стен Триполи высится замок, внушавший ужас средневековому люду и, как говорят, даже римлянам. Но римлян, конечно, помнит не этот замок, а его «прапрадедушка». Каждый новый завоеватель перестраивал крепость по-своему: нынешний вариант замка называется «Ассарайя аль-Хамра» (Красная крепость), и приходится он на первый период турецкого правления. Она представляет собой массивное сооружение с 8угольными башнями, прямоугольными зубцами и строгими линиями – ничего лишнего, никакого украшательства…

    На Замковом Холме Братиславы

    В своем среднем течении Дунай с обеих сторон сжимается последними отрогами Карпат и Альп, которые образуют естественное ущелье – ворота в обширную словацкую и венгерскую низменность. Здесь и была основана столица Словакии – Братислава, в значительной мере обязанная богатством своей истории именно выгодному географическому месторасположению.

    Словакия – небольшая страна в центре Европы, тысячелетие томившаяся под игом венгерских князей. История оставила свои следы в Братиславе, но это прежде всего история словацкого народа, чьи предки испокон веков населяли этот край с заросшими лесом горами и искрящимися солнцем полосками долин. Эта история такая же древняя, как и каменные развалины первой сторожевой башни на скале Девин, нависшей над берегом у слияния Моравы и Дуная.

    Самое раннее поселение на Братиславском холме, на месте которого впоследствии был построен замок, относится к эпохе неолита, потом здесь жили люди железного века, а еще позже места эти заселили кельтские племена. В сражении с даками кельты потерпели поражение, но ученые считают, что какая-то часть их устояла и удержалась как раз на территории современной Братиславы. Здесь они основали крупное поселение городского типа, но в конце I века до нашей эры сюда пришли римляне, установившие с кельтами дружественные отношения. Однако вскоре эту территорию захватили германские племена, вступившие в конфликт с Римской империей.

    По сообщениям зальцбургских летописей, в 907 году под Братиславским холмом произошло кровопролитное сражение баварских войск с незадолго до этого пришедшими сюда венграми. Это сообщение позволило ученым предположить, что существовавшее здесь поселение занимало приблизительно такую же площадь, что и более поздний готический замок. Оно было укреплено стеной, сложенной из дерева и земли: впоследствии эта стена оказалась внутри готического укрепления.

    На вершине замкового холма возводились каменные и деревянные жилища, а на его южной стороне построили дворец, состоявший из двух частей. К востоку от него располагался небольшой дом, возведенный на каменном фундаменте, но стены его, вероятно, были деревянными. Пол в нем был глиняным, а в восточной части находился очаг. Как выглядели остальные жилые помещения, сейчас уже трудно установить, так как неоднократные перестройки и переделки уничтожили их или закрыли к ним доступ.

    Во второй половине IX века на замковом холме была возведена трехнефная базилика, от которой до настоящего времени уцелела только небольшая часть. Изнутри она была оштукатурена и украшена фресковой росписью коричневого, красного и желтого цветов. После гибели в Х веке Великоморавской державы – крупного и могущественного государства западных славян, их судьба складывалась сложно и противоречиво. Но жизнь на Братиславском холме не прекращалась никогда, и на этот раз здесь вскоре началось строительство. На части фундамента базилики было построено каменное укрепление, но просуществовало оно недолго, так как уже в XI веке на том же месте построили новую церковь. А от укрепления уцелели только крепостная стена да фундамент одной из башен.

    Церковь Сальватора была возведена в крепости в тот период, когда закладывались основы венгерской церковной организации. При церкви вскоре был учрежден капитул, ставший для окрестных селений центром церковной жизни. Первое письменное упоминание об этой церкви встречается в указах короля Коломана и относится примерно к 1100 году, когда «суды Божьи» было разрешено проводить и в Братиславе.

    Братиславский замок играл важную роль не только при создании церковной организации Венгрии, но и в административно-политической организации государства как замок комитата. Его местоположение вблизи австрийской границы выдвигало на первый план и его значение в военном отношении. За господство над Братиславой в первые века существования венгерского государства велись жестокие бои как при нападениях внешних врагов, так и при распрях из-за престола. Чтобы завладеть Братиславой, в первой половине XI века предприняли несколько походов чешский король Бржетислав и германский император Генрих III. Нападения начались в 1030 году – еще при жизни венгерского короля Стефана – и не раз повторялись после его смерти. В 1073–1074 годах венгерский король Шаламун укрепил Братиславский замок, который стал для него убежищем во время борьбы с герцогами Гезой и Ладиславом.

    В начале XII века в спор за венгерскую корону вновь вмешался германский император – Генрих V. В 1108 году он осадил Братиславу, но замок оказал ему сильное сопротивление и устоял, хотя сражения за него в продолжение всего века велись не раз. Но чаще всего Братиславе удавалось выстоять, так как в замке всегда стоял надежный и сильный гарнизон, отчаянно защищавшийся. На протяжении всего XII века оборонительным сооружением служило укрепление из земли и дерева, возведенное еще в IX веке. Конечно, оно постоянно перестраивалось и обновлялось и в качестве фортификации служило вплоть до XV века.

    В 1241 году Словакия пострадала от опустошительного набега татар, но Братиславский замок им захватить не удалось. Однако вслед за татарами в Западную Словакию последовали нашествия австрийского герцога Фридриха II, продолжавшиеся и после смерти последнего представителя Бабенбергов, когда в 1246 году между чешским и венгерским королями начались споры из-за австрийского наследства. Под давлением этих событий венгерский король Бела IV начал укреплять обороноспособность своей страны.

    Военные события показали, что во время осад и сражений устоять удавалось лишь мощным каменным замкам, поэтому при возведении новых оборонительных сооружений полагались уже на новый тип крепостной архитектуры – жилую башню. На руинах старых дворцов на Братиславском холме построили башню, фундамент которой заложили глубоко в земле. Квадратная в плане (со сторонами 22 метра), эта постройка своими размерами выделялась среди подобных ей в Западной Европе: по периметру она имела 12 опорных столбов.

    Вход в башню Братиславского замка вел через специальную пристройку, в которой была лестница, соединявшая ее этажи. В низком первом этаже установили небольшую цистерну, вода в которую поступала с крыши башни, поэтому защитники могли выдержать длительную осаду. Верхние этажи башни, по всей вероятности, были жилыми. Через несколько лет на замковом холме построили вторую башню, которая защищала первую с той стороны, откуда удобнее всего было вести атаку. Вторая башня была 4этажной, имела подземелье, а наверху – галерею с зубчатой стеной.

    Во время правления Анжуйской династии (1308–1382) значение Братиславского замка несколько упало, хотя в его истории и продолжались бурные периоды. Не один раз его осаждали и захватывали, а после падения Анжуйской династии король отдал весь Братиславский комитат в залог. Жупаном стал Смил из Кунштата, который разместил в замке моравский гарнизон.

    На рубеже XIV–XV веков Братиславский замок уже не отвечал требованиям своего времени ни как крепость, ни как жилище. Поэтому его заново стали укреплять, а позднее возвели и новый дворец. На северо-западной и северной сторонах была возведена большая стена, новые укрепления усилили двумя выступающими полукруглыми бастионами. Один из них остался без имени, а другой (северо-восточный) благодаря своему выгодному положению с видом на обширный край назвали Лугинсландом.

    На внутренней стороне новых укреплений находилась галерея с бойницами, частично сохранившаяся и до наших дней. От бастиона Лугинсланд укрепление ровной линией проходило над рыбацким поселением, расположившимся возле церкви Святого Микулаша, и тянулось до места, где находился вход в крепость со стороны города. В 1430е годы там построили новые входные ворота с башней – ворота Жигмонда, другая проездная башня появилась в юго-западном углу крепости. Эти надвратные башни соединялись между собой стеной с бойницами, от которой до настоящего времени сохранилось всего несколько метров. Со временем юго-западные ворота были уничтожены, а на их месте в середине XVII века построили большой бастион с тоннелем.

    В 1430е годы на месте старой жилой башни возвели новый дворец. Император и король Жигмонд Люксембургский хотел основать в Братиславе новую резиденцию венгерских королей – вблизи императорской Вены. Вход во дворец шел через богато украшенный готический портал, над которым парил высеченный в камне герб с императорским орлом. В четырех крыльях дворца должны были располагаться самостоятельные, функционально различающиеся его части. Например, в южном крыле – с видом на Дунай и Придунайскую низменность – размещались жилые помещения правителя; в северном крыле, по предположениям ученых, были кухни, подсобные помещения и т. д.

    Готический дворец для короля Жигмонда возводился под руководством мастера Конрада из Эрлинга, и на его строительстве работало около 300 ремесленников. К 1437 году, когда король умер, коробка здания была уже готова, но отделочные работы еще не закончены. Дело подвигалось медленно, а когда начались споры за королевскую корону, и вовсе остановилось. Строительная артель распалась: некоторые из ремесленников продолжили работу на других стройках Братиславы, остальные – ушли.

    Помещения, предназначавшиеся для короля Жигмунда, остались недостроенными. Когда в замке должен был поселиться Ладислав Погребок – молодой внук короля, то архитектурный вкус уже был другим, изменились и требования, которые стали предъявлять к отделке дворцовых интерьеров. Будущего правителя воспитывали в Вене, и только в 1453 году он переселился в Венгрию. Кроме королевского замка в Буде, для Ладислава оборудовали и Братиславский замок, в парадных помещениях которого уже стояли роскошные кафельные печи, привезенные из Австрии и Южной Германии.

    В период правления Ягеллонов замковый дворец пустовал. Он сильно пострадал во время распрей между Габсбургами и Запольскими, и поэтому при императоре Фердинанде в нем была начата большая реконструкция. Дворец был перестроен под руководством придворного живописца и архитектора Л. Феррабоско. Рыцарский зал во дворце ликвидировали, из большого зала на первом этаже сделали несколько небольших помещений, в которые со двора вели новые порталы. На втором этаже был устроен просторный Тронный зал, парадные залы и жилые помещения императора богато отделали лепниной и украсили фресками.

    После реконструкции изменился и фасад дворца. Различные по форме и величине готические окна заменили новыми – со строгим каменным обрамлением, скупо декорированным символами ордена Золотого Руна. Первоначальный парадный вход в готический дворец был закрыт, вместо него на несколько метров восточнее сделали новый и защитили его выступающим фортификационным сооружением с мощной круглой башней.

    В конце XVI века обновленный и оборудованный в соответствии со всеми достижениями своего времени замок в пожизненное пользование получил палатин Микулаш Пальфи, но дворец радовал его недолго. В начале XVII века он сильно пострадал от стихийных бедствий и внутренних войн, и обновление дворца потребовало много сил, времени и больших средств. Одновременно для М. Пальфи в саду, на месте бывших виноградников, строился новый дворец. Работу на обоих объектах поручили одним и тем же итальянским мастерам и ремесленникам.

    Над крыльями старого дворца надстроили четвертый этаж, на всех углах появились стройные башни. Здание приобрело вид замка-усадьбы эпохи позднего Ренессанса – с центральным двором, с двух сторон окаймленным аркадами. Заново были украшены и внутренние залы, особенно богато отделывались жилые помещения императора на первом этаже. Сюжетами фресковой живописи стали сцены из жизни императора Фердинанда и его супруги Элеоноры; декоративное убранство было дополнено эмблемами различных добродетелей и нравоучительными надписями.

    Император бывал в Братиславе редко, а семейство Пальфи предпочитало просторный дворец, убранство которого не нуждалось в постоянном уходе. Зато модернизация укреплений постоянно требовала больших расходов. Последние большие переделки в замковом комплексе Братиславы были предприняты во время правления императрицы Марии-Терезии. Мрачная крепость должна была превратиться в роскошную резиденцию в стиле рококо, где должен был поселиться наместник – зять императрицы. План перестройки поручили разработать придворному архитектору Ж.Н. Жадоте, однако из задуманного им проекта осуществлено было немного. Не были построены ни монументальная эллиптическая капелла, ни двухосевой перистиль дворца, не была возведена и новая парадная лестница в западном крыле.

    Однако при Марии-Терезии в Братиславском замке заложили декоративные сады по образцу садов во французских замках. На склоне холма, расположенного к северу от дворца, был разбит большой сад; такой же сад, но меньшего размера, заложили на восточной террасе перед небольшим дворцом «Терезианумом».

    Старый дворец и «Терезианум» впоследствии приспособили под главную семинарию. В 1784 году по проекту Й. Таллера большие залы разделили и превратили в комнаты для занятий, библиотеки и общежитие для студентов и преподавателей. При этом декоративное убранство времен Марии-Терезии почти полностью было уничтожено. Пришли в запустение и сады замка, а караульные помещения превратились в хозяйственные. Однако погибающая резиденция сделалась очагом распространения национального самосознания и национального возрождения словацкого народа. И хотя в семинарии воспитывались семинаристы со всех краев Венгерского королевства, больше всего их было из Словакии.

    Здания замка даже после их дорогостоящей реконструкции все равно не удовлетворяли потребностям семинарии, поэтому после смерти императора Иосифа II ее перевели в пустующее здание бывшей иезуитской коллегии в Трнаве. Братиславский замок опустел до 1802 года, а потом его передали армии.

    Тысячелетнее иго венгерских князей в 1918 году сменилось для словаков прозябанием в составе буржуазной Чехословакии. Армия использовала территорию замка до окончания Второй мировой войны, а потом казармы были ликвидированы. Но чтобы открыть замковый комплекс для посещений, его надо было восстановить и отреставрировать. После войны организацию работ по восстановлению Братиславского замка взял в свои руки Словацкий национальный музей. В настоящее время замок используется как Национальный музей Словакии, в котором действуют и постоянные экспозиции, и временные выставки.

    В Ноттингем – к Робин Гуду

    Замок в Ноттингеме

    В средневековой Англии немало песен и баллад было сложено про веселого Робин Гуда – защитника угнетенных. Под протяжное гудение волынки на зеленых полянах их исполняли странствующие музыканты-глимены. Народ узнавал из этих легенд о вольном Шервудском лесе, о метких стрелках, притаившихся в заповедных чащах, и о том, как боролись они с феодалами, шерифами и жадными монахами.

    Робин Гуд, как говорится в балладах, жил во второй половине XII века – в царствование короля Генриха II. В те времена в Шервудском лесу укрывались саксы – последние представители старинного населения Англии. Этот свободолюбивый народ не желал подчиняться власти завоевателей, чужим законам и обычаям. Они жили в лесу, сохраняя военную организацию, которая отличала их от простых разбойников больших дорог: нападали только на богатых норманнов, на их судей, священников и монахов. И Робин Гуд был вождем именно таких благородных разбойников. Вместе со своими храбрыми и веселыми друзьями он отбирал земли у богатых и раздавал деньги беднякам. Хронист того времени говорит о нем всего несколько слов.

    Между людьми, лишенными собственности, был тогда знаменит Робин Гуд, которого простой народ так любит выставлять героем своих игр и комедий и которого история, воспеваемая менестрелями, занимает саксов более всех других историй.

    Вот и все, что сказано о Робин Гуде хронистом той эпохи, но популярность его была так велика, что в течение веков жители городов и деревень ежегодно (обычно в один из майских дней) устраивали в честь любимого героя торжественные игры – праздник весны и леса. В этот день вся Англия откладывала свои дела и занятия, «церкви и мастерские были пусты; ни святой, ни проповедники не могли одержать в этот день победы над народным любимцем». Жители всей страны наряжались в зеленые кафтаны и отправлялись в лес, где проводили состязания в стрельбе из лука, разыгрывали сцены из жизни Робин Гуда и его друзей. Почти 400 лет праздновался этот день, и английский епископ Латимер, живший еще в XVI веке, жаловался, что

    церковь небольшого города близ Лондона оказалась пуста, когда он хотел произнести в ней проповедь. Какой-то человек сказал: «Сэр, мы сегодня не можем слушать вашу проповедь, потому что мы празднуем день Робин Гуда. Все наши прихожане в лесу, и вы напрасно стали бы ожидать их».

    Любой англичанин уверен в историческом существовании Робин Гуда, однако находятся ученые, которые порой решают полностью изменить устоявшееся во всем мире представление о нем. Например, в 60-х годах прошлого века появилось сообщение, что профессор Ч. Уайкилс готовится написать подобную книгу: известие это было враждебно встречено во всей Англии, но особенно неприязненно в графстве Ноттингемшир. Власти решительно заявляли, что не позволят украсть собственные легенды графства и часть своей истории. Мол, знаем мы этих исследователей: каждые два-три года они выступают с очередной теорией, что Робин Гуда, дескать, вовсе не было; а если и был, то совсем другой; а если и такой, то жил он не в Ноттингемшире, а в каком-нибудь другом графстве…

    На этот раз профессор утверждал, что Робин Гудов было много, трудно даже сказать сколько. После завоевания Англии норманнами множество саксонских феодалов – баронов, баронетов, графов и т. д. – всех, кто лишился земли, ушли в леса. И всех, кто в то время боролся с королем и укрывался в лесах, звали Робин Гудами, что означает «лесная птаха». Знатные саксонцы, хотя и стали жертвами завоевателей-норманнов, в своем отношении друг к другу были завистливы и коварны и только грабили крестьян. Норманнские короли, в отличие от них, стремились объединить страну и как следствие лишить саксонских баронов власти. В этой объединительной политике помощниками королей стали шерифы, утвердившиеся в замке Ноттингем и замках других графств. Их задача состояла в постоянном наблюдении за исполнением королевских законов, и саксонские бароны вскоре превратились в обычных разбойников, готовых напасть на очередного встречного.

    Да и беднякам такие «робин гуды» ничего не раздавали, потому что бедняки не жили в лесах. Поэтому трудно поверить, утверждает профессор, будто защитники угнетенных выбирались из лесов, чтобы облагодетельствовать какого-нибудь бедняка. Если же такое и случалось, то это не было актом благотворительности: просто лесные разбойники платили за молчание тем, с кем время от времени сталкивались, ведь за их головы всегда назначались большие выкупы.

    Так было до времени правления короля Генриха II, а потом удалившиеся в леса аристократы поняли, что тягаться с королем им не под силу, и стали искать поддержку у Ричарда Львиное Сердце, известного своими воинскими доблестями. Если бы баронам удалось посадить его на английский трон, они вернули бы свои прежние права. И в самом деле: едва Ричард Львиное Сердце надел корону, как бароны с триумфом вернулись в свои замки, а в леса потянулись крестьяне и йомены. Когда же Ричард отправился в крестовый поход и там погиб, законным монархом стал его брат Иоанн. Для баронов пробил последний час: под шервудским дубом, прозванным «парламентским», король Иоанн объявил о своем решении ликвидировать власть благородных разбойников. Времена «робин гудов» кончились – началась эпоха легенд о Робин Гуде.

    Так в общем виде выглядят основные положения, выдвигаемые профессором в своей книге. Однако история не впервые грозила раздавить миф фактами, и разве погибла под тяжестью исторических доказательств хоть одна легенда? Про Шекспира тоже говорили, что его не было на свете или что он ни строчки не написал сам. Поэтому, как говорят жители деревни Мирфолд, все эти ученые могут хоть в лепешку разбиться, а легенда все равно останется. И потому посетителей маленькой деревенской таверны «Три монахини» окружают витражи, на которых изображены главные герои легенд и баллад: сам Робин Гуд, Маленький Джон, брат Тук и настоятельница монастыря Элизабета Стейнтон, у которой укрылся раненый Робин Гуд. Из монастырского окна храбрый предводитель вольных стрелков выпустил последнюю стрелу и сказал Маленькому Джону: «Куда она упадет, там меня и похороните». Стрела полетела к Шервудскому лесу, где вонзилась в землю возле векового дуба. Потом на могиле выросла трава, и теперь никто не знает, где покоится Робин Гуд.

    Легендарному дубу очень много лет, но выглядит он еще молодцом. Ствол его могуч и кряжист, сильные корни вздулись, будто вцепившиеся в землю когти. Лишь ветви, похоже, не выдерживают тяжести многих веков, и люди поддержали их распорками и стальными цепями. Ведь это не просто дуб, это дерево примечательное – дуб Робин Гуда! Под ним располагались отряды его лесных товарищей, здесь они обсуждали планы нападения на епископов, стражу короля и людей шерифа из Ноттингемского замка. Здесь храбрые лучники пировали, разделав добытые меткой стрелой туши кабанов и оленей; здесь они пили и пели, допрашивали пленных и в шутку сражались друг с другом.

    В самом Ноттингеме есть улица, таверна и даже целый район, названные в честь Робин Гуда. В 1952 году жители города торжественно открыли памятник славному защитнику угнетенных. Известный английский скульптор Д. Вудфорт изобразил героя с натянутым луком, который Робин Гуд направляет в сторону Ноттингемского замка. Автор монумента не забыл и о его веселых спутниках: сцены из жизни Маленького Джона и других друзей Робин Гуда скульптор воссоздал в небольших статуэтках, окружающих центральную фигуру, и в медальонах на стене замка…

    Сначала памятник Робин Гуду украшал одну из площадей Ноттингема, но потом его перенесли во двор замка. Сделано это было по необходимости, потому что охотники за сувенирами слишком настойчиво пытались выкрасть лук и стрелы героя. Так Робин Гуд оказался там, где при жизни никогда и не думал искать убежища…

    Московский Кремль

    Первоначальная ограда появилась на Кремлевском холме одновременно с селением, которое расположилось тут, как считают ученые, в первой половине I века, когда русские начали заселять междуречье Оки и Волги. Славяне издавна жили под защитой ограды и укрепляли не только каждое селение, но часто и каждый двор. Гардарикой (страной городов) называли Древнюю Русь жители Скандинавии, так как каждое селение, окруженное оградой, казалось им городом. А место на высоком мысе при слиянии Москвы-реки и Неглинной с самого начала представляло собой стратегический пункт, так как находилось на перекрестке дорог – с севера на юг и с северо-запада на северо-восток.

    Зерно будущего Кремля и по месту, и по размерам очень походило на древние городища, которые почти всегда располагались на высоких холмах при слиянии двух рек: с двух сторон они были ограждены крутыми обрывами, а с третьей – рвом и валом. К 1147 году, когда Москва впервые упоминается в летописях, она сделалась уже значительным селом, и к этому времени укрепления ее состояли, по-видимому, не из одних только земляных насыпей с частоколом наверху. О размерах этого укрепления можно судить по местоположению первой на Москве церкви во имя Иоанна Предтечи, которая до 1847 года стояла на старом месте. Находилась она в 120 шагах от Боровицких ворот, а так как церкви ставились обычно на середине селения, то Кремль простирался и по другую сторону от церкви тоже на 100–120 шагов. Предположение это впоследствии подтвердилось, когда при возведении Большого Кремлевского дворца нашли остатки вала и рва. Таким образом, вся крепость тогда из конца в конец равнялась приблизительно 250 шагам.

    В начале апреля 1147 года суздальский князь Юрий Долгорукий, возвращаясь из похода на Новгород, пригласил на пир своего родственника и союзника Святослава Северского. Князья встретились на высоком берегу Москвы-реки, где среди густого бора стояла сельская усадьба. Так что своих гостей хлебосольный князь встретил не на пустом месте, и ему было чем угостить их: обед в честь званых гостей, по словам летописца, был «силен» – то есть щедрый и обильный. Существует легенда, что Юрий Долгорукий будто бы повелел заложить новый город после одного чудесного видения.

    Ехал князь с дружиной через дремучие леса, топкие болота, по сторонам посматривал. Вдруг видит, что впереди между деревьями то ли туман встает, то ли дым клубится.

    – Что это там такое? – воскликнул князь.

    Посмотрели все и увидели, как облако на глазах превращается в неведомого зверя с тремя головами и пестрой шерстью. Замерла княжеская дружина в изумлении, а чудный зверь стал таять да и исчез совсем.

    – Что сие значит? – спросил князь мудрого старца. Задумался тот, а потом ответил:

    – Явление сего чудного зверя есть знак, что поблизости сих мест быть великому городу.

    Молча поехал князь дальше, погрузившись в свои думы. Ведь в нескольких землях его обширного Владимиро-Суздальского княжества уже есть города: Переславль-Залесский, Дмитров, Юрьев-Польский…

    Через девять лет после пира Юрий Долгорукий привел сюда суздальских, владимирских и псковских мастеров и повелел своему сыну Андрею насыпать новую крепость, так как старая была не только мала, но уже и обветшала. Автор древней повести «О зачале царственного града Москва» писал:

    Юрий князь взыде на гору и обозре с нее очима своими семо и овамо, по обе стороны Москвы-реки и за Неглинною, возлюби села оные и повелел вскоре сделати град мал древлян, по левую сторону реки на берегу и прозва его званием реки Москва град.

    Город был действительно мал, занимал одну десятую часть нынешнего Кремля, но место было выбрано очень удачно. На мысу между реками срубили княжеский дом и церковь; над 40метровым обрывом (у нынешних Боровицких ворот) углом сходились бревенчатые стены, на земляном валу стоймя укрепили бревна, остро обтесанные сверху. В новом городище, защищенном с двух сторон обрывами и реками, узкий, но глубокий ров выкопали только со стороны «приступного места». Края рва укрепили кольями и надолбами, а с приземистых вежей[22] вглядывались вдаль дозорные.

    Главным сооружением всей фортификации как раз и были башни: заполненные землей и камнями, они могли противостоять ударам стенобитных орудий. Если врагу и удавалось завладеть стеной, он оказывался под огнем башен. Каждая из них представляла собой крепость, отдаленную друг от друга на полет стрелы. Хоть и невелик был сначала Кремль, но своими укреплениями он прикрывал торговые пути и поселения, расположившиеся вокруг Боровицкого холма, да и люди могли укрыться в лихое время за его стенами.

    После смерти Юрия Долгорукого летописи упоминали о Москве лишь изредка. Так, например, в них отмечалось, что через 21 год после возведения кремлевских укреплений над ними взметнулось пламя и толпы половцев с гиканьем кинулись на приступ. Однако нелегко было «брать копьем» новое поселение, и потому приведший половцев рязанский князь Глеб «пожже Московь всю, город и села», чем и положил начало длинному списку осад и пожаров.

    Но городок над рекой не сдавался, само его расположение стягивало к нему людей, которые упорно и терпеливо рубили на пепелищах новые хоромы, сквозь бор прокладывали дороги, заселяли окрестности… Много сделал для Москвы князь Андрей Боголюбский – сын Юрия Долгорукого. Он не поехал в Киев сесть на престол отца и деда, а заставил признать себя князем всей Русской земли. Некоторые ученые даже предлагают считать его основателем Москвы, другие же считают, что он был только исполнителем работ, задуманных его отцом.

    В 1272 году в городище над холмом поселился удельный князь Даниил Александрович – сын Александра Невского. Над частоколом засверкал крест небольшой церквушки, над крутым берегом реки Неглинной поднялись жилые терема. В грубом, но прочном доме князя Даниила разместились низенькие горницы и клети, под ними – в амбарах и ледниках – хранились всевозможные припасы. В Кремле разместилась и ближняя дружина князя, на береговых пристанях год от года ширился торговый и ремесленный посад, лепившийся поближе к крепости. А на площади, где сейчас стоят кремлевские соборы, паслись коровы и росла репа.

    В смутное время феодальной раздробленности и иноземных нашествий вокруг Москвы стало складываться централизованное русское государство, ибо не было другого княжества, которое располагалось бы так выгодно и удобно. На окраинных землях жить опасно, каждый час можно ожидать набегов, пожаров, смерти… На западных границах Руси крепнет литовский князь, в юго-восточных степях – жестокая и дикая Орда. Далеко на север тоже забираться опасно – неприютен суровый край, поэтому охотнее всего переселенцы тянулись к Москве-реке: соседние княжества, леса и болота, кольцом окружавшие Москву, сдерживали врагов. Богатейшие заливные луга обеспечивали скот кормами, реки изобиловали рыбой, леса давали хороший строительный материал, да и зверья в них много…

    При Иване Калите московская крепость становится уже тесной для двора князя и двора митрополита Петра, который в 1328 году перенес свою резиденцию из Владимира в Москву. Поэтому решено было снести старые стены, возведенные из смолистой горючей сосны, и в 1339 году был заложен «град Москвов дубов». Иван Калита отдал свой дворец митрополиту, а для него поставили новый деревянный дворец – по соседству с нововоздвигнутыми храмами. Из аршинных дубовых брусьев строители возвели новые стрельницы и стены, Кремль раздался в ширину (в сторону нынешней Красной площади), и теперь в крепости сидела уже не ближняя княжеская дружина, а большой гарнизон: лучники, пушкари метательных машин, оружейники для починки «ратного сосуда» и прочий военный народ.

    Всего за пять месяцев при Иване Калите возвели мощные дубовые стены, быстро строился и укреплялся новый город, но от пожаров он также быстро превращался в золу и пепел. Чуть больше 30 лет простоял дубовый Кремль, а в княженье Дмитрия Ивановича, которого впоследствии назовут Дмитрием Донским, от церкви Всех Святых на Черторьи (Кропоткинские ворота) начался пожар невиданной силы. В лето 1365 года огненный смерч обрушился на скученные строения Кремля, и за два часа гибельный пожар уничтожил все до основания; остались только уныло торчащие обугленные кремлевские стены с выгоревшими навесными бойницами.

    После такого бедствия молодой князь Дмитрий Иванович созвал бояр и князей на совет о новых укреплениях города, потому что негоже было Москве впредь обходиться деревянными стенами, как деревне. Все лето и зиму заготовляли белый камень в селе Мячково, а весной 1367 года собрали со всех русских земель мастеров каменного дела, которые и стали выкладывать первые каменные стены Кремля. Но старые дубовые стены снесли не сразу, так как нельзя было даже на короткий срок оставлять Москву без укреплений. На смену «великой тишине», которую оставил своим преемникам искусный правитель Иван Калита, пришло время военных столкновений с Золотой Ордой и с соседями. Москве по-прежнему угрожали тверские князья, все еще добивавшиеся великокняжеского престола. На западе вставала могущественная Литва, поддерживавшая в своих интересах воинственные устремления Твери; со всех сторон и в любой час великокняжеский стольный град ожидало внезапное нападение.

    При возведении белокаменных стен Кремля трудилось более 2000 строителей – неслыханные по тем временам масштабы. Каменные стены ставили вне деревянного Кремля, местами отдаляясь от старой линии на 35 и более метров. Крепость росла быстро, и работы в основном были закончены к началу 1368 года. Над Москвой засияли белоснежные каменные стены и башни, и новый Кремль расширился почти до размеров нынешнего. Он был опоясан глубоким рвом и имел железные ворота; на его высоких стенах грозно ощетинились каменные зубцы, пространство между которыми забиралось толстыми досками для защиты от стрел нападавших.

    Население посадов при нападении врага укрывалось за кремлевскими стенами, принимая самое активное участие в обороне. А таких случаев в то тревожное время было немало, и не зря спешили москвичи с возведением каменных стен. Едва успели строители покинуть места работ, как примчался в Кремль гонец: литовский князь Ольгерд «тихим обычаем» перешел русский рубеж и перебил пограничный сторожевой пост. Узнав, что князь в Москве и почти без рати, литовцы поспешили сюда. На разбогатевший город, который за 40 лет мира будто бы отвык воевать, Ольгерда натравливали тверские князья, пуще всего боявшиеся возвышения Москвы. Когда литовское войско, одетое в звериные шкуры, подошло к Кремлю, он был готов к обороне. Мосты над рвами были подняты, ворота наглухо заложены камнями и бревнами, над башнями зловеще поблескивали щиты и копья…

    Окружив Кремль, литовцы занялись грабежом близлежащих сел, но князь Ольгерд видел уже, что здесь он напрасно теряет время. А тут еще из дома пришла тревожная весть, что в Литву пожаловали тевтонцы, и через три дня литовцы сняли осаду Кремля.

    Несмотря на победу русских войск в знаменитой Куликовской битве, в 1382 году хан Тохтамыш решил отомстить Москве за разгром Мамая. При пособничестве рязанского князя Олега он с огромными силами внезапно обрушился на город. Москвичи заперлись в белокаменном Кремле, и все попытки татар взять его штурмом окончились полной неудачей. Три дня кремлевские стены осыпались тучами стрел, приступ за приступом следовали беспрерывно, но осажденные мужественно выдерживали натиски врага, обливая его со стен Кремля горячей водой, осыпая градом камней и скатывая толстые бревна. Только обманом татарам удалось захватить Кремль: у них в плену находились нижегородские князья, которые торжественно поклялись, что хан не причинит никому никакого вреда, если его впустят в Кремль и в знак уважения поднесут дары. Защитники доверчиво поверили нижегородцам и открыли городские ворота. Русский историк Н.М. Карамзин писал по этому поводу:

    Сие злодейство было началом ужаса: по данному знаку, обнажив мечи, тысячи монголов в одно мгновение обагрились кровью россиян безоружных… хотевших спастись бегством в Кремль; варвары захватили путь и вломились в ворота; другие, приставив лестницы, взошли на стену… Неприятель в остервенении своем убивал всех без разбора, граждан и монахов, жен и священников, юных девиц и дряхлых старцев; опускал меч единственно для отдохновения, а потом снова начиналось кровопролитие.

    Многие укрывались в церквах каменных. Татары отбивали двери и везде находили сокровища… свезенные из менее укрепленных городов. Кроме богатых икон и сосудов, они взяли несметное количество золота и серебра в казне великокняжеской, у бояр старейших и купцов знаменитых – наследие их отцов и дедов, плод бережливости и трудов долговременных. К вечному сожалению потомства, грабители предали огню множество древних книг и рукописей…

    Через 13 лет после нашествия хана Тохтамыша на Москву двинулась новая гроза – полчища Тамерлана, разгромившего могущественного турецкого султана. Но Тамерлан не пошел дальше Оки, а разбойный набег свирепого хана Тохтамыша уже не мог сломить возвышавшуюся Москву. И хотя ей снова пришлось спешно восстанавливать кремлевские укрепления и соборы, она быстро оправилась при Василии Дмитриевиче – сыне Дмитрия Донского.

    Наступило время правления Ивана III – период создания единого Русского государства, которое проходило в непрерывной борьбе с татарами, Литвой и Польшей, Ливонским орденом и Швецией. Все они стремились ослабить Русское государство, не допустить его к Балтийскому морю и изолировать от Западной Европы. Но именно тогда, как писал Карл Маркс в «Секретной дипломатии XVIII века», «изумленная Европа, в начале царствования Ивана едва замечавшая существование Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных рубежах огромного государства, и сам султан Баязет, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь московитов».

    Во второй половине XV века белокаменный Кремль уже ни своим внешним видом, ни внутренним состоянием не соответствовал международному и политическому положению московского государя. Утратил он и свою оборонительную мощь: белый известковый камень не обладает достаточной прочностью, поэтому кремлевские стены и башни к этому времени уже сильно обветшали. Кроме того, после многочисленных пожаров они были настолько сильно залатаны деревом, что в 1470-х годах показались итальянскому путешественнику Контарини деревянными. Не в лучшем состоянии был и деревянный Кремлевский дворец, некогда великолепно украшенный, сильно пострадали от пожаров и каменные храмы.

    Внутри Кремль, за небольшими исключениями, представлял собой «городок» всевозможных деревянных построек – жилых и служебных домов. Кроме великокняжеской семьи, бояр, высшего духовенства и многочисленной придворной челяди, в Кремле проживал еще самый разнообразный люд. Неприглядные домишки обывателей заполняли все пространство в границах кремлевских стен и лепились по склонам холма.

    Иван III задумал перестроить Кремль, сделать его достойной резиденцией правителя могучей державы и неодолимой твердыней, чтобы в случае необходимости отразить натиск любого врага. А вместе с тем и украсить Кремль величественными зданиями, которые олицетворяли бы мощь Русского государства. В 1480 году сносятся обветшавшие стены и башни, а на их месте закладываются новые. Первыми были заложены башни, прикрывавшие равнинную тыловую площадку – «приступ» – и речную полосу; крепятся сваями крутые берега, в реку выводятся подземные ручьи. Надо было укреплять и грунт, чтобы он надежно держал каменные громады.

    Иван III приказал «на сто сажен да на девять» расчистить пространство за стенами, снести десятки лачуг и церквушки с погостами, облепившие старые стены. Явное святотатство рушить Божьи престолы и выбрасывать кости из древних могил, но князь и слушать не хочет: пусть мертвые не стесняют живых… А на месте, где располагались небольшие дворцы купцов и бояр, поднялись великолепные здания, блистающие своей красотой.

    Весь Кремль – его стены, башни и соборы – сложены руками русских мастеров, собранных из разных городов. Именно они возвели крепкой русской кладкой уникальный кремлевский ансамбль, который и поныне восхищает всех своим величием и монументальностью. К этому времени уже в течение 60 лет строили и обустраивали каменную Москву итальянцы-фрязове, но и иностранные «муроли» (архитекторы), прежде чем приступить к работам, должны были поездить по другим городам, чтобы познакомиться с русским зодчеством.

    Укрепляя Кремль, итальянские зодчие использовали и весь опыт римских фортификаторов: стены и башни располагались по заветам хитроумного Витрувия: «Надо, чтобы башни прерывали ход по стенам; если неприятель завладеет одной частью стены, остальные были бы от него отрезаны». Каждая башня являлась самостоятельной крепостью: отняв приставную лестницу, гарнизон наглухо замыкался в каменной ограде, но в случае необходимости мог скрыться потайными ходами. Круглые башни, если их заполнить землей, оказывали громадное сопротивление снарядам. Кроме того, у них нельзя было разрушить углы, как в квадратных башнях.

    Новые укрепления отвечали требованиям тогдашнего фортификационного искусства, и Кремль представлял собой систему надежных и сильно вооруженных башен, контролирующих окружающее пространство. Стены идут с небольшим изломом, башни же несколько выдвинуты вперед. Благодаря этому с каждой стрельницы во время осадного боя можно было наблюдать за положением на соседних башнях и своевременно оказывать им помощь. Внутри башни были разделены сводами и деревянными настилами на несколько ярусов и имели хитро расположенные друг над другом амбразуры. Приспособленные для верхнего, среднего и нижнего боя, они располагались так, что никто не мог укрыться, притаившись у стены, или скрытно подобраться к ней. Сверх того, были устроены и навесные бойницы, а наверху башни заканчивались боевыми площадками, прикрытыми деревянными навесами, что придавало им еще более суровый вид. Под стенами, башнями, храмами и другими постройками нового Кремля были устроены подземные ходы и водоемы, сводчатые погреба и кладовые для хранения пороха, оружия и других запасов.

    Когда в Кремле завершились каменные работы, в 1508 году итальянский мастер Алевиз Фрязин поднял шлюз на реке Неглинной и бурный поток наполнил ров, прорезавший всю Красную площадь от Неглинной до Москвы-реки. Кремль, окруженный с трех сторон водной преградой (Москва-река, Неглинная и ров на Красной площади), стал возвышаться как неприступный замок на острове. Проникнуть в него можно было только через подъемные мосты проездных башен, ворота которых дополнительно забирались железными решетками. За щетиной своих зубчатых стен Кремль стал подлинно неприступным и ни в чем не уступал прославленным замкам Западной Европы. Однако, в отличие от них, он не имел угрюмого вида благодаря своим новым храмам с блестящими главами и нарядным дворцовым палатам с пестрыми кровлями, живописно поднимавшимися за укреплениями.

    Еще в 1499 году в том месте, где ныне высится Кремлевский дворец, для Ивана III был сооружен каменный дворец, одна из палат которого получила название Грановитой[23]. В том же году итальянский архитектор Аристотель Фиораванти, точно следуя образцам русского зодчества, воздвиг Успенский собор – самый большой из кремлевских соборов. Через 11 лет неподалеку от него псковские мастера возвели Благовещенский собор, в котором проходили повседневные моления великого князя и его семьи. А в 1509 году Алевиз Фрязин рядом с Благовещенским построил Архангельский собор, ставший усыпальницей великих князей. На Соборной площади находились также церковь Ризположения, собор Двенадцати апостолов и другие памятники.

    Высоко поднялась над кремлевскими стенами колокольня Ивана Великого, сооруженная в первые годы XVI века. Этот своеобразный храм, служивший одновременно и сторожевой башней, возводил Бон Фрязин, который закончил строить его в 1508 году. К востоку, за огромным столпом Ивана Великого, широко раскинулась Ивановская площадь, которая была довольно оживленным местом. У зданий многочисленных приказов всегда толпился народ и челобитчики, подьячие громко зачитывали царские указы и распоряжения приказов, отсюда и родилось выражение «кричать во всю Ивановскую».

    По повелению Бориса Годунова колокольню Ивана Великого в 1600 году надстроили, и в таком виде она сохраняется до наших дней. Еще через 20 лет архитектор Петрок Малый начал сооружать звонницу с церковью, непосредственно примыкающую к колокольне. В 1624 году была воздвигнута увенчанная шатром пристройка, получившая название Филаретовской.

    После смерти Бориса Годунова наступило время смут и потрясений, появились самозванцы и началась польско-шляхетская интервенция. Поляки засели в Кремле, а когда их выгнали оттуда, он, еще недавно такой богатый и красивый, представлял собой весьма печальную картину. Все кремлевские хоромы и палаты стояли без крыш, полов, дверей и крылец; все деревянное в них было сожжено, «государева казна» разграблена. Вокруг Кремля стояли почерневшие укрепления Китай-города и Белого города, а за ними простирались полусожженные слободы и разоренные деревни и села.

    К приезду нового царя Михаила Романова постарались привести в пристойный вид жилые царские палаты, но денег, мастеров и строительного материала не было, поэтому все делалось наскоро, лишь бы хоть чуть-чуть прикрыть следы разрушения. Но уже с 1620х годов возобновилось такое широкое строительство, что «невозможно было подробно рассказать или описать множество новых сооружений, возникших тогда в Москве».

    Когда Русское государство раздвинуло границы, Кремль утратил свое военное значение. В первой половине XVII века его боевые башни начали перестраивать, в результате чего они получили стрельчатый верх. Деревянная крыша над стенами и забрала между зубцами, выгоревшие при очередном пожаре, больше не восстанавливались; мелели и высыхали рвы, а потом их совсем засыпали.

    В последний раз стены Кремля видели чужеземную армию в 1812 году, когда в нем с торжеством разместился французский император Наполеон. Но вскоре тревожность положения и неизвестность насчет будущего стали смущать Наполеона, его маршалов и солдат. Некоторые историки считают, что во время своего пребывания в Кремле французский император задумывал поход на Петербург, но затем оставил эту мысль как неосуществимую. Между тем дисциплина в рядах французов падала с каждым часом, недостаток съестных припасов и рано наступившие холода еще более способствовали этому. Хотя надежды на мир с Россией таяли, Наполеон хотел показать своим солдатам и офицерам, что в Москве их положение прочное. Узнав, что в русской столице находятся несколько французских актеров, он повелел устроить театральные представления, которые давались в доме Познякова на Никитской улице. В Кремлевском театре представлений не было, но устраивались концерты, в которых выступали итальянский певец Тарквинио и пианист Мартини.

    В Кремлевском дворце французский император предавался разным фантазиям, например, велел собрать сведения о Емельяне Пугачеве, чтобы, подобно последнему, произвести волнения среди крестьян России по поводу их крепостного положения. С той же целью он мечтал возбудить волнения татар против России, даже посылал своих шпионов в Казань. Но Наполеону пришлось оставить Кремль, и в бессильной злобе он приказал взорвать его со всеми стенами и башнями.

    В ночь с 11 на 12 октября маршал Мартье покинул Москву и, отойдя на значительное расстояние от нее, пушечным выстрелом подал знак к взрыву. Кремлевская земля заколебалась, от чего дрогнули все здания; во многих домах города обрушились потолки и стены, и внутри них все сдвинулось со своих мест. В ночной темноте, освещаемой пожаром Кремля и других горевших зданий, слышались плач и стоны… В Кремле были разрушены часть арсенала, примыкавшая к нему восточная часть стены и верх башни у Никольских ворот. Но над воротами уцелели не только образ Николая-чудотворца, но даже стекло киота и висевшая перед ним лампада.

    Взорванной оказалась часть южной стены с Петровской, Рождественской и Филаретовской башнями. Колокольня Ивана Великого треснула сверху донизу и зашаталась, но устояла. На воздух взлетела Водовзводная башня, завалив своими обломками набережную и реку. Но хлынувший во время взрывов дождь залил несколько мин и подкопов в Кремле, откуда потом было вынуто около 60 бочек с порохом. Другие подкопы были засыпаны камнями и землей от первого взрыва, поэтому и не причинили вреда. К общему удивлению и радости, в Кремле уцелели все соборы, церкви и монастыри.

    Опустошения, производимыe литовцами и крымскими татарами, бесчисленные пожары, нашествие польской шляхты в 1610–1612 годах, вторжение наполеоновских войск в 1812 году – ничто не могло сломить силу и мужество русских людей. И торжественно державный Кремль как живое воплощение великой несокрушимости народа всегда вставал из пепла и руин.

    Средневековые крепости Кипра

    «Башня Отелло» в крепости Фамагуста

    Выгодное географическое положение Кипра, расположившегося на пересечении путей из Европы в Азию и Африку, и благодатный климат острова издавна притягивали к нему взоры многочисленных завоевателей. Это был один из очагов человеческой цивилизации, где воедино сплавились культурно-исторические традиции греков и ассирийцев, персов и византийцев, венецианцев, турок и англичан… Все они в разные периоды истории владели Кипром. Многотысячелетнюю историю острова вдохновенно выразил поэт Федосис Пиеридис:

    И каждый наш холмик
    Стал мавзолеем,
    И волны теплы, как живая ладонь.
    Мы – Кипр,
    Мы – родина Одиссеев,
    Мы – Кипр,
    Мы древни, как первый огонь!

    Действительно, прошлое этого острова овеяно многочисленными легендами, преданиями и поэтическими сказаниями. В Пафосе, у скалы Ромиос, из морской пены вышла Афродита – богиня любви и красоты, которую почитали во всей Греции. Легенды приписывают и особую роль Кипра в победе греков над троянцами. Бронзовый панцирь, подаренный кипрским царем Кинерасом вождю греков Агамемнону, предохранил его от стрел троянцев, чем и предопределил их поражение…

    Много осталось на острове и памятников эпохи крестовых походов, и один из них – замок в Колосси, недалеко от Лимасола. Он был сооружен в XIII веке после того, как король Гуг I отдал эту местность рыцарям Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. После падения Акры, когда Орден обосновался на Кипре, замок стал основной резиденцией рыцарей-иоаннитов. Он не раз подвергался нападениям, например, в 1373 году овладеть им пытались генуэзцы, а в 1425 году – турки-мамелюки. Во время этих штурмов замок был сильно разрушен, но в середине XV века его восстановили и перестроили, и в таком виде он дожил до наших дней.

    Замок возвышается на открытой площадке, окруженной невысокой оградой. Вокруг растут небольшие деревья и древовидные кактусы. Мощное 4угольное здание замка по верхнему краю увенчано широкими зубцами; стены, сложенные из больших блоков желтоватого камня, прорезают немногочисленные окна, глубокие проемы которых подчеркивают массивность и толщину этих стен. Снаружи (на восточных стенах) единственным украшением замка являются мраморные панели с рельефными изображениями герба королей рода Лузиньянов и гербом Великого магистра Ордена рыцарей-иоаннитов.

    Немало руин замков и сейчас возвышается на скалах горной цепи, поросшей лесами и тянущейся вдоль побережья. Наиболее известным из них и лучше других сохранившимся является замок Святой Иларион, получивший свое название от находившегося неподалеку византийского монастыря Святого Илариона. Монастырь уступил свое место крепости, которая сыграла известную роль во времена завоевания острова английским королем Ричардом Львиное Сердце. Оборонявшиеся здесь киприоты выдержали осаду крестоносцев и сдались только по приказу Исаака Комнена – наместника византийского императора и его родственника. Он вступил в борьбу со своим сюзереном и в 1184 году, присвоив титул императора, объявил себя независимым правителем Кипра. Жестокий и властный, Исаак Комнен не приобрел симпатий своих подданных, и английский король взял его в плен.

    Но Ричард Львиное Сердце спешил в Святую землю Палестину, и остров Кипр в тот момент не был ему нужен, поэтому он продал его рыцарям-тамплиерам. Однако те своей жестокостью вызвали такое недовольство местного населения, что вынуждены были вернуть остров английскому королю, который отдал его франкскому рыцарю Ги де Лузиньяну. Он и перестроил замок-крепость, который послужил королевскому семейству убежищем в 1228 году, когда германский император Фридрих II, воспользовавшись своими родственными связями, попытался силой добиться регентства при малолетнем кипрском короле Генрихе I. После изгнания германского императора с Кипра замок Святой Иларион в течение почти 150 лет не служил военным целям: в нем построили новый дворец, ставший излюбленной летней резиденцией королей рода Лузиньянов.

    Последние значительные события в замке произошли в 1373 году, когда в нем оборонялся принц Иоанн Антиохийский от напавших на остров генуэзцев. С конца XV века горные замки-крепости потеряли свое оборонительное значение, были заброшены и стали разрушаться. Но несмотря на сильные разрушения, причиненные временем, замок Святой Иларион остается самым впечатляющим памятником лузиньянской эпохи на Кипре. Этому способствует его великолепное месторасположение на вершине и склонах горы, отчего уже самим рельефом местности замок делится на три части – верхнюю, среднюю и нижнюю. Весь он, за исключением самых неприступных частей, расположенных на скалах, был окружен крепостными стенами.

    Не менее живописно располагались и замки Буффовенто и Кантара, но сохранились они гораздо хуже, чем Святой Иларион. По предположению некоторых исследователей, название замка Буффовенто происходит от латинизированного имени расположенной поблизости деревушки Кантофентус. Другие ученые полагают, что название замка произошло от итальянских слов «buffo vento» (порывистый ветер), так как на горной вершине, где он располагался, действительно дуют очень сильные ветры. В настоящее время от замка Буффовенто остались лишь незначительные руины двух помещений и остатки крепостных стен.

    Самым восточным пунктом этой оборонительной системы был замок Кантара, название которого происходит от арабского слова «мост» (или «арка»). Оно было дано этому месту по форме горы, видимо, еще до возведения на ней самого замка. Он был тоже возведен на месте византийского монастыря Кантаротиссы (Девы Марии Кантары), от которого на вершине горы еще сохранилась небольшая капелла.

    В истории Кипра был период, когда на острове господствовала Венецианская республика. Венецианцы обновили крепости, сооруженные византийцами и королями рода Лузиньянов, и возвели новые, более мощные укрепления. Особенно большие строительные работы были проведены в Кирении и Фамагусте, однако усилия венецианцев не принесли им большого успеха. Через столетие, в 1570 году, их мощные крепости одна за другой сдались туркам, которые быстро овладели всем островом.

    Турки поддерживали крепости-замки в хорошем состоянии, достраивали и расширяли их. В этом отношении очень интересен замок города Лимасол, расположенный на южном берегу Кипра – в том месте, где высадился на острове король Ричард Львиное Сердце и где он венчался с Берегарией Наваррской. Рыцари-тамплиеры получили тогда во владение замок, стоявший неподалеку от разрушенной церкви. В XIII веке замок в Лимасоле был значительно расширен, позже сильно пострадал от землетрясения, но в конце XVI века турки восстановили его.

    От замка времен рыцарей-тамплиеров сохранилась лишь прекрасная готическая капелла: почти квадратная в плане, она поражает высотой своих светлых стен, сложенных из блоков желтоватого камня. Под этой капеллой расположена более ранняя церковь, в которую можно по небольшой лестнице спуститься прямо из капеллы. Тяжелые низкие своды придают какую-то мрачную торжественность этому помещению, которое и при венецианцах, и при турках использовалось как тюрьма.

    Замок в Лимасоле сравнительно невелик по объему, значительно обширнее крепость в Кирении, расположенная на северном берегу Кипра. Византийцы сложили ее, вероятно, в VII веке, когда на остров начались набеги арабов. В этой крепости Исаак Комнен разместил свою семью и сокровища, когда вступил в борьбу с Ричардом Львиное Сердце, но крестоносцы быстро овладели ею. Крепость играла важную роль и при Лузиньянах: она переходила из рук в руки во время войны между германским императором Фридрихом II и Жаном д’Ибелином за регентство над Кипром.

    Восточная стена крепости Квемо Чала

    В дальнейшем крепость тоже не раз подвергалась нападениям: в последний раз она оборонялась в 1765 году, когда поднял восстание ее комендант Халил-Ага. При англичанах в замке была устроена тюрьма, а потом здесь разместились полицейские казармы.

    Замок Кастелло в Фамагусте невелик по своим размерам, но с ним связана трагическая история Отелло и Дездемоны, хотя великий английский драматург Вильям Шекспир нигде не называет места действия своей пьесы, а говорит только о крупнейшем портовом городе Кипра. Однако нет никакого сомнения, что он имел в виду Фамагусту, где жили венецианские наместники. Считается, что история венецианского мавра была навеяна В. Шекспиру судьбой Христофора Моро, командовавшего венецианскими войсками на Кипре в начале XVI века.

    Замок представляет собой правильный прямоугольник с массивными круглыми башнями по углам. Вход в него находится неподалеку от юго-восточной башни – так называемой «башни Отелло» (это название часто распространяется и на весь замок). Над аркой входа укреплена белая мраморная плита с рельефным изображением герба Венецианской республики (крылатого льва Святого Марка) и надписью, сообщающей о Николо Форнарини – венецианском наместнике на Кипре, перестроившем замок в 1492 году.

    По современной лестнице можно подняться на крепостные стены замка и по узким проходам, идущим вдоль стен, пройти на широкие площадки. Эти площадки венчают круглые башни замка, где еще и сейчас стоят старые венецианские пушки, хранящие печать веков.

    Шильонский замок

    На скале-островке, расположившемся у самого берега в восточной части Лемана (так сами швейцарцы называют Женевское озеро), величественно стоит грозный и мрачный замок Шильон – некогда древнеримское поселение. По дороге к нему растут пальмы, магнолии, акации, нарциссы и другие цветы, которые пытаются затмить друг друга яркостью своих красок. А сам Шильон, окруженный со всех сторон водой и защищенный гранитными стенами с бойницами, всегда был надежным укрытием от вражеских нападений.

    Первое упоминание о Шильонском замке относится к 1160 году, хотя люди в этих местах жили с древнейших времен. В самом начале замок строился для наблюдения за судоходством на озере Леман, а в XI веке здесь были возведены донжон и первая крепостная стена. В XIII веке замок перешел во владение графов (потом герцогов) Савойских, которые, став собственниками этих мест, решили максимально воспользоваться преимуществами скалистого острова. Их архитектор проектирует компактный замковый ансамбль, абсолютно защищенный с фасада, повернутого к береговому откосу. Со стороны озера замок не нуждался в обороне, так как ждать отсюда нападения было нечего. Недостатка в пресной воде не было, но для провианта были выстроены огромные склады.

    Сейчас Шильонский замок, ставший собственностью Женевы, превращен в музей, в котором всегда многолюдно. Многоэтажные жилые помещения, трапезные залы, очаги, утварь прошлых времен – все вызывает у многочисленных посетителей большой интерес. Но больше всего их манит подземная тюрьма, в которой к каменной колонне был прикован политический деятель XVI века Франсуа Бонивар.

    В Средние века Швейцарию, как и другие страны Европы, охватили религиозные войны и феодальные междоусобицы. В начале XVI века женевцы были расколоты на два лагеря: одни стояли за союз с Савойей, другие выступали за независимость своего города. Предводителем последних был приор одной из женевских церквей Франсуа Бонивар – ярый поборник реформации церкви. Участь тех, кто выступал против властей, была очень тяжелой: если не мучительная смерть, то вечное заточение в тюрьме или темнице. В 1530 году за участие в женевском восстании савойский герцог Карл III и повелел заточить гуманиста Франсуа Бонивара в подземелье Шильонского замка.

    Зимы у берегов Лемана обычно бывают мягкими, вода в озере не замерзает даже в самую что ни на есть стужу. Только наливается свинцовым цветом, хмурится глубокими волнами и тогда становится неприветливой и даже враждебной человеку. Бывают и совсем суровые дни, когда студеный ветер будоражит озеро, бросая волны на песчаные пляжи и кустарники – на все, что летом было таким приветливым и радужным. Особенно тяжелыми были такие зимы для узников, заключенных в подземелья и темницы замка. Открытые всем ветрам смотровые щели, заменявшие окна, стояли без стекол и ставней и потому вбирали в себя всю стужу неприветливого озера.

    В начале XIX века эти места посетил английский поэт Д.Г. Байрон, который услышал историю о Франсуа Бониваре от одного швейцарца. Поэта потрясли мужество и стойкость священника, а также мученичество всех, кто был заключен в подземелья Шильона. Мысль воспеть борца за свободу давно вынашивалась Байроном, и Шильонский замок дал ему тему. В поэме «Шильонский узник» поэт использовал и поныне распространенные в Швейцарии публикации о судьбе Франсуа Бонивара: отец его был сожжен на костре, братья замучены и погибли в тюрьме. Сам он 6 долгих лет провел в подземелье Шильона, и может быть, просидел бы там всю жизнь, но в 1536 году замок штурмом взяли бернцы. Их бальи (мэр) решил устроить в нем свою резиденцию, для чего внутренняя часть замка переоборудуется, чтобы сделать его более комфортабельным.

    Франсуа Бонивар обрел свободу только на склоне лет, но после еще долго трудился над составлением летописи Женевы. Своей поэме Байрон предпослал «Сонет к Шильону», в котором есть такие строки:

    Когда в цепях, во тьме сырого свода,
    Твоих сынов томят за годом год, —
    В их муках зреет для врагов невзгода,
    И слава их во всех ветрах поет.

    Как и многие другие феодальные замки, сохранившиеся до настоящего времени, Шильон подвергся кое-какой реконструкции, но внешний его вид остается почти неизменным. Сейчас Шильонский замок, особенно в погожие дни, кипит жизнью и весельем. Люди приезжают сюда не только как в музей: они располагаются на берегу озера под сенью раскидистых деревьев, раскладывают привезенные с собой яства и отдыхают, наслаждаясь окружающими красотами. И замок для многих из них становится всего лишь экзотическим штрихом пейзажа, который подарила природа вместе с озером и нависающими над ним горами, покрытыми лесами и виноградниками.

    Каирская Цитадель

    Каир – удивительный город: как и другие древние города, он соединил в себе многие века и цивилизации, на его улицах и площадях находятся памятники ушедших эпох и воспоминания о предках. Одной из главных достопримечательностей египетской столицы является возвышающаяся над городом Цитадель, возведенная в XII веке.

    Крестоносцы не захватили Каир, их оттеснили войска сирийцев, которыми командовал полководец Ширкух. Сначала он стал союзником халифа в его борьбе против крестоносцев, а потом занял должность визиря. В этой должности Ширкуху наследовал его племянник Салах-ад-Дин, захвативший в 1171 году престол и положивший начало династии Айюбидов.

    Предприимчивый и смелый, Салах-ад-Дин расширил границы государства, захватив Сирию, Ливию, Южную Аравию, Верхнюю Месопотамию и Иерусалим. Гражданское строительство его мало занимало: за 22 года правления он прожил в Каире всего шесть лет и все свое время и внимание уделял укреплениям города. Салах-ад-Дин окружил Каир и Фустат стенами, а на склонах горы Мукаттам в 1176 году была возведена Цитадель. По замыслу султана от Цитадели к Нилу, охватывая город с двух сторон, должны были идти мощные стены. План этот не был осуществлен, но крепость все равно получилась внушительная. Следуя контурам возвышенности, неправильный многоугольник крепостных стен Цитадели охватывал площадь около 18 гектаров.

    Строил крепость архитектор Каракуш, использовавший остатки так называемой «стены Иосифа», которая существовала здесь раньше. Он приказал отрыть ее и включил в архитектурный ансамбль всего сооружения. Арабские писатели утверждали, что при сооружении Цитадели использовались также каменные глыбы из пирамид Гизы. В крепость был проведен хитроумный водопровод со стоком, так что вода здесь всегда была проточной. Этим водопроводом пользовались вплоть до середины XIX века.

    Построенные руками пленных крестоносцев каменные стены Цитадели с полукруглыми башнями служили надежными оборонительными укреплениями. Крепостные стены, в отличие от городских, имели внутренний ход, выложенный каменными плитами. Это была образцовая средневековая крепость, великолепное военное сооружение. Но, сооружая Цитадель, Салах-ад-Дин видел в ней не только крепость, но и резиденцию для себя и своих наследников. Поэтому, кроме армии, офицеров и главных должностных лиц государства, в Цитадели размещался и дворец султана. Во дворце был прекрасный зал, который поддерживали 32 колонны из розового гранита, взятые из римских и греческих памятников и переделанные в арабском вкусе.

    Салах-ад-Дин не хотел жить там, где жили предшествующие владыки, поэтому для величия и авторитета собственной власти он и решил построить в столице собственную столицу. Но ее постигла судьба резиденций других правителей: Цитадели не удалось стать столицей в столице – великий город поглотил ее и втянул в водоворот своей истории. Она стала частью Каира, каждое завоевание которого начиналось с захвата именно Цитадели.

    Наследники Салах-ад-Дина подновили городские стены, укрепили Цитадель, пристроив к ней несколько бастионов. Кроме того, они закончили второй ряд стен дворцовой ограды, расположенный ниже по склону, и с тех пор Цитадель стала резиденцией правителей Египта. После смерти султана ас-Салиха на престол взошла его вдова Шагар ад-Дурр – женщина исключительного ума и твердого характера. Но появление на троне женщины было весьма холодно встречено в Дамаске и Багдаде, и только после ее брака с эмиром Айбаком, положившего начало правлению мамелюков, авторитет каирского двора был восстановлен.

    В XVI веке Цитадель захватили турки, и в ней разместилась резиденция османского паши. Средневековье кончилось в Египте египетской экспедицией Наполеона, мечтавшего присоединить к своей империи плодородную долину Нила. После битвы при Эмбабе в 1798 году французские войска вступили в Каир, но уже через три года под давлением Англии и Турции они вынуждены были покинуть страну. В возникшей сумятице и столкновении разнородных сил власть захватил Мухаммед Али – предприимчивый и энергичный офицер албанского отряда, основавший последнюю королевскую династию Египта. При нем Египет, формально оставаясь владением Османской империи, фактически стал самостоятельным государством.

    Со времен турецкого завоевания Египта Мухаммед Али был не первым, кто восставал против султана. Но именно ему с сотней молодцов удалось отбить власть у мамелюков и укрепиться в Каире против воли Великой Порты. Мухаммед Али прекрасно понимал, что во время анархии только порядок может стать зародышем могущества страны, поэтому он укрепил в армии дисциплину и правильно распределил обязанности государственной администрации. Тем самым он снискал расположение народа и улемов, так что Порта, тревожно глядевшая на его деятельность, решила отнять у него Египет, а его самого отправить на жительство в какой-нибудь далекий аравийский пашалык. Однако египтяне не только удержали своего правителя, но и поставили это на вид турецкому правительству.

    Мухаммед Али освобождает священные города Аравии, нападает на султана и разбивает его войско, грозит самому Константинополю, но под давлением Европы останавливается… Окончательно упрочил он свою власть после победы над вахабитами, которая стоила ему большого труда, но и прославила его как защитника мусульманской веры. Отправляясь в дальний поход против вахабитов, Мухаммед Али чувствовал, что враги воспользуются его отсутствием и попытаются захватить власть в Каире. Не идти в поход было невозможно, однако и оставлять столицу в руках мамелюков тоже было нельзя. И Мухаммед Али прибегнул к военной хитрости, на которую мамелюки легко поддались, потому что незадолго до этого правитель стал выказывать им свое необыкновенное радушие и желание окончательно помириться с ними. В подтверждение своих слов он пригласил 430 человек, то есть всех сколько-нибудь уважаемых беев, к себе на завтрак. Когда все предводители мамелюков въехали на внутренний двор Цитадели, он приказал своим албанским воинам закрыть ворота и перестрелять их всех. И в первый день марта 1811 года все они были расстреляны, кроме одного: Амин-бею удалось избежать ужасного избиения почти чудом. Через пролом в стене с высоты 40 метров он бросился в крепостной ров и таким образом спасся, но впоследствии все равно был пойман и казнен. Так Мухаммед Али полностью покончил с властью мамелюков и освободил место своей династии.

    После этих побед Мухаммед Али обратился к мирной деятельности и продолжил дело цивилизации страны по-своему. В годы его правления строились каналы, он завел военные школы и арсеналы, создал многие отрасли промышленности, запретил вывозить из Египта произведения древнего искусства. Мухаммед Али предпринял меры к обновлению Каира: в городе начали расчищать руины, прокладывать улицы, сажать сады, за городскую черту удалили кладбища. На месте лагуны Эзбекия возникла одноименная площадь, от которой к Цитадели провели прямую магистраль, а в самой крепости построили дворец по европейскому образцу. Грандиозный комплекс дворца включает зал для приемов, зал правосудия, гарем и множество служебных и жилых помещений. Большие внутренние дворы, напоминающие европейские курдонёры, высокие стены, сочетание арочных перекрытий с плоскими потолками – все свидетельствовало о подражании дворцам французской и итальянской знати. Но желание применить европейский способ оформления интерьера к дворцу восточного правителя порой приводило к курьезам. Например, большие четырехугольные проемы были нецелесообразны в условиях жаркого климата, или другой пример – изображение одной и той же битвы, подобно орнаменту, повторялось на 20 панно.

    В 1824 году в Цитадели взрывом был разрушен возведенный Салах-ад-Дином дворец, чтобы расчистить место для мечети Мухаммеда Али. Но и сейчас ниже основания мечети можно еще заметить остатки этого замечательного дворца, сводчатый зал которого и стены с контрфорсами напоминают сирийские замки крестоносцев. Строительство мечети было завершено уже после смерти основателя – в царствование Сеида. Возведением ее руководил грек Юсуф Башна из Константинополя с помощниками – тоже греками. Здание строилось в формах османской архитектуры, и нетрудно заметить, что прототипом его являлись мечети Стамбула.

    Мечеть Мухаммеда Али окружают легкие фонтаны и тонкие грациозные минареты, поднимающиеся в высоту на 82 метра. Особенно красива она в часы заката, когда белые минареты сверкают, как стрелы, ясно выделяясь на темном фоне горы Мукаттам. Внутри – резные двери, арабские надписи, стихи из Корана, разноцветные поливные кафели с прекрасным рисунком… Кругом – безмолвие и тишина, поражающие европейцев при входе в мусульманский храм.

    С юго-западной стороны терраса мечети огорожена парапетом. Стены самой мечети, как и ограда двора, на высоту 11 метров 30 сантиметров облицованы белым гладким алебастром, отчего она и стала называться Алебастровой. Выше идет рельефный орнамент – позолоченный и покрашенный. В мечети находится мраморное надгробие Мухаммеда Али.

    С правой стороны от входа во двор Алебастровой мечети возвышается башня, которая оканчивается своего рода китайским павильоном. На башне установлены часы, подаренные Мухаммеду Али французским королем Луи Филиппом.

    Недалеко от мечети располагается «колодец Иосифа» – квадратная шахта со спиральным спуском вокруг. По преданию колодец был выкопан Иосифом – сыном Иакова, ставшим министром у фараона, так что сооружение это очень древнее. Султан Салах-ад-Дин восстановил колодец и дал ему свое имя: глубина колодца равняется 88 метрам, так что дно его находится на одном уровне с дном Нила. Колодец разделен на два этажа широкой площадкой, по которой ходил бык, приводивший в движение водоподъемное колесо. Другое колесо находилось на поверхности и поднимало воду в обширный каменный бассейн уже с верхней площадки.

    В конце XIX века, когда Египет был оккупирован англичанами, в Цитадели разместился британский комендант Каира. Русский путешественник А. Картавцев в начале ХХ века так описывал Цитадель:

    Мы вышли на внутреннюю площадь у Цитадели. Отсюда весь Каир как на ладони. Мало того, виден Нил верст на двадцать вверх и вниз по течению, видны пирамиды: три ближайшие к городу весьма ясно, другие, более отдаленные, как бы окутаны дымкой. Вид, надо отдать ему справедливость, великолепный. Мы долго не могли от него оторваться.

    В Цитадели теперь многое переделано. Въезд в Цитадель широк и удобен. Но не сила египетских хедивов владеет Цитаделью, она занята англичанами. На бастионах ее стоят повернутые на город пушки; и пушки эти, и подходы к ним охраняются «красными мундирами».

    Английские «красные мундиры» покинули Египет только в 1936 году, но с началом Второй мировой войны в Цитадели вновь появился английский гарнизон. В крепости была установлена и зенитная артиллерия, так как ожидались налеты немецкой авиации на Каир. Здесь же частично размещался и танковый парк англичан.

    Сегодня, как и в течение многих веков, с парапета Цитадели египетская столица видна как на ладони. Внизу расстилается неоглядное море домов, дальше горбатятся дюны Ливийской пустыни и высятся серые громады знаменитых пирамид Гизы. А древняя и прежде грозная крепость мирно дремлет под жарким африканским солнцем, ведь и крепости уходят на покой…

    Легендарные крепости Грузии

    На протяжении многих веков Грузии, как и всему Кавказу, приходилось защищаться от бесконечных вражеских нападений, поэтому здесь строилось много военных укреплений и селений-крепостей. Ацкури, Хертвиси, Хулути, Абиси, Ксани, Амета, Рухи… Время и войны разрушили и их, и многие другие, и потому некоторые башни и крепости сохранились только в отдаленных и труднодоступных местах.

    Вдоль узкого русла реки Терек проложена северная часть Военно-Грузинской дороги, стиснутая почти вертикальными утесами. Этот самый узкий участок пути называется «Дарьялом», что в переводе с персидского означает «Врата аланов», а сами грузины называют эту теснину «Арагвис кари» («Врата Арагви»). Дарьяльское ущелье соединяет Грузию с Северным Кавказом, и грузины владели им издавна. Еще в I веке до нашей эры ущелье было перегорожено высокой стеной с железными воротами.

    Среди укреплений, расположенных вдоль этого ущелья, выделяется Дарьяльская крепость, возведенная на высокой конусообразной скале над левым берегом бурного Терека. С севера и востока, откуда ожидалась самая большая опасность, крепость была неприступна из-за природной крутизны скалы; с запада к ней можно было подойти по перешейку, соединяющему скалу с соседней горой. Впоследствии его перегородили высокой стеной и огороженную территорию превратили в дополнительную площадь крепостного двора.

    Первоначально крепость занимала всю верхнюю часть скалистой горы, теперь же от нее остались лишь ограды, башни и остатки различных строений. Вход в нее был, вероятно, с юга; здесь же находился и подземный ход к реке. Позднее Дарьяльская крепость снабжалась питьевой водой через расположенный с западной стороны водопровод. Этой крепости М.Ю. Лермонтов посвятил такие строки:

    В глубокой теснине Дарьяла,
    Где роется Терек во мгле,
    Старинная башня стояла,
    Чернея на черной горе.

    Благодаря известности этого стихотворения, Дарьяльскую крепость прозвали «Замком Тамары», которую часто отождествляют с царицей Тамар. Руины другого древнего замка, который народная молва тоже упорно связывает с именем легендарной царицы, высятся над Алазанской долиной – на неприступной скале, поросшей дремучим лесом. Однако грузинские археологи установили, что здесь существовал древний укрепленный город, основанный еще в конце первого тысячелетия до нашей эры. На отрогах замковой скалы и соседних вершин до сих пор виднеются остатки этих древних строений.

    Тропинка, вьющаяся меж остатков сторожевой башни, постепенно переходит в каменную лестницу, по которой просто так не заберешься: приходится карабкаться, цепляясь за ее ступеньки ногами и руками, и в эти мгновения даже страшно обернуться назад. Когда лестница кончается, справа вновь нащупывается заросшая кустарником тропинка, которая выводит к старинной беседке. Над небольшой площадкой нависает каменная глыба, образующая своего рода крышу над головой. В скале выдолблена скамья, а с обрывистой стороны растут деревья, чудом прицепившиеся к ней своими корнями.

    Самым опасным является последний участок пути. Он начинается маленьким уступом перед сплошной отвесной скалой с кое-где торчащими камнями, за которые едва можно ухватиться. Только цепляясь за них и карабкаясь над пропастью, можно добраться до самой вершины – туда, где ты стоишь, чуть ли не касаясь головой клубящихся облаков.

    Здесь и стоит башня: войти в нее можно через проем, в котором когда-то были двери. Впереди – большое квадратное окно, основание стены выложено камнями, которые скреплены раствором, смешанным с известковой крошкой: «возрастным пределом» такого раствора ученые считают V–VII века. А вот камни, лежащие выше основания, связаны раствором извести, смешанным уже с серым речным илом (таким раствором местные строители пользовались в VIII–IX веках). А еще выше белый камень сменяется красным кирпичом, и это уже X–XV века.

    Столетия охватывает эта строгая и немногословная строительная летопись. Над башней теперь нет крыши: каменный свод, как рассказывают старики, обрушился примерно лет 70 назад. В скале, чуть правее башни, темнеет широкий колодец. От колодца, как повествуют старинные предания, идет подземный ход в тайник, в котором царица Тамар хранила свои сокровища. Отыскать их пытались многие, роясь в бесконечных горных пещерах.

    В том, что в замке существовали подземные ходы, пробитые на многие километры сквозь толщу скал, местные жители не сомневаются и сегодня. Например, сохранился скрытый зарослями туннель, идущий по направлению к замку. Свод его нависает так низко, что передвигаться здесь можно только на четвереньках. Над головой переплетаются корни деревьев, сверху осыпается рыхлая земля, и кажется, что своды вот-вот рухнут… Подобных потайных ходов и пещерных тайников в окрестностях замка немало.

    Легенды о подземных ходах имеют связь с научными данными о существовании в замке подземного водопровода. Рассказывают, что именно этот замок был излюбленным местом летнего отдыха царицы Тамар: именно там проводила она свой досуг с мужем – русским князем Георгием, сыном Андрея Боголюбского. И чтобы даже в самые знойные дни в замке была вода, повелела она на вершине скалы вырубить каменный мешок, от которого тянулись керамические трубы. В мешок набивали снег, он постепенно таял, и вода шла по трубам. С этим замком связана и такая легенда.

    Один персидский шах, несмотря на то, что царица Тамар была помолвлена, захотел жениться на ней. Но, убедившись, что никогда не овладеть ему сердцем прославленной царицы, дал клятву овладеть ее прахом, чтобы душа этой женщины навсегда осталась в его власти. Зная об этом, царица Тамар перед смертью приказала своим приближенным приготовить для себя 12 совершенно одинаковых саркофагов и тайно захоронить их в различных местах Грузии. А чтобы недруги не узнали о настоящей могиле и не покушались бы на ее прах, повелела тем, кто будет хоронить ее, убить и самих себя…

    Как рассказывают, гроб с телом царицы Тамар был захоронен в окрестностях именно этого замка, хотя исторические хроники не сохранили об этом никаких сведений. Однако старинные предания очень устойчивы, и на протяжении столетий многие пытались отыскать могилу царицы, но пока попытки эти не увенчались успехом.

    Когда-то замок царицы Тамар имел огромное стратегическое значение, так как был почти неприступен. В Средневековье в Кахетии существовала целая сеть подобных крепостей, расположенных вдоль Алазанской долины. Этот же замок охранял вход в долину, первым вставая на пути неприятеля.

    А в Хевсуретии есть старинная крепость Муцо, которая стоит вдалеке от дорог и туристских маршрутов – на высокой скале глубоко в горах. В старинных книгах она иногда именовалась не Муцо, а Муцу, и с ней связано много преданий и легенд, обычно относящихся ко времени правления царицы Тамар и к временам еще более ранним.

    Чтобы добраться до крепости, нужно идти вверх по дну Ардотского ущелья, потому что другого пути туда нет. На дне его деревья и кустарники уже давно не растут, склоны делаются все более отвесными, а само ущелье все уже и уже. Когда тропа переходит на вырубленную в скалах площадку-полочку, появляется первая боевая башня. Для врага путь закрыт: внизу – река, по бокам – каменные стены, впереди – бойницы сторожевой башни. Это место – само по себе неприступная крепость, созданная природой. Но если подняться выше, на вершине скалы откроется целый город, к которому можно подобраться лишь по извилистой, выбитой в камне тропе.

    Чтобы по-настоящему оценить крепость Муцо, лучше подняться сначала на противоположный склон. Оттуда открывается зрелище, ради которого стоило карабкаться по этим неприступным скалам. Выросшие из скал стены, боевые башни, дома-башни с бойницами вместо окон, сложенные из сланцевых плит крыши, древние могильники… Муцо возведена так, что с одной стороны представляет собой единый комплекс – крепость, служившую защитой всем ее жителям. И в то же время внутри ее, как отдельные ячейки, расположились жилые дома, каждый из которых тоже выглядит маленьким укреплением в большом замке, обнесенном стеной с крепостными башнями. Но впечатление мрачности и неприступности сочетается здесь с удивительной красотой окружающей природы. Серые стены и башни крепости гармонично сливаются с такого же цвета скалами, а дальше – острые изломы горных хребтов со снежными вершинами…

    В крепости Муцо сохранилось довольно много могильников, расположенных как в самом замке, так и у его подножия. Могильники эти имеют вид небольших каменных домиков без дверей и с одним окном. Если заглянуть в такое окно, можно увидеть человеческие останки, сложенные на полу и на каменных лежанках, выступающих вдоль стен. Много легенд ходит об этих могильниках. Обычно рассказывается об эпидемиях чумы или черной оспы и о традиции, по которой заболевший должен был сам приходить сюда, ложиться на лежанку и дожидаться смерти. Трудно сказать, так ли было на самом деле. Может быть, таков был способ захоронения, хотя рядом с крепостью расположено старое кладбище, где на каждой могиле поставлены большие сланцевые плиты. Все в этой крепости таинственно и неизведанно, и можно предположить что угодно…

    Например, что замок возведен в «золотой век» Грузии – при царе Георгии III и царице Тамар (XII–XIII вв.). Одна из наиболее старых легенд рассказывает, что

    основателем крепости Муцо был знаменитый герой Торквай. Каждому хевсуру этот непобедимый воин известен своей волшебной кольчугой, которую не могли пробить ни кинжал, ни пуля. Как только пуля подлетала к кольчуге Торквая, кольца ее мгновенно собирались, и пуля, отскакивая от воина, падала к его ногам.

    Торквай решил построить крепость, чтобы навсегда закрыть Ардоти от врагов. Он собрал людей возле селения Анатори, которое располагалось при впадении реки Ардоти в реку Аргун. И пришло так много хевсуров, что они встали в ряд от селения до вершины скалы. Торквай взял большой камень и передал его стоящему рядом хевсуру, тот передал другому… Так, передавая камни из рук в руки, они за один день построили крепость Муцо.

    Легенда легендой, но крепость Муцо действительно четко определяла северную границу Грузии. А вот о дальнейшей ее судьбе известно очень мало. Люди жили здесь еще в начале прошлого века и даже при советской власти. Как военное укрепление замок со временем потерял свое значение, и люди постепенно покинули Муцо, переселившись в новые дома. Шло время, одно поколение людей сменяло другое, а крепость Муцо как стояла на скале, так и стоит. Она сделалась частью темно-синего неба, пустынных гор и суровых скал, где стоишь лицом к лицу с веками…

    По своему значению одной из самых главных была и Сурамская крепость, располагавшаяся на пересечении двух основных дорог. Одна дорога идет из Западной Грузии через Сурамский перевал, а другая – из узкого Боржомского ущелья вдоль реки Куры. Об основании этой крепости почти ничего неизвестно, позднее она превратилась в замок, внутри которого возвели царский дворец и церковь.

    В 1742 году Гиви Амилахари, владетель центрального Картли, восстал против Ирана и поставил в Сурамской крепости своих людей. Иранский шах послал для расправы над восставшими свои войска, которые разорили многие крепости Картли, но потом отступили, даже не приблизившись к Сурами.

    Иранцы постоянно угрожали Гиви Амилахари, но не могли взять крепость, так как ее защитники всегда яростно и упорно сопротивлялись. Шах, изумленный неслыханным противодействием, послал своего художника, чтобы тот составил план Сурамской крепости. Рассмотрев рисунок, шах приказал:

    Окружить эту крепость такой оградой, чтобы человек не смог бы ее перейти; кругом ограды расположить войско… Осаждаемые пусть дойдут до отчаяния, видя себя отрезанными от всего мира.

    Сурамскую крепость по приказанию шаха окружили большой стеной и кольцом войск, но защитники продолжали держаться. Осаждавшие подрывали крепость минами, и от взрывов, как пишет летописец, «половина крепости совсем разрушилась». Гиви Амилахари пришлось сдать крепость и сдаться самому. Шах щедро наградил свое победоносное войско, а Гиви Амилахари за мужественное сопротивление был великодушно прощен.

    После захвата Сурами иранский шах приказал разрушить все крепости, которые поддерживали мятежных восставших. В Сурами разрушили южную часть крепости, но позднее ее восстановили, так как такой важный стратегический пункт не мог долго оставаться в запустении. Только в XIX веке Сурамская крепость утратила свое значение, после чего начала приходить в упадок и постепенно разрушаться.

    Замок Вартбург

    У подножия лесистых гор Тюрингии расположился старинный городок Айзенах – не самый большой и не самый известный в Германии. С высоты горного хребта, господствующего над городом, величественно озирает окрестности замок Вартбург. В Средние века эта неприступная крепость славилась еще и как гнездо рыцарей-разбойников – воинов из дружины своевольных и могущественных князей Вартбургских. Рыцари грабили на дорогах всех проезжавших купцов, феодалы воевали друг с другом, а во время войн под защиту стен Вартбургского замка устремлялись жители Айзенаха и окрестных деревень.

    Влиятельные хозяева замка где силой, где хитростью, а где и при помощи дальновидных браков по расчету добились такого положения, что с ними уже не могли соперничать никакие бароны и графы Тюрингии. Деревни, располагавшиеся вблизи замка, и стали ядром города Айзенах, сделавшегося перевалочным пунктом на старинном торговом пути. Он был известен под названием «Королевская дорога», соединял крупные торговые центры Европы и потому имел большое значение.

    В XII веке Вартбург превратился в центр придворного искусства и культуры, а также свободолюбивой немецкой песни. Сюда часто приглашались странствующие певцы-миннезингеры, и те подолгу оставались в Вартбурге, а потом разъезжались отсюда по всей стране. В этот период большую известность приобрело творчество лучших немецких миннезингеров, лавры победителя друг у друга оспаривали поэты Вальтер фон дер Фогельвейде, Вольфрам фон Эшенбах и Генрих фон Фельдеке. В 1208 году в Вартбурге долго гостил один из самых прославленных немецких миннезингеров Вальтер фон дер Фогельвейде, который сказал тогда, обращаясь к вечно враждующим феодальным властителям Германии:

    Если вы сумеете установить в Германии прочный мир, то и чужеземные народы не откажут вам в уважении.

    В замке Вартбург брали свое начало многие исторические движения немецкого народа: на историю города Айзенах и крепости наложили свой отпечаток Реформация и Крестьянская война. Невольным гостем Вартбурга стал и немецкий реформатор церкви Мартин Лютер, отлученный в 1520 году от церкви и лишенный всех гражданских прав. С того момента, как за ним закрылись ворота Вартбурга, он потерял свое имя и облик: монах и теолог Мартинус больше не существовал. В замке гостил заезжий «юнкер Йорк», Мартин Лютер перевоплотился в помещика и не выдавал себя ни внешностью, ни манерами. Его обрядили в костюм небогатого дворянина, он отрастил рыцарскую бородку, усы и бакенбарды, ел ту же пищу, что и обитатели замка.

    Лютер поселился в наименее пригодной для жилья башне, и замок предоставил ему богатую пищу для всякого рода видений. На чердаках гнездились совы, филины и сипухи, бормотание которых отдаленно напоминало человеческую речь. Полчища крыс наводняли подвалы и рыскали по всем помещениям, скрипели старые половицы и ссохшаяся мебель. В таких условиях человек, веривший в черта, просто не мог не увидеть его воочию, и Лютеру казалось, что дьявол швыряет орехи в потолок и с грохотом катает бочонки по лестнице. Поэтому впоследствии в комнате, где жил Мартин Лютер, посетителям показывали пятно на стене, свидетельствующее о том, что реформатор церкви однажды запустил в черта чернильницей.

    Но коварнее дьявольских проделок были горестные вопросы, которыми мучился Мартин Лютер: «Неужели один лишь ты мудр? Неужели столько веков все заблуждались?». А наутро, распахнув окно, он долго смотрел на прекрасные горы Тюрингии. В отдалении поднимались клубы дыма: это в ямах обжигом получали древесный уголь. Взметнулся порыв ветра и развеял дым, точно так же развеивались сомнения и укреплялась вера, но наступал вечер, и вновь начинались внутренние страдания и размышления. Тревога Лютера еще больше усиливалась его одиночеством: дворянские развлечения и шумные пирушки ему были не по душе, и хотя рядом с ним были комендант и двое слуг, но это были не те люди, перед которыми он мог бы облегчить душу.

    К одиночеству и невозможности участвовать в общественной жизни прибавились физические недуги, обострились старые болезни, мучила жестокая бессонница. Единственным лекарством от этого стала работа. Мартин Лютер писал своему другу в Страсбург:

    Мною написаны ответ Катарину, еще один – Латону, а на немецком – работа, посвященная исповеди, комментарии к псалмам 66 и 35, комментарий к Magnificat – перевод ответа Меланхтона Парижскому университету. Сейчас я тружусь над несколькими проповедями относительно тех уроков, которые можно извлечь из Посланий и Евангелий. Я выступаю против кардинала Майнцского и пишу комментарий к истории о десяти прокаженных.

    Помимо всего этого, Мартин Лютер перевел на немецкий язык Библию и тем сделал ее доступной для народа. В комнате реформатора демонстрируется экземпляр Библии, напечатанный в 1541 году. Переводя псалмы, он решил переложить их для богослужебного пения: так возникла духовная немецкая песнь.

    В Вартбурге содержались и были казнены предводители крестьянской армии, которых предал городской совет старейшин, не посчитавшийся с просьбой Томаса Мюнцера, ходатайствовавшего об их помиловании.

    Вартбург с его дворцом, новыми покоями и крепостной стеной является жемчужиной романского стиля в архитектуре Германии. В настоящее время во многих помещениях замка капители колонн украшены скульптурами: например, Рыцарский зал украшает капитель с орлами, певческий зал – огромная фреска Морица фон Швиндта, посвященная легендарному состязанию лучших миннезингеров Германии XIII века. Его же фреска в Княжеском кабинете посвящена легендарной предыстории Вартбурга: охотясь на высокой горе, граф Людвиг I решил построить здесь крепость. К сокровищам Вартбурга относится и так называемый «дюреровский шкаф», часть резных украшений копирует произведения А. Дюрера.

    Через 300 лет после Мартина Лютера замок увидел в своих стенах первый слет объединившихся в корпорации студентов, которые в годы мрачной реакции и раскола продолжали высоко держать национальное знамя. Демократическая студенческая организация «Буршеншафт» записала в своей программе: «Мы должны встать на защиту самых низших слоев населения». В Парадном зале замка до сих пор хранится старинное знамя буршей, напоминающее о вартбургском празднике немецких студенческих корпораций, где прогрессивные профессора и студенты потребовали покончить с феодальной раздробленностью и гарантировать демократические права и свободы. Это происходило в 1817 году, после низвержения Наполеона, и участники праздника поклялись неизменно и всегда бороться за свободу своей страны.

    В 1845 году композитор Рихард Вагнер написал оперу «Тангейзер», в которой увековечил легендарную средневековую «войну певцов» в Вартбурге. Видная роль в ней отведена княгине Елизавете Тюрингской, с именем которой связано немало легенд и рассказов о ее помощи больным и старым людям, которые оказывались жертвой жестоких феодальных междоусобиц. Впоследствии за набожность и любовь к ближним церковь причислила Елизавету Тюрингскую к лику святых. В 1867 году, в связи с 800летием замка, венгерский композитор Ференц Лист дирижировал своей ораторией «Легенда о Святой Елизавете».

    В настоящее время особое место в жизни Вартбургского замка занимает праздник «Встреча лета», который с незапамятных времен устраивается в предпасхальную субботу и сопровождается торжественным шествием. В течение всего праздника на украшенных грузовиках играются сцены из истории города Айзенаха, а завершается он аллегорическим представлением победы солнца – в образе древнегерманской богини «фрау Зунна» – над зимой.

    Монсегюр – последний оплот Катаров

    В июне 1209 года в Сан-Жилье, одном из городков Лангедока, совершался торжественный обряд церковного покаяния графа Раймунда Тулузского. Могущественный государь – родственник королей английского, арагонского и французского – смирялся перед непреклонной силой римского папы. Толпы народа окружали площадь перед городским собором, и в числе их на этой церемонии присутствовали вассалы и рыцари графа Тулузского – невольные свидетели унижения своего сюзерена.

    Впереди папской делегации находился легат Милон – представитель папы и исполнитель наказания. Граф Раймунд, обнаженный до пояса, со свечой в руке опустился на колени перед легатом и молил о пощаде. Он сам прочел длинный список своих прегрешений перед католической церковью, обязывался впредь беспрекословно подчиняться всем повелениям Святого престола, отказывался от всякой свободы в своих действиях. Когда шестнадцать вассалов подтвердили присягу своего государя, легат Милон поднял графа Раймунда, накинул ему на шею веревку и повел к церкви, а по дороге стегал его розгами. Со слезами покаяния, а может быть, горького оскорбления граф Раймунд распростерся на церковном амвоне…

    Так церковь карала тех, кого подозревала в отступничестве или даже в малейшем небрежении к католицизму. Некоторые уклонения графа Раймунда Тулузского от мелких обрядов католической церкви послужили поводом к тому, чтобы его самого и его подданных назвали еретиками.

    В начале XIII века Лангедок не входил во Французское королевство. Эта земля, раскинувшаяся от Аквитании до Прованса и от Пиренеев до Креси, была независимой. Причем ее язык, культура и политическое устройство больше тяготели к испанской короне, чем к французской. Управляли Лангедоком дворянские династии, самыми значительными из которых были графы Тулузские и могущественная семья Тренкавель.

    В Лангедоке господствовала известная веротерпимость, сильно отличавшаяся от религиозного фанатизма других государств Европы, и римско-католическая церковь большим уважением здесь не пользовалась. Многие священники занимались не исполнением своих прямых обязанностей, а торговлей и имели огромные поместья. В графстве были католические храмы, в которых по 30 лет не служились мессы. Архиепископ Нарбона, например, вообще ни разу не посетил свою епархию. Неудивительно, что при таком положении дел в Лангедоке начала распространяться ересь, пришедшая, по мнению некоторых исследователей, с Балкан. Все графство охватило альбигойское учение, которое католические иерархи назвали «вонючей проказой Юга». Эта ересь представляла настолько серьезную угрозу католической церкви, что к началу XII века возникла реальная возможность вытеснения католицизма из Лангедока. К тому же она перекинулась и на другие части Европы, в особенности на крупные города Германии, Фландрии и Шампани.

    Ереси разного характера развивались и ранее описываемых событий и имели огромное число последователей в разных концах католического мира. К началу XIII века было уже более 40 различных религиозных организаций, уклонявшихся от ортодоксальности. Лангедокских еретиков называли по-разному: альбигойцы – по названию города Альби, где их осудили на церковном совете в 1165 году; катары – от греческого слова «katharos» (чистые). Называли их и вальденсами – по имени лионского купца Пьера Вальдо, который, согласно легенде, провозгласил жизненным идеалом бедность и аскетизм и роздал все свое имущество беднякам. Таким образом, название «альбигойцы» не означало последователей какого-либо целостного учения, в то время это было наименованием всех не согласных с ортодоксальной церковью.

    Из их среды резко выделялись катары с их традицией гностицизма и философскими системами в их применении к христианству. Катары утверждали, что исповедуют истинное христианство, не искаженное последующими домыслами. Оно было сообщено им в откровении через Иоанна Богослова – любимого ученика Иисуса Христа. Одни ученые считают, что материальный мир в представлении катаров был сотворен богом-узурпатором, богом зла, который у них назывался «REX MUNDI». Другие исследователи полагают, что хоть мир и был, как считают катары, сотворен сатаной, но по «предначертанию невидимого Отца»[24], поэтому Антихрист не может нарушить это предначертание. Таким образом, катары заявляли о существовании двух богов, относительно равных по силе: один из них – добрый бог любви, не запятнанный материей (чистый дух). Но любовь несовместима с принципом власти, а материальное творение как раз и является проявлением власти и могущества. Поэтому, по учению катаров, материальному творению («миру сему») изначально присуще зло – природное свойство всей материи.

    На месте веры, по мнению катаров, должно стоять непосредственное, личное «знание», в первую очередь – религиозный или мистический опыт (гнозис), который для них был выше всех догм и символов. При таком мировоззрении, когда человек вступает в личный контакт с Богом, священники и епископы становились ненужными.

    Люди, по учению катаров, – это оружие в руках духа, но никто не видит направляющей руки. От начала творения ведется непримиримая борьба между светом и тьмой, духом и материей, добром и злом.

    Тягчайшее преступление катаров, по мнению католической церкви, состояло в том, что материальный мир они считали «злым», а Бога – существом, незаконно захватившим власть. Поэтому они отрицали, что Иисус Христос, будучи воплощен в человеческом облике, оставался Сыном Божиим. Они видели Бога абсолютно бестелесным существом, которого нельзя было распять. Иисус Христос представлялся катарам совсем иным, чем католикам, и это являлось одним из главных пунктов расхождения между ними. Для них Спаситель не искупал своей жертвой грехи человеческие, а только изложил учение о спасении. Это был ангел, небесный посланец, который пришел указать людям путь к спасению, поэтому Его страдания на кресте – не настоящие, а мнимые, и потому в распятии нет ничего божественного. Катары не поклонялись ни иконам, ни кресту, считая его орудием, с помощью которого, по наущению сатаны, был убит один из пророков. Они отвергали Крещение и Воскресение во плоти – основу основ христианства.

    Вот чему учили в деревнях и городах Лангедока люди, одетые в черное и подпоясанные веревкой. Они жили в простоте и смирении, а так как не признавали католических храмов, то молились под открытым небом или в обычных домах (иногда даже сараях). Передвигались они парами и несли в кожаных футлярах Евангелие от Иоанна, которое почитали больше других Евангелий. Жили катары на подаяние верующих, совсем не ели мяса, так как эта пища могла пробудить плотские страсти. Кроме того, они верили в перевоплощение, и потому всякое убийство, даже животных, у них запрещалось, но употребление рыбы разрешалось. Когда катары занимались миссионерской деятельностью, они жили в мужских и женских домах, похожих на монастыри.

    Катары жили в полном целомудрии, отказались от деторождения, поскольку оно исходит не из принципа любви, а служит лишь целям злого бога. Они осуждали плотский грех в любых обстоятельствах, даже в законном браке. Все материальное исходит от сатаны, а души человеческие исходят от Бога доброго, но они заключены в свои телесные оболочки, как в тюрьму, и потому в темницы человеческих тел могут попасть новые души.

    Эти суровые и одновременно добрые люди пользовались большим уважением, так как их жизнь представляла полный контраст с жизнью большинства представителей католического духовенства. Католическую церковь катары считали церковью Антихриста: она свернула с правильного пути со времен римского папы Сильвестра, когда из церкви гонимой превратилась в официальную.

    Их учение было простым и вполне доступным даже для неграмотного люда, но движение катаров не было народным, так как в большей степени оно охватило людей образованных. Многие из них были астрономами, философами, математиками, строителями, врачами; они говорили о Платоне и Аристотеле, истории и философии Древнего Египта, Палестины и Персии. Детей бедняков катары учили грамоте в созданных ими школах. Некоторые положения этого учения нравились даже феодалам, которые, например, хотели положить конец церковной десятине, так как значительная часть этих доходов оседала в папской казне.

    Неудивительно, что все это навлекло гнев католической церкви и святой инквизиции, и Рим был серьезно обеспокоен таким поворотом событий в Лангедоке. Кроме того, исходя из своего учения, катары вступали в противоречие и с мирскими властями: их утверждение о господстве в мире зла принципиально отвергало и светский суд, и вообще всю светскую власть.

    Однако в Риме прекрасно понимали, как завистливо смотрят бароны Северной Европы на богатые южные земли и города. Не хватало лишь повода, чтобы воспользоваться этой ситуацией и составить из северных дворян своего рода «штурмовые отряды» церкви. Такой случай представился в январе 1208 года, когда в Лангедоке один из придворных графа Раймунда Тулузского убил Пьера де Кастельно – одного из легатов папы римского. Может быть, это преступление к катарам и вовсе не имело никакого отношения, но повод был такой соблазнительный и такой долгожданный… И папа Иннокентий III немедленно объявил крестовый поход против катаров.

    Через год после свершения церемонии покаяния графа Тулузского в сторону Пиренеев двинулась армия крестоносцев, которую возглавлял аббат Арнольд – настоятель крупнейшего католического монастыря Сито. А «светским начальником» был назначен Симон де Монфор: сам французский король Филипп II Август не мог возглавить поход, так как готовился к решительным действиям против английского короля Иоанна Безземельного.

    В ходе военных действий был опустошен весь Лангедок: рыцари и их кони вытоптали крестьянский урожай, стерли с лица земли города и деревни, большую часть населения перебили. В письме папе Иннокентию III аббат Арнольд с гордостью сообщал, что в расчет не принимались «ни возраст, ни пол, ни занимаемое положение». После такого религиозного «вразумления» Лангедок нельзя было узнать: он превратился в опустошенную, разграбленную, распятую землю.

    Не смирившись, Лангедок восстал снова и снова был побежден, но и покоренный, он не оставляет мысли о борьбе. Следует отметить, что после завоевания Иерусалима султаном Салах-ад-Дином, когда многим рыцарским орденам пришлось покинуть Палестину, в Лангедоке осело большое число рыцарей-храмовников. Богатые землевладельцы, симпатизировавшие катарам, подарили Ордену крупные земельные участки, замки и крепости.

    Альбигойские войны с перерывом длились 20 лет. В конце их у катаров оставался только последний очаг сопротивления – хорошо укрепленный замок Монсегюр, бросивший вызов огромной армии крестоносцев. Замок стоял на крутой скале, охваченной кольцом гор, и возвышался над окрестными долинами наподобие небесной арки. Почти всегда он был освещен солнцем, и редкий человек даже в наши дни не подивится упорству тех, кто воздвиг на дикой и неприступной вершине его циклопические стены. Атака с ходу была невозможной, как и полное окружение такой большой горы, поэтому в 1234 году королевское войско не решилось на его осаду.

    Замок Монсегюр принадлежал Раймону де Перэйе и его знаменитой сестре Экслармонде, которая сама была еретичкой и потому предоставила его катарам для убежища. Возвращаясь из своих опасных и изнурительных поездок по Лангедоку, растоптанному слугами инквизиции, они находили в Монсегюре спокойное и тихое пристанище. Катары считали замок своим святилищем: пока держался Монсегюр, дело их не было до конца проигранным. Это было их духовное царство, куда в минуты самой невыразимой тоски и тяжкого отчаяния обращались взоры южан.

    В мае 1243 года осаду Монсегюра начал сенешаль Гуго де Арси: он подошел к замку и окружил его, чтобы взять катаров голодом. Однако начавшиеся дожди позволили осажденным запастись водой на достаточно долгий срок; не опасались они остаться и без продуктов, так как всегда ожидали осады и заранее копили продовольствие. Да и связь с внешним миром никогда не прерывалась, так как сочувствие всего местного населения было на стороне осажденных. Кроме того, многие из крестоносцев сами были выходцами из Лангедока и втайне сочувствовали катарам, оставаясь с этой точки зрения ненадежными воинами. Поэтому в некоторых местах катары легко преодолевали неприятельские линии, доставляя в крепость провиант и подкрепление. Ведь к крепости можно было подобраться только по крутому восточному склону, к которому вели горные тропинки, известные местным жителям.

    Но именно оттуда и пришла гибель Монсегюра. Может быть, кто-то из жителей края предал своих и открыл врагу труднейшую дорогу, которая вела к непосредственным подступам к крепости? Баскским горцам удалось забраться на самую вершину горы и захватить барбакон, выстроенный с этой стороны для защиты замка. Это произошло незадолго до Рождества 1243 года, но и после этого осажденным удалось продержаться еще несколько недель.

    Только в последний день февраля 1244 года на стенах Монсегюра затрубили рога, возвестившие о том, что осажденные согласны на переговоры. Они сами попросили перемирия и даже предложили заложников в обмен на него. Примерно 400 остававшимся в крепости катарам предложили необыкновенно «мягкие» условия капитуляции: всем воинам даровалось прощение за совершенные преступления, им даже разрешался свободный выход из крепости со всем своим имуществом и ценностями. Многим объявлялась свобода, если они откажутся от своих убеждений и еретических заблуждений и покаются перед инквизицией в грехах. Для обсуждения этих условий катарам даже позволили сохранить за собой Монсегюр еще на две недели.

    Срок перемирия истек 15 марта. На рассвете следующего дня из крепости грубо выволокли и стащили по склону горы более 200 катаров. Никто из них не отрекся от своей веры, и тогда их заперли в большом деревянном складе, располагавшемся у подножия горы, и подожгли его. А оставшимся в крепости приказали смотреть на пылавший костер…

    Однако уцелевшие защитники скрывали в крепости еще четырех парфитов (проповедников и учителей), которые в ночь на 16 марта в сопровождении проводника совершили дерзкий побег, спустившись вниз по отвесному западному склону. Что заставило их совершить этот отчаянный и опасный побег, подвергая смертельному риску стольких людей? Согласно старинному преданию, эти четверо унесли с собой легендарные сокровища катаров. Но ведь сокровища были вывезены еще за три месяца до падения замка, да и много ли могли унести четыре человека на своих спинах, прыгая на веревках по отвесной скале?

    Многие исследователи, в частности, английские писатели М. Бейджент, Р. Лей и Г. Линкольн (авторы книги «Святая кровь и Святой Грааль»), предполагают, что в последнюю ночь из замка были унесены архивы катаров и предметы религиозного культа. И было среди них «нечто», что не могло быть вывезено заранее и оставалось в крепости до самого последнего и опасного момента. Поэтому защитникам Монсегюра и понадобилось время, и не просто время, а определенная дата. Это был день весеннего равноденствия, по-видимому, совпадавший с каким-то религиозным обрядом катаров. У христиан весеннее равноденствие соотносится с Пасхой, но катары вряд ли придавали этому празднику большое значение, так как считали Иисуса Христа всего лишь одним из пророков и не верили в Распятие, а следовательно, и в Воскресение.

    Однако 14 марта, за день до окончания перемирия, в Монсегюре проводился праздник, который даже на осаждавших произвел сильное впечатление. Многие рыцари, презрев неизбежную смерть, приняли веру катаров, просили и получали утешение, тем самым обрекая себя на костер. Значит, это таинственное «нечто» было необходимо для проведения праздника и не могло быть вывезено заранее. Как и не должно было попасть потом в руки врагов… Через некоторое время комендант Монсегюра под пыткой признался, что

    бежавших звали Гуго, Амьел, Экар и Кламен. Я сам организовал их побег, чтобы они унесли наши сокровища и сверток, в котором заключались все тайны катаров.

    Монсегюр был превращен в развалины, и крестоносцы победоносно заявляли, что ни один из еретиков «не оскверняет больше мир своим дыханием». Замок пал, однако рыцари не нашли там ничего для себя интересного. Но в любом случае вывезенное из Монсегюра нужно было куда-то доставить. Традиционно считается, что сокровища катаров были упрятаны в укрепленные пещеры Орнолака в Арьеже, где вскоре был уничтожен один из последних отрядов катаров. Но и здесь, кроме скелетов, ничего больше не нашли, однако до наших дней сохранились легенды о сокровищах – то ли материальных, то ли духовных, которые были сокрыты в горных пещерах, окружавших селение…

    Крепости Ассасинов

    Основатель секты ассасинов Хасан ибн-Саббах

    После смерти Пророка Мухаммеда в 632 году сразу же разгорелся спор о его преемнике. Первое несогласие среди мусульман произошло из-за принципа наследования власти, но в конце концов ученики Мухаммеда объединились вокруг «верного из верных» – Абу Бакра, которого и провозгласили первым халифом («заместителем» Пророка). Однако не все были довольны таким выбором, и вокруг Али – двоюродного брата и зятя Мухаммеда – сгруппировались его сторонники. Они объявили, что лишь прямые потомки Пророка могут быть вождями мусульман – имамами, которые получают сокровенное знание от Мухаммеда и передают его своим потомкам – тоже имамам. Этих людей стали называть шиитами – от арабского слова «шиа» (группа).

    С самого начала шииты отделились от тех, кто придерживался другого взгляда на власть, – от мусульман, которые звались суннитами. Первоначально «шиа» была чисто политической группировкой, но после 680 года произошел раскол и в области религии. Главной причиной начавшихся беспорядков и неурядиц они считали незаконную власть халифов. Как указывалось выше, шииты считали, что лишь прямые потомки Пророка Мухаммеда могли быть стражами истины и закона, только из их числа мог появиться на свет долгожданный спаситель, который устроит государство, угодное Аллаху.

    Вожди шиитов – имамы – были потомками Али по прямой линии, значит, все они корнями своими восходили к Пророку. Поэтому для них не было никакого сомнения в том, что спаситель будет шиитским имамом. Но в 765 году раскол произошел и в шиитском движении. Имам Джафар объявил, что его старший сын Исмаил не достоин звания имама, поэтому имамат будет передан младшему сыну – Мусе. Большинство шиитов спокойно приняли этот выбор, но некоторые из них взбунтовались, посчитав, что традиция прямого наследования была нарушена. Они остались верны Исмаилу, почитали его как имама, а вслед за ним и его сына – тоже Исмаила. Они объявили этого имама последним, который скрывается до того часа, когда настанет время возвестить людям о царстве справедливости. В будущем он явится как «махди» (мессия), чтобы обновить мир. Их стали называть исмаилитами.

    Идеи исмаилитов находили сочувствие у бедных людей и недовольных властями. Их проповеди привлекали людей по самым разным причинам: правоведы и богословы были убеждены в правоте притязаний Исмаила и его прямых наследников на звание имама, ученых людей привлекали таинственные, полные мистики изречения исмаилитов и их изощренное философское толкование веры, беднякам же более всего нравилась деятельная любовь к ближнему, которую проявляли исмаилиты.

    Исмаилиты основали халифат, названный в честь Фатимы – дочери Пророка Мухаммеда. Со временем их власть настолько окрепла, что в 969 году армия Фатимидского халифата вторглась в Египет, захватила страну и основала новую ее столицу – город Каир. В период своего расцвета этот халифат охватывал Северную Африку, Сирию, Сицилию, Йемен и священные города мусульман – Мекку и Медину. Крепкие позиции занимали исмаилиты в Иране, особенно много их было среди ремесленников и торговцев. Именно в этой среде в большом торговом городе Рее прошла юность Хасана ибн Саббаха – человека, который занял в исмаилизме особое место.

    Хасан ибн Саббах родился в 1050 году в небольшом персидском городе Кум. Вскоре после его рождения родители перебрались в городок Рею – пригород современного Тегерана. Здесь юный Хасан получил образование и уже с юных лет, как пишет он в автобиографии, дошедшей до нас в отрывках, «воспылал страстью ко всем сферам знаний». Больше всего ему хотелось проповедовать слово Аллаха, во всем «храня верность заветам отцов».

    Я никогда в жизни не усомнился в учении ислама; я неизменно был убежден в том, что есть всемогущий и вечносущий Бог, Пророк и имам, есть дозволенные вещи и запретные, небо и ад, заповеди и запреты.

    В своей статье «Ассасины, или Люди гашиша» А. Волков пишет, что эту веру в Хасане не могло поколебать ничто до той поры, пока он не встретился с профессором Амир Заррабом. Тот смутил чуткий ум юноши, казалось бы, неприметной оговоркой, которую повторял раз за разом: «По этому поводу исмаилиты полагают, что…», но Хасан поначалу не придавал значения этим словам, всячески противясь семенам странной веры. Однако, как сказано в автобиографии Хасана ибн Саббаха, Амир Зарраб «опровергал мои верования и подтачивал их. Я не признавался ему в этом открыто, но в моем сердце его слова нашли сильный отклик».

    В 1078 году Хасан прибыл в Египет и пробыл там несколько лет, став известным проповедником в кругах исмаилитов. Однако при Фатимидах он не остался, поняв, что этот халифат клонится к закату. Молодой исмаилит (ему не было тогда еще и 30 лет) после целого ряда приключений прибыл в иранский город Исфаган – столицу сельджукского султаната. Он замыслил сделать Персию оплотом исмаилизма, откуда его сторонники поведут сражение с мыслящими иначе – суннитами, шиитами и сельджуками. Оставалось только выбрать место, чтобы начать наступление в войне за веру.

    В течение долгих 10 лет Хасан ибн Саббах переезжал из города в город, без устали проповедуя среди исмаилитов – гонимых и преследуемых, и число его сторонников постепенно росло. Проповедовал он главным образом среди крестьян отдаленных провинций, так как именно этот путь был главным в осуществлении его замысла – создать систему форпостов на окраинах империи, в которых можно было укрыться от преследований и готовить силы для дальнейшей борьбы.

    Первым таким форпостом стала крепость Аламут, располагавшаяся на южном побережье Каспийского моря – на горном утесе высотой более 200 метров. Правда, крепость была занята другими людьми, и, чтобы завладеть ею, коменданту предложили 3000 динаров и право свободного выхода из Аламута. Понимая всю сложность своего положения – с горсткой солдат, вдали от других гарнизонов, в долине, где жили сторонники Хасана, – комендант впустил в крепость исмаилитов.

    Известие о падении Аламута и о дальнейших действиях исмаилитов сильно встревожило султана Мелик-шаха. С этого дня Хасан не сделал из крепости ни шагу, но, как пишет иранский летописец, «напряг все силы, чтобы захватить округа, смежные с Аламутом, или места, близкие к нему… Везде, где он находил утес, годный для укрепления, он закладывал фундамент крепости».

    Хасан прожил в крепости 34 года – до самой смерти, не покидал даже свой дом. Он был женат, обзавелся детьми, но по-прежнему вел жизнь отшельника. Даже злейшие враги Хасана среди арабских биографов, непрестанно черня и пороча его, неизменно отмечали, что он «жил как аскет и строго соблюдал законы», а к нарушавшим их не ведал никакой пощады. Исключений из этого правила Хасан не знал: так, он велел казнить одного из своих сыновей, застав его за распитием вина. Другого сына Хасан приговорил к смерти, заподозрив, что тот был причастен к смерти одного праведника.

    Сторонники Хасана, видя такую неуклонность в его поступках, были преданы ему всем сердцем. Многие мечтали быть при нем агентами или проповедниками, и были эти люди «его глазами и ушами», доносившими обо всем, что творилось за стенами замка. Саббах пугал власти своей непонятностью. Если прежние проповедники обычно шли из города в город и проповедовали тайно, то он сидел в своей неприступной крепости и открыто бросал вызов всем. Кто уходил в Аламут, становился неподвластен земным правителям, а о небесном заботился Хасан.

    Первым из иранских правителей отправился в поход, чтобы ликвидировать гнездо исмаилитов, эмир провинции, где действовал Хасан ибн Саббах. Он сжег все селения в долине, перевешал тех исмаилитов, которые попались ему в руки, но дальше подножия утеса подняться не смог. Через год султан послал своего полководца с сильным отрядом и приказал не возвращаться до тех пор, пока ростки заразы не будут вырваны с корнем.

    Аламутская долина еще не оправилась от похода эмира, и в крепости оставалось не более 70 человек. Три месяца продолжалась осада, и сельджуки уже не сомневались в своей победе. Но Хасану ибн Саббаху удалось ночью, в плохую погоду, спустить по веревке одного из своих воинов, и тот благополучно выбрался из долины. На следующий день он уже был в городе Казвине, где местные исмаилиты с тревогой ждали вестей от Хасана.

    Через несколько дней 300 мобилизованных в Казвине исмаилитов ночью подошли к Аламуту. В крепости уже знали, что помощь идет, и приготовились к вылазке. Хасан оставался в своей келье, которую построили специально для него, как только Аламут был захвачен. Все знали, что он будет беседовать со скрытым имамом и просить его о помощи и защите.

    Сонные часовые из отряда султана не успели даже поднять тревогу, и началась страшная резня. Не понимая, что происходит, сельджуки метались в темноте между шатрами. Ржали кони, скрипели опрокидывавшиеся повозки, крики и звон оружия долетали до кельи Хасана ибн Саббаха. Лишь очень небольшая часть сельджуков смогла вырваться из Аламутской долины. После этого сражения по всему Востоку растеклись слухи о старце, который живет в неприступной крепости, и какие бы армии ни посылали султаны, – им его не одолеть.

    В Аламуте были собраны знаменитые ученые, маги, алхимики и оккультисты; в замке шла по-настоящему большая и напряженная научная работа. Эти титанические усилия были направлены на подчинение чужой воли, на умение распознавать сущность скрытого, на передачу мыслей, а значит, и приказов на большое расстояние…

    Когда в крепости появлялся знатный гость или посланец коронованных владык с угрозой, просьбами или с чисто разведывательными целями, Хасан ибн Саббах использовал один неоспоримый довод. Он указывал на воина, стоящего на страже на вершине высокой башни, который по взмаху его руки моментально бросался головой вниз. В зависимости от важности вопроса, собственного настроения и скептического взгляда визитера таких знаков и прыжков могло быть три, пять, десять…

    Держава Хасана ибн Саббаха росла, под его властью пребывало уже около 60 000 человек, но он все рассылал и рассылал своих эмиссаров по всей стране. Власти Персии не любили исмаилитов, за ними зорко следили и за малейшую провинность жестоко карали. В городе Саве сторонники Хасана пытались переманить на свою сторону муэдзина, но тот отказывался и грозил пожаловаться властям. Тогда исмаилиты убили его. В ответ был казнен руководитель местных исмаилитов, а тело его по личному приказу визиря Низам аль-Мулька проволокли по базарной площади. Хасану ибн Саббаху этот частный случай подсказал новую стратегическую линию: в тишине аламутского уединения была сформулирована теория политического террора, которая надолго пережила своего создателя. Убийства врагов тщательно планировались и были прекрасно организованы. Хасан ибн Саббах разработал тактику покушений, создал систему подготовки смертников и убийц, способных преодолеть любые кордоны и готовых погибнуть, сделав святое дело.

    Первой жертвой стал жестокий визирь. Поднявшись на крышу дома, Хасан объявил своим сторонникам: «Убийство сего шайтана возвестит блаженство». Готовность освободить мир от «сего шайтана» изъявил человек по имени Бу Тахир Аррани. Убийство свершилось 10 октября 1092 года. Едва Низам аль-Мульк покинул комнату, где принимал гостей, и поднялся в паланкин, чтобы проследовать в гарем, как Аррани откинул полог и вонзил нож в сердце визиря. Стражники сперва опешили, но в следующую секунду метнулись к нему и задушили на месте, однако визирь был уже мертв.

    Весь арабский мир ужаснулся, в Аламуте же царила великая радость. Хасан ибн Саббах приказал вывесить памятную таблицу и на ней выгравировать имя убитого, а рядом – имя святого творца мести. Султан Мелик-шах приказал немедленно собирать большую армию, чтобы уничтожить гнездо исмаилитов в Аламутской долине. Но через 20 дней султан неожиданно умер, и современники были убеждены, что его отравили.

    Как только центральная часть государства после смерти султана пошатнулась, начались восстания во всех провинциях и подвластных территориях. Для Хасана ибн Саббаха эти годы были благодатными. Они дали ему передышку и возможность распространить свое влияние не только на отдельные крепости, но и на целые области. Когда жители долины Ламасар отказались работать на восстановлении крепости, Хасан приказал всем немедленно перейти в исмаилизм. Неподчинившихся зарезали, а крепость Ламасар была превращена в столицу исмаилитов.

    В обширном замке Ламасар готовили «жертвующих жизнью» – фидаев. Подготовка каждого занимала долгие годы. Их выбирали из самых темных горцев, но потом они могли принимать обличье купцов и вельмож, разносчиков воды и музыкантов, солдат и муфтиев, месяцами умели выжидать момент, удобный для удара. Убийцы не любили спешить, и потому покушения были подготовлены до мелочей. Фидаи проникали в свиту будущей жертвы, старались завоевать ее доверие и совсем не заботились о том, как самим выжить после покушения.

    Рассказывали, что «рыцарей кинжала» вводили в транс, давая им наркотическую смесь, содержащую индийскую коноплю «гашиш» и вызывающую галлюцинации. Марко Поло, проезжавший Персию в 1293 году, позднее рассказывал, что молодого юношу, выбранного в убийцы, одурманивали наркотиком и относили в чудесный сад,

    где росли все дивные плоды и благовонные кусты, которые только можно было сыскать. В разных уголках парка высились дворцы самой разнообразной архитектуры, украшенные золотом, картинами и богатыми шелковистыми коврами… Каждого, кто попадал в это благословенное место, встречали очаровательные девушки, обученные искусно петь, танцевать, играть на музыкальных инструментах, а главное – им не было равных в кокетстве и искусстве обольщения. Но зачем же было это великолепие?.. Дело в том, что Магомет обещал тем, кто повинуется его законам, радости рая и чувственные удовольствия в обществе очаровательных гурий. Хасан же внушал своим последователям, что он тоже пророк и ровня Магомету, раз у него есть власть впустить заслуживающих его милость в рай еще при жизни.

    Именно из-за фидаев исмаилиты получили прозвище «ассасины», так трансформировали крестоносцы слово «гашиш». По другой версии название это произошло от арабского слова «асас» – основа, что для самих исмаилитов означало верность первоначалам, основам ислама. Большинство учеников, успешно прошедших теоретический курс Хасана, попадали в этот рай, предварительно испробовав усыпляющий напиток. Проведя несколько дней в мире немыслимых наслаждений, они, вновь одурманенные, возвращались обратно. Их души были целиком во власти своего господина, и они готовы были выполнить любое его повеление.

    Получив прекрасное образование, молодые люди по приказу Хасана ибн Саббаха шли на службу к правителям Востока и Европы. Они быстро делали там карьеру, становились любимцами своих повелителей, но по несколько лет, а то и всю жизнь ждали от главы ассасинов приказа. И тогда, совершенно не заботясь о собственной безопасности, пускали в ход яд, кинжал или шелковый шнурок… Одной из первых известных жертв был Конрад Монферратский – король Иерусалима. По словам историка Б. Куглера, Конрад «вызвал против себя месть фанатической секты, ограбив один ассасинский корабль».

    По приказу Хасана ибн Саббаха два ассасина поступили к нему на службу и даже крестились, чтобы завоевать его доверие. Но получив условленный знак и улучив момент, они напали на своего хозяина и кинжалом нанесли ему несколько ран. При этом одному из ассасинов удалось скрыться в церкви, но, услышав, что Конрада уносят еще живого, он покинул свое укрытие и добил раненого…

    В число форпостов ассасинов вошла и крепость Шахриз, где в смутные времена расположился арсенал и куда перевели султанский гарем. Охрану ее несли горцы из северной провинции Дейлем, среди которых было несколько тайных исмаилитов. И в крепость зачастил добродушный исфаганский купец Атташ, который был там всем нужен: гаремным красавицам он привозил ткани и благовония, всем необходимым снабжал и солдат, брал недорого, да к тому же часто отпускал в долг. Но в Исфагане этот мирный купец и счастливый отец семейства командовал боевым отрядом исмаилитов, о чем, конечно же, никто и не подозревал. В крепости Шахриз он занимался еще и активной пропагандой, и все больше дейлемцев становились его тайными сторонниками. Но надо было получить в крепости официальную должность: исмаилитам пришлось потратить немало золота, чтобы подкупить нужных людей, и вот уже купец Атташ – комендант Шахриза. А потом Атташ провел в крепость фидаев, расставил в караул своих людей – и все неисмаилиты в крепости были зарезаны.

    В Исфагане спохватились, но было уже поздно: чтобы взять крепость, надо было штурмовать ее целой армией. Когда на престол вступил 25летний султан Мухаммед, он все же приказал немедленно собирать войско против крепости Шахриз. Пока султан готовился к походу, Атташ пытался организовать его убийство – через визиря, который в свое время продал исмаилитам должность коменданта крепости. Визирь подослал своего слугу к брадобрею султана, и за 1000 динаров тот согласился сделать султану очередное кровопускание отравленным ланцетом. Но у слуги была красавица-жена, от которой он ничего не скрывал, а у жены – любовник, от которого она тоже ничего не скрывала. Так тайна стала достоянием нескольких человек…

    Брадобрей должен был придти к султану после завтрака. Любовник, который был мелким придворным, решил, что может недурно заработать на этой истории, и пробрался к султану до завтрака. Когда пришел брадобрей, султан приказал сделать ему кровопускание отравленным ланцетом и вызвал вероломного визиря, чтобы тот при этом присутствовал…

    А через день султан Мухаммед сам повел отряд гвардейцев-гулямов на штурм крепости, поклявшись собственными руками убить Атташа. Осада могла длиться долго, но, к счастью для султана, перебежчик-исмаилит показал тайный ход в крепость… Коменданта Атташа везли по улицам Исфагана, заполненным народом, и горожане кидали в него камни и навоз. Потом с него живьем содрали кожу и набили ее соломой.

    Последние годы жизни Хасана ибн Саббаха прошли в тяжелых оборонительных боях с войсками сельджуков. Султан Мухаммед был неутомим в походах против «империи крепостей», но истребить державу исмаилитов не мог. Вместо павших крепостей и замков они подкупом и убийствами захватывали новые – в Иране, Сирии, Палестине… Но множество крепостей – это не страна, хоть она и называлась государством исмаилитов.

    После смерти Хасана ибн Саббаха в 1124 году каждая группа крепостей стала проводить собственную политику: вступать в союзы с сельджуками, а то и с врагами ислама – крестоносцами. Неприступность крепостей позволила исмаилитам дольше всех на Ближнем Востоке не покоряться монголам. Но в середине XIII века, управившись с другими непокорными, монголы решили покончить и с исмаилитами. Их задача облегчилась тем, что очередной властитель исмаилитов был человек слабый: он страшился монголов и больше всего хотел сохранить свою жизнь и богатство. Силой, обманом, уговорами монголы брали одну крепость ассасинов за другой, пока имам не был осажден в Аламуте, где он в конце концов и сдался.

    В глухих горных ущельях и до сих пор встречаются развалины крепостей ассасинов. В 1920-х годах группа археологов добралась до развалин Аламута. От крепости мало что сохранилось – остатки ворот, квадратная башня и часть комнаты с очень толстыми стенами, примыкавшей к такой же толстой крепостной стене. Внутрь комнаты вела лишь небольшая дверь, со стороны крепости окон не было. Зато в крепостной стене была прорублена вторая дверь, за которой находилась небольшая терраса-уступ, повисшая на 200метровой высоте. Именно отсюда на много километров и просматривалась Аламутская долина…

    Парижский замок Тампль

    После захвата Иерусалима войсками египетского султана Салах-ад-Дина монашеско-рыцарским орденам пришлось покинуть Палестину. Тамплиеры еще в середине XIII века перенесли свою резиденцию в замок Лимасол на Кипре, и потерю Палестины рыцари-храмовники восприняли довольно спокойно; к тому времени их земельные владения в Европе были велики, а богатства огромны. Им принадлежали земли, укрепленные замки, дома в городах, разнообразное движимое имущество и неисчислимое количество золота. Источником этих невиданных богатств были не военная добыча и не пожертвования верующих, а ростовщичество, поставленное храмовниками на недосягаемый для своего времени уровень. Располагая приоратами (органами городского самоуправления) во всех странах Европы и Ближнего Востока, тамплиеры осуществляли безналичный перевод денег; они изобрели систему банковских представительств, чеков и аккредитивов; отделили банковское дело от купеческой торговли и ввели в практику «текущий счет».

    Кроме того, у Ордена был очень мощный флот, и тамплиеры получили монополию на плавание по Средиземному морю между Европой и Ближним Востоком. Корабли Ордена перевозили войска крестоносцев и богатых паломников из Европы в Святую землю и обратно, получая за свои богоугодные дела щедрую мзду и благодарность папы римского. Флот тамплиеров был настолько силен, что судовладельцы из Марселя его весьма опасались и ввели суровые ограничения на высадку рыцарей в их порту.

    Во Франции позиции тамплиеров были особенно сильны, так как значительная часть рыцарей происходила из французского дворянства. К этому времени Орден был уже настолько опытен в банковско-финансовых делах, что нередко возглавлял казначейства в своих государствах, пуская золото в оборот. Золото помогло тамплиерам добиться особых привилегий, и их земли перестали облагаться налогом, а церкви Ордена не платили церковный налог. Лица, вступающие в Орден, освобождались от ответственности не только за совершенные ранее проступки, но и за серьезные преступления.

    Замок Ордена тамплиеров в Испании

    Казалось, что во Франции Ордену тамплиеров ничто не угрожает, но наступило время правления короля Филиппа IV Красивого, который был главным должником: его долг тамплиерам составлял астрономическую по тем временам сумму. Орден с большой выгодой использовал положение кредитора короля и держал себя как особое государство во французском королевстве: в этом государстве не действовали ни королевские, ни общецерковные законы. К концу XIII века доходы тамплиеров во Франции в несколько раз превышали доходы королевской казны, и Филипп Красивый решил покончить с властью Ордена на территории своего королевства.

    А в это время Жак де Моле – Великий магистр Ордена тамплиеров – готовил на Кипре поход на Сирию. Филипп Красивый отправил прошение Великому магистру, в котором просил оказать ему честь и сделать его, короля Франции, почетным рыцарем Ордена тамплиеров. Однако Жаку де Моле было ясно, что французский монарх добивается столь высоких достоинств, чтобы со временем превратить это звание в наследственное для французской короны. В учтивых, но твердых выражениях Великий магистр отклонил притязания Филиппа Красивого. Тогда французский король решил подойти к тамплиерам с другой стороны – через римского папу, который высказывался о целесообразности слияния Ордена храмовников с иоаннитами. На этот раз Жак де Моле ответил решительным отказом, так как видел в этом слиянии, к тому же под эгидой папы и короля, конец независимости Ордена тамплиеров. Однако по просьбе римского папы приехать в Париж посоветоваться, что нужно сделать для освобождения Святой земли, Великий магистр оставил Кипр и приехал во французскую столицу.

    Весной 1306 года тысячи парижан высыпали на улицы города, чтобы посмотреть на въезд в столицу Жака де Моле, которого сопровождали 60 рыцарей. Несмотря на свой возраст (ему было тогда 60 лет), Великий магистр твердо сидел в роскошном восточном седле: на нем был белый плащ с красным крестом на плече, такие же плащи были надеты и на 60 сопровождавших его рыцарях – членах Капитула Ордена тамплиеров. За рыцарями следовали служители в темных плащах с капюшонами, оруженосцы и лучники…

    Великий магистр привез с собой 150 000 золотых флоринов, которые лежали в окованных железом сундуках. А серебра было столько, что его везли в кожаных тюках, навьюченных на 12 мулов. Завершали процессию священники в черных балахонах и убранные во все черное лошади, которые везли черный катафалк. Так переезжал в парижский замок Тампль Великий магистр Ордена тамплиеров, который вместе с казной перевозил и прах своего предшественника – Великого магистра Гийома де Божё.

    Замок Тампль был построен в 1222 году: его высоченные стены окружал глубокий ров, так что замок считался неприступной крепостью. Внутри него, вдоль стен, тянулись конюшни и казармы для целого войска. Посреди крепостного двора располагался плац для воинских упражнений, колодезь и маленький садик с лекарственными растениями. Над ними высились собор и семь башен: могучая главная башня была высотой с 12этажный дом, а толщина ее стен равнялась восьми метрам.

    Главная башня, которая являлась резиденцией Великого магистра, не была связана ни с одним из зданий замка Тампль. Подъемный мост вел с крыши одной из казарм прямо к дверям, поднятым высоко над землей. Сложная система рычагов и блоков позволяла в считанные секунды поднимать и опускать мост, открывать и закрывать могучие дубовые ворота и устанавливать за ними массивные железные решетки. В сводчатом зале башни и жил Великий магистр Ордена тамплиеров, который давал отчет в своих действиях только Капитулу Ордена, да и то только в случаях, когда находил это нужным.

    Местом заседания орденского Капитула была церковь с толстыми стенами и окнами, похожими на бойницы. Колонны делили церковь на сводчатые коридоры, вытянутые с запада на восток. Посреди главного коридора располагалась винтовая лестница, которая вела в крипту (подземную церковь), служившую усыпальницей для предшественников Жака де Моле. Их хоронили в полу, под массивными каменными плитами. В Тампле был захоронен и привезенный из Палестины гроб с прахом его предшественника и друга Гийома де Божё.

    Казна Ордена тамплиеров хранилась на нескольких ярусах подземелья, под башней, где жил Жак де Моле. О размерах этой казны знали только сам Великий магистр и Великий казначей Ордена.

    План короля Филиппа Красивого к тому времени еще не созрел окончательно, и потому он пока оказывал Великому магистру высочайшие почести и уважение. Например, французский монарх пригласил его в крестные отцы своему сыну, но великолепие встречи и почести, которых удостаивались только короли, лишь на время развеяли опасения Жака де Моле, который прекрасно знал, что король не прочь поживиться за счет сокровищ Ордена.

    Несметные богатства и золото тамплиеров действительно не давали покоя французскому монарху. Прошло около полутора лет после торжественного въезда Великого магистра в Париж, и Филипп Красивый возбудил инквизиционное дознание против тамплиеров. В ночь на 13 октября 1307 года Великий магистр Жак де Моле и три высших сановника Ордена были арестованы по приказу легиста короля Гийома де Ногарэ. Когда в Тампль ворвались вооруженные королевские стражники, Великий магистр и еще 150 рыцарей не оказали никакого сопротивления и позволили увести себя в тюрьму.

    Последний раз прошел по Парижу Великий магистр Ордена тамплиеров – босой, в колпаке из желтой льняной ткани, на котором были изображены черти и языки пламени. Еще так недавно его сопровождали слуги и оруженосцы, а теперь перед ним шли 100 угольщиков (поставщиков «материала» для костра) и 12 священников в белых облачениях. Замыкали шествие доминиканцы в черных сутанах и капюшонах, закрывающих лица.

    После этого, – как пишет Ф. Поттешар, – под стенами орденского замка разыгралось разнузданное языческое празднество, напоминающее праздник шутов в Рождественскую ночь, когда после мессы толпа мужчин и женщин всех сословий врывается в собор и предается там блуду и пьянству. Именно так случилось и вчера: как только разнесся слух, что вооруженный отряд проник в резиденцию Ордена, парижане бросились в замок, чтобы принять участие в кощунстве. Людям хотелось отомстить тамплиерам за их суровость и спесь. Толпа пускалась в погоню за теми, кто пытался бежать, ловила их, избивала и жалких, истерзанных вручала королевским прево. Из погребов выкатили бочки, и вино полилось рекой. Кухни были разграблены. Всю ночь народ пировал при свете факелов, и на следующее утро, несмотря на дождь, люди теснились вокруг костров, разведенных под открытым небом. Пьяницы храпели на голой земле; публичные девки, надев на себя белые рыцарские плащи, отплясывали непристойные танцы, а увешанные серьгами цыганки били в тамбурины…

    Крики и смех были слышны в самом сердце замка, в подземельях большой башни, но туда они доносились приглушенно и неясно. Сержантов и братьев-служителей согнали в большую сводчатую залу, а сановников и рыцарей разместили в одиночных камерах. Со вчерашнего дня они не получали пищи, и никто не пришел к ним, никто не объяснил причин внезапного ареста и незаконного заключения. Время от времени они слышали шаги в переходах, звон оружия, скрип замка, порой вдалеке – голос одного из братьев, горячо спорящего с теми, кто его уводил. И снова наступала тишина, нарушаемая лишь далеким гомоном праздника да глухими ударами колокола, отсчитывающего часы.

    Скорый суд обвинил Жака де Моле и высших сановников Ордена в ереси и приговорил их к сожжению заживо. За казнью Великого магистра и членов Капитула, совершавшейся на одном из островов Сены, наблюдали Филипп Красивый и члены его семейства, а потом король лично руководил конфискацией сокровищ Ордена.

    Но каково же было разочарование французского монарха, когда добыча оказалась не такой огромной, как он рассчитывал. Видимо, основную часть своих сокровищ тамплиеры успели спрятать, и все усилия короля найти их оказались безуспешны…

    Где искали сокровища Тамплиеров?

    Хотя французский король Филипп Красивый и использовал момент внезапности, но главной своей цели он не добился, сокровища и документы Ордена тамплиеров ему не достались. Инквизиционное дознание Филиппа Красивого не было для тамплиеров неожиданным, и известно, что до начала арестов Жак де Моле успел сжечь многие документы и рукописи Ордена. Во все орденские дома Франции ему удалось отправить письма, в которых Великий магистр приказывал не сообщать никаких сведений об организации и ритуалах рыцарей-храмовников.

    Сокровища Ордена тамплиеров так и не найдены, и где они – об этом до сих пор спорят ученые. Некоторые из них предполагают, что в одну из ночей перед арестами сокровища были вывезены из Парижа и доставлены в Ла-Рошель. Среди множества признаний, под пытками вырванных у тамплиеров, французского историка Жана де Майе особенно заинтересовало одно. В протоколе показаний рыцарь Жан де Шалон утверждает, что в ночь перед арестами из Парижа выехали три крытые повозки, груженные сундуками с тайными архивами Ордена. Повозки сопровождали 42 рыцаря: груз и рыцари должны были прибыть в один из портов, где их ждали 17 кораблей.

    В этом факте французского исследователя поразило несоответствие числа кораблей и содержимого трех повозок. Но, возможно, в условленный порт направлялись обозы и из других районов Франции? И в них тоже находились секретные архивы Ордена, которые надо было спрятать в надежном месте?

    В ту тревожную ночь рыцари-храмовники могли направиться только в Ла-Рошель – порт, который принадлежал тамплиерам. Другие были ненадежны, и в них не было кораблей Ордена. Но достиг ли секретный груз пункта своего назначения? Сейчас мы знаем, что архивы Ордена не значатся в списках имущества, которое было захвачено французским королем. А имена рыцарей, сопровождавших таинственные повозки, названы в числе тех, кто избежал арестов. Некоторые корабли тамплиеров нашли убежище в Португалии, однако кораблей, прибывших из Ла-Рошели, среди них не было…

    Но куда же все-таки ушли корабли с сокровищами и архивами, которые удалось спасти в 1307 году? Некоторые ученые предполагают, что они направились в Новый Свет, о существовании которого тамплиеры знали еще до открытия его Христофором Колумбом. И это была их большая тайна – тайна настолько важная, что знали о ней только Великий магистр и самые высшие сановники Ордена… Жан де Варанд в своей книге «Дворяне» рассказывает, что тамплиеры регулярно посещали Америку, где у них имелись рудники, откуда они привозили серебро.

    Когда решено было учредить следственные комиссии, римский папа Климент V объявил, что сам будет рассматривать дела высших сановников Ордена тамплиеров, взятых под стражу. Совершая инспекционную поездку, местом своего пребывания он выбрал город Пуатье и потребовал, чтобы туда и доставляли рыцарей-храмовников. Обоз с пленниками направлялся из Парижа в Пуатье, но перед городом Тур путешествие было прервано, так как узники будто бы заболели. Их отправили в замок Шинон, стоявший на землях королевского домена и находившийся под юрисдикцией короля. В ожидании встречи с папой узники-тамплиеры находились здесь некоторое время, но встреча не состоялась, и их увезли обратно в Париж. Однако за те дни, что рыцари пробыли в замке Шинон, они успели вырезать на его каменных стенах совершенно необыкновенные рисунки.

    Все изображения носят символический характер, а большинство из них имеет отношение к инициациям: это пылающие сердца, крест, тройная ограда, карбункулы, поле с квадратами… Заключенные в замке Шинон тамплиеры принадлежали к числу посвященных, хотя указанные знаки могли узнать и те, кто не проходил ритуала посвящения. Сами по себе эти символы большого секрета не представляли, и вопрос заключался в том, как ими пользоваться. Ясно, что они были вырезаны с определенной целью – передать послание в настоящее и будущее тем, кто понимает сакральное значение этих символов.

    Со временем о сокровищах тамплиеров понемногу стали забывать, и прошло несколько веков, прежде чем они снова оказались в центре внимания. В 1745 году немецкий архивариус Шитман опубликовал один документ, в котором утверждалось, что Жак де Моле передал перед смертью юному графу Гишару де Божё – племяннику своего предшественника на посту Великого магистра – следующее послание:

    В могиле твоего дяди, Великого магистра де Божё, нет его останков; там тайные архивы Ордена и реликвии – корона Иерусалимских царей и четыре золотые фигуры евангелистов, которые украшали Гроб Христа и которые не достались мусульманам. Остальные драгоценности хранятся внутри двух колонн, против входа в крипту. Капители этих колонн вращаются вокруг своей оси и открывают отверстие тайника.

    Молодой граф де Божё якобы вынул из колонн золото, драгоценные камни и вместе с гробом своего дяди перенес архив и ценности в новый тайник. Сообщение немецкого архивариуса всколыхнуло всю Европу, тем более что оно получило косвенное подтверждение: одна из колонн действительно оказалась полой. Найденный документ заинтересовал историков, и они занялись изучением хроник XIV века. После долгих исследований удалось установить, что после казни Жака де Моле юный граф Гишар де Божё попросил у короля Филиппа Красивого позволения вывезти из замка Тампль хранившийся там прах его знатного родственника. Король дал такое разрешение, и, возможно, осуществляя перезахоронение, юный граф извлек из колонн золото и другие драгоценности…

    Но куда же Гишар де Божё перепрятал сокровища? Одни исследователи предположили, что золото вернулось на Кипр; другие уверяли, что гроб с мнимыми останками Великого магистра должен храниться в фамильном склепе де Божё. Последнее предположение считалось в середине XVIII века настолько вероятным, что после Великой Французской революции родовое поместье де Божё было разобрано так, что вся территория его превратилась в хорошо вспаханное поле. Но ни в склепе, ни в подвалах, ни в земле сокровищ не оказалось…

    После этого опять наступило некоторое затишье, но длилось оно не очень долго. В 1870е годы Париж подвергся реконструкции, в результате которой была снесена церковь тамплиеров. И оказалось, что одна из могил в открывшемся подземелье была пустой. Вот тут и вспомнили снова о Великом магистре Гийоме де Божё, в могиле которого его преемник хранил сокровища и архивы Ордена.

    А вскоре удалось найти еще один документ, в котором говорилось, что семейству де Божё, кроме уже обследованного имения, принадлежало еще поместье Аржиньи – средневековый замок с башнями, сводчатыми входами и глубокими рвами, который располагался в департаменте Рона. В 1307 году он находился за пределами владений Филиппа Красивого и потому не пострадал.

    Несмотря на свой почтенный возраст, замок Аржиньи хорошо сохранился, к тому же весь он был испещрен таинственными знаками тамплиеров: ключ ли это к сокровищам или магические заклинания против злых волшебников, в существовании которых рыцари не сомневались? Странными знаками была испещрена и главная башня замка – Башня восьми блаженств, которая была сложена из подогнанных друг к другу каменных глыб и в которой было восемь отверстий.

    В середине ХХ века замком владел Жак де Розман. Еще отец его искал предполагаемый тайник тамплиеров, однако сын не придавал значения легендам… Но в 1950 году его посетил один английский полковник и предложил заплатить за замок неслыханную цену – 100 миллионов франков. Вот тогда у владельца и возникло предположение, что в английских архивах нашлись какие-то новые сведения о сокровищах тамплиеров. Жак де Розман отказался продать замок, решив сам заняться поисками клада. Но и на этот раз найти ничего не удалось…

    К поискам сокровищ тамплиеров подключились и магистры оккультных наук. Некий Арман Барбо, под руководством которого велись эти поиски, впоследствии писал:

    Перешли к ночным вызовам способом постукивания, в результате чего явились духи одиннадцати тамплиеров. Они соглашались ответить на вопросы, однако говорили бессвязно; а сказать, где спрятаны сокровища, отказывались наотрез.

    Многие были ослеплены легендарным блеском сокровищ тамплиеров. В числе искателей этого клада были ученые и авантюристы, политики и многие другие лица. Например, в одной из старинных книг хранился листок со следующим текстом:

    Под старинным замком Валь-де-Круа находятся сокровища Ордена тамплиеров. Иди и ищи. Святой и Истина укажут тебе дорогу.

    После 1948 года один из демобилизованных французских солдат решил поселиться где-нибудь в тихом уголке Франции и провести там остаток жизни. Случай привел его в покинутое поместье Валькроз со старым, изрядно разрушенным замком. Этот замок когда-то действительно принадлежал тамплиерам; в часовне была найдена картина, изображающая Святого Целестина, преклонившего колена перед неким видением. В центре ее было начертано слово «Veritas». Святой и Истина! Специалисты обследовали весь лабиринт подземелий, залов и тайников, а также подземную тюрьму и кладбище. И опять никаких сокровищ…

    Почти семь столетий историки гадают о судьбе золотой казны знаменитого Ордена тамплиеров, которая так и не была обнаружена королевскими чиновниками. Но рыцари-храмовники были первыми банкирами Европы, и устранение их капиталов не могло не сотрясти самих устоев европейской хозяйственной системы и политической жизни. Российский историк Виталий Смирнов считает, что нужно обратить внимание на те страны, в которых золото появилось неожиданно. Это прежде всего Англия, которая стала орудием мести против Франции за разгром Ордена тамплиеров.

    Когда в 1337 году разразилась Столетняя война между этими странами, военные успехи англичан просто ошеломили современников. Ведь в то время Англия была не той богатой и могущественной державой, какой она стала впоследствии; страна представляла собой бедное захолустье тогдашней Европы, а в военном отношении она была просто несопоставима с процветающей Францией. И вдруг в распоряжении английского короля Эдуарда III оказывается несметное количество золота, которое расположило к нему рыцарей Гаскони и Бордо. Золотом были подкуплены муниципалитеты французских городов, перешедших на сторону англичан; золотом оплачивались многочисленные отряды лучников и профессиональной наемной пехоты, которая снискала Англии славу в битвах при Креси и Пуатье.

    Вслед за военными поражениями на землю Франции пришли голод, разруха, феодальные междоусобицы, народные мятежи, целые области королевства на десятилетия оказались ввергнутыми в кровавую анархию. И все это было сделано на золото, происхождение которого до сих пор ставит историков в тупик…

    Если деньги из Франции и западноевропейских отделений банков Ордена были переведены в Англию, то деньги восточноевропейских и азиатских отделений рыцари стянули в Москву. Храмовники понимали, что в то время только Москва могла дать на своих землях убежище гонимым рыцарям. Благодаря покровительству церкви именно здесь принимали всех «лишних людей» Средневековья.

    В 1325 году Иван Калита получил от своего отца третьестепенное Московское княжество, но сумел расширить его владения и привлечь в Москву много энергичных и напористых людей. Он уговорил митрополита Петра перенести митрополию из Владимира в Москву и сделать ее церковной столицей всей Руси. Добиться всего этого ему удалось с помощью золота, которого у московского князя появилось столько, что он скупал у бедных князей-соседей не только деревни и села, но и целые города – Галич, Углич, Белозерск…

    Но что же еще, кроме золота, таят в себе сокровища тамплиеров? Когда в 1099 году крестоносцы захватили Иерусалим, то на южной окраине города они увидели «высокий холм» горы Сион, где обнаружили развалины древней византийской базилики высотой около 4 метров. Эту базилику крестоносцы назвали «матерью всех церквей». Многие хроники рассказывают, что Готфрид Буйонский – завоеватель Иерусалима – поспешил возвести на месте руин здание аббатства. По словам летописей 1172 года, оно было величественным и хорошо укрепленным – с башнями, стенами и бойницами. Это аббатство назвали Нотр-Дам-дю-Мон-де-Сион – аббатством Богоматери на горе Сион. Монахи аббатства могли организовать свой отряд наподобие того, какой создали монахи и рыцари Гроба Господня.

    Об этом же сообщают и другие хроники:

    …и так как дали ему главным местом приют, построенный на горе Сион в Иерусалиме, посвященный Божией матери, это дало право звать рыцарей: орден Богоматери Сиона.

    И здесь мы снова сошлемся на книгу английских авторов «Святая кровь и Святой Грааль». Глубоко изучив архивные документы, они пришли к выводу, что общеизвестная история Ордена тамплиеров – всего лишь миф. На самом деле он был не самостоятельной организацией, а военной ветвью глубокого законспирированного Ордена Сиона.

    Французский исследователь Л. Шарпантье в своей книге «Тайны тамплиеров» писал:

    Девять рыцарей-храмовников продолжают охранять дорогу для паломников. Какой бы грозной ни казалась опасность, они не принимают участия в битвах и не вербуют неофитов. Они остаются в том месте, где находился Храм Соломона, и впоследствии становятся единственными его обитателями. Они занимаются расчисткой подземных конюшен, но зачем девяти бедным рыцарям такие обширные помещения? Можно предположить поэтому, что девять рыцарей приехали не только охранять дороги, но и с целью найти, сберечь и забрать с собой Ковчег Завета и Таблицы Закона, которые хранились в Храме Соломона.

    Таллинский замок Тоомпеа

    Внутренний вид замка. XIX век

    В 1154 году арабский географ и путешественник Идриси составил атлас, в котором было отмечено: «К городам Астленды относится и город Колуван. Это маленький, похожий на большую крепость городок». В этом описании нетрудно узнать нынешний Вышгород (Тоомпеа) – высокое известковое плато с обрывистыми склонами, располагавшееся на высоте 48 метров над уровнем моря и уже в силу природного расположения представлявшее собой почти неприступное укрепление.

    В эстонском народном эпосе «Калевипоэг» говорится, что Тоомпеа – это курган над могилой сказочного короля Калева, который в память о славном муже сложила из валунов его неутешная вдова Линда. Тоомпеа уже 1000 лет назад был самым крупным поселением Эстляндии, занимавшим почти все 7 гектаров территории современного Вышгорода. В начале XII века городище представляло собой двор, окруженный стенами с башнями на углах. Под прикрытием городища не позже XI века на том месте, где позже будет расти Нижний город, возникает поселение: здесь стали селиться земледельцы и скотоводы, торговцы и ремесленники.

    К началу XIII века поселение у подножия Вышгорода разрастается, а несколько поодаль от его центра – вблизи тогдашней гавани – возникли независимые торговые дворы русских и скандинавских купцов. В силу традиции вместе с торговыми рядами стали строиться и церкви.

    Ранним летом 1219 года датский король Вальдемар II с большим флотом и крупными силами высадился на берегах Таллинского залива и, не встретив на первых порах никакого сопротивления, сошел на берег и занял полупустое городище. Только на третий день вспыхнуло сражение, однако наскоро собранная из окрестных деревень дружина эстов не смогла одолеть самое сильное войско тогдашней Северной Европы. И датский король Вальдемар II объявил себя королем Эстляндии.

    Но древние эсты не хотели мириться с неволей и несколько раз штурмовали стены города, однако возвратить его им не удалось. Датчане избрали Тоомпеа базой для своих дальнейших походов, и по указаниям самого Вальдемара II завоеванное городище в первое же лето стали укреплять и частично перестраивать. Они снесли старые сооружения эстов и начали возводить свои, уделив основное внимание укреплению южного склона, который был более доступен для захвата. Этот отрезанный мыс после реконструкции оказался настолько хорошо защищенным, что неоднократные попытки эстов овладеть им оказались безуспешными.

    К осени 1219 года датская крепость на Тоомпеа в основном уже была готова, но в ту же осень Вальдемар II покинул Таллин, оставив в только что сооруженной крепости гарнизон во главе с архиепископом Лунда Андреасом, которого назначил наместником в завоеванной стране. За столь короткий срок датчанам вряд ли удалось возвести капитальную каменную крепость. Постоянная опасность новых нападений со стороны эстов и неустойчивое положение в завоеванной стране не позволили им приступить к широким строительным работам. Многие исследователи считают, что датчане построили лишь прочное деревянное городище, укрепленное палисадами. Об этом же свидетельствует и попытка жителей острова Сааремаа захватить в 1221 году городище, а если бы крепость была каменной, то такая попытка была бы просто бессмысленной.

    Но датское господство на Тоомпеа длилось недолго. Уже в 1227 году власть в северной Эстляндии захватил Орден меченосцев, созданный в 1202 году в Риге специально для завоевания Прибалтики. Орден сумел продержаться на Вышгороде более 10 лет, и в эти годы известковое плато было разделено на Большую и Малую крепости. Благодаря действиям магистра Ордена рыцари-меченосцы возвели из известняка Малый замок с достаточно мощными стенами, который от остальной части Вышгорода был отделен сухими рвами. В «Хронике Хермана фон Вартберга» сказано, что Малый замок был хорошо укреплен и башнями, однако последние археологические раскопки не подтверждают существование этих башен.

    Малая крепость занимала южную часть плато и служила как бы для защиты Большой крепости. В плане она представляла собой правильный прямоугольник, окруженный крепостной стеной. Строительство такого замка требовало не очень больших средств и относительно мало времени. С севера и востока новую крепость защищал широкий ров, вырубленный в известняке, а с запада – естественный обрыв.

    В 1229 году на Вышгороде стали возводить Домский собор монахи-доминиканцы, основавшие здесь свой монастырь. Однако основанная ими церковь просуществовала недолго: в конце XIII века ее перестроили, сделав более просторной. До настоящего времени от нее дошла до нас только алтарная часть.

    Рыцари-меченосцы недолго господствовали в Таллине. По требованию римского папы они вынуждены были в 1238 году уступить северную Эстляндию и Таллин датчанам, которые на этот раз воцарились здесь более чем на 100 лет. Они сразу же приступили к перестройке Малой крепости, которая становится резиденцией наместника датского короля. Сохранив внешние очертания крепости, датчане разделили ее внутреннее пространство поперечной стеной, протянувшейся с востока на запад. В юго-западном углу северной части они возвели внутреннюю крепость, в которой построили для королевского наместника так называемый Датский дворец с 4угольной башней, впоследствии названной Пороховой. Остальная часть Тоомпеа раздается датским феодалам для строительства жилых домов. Однако к началу XIV века нехватка земельных участков на Вышгороде заставила их заселять и Нижний город, с которым Тоомпеа соединялся улицами Пикк-Ялг (Длинная нога) и Люхике-Ялг (Малая нога). Первое время улица Пикк-Ялг не имела высокой каменной стены, и в зимнюю гололедицу и осеннюю слякоть эта дорого часто бывала опасной.

    В таком виде крепость просуществовала до 1346 года, а потом датчане окончательно убедились, что не могут управлять своей эстонской колонией. Северную часть страны, в том числе и Таллин, они уступили Тевтонскому ордену, получив за это 19 000 серебряных марок (4443 кг серебра). Через год Тевтонский орден перепродал эту землю подвластному ему Ливонскому ордену – уже за 20 000 серебряных марок.

    Новые хозяева все свое внимание сосредоточили на строительстве оборонительных сооружений. В Таллине с необыкновенной быстротой была возведена крепостная стена вокруг северной части города, до этого времени недостаточно защищенной. Крепости на Тоомпеа с их устаревшей фортификацией подверглись коренной перестройке, и главный замок теперь задумывался как конвентное здание. Этот своеобразный тип замка возник в XIII веке: с одной стороны – в соответствии с предписаниями внутреннего распорядка жизни Ордена, с другой – по примеру монастырских комплексов. Поэтому конвентный замок строился по общей схеме: это был замкнутый блок из четырех стоящих под прямым углом зданий, построенных внутри прежнего замка. Внутри располагался прямоугольный двор, соединявшийся с внешним миром через сильно укрепленные ворота. Четырехгранную привратную башню, сохранившуюся с датских времен, рыцари укрепили и надстроили. К северной стороне прежнего замка было пристроено второе крыло, в котором разместились зал заседаний орденского Капитула, капелла с высокими стрельчатыми окнами, спальни рыцарей и трапезная. Здание конвента было окружено рвом, который полностью изолировал замок от Большого Тоомпеа и восточного форбурга.

    По углам южной крепостной стены рыцари возвели две особо мощные башни – «Длинный Герман» (в юго-западном углу) и «Стюр ден Керл» («Отражай врага») – в юго-восточном. При перестройке внешней стены около 1400 года (или чуть позже) в ее северо-западном углу была выстроена небольшая круглая башня «Пильстикер» («Точильщик стрел»).

    Работы по укреплению Вышгорода производились и впоследствии, но к XVI веку замок Тоомпеа устарел не только фортификационно: старое мрачное здание конвента уже не отвечало требованиям эпохи Возрождения. Поэтому, как только завершилась Ливонская война, по повелению шведского короля Иоханна III начали возводить здание Государственного зала в форбурге – в непосредственной близости от башни «Длинный Герман». И хотя оно было довольно представительное, но до нашего времени не сохранилось.

    В XVII веке на замок Тоомпеа, как уже на совершенно устаревшее оборонительное сооружение, обращали мало внимания. Лишь во второй половине столетия были предприняты некоторые работы по перестройке, чтобы приспособить его помещения для нужд королевского наместника. Во время Северной войны Таллин был взят русскими войсками, но тогда поддержанию замка в порядке внимания почти не уделялось, поэтому его сооружения оказались в плохом состоянии. Некоторое внимание на Тоомпеа было обращено во время правления императрицы Екатерины II, которая в 1776 году отдала распоряжение эстляндскому рыцарству и городу Таллину привести замок в порядок для размещения в нем Эстляндского губернского правления.

    Пол Вышгородской церкви, в течение многих веков служившей усыпальницей, устлан старинными надгробными плитами. Стены ее увешаны гербами и мемориальными досками дворянских семейств, члены которых были погребены в ней. Видные представители гильдии ремесленников тоже имели в церкви свои места для погребения, о чем свидетельствуют плиты, где под тремя таллинскими геральдическими львами помещена фигурка быка, указывающая, что погребенные принадлежали цеху мясников.

    По повелению Екатерины II было воздвигнуто надгробие Самуилу Грейгу – герою Чесменской битвы. Проект гробницы исполнил знаменитый петербургский архитектор Д. Кваренги, а выполнил в классическом стиле, по предположению некоторых исследователей, не менее знаменитый скульптор И.П. Мартос. На памятнике сделана латинская надпись: «Здесь покоится шотландец Самуил Грейг, его прославляют Балтийское море, Архипелаг и берега, которые он охранял от вражеского огня».

    Рядом высится надгробный памятник адмиралу И.Ф. Крузенштерну, сделанный в готическом стиле. Надпись на нем гласит: «Первому русскому плавателю вокруг света 1803–1806».

    В казематах Бастилии

    В одно прекрасное сентябрьское утро 1377 года в Париже было заметно необыкновенно оживленное уличное движение. Монахи, сеньоры, лавочники, студенты, солдаты городской стражи – почти все население города высыпало на улицы. Торговые лавки были закрыты, дома остались только старики и дети, а по нарядным костюмам и оживленным лицам горожан было видно, что спешили они на праздник. В этот день на площади должна была состояться церемония раздачи университетом ученых степеней и прием новых студентов.

    Но в этот же день на эшафот, возведенный на площади перед собором Нотр-Дам де Пари, был приведен Гуго Обрио – прево Парижа, которому за несколько лет до этого было поручено возведение Бастилии. В Средние века были особого рода укрепления, которые назывались «бастидами» (или бастилиями): одни из них были постоянными, другие возводились на время. Бастиды существовали уже у древних римлян: обычно они были деревянными, по большей части 4угольными и с платформой для приведения в действие метательных машин.

    Для охраны Парижа вокруг него тоже были устроены бастиды, а между ними находились рвы и стены. Бастидами назывались также и главные ворота города. Во время правления короля Иоанна II (1350–1364) при входе на улицу Святого Антония находилась такая бастилия, с обеих сторон которой были устроены две крепостные башни. Карл V (1364–1380) решил превратить их в сильное укрепление и приказал Гуго Обрио пристроить к ним еще 6 башен, соединив их толстыми стенами.

    Гуго Обрио начал строительство башен в 1369 году, а закончилось возведение Бастилии в 1383 году – уже при короле Карле VI. Хотя новая крепость сооружалась главным образом для защиты от врагов, но уже с самого начала своего существования стала использоваться как государственная тюрьма, тем более что само устройство ее было к этому приспособлено.

    Бастилия представляла собой довольно правильный параллелограмм длиной около 65 метров и шириной около 35 метров. На каждой из длинных сторон располагалось по четыре полукруглых 5этажных башни (толщина стен равнялась 1,5 метра), соединявшиеся друг с другом галереями, на которых стояли пушки. Одной своей стороной Бастилия была обращена к Парижу, а другой – к Сент-Антуанскому предместью. Со всех сторон ее окружал широкий и глубокий ров с перекинутым через него висячим мостом. В башнях были устроены верхние камеры для заключенных: свет и воздух в них проходили через небольшие отверстия, закрытые решетками, так что в достаточном количестве свет и воздух туда никогда не поступали. Но были в Бастилии места заключения и более ужасные, устроенные на 6 метров ниже уровня двора: в эти подземелья упрятывали тех, от кого хотели поскорее отделаться, а также непокорных и буйных арестантов, нарушавших суровую тюремную дисциплину.

    Гуго Обрио не довел возведение Бастилии до конца. Уличенного в любовной связи с еврейкой и в том, что, угождая ей, он плевал на Распятие, топтал его ногами и произносил при этом кощунственную хулу, его приговорили к сожжению на костре. Поэтому и спешил парижский народ в сентябре 1377 года на площадь, где на эшафоте прево Парижа встал на колени перед ректором университета, инквизитором и епископом Парижа, раскаиваясь в своих преступлениях и прося прощения. Из уважения к его прежним заслугам казнь Гуго Обрио заменили пожизненным заключением в крепости-тюрьме, которую он сам и возводил.

    Это был первый узник, которому пришлось выдержать заключение в Бастилии. Но в 1381 году парижский люд, раздраженный новыми налогами, бросился убивать чиновников, которые эти налоги собирали, и освободил узников Бастилии, в том числе и Гуго Обрио. Ему даже предложили стать главой восставших парижан, но он уже так был потрясен тюремным заключением, что отказался и уехал к себе в Бургундию, где через год и умер.

    Царствование Карла VI было одним из самых печальных периодов в истории Франции: постоянные войны с Англией и при этом страшные внутренние междоусобицы, во время которых крепость-тюрьма служила убежищем то одной, то другой стороне. В 1420 году Бастилией, Лувром и Венсенским замком завладел английский король Генрих V: англичане укрепились в Бастилии и продержались там 16 лет. После их изгнания французскому королю Карлу VII пришлось вести борьбу со своими непокорными вассалами. Он восторжествовал над ними, хотя его сын – дофин Людовик – был во главе непокорных и руководил заговорами против отца. Впоследствии и сам дофин Людовик вынужден был бежать к герцогу Бургундскому, у которого и находился до самой смерти отца.

    Волнения сеньоров продолжались и после восшествия на престол Людовика XI. Ведя в течение всего своего царствования борьбу с вассалами, постоянно встречая с их стороны измены и черную неблагодарность, король в своем мщении тоже действовал коварно, и потому многие из них побывали в Бастилии.

    При этом короле в крепости были введены два новшества – железные клетки и комната ублиеток. Железные клетки существовали и до Людовика XI, но именно при нем в Бастилии и других французских тюрьмах были устроены такие камеры, в которых нельзя было ни встать в полный рост, ни лечь – только сидеть согнувшись. Такие клетки король называл своими доченьками. Первым муки заключения в железных клетках испытал на себе Вильгельм де Горакур – епископ Верденский. Сначала он был в милости у короля, потом изменил ему и протомился в железной клетке целых 10 лет.

    Ублиетками назывались камеры и глубокие колодцы, куда сажали приговоренных к смерти людей, поэтому они отличались еще более утонченной жестокостью. Комната ублиеток была устроена в одной из бастильских башен, которая по иронии называлась башней Свободы. Сначала приговоренного к смерти приводили к коменданту в комнату, называвшуюся «комнатой последнего слова». Она была довольно большого размера, но освещалась только одной лампой и так, чтобы можно было рассмотреть на стенах кинжалы, пики, шпаги и огромные цепи.

    После допроса комендант и несчастный узник входили в комнату ублиеток – очень светлую и с запахом чудесных цветов. Здесь они оба садились, и комендант в разговоре подавал арестанту надежду на скорое помилование. Жертва немного успокаивалась и даже ободрялась, но уже в следующую секунду по знаку, данному комендантом, пол под несчастным опускался, и он падал на колесо, утыканное острыми ножами. Невидимая рука приводила это колесо в движение, и узника разрезали на кусочки…

    В Бастилию никогда не заключали уголовных преступников, находившихся под следствием или отбывающих наказание по приговорам общих судов: для них существовали другие тюрьмы. «Высокой чести» попасть в Бастилию удостаивались только те, о ком давались именные королевские приказы – так называемые «letter de cachet». Такие приказы составлялись без указания срока: узник одинаково мог провести в крепости-тюрьме и несколько дней, и несколько десятков лет. Если у него не находилось влиятельных покровителей или они отказывались хлопотать за него, он рисковал просидеть в Бастилии большую половину своей жизни. Иногда о заключенном совсем забывали, и он оставался в тюрьме только потому, что им никто не интересовался.

    Во времена правления Бурбонов придворные дамы получали от министров и других высокопоставленных лиц тайные приказы (иногда в качестве новогоднего подарка), в которых было пропущено имя осужденного. И в подходящий для себя момент, вписав нужное имя, дамы могли освободиться от надоевшего мужа или какого-либо другого неудобного лица. В царствование Людовика XV такие тайные приказы можно было получить и за деньги. Например, министр Ла Врийер сначала продавал их через графиню де Лонжак, но потом дошел до того, что стал продавать их через своих слуг, так что за 25 луидоров можно было кого угодно засадить в Бастилию.

    В знаменитую тюрьму сажали не только людей, но и внушавшие опасения книги: королевский приказ о заключении под стражу книг писался точно таким же образом, как и обычные приказы. Книги помещались в каземат, находившийся между башнями Казны и Конде. В 1773 году начальник парижской полиции попросил коменданта Бастилии принять «все инструменты тайной типографии, помещавшейся в одной из комнат аббатства Сен-Виктор». Когда те или иные книги переставали внушать опасения, им возвращали «свободу»: так, «Энциклопедия» Дени Дидро появилась на свет только после нескольких лет заточения.

    История этой крепости представляет собой описание стольких страданий, несчастий, ужасов и злодейств, что парижане во все времена говорили: «О Бастилии безопаснее молчать, чем говорить». Кто попадал туда, назад обычно уже не возвращался. Если же случайно кто-то и встречался из бывших там, то такой человек при первом же вопросе отвечал, что при выходе из Бастилии дал клятвенное обещание ни с кем ни слова не говорить о том, что там было. Трагедий и сломанных человеческих судеб было так много, что для подробного повествования о них потребовалось бы несколько томов. Одна только история Латюда могла бы составить отдельную книгу и стать материалом для романа.

    Жан-Анри Латюд – сын лангедокского помещика средней руки и известного своими подвигами офицера. Но брошенный отцом на произвол судьбы, он вынужден был с ранних лет сам пробивать себе дорогу в жизни. Успев получить кое-какое образование и неплохо зная математику, Латюд в 1747 году, будучи 22 лет от роду, поступил на службу военным фельдшером в саперный полк. Ему довелось участвовать в войне против Голландии, но мир, подписанный в 1748 году, положил конец его военной карьере.

    После этого Латюд некоторое время перебивался в Париже, приготовляя пилюли и помаду для какого-то аптекаря. Очутившись в трудовой и в то же время полной развлечений парижской жизни, он решил во что бы то ни стало пробить себе дорогу, причем как можно быстрее, так как хотел разом попасть на вершину могущества. Для достижения своей цели Латюд не видел лучшего средства, как войти в близкие отношения с маркизой де Помпадур – фавориткой короля Людовика XV, которая раздавала места и должности, комплектовала кадры и везде рассовывала своих протеже. Немаловажную роль в мечтах Латюда играла и красота маркизы…

    Чтобы добиться расположения королевской фаворитки, он на свою беду задумал весьма легкомысленную проделку и даже пустился на обман. Латюд насыпал в конверт белый, совершенно безвредный порошок, запечатал пакет, написал на нем адрес – Версальский дворец, маркизе де Помпадур – и сам отнес его на почту. А потом отправился в Версаль и потребовал, чтобы о нем доложили маркизе, которой якобы угрожает опасность, и только он может ее спасти.

    Маркиза тотчас приняла Латюда, и он рассказал, что два молодых человека задумали погубить ее и послали конверт с каким-то ядом, «который должен будет засыпать вам глаза при вскрытии письма». Побледневшая от ужаса маркиза стала благодарить молодого человека и опустила ему в руку кошелек с золотом. Латюд покраснел и тихонько отстранил дар.

    – Прошу вас, не лишайте меня возможности изредка свидетельствовать вам мое глубокое почтение. Эта милость будет более достойна как вас, сударыня, так и меня, так как я сын маркиза Латюда – кавалера королевских орденов.

    – Я всегда буду помнить вашу услугу, – проговорила маркиза, – и никогда не забуду вашего имени, но я могу забыть ваш адрес. Вот вам бумага и чернила, напишите его.

    Ослепленный красотой и любезностью мадам де Помпадур, Латюд поспешил написать свой адрес, совершенно позабыв, что его же рукой надписан и конверт с порошком. Через несколько дней его арестовали и отправили в Бастилию, где одели в арестантский балахон, который был таким ветхим и грязным, будто его носили не менее 20 заключенных. На другой день после заключения Латюда посетил начальник парижской полиции Бернье: на все его вопросы арестант отвечал так искренне, что Бернье даже пообещал уговорить маркизу простить его. Надежда ожила было в сердце Латюда, но мадам де Помпадур оказалась непреклонной.

    Начальник полиции всеми силами старался облегчить участь легкомысленного молодого человека: приказал отвести ему лучшую комнату в Венсене, куда перевели Латюда, давал ему книги, бумагу, приказал, чтобы ему отпускали хорошую пищу, но все это не могло заменить желанной свободы. И тогда Латюд решил бежать, что вскоре ему и удалось совершить. Он нашел в Париже верное убежище и два дня не мог успокоиться от радости. Латюд много думал и размышлял, но зародившиеся мысли, к несчастью, привели его к новой опрометчивости.

    Казалось бы, довольно он уже настрадался за свой необдуманный поступок и узнал, на что способна раздраженная фаворитка короля. Но любовь ослепляла Латюда настолько, что он решил: маркиза не забыла его, а ее ненависть и злопамятство не что иное, как знаки внимания, которым она почтила жертву. Латюд полагал, что она сама уже ищет случая, чтобы увериться в хороших качествах своего обожателя и приблизить его к себе. Убедив себя в этом, он написал на имя короля письмо, в котором безмерно расхваливал маркизу и выражал сожаление, что огорчил ее своим безрассудным поведением. В конце письма указал адрес дома, в котором скрывался…

    На следующий день Латюда снова отвезли в Бастилию, осудив на тяжкое одиночное заключение при самом скудном содержании. Но начальник полиции Бернье, искренне сострадавший несчастному, просил отпускать ему сносную пищу и давать книги и бумагу, перья и чернила. Однако заключенный слабел и чах от тоски, и тогда Бернье разрешил ему держать слугу. Положение слуги заключенного было весьма печальным и безотрадным: он должен был делить со своим господином его удел, жить с ним и умереть в неволе. На третий месяц несчастный слуга умер возле своего господина…

    А Латюду снова удалось убежать из Бастилии и даже добраться до Голландии, но и в этой свободной стране деньги и угрозы мадам де Помпадур сделали свое дело. Он был арестован среди бела дня и вновь доставлен в Бастилию, где на этот раз его посадили в самый глухой каземат. Для присмотра за ним приставили тех самых охранников, которых он успел обмануть и которые отсидели за его побег по три месяца.

    Новый каземат Латюда был почти темным, свет и воздух проникали в него через две бойницы, устроенные в широкой стене и суживающиеся к наружной стороне. Вся «мебель» каземата состояла из двух связок соломы, которые служили узнику и постелью. И в таком «логове» Латюд провел более трех лет. Тюремный врач не раз уведомлял начальство о страданиях заключенного, но это нисколько не изменяло положения несчастного. До самой весны 1757 года он оставался в своем мрачном каземате, и в другое помещение перевели его только потому, что вышедшая из берегов Сена могла затопить каземат. Да и это «облегчение» было сделано по просьбе тюремщиков, которым «крайне неудобно было носить пищу в каземат Латюда, так как приходилось брести по колена в воде и грязи».

    После Бастилии несчастный Латюд еще раз побывал в Венсенском замке, а потом в Бисетре – тюремной больнице, известной под названием «Бастилия для сброда». Здесь Латюда окружали эпилептики, паралитики, люди помешанные, неизлечимо больные, зараженные венерическими болезнями… Все они представляли картину печальную и отталкивающую, здесь Латюд изнывал от холода, голода, болезней и отравленного воздуха, так что даже Бастилия виделась ему раем. В местах заключения Латюд провел 35 лет: маркиза де Помпадур уже давно умерла, и обида, нанесенная ей, всеми была забыта, но новый начальник полиции не хотел простить заключенному его побеги и те дерзкие письма, которые он писал из тюрем. И потому узник оставался в заключении год за годом.

    Освободила Латюда одна честная небогатая женщина по фамилии Легро, к которой случайно попало одно из написанных им писем. Прочитав его, она прониклась всеми теми мучениями, которые выпали на долю узника. Все свое свободное время госпожа Легро посвящала делу освобождения Латюда, порой пренебрегая даже торговлей и заботой о семье, так сильно хотелось ей освободить невиновного, но сделать это удалось только после долгих лет неимоверных стараний и усилий.

    Однако число заключенных в Бастилии было все же не так велико, как можно было бы предполагать. При Людовике XIV, когда правительство свободно выдавало «тайные приказы», в тюрьму в среднем попадало не больше 30 человек в год, причем в некоторых случаях пребывание их здесь было непродолжительным. За все время царствования Людовика XVI в Бастилию было посажено 240 человек, то есть в среднем по 16 человек в год. Несмотря на свои внушительные размеры, тюрьма могла вмещать только 42 человек, так как каждый заключенный находился в отдельной камере.

    К 1789 году Бастилия была почти пуста, и если бы не решение помещать туда преступников, которых надлежало содержать в других тюрьмах, то она была бы необитаема. Содержание тюрьмы обходилось королю очень дорого: только комендант получал ежегодно 60 000 ливров жалованья. Сюда следует отнести еще расходы по содержанию офицеров, тюремщиков, врачей, хирурга, аптекаря, священников; к тому же расходы на питание и одежду заключенных, на ремонт зданий, так что общая сумма оказывалась огромной.

    Некоторые предлагали упразднить Бастилию «ради экономии», например, в 1784 году художник Густав Курбе – городской архитектор Парижа – представил проект открытия «площади Людовика XVI» на месте старой крепости-тюрьмы. Составлением проекта памятника на месте Бастилии занимались и другие художники, один из таких проектов заслуживает особого внимания. Согласно ему, из восьми бастильских башен семь должны быть снесены, а последняя оставаться в состоянии полной ветхости. На месте снесенных семи башен предполагалось воздвигнуть памятник во славу короля Людовика XVI: пьедестал должен состоять из груды цепей и оков государственной тюрьмы, а наверху всего этого возвышалась бы статуя короля, протянувшего руку жестом освободителя по направлению к ветхой башне.

    В 1789 году начальник парижской полиции Крон в сопровождении члена парламента прибыл в Бастилию, чтобы провести ее осмотр. В это время вопрос об уничтожении государственной тюрьмы был уже официально решен, таким образом, накануне революции Бастилия как тюрьма уже не существовала, хотя 8 ее башен продолжали стоять. Когда 14 июля 1789 года восставший народ Парижа ворвался по подъемному мосту в ворота Бастилии, ярость его не знала границ, громовой крик огласил тюремные дворы и каменные коридоры. Комендант Бастилии был обезглавлен, семь заключенных освобождены: четверо из них должны были бы находиться в других тюрьмах, двое были сумасшедшими и молодой граф де Солаж, обвиненный в ужасном преступлении, которое хотели скрыть из уважения к его семье (содержание в Бастилии оплачивал его отец). После освобождения заключенных началось разрушение королевской крепости-тюрьмы, и стены ненавистной твердыни восставший народ сровнял с землей.

    Мавританский замок Альгамбра

    «Львиный дворик» в Альгамбре

    Зарождение мавританского искусства в Испании относится к эпохе расцвета Кордовского халифата – обширного и мощного государства, независимость которого была в 929 году провозглашена перед лицом всего мусульманского мира. Но в XI веке Кордовский халифат распался, однако это не задержало дальнейшего развития «мавританского стиля» в искусстве. Он только приобрел черты большего лиризма, интимности, утонченной чувственности и вместе с тем еще большей жизненной энергии.

    Своей вершины мавританское искусство достигло в прославленном архитектурном комплексе «Альгамбра», с которым ассоциируется множество легенд о любви и рыцарстве. Дворцовый ансамбль складывался в Гранаде в разное время и, конечно, не имел первоначального общего плана, а вместе с тем он отличается удивительным архитектурным единством.

    Честь основания Альгамбры как новой правительственной резиденции династиии Насридов принадлежит ее первому эмиру Аль-Ахмару. На самом высоком холме Гранады – Красном холме, где еще в IX веке существовала древняя римская крепость, он начал в 1239 году возводить новый замок. Однако дошедшие до нас дворцовые и административные здания Альгамбры относятся к XIV веку, когда в Гранаде правили просвещенные государи – Иусуф I и его сын Мухаммед I. Во многом благодаря именно Мухаммеду I Альгамбра и сохранилась до сих пор: он общался с архитекторами, художниками и рабочими; много времени проводил в садах, где сам сажал деревья, редкие растения, прекрасные кусты и красивые цветы.

    Парадной резиденцией в Альгамбре был дворец Комарес, а композиционным центром его служил знаменитый теперь на весь мир Миртовый дворик. Название это было принято только в XVII веке, и произошло оно от прямоугольного водоема, который занимает большую часть двора и обсажен по длинным сторонам подстриженными миртовыми деревьями. Отражая в своем зыбком преломлении золотисто-розовую башню Комарес (высота ее 45 метров), возвышающуюся на северной стороне дворика, и голубое небо, водоем расширяет пространство двора и создает ощущение простора.

    В башне Комарес все пространство занимает великолепный квадратный Тронный зал (или Зал послов), в котором прямо против входа возвышался трон правителей Гранады. Этот зал, возведенный в XIV веке, является самым обширным в Альгамбре: его размеры – 11,3х11,3х18,2 метра. На уровне пола в нем расположились 9 больших арочных окон, три из которых по центру разделены мраморными колоннами.

    Толщина стен Зала послов достигает 3 метров, поэтому каждое из окон образует самостоятельное, богато украшенное помещение – типа лоджии. Окна-лоджии придают парадному залу Альгамбры поэтическую интимность, из них гранадские правители наблюдали картины мирной жизни и чудесную природу Гранады. Создавая Зал послов, искусные мавританские архитекторы показали весь свой талант манипулирования светом, направляя его через замысловатую резьбу окон, которые раньше закрывались цветными стеклами. Свет падает на сверкающие стены, освещая весь зал пронизывающим мерцающим сиянием. Мягкий свет идет не только из нижних окон, но и из 20 верхних, забранных решетками. Выше тени сгущаются, но даже они не могут скрыть вдохновенное создание арабских мастеров – знаменитый наборный потолок из кедрового дерева. Он окаймлен сталактитовым фризом и состоит из 3 сужающихся кверху наклонных плоскостей, в центре завершающихся маленьким сталактитовым куполом.

    Зал послов является не только самым обширным, но и самым историческим залом Альгамбры. Правда, не все ученые до конца уверены, что именно в нем происходили некоторые действительные события. Например, предания утверждают, что в этом зале королева Изабелла принимала Христофора Колумба и здесь же султан Боабдиль сдал Гранаду католическим королям Испании.

    По контрасту с открытым и освещенным пространством Миртового дворика затененный арочный проход в башне Комарес влечет к себе таинственной, прохладной полутьмой. Входу в башню предшествует вытянутый в длину, узкий «Зал ла Барка» – Зал Лодки. Некоторые исследователи объясняют это название сходством росписи потолка зала с килем корабля. Однако испанский писатель Карлос Паскуаль выводит этимологию слова «барка» от арабского «барака» – «благословение, благодать», и это кажется наиболее правдоподобным.

    К дворцу Комарес тесно примыкает Львиный дворик, представляющий собой тип дворцового здания-сада. Здесь протекала частная жизнь гранадских халифов, что придавало ему камерный, интимный характер. Здание дворца-сада целиком относится ко второй половине XIV века. В центре небольшого открытого дворика располагается фонтан, окруженный двенадцатью львиными фигурами, отчего впоследствии и произошло название всего двора. Львы, изваянные из какого-то особого полудрагоценного мрамора, расставлены как лучи звезды.

    Число львов неслучайно. Согласно легенде, 12 львов поддерживали трон царя Соломона, и об этом султану Мухаммеду аль-Гани рассказал его визирь ибн-Нагрелла, еврей по происхождению. Он же и посоветовал султану украсить фонтан фигурами львов, которые в Альгамбру принесли из старого дворца в Альбуйсине. Дотошные исследователи и эту историю относят к легендам, так как львы у фонтана появились якобы только в XVI веке – уже после падения Гранады. Но как бы ни спорили историки и искусствоведы, в одном они сходятся: в Львином дворике живет сама тишина, нарушаемая только журчанием водяных струй, к узорам которых добавляются узоры орнамента.

    Вода, в изобилии поступавшая с горных склонов Сьерра-Невады, наполняла ручьи, сады и фонтаны Альгамбры и была той стихией, которую мавры ценили больше всего. Для арабов фонтаны, ручьи и водопады являются не менее характерной частью архитектуры, чем колонны для греков. Неслучайно на фонтане в Львином дворике сохранилась надпись: «Смотри на воду и смотри на водоем, и ты не сможешь решить, спокойна ли вода или струится мрамор».

    На западной стороне Львиного дворика располагается «Зал сталактитов», который назвали так из-за кружевного убранства потолка. К сожалению, потолок этот погиб в конце XVI века во время пожара, и в 1614 году он был заменен эллипсовидным покрытием.

    На северной стороне Львиного дворика располагается обширный «Зал двух сестер», в котором сначала томились, а потом умерли две сестры-христианки, разлученные со своими возлюбленными. Этот квадратный зал принадлежит к числу самых совершенных в Альгамбре: его отличают великолепное орнаментальное убранство, создавая которое арабские мастера искусно обыграли холодный блеск изразцов, теплоту и благородство дерева и пластичность матового стука. Лепные украшения этого зала одержали победу над временем и достигли здесь своего совершенства: ни один изразец не похож на другой в этих резных сотах. Присутствие красоты в «Зале двух сестер» чувствуется так сильно, будто она поселилась здесь только вчера…

    Напротив этого зала расположился «Зал Абенсерхав», куда посетители входят с невольным трепетом. В 1482 году, как гласит легенда, здесь произошли кровавые убийства. Чтобы освободить своему сыну путь к трону, отец вызвал в Альгамбру еще 36 претендентов на престол. Их встречал в этом зале уже поджидавший палач и всем перерезал горло. Рассказывают, что даже сейчас, спустя почти 6 веков, в зале можно увидеть кровавые пятна.

    «Радостью детей», «неувядающим садом цветов и фруктов», «истинным раем Магомета» называли Гранаду и замок Альгамбра мавританские поэты. Образ рая у мусульман красочен и роскошен и в отличие от христианского пронизан всеми радостями бытия. Он представляет собой чудесный сад, в котором текут несущие прохладу реки и царят земные наслаждения.

    Когда строилась Альгамбра, в Испании завершалась реконкиста – многовековая борьба испанцев против арабских завоевателей. Перешагнув порог Альгамбры, властитель Гранады хотел оставить за его стенами свои горькие мысли, не думать об опасностях, изменах и междоусобицах и не тревожиться о том, что принесет завтрашний день. Здесь до сих пор царит безмятежность, сладкая и манящая мечта, все здесь подчинено изощренной, чувственной роскоши.

    Бесконечно повторяя совершенно простые элементы, мавританские мастера тем самым создали самые сложные формы. Ислам запрещает изображать живые существа, и они черпали свое вдохновение в природе. Сорванный в саду лист превращался в геометрическое совершенство, и даже арабские письмена стали особой формой искусства. Каждая арка Альгамбры заключена в узорную раму, в орнамент которой вплетена вязь арабских букв. «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – посланник его», – эта фраза повторяется несчетное число раз.

    Рассказывают, что, когда кастильская и арагонская христианские армии подошли к Альгамбре, султан Боабдиль спрятался в тайном месте за пределами замка, чтобы не видеть, как над мавританским дворцом взовьется христианский флаг. А мать сказала ему: «Ты оплакиваешь, как женщина то, что не мог защитить, как мужчина».

    Христианский правитель Фердинанд Великолепный в 1515 году отдал специальный приказ о сохранении Альгамбры – «столь исключительного и великолепного сооружения». Сейчас на территории замка находится королевский дворец, который был возведен одним из следующих испанских королей. Архитектор Педро Мачука занимался тогда реставрацией Альгамбры и следил за ее садами. Но он был еще и учеником великого Микеланджело и потому, выполняя повеление короля, замыслил построить величественное здание в стиле Ренессанса.

    Дворец испанского короля со своими пилястрами и барельефами совершенно не похож на воздушную архитектуру Альгамбры. Он представляет собой другую эпоху, другие вкусы, совсем иную систему эстетических и нравственных ценностей и потому выглядит несколько чужеродно среди зданий мавританского ансамбля. Американский писатель В. Ирвинг даже сравнивал его «с высокомерным и непрошеным гостем».

    В 1536 году Карл V – император Священной Римской империи – перенес свою резиденцию в Гранаду и с большим трудом согласился не перестраивать Альгамбру. Правда, он хотел возвести здесь ротонду, но она так и не была закончена…

    Гапсальский замок

    Гапсальский уезд (западная, богатая островами часть Эстонии) с древних времен был заселен племенем эстов, которые в русских летописях известны под названием «чудь». Это был сильный и отважный народ, готовый отстаивать независимость своего края до последней капли крови, поэтому все притязания викингов, русских и датчан оставались безуспешными. Русским князьям, правда, удалось на некоторое время обложить эстов данью, но зависимость эта продолжалась недолго.

    Роковая опасность угрожала местному населению только с юго-запада, когда в XIII веке на Прибалтику нахлынули рыцари Ливонского ордена, желавшие обратить язычников-эстов в католичество.

    К числу древнейших и живописнейших памятников Остзейского края относятся развалины древнего Гапсальского замка, построенного на низменном берегу Гапсальского залива – на месте разрушенного поселения эстов Haawasalu, название которого означает «священная осиновая роща». От него получил название и замок, который долгое время служил своеобразным маяком для мореплавателей. Еще и в начале ХХ века он был виден далеко с моря, возвещая о своей былой неприступности.

    В 1228 году рижский епископ объединил Ляэнемаа, Сааремаа, Хийумаа и еще несколько небольших островов в единое епископство, центр которого находился сначала в Лихула, а потом в Старом Пярну. Через 35 лет литовцы разгромили Старый Пярну, и епископ Герман I решил построить новую резиденцию в Гапсале (ныне Хаапсалу), где было подходящее место для гавани и возведения замка[25].

    Время основания замка достоверно неизвестно. Исследователи предполагают, что он был построен уже в 1228 году гроссмейстером Ордена меченосцев после покорения немецкими рыцарями мятежных эстов, хотя в документах замок упоминается только с 1293 года. В 1265 году епископ со своими канониками переехал в Гапсаль, где и началось возведение замка. Для его строительства епископ приказал согнать крестьян со всех своих владений, которые и стали работать в каменоломнях Кильтси и Унгру. Под руководством мастеров Ордена цистерианцев крестьяне по суше и по морю перевозили известняк на строительные площадки, рыли глубокие рвы, гасили известь и возводили крепостные стены.

    Близ замка епископ Герман фон Буксгевден выбрал место и для города, поэтому сюда приглашаются все желающие строить этот город и поселиться в нем. Жители обязаны были защищать главную соборную церковь, и за то им были дарованы многие права.

    К 1279 году строительство Малого укрепления – центральной части замка – было почти завершено, уже действовала Домская церковь, ставшая впоследствии главной церковью епископства. Малое укрепление, целиком принадлежавшее духовенству, было наиболее защищенным сооружением замка. Здесь размещались рабочие и жилые комнаты епископа, каноников и других служителей церкви, и потому светские люди в Малое укрепление обычно не допускались.

    В первые годы особенно строго воспрещалось пускать в Малое укрепление женщин, но впоследствии этот запрет превратился в пустую формальность. Разбогатевшие каноники стали вести жизнь беспечную и разгульную, а потом вообще предоставили отправление богослужений викариям, а сами разъезжались по своим имениям. По этому поводу возникали многочисленные споры с епископами Эзеля, которые сделали Гапсаль своей резиденцией. Особенно обличал каноников епископ Гейнрих, умерший в 1381 году загадочной смертью. Каноников заподозрили в убийстве, и, чтобы отомстить им за смерть епископа, рыцари Икскюль и Шэренбэк ночью залезли со своими помощниками в замок, многих каноников перебили, других пленили, сожгли их жилища и похитили казну.

    В западном крыле Малого укрепления находился Зал орденского Капитула[26] – Собор высшего духовенства. Из числа 12 членов Капитула избирался обычно новый епископ, но посвятить его в сан мог только римский папа. В Зале Капитула проводились все совещания и судебные заседания. Над Залом находилось сводчатое помещение, назначение которого сейчас установить уже трудно, а под ним – сводчатые подвалы, где начинался подземный вход в церковь, сейчас полностью развалившийся. Ворота над Залом Капитула вели в западную часть Большого укрепления, откуда начинался замурованный подземный ход по направлению к Стрелочной башне.

    К настоящему времени от Малого укрепления сохранилось только южное крыло, в свое время занимаемое Домской церковью, построенной в строго готическом стиле. У южной стороны церкви находились ризница и круглая часовня – уникальное строение в прибалтийской архитектуре, так как она стояла отдельно от церкви. Часовня, вероятно, была возведена в XV веке, и с ней связана легенда о «Белой даме», которая порой затмевает более чем 700летнюю историю самого замка. В XVI веке Гапсальский замок, как уже говорилось выше, был широко известен царившей здесь роскошью и бесконечными кутежами.

    Один из каноников привел к себе женщину, переодетую клиросником. Долгое время никто не догадывался об этом обмане, только у епископа, посетившего замок, закралось подозрение. Когда все каноники находились на богослужении, епископ велел обыскать подозрительную келью и нашел клиросника в женской одежде. Тотчас было назначено заседание Собора, на котором постановили женщину замуровать в церковном приделе, а провинившегося каноника бросить в тюрьму и там уморить голодом.

    В стене придела было сделано углубление, куда посадили несчастную, дав ей кружку воды и кусок хлеба, а потом стену замуровали. Некоторое время крики женщины доходили до слуха людей, а потом все стихло. Но в светлые ночи она показывается на том месте, где ее постигла страшная участь, и тогда на стене придела можно видеть фигуру сгорбившейся женщины. Днем же различимы только неясные очертания…

    В западном крыле Малого укрепления хорошо сохранилась пятиярусная Сторожевая башня, высота которой от основания составляет 35 метров. С верхней ее площадки открывался вид в сторону Гапсальского пролива на расстояние 20 километров, и в Средние века отсюда полностью контролировалось судоходство в проливе, так как вражеский флот можно было обнаружить за несколько часов до его прибытия.

    О Большом укреплении Гапсальского замка впервые упоминается в грамотах 1314 года. Поначалу Большое укрепление, по всей видимости, было форбургом – деревянным укреплением перед замком. В 1343 году в ночь на Святого Георгия (23 апреля по старому стилю) вспыхнуло возмущение викских поселян, решивших восстать против немецких владетелей и два месяца осаждавших замок. Епископ Герман II и его приближенные укрылись в замке, и только наступление Орденского войска вынудило часть поселян отступить на остров Сааремаа, где они еще два года продолжали свою борьбу.

    В феврале 1576 года под стенами Гапсаля появился 6тысячный отряд под командованием князя Ю. Томакова, состоявший из русских и татар. Хотя в замке был достаточно сильный гарнизон, провиант и другие припасы и он мог бы устоять против большой армии довольно длительное время, но дворяне и мещане сдали его русским, причем почти без единого выстрела со своей стороны. Во дворце замка Генрих Бойсман, придворный камер-юнкер герцога Голштинского, не заботясь о постыдном плене, весело и беспечно шутил с двумя молоденькими барышнями. Тогда один из русских дворян сказал ему:

    Генрих, вы (пленники. – Н.И.) – должно быть, весьма редкий народ. Если бы нам, русским, случилось так легкомысленно сдать столь сильную крепость, как Гапсал, мы бы не смели поднять глаз ни пред одним честным человеком. И не знали бы, какую казнь наш Великий князь назначил преступникам.

    Во время владения Гапсалем и другими завоеванными замками Лифляндию опустошали междоусобные войны, и русские в завоеванных ими крепостях не знали покоя. В том же 1576 году Гапсаль разграбил датский наместник Клаус Унгерн, но внезапной вылазкой из замка был отброшен от города. В сентябре 1579 года Гапсаль вновь был осажден многочисленными поселянами, которые могли бы взять замок, если бы со стороны России не подоспели татары, которые разогнали осаждавших и тем спасли замок.

    Замок и город Гапсаль еще много раз переходили из рук в руки, а в 1710 году они снова без сопротивления сдались русскому войску под командованием генерала Ф. Бауэрса. Переход Гапсаля и его окрестностей к русским состоялся очень легко, так как жители, которым надоели бесконечные войны, ничего не имели против русского правления. В церковных книгах об этом было сказано так:

    Мы не имеем повода жаловаться на русское правление. Боже, веди и сохрани оное! О, высокочтимое правительство, которое оказало нам снисхождение, разрешив нам нашу веру и обычай; этого римско-католические государства не делают. Боже, благослови нашего Императора и все государство во Христе. Аминь.

    Но вспыхнувшая в том же году эпидемия чумы превратила Гапсаль почти в необитаемый город, в котором оставалось менее 100 жителей. Через пять лет замок посетил Петр I, и по приказу царя оборонительную линию рвов уничтожили: так крепость окончательно утратила свое военное значение.

    До 1870х годов Гапсальский замок разрушался силами природы, чему немало способствовали и люди, превратившие бывшую крепость в удобную и дешевую каменоломню. Но прочный известковый раствор, который использовали средневековые строители, уберег замок от полного разрушения, оставив основные его стены. А крепостные валы, засаженные деревьями, разрослись в красивый тенистый парк, ставший любимым местом отдыха горожан.

    Великая крепость в Килве

    География библейских повествований не очень обширна: описываемые земные события происходят в основном на территории Ближнего и Среднего Востока. Но есть в одном месте Библии, в третьей Книге царств, сообщение, которое вот уже многие века будоражит воображение географов, путешественников и искателей сокровищ. В нем говорится, что примерно в 945 году до нашей эры иудейский царь Соломон заключил договор с финикийским царем Хирамом I, правившим в городе Тире, располагавшемся на Средиземном море.

    Царь Соломон… сделал корабль… на береге Чермного моря, в земле Идумейской. И послал Хирам на (этом) корабле своих подданных корабельников, знающих море, с подданными Соломоновыми: и отправились они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Соломону.

    Страна «Офир» упоминается в Библии еще несколько раз. «Корабль Хирамов, который привозил золото из Офира, привез из Офира множество красного дерева и драгоценных камней»; «В три года раз приходил фарсисский корабль, привозивший золото, и серебро, и слоновую кость, и обезьян, и павлинов»; «(Царь) Иосафат сделал корабли на море, чтобы ходить в Офир за золотом, но они не дошли, ибо разбились при выходе из Акабского залива».

    Однако в Библии не указано даже приблизительного месторасположения Офира. И где теперь искать его? И искать ли вообще, ведь страна «Офир» может оказаться просто легендой. Но мифы и легенды не возникают из ничего, и человеческая фантазия даже в самых смелых своих предположениях всегда имеет более или менее конкретные географические привязки. Тем более что в некоторых других древних текстах тоже есть упоминания о «стране золота».

    После расшифровки египетских иероглифов стало известно о стране Пунт, куда фараоны еще за десять веков до царя Соломона посылали свои суда за благовониями, слоновой костью, золотом и драгоценными камнями. Шумерский царь Лагаша тоже посылал свои корабли за золотом в некую страну Мелухху, лежавшую «на берегах Нижнего моря» (Индийского океана – Н.И.). В III–I тысячелетиях до нашей эры многие древние источники упоминали о существовании некоей области с несметными богатствами…

    Золотоносный Офир помещали в самые разные места – в Индию и даже Перу. В Индии действительно есть и слоны, и павлины, и благовония, не говоря уже о золоте, ведь за 15 веков до нашей эры в стране этой уже знали золотое литье. Однако немецкий историк Р. Хениг справедливо замечал, что «здесь вряд ли разрешили каким-либо иноземным морякам заниматься разработкой залежей и запросто вывозить из страны богатейшие сокровища». Если даже предположить, что на побережье Индии совершались лихие набеги, то вряд ли можно было бы за один раз взять несколько десятков тонн золота. И уж тем более такие набеги не могли быть регулярными…

    Ряд современных исследователей считает, что речь идет об одной области, которая фигурирует, однако, под разными названиями. Во-первых, путь в «золотой край» идет только по морю; во-вторых, маршрут во всех случаях вел из Красного моря дальше к югу – вдоль берегов Восточной Африки. Известно, что финикийцы очень ревностно хранили тайны своих торговых путей, и уж если они согласились пойти в совместное плавание с кораблями царя Соломона, то только потому, что у них не было своей колонии на Красном море, а другим путем попасть в Восточную Африку они не могли. О том, что это была именно Африка, говорят многие факты из древних текстов. Например, на одной из клинописных табличек аккадского царя прямо указывалось, что заморские диковинки прибыли из «черной страны». В пользу Африки говорят даже смутные указания на то, что финикийцы бросали якорь где-то на 20° южной широты – в районе побережья нынешнего Мозамбика.

    В самом конце XV века побережья Юго-Восточной Африки впервые достигли корабли португальцев, которые были потрясены пышностью местных приморских городов. Португальцы застали уже закат этой торговли, но арабы писали о ней еще за 500 лет до них. Книга крупнейшего арабского историка Х века аль-Масуди так и называлась: «Промывальни золота и россыпи драгоценных камней». В ней он, в частности, писал:

    Вся земля черных – золото, и россыпи у них на поверхности. В их пустынях есть рудники, а самородки бывают такими большими, что торчат из песка наподобие явной зелени. От жары, сухости и пламени серебро в этой стране превращается в золото по причине его растопления солнцем.

    Еще более поразительные подробности содержались у знаменитого хорезмского путешественника Ахмада аль-Бируни в «Собрании сведений для познавания драгоценностей». Он приводит услышанные от арабских купцов подробности об этом золотом крае, в котором «такое обилие золота, которое дает возможность в любое время находить потребное количество его». Португальцы сразу же задались вопросом: «Откуда столько золота в здешних портах – Софале, Килве, Момбасе?» Но они пришли на землю гостеприимных суахили как завоеватели, не хотели делить богатства с местными правителями, не хотели и торговать с купцами. Они пришли грабить и потому не нашли в Килве и Софале союзников: тайны Африки для них так и остались тайнами.

    Не прошло и 100 лет, как из некогда цветущих государств, так много суливших португальской короне, в Лиссабон полетели сообщения: «Золота нет, а отбираемые у местного населения ценности не могут покрыть даже расходов на экспедиции». Отобрав у людей золото и слоновую кость, дома и земли, португальцы под конец отобрали у них и свободу. Так начался век работорговли…

    Потеряв всякую надежду найти «копи царя Соломона», португальцы покинули Килву. Бурная история, пожары и тропическая сырость ничего не оставили от города, но сохранилась и до сих пор поражает своими размерами огромная крепость Хусуни Кубва, название которой так и переводится: «Большая крепость». Выстроенная на крутом обрыве над океаном, она сразу же давала всем заморским гостям представление о городе, о его могуществе и богатстве. Даже знаменитый путешественник Ибн Баттута, повидавший средневековый мир и в 1331 году добравшийся до Килвы, называл ее «одним из наиболее прекрасных и мастерски распланированных городов мира».

    Крепость Хусуни Кубва была сложена из кораллового известняка, который добывали на соседних рифах. Более 700 лет стоит она над океаном, лицом к прибою, отражая циклоны, пожары и осады, и вовсе не собирается разрушаться. Только крышу унес ветер, и потому буйная растительность давно уже заселила ее дворы, залы, коридоры и бесчисленные комнаты. В крепости много ям, и в одну из них, глубина которой 26 метров, в старые времена сбрасывали преступников. Те, кто не разбивался насмерть сразу, тонули позже. Где-то яма соединяется с океаном и с наступлением прилива заполняется водой. Тысячи крабов ползают по ее замшелой стене.

    Хусуни Кубва была не только грозной крепостью, но и пышным дворцом султанов. На облупившейся штукатурке бесчисленных апартаментов кое-где еще сохранился богатый орнамент, на дверных проемах осталась некогда украшавшая их вычурная резьба. Рядом с дворцом располагался султанский бассейн, вмещавший 90 000 литров воды. От океанского побережья к главному входу во дворец вела широкая лестница: немного фантазии, и можно представить, как подходила к этим берегам роскошная лодка, инкрустированная бронзой и слоновой костью; как по коврам сходил с нее всемогущий султан, перед которым раболепно склоняли головы визири и шейхи.

    Грандиозность Хусуни Кубва ощущается, если отойти от берега и смотреть на нее издали – с развалин города, который она защищала. Современные ученые-африканисты называют крепость самым большим сооружением, построенным в Тропической Африке в доевропейский период.

    Богатырские заставы

    К началу XIV века Русская земля несколько оправилась от бедствий, вызванных татарским нашествием. В центре Руси стало крепнуть Московское княжество, которое начало собирать вокруг себя русские земли. А вот псковская земля из-за своего порубежного расположения вынуждена была постоянно вести войны с западными соседями. Обычно войны начинались с небольших столкновений, и в летописях можно прочитать, например, как однажды немцы убили псковских «гостей» в озере или «ловцов» (рыбаков) на Нарове; в другой раз они убили «псковских послов пять муж» или не дали косить траву на «обидном» (спорном) месте и т. д.

    Впоследствии ливонцы уже не ограничивались отдельными столкновениями, а «собрав силы своея множество ратных вои», вторгались в псковские земли, «пленяюще и жгуще волости псковские»… Поэтому с XIV века здесь начало разворачиваться каменное строительство, особенно крепостное. Кроме укреплений в самом Пскове, строились и новые города, например, в середине XIV столетия были возведены каменные стены Острова, через который проходил путь в Смоленск и Литву. Первое сообщение о нем относится к 1341 году: в летописях упоминались посадник Острова, который уже не один год исправлял эту должность, а также церковь Николы. Крепость Острова и городской посад соединялись деревянным мостом «на клетках» длиной около 120 метров. Крепость сообщалась только с одним берегом реки Великой: прохода по мосту на левый, «немецкий», берег не существовало.

    Наряду с Островом, важным укрепленным пунктом являлась Велья, защищавшая южные части псковской земли, так называемую Велейщину – богатейший населенный край. Название «Велья» ученые связывают с финским словом «пространный, свободный», однако в нем можно найти и русскую основу: «велий» – великий, большой.

    Древняя крепость располагалась на холме высотой 16 метров и размерами 85х270 метров. Со всех сторон холм был труднодоступен, что оказалось благоприятно для возведения на нем оборонительных сооружений. Велья была важной порубежной крепостью: под ее стенами нередко происходили столкновения псковских ратей с немецкими и литовскими войсками. Неслучайно в крепости возвели церковь во имя архангела Михаила – покровителя воинов. В 1408 году город выдержал четырехдневную осаду: тогда «Бог град соблюде и люди сущая в нем».

    Сейчас опустели валы Велья, Опочки, Воронича. Еле заметна поросшая травой осыпь фундаментов давно разрушенной крепости в Острове; в Гдове остатки крепостной стены перевиты корнями молодых деревьев… А еще в начале XV века в своем историко-географическом описании Восточной Европы польский путешественник Матвей Меховский сообщал: «Земля Псковская имеет тридцать каменных замков по направлению к Ливонии». Замков было не тридцать, но эта, на первый взгляд, странная ошибка, вкравшаяся в пунктуальное повествование поляка, разъясняется очень просто. Псковские земли охранялись тогда крепостями, которых было почти в три раза меньше, и не все они были каменными. Но каждая из них была шире того понятия «замок», к которому их примеривал странствующий поляк. Для него «замок» – это замок западноевропейского феодала, настороженно и недобро оглядывающий мир стрельчатыми бойницами и отчужденный от его забот. А здесь перед М. Меховским вставали крепкие дома, рожденные заботами мира. Они стояли широко и вольно, готовые принять под свою защиту людей своей земли. Ставили эти крепости всем миром и защищали всем миром. Да так защищали, как М. Меховский не мог тогда видеть нигде!

    Братья мужи псковичи! Не посрамим отец своих и дедов. Кто стар – то отец, кто млад – то брат, се же братья надлежит нам живот и смерть потягнем… за свое отечество.

    Смутно угадывая ту силу, что поставила эти крепости, и могучее желание мирных людей жить спокойно в своих пределах, М. Меховский и увеличил число крепостей псковского края.

    В древности на Руси крепостные и сторожевые башни называли кострами. Некоторые ученые считают, что название это восходит к временам былинным, когда богатырские заставы, стоявшие на дальних рубежах своей земли, зажигали на вершинах холма, горы или иной какой «твердости самородной» сигнальный костер. И тут же в отдалении вспыхивал другой, за ним третий, так и бежала к городам и поселкам тревожная весть. Потом на пограничных рубежах выросли крепости, каждая из которых стала сторожевой башней – каменным костром. Незримая крепостная стена протянулась на Руси на тысячи верст – от города к городу. «И каков город, и какова которая башня мерою… то писано в тех тетратех подлинно, порознь, по статьям».

    Неприступно, как былинные богатыри на заставах, встали около семи веков назад эти каменные крепости на рубежах вольных земель Пскова и Великого Новгорода. За два столетия, когда собирались русские земли в единое государство, выросла здесь единая система крепостей. Северная линия обороны начиналась в верховьях Волхова, потом она шла на запад вдоль южного берега Ладожского озера к восточному берегу Финского залива. Западная линия проходила по восточным берегам Чудского, Теплого и Псковского озер, спускаясь на юг к истокам реки Великой.

    Себеж, Опочка, Гдов, Печоры, Изборск… Много славных мест на древней Псковской земле, и среди них – небольшой городок Порхов, живописно раскинувшийся над извилистой рекой Шелонью. Принято считать, что город возник в 1239 году, когда в «Новгородской летописи» было записано:

    В лето 1239 оженися князъ Олександръ в Новегороде, поя въ Полотьске у Брячеслава дщерь, и венчаша в Торопчи… Того же лета Олександръ съ Новгородци сруби городцы по Шелони.

    Крепость предназначалась охранять владения Великого Новгорода на юго-западе. В 1200 метрах от каменной крепости, выше по течению Шелони, сохранилась ровная площадка, обнесенная земляным валом и рвом. С двух сторон она омывалась Шелонью и пересохшей ныне речкой Дубянкой. Этот мыс оказался очень удобным местом для возведения деревянной крепости: высота ее валов с внутренней стороны достигала 3 метров, а снаружи в древности они были еще выше. На этих валах порховичи и возвели деревянные стены при Александре Ярославиче, но, по народному преданию, оно уже давно было заселено славянами.

    Первая военная гроза пронеслась над Порховом через столетие после основания города, когда его осадил литовский князь Ольгерд. Он «приехав с братьями, со всею литовскою силою, и взяша Шелону до Голинъ и Лугу до Сабля на щитъ, а с Порховского городка окуп взяша 300 рублей и 60 новгородских».

    К началу XIV века Порхов превратился в пригород Великого Новгорода, и административно его жизнь походила на новгородскую: он имел свой торг, народное вече, свой суд, но без права выносить смертные приговоры без разрешения Новгорода. В отличие от других пограничных крепостей Порхов занимал наиболее видное место в обороне Новгорода. Удобное стратегическое положение на самой юго-западной границе, выгодное положение на торговом пути между Псковом и Новгородом выделяло город из ряда других крепостей на границе Новгородской республики. Поэтому новгородское вече постановило: «Построити город Порхов каменны».

    Каменную крепость строили около 10 лет – с 1378 по 1387 год. Для возведения новых укреплений мастера выбрали очень удобный и живописный мыс, вокруг которого река Шелонь делает свой очередной изгиб. Крепость строили жители окрестных сел и деревень под руководством воеводы Ивана Федоровича – замечательного мастера и знатока военного зодчества, умело использовавшего природный рельеф местности. С юго-западной стороны была возведена неприступная стена; с северо-восточной, откуда более всего ожидалась осада, выстроили четыре высоких башни, которые в основании были совершенно разной формы. Малая башня была прямоугольная и значительно выступала с наружной стороны крепости: толщина ее стен равнялась приблизительно 1,4 метра. На каждой из трех ее наружных стен располагалось по три щелевидные бойницы, расширяющиеся вовнутрь.

    На северо-восточной стороне крепости поднялась Никольская башня, под которой имеется проход под стену. В XVIII веке над башней надстроили колокольню. До настоящего времени лучше всего сохранилась Средняя башня, которая в плане имеет подковообразную форму. Она расположена в восточной части крепости, и толщина ее стен достигает 4 метров. А вот Псковская башня более 100 лет назад была подмыта полноводной тогда Шелонью и обрушилась: восстанавливать ее не стали.

    В разные времена под стены каменного Порхова приходили многие завоеватели, но защитникам всякий раз удавалось отстоять свою землю. Только в начале XVII века, в период Русско-шведской войны, крепость была сдана шведам. После их ухода она утратила свое военное значение, и вокруг нее стал расти город.

    С присоединением к Москве княжества Тверского и Великого Новгорода в 1485 году Великое княжество Московское превратилось в централизованное государство. Летом того же года Иван III стал именовать себя государем «всея Руси», заявляя тем самым претензии на господство над всеми русскими землями – в том числе и над теми, которые входили в состав Великого княжества Литовского. В последнее десятилетие XV века он попытался обрести выход к Балтийскому морю, без чего невозможно было установить прямые торговые связи с Западной Европой.

    Большую опасность в те годы представляли для русских Швеция и Ливонский орден, поэтому на Балтике требовался порт для обороны земель, расширения торговли и создания собственного флота. И такой крепостью-портом на море, «которым опоясывается и замыкается земной круг», стал Ивангород. Место для новой крепости выбрали на крутой излучине реки Наровы – Девичьей горе, на которой в языческие времена собирались весной девушки и водили хороводы. Гора, уступами обрывающаяся к речным водам, весьма выгодно располагалась со стратегической точки зрения. Строгий четырехугольник с тремя приземистыми квадратными башнями по углам был врезан в высокий берег точным расчетом. Эти строгость и четкость были так же торжественно державны, как и слова летописи, отметившие появление нового города:

    В лето 7000… прислал князь Иван Васильевич всея Руси воеводы своя и повелел поставить на рубеже близ моря Варяжского на устии Наровы город и нарече его в свое имя Ивангород; и оттоле пересташа немци ходить на Русь.

    Ивангород. В центре – Колодезная башня с тайником

    Сначала Ивангородская крепость была столь небольшой, что по легенде мастера отмеряли длину ее стен ремнями, нарезанными из одной лошадиной шкуры. Она встала напротив Ливонского замка, стены которого настороженно высились на другом берегу Наровы. Расстояние между крепостью и замком равнялось всего 150 метрам – одному полету камня малой баллисты. Крепость представляла собой выдвинутую в сторону Нарвского замка цитадель, окруженную тыном, и примкнувший к ней огромный, но более низкий Большой Боярший город с круглыми башнями по углам. О появлении новой крепости иностранные послы и лазутчики спешно отправили депеши в столицу Швеции, магистру Ливонского ордена и королю Дании. Фогт Нарвы сообщал магистру Ливонского ордена:

    Замок и палисад на русской стороне еще не завершены, но четыре башни уже есть, стены с зубцами высотой 7 саженей и башни в 9 саженей высотой… Они не выстроили пока никакого укрепления и сруба, откуда могли бы стрелять пушки, что меня очень удивляет… Русские построили крепостные стены и башни и оставили их стоять без народа; ваша милость могла бы взять этот город, разве что некоторое кровопролитие может быть с нашей стороны.

    Возведение Ивангорода, а затем строительство наплавных мостов и дороги, соединившей крепость с Ямгородом, стоявшим на реке Луге, – все это сильно обеспокоило соседей. Гроссмейстер Ливонского ордена писал тогда, что новая русская крепость «будет процветать во вред нашему Ордену… и причинять большой вред замку Нарвы». И в августовское утро 1496 года 60 шведских кораблей вошли в устье Наровы. Рыцари числом 6000 человек, поддерживаемые огнем осадной артиллерии, бросились на штурм Ивангорода. Несколько дней длилась осада, несколько дней беспрестанно летели в крепость чугунные ядра, и над Ивангородом стояло зарево пожара. А в крепости было тогда всего два-три десятка стрельцов. Последний штурм длился семь часов, и, когда уже не осталось на стенах защитников, шведы ворвались в город.

    Быстро дошла весть о захвате Ивангорода до Пскова, и нарочные, загоняя коней по осеннему бездорожью, поспешили с тревожной вестью в Москву. Но, не дожидаясь прихода московского войска, к Ивангороду двинулось уже псковское ополчение. И шведы, прослышав про то и не приняв бой, побежали «из града в море», взорвав стены и башни крепости.

    В том же 1496 году она была восстановлена, и, как писал один из иностранных очевидцев, город стал «еще более красивым и более защищенным». Псковские и новгородские мастера не только возвели новые укрепления Ивангорода, но и пристроили к ним стены с башнями. Каменные стены, заменившие первоначальный тын крепости, заняли всю северо-западную часть Девичьей горы и защитили цитадель с наиболее уязвимой стороны – со стороны вражеского замка. В пристроенную часть входили две башни – Колодезная и Пороховая. Первая из них имела тайный спуск к колодцу, находившемуся у самой воды.

    Через 10 лет по повелению московского князя в крепости начались новые строительные работы, в результате которых были возведены Замок и Передний город и произведена частичная модернизация каменных укреплений. Тогда появились сводчатые перекрытия башен, щелевидные бойницы с трапециевидной печурой и т. д.

    Иван Грозный тоже расширял и укреплял Ивангород, но, как известно, Руси не удалось закрепить успехи начального периода Ливонской войны. Против нее выступили Речь Посполитая и Швеция: летом 1581 года шведы взяли Копорье, Корелу, Яму, а 17 сентября пал и Ивангород. Еще один этап в истории Ивангорода приходится на период шведского господства – почти весь XVII век. На руинах разрушавшейся юго-западной стены крепости в 1650-х годах был выстроен пороховой погреб; возможно, еще один пороховой амбар находился у восточной башни крепости.

    Исчезло время, что разделило заросшую мхом выбоину от ядра и следы пуль на уровне человеческой груди у восточной стены Ивангорода, где фашисты добивали раненых красноармейцев. Это время навсегда ушло от нас и навсегда осталось с нами!

    Тихо и спокойно сейчас в старых крепостях. Неторопливо смотрятся в темные воды реки Шелонь стены Порхова, которые одними из первых испытали на себе действие огнестрельного оружия. Неторопливо шелестят дубы Велья на грузных валах меж двух светлых озер, над которыми висят стрекозы и высоко в небе поют птицы. Ворчливо вспарывает Волхов свой глинистый берег, где почти к самой воде спускаются фундаменты Старой Ладоги – одной из древнейших новгородских крепостей. Спокойные дороги идут по мосту, похожему на римский акведук, к раскрытым воротам Копорья – форпосту новгородской земли.

    Отгремели осады и сражения, оставив на страницах каменных летописей беды и радости тех, кто строил эти стены и вверял им свою судьбу. Историки, археологи и архитекторы прочитали много страниц этой каменной летописи, но остались еще и непрочитанные строки. Затерялись в них и имена многих безвестных героев, но осталась память о них в выщербленных ядрами стенах, что сейчас мирно стоят в луговой траве и безмятежно смотрят черными бойницами в чистое голубое небо над землей, которую они защищали…

    «Горное гнездо» в царстве рулетки

    Княжество Монако, если не считать Ватикана, – самое маленькое государство в Западной Европе. Монако – это пара диких утесов, омываемых перламутровыми водами Средиземного моря и покрытых вечно ясным, голубым небом. Как орлиное гнездо, приютилось на этих скалах древнейшее в Европе государство. Альпы окаймляют Монако красивым амфитеатром горных вершин, на протяжении многих веков защищавших крохотную страну не только от северных ветров, но и от набегов завоевателей.

    Жители Монако – монегаски – с гордостью говорят, что их страна существует с такой незапамятной древности, что Вечный город Рим кажется перед ней просто мальчишкой. Основание государству было положено задолго до возведения египетских пирамид, потому они и взирают на него с завистью. По преданию основал Монако сам Геркулес, который, возвращаясь из Испании, заложил город у порта, назвав его своим именем – Portus Herculis. А по имени порта стал называться и город – Portus Herculis Monaci, что означает «уединенный». Некоторые из монегасов идут еще дальше в определении древности своего государства и приписывают его основание финикийскому полубогу Мелькарту.

    Время разрушило великую Римскую империю, империи Карла Великого и Наполеона, но пощадило это крошечное государство, хотя оно принимало участие в войнах и революциях двух империй. Уединенное положение Монако позволило его владельцам сохранять относительную независимость на узкой полоске береговой земли длиной всего в три километра. Все княжество можно пешком обойти часа за два: места явно не хватает, и дома уступами громоздятся на склонах гор. В узких улочках, меж высоких каменных домов, плотно прижатых друг к другу, прохладно, тихо и веет стариной. На одном из зданий можно прочитать: «Улица Гримальди». С этим родом история Монако связана более тысячелетия.

    Одним из старейших в княжестве является форт Антуан, а некогда на берегах Средиземного моря стояли десятки таких укреплений. Например, если, выехав из Ниццы, обогнуть полуостров Сент-Оспис, то за кронами деревьев можно увидеть силуэт арабской крепости Оз. В древности в ней укрывались сарацины, совершавшие набеги на южное побережье Галлии.

    В Средние века крепость Монако называли «каменным гнездом». Тогда говорили: «Кто владеет крепостью, тот держит ключ от Средиземноморья». Скрипучая лестница ведет на смотровую башню форта, откуда открывается безбрежная панорама моря.

    В давние времена Монако было колонией Генуи. В 951 году германцы, совершив бросок через Альпы, покорили Рим, и королем Италии стал император Оттон I, но тогда генуэзцы не потеряли своего владения. Однако, как рассказывают, семь веков назад некий Франсуа Гримальди, одевшись монахом, попросился на ночлег в замок, принадлежавший тогда генуэзцам. Ночью он открыл своим людям крепостные ворота и, перебив гостеприимных хозяев, объявил себя правителем. Так будто бы было положено начало княжескому роду, который правит в Монако и поныне.

    Средневековая история Монако полна жестокой борьбы за власть, кровавых государственных заговоров. В XVI веке князь Жан II Гримальди был убит на двенадцатом году правления своим братом Люсьеном. Братоубийца княжил 18 лет, пока не пал от руки своего племянника Бартоломео Дориа. Преемник последнего Геркулес правил пятнадцать лет, а потом был утоплен в ванне во время купания.

    Сейчас о дурной славе Монако предпочитают не говорить. Лишь герб княжества, на котором изображены два монаха с обнаженными мечами, напоминает, что здешние рыцари некогда были грозой для жителей богатого Прованса.

    Княжество расположено очень выгодно – на самом перекрестке торговых путей, поэтому в древности оно было то оживленным центром негоциантов, то гнездом пиратов. В ту пору крепость контролировала горные дороги, по которым шествовали караваны с товарами. И на подходах к «каменному гнезду» его владельцы совершали дерзкие набеги. Франсуа Гримальди нападал на торговые суда, проходившие неподалеку от его владения, и безжалостно обирал богатых купцов. Преемники князя решили узаконить грабежи и потому ввели для купцов плату за проезд через Монако. Цена определялась в два процента от стоимости провозимого груза. Традиция грабежей переходила от отца к сыну, и так продолжалось не один век, лишь Великая Французская революция на время обуздала это разбойничье гнездо. В 1793 году Национальный конвент монегасков принял решение присоединиться к Франции, но после падения Наполеона монархия в княжестве была восстановлена, и к Гримальди вернулось право «на грабежи».

    На рубеже XIX–XX веков княжество Монако имело жандармов, армию в 800 человек и даже артиллерию, состоявшую всего из трех пушек, выставленных на дворцовой площади на радость и гордость монегаскам. Но надпись была очень красноречивой: «Ultima ratio regum» («Последний довод королей»).

    Столица княжества Монако стоит на отвесной скале, с трех сторон омываемой морем, а четвертой стороной примыкает к Франции. Старинный замок, обнесенный крепостной стеной, как корона венчает вершину утеса. Четыре зубчатые крепостные башни, похожие на шахматные ладьи, смотрят прищуренными бойницами и на сушу, и на море. В крепостной стене всего один вход – арка сводчатых, словно туннель, ворот. По обе стороны стоят караульные будки, разрисованные в красно-белую пограничную елочку.

    Княжеский замок, богатство и разнообразие растительного мира в крошечном княжеском саду, нежное благоухание цветов, веселое небо – все создавало на обнаженном утесе убежище, которому могли позавидовать «зимние сады» могущественных монархов. Но не все князья видели красоты пышной растительности, окружавшей дворец, или чудного моря, даже в декабре залитого лучами солнца. Князь Карл III был слеп, и это несчастье постигло его, когда ему было чуть больше 30 лет.

    Все произошло оттого, что и в крошечном Монако оказались недовольные. Жители Ментоны подняли бунт, и князь Карл III, вознегодовав, встал во главе своей армии и пошел усмирять бунтовщиков. Война велась с переменным успехом: и та и другая сторона показали, что недаром в их жилах течет кровь Геркулеса и Мелькарта. Война эта могла бы благополучно окончиться, если бы не шальная пуля, попавшая в князя. После этого жители Ментоны сделались так противны князю, что он продал их Наполеону III за несколько миллионов франков.

    Но однажды к князю Карлу III явился некий Франсуа Блан и сказал, что, взимая дань за проезд через Монако, они занимаются ребячеством. О происхождении самого Ф. Блана ходят разные рассказы: например, говорят, что в 1850-х годах он держал рулетку в Гамбурге. Плененный местоположением Монако, Франсуа Блан понял, что на этих красивых скалах можно создать приманку для праздных светских европейцев. Он попросил кусок территории по другую сторону бухты, чтобы построить там город, который очарует всю Европу. За это он обещал отдавать князю десятую часть дохода, но тот торговался, так как хотел получать четверть дохода. Однако делец был упрям, и, когда, казалось бы, переговоры зашли в тупик, он выложил свою козырную карту.

    – Соглашайтесь на десятую часть, – сказал он, – и вы войдете в историю. Город, который будет здесь построен, я назову вашим именем.

    Сделка состоялась, и на голых утесах, спускающихся к морю, вырос Монте-Карло, в котором предприимчивый Франсуа Блан открыл первое казино.

    В аденском «Кратере» и вокруг него

    Древнейший период аденской истории окутан легендами, и в одной из них рассказывается следующее:

    Если праведный человек поднимется в полнолуние на вершину холма на острове Сира и посмотрит вниз, то увидит чудо. В отраженном свете луны перед его восхищенным взором предстанет волшебный город Ирам, который построило племя титанов по имени «ад». Они шли из Лахджа в Хадрамаут, чтобы создать там «рай», но путь им преградила река Таакир, и титаны в течение 70 лет рыли туннель, пока не вышли на равнину, где и построили город.

    Все здания в Ираме были украшены колоннами из золота, серебра и драгоценных пород деревьев. Город утопал в изумрудных садах, раскинувшихся на жемчужных берегах медовых рек. Но Аллах не стерпел вызова титанов и направил на город песчаную бурю, которая погубила почти все его население и разрушила здания.

    Изначальный из всех районов Адена[27] – Кратер, появившийся так давно, что даже трудно установить, когда именно. Первые упоминания о нем, которые встречаются в Библии, относятся ко времени царей Сабы; в главе 27й «Книги пророка Иезикииля» говорится о «купцах Савейских» и т. д.

    Больше половины Адена устроилось у скал, на скалах и под скалами. Скалы создали город, скалы и отделили в нем один район от другого. Очень заманчиво было иметь с трех сторон в качестве укреплений и прикрытий 500метровые края вулкана и лишь неширокий выход к морю. Город поступил как рак-отшельник, сделавший своим домом пустую раковину. Примерно в Х веке в скалах пробили туннель, а позже проход, который впоследствии расширили. Теперь через него идет дорога, соединяющая Кратер с другими районами города. Когда-то туннель был единственным выходом из Адена, причем подземным, он так и назывался – аль-Баб-эль-Бур (Проход на суше). В XVIII веке его называли «Воротами водоносов», потом он был известен как «Верблюжий тоннель», так как до середины ХХ века через него входили в город караваны верблюдов.

    Как и любой древний город, Аден повидал всякое и пережил многое. В 24 году до нашей эры божественный император Август послал завоевать его свой Х легион, которым командовал Элия Галла – римский наместник в Египте. Римский император полагал, что вокруг города добывают золото, ладан и мирру, бывшие тогда ценнейшим товаром. Однако римские легионеры сгинули где-то в песках Аравии, а сам император вскоре переключил свою энергию на другие дела.

    В VI веке Аден был оккупирован эфиопами, а затем персами. В XII веке город захватили отряды арабского полководца Салах-ад-Дина. Аден приобретал все большее значение как порт и перевалочный пункт, он перестал укрываться внутри созданной природой крепости и стал расти за ее пределами. Перешеек, образовавшийся в результате заиления, увеличился до таких размеров, что на него можно было попасть по суше. Низина, заливаемая водой во время приливов и отделявшая Аден от суши, была засыпана.

    Аден посещали известные путешественники Марко Поло и Ибн Баттута, и каждый оставил записи о городе. Например, венецианец Марко Поло писал:

    Живут там сарацины, молятся Мухаммеду, а христиан ненавидят. Много тут городов и замков, и есть пристанище, куда приходят суда с товарами из Индии… Везут из этой пристани в Индию много красивых да дорогих арабских скакунов, и большая купцам прибыль от этого товара.

    Ибн Баттута видел в Адене огромные резервуары для сбора дождевой воды. Время их создания до сих пор не установлено, и на этот счет у ученых имеются только гипотезы. Однако всем ясно одно: чтобы в древности вырубить в скалах гигантские водохранилища в условиях аденского климата, нужно было располагать огромной армией рабов. Резервуары находятся в Кратере и соединены между собой так, чтобы дождевая вода и потоки с гор наполняли их один за другим. При этом система резервуаров функционировала только тогда, когда содержалась в чистоте. А так как из-за песчаных бурь они часто засорялись, то за ними был установлен постоянный уход.

    После длительных странствий в 1509 году побывал здесь и итальянец Л. де Вартема, который называл Аден самым укрепленным городом из всех, которые он когда-либо видел на равнинной местности. С двух сторон его окружают горы, с двух других – крепостные стены. Пять замков возвышаются над Аденом, а суда бросают якорь у подножия одной из гор, которую увенчивает форт.

    Когда Адену стали угрожать турки, египтяне и португальцы, аденский эмир Муирджан укрепил стены и построил новые оборонительные сооружения вокруг Кратера. Чтобы корабли неприятеля не могли приблизиться к берегу, были возведены 3угольный форт и каменная башня в северо-восточной части острова Сира.

    В Средние века особенно беспокоили жителей Адена португальские пираты. Поэтому, когда в 1538 году в Аденской бухте появился турецкий флот, горожане даже обрадовались, так как подумали, что это пришли к ним на помощь единоверцы. Эмир бин Дауд, управлявший тогда Аденом, с готовностью согласился поставлять морякам Османской империи провиант и даже сам отправился на корабль адмирала – благодарить и приветствовать. Но назад эмир не вернулся: единоверцы повесили его на рее, высадились на берег и занялись грабежом. С тех пор Аден, бывший до того главным портом аравийской торговли, начал хиреть.

    Турки владели городом почти 100 лет – до 1630 года, но строили в Адене немного. Однако они возвели по гребню гор между Кратером и Хормаксаром крепостную стену и установили на ней огромные медные пушки, которые смотрели в море. Построили они и зигзагообразную каменную дорогу, которая когда-то вела на вершину горы Шамсон, где располагался сторожевой пост.

    В 1609 году в Аден прибыл корабль, принадлежавший английской Ост-Индской компании, на котором находился представитель этой компании Джон Джурдейн. Он характеризовал Аден как неприступную крепость, окруженную стеной с тремя воротами. Наиболее уязвимые для нападения ворота были укреплены железной решеткой, которую можно было поднимать и опускать. Порт находится в окружении гор, на которых тоже имеются крепости и сторожевые посты. С моря порт прикрыт «весьма высоким островом, лежащим на расстоянии ружейного вы