[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Том 15

Содержание

[В.И. Ленин. Полное собрание сочинений]



Владимир Ильич Ленин


ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА» 1972


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ТОМ

15

Февраль ~ июнь 1907

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА» 1972


ЗК2 __ 0112 - 077

Jl Подписное 079(02) -73


VII

ПРЕДИСЛОВИЕ

В пятнадцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написанные в феврале - июне 1907 года. Основное содержание тома составляют статьи и материалы, связанные с важнейшим в жизни партии событием этого периода - V съездом РСДРП.

В истории революции 1905-1907 годов указанный период характеризуется дальнейшим общим спадом революции и наступлением реакции, репрессиями против революционного народа и особенно против рабочего класса и его передового отряда - большевиков. Вводя военно-полевые суды, усиливая репрессии, царизм шел также по пути «угнетения и подавления народной свободы посредством монархической «конституции»» (В. И. Ленин. Сочинения, 4 изд., том 13, стр, 15), распространяя и культивируя, при помощи контрреволюционного либерализма, конституционные иллюзии. Однако пролетариат отступал с боями. Рабочие передовых промышленных губерний России, руководимые большевиками, собирались с силами, пытались приостановить отступление и снова перейти в наступление. Весной 1907 года стачечная борьба рабочих усилилась по сравнению с 1906 годом. Во второй четверти 1907 года в политических стачках участвовала 271 тысяча рабочих (в соответствующей четверти 1906 года в политических стачках участвовало 257 тысяч). Оценивая впоследствии этот подъем стачечного


VIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

движения весной 1907 года, Ленин писал: «Статистика показывает нам, что дело шло не об «ожиданиях романтиков», а о фактически имевших место перерывах, приостановках отступления. Не будь этих приостановок, событие 3-го июня 1907 года, исторически совершенно неизбежное, поскольку отступления оставались отступлениями, имело бы место раньше, может быть, целым годом, или даже более чем годом раньше» (Сочинения, 4 изд., том 16, стр. 379).

Настроение крестьянства также продолжало оставаться революционным. Столыпинское аграрное законодательство являлось попыткой открыть последний клапан, чтобы предотвратить революцию, сохранить власть, собственность и привилегии крепостников-помещиков, создать самодержавию опору в виде кулачества. В действительности оно лишь ускорило капиталистическую эволюцию страны по «прусскому пути» и насильственную экспроприацию основных масс крестьянства, обострило противоречия и усилило классовую борьбу в деревне. Революционное настроение крестьянства нашло отражение в выборах во вторую Государственную думу. Крестьяне выбрали в Думу только 7,5% правых; подавляющее число избранных крестьянами депутатов (67,95%) было левее кадетов.

Вторая Дума, несмотря на спад революции и военно-полицейские репрессии, оказалась более левой по составу, чем первая. Время ее работы совпало с наивысшим подъемом стачечной волны в 1907 году. Через неделю после открытия Думы в статье «Близкий разгон Думы и вопросы тактики» Ленин писал, что созыв Думы для царского правительства был вынужденной необходимостью. Оно попыталось еще раз, одновременно с усилением репрессий, созвать Думу ради соглашения с буржуазией о совместной борьбе с революцией.

Обострение классовой борьбы в городе и деревне в связи с продолжавшимся экономическим кризисом, безработицей в городах и голодовками в деревнях, рост политического сознания всех классов, выразившийся в усилении крайних партий - с одной стороны, прямых контрреволюционеров-черносотенцев, с дру-


IX
ПРЕДИСЛОВИЕ

гой - партий социал-демократической и народнических, - а также в ослаблении партии центра, т. е. либерально-буржуазной партии кадетов, совершенно отчетливо доказавшей свое стремление прекратить революцию путем сделки с царизмом, - таковы были положение и расстановка классовых сил в стране.

Анализ объективных условий подтверждал вывод Ленина, большевиков о том, что происходивший в то время в России кризис являлся кризисом не конституционным, а революционным, ведущим к непосредственной борьбе масс против самодержавия. Положения большевиков о том, что буржуазно-демократическая революция не закончена, ее задачи не разрешены и объективные условия таковы, что о завершении революции не могло быть и речи, имели самое важное значение. Нельзя было сказать с полной уверенностью, что контрреволюция победила окончательно, еще можно было надеяться на новый подъем революционного рабочего и крестьянского движения.

Вопросы тактики, выдвинутые в партии революцией 1905-1907 годов на первый план, весной 1907 года продолжали сохранять первостепенное значение. IV (Объединительный) съезд партии (10-25 апреля (23 апреля - 8 мая) 1906 г.), на котором победили меньшевики, не принял резолюции об оценке момента и задачах пролетариата в революции, т. е. не дал партии тактической линии. А без правильного понимания основных задач пролетариата и его партии была невозможна никакая выдержанная, принципиальная политика. Оппортунистическая линия меньшевистского ЦК, избранного на IV съезде партии, оказалась в противоречии с волей большинства партии и особенно партийных организаций крупных промышленных центров; ни одно мероприятие ЦК в связи с важнейшими событиями в стране, ни один из его лозунгов не находили поддержки большинства партийных организаций. Формально существовала единая партия, на деле их было две, две фактически отдельные организации, две фракции, которые по каждому серьезному вопросу вырабатывали две тактики. Меньшевистский ЦК


X
ПРЕДИСЛОВИЕ

притуплял и суживал лозунги революционной борьбы пролетариата, стремился замкнуть революционную борьбу масс в рамки урезанных лозунгов, приспосабливал пролетарскую политику к политике либеральной буржуазии. Банкротство ЦК было прежде всего и больше всего банкротством политики оппортунизма, говорил Ленин на V съезде партии.

В этих сложных условиях на большевиков легла важнейшая историческая задача: дать правильную, марксистскую оценку момента и основных тенденций общественно-экономической и политической эволюции страны, вскрыть политическую группировку классов и партий, определить, каковы, при данной группировке общественных сил, основные задачи пролетариата и его партии. От этого анализа зависел стратегический план партии и ее тактика, ее борьба за гегемонию пролетариата в общедемократическом освободительном движении.

В статье «К вопросу об общенациональной революции», написанной в канун V съезда партии и имеющей важное теоретическое и практическое значение, Ленин, указывая, что для победы революции необходимо сознательное участие в борьбе большинства населения, резко выступил против антимарксистского применения понятия общенациональной революции как общей формулы и критерия тактики. «Понятие «общенациональная революция», - писал он, - должно указывать марксисту на необходимость точного анализа тех различных интересов различных классов, которые сходятся на известных, определенных, ограниченных общих задачах. Ни в каком случае не может служить это понятие для того, чтобы затушевывать, заслонять изучение классовой борьбы в ходе той или иной революции» (настоящий том, стр. 276-277). В условиях, когда в ходе классовой борьбы вскрыта глубокая пропасть между интересами различных классов и партий, Ленин требует точного анализа их, замены общих и неясных политических и экономических требований конкретными и определенными. Он ставит перед социал-демократией задачу - твердо отстаивая классовые социа-


XI
ПРЕДИСЛОВИЕ

листические интересы пролетариата, идти в авангарде всей демократии в борьбе за требования демократической революции, против черносотенного самодержавия и контрреволюционной либеральной буржуазии.

Обстановка в стране и в РСДРП требовала немедленного созыва съезда партии. Съезд должен был определить линию партии, укрепить ее организационно; в условиях надвигающейся реакции надо было накопить силы и подготовить партию к новым боям.

Подготовка к V съезду РСДРП проходила в непримиримой борьбе с оппортунистической частью партии, меньшевиками, за победу большевизма. Когда по требованию большинства крупнейших организаций, вопреки упорному сопротивлению меньшевиков, был назначен новый съезд, обе фракции формально единой партии - большевики и меньшевики - выступили каждая со своей платформой.

Ленин наносит сокрушительный удар соглашательской тактике меньшевиков, выступивших с «Тактической платформой к предстоящему съезду» и проектами резолюций «Об отношении к Государственной думе», «О массовых рабочих организациях и о рабочем съезде». Эти документы представляли собой шаг назад по сравнению с меньшевистскими же проектами резолюций к IV съезду партии. Они приспособляли всю работу партии к легальной думской деятельности, обосновывали будущее ликвидаторство.

В большевистской платформе - «Проектах резолюций к пятому съезду РСДРП», которыми открывается пятнадцатый том, а также в произведениях, написанных в ходе подготовки к съезду: «Платформа революционной социал-демократии», «Как не следует писать резолюций», «Интеллигентские воители против господства интеллигенции», «Тактическая платформа меньшевиков», «Сердитая растерянность (К вопросу о рабочем съезде)» и других - Ленин дает глубокую оценку современного момента буржуазно-демократической революции и соотношения всех классов и партий в революции, определяет основные задачи пролетариата и партии в тот период, выясняет принципиальные основы


XII
ПРЕДИСЛОВИЕ

политических расхождений между революционной и оппортунистической частями партии. Эти произведения подводят итоги борьбы, которую неустанно вел Ленин, большевики против оппортунизма и хвостистской тактики меньшевиков, за выдержанную классовую пролетарскую политику в течение всего периода первой русской революции. Они являются образцом непримиримой борьбы за принципы революционной социал-демократии. В них Ленин, разъясняя и обосновывая основные положения платформы большевиков, подвергает уничтожающей критике тактику меньшевиков, вытекавшую из их в корне оппортунистической позиции в одном из центральных вопросов - об отношении к буржуазным партиям и в первую очередь к либерально-монархической партии кадетов.

Расхождения внутри российской социал-демократии по вопросу об отношении к буржуазным партиям, связанные с различной оценкой большевиками и меньшевиками характера и перспектив революции в России, обострились еще в первой половине 1905 года; из различной оценки вытекали различные стратегические планы и различная тактика двух частей партии. Большевики с самого начала революции ясно видели стремление кадетов прекратить революцию посредством уступок, приемлемых для черносотенцев и самодержавия. III съезд партии в резолюции «Об отношении к либералам» рекомендовал членам партии разъяснять рабочим антиреволюционный и противопроле-тарский характер буржуазного либерализма, подчеркнул необходимость борьбы с попытками либеральной буржуазии захватить гегемонию в революционном движении. Проект резолюции большевиков об отношении к буржуазным партиям, написанный В. И. Лениным к IV съезду, определял роль рабочего класса как гегемона буржуазно-демократической революции в России и требовал беспощадного разоблачения партии либеральной буржуазии, проводившей политику соглашения с царизмом.

На IV съезде партии меньшевики отказались признать тот непреложный факт, что либералы идут на сделку с самодержавием. В статье «Платформа рево-


ХIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

люционной социал-демократии» Ленин писал: «Еще вчера, можно сказать, Плеханов и его единомышленники из правого крыла РСДРП объявляли эту идею большевизма, упорно отстаиваемую нами в течение всего 1906 года (и даже раньше, с 1905 года, со времени выхода брошюры «Две тактики»), - объявляли ее полуфантастической догадкой, порожденной бунтарским взглядом на роль буржуазии или по меньшей мере несвоевременным предупреждением и т. д.

Сегодня все видят, что мы были правы» (стр. 84).

В ряде статей тома Ленин разоблачает реформистские лозунги меньшевиков и, в частности, поддержку ими кадетского лозунга «думского» или «ответственного министерства» как попытки перевести борьбу против самодержавия на рельсы реформизма. «Поступать так, - пишет Ленин о тактике меньшевиков, - значит действовать вполне по Бернштейну» (стр. 107).

Действительное значение и смысл политики царского самодержавия и черносотенных партий, предательство кадетов и шаги, которые делали в Думе черносотенное самодержавие и либерально-монархическая буржуазия навстречу друг другу, чтобы задушить революцию, Ленин раскрывает в статьях «Открытие второй Государственной думы», «Вторая дума и задачи пролетариата», «Близкий разгон Думы и вопросы тактики», «Мягко стелют, да жестко спать», «Основы сделки», «Дума и утверждение бюджета», «Кукушка хвалит петуха...», «Дума и русские либералы» и др. В них дается анализ изменений, происшедших в политической группировке классов и партий со времени I Государственной думы, показана эволюция всех классов и партий в русской революции, определена роль кадетов, перешедших от колебаний между реакцией и народной борьбой к прямой ненависти к народной борьбе, откровенно и цинично выраженному стремлению прекратить революцию, договориться с реакцией.

Ленин проводит резкую грань между партиями либерально-монархическими и тру-довическими. В статье «Кадеты и трудовики», давая сравнительную характеристику аграрных проектов кадетов и трудовиков,


XIV
ПРЕДИСЛОВИЕ

Ленин ясно показывает, что кадеты - это либеральная партия, которая стремится прекратить революцию путем примирения помещика и крестьянина, в ущерб крестьянину, в то время как трудовые партии (трудовики, энесы, эсеры), т. е. городская и особенно крестьянская мелкобуржуазная демократия, стремятся к дальнейшему развитию революции. Ленин приводит положение, определявшее основы всей большевистской тактики, много раз повторявшееся им и подкрепленное опытом революции 1905-1907 годов, о том, что победа буржуазно-демократической революции в России возможна лишь в том случае, если пролетариат поведет за собой крестьянство и против старого порядка, и против контрреволюционного либерализма.

Ленин подвергает резкой критике нерешительность и колебания народнических партий, разоблачает их утопизм и «псевдосоциалистичность». В статьях «Мелкобуржуазная тактика», «Торжествующая пошлость или кадетствующие эсеры», «Анемичная Дума или анемичная мелкая буржуазия» и др. Ленин указывает, что самым уязвимым местом мелкобуржуазной политики этих партий является неумение и неспособность избавиться от идейной и политической гегемонии либеральной буржуазии, что основная задача социал-демократии состоит в том, чтобы неуклонно разрушать гегемонию либералов над демократами, неуклонно освобождать мелкобуржуазную массу из-под влияния кадетов и подчинять ее воздействию и влиянию социал-демократии.

Систематическая борьба большевиков против гегемонии либерально-монархической буржуазии, за высвобождение из-под ее влияния крестьянства, за союз рабочего класса и крестьянства в период революции 1905-1907 годов нашла отражение в тактике «левого блока» на выборах во вторую Государственную думу и в самой Думе. Идея «левого блока», выдвинутая большевиками, имела реальное значение в борьбе за отвоевание части мелкобуржуазных слоев города, находившихся под влиянием кадетов. В статьях «Выборы в Думу и тактика русской социал-демократии», «Тактика


XV
ПРЕДИСЛОВИЕ

РСДРП во время избирательной кампании», анализируя исход выборов во вторую Государственную думу и характеризуя на основании цифровых данных политическую силу различных классов России, Ленин делает вывод о том, что политика меньшевиков, смысл их блоков с кадетами состоит не в устранении «черносотенной опасности», как заявляли они, а в отказе от самостоятельной политики рабочего класса и ее подчинении либералам. Вопреки меньшевикам, «левый блок» имел успех в 22-х крупнейших городах; на выборах в Петербурге «левый блок» собрал 25% голосов избирателей, привлек на свою сторону часть мелкобуржуазных слоев города, вырвав их из-под влияния кадетов. Успехи «левого блока» были бы гораздо большими, если бы меньшевики не сыграли роль штрейкбрехеров и не помешали бы победе левых партий в Петербурге. Ленин разоблачает меньшевиков, не постеснявшихся, ради блока с кадетами, расколоть петербургскую социал-демократическую организацию.

Впоследствии, определяя сущность левоблокистской тактики, Ленин писал: ««Заставлять» наиболее многочисленную в стране демократическую массу (крестьянство и родственные слои неземледельческой мелкой буржуазии) «делать выбор между кадетами и марксистами»; вести линию «совместных действий» рабочих и крестьянской демократии и против старого режима и против колеблющейся контрреволюционной либеральной буржуазии - вот в чем основа и суть «левоблокистской» тактики, освященной и ходом событий 1905 года (рабочее и крестьянское движение), и голосованиями «трудовой» и рабочей групп в обеих первых Думах...» (Сочинения, 4 изд., том 17, стр. 373).

Участие большевиков во второй Государственной думе было первым шагом парламентской деятельности партии нового типа. Ленин рассматривал парламентскую деятельность партии, как подчиненную внепарламентской, как один из этапов революционной борьбы пролетариата за власть.

Задачи, поставленные перед социал-демократами в Думе, Ленин сформулировал в проекте резолюции


XVI
ПРЕДИСЛОВИЕ

к пятому съезду партии «О тактике с.-д. в Государственной думе»: выяснять народу полную непригодность Думы, как средства осуществить требования пролетариата и революционной мелкой буржуазии, в особенности крестьянства, невозможность парламентским путем в условиях царского самодержавия добиться политической свободы, разъяснять необходимость борьбы за учредительное собрание на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, путем вооруженного восстания и создания временного революционного правительства. Эта тактика означала революционное использование Думы как трибуны для пропаганды социалистических и демократических требований пролетариата, для воспитания классового сознания народа, постоянного воздействия на депутатов от крестьянства.

Социал-демократы, формулирует Ленин задачи партии в Думе, должны образовать свою самостоятельную фракцию; совместные действия в Думе с партиями мелкобуржуазной демократии должны исключать какую бы то ни было возможность отступлений от программы пролетарской партии и революционной тактики, они должны служить лишь целям общего натиска и против реакции и против предательской либеральной буржуазии. «Отделиться от всех мелкобуржуазных слоев и прослоек нам надо, - писал Ленин в статье «Открытие второй Государственной думы», - но не для того, чтобы замкнуться в якобы гордом одиночестве (это значило бы на деле помочь либеральным буржуа, пойти в хвосте за ними), а для того, чтобы освободить себя от всяких колебаний, от всякой половинчатости и уметь вести за собой демократическое крестьянство» (настоящий том, стр. 22).

Эта тактика большевиков, рассчитанная на союз рабочего класса и крестьянства и создание в Думе революционного блока их представителей, оправдала себя как единственно правильная марксистская тактика в борьбе с реакцией. Изучение опыта парламентской тактики большевиков в этот период имеет большое значение и в современных условиях для коммунистических и рабочих партий всех стран.


XVII
ПРЕДИСЛОВИЕ

С первых же шагов думской социал-демократической фракции Ленин внимательно следит за ее деятельностью, откликается на каждое ее выступление. Он ставит целью партии создайие парламентской фракции, коренным образом отличающейся от парламентских фракций западноевропейских партий II Интернационала, извращавших функции рабочего представительства в парламенте, справедливо заслуживших обвинение в «парламентском кретинизме». Ленин прилагает большие усилия для того, чтобы представители российского рабочего класса в парламенте не были подголосками либеральной буржуазии, чтобы они выступали в Думе прямо и открыто с самостоятельной политикой пролетариата, подчиняясь решениям партии, сообразуясь со всей пропагандистской и агитационной деятельностью партии, сочетая легальную думскую деятельность с нелегальной работой пропаганды и организации в массах. Это была разработка новой, революционно-марксистской, линии поведения представителей пролетариата в парламентских учреждениях, которая стала образцом для всего международного рабочего движения. Представители рабочего класса в парламенте должны были поставить себя на службу рабочему классу в целях революции. Ряд статей тома: «Первый важный шаг», «Имеют ли право меньшевики вести политику поддержки кадетов?», «Ответ Л. Мартову», «Социал-демократическая фракция и 3 апреля в Думе» и др., выступления Ленина на V съезде РСДРП, содержат анализ выступлений депутатов - социал-демократов в Думе, критику ошибок социал-демократической думской фракции, большинство которой было меньшевистским и которая, так же как и меньшевистский ЦК, не отражала ни действительного положения в партии, ни точки зрения всей партии. Подвергая беспощадной критике меньшевистских депутатов Гос. Думы, Ленин называет их политику кадетообразной, стремлением превратить социал-демократию в придаток либералов и требует от большевиков - членов фракции - твердого проведения революционной политики.


XVIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

Ленин непосредственно руководил большевистской частью фракции, направлял ее работу, написал для нее ряд документов. В том входит проект воззвания к народу «По поводу декларации Столыпина», который должен был явиться ответом социал-демократической фракции на правительственную декларацию, оглашенную в Думе П. А. Столыпиным. В этом документе вскрыты бессилие Думы и значение революции 1905- 1907 гг. как народной революции. «Если Россия добилась, - пишет Ленин в проекте воззвания, - на короткое время хоть маленьких свобод, если она получила народное представительство хотя бы ненадолго, то все это завоевано только народной борьбой, только самоотверженной борьбой рабочего класса, крестьянства, солдат и матросов за свободу» (стр. 29).

Ленин разработал для большевистской части фракции «Проект речи по аграрному вопросу во второй Государственной думе». В этом документе он подытожил взгляды четырех главных партий на аграрный вопрос, составлявший основу буржуазной революции в России и обусловивший ее национальное своеобразие.

Находясь с конца лета 1906 года в Финляндии, в Куоккала, на даче «Ваза», Ленин руководил работой Петербургского комитета. К нему приезжали партийные работники, рабочие петербургских заводов, члены Петербургского и Центрального комитетов партии, депутаты второй Государственной думы - большевики. Сюда Ленину доставляли газеты и почту, а от него увозили различные материалы. Здесь Ленин редактировал руководящий большевистский орган - газету «Пролетарий», ежедневные легальные газеты «Новый Луч» и «Наше Эхо», писал проекты резолюций, статьи в большевистские газеты и сборники. Статьи Ленина в легальной и нелегальной печати, откликавшиеся на все жизненно важные вопросы деятельности партии, разоблачавшие оппортунизм меньшевиков, сыграли огромную роль в сплочении партии под знаменем большевизма, в выработке ею правильной стратегии и тактики.


XIX
ПРЕДИСЛОВИЕ

Борьбу Ленина за идейное сплочение петербургской партийной организации на основе принципов большевизма раскрывают статьи «Устроители раскола о будущем расколе», «Реорганизация и ликвидация раскола в Петербурге». В петербургской организации, в которой в тот период большинство принадлежало большевикам, происходила наиболее ожесточенная борьба с меньшевиками. Со времени конференции 6 (19) января 1907 года петербургская организация была расколота меньшевиками; только на конференции 25 марта (7 апреля) 1907 года раскол был ликвидирован. В «Докладе V съезду РСДРП по поводу петербургского раскола и связанного с ним учреждения партийного суда» Ленин вскрывает предательскую политику меньшевистского ЦК, как политику ЦК не единой партии, а лишь ее меньшевистской части, и квалифицирует действия меньшевиков как действия политических врагов. Называя раскол величайшим преступлением против партии, Ленин обвинил меньшевиков в том, что они предали партию накануне выборов. Долгом партийца после раскола, писал Ленин, является борьба за то, чтобы вырвать массы из-под руководства отколовшихся, возбудить в них ненависть и отвращение к людям, которые перестали быть членами единой партии. «По отношению к таким политическим врагам, - пишет Ленин, - я вел тогда - ив случае повторения или развития раскола буду вести всегда - борьбу истребительную» (стр. 298).

В статьях «Интеллигентские воители против господства интеллигенции», «Сердитая растерянность (К вопросу о рабочем съезде)» Ленин снова возвращается к критике идеи пресловутого «рабочего съезда», положившей начало ликвидаторству. Ленин рассматривает идею «рабочего съезда» и агитацию за него как анархо-синдикализм и оппортунизм, направленный на уничтожение пролетарской партии, на растворение ее в мелкобуржуазной среде. Ленин отмечает три основных причины «рабочесъездовского» течения: интеллигентеко-обывательскую усталость от революции, желание выбросить за борт основные положения программы


XX
ПРЕДИСЛОВИЕ

революционной социал-демократии - борьбу за демократическую республику, за диктатуру пролетариата; оппортунизм интеллигентов, стремившихся подчинить классовое пролетарское движение буржуазной политике и идеологии; некритическое отношение к великим традициям октября 1905 года, когда российская революция создала массовые организации пролетариата, являвшиеся органами восстания и зачаточными органами революционной власти. Историческое развитие должно заключаться не в схематическом продолжении местных советов рабочих депутатов до всероссийского рабочего съезда, говорил Ленин, а в превращении зачаточных органов революционной власти в центральные органы победившей революционной власти, в революционное временное правительство.

Огромная, неустанная и повседневная работа, проведенная большевиками под руководством Ленина по разоблачению меньшевиков, меньшевистского ЦК, сказалась на составе и на результатах работы V съезда РСДРП, открывшегося 30 апреля (13 мая) 1907 г. в Лондоне. Подготовка к съезду началась в августе 1906 года, после того как большинство крупнейших организаций партии, и в том числе вошедшие в партию на IV (Объединительном) съезде Социал-демократия Королевства Польского и Литвы и Социал-демократия Латышского края, отвергнув оппортунистическую политику меньшевистского ЦК, избранного на IV съезде партии, высказались за его созыв.

Съезд наглядно показал две линии, две тактики в революции: революционно-пролетарскую линию большевиков и реформистско-буржуазную линию меньшевиков. Большевики, сплотив вокруг своей платформы национальные социал-демократические организации, обеспечили победу революционной линии. Вошедшие в том материалы съезда, а также статья «Отношение к буржуазным партиям», подытожившая работу съезда, показывают борьбу Ленина и большевиков за сплочение революционной социал-демократии России на платформе большевизма против оппортунизма меньшевиков, бундовцев и Троцкого.


XXI
ПРЕДИСЛОВИЕ

Съезд подвел итоги победам большевизма над меньшевизмом в период революции 1905-1907 годов и закрепил победу большевизма в рабочем движении России. Большевистская тактика была одобрена как единая тактика для всей партии. V съезд РСДРП осудил линию меньшевиков, как соглашательскую, и одобрил большевистскую линию, как революционно-марксистскую. Этим он еще раз подтвердил то, что уже было подтверждено всем ходом первой русской революции.

В том вошли речи Ленина на съезде по важнейшим вопросам: о включении в порядок дня съезда принципиальных вопросов об основах тактики партии в буржуазной революции, по докладу о деятельности ЦК, по докладу о деятельности думской фракции и по другим вопросам; выступления против меньшевиков, бундовцев, Троцкого с защитой революционной тактики. Ленин выступил с докладом и заключительным словом по основному вопросу порядка дня съезда - об отношении к буржуазным партиям. Этот вопрос был включен в порядок дня после упорной борьбы, при поддержке польских и латышских социал-демократов, и «встал во главе не только всех принципиальных вопросов съезда, но и всех работ вообще» (стр. 368).

В докладе об отношении к буржуазным партиям Ленин раскрыл историю борьбы между большевиками и меньшевиками по вопросу об отношении к непролетарским партиям, их коренные расхождения в оценке революции, ее движущих сил, дал резкую критику меньшевистских проектов резолюций съезда, как резолюций либеральных, в которых нет ни грана марксизма. Отстаивая и развивая большевистский проект резолюции съезда, Ленин дал оценку всех непролетарских партий России и сформулировал большевистскую тактику по отношению к ним.

Ленин считал необходимым вести беспощадную борьбу с черносотенными партиями, с партиями помещиков и крупной буржуазии. По отношению к кадетам - партии либерально-монархической буржуазии - Ленин настаивал на том, чтобы в борьбе с ней


XXII
ПРЕДИСЛОВИЕ

неуклонно разоблачать ее лживый демократизм и конституционные иллюзии, не дать кадетам повести за собой демократическую мелкую буржуазию. По отношению к народническим или трудовым партиям Ленин отстаивал тактику высвобождения их из-под влияния кадетов, считал возможными совместные действия с ними; однако совместные действия должны были исключать всякую возможность каких бы то ни было отступлений от программы и тактики революционной социал-демократии, служа лишь целям общего натиска одновременно против реакции и против предательской либеральной буржуазии.

Конец 1904 - конец 1905 гг. был в партии, по определению Ленина, исторической подготовкой спорных вопросов и общей оценкой их. Полтора года революции (конец 1905 - половина 1907) были испытанием этих спорных вопросов в области практической политики. «Это испытание показало на опыте полное фиаско политики поддержки либерализма, это испытание привело к признанию единственной революционной политики пролетариата в буржуазной революции: бороться за доведение революции до конца, присоединяя к себе демократическое крестьянство против предательского либерализма» (стр. 386).

В речи по отчету социал-демократической фракции и в речи по отчету ЦК Ленин разоблачил капитулянтскую позицию меньшевиков, обвинил их в лакействе перед либеральной буржуазией, назвал жалким политиканством поведение меньшевиков в Думе.

Съезд принял большевистские резолюции по вопросам об отношении к буржуазным партиям, о Государственной думе, по отчету социал-демократической фракции Думы, о «рабочем съезде», о профессиональных союзах, внес изменения в устав партии в большевистском духе. Борьба Ленина против меньшевиков накануне и во время съезда, обеспечившая победу на нем революционной линии, представляет собой образец принципиальной политики, пример решительной борьбы за сохранение самостоятельной классовой политики пролетариата. V (Лондонский) съезд подтвердил правильность боль-


XXIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

шевистской линии в революции, поддержку этой линии большинством сознательных рабочих.

Борьба с меньшевиками вступала в новую фазу. В конце работы съезда состоялось совещание, на котором большевики создали руководящий орган - Большевистский центр - во главе с Лениным. Большевистский центр должен был обеспечить проведение последовательно-революционной линии в духе решений съезда.

После окончания V съезда партии Ленин принял участие в работе II съезда Социал-демократии Латышского края, состоявшегося в Лондоне 21-25 мая (3- 7 июня) 1907 года. Он выступил на вечернем заседании 24 мая (6 июня) с докладом о задачах пролетариата в современный момент буржуазно-демократической революции. Резолюция «О задачах пролетариата в современный момент буржуазно-демократической революции» (см. настоящий том, стр. 366-367), предложенная Лениным и без обсуждения присоединенная к протоколам съезда, была опубликована 7 июля 1907 года в газете «Zihna» № 78. Эта резолюция на русском языке публикуется впервые.

В пятнадцатый том входит «Предисловие к русскому переводу книги «Письма И. Ф. Беккера, И. Дицгена, Ф. Энгельса, К. Маркса и др. к Ф. А. Зорге и др.»», вышедшей в 1907 году в издании П. Дауге. Выход этой книги имел большое значение: русские читатели впервые получили возможность ознакомиться с рядом важных писем Маркса и Энгельса. В «Предисловии» Ленин выделяет те места переписки, которые особенно важны с точки зрения разработки тактики пролетарской партии. При этом Ленин предостерегает от применения советов Маркса и Энгельса без изучения конкретных исторических условий и особенностей рабочего движения в различных странах, настаивает на уяснении метода марксизма, подчеркивает, что марксизм не окаменелая догма, а руководство к действию.

Прослеживая оценку Марксом и Энгельсом двух течений в социализме - сектантского в англо-американском и реформистского в немецком - Ленин подчеркивает, что Маркс и Энгельс в течение десятилетий


XXIV
ПРЕДИСЛОВИЕ

систематически и неуклонно боролись и против того, и против другого, особенно уделяя внимание борьбе с оппортунизмом в германской социал-демократии и всячески преследуя интеллигентское филистерство и мещанство в социализме. Ленин обращает внимание партии на то, что в тот момент, когда внутри международного рабочего движения появились серьезные симптомы глубокого брожения и шатания, когда крайности оппортунизма и «парламентского идиотизма» вызвали обратные крайности революционного синдикализма, приобретало исключительную важность изучение общей линии «поправок» Маркса и Энгельса к англо-американскому и немецкому социализму. Ленин использует критику Марксом и Энгельсом оппортунизма и реформизма, направляя ее против меньшевиков, олицетворявших собой оппортунизм в российской социал-демократии. Наследие Маркса и Энгельса должно было послужить незаменимым оружием для борьбы против оппортунизма в российском рабочем движении, борьбы с ложью буржуазного филистерства и отуплением масс. Пятнадцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина является последним томом, включающим в себя произведения, относящиеся к периоду первой русской буржуазно-демократической революции 1905- 1907 годов. После третьеиюньского государственного переворота начался новый, один из самых трудных периодов для партии - период столыпинской реакции.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС



1.

ПРОЕКТЫ РЕЗОЛЮЦИЙ К ПЯТОМУ СЪЕЗДУ РСДРП 1




Написано 15-18 февраля (28 февраля- 3 марта) 1907 г.

Напечатано 4 марта 1907 г. в газете «Пролетарий» № 14

Печатается по тексту газеты



3

1. О СОВРЕМЕННОМ МОМЕНТЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Принимая во внимание,

1) что переживаемый Россией экономический кризис, не обнаруживая признаков близкой ликвидации, в своем затяжном течении порождает по-прежнему громадных размеров безработицу в городах, голод в деревнях;

2) что в связи с этим обостряется классовая борьба между пролетариатом и буржуазией, борьба между помещиками и крестьянством, а также между подкупаемой правительством крестьянской буржуазией и деревенской беднотой;

3) что политическая история России за истекший год, начиная с первой Думы 2 и кончая новыми выборами, показывает быстрый рост сознательности всех классов, выразившийся в громадном усилении крайних партий, в упадке конституционных иллюзий, в ослаблении «центра», т. е. либерально-буржуазной партии к.-д. 3, стремящейся прекратить революцию посредством уступок, приемлемых для черносотенных помещиков и самодержавия;

4) что направленная к этой цели политика партии к.-д. ведет к наименьшему освобождению производительных сил буржуазного общества, к полному неудовлетворению основных нужд пролетариата и масс крестьянства и к необходимости постоянного насильственного подавления этих масс; - принимая это во внимание, совещание признает:

1) что развивающийся на наших глазах политический кризис представляет из себя не конституционный,


4
В. И. ЛЕНИН

а революционный кризис, который ведет к непосредственной борьбе масс пролетариата и крестьянства против самодержавия;

2) что предстоящую думскую кампанию следует поэтому рассматривать и использовать лишь как один из эпизодов революционной борьбы народа за власть;

3) что социал-демократия, как партия передового класса, ни в каком случае не может поддерживать в настоящее время кадетской политики вообще и кадетского министерства в частности. Социал-демократия должна приложить все усилия, чтобы вскрыть перед массами предательский характер этой политики; разъяснить им стоящие перед ними революционные задачи; доказать им, что только при высокой сознательности и крепкой организованности масс возможные уступки самодержавия в состоянии превратиться из орудия обмана и развращения в орудие дальнейшего развития революции.

2. ОБ ОТНОШЕНИИ К БУРЖУАЗНЫМ ПАРТИЯМ

Принимая во внимание,

1) что перед социал-демократией в настоящее время выдвигается с особенной настоятельностью задача определить классовое содержание различных непролетарских партий, учесть взаимоотношение классов в данный момент и в соответствии с этим определить свое отношение к другим партиям;

2) что социал-демократия всегда признавала необходимость поддержки всякого оп позиционного и революционного движения, направленного против существующего в России общественного и политического порядка;

3) что на социал-демократии лежит обязанность сделать все для выполнения пролетариатом роли вождя в буржуазно-демократической революции, - принимая это во внимание, совещание признает:

1) что черносотенные партии (Союз русского народа4, монархисты, Совет объединенного дворянства5 и проч.) все решительнее и определеннее выступают, как клас-


5
ПРОЕКТЫ РЕЗОЛЮЦИЙ К ПЯТОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

совая организация крепостников-помещиков, все наглее вырывают из рук народа завоевания революции и тем вызывают неизбежное обострение революционной борьбы; социал-демократия должна разоблачать теснейшую связь этих партий с царизмом и с интересами крупного крепостнического землевладения, разъясняя необходимость непримиримой борьбы за полное уничтожение этих остатков варварства;

2) что такие партии, как Союз 17 октября 6, торгово-промышленная партия 7, отчасти партия мирного обновления 8 и т. д., представляют из себя классовые организации части помещиков и в особенности крупной торгово-промышленной буржуазии, еще не заключившие окончательной сделки о дележе власти с самодержавной бюрократией на основе какой-либо цензовой и самой антидемократической конституции, но вполне уже ставшие на сторону контрреволюции и явно поддерживающие правительство ; социал-демократия [используя в целях развития революции столкновения этих партий с черносотенным самодержавием] должна [вместе с тем] вести с такими партиями самую беспощадную борьбу;

3) что партии либерально-монархической буржуазии и главная из этих партий - к.-д. определенно отвернулись уже теперь от революции и преследуют задачу прекращения ее путем сделки с контрреволюцией; что экономической основой таких партий является часть средних помещиков и средней буржуазии, особенно же буржуазная интеллигенция, тогда как часть демократической городской и деревенской мелкой буржуазии идет еще за этими партиями только в силу традиции и будучи прямо обманываема либералами; что идеал этих партий не выходит за пределы упорядоченного буржуазного общества, защищенного монархией, полицией, двухпалатной системой, постоянной армией и проч. от посягательств пролетариата; социал-демократия


* Вариант, предложенный меньшинством: «... буржуазии, вполне уже ставшие на сторону контрреволюции, явно поддерживающие правительство и ставящие своей задачей осуществление цензовой и самой антидемократической конституции».


6
В. И. ЛЕНИН

должна использовать в интересах политического воспитания народа деятельность этих партий, противопоставляя их лицемерно-демократической фразеологии последовательный демократизм пролетариата, разоблачая распространяемые ими конституционные иллюзии и беспощадно борясь против их гегемонии над демократической мелкой буржуазией;

4) что народнические или трудовые партии (народные социалисты 9, Трудовая группа 10, с.-р. 11) более или менее близко выражают интересы и точку зрения широких масс крестьянства и городской мелкой буржуазии, колеблясь между подчинением гегемонии либералов и решительной борьбой против помещичьего землевладения и крепостнического государства; эти партии облекают свои, в сущности буржуазно-демократические, задачи более или менее туманной социалистической идеологией; социал-демократия должна неуклонно разоблачать их псевдосоциалистический характер и бороться с их стремлением затушевать классовую противоположность между пролетарием и мелким хозяйчиком, - ас другой стороны, всеми силами вырывать их из-под влияния и руководства либералов, заставляя эти партии делать выбор между политикой к.-д. и политикой революционного пролетариата и принуждая их, таким образом, становиться на сторону с.-д. против черносотенцев и против к.-д.;

5) вытекающие отсюда совместные действия должны исключать всякую возможность каких бы то ни было отступлений от с.-д. программы и тактики, служа лишь целям общего натиска одновременно против реакции и против предательской либеральной буржуазии.

Примечание. В угольчатых скобках поставлено то, что вычеркивается меньшинством, внесшим вышеуказанный вариант.

3. О ТАКТИКЕ С.-Д. В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ

1) Тактика бойкота Гос. думы, способствовавшая правильной оценке народными массами безвластия и несамостоятельной роли данного учреждения, нашла


7
ПРОЕКТЫ РЕЗОЛЮЦИЙ К ПЯТОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

себе полное оправдание в комедии законодательной деятельности первой Гос. думы и в ее разгоне;

2) но контрреволюционное поведение буржуазии и соглашательская тактика российского либерализма воспрепятствовали непосредственному успеху бойкота и заставили пролетариат принять борьбу с помещичьей и буржуазной контрреволюцией также и на почве думской кампании;

3) эту борьбу вне Думы и в самой Думе социал-демократия должна вести в интересах развития классового сознания пролетариата, укрепления и расширения его организации, дальнейшего разоблачения перед всем народом конституционных иллюзий и в интересах развития революции;

4) непосредственно-политическими задачами с.-д. в предстоящей думской кампании является, во-1-х, выяснение народу полной непригодности Думы, как средства осуществить требования пролетариата и революционной мелкой буржуазии, в особенности крестьянства, во-2-х, выяснение народу невозможности осуществить политическую свободу парламентским путем, пока реальная власть остается в руках царского правительства, выяснение необходимости вооруженного восстания, временного революционного правительства и учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования;

5) для выполнения своих основных социалистических, а также непосредственно- политических задач, социал-демократия, как классовая партия пролетариата, должна оставаться безусловно самостоятельной, должна образовать в Думе партийную с.-д. фракцию и не сливать ни в каком случае ни своих лозунгов, ни своей тактики ни с какой другой оппозиционной или революционной партией;

6) в частности, относительно деятельности революционной социал-демократии в Думе необходимо разъяснить следующие, выдвигаемые в настоящую минуту всем ходом политической жизни, вопросы:

1) на первый план должна быть выдвинута критическая, пропагандистская, агитационная и организационная роль с.-д. думской фракции, как одной из наших


8
В. И. ЛЕНИН

партийных организаций. Именно этим, а не непосредственно «законодательным» целям должны служить и законопроекты, вносимые с.-д. думской фракцией, в особенности по таким вопросам, как улучшение жизненных условий и обеспечение свободы классовой борьбы пролетариата, ниспровержение крепостнического помещичьего гнета в деревне, помощь голодающим крестьянам, борьба с безработицей, избавление матросов и солдат от казарменной каторги и т. д.;

2) так как царское правительство, несомненно, не уступит своих позиций до решительной победы революционного народа, а потому конфликт Думы и правительства неизбежен при всякой тактике Думы, за исключением того случая, если бы Дума предала народные интересы на жертву черной сотне, то с.-д. фракция и с.-д. партия, считаясь исключительно с ходом развивающегося вне Думы в силу объективных условий революционного кризиса, не должна ни вызывать несвоевременных конфликтов, ни искусственно предотвращать или отсрочивать конфликт путем принижения своих лозунгов, способного лишь дискредитировать в глазах массы социал-демократию и оторвать ее от революционной борьбы пролетариата;

3) вскрывая буржуазную сущность всех непролетарских партий и противопоставляя всем их законопроектам и пр. свои собственные, социал-демократия должна также постоянно бороться против кадетской гегемонии в освободительном движении, заставляя мелкобуржуазную демократию делать выбор между лицемерным демократизмом кадетов и последовательным демократизмом пролетариата.

4. ОБ ОБОСТРЕНИИ МАССОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НУЖДЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

Принимая во внимание,

1) что ряд фактов свидетельствует о крайнем обострении экономической нужды пролетариата и его экономической борьбы (локаут в Польше 12; движение


9
ПРОЕКТЫ РЕЗОЛЮЦИЙ К ПЯТОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

среди рабочих Петербурга и Иваново-Вознесенска в целях борьбы против дороговизны жизненных продуктов; широкое стачечное движение в Московском промышленном районе; тревожные призывы органов профессиональных союзов готовиться к острой борьбе и т. д.);

2) что по всем признакам эти различные проявления экономической борьбы концентрируются так, что есть основания ожидать повсеместного массового экономического выступления, вовлекающего гораздо более широкие слои пролетариата, чем раньше;

3) что вся история российской революции показывает, что все могучие подъемы революционного движения возникали только на основе подобных массовых экономических движений; - принимая это во внимание, совещание признает, что

1) необходимо всем партийным организациям обратить самое серьезное внимание на это явление; собрать более полный материал и поставить вопрос об этом в порядок дня V партийного съезда;

2) необходимо сосредоточить возможно большее количество партийных сил на экономической агитации в массах;

3) необходимо считаться именно с этим экономическим движением, как с коренным источником и важнейшей основой всего развивающегося революционного кризиса в России.

5. О БЕСПАРТИЙНЫХ РАБОЧИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ В СВЯЗИ С АНАРХО-СИНДИКАЛИСТИЧЕСКИМ ТЕЧЕНИЕМ

В ПРОЛЕТАРИАТЕ

Принимая во внимание,

1) что в РСДРП наметилось, в связи с агитацией тов. Аксельрода за беспартийный рабочий съезд 13, течение (Ларин, Щегло, Эль, Ивановский, Миров, одесское издание «Освобождение труда» 14), направленное к уничтожению с.-д. рабочей партии и к замене ее беспартийной политической организацией пролетариата;


10
В. И. ЛЕНИН

2) что наряду с этим вне партии и прямо против партии ведется среди пролетариата анархо-синдикалистская агитация, бросающая тот же лозунг беспартийного рабочего съезда и беспартийных организаций («Союзное дело» и его группа в Москве, анархистская печать в Одессе и т. д.);

3) что, несмотря на резолюцию ноябрьской Всероссийской конференции РСДРП 15, замечается ряд дезорганизаторских действий в нашей партии, направленных к созданию беспартийных организаций;

4) что, с другой стороны, РСДРП никогда не отказывалась от использования в момент большего или меньшего революционного подъема определенных беспартийных организаций вроде советов рабочих депутатов для усиления влияния с.-д. в рабочем классе и упрочения с.-д. рабочего движения (смотри сентябрьские резолюции ПК и МК о рабочем съезде в №№ 3 и 4 «Пролетария» 16);

5) что на почве начинающегося подъема является возможность устраивать или ис пользовать в целях развития социал-демократии беспартийные представительные учреждения рабочего класса, как-то: советы рабочих депутатов, советы рабочих уполномоченных и т. п., причем организации с.-д. партии должны иметь в виду, что при правильной, прочной и широкой постановке с.-д. работы в массах пролетариата подобные учреждения могут фактически оказаться излишними; - принимая это во внимание, совещание признает,

1) что необходима самая решительная принципиальная борьба с анархо-синдикалистским движением в пролетариате и с аксельродовскими и ларинскими идеями в социал-демократии;

2) что необходима самая решительная борьба со всякими дезорганизаторскими и демагогическими попытками извнутри РСДРП ослабить партийную организацию или использовать ее для замены социал-демократии беспартийными политическими организациями пролетариата;

3) что допустимо участие организаций с.-д. партии, в случае необходимости, в общепартийных советах ра-


11
ПРОЕКТЫ РЕЗОЛЮЦИЙ К ПЯТОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

бочих уполномоченных, советах рабочих депутатов и съездах их представителей, а также устройство таких учреждений при условии строго партийной постановки этого дела в целях развития и укрепления с.-д. рабочей партии;

4) что в целях расширения и укрепления влияния социал-демократии на широкие массы пролетариата необходимо, с одной стороны, усилить работу по организации профессиональных союзов и с.-д. пропаганду и агитацию внутри их, а с другой стороны, привлекать все более и более широкие слои рабочего класса к участию во всякого рода партийных организациях.


12

ТАКТИКА РСДРП ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

ИНТЕРВЬЮ, ДАННОЕ СОТРУДНИКУ «L'HUMANITE»17
17 ФЕВРАЛЯ (2 МАРТА) 1907 г.

Последний съезд русской социал-демократии, происходивший в Стокгольме в апреле 1906 года 18, постановил, что социал-демократы не должны заключать никаких выборных соглашений с буржуазными партиями. Принцип этот был немедленно осуществлен на выборах в первую Думу в Сибири и на Кавказе. Годился ли он также и для второй Думы? Большевики говорили - да, меньшевики говорили - нет. Чтобы решить этот вопрос, большевики потребовали созыва чрезвычайного съезда. В начале ноября состоялась только конференция, где были представлены все организации партии. Меньшевики, вместе с Бундом 19, поддерживали предложение о соглашении с кадетами на предстоящих выборах. Большевики, вместе с латышами 20 и поляками 21, осуждали это соглашение. Предложение первых собрало 18 голосов, вторых - 14. Конференция решила, что местные организации должны самостоятельно высказаться по этому вопросу. «Пусть будет в Петербурге, как и в других местах», заявили намеренно большевики меньшевикам.

Надо знать две вещи: с одной стороны, что меньшевики, вопреки этому названию, имеют большинство в Центральном Комитете партии, иначе говоря: являются руководителями ее общей политики; с другой стороны, что большевики имеют большинство в губернских комитетах Петербурга и Москвы. Иметь против себя обе столицы: это - тяжелое и унизительное поло-


13
ТАКТИКА РСДРП ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

жение для Центрального Комитета. Отсюда - попытка со стороны последнего проводить в Петербурге и Москве какой угодно ценой меньшевистскую политику. Для выборов в Петербурге он (ЦК) рискнул нарушить местную автономию, спровоцировав раскол, как только нашелся предлог 22.

Петербургская организация еще не провела губернской конференции, предусмотренной Всероссийской ноябрьской конференцией. Уже давно либеральные газеты живо обсуждали вопрос об избирательной тактике. Они боялись, что социалисты будут действовать независимо от них и организуют массы, без и против них, вокруг революционного знамени. Они громили большевиков, которые последовательно квалифицировались, как «сектанты, догматики, бланкисты, анархисты и пр.», но они хотели провести кампанию совместно с другими революционными партиями, установить с ними общий избирательный список. В их руках находятся самые большие газеты Петербурга: им легко было заставить себя услышать. Большевики же имели в своем распоряжении только свой нелегальный орган «Пролетарий», выходящий за границей и появляющийся только два раза в месяц.

По секрету и через подпольные связи меньшевистский Центральный Комитет информировал кадетов, что тактика социал-демократов зависит от него самого, а не от большевистского губернского комитета. Это вскрылось на информационной конференции, собравшей в первых числах января представителей кадетов, народных социалистов, трудовиков, социалистов-революционеров и социал-демократов 23. Все были за общий список. Все, кроме делегата губернского комитета, который после совещания заявил, что комитет вынесет решение только через несколько дней. Тогда вмешался делегат Центрального Комитета: «Лучше всего будет, - заявил он, - если соглашение будет заключено не организацией в целом, но отдельно каждым районом (таких районов в Петербурге 12). - Но я впервые слышу подобное предложение! - ответил делегат губернского комитета. - Есть ли это план Центрального


14
В. И. ЛЕНИН

Комитета? - Нет, эта идея принадлежит мне, - ответил делегат Центрального Комитета».

Соображающий человек понимает с полуслова. Кадеты поняли. «Речь» (официальный орган партии к.-д.) 24, «Товарищ» (орган левых кадетов, вроде социалистов-мильеранистов) 25, «Страна» (орган партии демократических реформ) 26 заявили, что меньшевики - разумная часть, образцовая часть, приличная часть социал-демократии. Большевики же являются представителями варварства. Они мешают социализму стать цивилизованным и парламентским! Но, в присутствии вождя кадетов, Милюкова, их поставили в известность, что большевики будут выступать отдельно от них.

Петербургская конференция, которая должна была разрешить вопрос об избирательной тактике, состоялась 6 января. Она состояла из 39 большевиков и 31 меньшевика. Последние сначала оспаривали распределение мандатов; они все же не осмелились претендовать на получение большинства; но это послужило для них предлогом для оставления конференции. Второй предлог: они требовали, согласно предложению Центрального Комитета от 4 января, чтобы, для решения вопроса об избирательной тактике, организация разделилась на две части: чтобы была созвана отдельная конференция для Петербурга-города и отдельная Петербургская окружная. Для знающих социал-демократическую организацию Петербурга, базирующуюся отчасти на принципе местожительства, отчасти же на национальном принципе (секции латышская, эстонская) или же на профессиональном принципе (военная секция, секция железнодорожников) - это было не только нарушением автономии организаций, но, в некотором отношении, было вообще лишено здравого смысла. Поэтому конференция высказалась против этого предложения, которое к тому же было предложено ей, как императивное и которое никак не соответствовало ее принципу.

Тридцать один делегат покинули собрание, и Центральный Комитет объявил, что меньшинство освобождается от необходимости подчиниться решению боль-


15
ТАКТИКА РСДРП ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

шинства. Это было не только вызовом, но ничем иным, как объявлением раскола со стороны Центрального Комитета.

Тридцать один организовали свой отдельный комитет и приняли участие в переговорах, которые вели кадеты с левым блоком трудовиков, народных социалистов и социалистов-революционеров, но выступление на сцену нового действующего лица разрушило эти торги. 4 января «Новое Время» 27 опубликовало статью октябриста Столыпина, брата министра. «Если бы кадеты имели мужество окончательно порвать с революционными группами и полностью стать на конституционную почву, их партия была бы легализована», - писал он. Через несколько дней (15 января) Милюков был у министра Столыпина, и на второй день после его визита все кадетские газеты опубликовали сообщение, что кадеты прервали переговоры с левыми. Но эта игра не принесла кадетам никакой пользы, они были только серьезно, но напрасно скомпрометированы. Они не могли принять условий Столыпина.

Что касается меньшевиков, они тоже одновременно были скомпрометированы не менее серьезно и столь же напрасно. Сначала, несмотря на визит Милюкова к Столыпину, они продолжали свои переговоры с кадетами и левыми группами. Конференция, на которой произошел разрыв и на которой они не могли сговориться по поводу распределения депутатских мест, состоялась только 18 января 28. Далее, в этот же промежуток времени «Речь» писала, что кадеты уступают меньшевикам, для устранения большевиков, место, которое они обещали рабочей курии, причем меньшевики вовсе не протестовали против этого исключительного способа торговли голосами рабочих. Мало того! Центральный Комитет продолжал торговаться с кадетами, что означало согласие на их условия. Этот-то факт и вызвал возмущение среди рабочих! Этот же факт заставил меня написать мою брошюру «Лицемерие тридцати одного меньшевика» *, за


* См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 311-322. Ред.


16
В. И. ЛЕНИН

которую последние хотят меня притянуть к партийному суду.

После конференции 6 января, на которой произошел раскол, большевики говорили: «Если левые, включая туда и меньшевиков, заключат союз с кадетами, мы будем бороться одни. Если их переговоры окончатся крахом, мы им предложим в свою очередь условия соглашения, и принятие последних будет для них принятием принципа гегемонии пролетариата».

Переговоры левых с кадетами окончились крахом (конференция 18 января); это было для нас первой победой. Мы предложили условия левого блока, который не входил бы в сделку с кадетской партией: эти условия были приняты всеми, кроме меньшевиков, 25 января. Это было второй победой. Из шести мест в Петербурге мы предложили: два места - рабочей курии, два - социал-демократам, два - остальным партиям. И было очевидно, что рабочая курия изберет двух социал-демократов. Оставалось еще пятнадцать дней до выборов, но теперь произошло то, чего кадеты вовсе не ожидали, - кроме черного списка, списка октябристов и кадетского, появился список левого блока без кадетов и без меньшевиков.

На своих предыдущих конференциях с левыми партиями кадеты предлагали левым два места, в то время как те требовали три. Когда кадеты увидели, что против них образовался наш левый блок, они испугались и внесли в свой список только трех кандидатов из своей партии. Остальные три места они предложили: одно - профессору Ковалевскому (из партии демократических реформ), другое - священнику Петрову (христианский демократ, весьма популярный демагог), третье - рабочим. Они, впрочем, сделали эту последнюю уступку лишь для того, чтобы предотвратить бурю негодования в народе.

Кадеты имели успех на выборах, но надо подчеркнуть, что левый блок собрал 25% всех голосов в Петербурге и что он одержал победу в Выборгском районе. Во многих районах кадеты победили только слабым большинством. В пяти районах достаточно было выиграть


17
ТАКТИКА РСДРП ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

еще 1600 голосов, чтобы обеспечить победу левому блоку; в Коломенском районе не хватало только 99 голосов. Победе левых партий в Петербурге помешали, таким образом, меньшевики; все же, в общем, революционная левая в новой Думе гораздо сильнее, чем в прежней.

Мы произвели чрезвычайно поучительный опыт. Прежде всего, мы видим, что рабочие в Петербурге упорно остаются большевиками, твердо решившими защищать автономию своей организации против посягательств Центрального Комитета. Затем, мы теперь знаем, что следует думать о черной опасности - об этом аргументе, который вытаскивался для оправдания соглашения с кадетами на первой стадии выборов, Это - не что иное, как выдумка, чтобы обмануть социалистические партии и оградить кадетов от левой опасности. Ибо «реальная опасность для кадетов находится слева», как вынуждена была однажды признать «Речь». «Кто голосует за левых, дает возможность пройти правым» - повторяли нам кадетские газеты в течение недель. Этот лозунг дал им в руки средство внушить сомнения нерешительным. Своей смелой кампанией они достигли того, что левый блок в Москве получил меньше голосов (13%), чем в Петербурге, так как в Москве мы не располагали никакой газетой. Но они не могли помешать разоблачению той неопровержимой истины, что черная опасность была ложью и предлогом. В Москве было так же четыре списка, как и в Петербурге; ни в Москве, ни в Петербурге союз черных и октябристов не принес победы правым. В наших руках имеются цифры, на которые, в случае надобности, мы можем сослаться.

Итак, меньшевики вольны держать сторону кадетов и служить им. Мы за ними не пойдем. Народ за ними не пойдет. Поведение кадетов таково, что массы все больше и больше левеют. Если Милюков воображает, что, говоря о нашей «политике авантюр» и квалифицируя наше знамя, как «красную тряпку» он нас лишит последователей, то мы можем его только пригласить продолжать говорить такого рода бессмыслицу, которая


18
В. И. ЛЕНИН

нам так полезна. Кадетствующие меньшевики сделают лучше, если они поразмыслят над тем фактом, что на тех заводах Петербурга, где рабочие были раньше большевиками, были избраны большевики и теперь, на тех заводах, где рабочие были прежде меньшевиками и где больше всего вели пропаганду меньшевики... прошла социалисты-революционеры! Сами социалисты-революционеры должно быть очень были удивлены количеством голосов, которое они получили. Как они должны быть благодарны оппортунизму меньшевиков! Что касается нас, подобные результаты могут нас только укрепить в той идее, что теперь больше, чем когда-либо, наш долг и залог успеха в совместной работе не с либеральной буржуазией, которая хочет положить конец революции, а с демократическим крестьянством против подлости и предательства буржуазии, которая со дня на день становится все более контрреволюционной. Лучшая политика - это еще раз и всегда открытая революционная политика, ожесточенная, совершенно независимая борьба под пролетарским знаменем, группирующая мало-помалу вокруг нас вместе с пролетариями-рабочими бесчисленные массы демократического крестьянства.

Напечатано 4 апреля 1907 г. в газете «L'Humanite» № 1082

На русском языке впервые напечатано в 1929-1930 гг. во 2-3 изданиях Сочинений В. И. Ленина, том XI

Печатается по тексту газеты. Перевод с французского



19

ОТКРЫТИЕ ВТОРОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 29

СПБ. 20 февраля 1907 г.

Сегодня собирается вторая Дума 30. Условия ее созыва, условия выборов внешние и внутренние, условия ее работы, - все это изменилось по сравнению с первой Думой. Ждать простого повторения событий было бы явной ошибкой. Но, с другой стороны, во всех изменениях, происшедших за истекший политический год, столь богатый превратностями судьбы, заметна одна основная черта, которая показывает, что движение поднялось в общем на высшую ступень, идя зигзагообразным путем, но неуклонно вперед и вперед.

Эта основная черта может быть выражена кратко таким образом: поправение верхов, полевение низов, обострение политических крайностей. И не только политических, но и социально-экономических прежде всего. Последние события перед второй Думой особенно характерны тем, что при кажущейся неподвижности политической поверхности шла невидная, нешумная, но глубокая работа роста массового сознания - и рабочего класса и самых обширных слоев крестьянства.

Военно-полевая конституция мало изменилась за истекший год. Но политическая передвижка классов громадна. Возьмите черносотенцев. Вначале это была, прежде всего, кучка полицейских бандитов, за которой шла небольшая часть совсем темного, одураченного, иногда прямо подпаиваемого простонародья. Теперь во главе черных партий - Совет объединенного


20
В. И. ЛЕНИН

дворянства. Крепостник-помещик сплотился и окончательно «сознал себя» в революции. Черные партии становятся классовой организацией тех, кто должен защищать не на живот, а на смерть самые угрожаемые современной революцией блага: крупнейшее землевладение, - зтот остаток крепостной эпохи, - привилегии высшего сословия, возможность вершить государственные дела путем личных связей с камарильей и т. д.

Возьмите кадетов. Из явно и открыто буржуазных партий эта считалась, несомненно, самой «передовой». И как она ушла вправо! Нет уже прошлогоднего колебания между реакцией и народной борьбой. Есть прямая ненависть к этой народной борьбе, прямое, цинично возвещаемое стремление прекратить революцию, усесться спокойно, договориться с реакцией, начать вить уютное - для помещика капиталистического пошиба и для фабриканта - «гнездышко» монархической конституции, конституции узкой, корыстно классовой, беспощадно суровой по отношению ко всем народным массам.

Теперь уже нельзя повторить ошибки, в которую впадали многие, говорившие, что кадеты стоят влево от центра, что водораздел между партиями свободы и партиями реакции проходит вправо от них. Кадеты - центр, и этот центр налаживает все откровеннее свою сделку направо. Политическая перегруппировка классов сказалась в том, что кадетской опорой стал ведущий капиталистическое хозяйство помещик и широкий слой буржуазии. А демократические, мелкобуржуазные слои явно отодвигаются от кадетов, только в силу традиции, привычки, иногда вследствие прямого обмана идут за ними.

В деревне резче и нагляднее сказывается главная борьба современной революции: против крепостничества, против помещичьего землевладения. Крестьянину ярче, чем городскому мелкому буржуа, бросается в глаза недемократизм кадета. Крестьянин отвернулся еще решительнее от кадета. Крестьянские выборщики едва ли не более всех других вытеснили кадетов из губернских избирательных собраний.


21
ОТКРЫТИЕ ВТОРОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

В городах не стоит на первом плане антагонизм крестьянина и помещика, этот самый глубокий и типичный для буржуазной революции антагонизм народной свободы и крепостничества. В городах пролетарий сознал уже другую гораздо более глубокую противоположность интересов, которая породила социалистическое движение. Рабочая курия в общем и целом по России дала сплошь социал-демократов, мало эсеров, совсем ничтожное количество членов иных партий. Но и в городской мелкобуржуазной демократии поворот низов влево, от к.-д. несомненен. По данным кадетского статистика г-на Смирнова в «Речи» в 22 городах с 153 тысячами избирателей, выбиравших из четырех списков, монархисты получили 17 тыс. голосов, октябристы - 34, левый блок - 41 тыс., кадеты - 74 тыс. В первый же выборный бой, при громадной силе кадетской ежедневной печати, кадетской легальной организации, кадетской лжи об опасности прохождения черных, при подпольном существовании левых - оторвана от кадетов такая громадная масса голосов, что поворот приказчика, мелкого служащего, низшего чиновника, бедного квартиронанимателя очевиден. Еще одного такого боя кадеты не выдержат. Городская демократия ушла от них к трудовикам и социал-демократам.

Против черносотенного Совета объединенных дворян, против окончательно струсившей и отвернувшейся от революции либеральной буржуазии мобилизовался весь пролетариат, мобилизуется громадная масса демократической мелкой буржуазии, особенно крестьянства.

Политическая перегруппировка классов так глубока, так широка, так могуча, что никакой военно-полевой гнет, никакие сенатские разъяснения 31, никакие ухищрения реакции, никакие потоки кадетской лжи, монопольно заливавшей всю ежедневную печать, ничто не могло помешать отражению этой перегруппировки в Думе. Вторая Дума показывает обострение глубокой, массовой, окрепшей организационно, сознательной борьбы различных классов.

Задача момента - понять этот основной факт, уметь теснее связать различные части Думы с этой могучей


22
В. И. ЛЕНИН

опорой внизу. Не на верхи, не на правительство надо смотреть, а на низы, на народ. Не на мелочи думской техники надо обращать внимание. Не пошлые соображения о том, как бы притаиться, притихнуть и не дать разогнать Думу, не рассердить Столыпина и К°, - не эти пошлые кадетские соображения должны занимать демократа. Все внимание, все силы духа он должен направить на то, чтобы укрепить приводной ремень между большим колесом, начавшим сильно двигаться внизу, и маленьким колесиком наверху.

Социал-демократия, как партия передового класса, теперь более чем когда-нибудь, должна взять на себя инициативу выпрямиться во весь рост, заговорить самостоятельно, решительно и смело. Во имя социалистических и чисто классовых задач пролетариата она должна показать себя авангардом всей демократии. Отделиться от всех мелкобуржуазных слоев и прослоек нам надо, - но не для того, чтобы замкнуться в якобы гордом одиночестве (это значило бы на деле помочь либеральным буржуа, пойти в хвосте за ними), а для того, чтобы освободить себя от всяких колебаний, от всякой половинчатости и уметь вести за собой демократическое крестьянство.

Вырвать из-под гегемонии либералов остатки демократии, повести ее за собой, научить ее опираться на народ, сплотиться с низами, развернуть шире свое знамя перед всем рабочим классом, перед всей массой разоренного и голодающего крестьянства, вот с какой первой задачей входит социал-демократия во вторую Думу.

«Новый Луч» № 1, 20 февраля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Новый Луч»



23

Первая страница газеты «Рабочий» № 2, 23 февраля 1907 г. с передовой статьей В. И. Ленина
Уменьшено


25

ВТОРАЯ ДУМА И ЗАДАЧИ ПРОЛЕТАРИАТА 32

Товарищи-рабочие!

День созыва второй Госуд. думы настал. Сознательный пролетариат никогда не верил в то, чтобы можно было добиться воли народу, земли крестьянству путем посылки ходатаев к царю, управляющему шайкой черносотенных насильников. Сознательный пролетариат бойкотировал Думу, чтобы предупредить темные крестьянские массы, которые верили в Думу. И опыт с первой Думой, издевка правительства над ее предложениями, ее разгон показали, что сознательный пролетариат был прав, - показали, что мирным путем, на почве законов, царем изданных и черносотенцами оберегаемых, нельзя добиться свободы.

Во вторую Думу социал-демократия советовала народу посылать не ходатаев, а борцов. Вера в мирный путь подорвана у народа. Это видно из того, что партия либералов, проповедующая мирный путь, кадеты, потерпела крушение на выборах. Эта партия либеральных помещиков и буржуазных адвокатов, пытающаяся примирить черносотенное самодержавие с народной свободой, входит во вторую Думу ослабленной. Усилились черносотенцы, которые провели несколько десятков депутатов. Но еще гораздо более усилились левые, т. е. те, кто более или менее решительно и последовательно стоят не за мирный путь, а за революционную борьбу.

Вторая Дума - левее первой Думы. Во второй Думе гораздо больше социал-демократов и больше революционных демократов (социалисты-революционеры и часть трудовиков). Первая Дума была Думой надежд на мирный путь. Вторая Дума - Дума острой борьбы между черносотенным царским правительством и представителями массы, массы пролетариев, сознательно


26
В. И. ЛЕНИН

добивающихся свободы ради борьбы за социализм, - массы крестьянства, стихийно подымающегося против крепостников-помещиков.

Выборы новой Думы показали, что несмотря на все преследования и запреты растет и крепнет революционное сознание в широких народных массах. Близится новая революционная волна, новый революционный бой народа за свободу.

Этот бой будет дан не в Думе. Этот бой решит восстание пролетариата, крестьянства и сознательной части войска. Этот бой надвигается на нас всем ходом событий, всем ходом столкновений левой части Думы с правительством и кадетами.

Будьте же готовы, рабочие, к серьезным событиям. Не тратьте своих сил понапрасну. Нам не надо ускорять развязки: пусть царь и его черносотенные слуги нападают первые. Им придется нападать на народ, разгонять Думу, отменить избирательный закон, начинать ряд насилий, чтобы развязаться с новой Думой.

Пусть насильники начинают. Пролетариат должен стойко, твердо, выдержанно готовить более и более широкие массы народа к великому, отчаянному бою за свободу. Товарищи-рабочие! Мы пережили первые великие схватки революции, 9-ое января 1905 г. 33, октябрьскую стачку 34, декабрьское восстание 35. Мы будем вновь собирать новые силы для нового, еще более грозного, решительного выступления, когда разгорится костер левой Думы во всероссийский пожар. Нужно все силы собрать и сосредоточить для грядущего решительного сражения.

Помните, товарищи, что вторая Дума неизбежно ведет к борьбе, к восстанию. Не растрачивайте своих сил на пустяки.

Да здравствует всенародное восстание за свободу!

Да здравствует революция!

Да здравствует международная революционная социал-демократия!

Написано 20 февраля (5 марта) 1907 г.

Напечатано 23 февраля 1907 г. в газете «Рабочий» № 2
Подпись:Н. Ленин

Печатается по тексту газеты



27

ПО ПОВОДУ ДЕКЛАРАЦИИ СТОЛЫПИНА
ПРОЕКТ ВОЗЗВАНИЯ 36

Депутаты Государственной думы, принадлежащие к Российской социал-демократической рабочей партии, заявляют народу и предлагают Думе заявить народу следующее:

Правительство через своего премьер-министра г. Столыпина заявило народным представителям, что оно намерено вести ту же политику, какую оно вело после разгона I Думы. Правительство не хочет считаться с волей народных представителей. Оно требует, чтобы народные представители помирились с его политикой, помогали ему развивать, усовершенствовать, точнее и полнее применять эту правительственную политику.

Что означает собой политика правительства?

Она означает отстаивание интересов кучки крупнейших помещиков, придворных и сановников, отстаивание их права эксплуатировать и угнетать народ. Ни земли, ни воли! - вот что заявляет правительство народу устами Столыпина.

Крестьяне не должны ждать от правительства ничего, кроме защиты помещиков и беспощадно-свирепой борьбы с крестьянским стремлением к свету, к свободе, к улучшению своего положения, к переходу земли в руки крестьян, к освобождению от тяжелой кабалы, от каторжной жизни, от медленного вымирания вследствие голода. Крестьяне должны ждать от правительства продолжения тех же насилий, которые отняли у крестьянства тысячи и десятки тысяч лучших людей,


28
В. И. ЛЕНИН

заключенных в тюрьму, сосланных в ссылку и убитых за смелую борьбу против чиновничьего произвола и помещичьего гнета. Подкупать небольшими подачками ничтожное меньшинство мироедов и кулаков, помогать им грабить до конца разоренную деревню в награду за их помощь самодержавному правительству, вот какую политику намерен вести Столыпин и его министерство.

Рабочие не должны ждать от этого правительства ничего, кроме насилий и угнетения. Рабочим по-прежнему будут связывать руки в их борьбе за улучшение своего положения. Рабочие союзы будут по-прежнему закрываться, рабочие газеты по-прежнему преследоваться. Крупные фабриканты будут по-прежнему встречать помощь и содействие правительства во всех их шагах, направленных к притеснению рабочих. Не помощи в тяжелой нужде вследствие безработицы, а усиления и обострения этой нужды должны ждать рабочие от правительства. Правительственная помощь рабочему классу, это - законы, составляемые на совещаниях фабрикантов и полицейских чиновников. Рабочие России давно уже оценили эту политику правительственной «заботы» о рабочем классе.

Солдаты и матросы, которые проливали кровь в предпринятой правительством ради хищнических интересов кучки придворных войне с Японией, - проливали кровь на родине в борьбе за облегчение своей жизни, за избавление от казарменной каторги, за то, чтобы и солдат мог почувствовать себя человеком, а не скотиной, - солдаты и матросы не должны ничего ждать от правительства, кроме прежних насилий и угнетения, кроме того же сурового обращения и черствого куска хлеба в награду за усмирение и покорение своих братьев - рабочих и крестьян, добивающихся свободы, добивающихся земли для крестьянства.

Заявление правительства ясно показало, что правительство хочет не мира, а войны с народом. Это заявление не договаривает одной вещи, которую должны договорить народу посланные им в Думу и верные народным интересам депутаты: правительство не дого-


29
ПО ПОВОДУ ДЕКЛАРАЦИИ СТОЛЫПИНА

варивает, что его заявление означает, неминуемо и неизбежно, решение разогнать II Думу, не дав ей даже возможности выразить волю народа, выразить нужды крестьян, рабочих, солдат, нужды всех трудящихся, выразить все то, что в своих наказах поручило выразить депутатам население, провожая их в Думу.

Социал-демократическая рабочая партия всегда говорила народу, что Дума бессильна дать ему свободу и землю. Депутаты Думы, защищающие интересы рабочего класса и крестьянства, готовы все свои силы отдать на службу этим интересам, на помощь народу посредством заявления правды в Думе, посредством разъяснения всем миллионам народа, рассеянным по всем концам России, - какую вредную, противонародную политику ведет правительство, какие ковы строит оно против народа, в каких законах и мероприятиях отказывает оно народу.

Но депутаты Думы и вся Дума, способные помочь народу, ничего не значат без народа. Если Россия добилась на короткое время хоть маленьких свобод, если она получила народное представительство хотя бы ненадолго, то все это завоевано только народной борьбой, только самоотверженной борьбой рабочего класса, крестьянства, солдат и матросов за свободу.

Правительство объявило еще раз войну народу. Оно встало на путь, который ведет к разгону II Думы, к отмене теперешнего избирательного права, к возвращению старых порядков старого русского самодержавия.

Депутаты рабочего класса оповещают весь народ об этом.

Написано между 20 и 28 февраля (5 и 13 марта) 1907 г.

Впервые напечатано в 1931 г. в Ленинском сборнике XVI

Печатается по рукописи



30

ПЕРВЫЙ ВАЖНЫЙ ШАГ

СПБ. 21 февраля 1907 г.

Вчера мы выразили надежду, что меньшевики, говорящие в «Русской Жизни» 37 хорошие слова о самостоятельности социал-демократии, поведут правильную политику.

Третьего дня вечером состоялось кадетское собрание, разрушившее все эти надежды...

Вот как произошло дело.

19 февраля после обеда было собрание социал-демократической думской фракции. Предложено было пойти на частное совещание, устраиваемое кадетами. Часть депутатов оказала упорное сопротивление. Они говорили, что позорно депутатам рабочего класса ходить к либеральным буржуа, торгующимся с Столыпиным, что социал-демократы должны вести не кадетскую политику, а пролетарскую, не водить с собой крестьянина к либеральному барину, не помогать созданию кадетского «левого» блока. Меньшевики провели свое решение.

19 февраля вечером на квартире Долгорукова состоялось собрание около 300 членов Думы из «оппозиции»: кадеты, народовцы (польские черносотенные националисты-буржуа) 38, все левые, трудовики, эсеры и... социал-демократы. Часть социал-демократических депутатов не пошли к кадетам.

Что произошло на собрании у кадета?

На собрании у кадета все левые, все демократы, мелкие буржуа (народники, трудовики, эсеры) и все каде-


31
ПЕРВЫЙ ВАЖНЫЙ ШАГ

тообразные социал-демократы подписали кадетские предложения. По «Товарищу», меньшевики сделали формальную оговорку, что их решение не окончательное - надо еще спросить фракцию. По «Речи» (центральный орган кадетов), никаких оговорок не сделано никем.

Итак, социал-демократы, как верные рабы либералов, приняли весь их план, отдали большинство президиума (два места из трех) кадетам, согласились на то, чтобы третье место взяли трудовики, привязываемые таким образом к кадетам, согласились не разъяснять народу того, какое политическое значение имеет выбор президиума, почему обязательно для всякого сознательного гражданина решить этот вопрос с точки зрения отношения партии, а не по частным, закулисным сделкам.

Можно ли оправдать такое поведение боязнью того, что пройдет черносотенный президиум Думы? Нет. Мы уже вчера в статье тов. П. Орловского указали, что черные не могли победить ни при каком разделении голосов между кадетами и левыми.

Не опасность черносотенной победы, а желание прислужничать либералам, вот что на деле определяет меньшевистскую политику.

Какую же политику обязаны вести социал-демократы?

Либо воздерживаться, как социалисты, стоящие в стороне от предателей свободы и эксплуататоров народа либералов, либо повести за собой способную к борьбе демократическую мелкую буржуазию и против черных и против либералов.

Первая политика обязательна для социалистов, когда исчезли уже существенные отличия между всеми буржуазными партиями с точки зрения борьбы за демократию. Так бывает в Европе. Революции нет. Все буржуазные партии потеряли способность бороться за демократию и борются только за мелкие, корыстные интересы хозяев или хозяйчиков. При таких условиях социал-демократия одна отстаивает интересы демократии, неуклонно развивая при этом перед массами свои социалистические воззрения.


32
В. И. ЛЕНИН

Вторая политика обязательна тогда, когда есть еще налицо условия для буржуазно-демократической революции, когда кроме рабочего класса есть известные буржуазные или мелкобуржуазные слои, способные бороться за демократию, необходимую для пролетариата.

В России в настоящее время обязательна вторая политика. Ни на минуту не забывая о своей социалистической проповеди, агитации, организации пролетариев в класс, социал-демократия обязана, от случая к случаю, идя вместе с демократической мелкой буржуазией, бить и черных и либералов.

Ибо либералы (кадеты, народовцы (?), партия демократических реформ и проч., и т. п.) решительно отвернулись уже от революции и пошли на сделку с самодержавием против народной свободы, о которой они облыжно болтают. Теперь выясняется даже, что кадеты помогли правительству в прошлом году получить два миллиарда из Франции на военно-полевые суды и расстрелы, ибо Клемансо прямо заявил кадетам: займа не будет, если партия кадетов официально выступит против займа. Кадеты отказались выступить против займа из боязни потерять свое положение завтрашней правительственной партии! Россию расстреливали не только треповские пулеметы, но и кадетско-французские миллионы.

Для революционных социал-демократов недопустимо поддерживать гегемонию кадетов. Но этого мало, что они высказывались против путешествия на кадетское собрание 19 февраля. Они должны категорически и безусловно требовать, чтобы фракция порвала с кадетообразной политикой и выступала прямо и открыто в Думе с самостоятельной политикой пролетариата.

В вопросе о президиуме социал-демократы должны были сказать: своего президиума мы не хотим. Мы поддерживаем весь список левых или трудовиков против кадетов, т. е. всех трех кандидатов в президиум против кадетских кандидатов, и воздерживаемся, если трудовики идут, вопреки нашим предостережениям, в хвосте кадетов. Выставить кандидата из левых было во всяком


33
ПЕРВЫЙ ВАЖНЫЙ ШАГ

случае обязательно, хотя бы даже не было шансов, чтобы он прошел; при первом голосовании число голосов, поданных за него, показало бы, на какие силы могут рассчитывать социал-демократы в случае борьбы с кадетами. А если бы при этом оказалось, что у него больше голосов, чем у кадета, хотя бы и меньше, чем абсолютное большинство, необходимое для избрания - то это голосование ярко показало бы народу, что Дума - не кадетская, что кадет - не все в Думе.

Выборы президиума - не мелочь. Это первый шаг, за которым последуют другие. Жребий брошен.

Либо кадетообразная политика, и тогда на деле социал-демократы превращены в придаток либералов.

Либо политика революционной социал-демократии, и тогда мы начинаем не с поклона кадетам, а с открытого выкидывания своего знамени. Тогда мы не ходим к кадетам. Тогда мы зовем мелкобуржуазную и особенно крестьянскую демократию на бой и с черными и с либералами.

«Новый Луч» № 2, 21 февраля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Новый Луч»



34

ИМЕЮТ ЛИ ПРАВО МЕНЬШЕВИКИ ВЕСТИ ПОЛИТИКУ ПОДДЕРЖКИ КАДЕТОВ?

Чем определяется политика социал-демократии?

По существу - классовыми интересами пролетариата. Формально - решениями партийных съездов.

Каковы у нас эти решения? Во-первых, решения Объединительного (Стокгольмского) съезда РСДРП. Во-вторых, утвержденные ЦК решения ноябрьской Всероссийской конференции РСДРП.

Что предписывает нам резолюция Стокгольмского съезда о Государственной думе?

... (пункт 1, а) «стремиться расширить и обострить эти конфликты (именно конфликты как между правительством и Думой, так и внутри самой Думы) до пределов, дающих возможность сделать их исходной точкой широких массовых движений, направленных к...» и т. д.

Исполняют меньшевики это предписание съезда? расширяют, обостряют они в вопросе о президиуме конфликт левого крыла в Думе с кадетами?

Нет, меньшевики нарушают постановление съезда.

Далее, съезд в той же резолюции предписал: «... направлять это свое вмешательство таким образом, чтобы эти обостряющиеся столкновения: (а) обнаруживали перед массой непоследовательность всех буржуазных партий, которые возьмут на себя в Думе роль выразителей народной воли, и (б) довели широкую массу (пролетариата, крестьянства и городского мещанства) до сознания полной непригодности Думы» и т. д.


35
ИМЕЮТ ЛИ ПРАВО МЕ-КИ ВЕСТИ ПОЛИТИКУ ПОДДЕРЖКИ КАДЕТОВ?

Значит, меньшевики могли, решительно ничем не рискуя и не сходя даже с архилегальной почвы, - и меньшевики обязаны были обнаружить перед массой, т. е. открыто в Думе, что кадетский президиум есть президиум партии, отвернувшейся от революции.

Что предписала партии утвержденная Центральным Комитетом и принятая 18 делегатами меньшевиками резолюция Всероссийской ноябрьской конференции РСДРП?

«В своей избирательной кампании РСДРП, выступая как самостоятельная классовая партия пролетариата, ставит своей целью... 2) разъяснять массам иллюзорность всяких надежд на мирный исход борьбы за власть.

... 4) поднять политическую активность масс и, организуя силы революции вне Думы и внутри ее, создать условия для превращения последней в опорный пункт революции...».

Меньшевики поправели, начиная с ноября 1906 г., уже настолько, что нарушили сразу свое собственное постановление. Они дезорганизуют «силы революции» внутри Думы своим первым шагом, укрепляя в массах надежды на мирный исход, ибо выбранный всей Думой, без протеста слева, кадетский президиум был бы официальным, всенародным подтверждением социал-демократией тех самых надежд, которые она признает «иллюзорными».

Кадеты открыто и всецело отвернулись от революции. «Силы революции», это - левые, трудовики, с.-р. (революционная буржуазия) и с.-д. Чтобы помочь организации, а не дезорганизации, «сил революции», мы обязаны сказать массам: с.-д. поддерживают левый, трудовический, президиум против к.-д. Если бы трудовический президиум прошел и не оправдал надежд демократа - тогда мы разоблачили бы этим перед массой демократическую мелкую буржуазию и укрепили бы убеждение в том, что единственный последовательно-демократический класс есть пролетариат.

Что сказал ЦК всей партии и всему народу, когда начинал избирательную кампанию? В официальной избирательной платформе РСДРП читаем:


36
В. И. ЛЕНИН

«... Граждане, в Думу надо выбирать таких людей, которые не только хотят для России свободы, но и стремятся помочь народной революции для завоевания этой свободы... Первая Дума не сделала этого. Ее большинство, руководимое партией «народной свободы», надеялось добиться свободы и земли с помощью мирных переговоров с правительством... И потому в Думу нужно выбирать не смиренных ходатаев... Выбирайте, граждане, борцов революции, которые вместе с вами будут продолжать великое дело, начатое в январе, октябре и декабре прошлого года».

Какие это хорошие, большие, достойные пролетариата слова! И как жаль, что для меньшевиков это - пустые слова.

В партийной избирательной платформе осудить кадетское большинство первой Думы и ее кадетскую политику, а теперь помогать искусственно воссоздавать кадетскую гегемонию в левой Думе.

«Новый Луч» № 3, 22 февраля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Новый Луч»



37

ВЫБОРЫ В ДУМУ И ТАКТИКА РУССКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ 39

Исход выборов в Думу характеризует различные классы и их силу.

Избирательное право в России - непрямое и неравное. Крестьяне выбирают, прежде всего, десятидворников; эти последние выбирают из своей среды крестьянских уполномоченных; уполномоченные - крестьянских выборщиков, и, наконец, выборщики, вместе с выборщиками от других сословий - депутатов в Думу. Соответствующий порядок выборов существует для землевладельческой, городской и рабочей курий, причем число выборщиков, которые приходятся на каждую в отдельности из этих курий, установлено законом в интересах и в пользу высших классов, помещиков и буржуазии. К тому же не только революционные, но и оппозиционные партии подвергаются самым варварским, самым незаконным полицейским репрессиям; затем, - полное отсутствие свободы печати и собраний, произвольные аресты и высылки, действующие в большей половине России военно-полевые суды и связанное с ними исключительное положение.

Как, однако, при таких обстоятельствах, стало возможным, что новая Дума вышла гораздо оппозиционней и революционней, чем первая?

Для ответа на этот вопрос нам нужно, прежде всего, рассмотреть данные относительно распределения выборщиков по отдельным партиям в связи с партийно-политическим составом второй Думы, по сведениям кадетского органа «Речи», которые охватывают приблизительно 9/10 всех выборщиков Европейской России


38
В. И. ЛЕНИН

(за исключением Польши, Кавказа, Сибири и т. д.). Мы берем пять главных политических групп, так как более подробных сведений о политической окраске выборщиков нет. Первую группу составляют правые. Сюда принадлежат так называемые «черносотенцы» (монархисты, Союз русского народа и т. д.), которые стоят за возвращение к полному самодержавию в его чистой форме, призывают к безудержному военному террору против революционеров и к убийству из-за угла, - подобно убийству члена Думы Герценштейна, - инсценируют «погромы» и т. д. Сюда дальше принадлежат так называемые «октябристы» (так называется в России партия крупных промышленников), которые тотчас после царского манифеста 17 октября 1905 года 40 примкнули к контрреволюции и сейчас всячески поддерживают правительство. При выборах эта партия нередко заключает блоки с монархистами.

Вторую группу составляют беспартийные. Мы увидим в дальнейшем, что много выборщиков и депутатов, особенно из крестьянства, прикрылись этим именем, чтобы избежать репрессий за свои революционные убеждения.

Третью группу образуют либералы. Во главе либеральных партий стоит конституционно-демократическая (так называемая «кадетская» партия) или партия «народной свободы». Это - партия центра в русской революции; она стоит между помещиками и крестьянами. Буржуазия пытается примирить оба класса. Оценка партии либеральной буржуазии - кадетов - представляет важнейший пункт разногласий между двумя направлениями внутри русской социал-демократии.

В Думе стоят на стороне русских либералов не из политических убеждений, но по соображениям оппортунизма также польские «черносотенцы» - партия «народовых демократов», которые у себя в Польше всеми средствами, до доносов, локаутов и убийств включительно, ведут борьбу против революционного пролетариата.

Четвертую группу составляют прогрессисты. Это не название партии, но так же, как и «беспартийные»,


39
ВЫБОРЫ В ДУМУ И ТАКТИКА РУССКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

ничего не говорящее и условное обозначение, цель которого в первую очередь служить прикрытием против полицейских преследований.

Наконец, пятую группу образуют левые. Сюда принадлежат партии социал-демократов и соц.-революционеров, народных социалистов (которые соответствуют приблизительно французским радикал-социалистам 41) и так называемые «трудовики» - совсем еще бесформенная организация крестьянской демократии *. Трудовики, народные социалисты и соц.-революционеры по своему классовому характеру мелкобуржуазные и крестьянские демократы. Иногда выборщики отдельных революционных групп старались прикрыться во время избирательной кампании общим именем «левые», чтобы надежнее избежать полицейских преследований.

Цифры «Речи» сейчас покажут правильность наших выводов о социальном составе партий.

Число выборщиков
51 губерния Европейской РоссииБольшие
города
Землевла-
дельч.
ГородскаяКрестьянскаяРабочаяИтого
Вы-
борщ.
%Вы-
борщ.
%Вы-
борщ.
%Вы-
борщ.
%Вы-
борщ.
%Вы-
борщ.
%
Правые122470,918213,976433,8--217040,034620,7
Беспартийные814,7272,124811,021,43586,6--
Либералы1548,950438,71034,6--76114,094056,4
Прогрессисты18510,728021,556124,932,1102918,9553,3
Левые824,831123,858225,714096,5111520,532719,6
Итого1726100,01304100,02258100,0145100,05433100,01668100,0


* В немецкой прессе эта партия часто называется «рабочей группой», что как будто бы указывает на родство с рабочим классом. По существу, в России между ними нет даже и такого словесного родства. Поэтому лучше оставить слово «трудовики» без перевода, обозначая при помощи его мелкобуржуазную, именно крестьянскую демократию.


40
В. И. ЛЕНИН

Число думских депутатов
Партии 51 губерния Европейской России ПольшаКавказСибирь и
восточные
губернии
По всей
Российской
империи
От
губерний
От
крестьян-
ской курии
От
крупных
городов
Де-
пу-
тат.
%Де-
пу-
тат.
%Де-
пу-
тат.
%Де-
пу-
тат.
%Де-
пу-
тат.
%Де-
пу-
тат.
%Де-
пу-
тат.
%
Правые8525,747,5518,512,727,1--9719,8
Беспартийные185,435,7------17,1224,5
Либералы8224,81018,91763,03288,5932,2642,915631,8
Прогрессисты206,01018,9--38,127,1--357,1
Левые12638,12649,0518,512,71553,6750,018036,8
Итого331100,053100,027100,037100,028100,014100,0490100,0

Как видно из приведенных таблиц, большие города составляют особую группу, а именно: Петербург выбирает 6 депутатов, Москва - 4, Варшава и Ташкент - по 2, остальные города - по 1, всего 17 городов - 27 депутатов. Остальные члены Думы выбираются на собраниях выборщиков отдельных губерний сообща всеми четырьмя куриями; но, сверх того, в каждой губернии выборщики от крестьян выбирают 1 депутата от крестьянской курии. Таким образом получается три группы депутатов: от губернских избирательных собраний, крестьянской курии и от больших городов.

Какая-нибудь дюжина выборщиков прогрессивного или левого блока могла лишь на почве счета быть поделена между отдельными партийными группами; в общем же эти цифры дают пока самый полный и надежный материал для понимания классового строения различных русских партий.


41
ВЫБОРЫ В ДУМУ И ТАКТИКА РУССКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Рабочая курия избирает даже в провинции и, прежде всего, конечно, в больших городах почти без исключения левых, именно 96,5%. Из 140 левых выборщиков рабочей курии - 84 социал-демократа, 52 левых без точного обозначения (по большей части тоже социал-демократы) и 4 соц.-революционера. Таким образом русская социал-демократия, несмотря на лживые утверждения либералов, которым хочется представить ее как партию революционной интеллигенции, - настоящая рабочая партия. В Петербурге - городе и губернии - из 24 выборщиков рабочей курии выбрано 20 социал-демократов и 4 соц.-революционера; в Москве - городе и губернии - только соц.-демократы, именно 35 и т. д.

В крестьянской курии сразу выступает удивительная несоразмерность: среди крестьян-выборщиков 33,8% принадлежат к правым, тогда как среди думских депутатов, которые избраны теми же выборщиками крестьянской курии, только 7,5% правых. Ясно, что выборщики от крестьян только называли себя правыми, чтобы избежать правительственных репрессий. Русская пресса констатировала это явление более чем в ста случаях, и выборная статистика теперь окончательно это удостоверяет.

О крестьянской курии нельзя судить на основании того, как называют себя выборщики, но исключительно только по тому, к какой партии причисляют себя их депутаты. Мы видим, что крестьянская курия вслед за рабочей курией образует самую левую группу. Крестьяне выбрали лишь 7,5% правых и 67,95% левее либералов! Крестьянин в России большей частью настроен революционно, - таков урок выборов во вторую Думу. Это - факт большой важности, потому что он доказывает, что революция в России далеко еще не достигла своего конца. Пока не удовлетворены требования крестьянина, пока он по крайней мере не успокоился, революция должна продолжаться. Но, конечно, революционное настроение крестьянина не имеет ничего общего с социал-демократией: крестьянин - буржуазно-демократический революционер и совсем


42
В. И. ЛЕНИН

не социалист. Он борется не за передачу всех средств производства в руки общества, но за конфискацию крестьянством земли у помещиков.

Типичное партийно-политическое выражение находит буржуазно-демократическое революционное сознание крестьянства в партиях трудовиков, социалистов-революционеров и народных социалистов. Из 53 думских депутатов от крестьянской курии 24 принадлежат к этим крестьянским демократам (10 левых, 10 трудовиков, 4 с-р.), и далее несомненно, что из 10 прогрессистов и 3 беспартийных, которые избраны от крестьян, большинство принадлежит к трудовикам. Мы говорим: несомненно, потому что после первой Думы трудовиков безжалостно преследовали, и крестьяне достаточно осторожны, чтобы не называть себя трудовиками, хотя фактически они в Думе голосуют вместе с трудовиками. Так, например, важнейшим законопроектом трудовиков в I Думе был аграрный, известный под именем «проекта 104" (существенное содержание этого проекта заключается в немедленной национализации земли у помещиков и в будущем - крестьянских наделов, а также в уравнительном землепользовании). Этот проект - выдающийся продукт политической мысли крестьянской массы в одном из важнейших вопросов крестьянской жизни. Этот проект был подписан только 70 «трудовиками» и 25 крестьянами, которые называли себя беспартийными или не дали вообще никакого ответа на вопрос о своей партийной принадлежности!

Таким образом, «Трудовая» группа в России - несомненно партия сельской крестьянской демократии. Это - революционные партии, но не в социалистическом, а в буржуазно-демократическом смысле этого слова.

В городской курии нужно проводить различие между большими и малыми городами. В малых городах политические противоречия между отдельными классами не так сильно выражены, нет больших масс пролетариата (которые образуют особую рабочую курию), здесь правые слабее. В больших городах беспартийных


43
ВЫБОРЫ В ДУМУ И ТАКТИКА РУССКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

выборщиков совершенно нет, здесь количество неопределенных «прогрессистов» совершенно ничтожно; зато здесь правые сильнее, а левые слабее. Причина - простая: пролетариат крупных городов образует особую рабочую курию, которая не внесена в нашу таблицу выборщиков *. Мелкая буржуазия здесь гораздо малочисленнее, чем в небольших городах. Преобладает крупная промышленность: она представлена частью правыми, частью либералами.

Данные о составе выборщиков с очевидностью доказывают, что основу либеральных партий (главным образом, следовательно, кадетов) составляют городская и, прежде всего, крупная промышленная буржуазия. Поворот вправо этой буржуазии, которая чувствует испуг перед самостоятельностью и силой пролетариата, особенно становится ясен, если сравнить крупные и мелкие города. В последних городская (т. е. буржуазная) курия гораздо сильнее пропитана левыми элементами.

В тесной связи с этим вопросом находятся основные разногласия русских социал-демократов. Одно крыло (так называемые «меньшевики») считает кадетов и либералов за прогрессивную городскую буржуазию в противоположность отсталой деревенской мелкой буржуазии (трудовикам). Отсюда следует, что буржуазия признается за движущую силу революции, и провозглашается политика поддержки кадетов. Другое крыло (так называемые «большевики») считает либералов за представителей крупной индустрии, которые из страха перед пролетариатом стремятся к возможно скорейшему окончанию революции, идут на компромиссы с реакцией. Трудовиков это крыло считает за революционную мелкобуржуазную демократию и держится мнения, что они склонны занять радикальную


* Для этого нет данных. Поэтому цифры выборщиков от рабочей курии вычеркнуты из таблицы. Мы имеем точные сведения только о 37 рабочих-выборщиках. Эти принадлежат без исключения к левым. Общее число всех рабочих-выборщиков в Европейской России составляет по закону 208. Из них мы имеем более точные данные относительно 145, что вместе с только что упомянутыми 37 выборщиками от рабочей курии крупных городов составляет 182, т. е. 9/10 общего числа выборщиков-рабочих.


44
В. И. ЛЕНИН

позицию в важнейшем для крестьянства земельном вопросе, - конфискации крупного землевладения. Отсюда вытекает тактика большевиков. Они отвергают поддержку предательской либеральной буржуазии, т. е. кадетов, и стараются высвободить демократическую мелкую буржуазию из-под влияния либералов; они хотят оторвать крестьянина и городского мелкого буржуа от либералов и вести их за пролетариатом, как авангардом, на революционную борьбу. Русская революция по своему социально-экономическому содержанию - буржуазная революция, но ее движущая сила, однако, не либеральная буржуазия, а пролетариат и демократическое крестьянство. Победа революции возможна лишь посредством революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Если мы желаем отдать себе отчет в том, прочен ли союз между либералами и мелкой городской буржуазией, то нам особенно интересна статистика числа голосов, поданных в крупных городах за партийные блоки. По данным статистика Смирнова, в 22 больших городах на монархистов падает 17 000 голосов, на октябристов - 34 500, на кадетов - 74 000 и на левый блок - 41 000 *.

Во время выборов во вторую Думу разгорелась ожесточенная борьба между обоими крыльями соц.-демократии, меньшевиками и большевиками, по вопросу, заключать ли блок с кадетами или против кадетов с трудовиками. В Москве сторонники большевиков - сильнее. Там образовался левый блок, и меньшевики вошли в его состав. В Петербурге большевики также были сильнее, и здесь также во время выборов образовался левый блок, но меньшевики не примкнули к нему и вышли из организации. Возник раскол, который продолжается еще и теперь. Меньшевики ссылались на опасность, которая грозит со стороны черносотенцев,


* Под «левым блоком» разумеется избирательный блок социал-демократов с партиями мелкобуржуазной демократии (в первую голову с «трудовиками», понимая это слово в самом широком смысле и считая левым крылом этой группы социалистов-революционеров). Этот блок был направлен и против правых и против либералов.


45
ВЫБОРЫ В ДУМУ И ТАКТИКА РУССКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

т. е. они опасались победы на выборах черных из-за раскола голосов левых и либералов. Большевики объявили эту опасность выдумкой либералов, у которых была лишь цель привлечь мелкобуржуазную и пролетарскую демократию под крылышко буржуазного либерализма. Цифры доказывают, что сумма голосов левых и кадетов более чем вдвое превышает соединенные голоса октябристов и монархистов *. Раскол голосов оппозиции не мог, следовательно, помочь победе правых.

Эти цифры, которые охватывают более чем 200 000 городских избирателей, а также и данные относительно общего состава второй Думы доказывают, что действительный политический смысл блоков соц.-демократов и кадетов состоит вовсе не в устранении «черной» опасности (это мнение, если бы даже оно было вполне искренним, вообще ложно), а в уничтожении самостоятельной политики рабочего класса и в его подчинении гегемонии либералов.

Суть спора между обоими крыльями русской социал-демократии лежит в решении, признавать ли гегемонию либералов, или стремиться к гегемонии рабочего класса в буржуазной революции.

То обстоятельство, что левые при первом соглашении социал-демократов и трудовиков против кадетов в 22 городах при неслыханных трудностях, какие встречала агитация, завоевали 41 000 голосов, т. е. превзошли октябристов и получили более половины голосов либералов, служит для большевиков доказательством, что демократическая мелкая буржуазия в городах идет за кадетами больше в силу привычки и ухищрений либералов, чем из-за вражды этих слоев к революции.


* По расчетам того же г. Смирнова, в 16 городах, где явилось на выборы 72 000 избирателей и боролись не 4, а 2 (или 3) списка, оппозиция получила 58,7% и правые 21%. Здесь также первое число больше чем вдвое превышает второе. Здесь также опасность от черносотенцев была обманчивым пугалом со стороны либералов, которые много говорили об опасности справа, хотя в действительности боялись «левой опасности» (выражение, которое мы заимствуем из кадетского органа «Речь»).


46
В. И. ЛЕНИН

Переходим теперь к последней курии, к землевладельческой. Здесь мы находим ярко выраженное преобладание правых: 70,9% выборщиков - правые. Отвращение крупного землевладельца к революции и его поворот в сторону контрреволюции под влиянием борьбы крестьянина за землю - совершенно неизбежны.

Если мы теперь сравним состав избирательных групп на губернских избирательных собраниях и состав Думы со стороны политической окраски депутатов, избранных на этих собраниях, то заметим, что прогрессист большею частью только имя, за которым скрываются левые. Среди выборщиков 20,5% левых и 18,9% прогрессистов. Из депутатов 38% принадлежат к левым! Правые имеют только 25,7% депутатов и, однако, насчитывали 40% выборщиков; но если мы откинем от последних - выборщиков от крестьян (мы уже доказали, что только агенты русского правительства, которые фальсифицировали известия о выборах, могли счесть их за правых), то получим 2170 - 764 = 1406 правых выборщиков, т. е. 25,8%. Итак, оба результата вполне совпадают. Либеральные выборщики, очевидно, прячутся частью за именами «беспартийных», частью - «прогрессистов», а крестьяне даже за «правыми».

Сравнение с нерусскими частями России, Польшей и Кавказом, дает новое доказательство, что настоящей движущей силой буржуазной революции в России не является буржуазия. В Польше совсем нет революционного крестьянского движения, никакой городской буржуазной оппозиции, почти нет либералов. Против революционного пролетариата стоит реакционный блок из крупной и мелкой буржуазии. Там победили поэтому народовые демократы. На Кавказе революционное крестьянское движение очень сильно, сила либералов там почти такова же, как в России, но левые здесь - самая сильная партия: % левых в Думе (53,6%) примерно одинаков с % депутатов, вышедших из крестьянской курии (49%). Только рабочие и революционно-демократическое крестьянство могут завершить буржуазную революцию. В передовой, высоко капитали-


47
ВЫБОРЫ В ДУМУ И ТАКТИКА РУССКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

стически развитой Польше не существует аграрного вопроса в русском смысле, совсем не существует революционной борьбы крестьянства за конфискацию земель у помещиков. Поэтому в Польше революция вне пролетариата не имеет никакой прочной точки опоры. Классовые противоречия приближаются там к западноевропейскому типу. Обратное явление встречаем мы на Кавказе.

Заметим еще здесь, что 180 левых, по подсчету «Речи», распределяются между отдельными партиями следующим образом: 68 левых, 9 народных социалистов (правое крыло трудовиков), 28 социалистов-революционеров и 46 социал-демократов... Фактически последних насчитывают теперь уже 65. Либералы стараются по возможности преуменьшить число социал-демократов.

По классовому строению можно эти группы свести к двум слоям: на демократическую мелкую буржуазию, на городскую и особенно сельскую, - падает 134 депутата, на пролетариат - 46 депутатов.

Мы видим в общем, что в России классовая структура различных партий выступает с необычайной ясностью. Крупные землевладельцы принадлежат к черносотенцам, монархистам и октябристам. Крупная промышленность представлена октябристами и либералами. По приемам хозяйничанья помещики в России распадаются на таких, которые ведут хозяйство еще полуфеодальными способами, ведут работу при помощи скота и инвентаря крестьян (крестьянин здесь закабален помещику), и на таких, которые уже ввели современные капиталистические формы хозяйствования. Среди последних - немало либералов. Городская мелкая буржуазия представлена либералами и трудовиками. Крестьянская мелкая буржуазия - трудовиками и особенно их левым крылом, - социалистами-революционерами. Пролетариат имеет свое представительство в лице социал-демократии. При очевидной отсталости капиталистического развития России, это выпуклое выступление партийных группировок согласно с классовым строением общества объясняется только


48
В. И. ЛЕНИН

бурным революционным настроением эпохи, когда партии образуются гораздо быстрее и когда классовое самосознание растет и отчеканивается бесконечно быстрее, чем в эпохи застоя или так называемого мирного прогресса.

Напечатано 27 марта 1907 г. в журнале «Die Neue Zeit» № 26, I. Band, 1906-07 Подпись:A. Linitsch

На русском языке впервые напечатано в 1922 г. в Собрании сочинений Н. Ленина (В. Ульянова), том VIII

Печатается по тексту журнала. Перевод с немецкого



49

МЕЛКОБУРЖУАЗНАЯ ТАКТИКА

«Товарищ» от 21 февраля опубликовал извлечения из принятых последним, экстренным, съездом партии с.-р. постановлений 42. Постановления посвящены вопросу о думской тактике.

По поводу этих постановлений можно и должно сказать очень многое. Мы не в состоянии здесь остановиться на коренном грехе этих, как и всех вообще, эсеровских постановлений: на отсутствии классового анализа разных партий. Тактика, заслуживающая названия тактики, не может быть установлена без такого анализа. Сравнение эсеровских постановлений с платформой революционной социал-демократии (резолюции, выработанные совещанием представителей нескольких большевистских организаций 15-18 февраля ; они будут опубликованы на днях) даст нам повод не раз еще вернуться к этой мысли.

Не будем останавливаться также на несколько чрезмерном подчеркивании эсерами той азбучной истины, что революционеры вовсе не стремятся «создавать внешние (?), несущественные конфликты», «ускорять разгон Думы» и т. п. Это - частность.


* Сегодняшняя «Современная Речь» 43 (22-го февраля) на стр. 3 правильно указывает состав этого совещания и перепечатывает частичку одной из шести принятых резолюций. Читатели должны иметь в виду, что даже и в этой частичной перепечатке есть ошибки. См. настоящий том, стр. 1 - 11. Ред.


50
В. И. ЛЕНИН

Гвоздем эсеровской тактики, с точки зрения насущных задач момента, является следующее постановление:

«4. Съезд находит, что резкая партийная группировка внутри Думы при изолированном выступлении каждой отдельной группы и острой междуфракционной борьбе могла бы совершенно парализовать деятельность оппозиционного большинства и тем дискредитировать в глазах трудящихся классов самую идею народного представительства. Съезд считает поэтому необходимым, чтобы партийные депутаты приложили все усилия для организации возможно более постоянного и согласованного выступления всех социалистических и крайних левых фракций; специально же в вопросах борьбы с думской правой и с правительством за свободы и политические права народа стремиться к отдельным, возможно более согласованным выступлениям революционно-социалистической части Думы с ее оппозиционной частью, причем все эти как длительные, так и частичные согласованные выступления должны происходить на началах, ни в чем не противоречащих основным принципам партийной программы и тактики».

Великолепное изложение принципиальных основ мелкобуржуазной тактики! Великолепное разоблачение ее полной шаткости!

«Длительные (!) и частичные согласованные выступления», «возможно более постоянные (!) и согласованные...». Как пусты эти слова, раз нет и попытки выяснить, какая именно общность интересов каких именно классов лежит в основе всей этой «согласованности»! Мы, революционные с.-д., признаем общие выступления партии пролетариата и партий демократической мелкой буржуазии против черных и против кадетов, как партии предательского либерализма. Эсеры до такой степени не понимают этой классовой основы российской революции, что толкуют, с одной стороны, вообще о согласовании социалистических и крайних левых фракций, т. е. о затушевании противоречий между пролетарием и мелким производителем; - ас другой стороны, о согласовании против черных революционно-социалистической и оппозиционной части Думы.

Нет, мы с вами, господа, ни о постоянных соглашениях, ни о согласованности выступлений вообще не будем и говорить. Согласуйтесь сначала вы с нами в политике борьбы и с черными и кадетами, согласуй-


51
МЕЛКОБУРЖУАЗНАЯ ТАКТИКА

тесь на деле - таков наш ультиматум. Такова наша линия политики в демократической революции. Как на выборах в Петербурге, так и по всякому вопросу современной революции мы будем заявлять: пролетариат без колебаний идет в бой и с черными и с к.-д. Пока мелкие буржуа колеблются, пока они идут за к.-д., - беспощадная борьба с мелкими буржуа. Бросили ваших кадетов? Согласны идти против кадетов? Если так и если это не на бумаге сказано, а делом показано, - тогда и только тогда с.-д. в демократическом выступлении окажутся в бою вместе с вами.

Но всего замечательнее, пожалуй, первая часть приведенной резолюции. Подумайте только: «резкой партийной группировкой внутри Думы», «острой фракционной борьбой» можно «дискредитировать в глазах трудящихся классов самую идею народного представительства»! Это уже эсеровские «Плехановы» в «Васильевском» смысле сло- ** ва!

Нет, господа. Принцип классовой борьбы есть основа всех учений и всей политики с.-д. Пролетарии, крестьяне, мещане - не малые дети, чтобы идея представительства померкла в их глазах от острых споров и резкой борьбы классов. Не миндальничать должны мы перед ними, а напротив, учить их с думской трибуны ясному различению партий, пониманию их классовой основы, затушевываемой ловкими буржуа.

В том-то и состоит все преступление меньшевистской политики в Думе, что с думской трибуны не хотят или не умеют говорить народу всю правду о классовом характере разных партий, о тайных торгах Милюковых со Столыпиными 44, о коренном различии в целях демократии между крестьянином и либералом, - в целях социализма между крестьянином и пролетарием.


«Речь» от 22 февраля посвятила особую статью за передовой эсеровским резолюциям. Процитировав именно это место о вреде «резкой партийной группировки», орган либеральных буржуа пишет: «Таким образом исходная точка новой тактики определена совершенно верно». Именно! асеровская тактика верна с точки зрения интересов либеральной буржуазии вообще и ее сделки с реакцией в особенности!

** См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр, 237, 239. Ред.


52
В. И. ЛЕНИН
МЕЛКОБУРЖУАЗНАЯ ТАКТИКА

Но на меньшевистской политике, начатой молчаливым катанием шаров по указке кадета, не сошелся еще свет клином.

Это полное непонимание классовой основы «оппозиционного» либерализма, который тайно проторговывает свободу и демократию Столыпиным и К°, есть основа той оппортунистической тактики, которую ведут мелкие буржуа (трудовики, народные социалисты, с.-р.) и мелкобуржуазное крыло рабочей партии, меньшевики.

Борьба с черными служит отводом глаз и благовидной отговоркой. На деле эта мелкобуржуазная тактика применяется при полной невозможности черносотенной победы, как было, например, на выборах в Петербурге и на выборах думского председателя. И трудовики (эсеры - самостоятельны фиктивно; на деле они связаны с трудовиками и представляют из себя лишь левое крыло их, как доказали выборы в Петербурге и как доказывает теперешняя группировка партий во второй Думе), - и трудовики и меньшевики поддерживают гегемонию кадетов, вот в чем суть мелкобуржуазной тактики. Либералы не только в России, но и повсюду в Европе очень долго вели за собой демократическую мелкую буржуазию, слишком раздробленную, неразвитую, нерешительную, чтобы стать самостоятельной, - и слишком по-хозяйски настроенную, чтобы идти за пролетариатом. Ахиллесова пята мелкобуржуазной политики - неуменье и неспособность избавиться от идейной и политической гегемонии либеральных буржуа. Мелкие буржуа - прихвостни кадетов не в силу случая, а в силу основных экономических особенностей всякого капиталистического общества. Основная задача социал-демократии, - задача, совершенно чуждая пониманию меньшевиков, - состоит поэтому в неуклонном разрушении гегемонии либерала над демократом, в неуклонном освобождении мелкобуржуазной массы из-под крылышка кадетов и в подчинении ее воздействию, влиянию социал-демократии.

«Постоянные согласованные выступления» - предлагает нам трудовик. Благодарим покорно! Для того,


53

чтобы связаться с людьми, которых, как пьяницу к рюмке, тянет к кадету? с людьми, которые месяцами просились в блок с кадетами на выборах в Петербурге, которые шли, как бараны, на кадетское собрание 19 февраля и голосовали за кадета, продающего демократию? Благодарим покорно!

Написано 22 февраля (7 марта) 1907 г.

Напечатано 23 февраля 1907 г. в газете «Новый Луч» № 4

Печатается по тексту газеты



* См. настоящий том, стр. 30-33. Ред.


54

УСТРОИТЕЛИ РАСКОЛА О БУДУЩЕМ РАСКОЛЕ

«Русская Жизнь» подняла смешной вопль по поводу отношения «Нового Луча» к думской социал-демократической фракции. (Статья «Даже тут!», № 45.)

Смешной потому, что «Русская Жизнь» выбрала обходный путь вместо того, чтобы попытаться хоть что-нибудь ответить по существу на нашу критику поведения фракции.

Мы говорили, что наша фракция ни в коем случае не должна была голосовать за кадетского кандидата в председатели.

Мы говорили, что наша фракция, как таковая, ни в коем случае не должна была ходить к кадетам и народ овцам на частные совещания.

Мы говорили, наконец, что поведение фракции может повести к расколу, ибо линия этого поведения противоречит духу и букве постановлений Стокгольмского съезда партии.

Мы обращались, наконец, к большевистской части нашей фракции с призывом вести самую беспощадную борьбу с оппортунизмом большинства фракции и неуклонно отстаивать в ней позицию революционной социал-демократии.

Мы писали по этому поводу очень много; мы посвятили поведению фракции в вопросе о президиуме целый ряд статей, освещающих дело со всех сторон.

Со стороны «Русской Жизни» - никаких возражений по существу; ни единой серьезной попытки защи-


55
УСТРОИТЕЛИ РАСКОЛА О БУДУТТЩМ РАСКОЛЕ

тить тактическую линию меньшевиков, фактически руководящих думской фракцией.

Мы вправе были ждать - и ждали, - что «Русская Жизнь» попытается доказать, что ее тактическая линия вполне соответствует постановлениям Стокгольмского съезда РСДРП, что именно эта линия и есть та линия, которая должна привести нашу фракцию в Думе к гегемонии над всей левой частью Думы.

Но ничего этого мы не дождались. Вместо всего этого - куча жалких слов, смешных воплей о том, что «Новый Луч» травит думскую социал-демократическую фракцию, что «Новый Луч» толкает большевистскую часть фракции на немедленный раскол.

Вместо ответа по существу, лицемерный вызов: «Пусть «Новый Луч» выскажется яснее. Пусть он поставит точки над i. И пусть он помнит евангельский совет: «что делаешь, делай скорее»».

Товарищи! Вы поистине великолепны в вашей развязности. Ваши вопли о расколе со стороны большевиков - перл правдивости и искренности.

Единственная партийная организация, в которой существует теперь раскол и в крайне тяжелой форме, - это петербургская. Кто расколол ее? - Раскололи меньшевики. Раскололи против воли организованных рабочих в угоду кадетам, ссылаясь на черносотенную опасность, которой в Петербурге не оказалось. И до сих пор, несмотря на это, меньшевики упрямо не желают восстановить целость петербургской организации, упрямо стремятся расширять и углублять этот раскол.

Большевики всеми силами боролись против допустимости соглашений с кадетами на выборах. Но на конференции партии в ноябре месяце соглашения были признаны допустимыми. Большевики обязались на конференции подчиняться решениям местных организаций и везде, где местные организации сочли нужным войти в избирательные соглашения с кадетами, «свято и нерушимо» выполнили свой партийный долг. Меньшевики приняли на себя такое же обязательство, но, убедившись, что организованные рабочие Петербурга


56
В. И. ЛЕНИН

не согласны идти вслед за ними на поводу у кадетов, - раскололи организацию.

И теперь вопят о расколе! Что касается вызова, брошенного нам «Русской Жизнью», то ответ на него ни в коем случае не может поставить нас в затруднение. Над всеми i у нас и без того поставлены точки: их может видеть каждый, имеющий очи.

Единство партии нам в высшей степени дорого. Но чистота принципов революционной социал-демократии для нас дороже. Мы подчинились и подчиняемся воле большинства Стокгольмского съезда партии. Мы считаем необходимым исполнять все его постановления. Но мы требуем, чтобы эти постановления выполнялись центральными руководящими органами партии. И оппортунистические шатания меньшевиков, все их попытки отступить в угоду кадетам от линии, намеченной съездом, встречали и будут встречать с нашей стороны беспощадную критику и неуклонный отпор. Это - наше право. Это - наш долг. От этого права мы никогда не откажемся, от этого долга мы никогда не отступимся. И если раскол произойдет, он будет означать только то, что меньшевики сами растоптали постановления, ими же проведенные на Стокгольмском съезде. Иного раскола не может быть и не будет. И этот раскол будет означать лишь одно: окончательное превращение меньшевиков в кадетского вассала.

«Красное знамя пролетариата дрогнуло в руках думской социал-демократической фракции», писали мы третьего дня. - Кадеты требуют, чтобы оно склонилось перед ними. В тот день, когда волею меньшевиков свершится этот невероятный позор, свершится и раскол, потому что в этот день меньшевики перестанут быть частью Российской социал-демократической рабочей партии.

«Новый Луч» № 5, 24 февраля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Новый Луч»



57

О ТАКТИКЕ ОППОРТУНИЗМА

Плеханов прекратил свое молчание, которое было единственной разумной тактикой с его стороны после знаменитого предложения общего лозунга с.-д. и к.-д. «полновластная Дума». Плеханов выступил в «Русской Жизни» с новой попыткой толкнуть нашу партию к кадетам, с попыткой навязать лозунг поддержки «ответственного министерства», уже отвергнутый партией в период первой Думы 45.

Разберем рассуждение Плеханова.

Прежде всего надо отметить, что, усердно воюя с большевиками, Плеханов говорит прямую неправду об их точке зрения. Именно, он совершенно определенно приписывает нам желание «идти напролом», желание и стремление принять бой «теперь же».

Чтобы показать читателям, до чего неправ Плеханов, приведем цитату из официального большевистского издания, помеченного 11-ым февраля: «... Борьба... неотвратима. Но именно потому, что она неотвратима, нам не к чему форсировать, подгонять, подхлестывать ее. Об этом пусть заботятся Крушеваны и Столыпины. Наша забота - со всей ясностью, прямо, беспощадно-открыто разоблачать правду перед пролетариатом и крестьянством, раскрыть им глаза на значение идущего шквала, помочь им организованно, с хладнокровием... встретить врага... «Стреляйте первыми, господа буржуа!» - говорил Энгельс в 1894 году по адресу немецкого капитала. «Стреляйте первыми, господа


58
В. И. ЛЕНИН

Крушеваны!»... скажем мы... Поэтому - никаких преждевременных призывов» *.

Не правда ли, как легко выполняет почтенный Плеханов задачу «критика»? Никаких преждевременных призывов - заявляют за полторы недели до Думы организации большевиков, - Большевики хотят принять бой «теперь же», твердит Плеханов в статье, напечатанной 23 февраля, хотят «идти напролом».

Конечно, это самый простой, дешевый и легкий способ разнести большевиков - приписать им вздорную мысль и потом шуметь и браниться («неразумное усердие», «бестолковость», «хуже измены», и проч., и т. п.). Но напрасно забывает Плеханов, что на большевиков нельзя валить как на мертвых, что большевики простой справкой с официальным документом покажут всем и каждому, насколько неверны слова Плеханова. И Плеханову будет стыдно. И Плеханов начнет понимать тогда, что безнаказанно не удастся ему повторять про большевиков такие вещи, которые до сих пор только «Новое Время» повторяло про революционеров.

Перейдем к существу поднятого Плехановым вопроса о поддержке рабочей партией лозунга: «ответственное министерство». Плеханов защищает этот лозунг так:

«Одно из двух. Или быстро увеличивающиеся силы революции уже теперь переросли силы правительства, и в таком случае требование ответственного министерства может и должно послужить сигналом для решительного боя с реакцией.

Или же сила революции еще не переросла силы сопротивления государства, и тогда решительный бой еще не уместен; но и тогда названное требование должно быть поддержано, как прекрасное воспитательное средство, развивающее политическое сознание народа и тем самым подготовляющее его для победоносного боя в будущем.

Стало быть, и в том и в другом случае с.-д. депутаты не могут не сделать указанное требование своим в интересах народа, в интересах революции».

Это рассуждение очень поучительно. Возьмем сначала его первую часть. Мы допускаем, значит, вместе с Плехановым, что силы революции переросли силы прави-


* См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 384. Ред.


59
О ТАКТИКЕ ОППОРТУНИЗМА

тельства. Если бы это было так, то требование ответственного министерства было бы, во-1-х, ненужно; во-2-х, вредно; в-3-х, не было бы поддержано либералами.

(1) Оно было бы ненужно, ибо подобный «сигнал для решительного боя» есть во всяком случае косвенный сигнал, а не прямой. Этот «сигнал» не выражает определенной мысли о действительно решительном бое с реакцией, а, напротив, выражает мысль о такой уступке, на которую может пойти добровольно и сама реакция. Мы не отрицаем, что, вообще говоря, допустима при особых условиях подача сигналов не к решительному бою, а к предварительной мелкой схватке, даже и демонстрации, симулирующей бой. Но это другой вопрос. А при тех посылках, которые сделал Плеханов (силы революции уже переросли и т. д.), ненужность косвенного сигнала очевидна.

(2) «Силы революции уже переросли силы реакции...» Что это значит? Включает ли это сознательность сил революции? Плеханов, вероятно, согласится, что включает.

Народ, не сознавший революционных задач, не может оказаться достаточно силен для победы в решительном бое над реакцией. Теперь дальше: выражает ли правильно разбираемое нами требование задачи революции в борьбе с реакцией? Нет, не выражает, ибо ответственное министерство, во-первых, вовсе не есть переход власти к народу, не есть даже переход власти к либералам, а есть, по существу, сделка или попытка сделки реакции с либералами; во-вторых, даже и действительный переход власти к либералам не способен, в силу объективных условий, осуществить основных требований революции. Мысль эта прямо выражена в процитированном Плехановым месте статьи «Сборника первого», и Плеханов даже не попытался прикоснуться по существу вопроса к этой мысли.

Спрашивается теперь, какое же значение для решительного (условие Плеханова) боя с реакцией имеет лозунг, неправильно выражающий требования революции {силы которой уже переросли - условие Плеханова! - силы правительства)? Ясно, что безусловно


60
В. И. ЛЕНИН

вредное. Этот лозунг означает затемнение сознания масс, идущих в решительный бой. Выставлять этот лозунг - все равно, что звать на решительный бой и в то же время указывать такой объект боя, который ничего не решает, звать: стреляй в корову, а метить в ворону.

С полной точностью определить перед боем, чьи силы «уже переросли» силы врага, никогда нельзя. Только педанты могут мечтать об этом. В понятие «переросших силы врага сил» входит ясное сознание задач борющимися. Предполагая «решительность» боя и в то же время затемняя это сознание, Плеханов прямо вредит революции. Вот это, поистине, «хуже измены», почтенный критик! «Силы» достаточны для победы над реакцией, а «вождь» зовет войска к борьбе за сделку с реакцией... Плеханов сравнил себя в шутку с римским полководцем, который казнил сына за преждевременный бой. Шутка остроумная. Ну, если бы я был «сыном» в момент решительного боя, когда «силы революции уже переросли силы правительства», я бы, ни секунды не колеблясь, застрелил (или, по-римски, заколол) «папашу», дающего лозунг сделки с реакцией, и спокойно предоставил бы будущим Моммзенам разбираться в том, был ли мой поступок убийством изменника, казнью его или преступлением против чинопочитания.

(3) Когда мы в эпоху первой Думы спорили против лозунга: «ответственное министерство», мы ограничивались двумя приведенными доводами. Теперь надо прибавить третий: если бы требование ответственного министерства могло стать, прямо или косвенно, сигналом для решительного боя «революции» с реакцией, то либералы сами сняли бы это требование.

Почему надо теперь прибавить этот довод? Потому, что либералы (к.-д. в том числе) сильно ушли вправо после первой Думы и выступили решительно против революции. Потому, что Головин, поддержанный плохими социал-демократами за либерализм, сказал первую же речь не либеральную, не кадетскую, а октябристскую.


61
О ТАКТИКЕ ОППОРТУНИЗМА

Если Плеханов настолько отстал от русских дел, что не знает этого, то его статья, конечно, заслуживает снисхождения. Но его доводы, по существу, остаются, независимо от отдельных ошибок его, в корне неправильными.

Переходим к второму случаю. Силы революции еще не переросли сил реакции, решительный бой еще не уместен. Тогда значение лозунга состоит в его влиянии на развитие политического сознания народа, говорит Плеханов. Это правда. Но тогда - и тут Плеханов тысячу раз неправ - подобный лозунг развращает, а не просвещает сознание народа; затемняет, а не революционизирует его; деморализует, а не воспитывает. Это до такой степени ясно, что на развитии этой мысли мы можем не останавливаться, - по крайней мере, до следующей беседы с почтеннейшим Плехановым.

И выходит: куда ни кинь - все клин. Доросли силы революции или не доросли, а плехановский лозунг во всяком случае «доросшим» до сознания социал-демократического пролетариата считать нельзя. Этот лозунг приносит в жертву коренные интересы демократии и всей нашей революции - просвещение масс насчет задач реальной борьбы народа за реальную власть - приносит их в жертву временным, случайным, побочным, путаным, либеральным лозунгам, задачам и интересам.

А в таком принесении в жертву коренных задач пролетариата половинчатым и спутанным задачам либерализма и состоит сущность оппортунизма в тактике.

Еще несколько слов в заключение. Плеханов пробует щипать нас в своей статье за бойкот. Обстоятельно мы поговорим с ним об этом тогда, когда он от щипков пожелает перейти к борьбе по существу. А пока заметим одно. Сын римского полководца все же победил - острит Плеханов - в своем преждевременном бою, а за большевиками числятся пока одни только поражения.

Плохая у вас память, т. Плеханов. Припомните-ка булыгинскую Думу 46. Припомните, как Парвус и


62
В. И. ЛЕНИН

новая «Искра» 47, поддерживаемая Вами, стояли тогда против бойкота. Большевики были за бойкот.

Развитие революции принесло полную победу большевизма, от которого в октябрьско-ноябрьские дни меньшевики отличались только увлечениями Троцкого.

Так было - так будет, почтеннейший т. Плеханов. Когда революция падает, тогда берущие на себя задним числом роль «римских полководцев» педанты выходят на авансцену с своими ламентациями. Когда революция поднимается, - выходит так, как хотят революционные с.-д., сколько бы их ни сравнивали «с нетерпеливыми юношами».

Написано 23 февраля (8 марта) 1907 г.

Напечатано 24 февраля 1907 г. в газете «Новый Луч» № 5
Подпись:Н. Ленин

Печатается по тексту газеты



63

БОЛЬШЕВИКИ И МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ

Под таким названием поместили «Новые Силы» 48 статью, которая дает хороший повод к некоторым разъяснениям.

Газета недовольна нашим «избитым» делением буржуазии на мелкую, революционную, и либеральную. За кадетов, несомненно, голосовали многие мелкие буржуа, говорит орган трудовиков, повторяя обычный меньшевистский довод.

Да, за кадетов голосовали многие мелкие буржуа. Это правда. Но о классовом характере партии нельзя судить только по тому, что за нее в данную минуту голосовали, между прочим, такие-то и такие-то элементы. Несомненно, что за немецких с.-д. голосуют многие мелкие буржуа, за немецкий «центр» многие рабочие. Но «Новые Силы» понимают, вероятно, что отсюда нельзя заключить о неверности «избитого» деления трудящихся классов на мелкую буржуазию и пролетариат.

Вся история к.-д. партии в целом и последние выборы в особенности ясно показали, что классовую основу этой партии составляет помещик, ведущий капиталистическое хозяйство, средний буржуа и буржуазный интеллигент. Масса народа, т. е. широкие слои городского мещанства и затем крестьянства, чужды этой партии, которая боится всякой самодеятельности масс, воюет с ней, защищает выкуп, борется с местными аграрными комитетами на основе «4-хвостки» 49 и т. д.


64
В. И. ЛЕНИН

Только поэтому и получилось такое поразительно быстрое отпадение мелкой буржуазии от к.-д. на последних выборах. Крестьянство, как известно, совсем провалило кадетов и больше всех содействовало их поражению в губернских избирательных собраниях. Городское мещанство, как мы уже отмечали в № 1 «Нового Луча» *, сразу доставило 41 тысячу голосов левому блоку в городах против 74 тысяч голосов к.-д., несмотря на отсутствие у левых ежедневной печати и т. д.

Кадеты - партия либеральных буржуа. Экономическое положение этого класса заставляет его бояться победы крестьян и сплоченности рабочих. Отсюда неизбежная, а вовсе не случайная, тенденция к.-д. поворачивать вправо, в сторону сделки с реакцией, тем быстрее, чем быстрее левеют народные массы. Не случайность, а экономическая необходимость вызвала то, что после разгона Думы пролетариат, крестьянство и городская мелкобуржуазная беднота страшно полевели, революционизировались, кадеты же страшно поправели. Жалеть об этом, пытаться изменить или остановить этот процесс могут только мещане и филистеры в политике.

Наша, с.-д. задача иная: ускорить процесс освобождения масс из-под гегемонии к.-д. Поддерживают эту гегемонию традиция, старые связи и влияние либералов, их хозяйственная гегемония над мелким буржуа, их роль, как буржуазной интеллигенции, либерального чиновничества и т. д. Чем яснее будут сознавать массы свои интересы, тем скорее поймут они враждебность либералов массовому движению, тем скорее политически обособятся от либералов в те или иные демократические, революционные организации, союзы, партии и т. п. В частности, крестьянство, составляющее в России восемь или девять десятых всей мелкой буржуазии, борется прежде всего за землю. Либеральный помещик (а таковой есть еще в России: землевладельческая курия дала 24,4% кадетов и левее на последних


* См. настоящий том, стр. 21. Ред.


65
БОЛЬШЕВИКИ И МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ

выборах) стоит в этой борьбе против крестьянина, и либеральный чиновник, буржуазный интеллигент очень близок к либеральному помещику. Вот почему крестьянство гораздо решительнее и быстрее высвобождается из-под влияния к.-д., чем городская мелкая буржуазия. Победа крестьянства в борьбе за землю есть настоящая экономическая основа победы буржуазной революции в России. Либералы (к.-д. в том числе) против победы крестьянства; они отстаивают выкуп, т. е. превращение крестьянина частью в гроссбауэра, частью в кнехта при помещике прусского типа. Вот почему невозможна в России победа буржуазно-демократической революции без высвобождения крестьянства из-под политической гегемонии либералов. Победа крестьянства уничтожает помещичье землевладение и дает полнейший простор развитию производительных сил на чисто капиталистической основе. Победа либералов сохраняет помещичье землевладение, лишь слегка очищая его от крепостнических черт и ведя к наименее быстрому, наименее свободному развитию капитализма, к развитию типа, так сказать, прусского, а не американского.

Этой экономической, классовой основы русской революции не понимают «Новые Силы», говоря: по социально-экономическим требованиям мелкая буржуазия ближе к либералам, по политическим - к пролетариям, а «центр тяжести революции» переносится к «политике». Все это рассуждение «Новых Сил» сплошная путаница. Мелкий буржуа, и крестьянин в том числе, конечно, ближе к либералу, чем к пролетарию, ближе как хозяин, как мелкий производитель. Поэтому немыслимо политически и прямо реакционно было бы в смысле социализма слияние в одну партию мелких буржуа и пролетариев (чего хотят с.-р.). Но в современной, буржуазно-демократической, революции в России борьба идет теперь вовсе не из-за антагонизма хозяев и рабочих (так будет в социалистической революции), а из-за антагонизма крестьянина и помещика: к этой, экономической, а вовсе не «политической», борьбе тяготеет «центр тяжести революции».


66
В. И. ЛЕНИН

Но если наша революция буржуазна по своему экономическому содержанию (это несомненно), то отсюда нельзя делать вывод о руководящей роли буржуазии в нашей революции, о буржуазии, как движущей силе ее. Такой вывод, обычный у Плеханова и меньшевиков, есть опошление марксизма, карикатура на марксизм. В буржуазной революции может быть руководителем и либеральный помещик вместе с фабрикантом, купцом, адвокатом и т. п., - и пролетариат вместе с массой крестьян. Буржуазный характер переворота остается в обоих случаях, но рамки его, условия его выгодности для пролетариата, условия его выгодности для социализма (то есть для быстроты развития производительных сил прежде всего) совершенно различны в первом и во втором случае.

Отсюда большевики выводят основную тактику социалистического пролетариата в буржуазной революции: вести за собой демократическую мелкую буржуазию, особенно крестьянскую, отрывать ее от либералов, парализовать неустойчивость либеральной буржуазии, развивать борьбу масс за полное уничтожение всех следов крепостничества, помещичьего землевладения в том числе.

Вопрос о думском президиуме был частным вопросом общей тактики с.-д. в буржуазной революции. С.-д. должны были вырвать трудовиков у к.-д., либо голосуя за трудовика, либо воздерживаясь демонстративно, с объяснением своего воздержания. «Новые Силы» признали теперь, что идти на совещание с к.-д. была ошибка левых. Это ценное признание. Но «Новые Силы» жестоко заблуждаются, думая, что «это была ошибка практического расчета, а не ошибка принципиальная». Такое мнение, как мы показали, покоится на непонимании основ, принципов, тактики социалистического пролетариата в буржуазной революции.

Только с этой точки зрения можно найти правильный ответ на те частные вопросы, которые причиняют головную боль «Новым Силам».

Как «гарантировать, что и признанные «Новым Лучом» за союзников мелкие буржуа не отвернутся


67
БОЛЬШЕВИКИ И МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ

от левых и не перебегут в к.-д. лагерь»? Именно потому, что этого нельзя гарантировать, мы против всяких постоянных соглашений с трудовиками. Наша линия - «врозь идти, вместе бить» и черных и кадетов. Именно так мы поступили на выборах в С.-Петербурге и будем поступать всегда.

От кадетов можно оттолкнуть часть мелких буржуа, - возражают «Новые Силы». - Можно, как мы и откололи часть кадетского «Товарища» на выборах в С.-Петербурге 50. Чтобы достигнуть этого, нужно твердо идти своим, революционным, путем, не оглядываясь на то, что будет говорить кадетская Марья Алексевна.

Работа законодательства «неизбежно должна быть отдана в руки к.-д.». Ничего подобного. Кадеты, как вожди либерального «центра» Думы, имеют перевес над черными, без нашей поддержки. Поэтому мы должны выставлять свои, не либеральные и не мелкобуржуазные, а социал-демократические законопроекты, писанные не канцелярским, а революционным языком, и ставить их на голоса. Пусть их провалят и черные, и к.-д. Тогда мы переходим к беспощадной критике кадетского проекта и к систематическому внесению поправок. Кончены поправки, - мы воздерживаемся при голосовании кадетского проекта в целом, предоставляя кадетам бить черных и не беря на себя ответственности перед народом за убожество и пошлость кадетского лжедемократизма.

«Новый Луч» № 6, 25 февраля 1907 г.
Подпись:Н. Ленин
Печатается по тексту газеты «Новый Луч»



68

ОТВЕТ Л. МАРТОВУ 51

В том же № «Русской Жизни» напечатан фельетон т. Л. Мартова, в котором он возвращается к нашей передовице № 2 и, игнорируя разъяснение комитета фракции по этому вопросу, сам чинит суд и расправу.

Чего хочет т. Мартов добиться этим странным шагом? Если он хочет вызвать нас на борьбу в этой плоскости - в плоскости личных нападок и заподозриваний - он жестоко ошибается. Мы не пойдем за ним. У нас слишком много существенных разногласий, из-за которых нам придется и во фракции, и в печати, и в партии вести принципиальную борьбу, чтобы мы позволили столкнуть себя на проселок личных дрязг и счетов. Доброго пути, товарищ, отправляйтесь один по этой дорожке, мы вам не попутчики. Мы охотно уступаем вам честь последнего слова, «дальше» которого действительно идти «некуда».

«Новый Луч» № 7, 27 февраля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Новый Луч»



* См. настоящий том, стр. 30-33. Ред.


69

БЛИЗКИЙ РАЗГОН ДУМЫ И ВОПРОСЫ ТАКТИКИ

Петербург, 27 февраля 1907 г.

Газеты полны известиями, слухами, догадками о близком разгоне Думы.

Вероятно ли это? Если взглянуть на объективное положение вещей, то придется сделать вывод: более чем вероятно. Для правительства созыв Думы был вынужденной необходимостью. Надо было попытаться еще раз, при наивысших возможных репрессиях, созвать народное представительство ради соглашения с буржуазией. Опыт явно не удался. Военно-полевые суды и все прочие прелести столыпинской конституции чрезвычайно помогли революционной агитации в незатронутых дотоле массах и дали из глубины мужицких масс левую Думу. Кадеты, эта партия центра в русской революции, ослаблены по сравнению с первой Думой. Кадеты поправели несомненно, но при такой Думе в такой момент правительство совершенно не в состоянии заключать с ними сделки. С октябристами кадеты могли бы слиться, и они неуклонно идут к этому: достаточно назвать г. Струве и г. Головина. Но в том-то и особенность данного положения, что нет кадетско-октябристского большинства в Думе. Весь «центр» безнадежно раздавлен обостренной борьбой крайних: монархистами справа и левой частью Думы. Эта часть достигает двух пятых. Ее роль в Думе громадна. Ее влияние в народных массах очень велико. Ее растущая связь с этими массами не может быть оборвана никакими полумерами. Разгон Думы диктуется для


70
В. И. ЛЕНИН

правительства необходимостью: не прибегая к насилию, оно не в состоянии выпутаться из создавшегося положения. «Законность» этого создавшегося положения только отягчает кризис, ибо его истинная сила в народных массах не может не быть больше, чем его «законное», т. е. просеянное через десятки и сотни полицейских сит, выражение.

Разгон Думы более, чем вероятен: он неизбежен именно потому, что мы переживаем, по существу дела, вовсе не конституционный, а революционный кризис. И именно поэтому было бы самой вредной, смешной и жалкой политикой прятать себе голову под крыло, пытаться отговориться от неизбежных следствий данного политического положения, пытаться словами, фразами затушевать яркое, ослабить резкое, затемнить очевидное.

Политику этого рода ведут кадеты. Сегодня г. Изгоев пишет в «Речи»: «Сберечь Думу - почти не в нашей власти». Почти правильно. «Через 3-4 месяца, когда своей законодательной работой Дума приобрела бы авторитет в стране, положение могло бы стать иным». Это не только правильно, но очевидно. А очевидное видно и правительству.

Но г. Изгоев боится неподкрашенной правды и начинает метаться: «Но будут ли в ее распоряжении эти 3-4 месяца? Заколдованный круг, из которого нет выхода. Выход не в улице «организованной» или «неорганизованной», выход был бы в том случае, если бы у власти стояли люди, проникнутые истинным патриотизмом...».

Ну, конечно! Сами заколдовали себя словесными пустышками, сами загнали себя в тупик слащавых фраз и теперь плачут, жалуются, тоскуют... Поистине, образец растерянного, слезоточивого и импотентного филистера!

Пусть не думает читатель, что такие речи Изгоева - случайные выходки случайного кадетского писателя. Нет. Это - резюме политики, намеченной официально партией к.-д., главенствующей партией, которая провела своего председателя. В той же «Речи» читаем:


71
БЛИЗКИЙ РАЗГОН ДУМЫ И ВОПРОСЫ ТАКТИКИ

«После продолжительных дебатов в вечернем заседании парламентской фракции народной свободы, 25-го февраля, по вопросу об отношении к декларации правительства постановлено: отнестись к ней молчаливо, не выражая ни доверия, ни недоверия, и перейти к рассмотрению текущих вопросов. Если же правые партии с провокационной целью внесут формулу, выражающую доверие министерству, постановлено вотировать против нее. В случае же предложения крайних левых (с.-д.) выразить недоверие - партия народной свободы решила внести свою формулу перехода к очередным делам. Впрочем, есть надежда, что относительно этого вопроса будет достигнуто предварительное соглашение всей оппозиции, к чему уже склоняются с.-р., н.-с. и трудовики». Добавим, что наша с.-д. думская фракция, по словам «Русской Жизни», решила «выступить вполне самостоятельно», - решение, которое мы горячо приветствуем.

Но политика кадетов, это, право, нечто бесподобное. Сказать: «выражаю недоверие» неосторожно. Надо беречь Думу. Сказать: «не выражаю доверия», это можно. - Ну, разве же это не политические «человеки в футляре»? Разве это не филистеры, которые пред лицом неминуемо надвигающейся бури надвигают себе на глаза свой ночной колпак и твердят: мы осторожны... мы бережем... Вы бережете свой филистерский колпак, и ничего более, почтенные рыцари «народной свободы»!

И что может быть смешнее этого названия «провокацией» формулы правых о доверии министерству? Законнейшее право каждого члена Думы, естественнейший ответ народного представителя на вопрос министерства: моя программа такова, желает ли Дума работать со мной в этом духе? Только полнейшей растерянностью кадетов можно объяснить, что они написали эту бессмыслицу. Нет, господа, ночной колпак - не защита от контрреволюции. Право роспуска Думы есть архи-«законное» право на почве той конституции, которую жалкие либералы так глупо превозносили и так предательски убеждали народ взять всерьез. Нельзя увернуться от того, что министерство спросит


72
В. И. ЛЕНИН

Думу о ее желании выполнять такую-то программу. А ответ: «не выражаю доверия» будет все равно превосходным и совершенно достаточным «конституционным» поводом для роспуска Думы: даже без помощи Ковалевских можно найти десятки «конституционных прецедентов» роспуска парламента за отказы правительству в гораздо менее важных вещах, чем... чем... чем военно-полевые суды и карательные экспедиции.

Какой же отсюда вывод? Вывод тот, что глупо играть в конституцию, когда ее нет. Глупо закрывать глаза на то и умалчивать о том, что сочтены дни даже теперешней русской «почти что конституции», что неизбежна отмена избирательного закона и возврат к полному самодержавию.

Что же делать? Aussprechen was ist - сказать то, что есть. Правительство безусловно вынуждено распустить Думу. Ему выгодно, чтобы она разошлась молча, покорно проделывая конституционную комедию, не открывая глаз народу на неизбежность государственного переворота. И трусливые кадеты своей бесподобной, несравненной, «исторической» формулой: «отнестись молчаливо», вместо «выражаю недоверие» сказать «не выражаю доверия», - только помогают правительству совершить молчаливый государственный переворот.

Действительные сторонники свободы, действительные представители народа должны поступить иначе. Они должны понять, что продолжение существования Думы вовсе не зависит от вежливости, осторожности, бережливости, дипломатичности, тактичности, молчаливости и прочих молчалинских добродетелей 52. Они должны с думской трибуны, во всеуслышание, просто и прямо, сказать народу всю правду вплоть до того, почему неизбежен разгон Думы, государственный переворот и возврат к чистому самодержавию. Правительству нужно молчать об этом. Народу нужно знать это. Народные представители, - пока они еще народные представители! - должны сказать это с думской трибуны.


73
БЛИЗКИЙ РАЗГОН ДУМЫ И ВОПРОСЫ ТАКТИКИ

Положение вполне ясное. Другого выбора нет: или бесславное молчалинство, подставляющее покорно голову, или спокойное, но твердое заявление народу о том, что совершается первый акт государственного переворота черносотенцев.

Только народная борьба может помешать этому. И народ должен знать всю правду.

Будем надеяться, что социал-демократы в Думе скажут ее ему.

«Пролетарий» №14, 4 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Пролетарий»



74

КАДЕТЫ И ТРУДОВИКИ 53

Тов. Д. Кольцов повторяет в № 49 «Русской Жизни» обычное меньшевистское рассуждение в защиту политики поддержки кадетов. Но делает он это так прямолинейно и наивно, что положительно остается только поблагодарить его за доведение ошибочной теории до абсурда.

«С кем у с.-д. больше общих точек соприкосновения, - спрашивает он в статье «Кадеты и буржуазная демократия», - с городской или сельской демократией? От кого социал-демократия может скорее ожидать поддержки в своей борьбе со всеми культурными, религиозными, национальными и т. п. предрассудками? Кто скорее будет поддерживать все меры, клонящиеся к свободному развитию производительных сил? Стоит поставить эти вопросы, кардинальные для социал-демократической политики, и ответ будет ясен сам собой. Все, что говорится в «Коммунистическом манифесте» о революционной роли буржуазии, остается столь же верным в XX столетии, как оно было верно в XIX, столь же верным в России, как оно было верно в Англии... и т. д. Что касается сельской демократии, то, несмотря на свои революционные аллюры, она будет в очень многих случаях отстаивать старые изжитые формы производства и общественности... Когда большевики говорят о кадетах, они забывают о стоящей за ними городской демократии, и, наоборот, - все крестьянство у них олицетворяется в парламентской группе эсеров и трудовиков. Это значит за деревьями не видеть леса, за парламентским представительством не видеть социальных интересов широких народных масс».

Мы от всей души приветствуем этот переход меньшевиков к выяснению принципиальных основ наших тактических разногласий. Давно пора.


75
КАДЕТЫ И ТРУДОВИКИ

Итак, кадеты - прогрессивная городская буржуазия, трудовики - отсталая сельская буржуазия. К этому сводится ваш «марксизм».

Но если так, почему вы не говорите открыто и прямо этого перед всей партией? Почему вы не заявляете в проекте резолюции для партийного съезда со всей определенностью, что во имя «Коммунистического манифеста» РСДРП обязана поддерживать кадетов против трудовиков?

Мы были бы очень рады такому заявлению с вашей стороны. Мы вас давно звали на это, еще перед Объединительным съездом, когда мы в своем проекте резолюции об отношении к буржуазным партиям определили классовое содержание и к.-д. и эсеров, приглашая вас дать свое определение.

Как вы ответили на наш вызов?

Вы уклонились от него. В вашем проекте резолюции к Объединительному съезду нет попытки выразить мысль, что к.-д. прогрессивная городская демократия, а трудовики (Крестьянский союз 54, с.-р. и т. п.) - отсталая сельская. В вашей резолюции Объединительного съезда об отношении к буржуазным партиям есть только курьезное, по своей растерянности, повторение амстердамской резолюции 55.

Теперь мы повторили свой вызов. Мы вновь выдвинули вопрос о марксистском определении классовой основы различных буржуазных партий в России. Мы напечатали соответственный проект резолюции.

И мы убеждены, что вы опять не примете вызова. Мы убеждены, что вы не решитесь в проекте официальной меньшевистской резолюции написать, что кадеты - прогрессивная городская буржуазия, что они - больше чем трудовики содействуют политике свободного развития производительных сил и т. д. и т. п.

Дело обстоит так.

Главным экономическим вопросом в современной буржуазной революции в России является вопрос о борьбе крестьянства за землю. Эта борьба необходимо вызывается отчаянным положением крестьянства, обилием остатков крепостничества в русской деревне и т. д.


76
В. И. ЛЕНИН

Эта борьба толкает крестьянскую массу и к решительной демократизации политических отношений (ибо без демократического устройства государства крестьяне не могут осилить крепостников-помещиков) и к уничтожению помещичьего землевладения.

Вот почему с.-д. ставят в своей программе конфискацию помещичьих земель. Только крайние оппортунисты среди с.-д. не сочувствуют этой программе, защищают замену слова «конфискация» словом «отчуждение», но боятся открыто выступить с таким проектом.

Кадеты - партия либеральной буржуазии, либеральных помещиков, буржуазной интеллигенции. Если Д. Кольцов сомневается насчет помещичьей окраски кадетов, то мы укажем ему два факта: 1) состав кадетской фракции в I Думе. Справьтесь у Бородина, тов. Кольцов, и вы увидите, сколько там помещиков; 2) аграрный проект кадетов есть, по существу дела, план капиталистического помещика. И выкуп земли, и превращение крестьянина в кнехта, и составление местных земельных комиссий из помещиков и крестьян поровну с председателями от правительства, все это яснее ясного показывает, что политика кадетов в аграрном вопросе есть политика сохранения помещичьего землевладения путем очистки его от некоторых крепостнических черт, путем разорения мужика выкупом и закабаления его чиновниками. А это сводит экономическое значение кадетской аграрной политики к замедлению развития производительных сил.

Наоборот, конфискация помещичьих земель и полная победа крестьянской демократии означает максимум возможной при капитализме быстроты развития производительных сил.

В проекте наших резолюций к V съезду прямо выражена эта оценка экономического значения кадетской политики. Еще раз: пожалуйста, выразите столь же прямо свою «марксистскую» теорию, тов. Д. Кольцов!

Сравнение аграрных проектов кадетов и трудовиков и их отношения к вопросам политической демократии (закон о собраниях в первой Думе, отношения к разным типам устройства местных с.-х. комитетов, про-


77
КАДЕТЫ И ТРУДОВИКИ

грамма партии к.-д. и Трудовой группы в I Думе, и пр. и т. д.), все это показывает, что кадеты - партия либералов, стремящаяся и вынужденная стремиться прекратить революцию путем примирения свободы с старой властью (в ущерб свободе), помещика и крестьянина (в ущерб крестьянину). Трудовые же партии (н.-с, трудовики и с.-р.) это - городская и особенно сельская (т. е. крестьянская) мелкобуржуазная демократия, вынужденная стремиться к дальнейшему развитию революции.

Победа резолюции в России возможна только в том случае, если пролетариат поведет за собой демократическое крестьянство и против старого порядка и против либералов.

Это положение, определяющее основы всей большевистской тактики, подкреплено замечательным образом всем опытом первой Думы и последумского периода. Только сводя к этим основам наши споры, мы превращаем их из перебранки в разрешение коренных вопросов буржуазной революции в России.

Поэтому мы приветствуем откровенность и прямоту т. Кольцова, повторяя свой вызов: пусть меньшевики попытаются оформить, ясно и недвусмысленно выразить эти мысли о кадетах и трудовиках.

«Рабочая Молва» № 1, 1 марта 1907 г.
Подпись: Н. Л-н
Печатается по тексту газеты «Рабочая Молва»



78

ПЛАТФОРМА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

I

Партийный съезд созывается, как известно, через несколько недель. Надо самым энергичным образом браться за подготовку к съезду, за обсуждение основных тактических вопросов, которые партия должна вырешить на этом съезде.

ЦК нашей партии наметил уже порядок дня съезда, опубликованный в газетах. Центральными пунктами в этом порядке являются: 1) «Ближайшие политические задачи» и 2) «Госуд. дума». Что касается до второго пункта, то необходимость его ясна сама собою и не может вызвать споров. Первый пункт, по нашему мнению, тоже необходим, но в несколько иной формулировке или, вернее, с несколько измененным содержанием.

Чтобы немедленно начать общепартийное обсуждение задач съезда и подлежащих его решению тактических вопросов, совещание представителей обеих столичных организаций нашей партии и редакционной коллегии «Пролетария» выработало, накануне созыва второй Думы, печатаемые ниже проекты резолюций *. Мы намерены дать очерк того, как понимало совещание свои задачи, почему выдвинуло на первую очередь проекты резолюций именно по таким-то вопросам и какие основные мысли наметило в этих резолюциях.

Вопрос первый: «Ближайшие политические задачи».


* См. настоящий том, стр. 1-11. Ред.


79
ПЛАТФОРМА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

По нашему мнению, нельзя так ставить вопроса перед съездом РСДРП в переживаемую нами эпоху. Эта эпоха - революционная. Все с.-д. без различия фракций согласны в этом. Достаточно взглянуть на принципиальную часть той резолюции, которая была принята меньшевиками и бундовцами на Всероссийской конференции РСДРП в ноябре 1906 г., чтобы убедиться в правильности нашего положения.

А в революционную эпоху нельзя ограничиться определением ближайших политических задач, нельзя по двум причинам. Во-первых, в такие эпохи основные задачи с.-д. движения выдвигаются на первый план, требуют обстоятельного разбора их, не в пример эпохам «мирного» и мелкого конституционного строительства. Во-вторых, нельзя в такую эпоху определить ближайшие политические задачи, ибо революция тем и отличается, что возможны и неизбежны крутые ломки, быстрые повороты, неожиданные ситуации, резкие взрывы. Достаточно указать на возможность и вероятность разгона левой Думы и изменения избирательного закона в черносотенном духе, чтобы понять это.

Хорошо, например, австрийцам было определять свою «ближайшую» задачу: борьбу за всеобщее избирательное право, когда все признаки указывали на то, что продолжается эпоха более или менее мирного, последовательного и преемственного конституционного развития. А у нас, разве не говорят даже меньшевики в упомянутой выше резолюции о невозможности мирного пути, о необходимости выбирать в Думу не ходатаев, а борцов? Разве не признают они борьбу за учредительное собрание? Представьте себе европейскую страну с сложившимся и упрочившимся на известное время конституционным строем, в которой могла бы идти речь о лозунге: «учредительное собрание», о противоположении «ходатая» «борцу» в Думе, - и вы поймете, что «ближайшие» задачи определять при таких условиях нельзя так, как их определяют теперь на Западе. Чем успешнее будет думская работа с.-д. и революционной буржуазной демократии, тем вероятнее взрыв недумской борьбы, которая


80
В. И. ЛЕНИН

ставит нас совсем перед особыми ближайшими задачами.

Нет. Нам надо обсудить на партийном съезде не столько ближайшие, сколько основные задачи пролетариата в переживаемый момент буржуазной революции. Иначе мы окажемся в положении людей, беспомощных и теряющихся при всяком повороте событий (как и бывало уже не раз в 1906 году). «Ближайшие» задачи мы все равно определить не можем, - как и не сможет никто предсказать, продержится ли неделю, месяц или полгода вторая Дума и избирательный закон 11 декабря 1905 года 56. А понимание основных задач с.-д. пролетариата в нашей революции у нас еще общепартийным путем не выработано. И без такой выработки никакая выдержанная, принципиальная политика невозможна, - никакая погоня за определением «ближайших» задач не может быть успешна.

Объединительный съезд не принял резолюции об оценке момента и о задачах пролетариата в революции, не принял, несмотря на то, что соответствующие проекты были представлены обоими течениями в с.-д. партии, - несмотря на то, что вопрос об оценке момента был поставлен в порядок дня и обсуждался на съезде. Стало быть, все признавали эти вопросы важными, но большинство Стокгольмского съезда сочло их тогда недостаточно выясненными. Необходимо возобновить разбор этих вопросов. Мы должны рассмотреть, во-1-х, каковым является, по основным тенденциям общественно-экономической и политической эволюции, переживаемый нами революционный момент; - во-2-х, какова политическая группировка классов (и партий) в современной России; - в-3-х, каковы в такой момент, при такой политической группировке общественных сил, основные задачи с.-д. рабочей партии.

Конечно, мы не закрываем глаз на то, что некоторые меньшевики (а может быть и ЦК) под вопросом о ближайших политических задачах разумели просто-напросто вопрос о поддержке требования думского, т. е. кадетского, министерства.


81
ПЛАТФОРМА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Плеханов со свойственной ему, - и высокопохвальной, конечно, - стремительностью в подталкивании меньшевиков направо, выступил уже с защитой этого требования в «Русской Жизни» (от 23 февраля).

Мы думаем, что это важный, но подчиненный вопрос, что не могут марксисты ставить его отдельно, без оценки данного момента нашей революции, без оценки классового содержания партии к.-д. и всей ее современной политической роли. Сводить этот вопрос к чистому политицизму, к «принципу» ответственности министерства перед палатой в конституционном строе вообще, значило бы всецело покидать точку зрения классовой борьбы и переходить на точку зрения либерала.

Вот почему наше совещание связало вопрос о кадетском министерстве с оценкой современного момента революции.

В соответствующей резолюции мы прежде всего в мотивировке начинаем с вопроса, который всеми марксистами признается за основной, с вопроса об экономическом кризисе и экономическом положении масс. Совещание приняло формулировку: кризис «не обнаруживает признаков быстрой ликвидации». Формулировка эта, пожалуй, чересчур осторожна. Но для с.-д. партии, конечно, важно установить бесспорные факты, наметить основные штрихи, предоставляя научную разработку вопроса партийной литературе.

На почве кризиса мы констатируем (пункт второй мотивов) обострение классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией (факт несомненный, и проявления этого обострения общеизвестны) и затем обострение социальной борьбы в деревне. В деревне нет налицо ярких, сразу бросающихся в глаза событий, вроде локаутов, но уже такие меры правительства, как ноябрьские аграрные законы 57 («подкуп крестьянской буржуазии»), свидетельствуют, что борьба обостряется, что помещики вынуждены направлять все усилия на раскол крестьянства для ослабления общекрестьянского натиска.

К чему приведут в конце концов эти усилия, мы не знаем. Все «незаконченные» (выражение Маркса)


82
В. И. ЛЕНИН

буржуазные революции «кончались» переходом зажиточного крестьянства на сторону порядка 58. Социал-демократия, во всяком случае, должна сделать все для развития сознания самых широких слоев крестьянства, для уяснения ими происходящей в деревне классовой борьбы.

Далее, в 3-м пункте констатируется основной факт политической истории России за год: «поправение» высших и «полевение» низших классов. Мы думали, что в особенности в революционные эпохи социал-демократия должна на своих съездах подводить итоги периодам общественного развития, применяя к ним свои марксистские методы исследования, уча другие классы оглядываться назад и относиться к политическим событиям принципиально, а не с точки зрения интереса минуты или успеха на несколько дней, как относится буржуазия, презирающая, собственно говоря, всякую теорию и боящаяся всякого классового анализа переживаемой истории.

Усиление крайностей есть ослабление центра. Центр - это не октябристы, как ошибочно думали некоторые с.-д. (Мартов в том числе), а кадеты. В чем объективно-историческая задача этой партии? На этот вопрос марксисты должны ответить, если они хотят остаться верны своему учению. Резолюция отвечает: «в прекращении революции путем уступок, приемлемых (ибо к.-д. стоят за добровольное соглашение) для черносотенных помещиков и самодержавия». В известной работе К. Каутского: «Социальная революция» было хорошо разъяснено, что реформа отличается от революции сохранением власти за классом угнетателей, которые подавляют восстание угнетаемых путем уступок, приемлемых для угнетателей без уничтожения их власти.

Объективная задача либеральной буржуазии в буржуазно-демократической революции именно такова: сохранить ценою «разумных» уступок монархию и помещичий класс.

Осуществима ли эта задача? Это зависит от обстоятельств. Безусловно неосуществимой марксист не может


83
ПЛАТФОРМА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

ее признать. Но такой исход буржуазной революции означает: 1) наименьшую свободу развития производительных сил буржуазного общества (экономический прогресс России будет несравненно быстрее при революционном уничтожении помещичьего землевладения, чем при преобразовании его по кадетскому плану); 2) неудовлетворение основных нужд народной массы и 3) необходимость насильственно подавить их. Без насильственного подавления масс кадетское «мирное» конституционное развитие неосуществимо. Это мы должны твердо запомнить и внедрить в сознание масс. Кадетский «социальный мир» есть мир для помещика и фабриканта, есть «мир» подавленного крестьянского и рабочего восстания.

Столыпинская военно-полевая репрессия и кадетские «реформы», это - две руки одного угнетателя.

II

Прошло восемь дней со времени опубликования первой нашей статьи на эту тему - и политическая жизнь принесла уже целый ряд крупных событий, подтвердивших сказанное нами тогда и проливших яркий свет «совершившегося (или совершающегося?) факта» на затронутые тогда больные вопросы.

Поворот кадетов вправо запечатлел уже себя в Думе. Поддержка Родичевыми Столыпина проповедью умеренности, осторожности, легальности, успокоения, невозбуждения народа, - и поддержка, знаменитая «всемерная» поддержка Столыпиным Родичева стали фактом 59.

Этот факт блестяще подтвердил правильность нашего анализа современного политического положения, анализа, сделанного до открытия второй Думы, в проектах резолюций, составленных 15-18 февраля. Мы отказались следовать предложению ЦК и обсуждать «ближайшие политические задачи», мы указали на полную несостоятельность подобного предложения в революционную эпоху, мы заменили этот вопрос о политике минуты вопросом об основах социалистической политики в буржуазной революции.


84
В. И. ЛЕНИН

И неделя революционного развития всецело оправдала наше предвидение.

Мы разобрали прошлый раз мотивировочную часть нашего проекта резолюции. Центральным пунктом этой части было констатирование того, что ослабленная партия «центра», т. е. либерально-буржуазная партия к.-д., стремится прекратить революцию посредством уступок, приемлемых для черносотенных помещиков и для самодержавия.

Еще вчера, можно сказать, Плеханов и его единомышленники из правого крыла РСДРП объявляли эту идею большевизма, упорно отстаиваемую нами в течение всего 1906 года (и даже раньше, с 1905 года, со времени выхода брошюры «Две тактики» ), - объявляли ее полуфантастической догадкой, порожденной бунтарским взглядом на роль буржуазии или по меньшей мере несвоевременным предупреждением и т. д.

Сегодня все видят, что мы были правы. «Стремление» кадетов начинает осуществляться, и даже такая газета, как «Товарищ», едва ли не больше всех ненавидевшая большевизм за беспощадное разоблачение кадетов, говорит по поводу опровергаемых «Речью» слухов ** о переговорах к.-д. с черносотенным правительством: «дыму без огня не бывает».

Нам остается только приветствовать это возобновление «большевистской недели» в «Товарище». Нам остается только отметить, что история подтвердила все наши предостережения и лозунги, история разоблачила все легкомыслие (в лучшем случае легкомыслие) тех «демократов» и некоторых даже, к сожалению,


* См. Сочинения, 5 изд., том 11, стр. 1 -131. Ред.

** Эти строки были уже написаны, когда мы прочли в передовой статье «Речи» от 13 марта: «Когда будут опубликованы точные данные о пресловутых переговорах кадетов с правительством в июне прошлого года, страна узнает, что если в чем-нибудь можно упрекать кадетов за эти переговоры «за спиной народа», то разве в той самой неуступчивости, о которой говорит «Россия»». Да, вот именно «когда будут опубликованы»! А пока кадеты, несмотря на вызовы, не публикуют «точных данных» ни о переговорах в июне 1906 г., ни о переговорах в январе 1907 г. (15 января - визит Милюкова к Столыпину), ни о переговорах в марте 1907 г. И факт переговоров за спиной народа остается фактом.


85
ПЛАТФОРМА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

социал-демократов, которые отмахивались от нашей критики кадетов.

Кто говорил в эпоху первой Думы, что кадеты торгуются за спиной с правительством? Большевики. И потом оказалось, что такое лицо, как Трепов, было за кадетское министерство.

Кто всех энергичнее вел кампанию разоблачений по поводу милюковского визита к Столыпину 15-го января в разгар выборной борьбы (якобы борьбы) партии якобы народной свободы с правительством? Большевики.

Кто напомнил на предвыборных собраниях в Петербурге и в первые дни второй Думы (смотри газету «Новый Луч»), что заем 1906 года в два миллиарда франков фактически дан Дубасовым и К° при косвенной помощи к.-д., которые отклонили формальное предложение Клемансо восстать открыто, от имени партии, против этого займа? Большевики.

Кто накануне второй Думы во главу угла политики последовательного (т. е. пролетарского) демократизма поставил разоблачение «предательского характера политики к.-д.»? Большевики.

Самый легкий ветерок сдул, как пушинку, все толки о поддержке требования думского министерства или ответственного министерства, или требования подчинить исполнительную власть законодательной и т. п. Плехановские мечты сделать из этого лозунга сигнал к решительному бою или средство просвещения масс оказались мечтами добродушного филистера. Наверное, никто уже и не решится теперь серьезно поддерживать такие лозунги. Жизнь показала - или, вернее, стала показывать, - что на деле здесь идет речь вовсе не о «принципе» более полного и более последовательного проведения «конституционного начала», а именно о сделке кадетов с реакцией. Жизнь показала, что правы были те, кто за либеральной внешностью якобы прогрессивного общего принципа усматривал и показывал узкоклассовые интересы запуганного либерала, называющего хорошими словами гадкие и грязные вещи.

Правильность выводов первой нашей резолюции подтверждена, таким образом, гораздо скорее, чем мы


86
В. И. ЛЕНИН

могли ожидать, и гораздо лучше: не логикой, а историей; не словами, а делами; не постановлениями социал-демократов, а событиями революции.

Вывод первый: «развивающийся на наших глазах политический кризис представляет из себя не конституционный, а революционный кризис, который ведет к непосредственной борьбе масс пролетариата и крестьянства против самодержавия».

Второй, непосредственно вытекающий из первого: «предстоящую думскую кампанию следует поэтому рассматривать и использовать лишь как один из эпизодов революционной борьбы народа за власть».

В чем сущность разницы между конституционным и революционным кризисом? В том, что первый может быть разрешен на почве данных основных законов и порядков государства, второй же требует ломки этих законов и крепостнических порядков. До сих пор мысль, выраженную в наших выводах, разделяла вся российская социал-демократия без различия фракций.

Только в самое последнее время среди меньшевиков усилилось течение, которое склоняется к прямо противоположному взгляду, к тому, чтобы отбросить помыслы о революционной борьбе, оставаясь при данной «конституции» и действуя на ее почве. Вот знаменательные пункты проекта резолюции об отношении к Гос. думе, составленного «тт. Даном, Кольцовым, Мартыновым, Мартовым, Негоревым и др. при участии группы практиков» и напечатанного в № 47 «Русской Жизни» (есть также издание в виде отдельного листка):

«... 2) воздвигающаяся на центральное место в русской революции задача непосредственной борьбы за власть сводится (?) при настоящем соотношении общественных сил (?), главным образом, к вопросу (?) о борьбе за (?) народное представительство;

... 3) выборы во вторую Думу, давшие значительное количество последовательных (?) сторонников революции, показали, что в народных массах назревает сознание необходимости этой (?) борьбы за власть...».


* 24 февраля 1907 г.


87
ПЛАТФОРМА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Как ни путано, как ни сбивчиво изложение этих пунктов, но тенденция проглядывает ясно: вместо революционной борьбы пролетариата и крестьянства за власть - свести задачи рабочей партии к либеральной борьбе за данное народное представительство или на его почве. Остается выждать, все ли действительно меньшевики признают в настоящее время, или на пятом съезде партии, такую постановку вопроса.

Во всяком случае поворот кадетов вправо и «всемерное» одобрение их Столыпиным скоро заставит правое крыло нашей партии поставить вопрос ребром: или продолжать политику поддержки кадетов и встать, таким образом, окончательно на дорожку оппортунизма, или совершенно порвать поддержку кадетов и принять политику социалистической самостоятельности пролетариата и борьбы за освобождение демократической мелкой буржуазии из-под влияния и гегемонии кадетов.

Третий вывод нашей резолюции гласит: «Социал-демократия, как партия передового класса, ни в каком случае не может поддерживать в настоящее время кадетской политики вообще и кадетского министерства в частности. Социал-демократия должна приложить все усилия, чтобы вскрыть перед массами предательский характер этой политики; разъяснить им стоящие перед ними революционные задачи; доказать им, что только при высокой сознательности и крепкой организованности масс возможные уступки самодержавия в состоянии превратиться из орудия обмана и развращения в орудие дальнейшего развития революции».

Мы не отрицаем вообще возможности частичных уступок и не зарекаемся от использования их. Текст резолюции не оставляет на этот счет никаких сомнений. Возможно также, что и кадетское министерство будет подходить в том или ином отношении под категорию «уступок самодержавия». Но партия рабочего класса, не отказываясь принимать «уплату по частям» (выражение Энгельса) 60, ни в каком случае не должна забывать другой, особенно важной и особенно часто упускаемой из виду либералами и оппортунистами стороны


88
В. И. ЛЕНИН

дела, именно: роли «уступок», как орудия обмана и развращения.

Социал-демократ, если он не хочет превратиться в буржуазного реформиста, не может забывать этой стороны. Меньшевики непростительно забывают ее, говоря в вышеуказанной резолюции: «... социал-демократия будет поддерживать все усилия Думы подчинить себе исполнительную власть...» Усилия Гос. думы, это значит усилия большинства Думы. Большинство Думы, как показал уже опыт, может складываться из правых и к.-д. против левых. «Усилия» подобного большинства могут подчинять себе «исполнительную власть» так, чтобы ухудшать положение народа или явно обманывать его.

Будем надеяться, что меньшевики просто увлеклись здесь: всех усилий большинства теперешней Думы в указанном направлении они поддерживать не будут. Но характерно, конечно, что могли принять такую формулировку выдающиеся вожди меньшевизма.

Поворот кадетов вправо заставляет фактически всех с.-д., без различия фракций, принять политику отказа от поддержки кадетов, политику разоблачения их предательства, политику самостоятельной и последовательно революционной партии рабочего класса.

«Пролетарий» №№ 14 и 15, 4 и 25 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Пролетарий»



89

КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 61

Написано 19 марта (1 апреля) 1907 г.; «Вместо послесловия» - между 19 и 25 марта (1 и 7 апреля) 1907 г.

Напечатано в апреле 1907 г. в сборнике II «Вопросы тактики». С.-Петербург, изд. «Новая дума»
Подпись:Н. Ленин

Печатается по тексту сборника



91

Нельзя не поблагодарить тт. меньшевиков за опубликование в № 47 «Русской Жизни» (24 февраля) первого проекта резолюции (выработанного тт. Даном, Кольцовым, Мартыновым, Мартовым, Негоревым и др. при участии группы практиков). (Есть также издание отдельным листком.) Чтобы серьезно готовиться к партийному съезду, необходимо заранее печатать проекты резолюций и обстоятельно разбирать их.

Посвящена резолюция отношению к Государственной думе.

Пункт 1-й:

«в настоящее время, после семимесячного господства самой необузданной диктатуры, не встречавшей организованного противодействия терроризованных народных масс, деятельность Госуд. думы, пробуждая внимание этих масс к политической жизни страны, может и должна способствовать их мобилизации и развитию их политической активности».

Что хотели этим сказать? что Дума лучше бездумья? Или это подход к тому, что нужно «беречь Думу»? Видимо, мысль авторов именно такова. Но она не выражена. На нее есть только намек. Резолюцию нельзя писать намеками.

Пункт 2-й:

«воздвигающаяся (вероятно, опечатка вместо: выдвигающаяся) на центральное место в русской революции задача непосредственной борьбы за власть сводится при настоящем соотношении общественных сил, главным образом, к вопросу о борьбе за народное представительство».


92
В. И. ЛЕНИН

Этот пункт недаром удостоился похвал «Речи» (передовая от 27 февраля: «для российской социал-демократии это огромный шаг вперед»... «успех политического сознания»). Это, действительно, прямо чудовищный пункт.

Как это задача борьбы за власть может сводиться к вопросу «о борьбе за представительство»?! Что значит «борьба за народное представительство»?? Какое это «настоящее соотношение общественных сил»?? В предыдущем пункте говорилось только, что «семимесячное господство самой необузданной диктатуры не встречало организованного противодействия терроризованных народных масс». Неужели отсутствие организованного отпора масс в течение 7 месяцев при явном и громадном полевении масс, сказавшемся в конце этих семи месяцев на выборах, говорит что-либо о «соотношении общественных сил»??

Это - какая-то почти невероятная неясность политической мысли.

Соотношение общественных сил явно изменилось за последние полгода в том смысле, что ослаблен «центр», либералы; окрепли и усилились крайности: черносотенники и «левые». Выборы во вторую Думу неопровержимо доказали это. Значит, соотношение общественных сил вследствие обострения политических противоречий (и экономических тоже: локауты, голодовка и т. д.) стало более революционным. Каким чудом могли наши меньшевики прийти к обратному выводу, заставившему их ослаблять революционные задачи («борьба за власть»), принижая их до каких-то либеральных задач («борьба за народное представительство»)?

«Необузданная диктатура» и левая Дума, - ясно, что отсюда вытекает обратный вывод: либеральная задача бороться на почве народного представительства или за сохранение его есть мещанская утопия, ибо в силу объективных условий такая задача невыполнима без «непосредственной борьбы за власть».

Меньшевистская политическая мысль двигается вперед подобно раку.

Вывод из второго пункта: меньшевики сбились с позиции революционных с.-д, на позицию либералов.


93
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

Заключительная «туманность» второго пункта («борьба за народное представительство») на деле выражает идею либеральной буржуазии, которая сваливает свою «террори-зованность» революцией на «терроризированность народных масс» и под этим предлогом спешит отказаться от борьбы революционной («непосредственная борьба за власть») в пользу борьбы якобы легальной («борьба за народное представительство»). Столыпин скоро научит, должно быть, меньшевиков тому, что такое «при настоящем соотношении общественных сил» «борьба за народное представительство»! Пункт 3-й:

«Выборы во 2-ю Думу, давшие значительное количество последовательных сторонников революции, показали, что в народных массах назревает сознание необходимости этой борьбы за власть».

Что это? Как это? Во 2-м пункте из настоящего соотношения общественных сил выводилась замена борьбы за власть борьбой за представительство, а теперь из итогов выборов выводится назревание в массах сознания необходимости «этой» борьбы за власть!

Путаница это, товарищи. Надо бы переделать примерно так: пункт второй: «Выборы во вторую Думу показали, что в народных массах назревает сознание необходимости непосредственной борьбы за власть». Пункт третий: «Поэтому стремление либеральной буржуазии ограничить свою политическую деятельность борьбой на почве данного народного представительства выражает с идейной стороны безнадежное тупоумие наших либералов, а с материальной стороны их (неосуществимое в данный момент) стремление прекратить революцию путем сделки с реакцией». Если бы вдобавок к этому наши марксисты в 1-м пункте постарались определить, какие экономические причины вызвали обострение политических крайностей в народе, то тогда могло бы получиться нечто связное.

Затем, что это такое «последовательные сторонники революции»?? Очевидно, тут имеется в виду мелкобуржуазная демократия, главным образом, крестьянская, т. е. трудовики (в широком смысле, включая и


94
В. И. ЛЕНИН

н.-с. и с.-р.), ибо отличие второй Думы от первой именно таково. Но, во-первых, это опять намек, а резолюции не пишутся намеками. А во-вторых, это же неверно, товарищи! За наименование трудовиков «последовательными сторонниками революции» мы вас формально должны обвинить в зверствующей ереси. Последовательным (в строгом смысле слова) сторонником буржуазной революции может быть только пролетариат, ибо у класса мелких производителей, мелких хозяев неизбежны колебанья между стремлениями хозяйскими и стремлениями революционными, - например, у с.-р. на выборах в Петербурге между стремлением продаться кадетам и стремлением идти в бой против кадетов.

Поэтому вы согласитесь, вероятно, с нами, товарищи, что надо выразиться осторожнее, - примерно в том духе, как составлена большевистская резолюция (см. «Новый Луч» от 27 февраля):

«... трудовые партии... более или менее близко выражают интересы и точку зрения широких масс крестьянства и городской мелкой буржуазии, колеблясь между подчинением гегемонии либералов» (выборы в Петербурге, выбор кадета в председатели Думы) «и решительной борьбой против помещичьего землевладения и крепостнического государства...» *.

Кстати, нельзя не отметить, что в этой резолюции т. Кольцов (вместе с другими меньшевиками) относит трудовиков к последовательным сторонникам революции, а в № 49 «Русской Жизни» тот же Кольцов относит трудовиков к сельской демократии, которая в отличие от городской (т. е. от кадетов) «будет в очень многих случаях отстаивать старые изжитые формы производства и общественности». Некругло ведь это выходит, товарищи!

Пункт 4-й:

«наличность в составе Думы таких последовательных сторонников революции, поднимая и укрепляя доверие народных масс к этому учреждению, облегчает ему возможность стать действительным центром общенародной борьбы за свободу и власть».


* См. настоящий том, стр. 6. Ред.


95
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

Вывод «симпатичный», что и говорить. Но логика опять хромает. Этим пунктом меньшевики заканчивают всю мотивировочную часть резолюции. Больше по этому вопросу они вообще не говорят в резолюции ни слова. И вывод получается хромой.

Если «последовательные сторонники революции» составляют в Думе не большинство, а только «значительное количество» (как говорит - и совершенно правильно говорит - пункт 3-й), то ясно, что есть еще и противники революции и непоследовательные сторонники революции. Значит, есть «возможность», что Дума в целом «станет действительным центром» непоследовательной демократической политики, а вовсе не «общенародной борьбы за свободу и власть».

В этом случае получилось бы одно из двух: (1) Либо доверие народных масс к этому учреждению стало бы не подниматься и не укрепляться, а понижаться и ослабляться. (2) Либо политическое сознание народных масс было бы развращаемо вследствие того, что политика непоследовательных сторонников революции была бы воспринимаема массами, как последовательная демократическая политика.

Отсюда совершенно ясно, что из сделанных меньшевиками посылок неизбежно вытекает почему-то опущенный ими вывод: партия пролетариата, как последовательного сторонника революции, должна неуклонно добиваться того, чтобы сторонники революции, не совсем последовательные (например, трудовики), шли за рабочим классом против непоследовательных сторонников революции и особенно против заведомых сторонников прекращения революции (например, кадетов).

Отсутствие у меньшевиков этого вывода приводит к тому, что у них совершенно не сходятся концы с концами. Выходит так, что по случаю значительного количества в Думе «последовательных сторонников революции» следует голосовать... за заведомого сторонника прекращения революции!

Совсем нехорошо выходит, товарищи!

Заключительная часть разбираемой резолюции гласит (берем пункт за пунктом) так:


96
В. И. ЛЕНИН

«Соц.-дем. - разоблачая иллюзорные представления о Гос. думе, как о действительно законодательном учреждении, выясняет народным массам, с одной стороны, истинный характер Думы, которая фактически является учреждением законосовещательным, а с другой, - возможность и необходимость использовать это учреждение, как бы несовершенно оно ни было, в целях дальнейшей борьбы за народовластие, принимает участие в законодательной работе Думы, руководствуясь при этом следующими положениями...»

Это - ослабленное выражение той мысли, которая сильнее выражена в резолюции 4-го (Объединительного) съезда в словах о «превращении» Думы в «орудие революции», о доведении масс до сознания «полной непригодности Думы» и т. д.

«... I а) Соц.-дем. подвергает своей критике, с точки зрения интересов городского и сельского пролетариата и последовательного демократизма, предложения и законопроекты всех непролетарских партий и противопоставляет им свои требования и предложения, связывая в этой работе ближайшие политические задачи с социально-экономическими нуждами пролетарских масс и с запросами рабочего движения во всех его формах.

Примечание. Когда это требуется обстоятельствами, соц.-дем. поддерживает, как меньшее зло, те из законопроектов других партий, которые, будучи проведены в жизнь, могут стать в руках народных масс орудием революционной борьбы за достижение действительной демократической свободы...»

В этом примечании выражена мысль о необходимости участия с.-д. в буржуазно-реформаторской работе на почве Думы. Не рано ли, товарищи? Не сказали ли вы сами об иллюзорности представления о Думе, как о действительно законодательном учреждении? Вы хотите поддерживать такие буржуазные законопроекты, которые, будучи проведены в жизнь, могут принести пользу в дальнейшей борьбе.

Подумайте над этим условием: «будучи проведены в жизнь». Цель вашей поддержки - способствовать проведению в жизнь «меньшего зла». Но ведь проводит-то в жизнь не Дума, а Дума плюс Гос. совет 62, плюс верховная власть! Значит, гарантий того, что своей поддержкой вы содействуете проведению «меньшего зла» в жизнь, никаких нет. А поддерживая «меньшее зло», голосуя за него, вы, несомненно, берете этим


97
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

на себя, на пролетарскую партию, частицу ответственности за половинчатое буржуазное реформаторство, за комедиантскую, в сущности, - и вами самими признанную за комедиантскую! -законодательную работу Думы!

Из-за чего же проделывать эту рискованную «поддержку»? Ибо она рискует непосредственно ослабить революционное сознание масс, к которому вы сами апеллируете, а практическая польза ее «иллюзорна»!

Вы пишете резолюции не о реформаторской работе вообще (тогда пришлось бы только сказать, что с.-д. от нее не зарекаются), а о второй Думе. Вы уже сказали, что в этой Думе есть значительное число «последовательных сторонников революции». Значит, вы имеете в виду уже определившийся партийный состав Думы. Это факт. Вы знаете, что в данной Думе не только есть «последовательные сторонники революции», но и «непоследовательные сторонники реформ», не только левые и трудовики, но и кадеты, причем последние сами по себе сильнее правых (кадетов и примыкающих к ним, народ овцы в том числе, около 150 против 100 правых). При таком положении дел в Думе, вам ради проведения в жизнь «меньшего зла» нет надобности его поддерживать, вам достаточно воздержаться при борьбе реакции с «непоследовательными сторонниками реформ». Практический результат (в смысле проведения законопроектов в жизнь) будет при этом тот же, а в смысле идейно-политическом несомненно, что вы выигрываете цельность, чистоту, выдержанность, убежденность своей позиции, как партии революционного пролетариата.

Разве может революционный с.-д. пренебрегать этим обстоятельством?

Меньшевики смотрят на верхи, вместо того, чтобы смотреть на низы. Они смотрят больше на осуществимость «меньшего зла» путем сделки «непоследовательных сторонников реформы» с реакцией (ибо именно таково действительное значение проведения в жизнь


* Прошу читателя всегда иметь в виду необходимость сделанной мной выше к этому слову поправки.


98
В. И. ЛЕНИН

законопроектов), чем на развитие сознания и боевой способности у «последовательных сторонников революции», которых в Думе, по их словам, «значительное число». Меньшевики смотрят сами и приучают народ смотреть на соглашение кадетов с самодержавием (проведение в жизнь «меньшего зла», реформ), а не на обращение более или менее «последовательных сторонников революции» к массе. Это не пролетарская, а либеральная политика. Это значит на словах провозглашать иллюзорность законодательных прав Думы, а на деле укреплять в народе веру в законодательные реформы через Думу и ослаблять веру в революционную борьбу.

Будьте последовательнее и честнее, товарищи меньшевики! Если вы убеждены, что революция кончилась, если из этого вашего (может быть, научным путем полученного?) убеждения вытекает отсутствие веры в революцию, тогда нечего и говорить о революции, тогда надо свои непосредственные задачи сводить к борьбе за реформы.

Если же вы верите в то, что вы говорите, если вы действительно считаете «значительное количество» депутатов второй Думы «последовательными сторонниками революции», тогда на первый план вы должны поставить не поддержку (никчемную практически, вредную идейно поддержку) реформ, а прояснение революционного сознания у этих сторонников, укрепление в них посредством давления пролетариата революционной организованности и решимости.

А то ведь у вас выходит верх нелогичности и путаницы: во имя развития революции рабочая партия ни словом не определяет своих задач по отношению к более или менее «последовательным сторонникам революции», посвящая зато особое примечание задаче поддерживать «меньшее зло», непоследовательных сторонников реформ!

«Примечание» надо бы переделать примерно так: «Ввиду того, что в Думе есть значительное количество более или менее последовательных сторонников революции, с.-д. в Думе должны при обсуждении тех


99
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

законопроектов, которые хотят провести в жизнь непоследовательные сторонники реформ, обращать главное внимание на критику половинчатости и ненадежности этих законопроектов, на заключающееся в них соглашение либералов с реакцией, на выяснение более или менее последовательным сторонникам революции необходимости решительной и беспощадной революционной борьбы. При голосовании же таких законопроектов, которые представляют из себя меньшее зло, с.-д. воздерживаются, предоставляя либералам одним «побеждать» реакцию на бумаге и отвечать перед народом за проведение в жизнь «либеральных» реформ при самодержавии».

«... б) Соц.-дем. пользуется обсуждением как различных законопроектов, так и государственного бюджета, чтобы вскрывать не только отрицательные стороны существующего режима, но и все классовые противоречия буржуазного общества...»

Очень хорошая цель. Чтобы вскрывать классовые противоречия буржуазного общества, надо сводить партии к классам. Надо бороться с духом «беспартийной», «единой» «оппозиции» в Думе и беспощадно вскрывать классовую узость тех же, например, кадетов, которые всего больше претендуют на затушевывание «классовых противоречий» посредством клички якобы «народной свободы».

Пожелаем, чтобы меньшевики не только говорили о вскрывании классовых противоречий буржуазного общества (а «не только» гнусностей самодержавия), но и делали это...

«... в) В бюджетном вопросе соц.-дем. руководится принципом: «ни копейки безответственному правительству»...»

Прекрасный принцип, который был бы совсем хорош, если бы вместо: «безответственному» стояло иное слово, указывающее не на ответственность правительства перед Думой (это фикция при данной «конституции»), а на «ответственность» его перед верховной властью (это не фикция, & реальность, ибо действительная власть не у народа, и сами меньшевики говорят о назревании «борьбы за власть»).


100
В. И. ЛЕНИН

Надо было сказать: «ни копейки правительству, пока вся власть не будет в руках народа».

«П. Соц.-дем. пользуется правом запросов для разоблачения перед народом истинного характера существующего правительства и полного противоречия всех его действий с интересами народа; для выяснения положения рабочего класса в городе и деревне и условий его борьбы за улучшение своего политического и экономического положения; для освещения той роли, какую играют по отношению к рабочему классу как правительство и его агенты, так и имущие классы и представляющие их политические партии...»

Очень хороший пункт. Жаль только, что до сих пор (19 марта) мало пользовались наши думские соц.-дем. этим правом запроса.

«... III. Поддерживая на почве этой работы самое тесное общение с рабочими массами и стремясь, в своей законодательной деятельности, быть выразительницей их организованного движения, соц.-дем. содействует организации их, как и вообще народных масс, для поддержки Думы в ее борьбе со старым режимом и создания условий, которые дали бы возможность Думе выходить в своей деятельности за пределы сковывающих ее основных законов...»

Во-первых, о «законодательной» деятельности социал-демократов говорить не приходится. Надо было сказать: «думской деятельности».

Во-вторых, лозунг «поддержки Думы в ее борьбе со старым режимом» совершенно не вяжется с посылками резолюции и является, по существу, неправильным.

В мотивах резолюции говорится о революционной борьбе за власть и о наличности в Думе «значительного количества последовательных сторонников революции».

Почему же здесь вполне ясная, революционная категория «борьба за власть» подменена расплывчатой «борьбой со старым режимом», т. е. выражением, прямо включающим реформаторскую борьбу? Не переделать ли мотивы в том духе, что вместо «иллюзорной» борьбы за власть воздвигается «задача борьбы за реформы»?

Почему здесь речь идет о поддержке «Думы», а не о поддержке «последовательных сторонников революции» массами? Выходит ведь, что меньшевики зо-


101
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

вут массы поддерживать непоследовательных сторонников реформ!! Нехорошо выходит, товарищи.

Наконец, слова о поддержке «Думы» в ее борьбе со старым режимом, по существу, плодят прямо неверные мысли. Поддерживать «Думу», значит поддерживать большинство Думы. Большинство, это - кадеты плюс трудовики. Значит, вы implicite, т. е., не говоря этого прямо, дали характеристику кадетов: они «борются со старым режимом».

Такая характеристика неверна и неполна. Таких вещей не говорят полунамеком. Их надо говорить прямо и ясно. Кадеты не «борются со старым режимом», а стремятся реформировать, подновить этот самый старый режим, преследуя уже теперь вполне ясно м открыто соглашение со старой властью.

Умалчивать об этом в резолюции, оставлять это в тени, значит сбиваться с пролетарской точки зрения на либеральную.

«... IV. Содействуя этой своей деятельностью развитию народного движения, направленного на завоевание учредительного собрания, социал-демократия будет поддерживать, как этап в этой народной борьбе, все усилия Гос. думы подчинить себе исполнительную власть, расчищая таким образом почву для перехода всей государственной власти в руки народа...»

Это - самый важный пункт резолюции, содержащий пресловутый лозунг «думского» или «ответственного» министерства. Надо разобрать этот пункт и с точки зрения формулировки и затем по существу.

Крайне странно формулирован этот пункт. Меньшевики не могут не знать, что вопрос этот из самых важных. Они не могут не знать далее, что такой лозунг уже выставлялся однажды Центральным Комитетом нашей партии, именно во время первой Думы, и что тогда партия не приняла этого лозунга. Это до такой степени верно, что даже думская с.-д. фракция первой Думы, состоявшая, как известно, только из меньшевиков и имевшая лидером такого выдающегося меньшевика, как тов. Жорданию, - даже эта фракция не приняла лозунга «ответственное министерство», ни разу ни в одной речи в Думе не выставив его!


102
В. И. ЛЕНИН

Казалось бы, этого слишком достаточно для особенно внимательного отношения к вопросу. А вместо этого мы видим перед собой самый небрежно составленный пункт в резолюции, вообще недостаточно обдуманной.

Почему вместо ясного лозунга «ответственное министерство» (Плеханов в «Русской Жизни») или «министерство из думского большинства» (резолюция ЦК в эпоху первой Думы) выбрана новая, гораздо более туманная, формулировка? Есть ли это только пересказ того же самого «ответственного министерства» или нечто иное? Разберемся в этих вопросах.

Каким образом могла бы Дума подчинить себе исполнительную власть? Либо легально, на почве данной (или слегка измененной) монархической конституции, либо нелегально, «выходя за пределы сковывающих ее основных законов», свергая старую власть, превращаясь в революционный конвент, во временное правительство и т. п. Первая возможность означает именно то, что принято выражать словами: «думское» или «ответственное» министерство. Вторая возможность - активное участие «Думы» (т. е. большинства Думы) в непосредственно-революционной борьбе за власть. Других путей «подчинения» Думе исполнительной власти быть не может, а частного вопроса о том, как бы могли переплестись между собой различнейшие пути, здесь ставить не приходится: перед нами не научно-академический вопрос о том, какие ситуации вообще возможны, а практически-политический вопрос о том, что именно должна социал-демократия поддерживать и чего не должна.

Вывод отсюда ясен. Новая формулировка как бы нарочно придумана для сокрытия существа спорного вопроса, для сокрытия истинной воли съезда, выражением которой должна стать резолюция. Лозунг «ответственное министерство» вызвал и вызывает резкие споры среди с.-д. Поддержка революционных шагов Думы не вызывала и не вызывает не только резких, но, пожалуй даже, никаких разногласий среди с.-д. Что сказать после этого про людей, которые предложили резолюцию, затушевывающую разногласия


103
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

посредством объединения спорного и бесспорного под одной общей расплывчатой формулой? Что сказать про людей, предложивших запечатлеть решение съезда в таких словах, которые ничего не решают, давая возможность одним разуметь под этими словами революционные шаги Думы, «выходящей за пределы» и пр., другим - разуметь под этим сделку Милюкова со Столыпиным о вступлении кадетов в министерство?

Про людей, поступающих так, самое мягкое, что может быть сказано: они отступают, набрасывая флер на некогда ясную, некогда открыто выраженную, программу поддержки кадетского министерства.

И в дальнейшем, поэтому, мы оставим в стороне эту запутанную и безнадежно запутывающую вопрос формулировку. Будем говорить только о существе вопроса, о поддержке требования «ответственного» (или, что все равно, кадетского) министерства.

Чем мотивирует резолюция необходимость поддерживать требование думского или ответственного министерства? Тем, что это - «этап в народной борьбе за учредительное собрание», что это - «почва для перехода всей власти в руки народа». Это - вся мотивировка. Мы ответим на нее кратким резюме наших доводов против поддержки социал-демократией требования думского министерства.

1) Совершенно недопустимо для марксиста ограничиваться абстрактно-юридическим противопоставлением «ответственного» министерства «безответственному», «думского» самодержавному и т. п., как делает Плеханов в «Русской Жизни» и как делали меньшевики всегда при разборе ими этого вопроса. Это либерально-идеалистическое, а не пролетарски-материалистическое рассуждение.

Надо разобрать классовое значение обсуждаемой меры. Кто сделает это, тот поймет, что содержание ее - сделка или попытка сделки самодержавия с либеральной буржуазией для прекращения революции. Объективно-экономическое значение думского министерства именно таково. Поэтому большевики имели полное право и основание говорить: думское или


104
В. И. ЛЕНИН

ответственное министерство, это на деле - кадетское министерство. Меньшевики сердились и кричали о подмене, подтасовке и пр. Но сердились они потому, что не хотели понять довода большевиков, сводивших юридическую фикцию («ответственно»-T будет думское министерство больше перед монархом, чем перед Думой, больше перед либеральными помещиками, чем перед народом!) к классовой основе. И как бы ни сердился т. Мартов, как бы ни кричал о том, что теперь даже Дума не кадетская, - он ни на йоту не ослабит этим непререкаемого вывода: по существу дела речь идет именно о кадетском министерстве, ибо гвоздь именно в этой либерально-буржуазной партии. Возможный смешанный состав думского министерства (кадеты плюс октябристы, плюс «беспартийные», плюс даже плохенький «трудовик» или якобы «левый» и т. п.) нисколько не изменил бы этого существа дела. Обходить это существо дела, как поступают меньшевики и Плеханов, значит обходить марксизм.

Поддержка требования думского или «ответственного» министерства есть, по существу дела, поддержка кадетской политики вообще и кадетского министерства в частности (как и сказано в первом же проекте большевистской резолюции к V съезду). Кто боится признать это, тот тем самым признает уже слабость своей позиции, слабость аргументов в пользу поддержки социал-демократией кадетов вообще.

Мы всегда стояли и стоим на том, что социал-демократия не может поддерживать сделки самодержавия с либеральной буржуазией, сделки, направленной к прекращению революции.

2) Меньшевики всегда рассматривают думское министерство, как шаг к лучшему, как облегчение дальнейшей борьбы за революцию, и разбираемая резолюция ясно выразила эту мысль. Но тут меньшевики делают ошибку, впадая в односторонность. Марксист не может ручаться за полную победу данной буржуазной революции в России: это значило бы впадать в буржуазно-демократический идеализм и утопизм. Наше дело - стремиться к полной победе революции, но мы не вправе


105
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

забывать, что бывали раньше и могут быть теперь неоконченные, половинчатые буржуазные революции.

Меньшевики же формулируют свою резолюцию так, что думское министерство оказывается обязательным этапом в борьбе за учредительное собрание и т. д. и т. д. Это прямо не верно. Марксист не вправе рассматривать думское министерство только с этой стороны, игнорируя объективную возможность двух типов экономического развития России. Буржуазно-демократический переворот в России неизбежен. Но он возможен при сохранении помещичьего хозяйства и постепенной трансформации его в юнкерски-капиталистическое (столыпинская и либеральная аграрная реформа), возможен также при уничтожении помещичьего хозяйства и передаче земель крестьянству (крестьянская революция, поддерживаемая социал-демократической аграрной программой).

Марксист обязан рассматривать кадетское министерство не с одной, а с обеих сторон: как возможный этап борьбы за учредительное собрание и как возможный этап ликвидации буржуазной революции. По намерениям кадетов и Столыпина, думское министерство должно сыграть вторую роль; по объективному положению вещей, оно может сыграть и вторую и первую роль *.

Забывая о возможности (и об опасности) либерального ограничения и прекращения буржуазной революции, меньшевики сбиваются с точки зрения классовой борьбы пролетариата на точку зрения либералов, прикрашивающих и монархию, и выкуп, и две палаты, и прекращение революции, и пр., и пр.

3) Переходя от экономически-классовой к государственно-правовой стороне вопроса, надо сказать, что меньшевики рассматривают думское министерство, как шаг к парламентаризму, как реформу, усовершенствующую конституционный строй и облегчающую пролетариату использование его для своей классовой борьбы.


* Мы делаем самое лучшее для Плеханова и меньшевиков предположение, именно: что кадеты выставят требование думского министерства. Вероятнее, что этого не будет. Тогда Плеханов (и меньшевики) будет так же смешон с своей «поддержкой» не выдвигаемого либералами лозунга, как был он смешон с «полновластной Думой».


106
В. И. ЛЕНИН

Но это опять-таки однобокая точка зрения «отрадных явлений». В акте назначения министров из думского большинства (именно такого назначения добивались кадеты в первой Думе) нет одной, весьма существенной, черты реформы, нет законодательного признания известной общей перемены в конституции. Это - акт до известной степени единичный, даже персональный. Он опирается на закулисные сделки, переговоры, условия. Недаром «Речь» признала теперь (в марте 1907 года!), что в июне 1906 года были переговоры к.-д. с правительством, оглашению еще не (!) подлежащие. Даже кадетский подголосок «Товарищ» признал недопустимой эту игру в прятки. И неудивительно, что Победоносцев (по газетным известиям) мог предложить такую меру: назначить либеральных, кадетских, министров, а потом разогнать Думу и сменить министерство! Это не было бы отменой реформы, изменением закона, это было бы вполне закономерным, «конституционным актом» монарха. Поддерживая кадетские стремления к думскому министерству, меньшевики на деле, вопреки своей воле и сознанию, поддерживали закулисные переговоры и сделки за спиной народа.

Никаких «обязательств» при этом меньшевики с кадетов не брали и не могли брать. Они им дарили свою поддержку, давали ее в кредит, внося смуту и развращение в сознание рабочего класса.

4) Сделаем еще одну уступку меньшевикам. Допустим наилучший возможный случай, именно, что акт назначения думских министров окажется не только персональным актом, не только обманом народа и показной сделкой, а первым шагом действительной конституционной реформы, действительно улучшающей условия борьбы пролетариата.

Даже и в этом случае никак нельзя оправдать выставления социал-демократией лозунга о поддержке требования думского министерства.

Это - этап к лучшему, почва для дальнейшей борьбы, говорите вы? Допустим. А разве не было бы, наверное, этапом к лучшему всеобщее, но не прямое избирательное право? Почему же не объявить, что


107
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

социал-демократия поддерживает требование всеобщего, но не прямого избирательного права, как «этап» в борьбе за «4-членную формулу», как «почву для перехода» к этой формуле? Тут бы с нами были не только кадеты, но и педераки 63 и часть октябристов! «Общенациональный» этап к народной борьбе за учредительное собрание - вот что значит поддержка социал-демократией всеобщего, но не прямого и не тайного голосовать!

Решительно никакой принципиальной разницы нет между поддержкой требования думского министерства и поддержкой требования всеобщего, но не прямого и не тайного голосования.

Оправдывать выставление лозунга «ответственное министерство» тем, что это - этап к лучшему и т. п., значит не понимать основ в вопросе об отношении социал-демократии к буржуазному реформаторству.

Всякая реформа лишь постольку и является реформой (а не реакционной и не консервативной мерой), что она означает известный шаг, «этап» к лучшему. Но всякая реформа в капиталистическом обществе имеет двойственный характер. Реформа есть уступка, которую делают правящие классы, чтоб задержать, ослабить или затушить революционную борьбу, чтобы раздробить силу и энергию революционных классов, затемнить их сознание и т. д.

Поэтому революционная социал-демократия, нисколько не отказываясь использовать реформы в целях развития революционной классовой борьбы («мы принимаем уплату и по частям», wir nehmen auch Abschlagszahlung - говорил Фридрих Энгельс 64), ни в каком случае не «делает своими» половинчатых буржуазно-реформистских лозунгов.

Поступать так, значит действовать вполне по Бернштейну (Плеханову придется реабилитировать Бернштейна, чтобы защитить свою теперешнюю политику! Недаром орган Бернштейна, «Sozialistische Monatshefte» 65, не нахвалится на Плеханова!), значит


* Плеханов в «Русской Жизни»: «... с.-д. депутаты не могут не сделать указанное требование («ответственное министерство») своим в интересах народа, в интересах революции...».


108
В. И. ЛЕНИН

превращать социал-демократию «в демократически-социалистическую партию реформ» (известное изречение Бернштейна в знаменитых его «Предпосылках социализма»).

Социал-демократия рассматривает реформы и использует реформы, как побочный продукт революционной классовой борьбы пролетариата.

И тут мы подходим к последнему нашему доводу против разбираемого лозунга:

5) Чем может социал-демократия на деле приблизить осуществление всяких реформ вообще, конституционных реформ в России в частности, думского министерства и его полезных для пролетариата результатов, в особенности? Тем ли, что она будет «делать своими» лозунги буржуазных реформистов, или тем, что она будет решительно отказываться «делать своими» подобные лозунги, продолжая неуклонно вести революционную классовую борьбу пролетариата под знаменем полных, неурезанных лозунгов? Ответ на этот вопрос не труден.

«Делая своими» всегда половинчатые, всегда урезанные, всегда двуличные лозунги буржуазного реформаторства, мы на деле не усиливаем, а ослабляем вероятность, возможность и близость осуществления реформы. Ибо действительной силой, порождающей реформы, является сила революционного пролетариата, его сознательности, сплоченности, непреклонной решимости в борьбе.

Эти качества массового движения мы ослабляем и парализуем, пуская в массы буржуазно-реформаторские лозунги. Обычный буржуазный софизм состоит в том, что, уступая кое-что из своих революционных требований и лозунгов (ставя, например, «думское министерство» вместо «самодержавия народа» и учредительного собрания, как «этап» и т. д.), мы усиливаем вероятность осуществления такой ослабленной меры, ибо за нее, дескать, будет стоять и пролетариат и буржуазия в той или иной ее части.

Это - буржуазный софизм, говорит международная революционная социал-демократия. Напротив, мы


109
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

ослабляем этим вероятность осуществления реформы, ибо в погоне за сочувствием буржуазии, всегда делающей уступки лишь против воли, мы ослабляем революционное сознание масс, развращаем, затемняем его. Мы подделываемся к буржуазии, к ее сделке с монархией, принося этим вред развитию революционной борьбы масс. В результате всегда получается то, что реформы при такой тактике либо отсутствуют, либо оказываются чистым обманом. Единственная прочная опора реформ, единственная серьезная гарантия их нефиктивности, их использования для блага народа, это - самостоятельная революционная борьба пролетариата, не принижающего своих лозунгов.

Меньшевики, начиная с июня 1906 г., пускают в массы лозунг поддержки требования думского министерства. Этим они ослабляют и затемняют революционное сознание масс, принижают размах агитации, уменьшают вероятность осуществления этой реформы и возможность ее использовать.

Надо усиливать революционную агитацию в массах, бросать шире, развивать яснее наши полные, неурезанные лозунги, - этим мы приблизим, на хороший конец, полную победу революции, а на худой конец, вырвем какие-нибудь половинчатые уступки (вроде думского министерства, всеобщего, но не прямого, избирательного права и т. п.) и обеспечим себе возможность превратить их в орудие революции. Реформы - побочный продукт классовой борьбы революционного пролетариата. Делать «своим» делом получение побочного продукта, значит впадать в либерально-буржуазный реформизм.

* * *

Последний пункт резолюции:

«V. Рассматривая деятельность в Думе, как одну из форм классовой борьбы, с.-д. фракция в Думе сохраняет полную самостоятельность, входя в каждом отдельном случае в соглашения для агрессивных действий с теми партиями и группами, задачи которых в данный момент совпадают с задачами пролетариата, для оборонительных действий, направленных к охране самого народного представительства и его права - с теми партиями, которые


110
В. И. ЛЕНИН

заинтересованы в борьбе со старым режимом за торжество политической свободы».

Насколько хороша тут первая часть (до слова «входя»), настолько же плоха и прямо несуразна вторая.

Что это за смешное различие «агрессивных» и «оборонительных» действий? Не вспомнили ли наши меньшевики язык «Русских Ведомостей» 66 90-х годов прошлого века, когда либералы доказывали, что либерализм в России «охраняет», а реакция - «агрессивна»? Подумайте только: марксисты вместо «старых» делений политических действий на революционные и реформистские, на революционные и контрреволюционные, на парламентские и на внепарламентские - преподносят нам новую классификацию: «оборонительные» действия «охраняют» данное; «агрессивные» идут дальше! Побойтесь бога, товарищи меньшевики! До какой степени надо было потерять всякое чутье революционной классовой борьбы, чтобы не заметить пошлого привкуса в этом различении «оборонительного» и «агрессивного»!

И как забавно, точно предмет в вогнутом зеркале, отражается в этой беспомощной формулировке та горькая (для меньшевиков) истина, которую им не хочется признать открыто! Меньшевики привыкли говорить о партиях вообще, боясь точно назвать и ясно разграничить их, привыкли накидывать флер общего наименования: «оппозиционно-демократические партии» и на кадетов и на левых. Теперь они чувствуют, что наступает перемена. Они чувствуют, что либералы в сущности способны теперь только охранять (посредством коленопреклонения, как «Русские Ведомости» «охраняли» земство в 80-х годах!) теперешнюю Думу и теперешнюю нашу, простите за выражение, «конституцию». Меньшевики чувствуют, что идти дальше (быть «агрессивными» - бывают же такие гнусные термины!) либеральные буржуа не могут и не хотят. И это смутное сознание правды меньшевиками отразилось в забавной и донельзя путаной формулировке, по буквальному значению которой выходит, что с.-д. способны когда-нибудь входить в соглашения для дей-


111
КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ

ствий, «задачи которых» не совпадают с задачами пролетариата!

Этот заключительный аккорд меньшевистской резолюции, эта смешная боязнь сказать прямо и ясно правду - именно, что либеральные буржуа, к.-д., перестали совершенно помогать революции, - выражает великолепно весь дух всей разобранной нами резолюции.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Предыдущие строки были уже написаны, когда я получил резолюции февральской (1907 г.) конференции «Союза Эстонского края» РСДРП 67.

На этой конференции выступали (должно быть, как делегаты от ЦК) товарищи меньшевики М. и А. При обсуждении вопроса о Гос. думе они, видимо, внесли ту самую резолюцию, которую я разбирал выше. И вот крайне поучительно посмотреть, какие изменения внесли в эту резолюцию товарищи эстонские социал-демократы. Приводим принятую конференцией резолюцию полностью:

ОБ ОТНОШЕНИИ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ

«Для удовлетворения народных нужд Гос. дума не имеет никакой власти и силы, так как вся власть находится по-старому в руках врагов народа - царского самодержавия, бюрократии и кучки помещиков. Поэтому социал-демократия должна беспощадно уничтожать иллюзорные надежды на законодательную силу нынешней Гос. думы и разъяснять народу, что только полновластное всенародное учредительное собрание, свободно избираемое вслед за уничтожением царского самодержавия самим народом, в состоянии удовлетворить народные требования.

В целях же развития классового самосознания пролетариата, политического воспитания народных масс, развития и организации революционных сил социал-демократия должна использовать и эту бессильную, немощную Гос. думу. Ввиду этого социал-демократия принимает участие в деятельности Гос. думы на следующих основаниях:

I. Социал-демократия, исходя из интересов городского и сельского пролетариата и из принципов последовательного демократизма, критикует все предложения и законопроекты правительства и буржуазных партий и государственный бюджет и противопоставляет им свои требования и законопроекты, постоянно


112
В. И. ЛЕНИН

исходя при этом из требований и нужд широких народных масс, разоблачая такой своей деятельностью негодность существующего строя и классовые противоречия буржуазного общества.

П. Социал-демократия пользуется правом запроса для того, чтобы обнажать сущность и натуру нынешнего правительства и показать народу, что вся его деятельность направлена прямо против интересов народа, чтобы выяснить бесправное положение рабочего класса и освещать ту роль, которую играют правительство и господствующие классы и опирающиеся на них партии по отношению к рабочему классу. Между прочим, социал-демократия должна бороться против соглашательской и предательской партии кадетов, разоблачая их половинчатость и лицемерный демократизм, чтобы тем самым освободить из-под их гегемонии и влияния революционную мелкую буржуазию, заставляя ее идти за пролетариатом.

III. Как партия пролетарского класса, социал-демократия должна в Гос. думе выступать всегда самостоятельно. Никаких постоянных соглашений или договоров, стесняющих свободу действий социал-демократии с другими революционными и оппозиционными партиями в Гос. думе, социал-демократия заключать не должна. В отдельных случаях, когда задачи и шаги других партий совпадают с задачами и шагами социал-демократии, - с.-д. может и должна вступать в переговоры с другими партиями относительно этих шагов.

IV. Так как у народа не может быть никаких соглашений с нынешним крепостническим правительством и только полновластное учредительное собрание в состоянии удовлетворить народные требования и нужды, то конференция не считает задачей пролетариата бороться за ответственное перед нынешней бессильной Думой министерство. Пролетариат должен бороться не под флагом ответственного министерства, а под флагом учредительного собрания.

V. Борясь таким образом, социал-демократическая фракция в Гос. думе должна связать себя самым тесным образом с пролетарскими и широкими народными массами вне Думы и, содействуя организации этих масс, создавать революционную армию для ниспровержения самодержавия».

Комментарии излишни. В своей статье я пытался показать, как не следует писать резолюций вроде разобранной. В своей резолюции эстонские революционные социал-демократы показали, как следует исправлять непригодные резолюции.


113

ЗАМЕЧАНИЕ К РЕЗОЛЮЦИИ ЭСТОНСКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ 68

Наш корреспондент прислал также устав «Союза Эстонского края» РСДРП, принятый конференцией. Мы не печатаем его вследствие недостатка места.

Обращаем внимание читателей на резолюцию о Думе. Из нее ясно видно, что основой послужила резолюция меньшевиков, напечатанная в № 47 «Русской Жизни»: влияние меньшевиков М. и А. в этом сказалось и этим ограничилось. Эстонские с.-д. все боевые места этой резолюции переделали в ярко большевистском духе (особенно о кадетах и об «ответственном министерстве»). Хороший образец «поправок» к меньшевистским резолюциям!

«Пролетарий» №15, 25 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Пролетарий»



114

МЯГКО СТЕЛЮТ, ДА ЖЕСТКО СПАТЬ 69

Аграрные дебаты в Государственной думе чрезвычайно поучительны. На речах вожаков разных партий необходимо остановиться подробнее и вникнуть в их содержание.

Главный пункт аграрного вопроса, несомненно, отношение к помещичьей земельной собственности. Крестьянство борется против нее, добиваясь земли для себя. Как относятся к этой борьбе разные партии?

Социал-демократы прямо и открыто выдвинули требование отчуждения без выкупа. Представитель с.-д. Церетели в своей речи энергично доказывал лживость защиты «прав» помещичьей собственности, разъяснял происхождение ее из хищничества, показывал все безмерное лицемерие речей о неотъемлемости частной собственности, опровергал премьер-министра, под «государственностью» понимавшего не народные интересы, а интересы той кучки помещиков, с которой государственная власть кровно связана.

Добавьте к этому сделанное в конце речи тов. Церетели предложение передать вопрос на рассмотрение местных земельных комитетов (конечно, выбранных всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием), - и вы получите цельную и определенную картину пролетарской позиции в земельном вопросе. Права помещиков на землю отрицаются. Способ преобразования определяется отчетливо: местные комитеты, это значит преобладание крестьянских интересов над помещичьими.


115
МЯГКО СТЕЛЮТ. ДА ЖЕСТКО СПАТЬ

Отчуждение без выкупа, это значит полное отстаивание интересов крестьян, непримиримая борьба с классовой корыстью помещиков.

Перейдем к трудовикам. Караваев не выдвинул принципа: «отчуждение без выкупа» с полной ясностью и определенностью. Представитель крестьян менее решительно предъявил требования народа к помещикам, чем представитель рабочих. Не было ясно выдвинуто требование передать вопрос местным комитетам, не был заявлен протест против затеи либералов (кадетов) запрятать обсуждение острого вопроса в комиссию, подальше от народа, подальше от света гласности, подальше от свободной критики. Но, несмотря на все эти недостатки речи трудовика, по сравнению с речью социал-демократа, мы все же должны признать, что трудовик защищал дело крестьян против помещиков. Трудовик раскрывал глаза народу на бедственное положение крестьянства. Он оспаривал выводы Ермолова и других защитников помещичьего класса, опровергающих необходимость расширения крестьянского землевладения. Он определял минимум крестьянской нужды в земле в 70 млн. дес. и разъяснял, что помещичьих, удельных и прочих земель для удовлетворения нужды крестьян есть более 70-ти млн. дес. Общий тон речи трудовика - повторяем, несмотря на подчеркнутые нами недостатки ее - был обращением к народу, стремлением раскрыть народу глаза...

Возьмем речь кадета Кутлера. Перед нами сразу открывается совсем иная картина. Чувствуется, что из лагеря вполне последовательных (с.-д.) или несколько колеблющихся (трудовики) защитников крестьян против помещиков мы попали в лагерь помещиков, которые понимают неизбежность «уступок», но прилагают все усилия, чтобы уступить поменьше.

Кутлер говорил о своем «согласии» с трудовиками, о своем «сочувствии» трудовикам только для того, чтобы позолотить пилюлю немедленных ограничений, урезок, сокращений, которые, дескать, необходимы в проекте трудовиков. Вся речь Кутлера полна всевозможных доводов против с.-д. и против трудовиков.


116
В. И. ЛЕНИН

Чтобы не быть голословными, разберем речь Кутлера шаг за шагом.

Вступление. Книксен трудовикам. Кадет присоединяется к основной мысли, он горячо сочувствует... но... но... проект Трудовой группы «не ограничивается простой и ясной задачей помочь крестьянскому малоземелью. Он идет дальше, он стремится пересоздать в корне все существующие земельные правоотношения» (цитаты везде по отчету «Товарища»).

Итак - «сочувствие» мужику на словах, ограничение мужицких требований на деле. За мужика - на словах, за помещика - на деле.

И при этом еще Кутлер уверяет Думу, что трудовик не ограничивается простой и ясной задачей! Подумайте только, читатель: трудовик говорит прямо о 70 миллионах dec. земли. Их надо переместить из рук помещиков в руки крестьян. Это не «ясно», это не «просто»!!

Для «ясности» надо поговорить о трудовой норме, о потребительной норме, о норме наделения 1861 года. И г. Кутлер говорит, говорит, говорит. Потоком слов обо всех этих никчемных вопросах он забивает головы слушателей, чтобы получить вывод: «по-моему... недостает 30 млн. дес.» для доведения крестьянских наделов до нормы 1861 г., а эта норма еще ниже потребительной нормы. И только. И только по вопросу о размерах нужды и ее удовлетворения.

Но разве же это ответ о 70-ти миллионах? Ведь вы просто виляете, почтенный рыцарь «народной свободы», вы просто заговариваете зубы! Подлежат ли передаче крестьянам 70 млн. дес. земли или нет? Да или нет?

И, чтобы еще яснее показать сущность этих уверток, мы подкрепим ссылку трудовика итоговым выводом новейшей поземельной статистики. По обследованию 1905 года у частных лиц насчитано всего 101,7 млн. дес. земли. Из них 15,8 млн. у обществ и товариществ; 3,2 млн. дес. у владельцев, имеющих до 20 дес; 3,3 млн. дес. у владельцев, имеющих от 20 до 50 десятин; 79,4 млн. дес. у владельцев, имеющих свыше 50 десятин. Число этих последних владельцев равняется всего


117
МЯГКО СТЕЛЮТ. ДА ЖЕСТКО СПАТЬ

133 898. Значит, на каждого из них приходится в среднем по 594 десятины. Допустим, что мы оставляем на каждого из этих господ по 50 десятин. Это составит 6,9 млн. дес. Вычитаем 6,9 млн. дес. из 79,4, - получаем свободных 72,5 млн. dec. помещичьей земли, не считая земель удельных, казенных, церковных, монастырских и пр.

Мы видим, что трудовик не вполне еще правильно определил количество земли, которое могут и должны получить крестьяне, хотя общая его цифра (70 млн. дес.) близка к истине.

Итак, потрудитесь дать простой и ясный ответ, гг. кадеты: надо передать от помещиков крестьянам 70 млн. дес, да или нет?

Вместо прямого ответа наш бывший министр и теперешний либеральный лицемер вертится, как черт перед заутреней, и восклицает патетически:

«Не есть ли это право (право на землю, по проекту Трудовой группы) - право войти в помещение, в котором все места уже заняты?».

Не правда ли, хорошо? Вопрос о 70-ти млн. дес. обойден. Крестьянам либеральный барин дает ответ: помещение занято.

Проглотив неприятный вопрос о 70-ти миллионах десятин (невежи эти мужики! пристали с какими-то 70 миллионами!), Кутлер начинает возражать трудовикам насчет «практической осуществимости» национализации земли.

Все это - злостное зубозаговариванье, ибо если останутся 70 млн. дес. у помещиков, то тогда нечего и национализировать! Но г. Кутлер для того и говорит, чтобы скрыть свои мысли.

В чем состоит его возражение против национализации земли?

«Мне кажется, что можно себе представить политические условия, при которых проект о национализации земли мог бы получить силу закона, но я не могу представить себе в ближайшем будущем таких политических условий, при которых этот закон был бы действительно осуществлен».

Веско и убедительно. Либеральный чиновник, который всю жизнь «картинно спину гнул свою», не может


118
В. И. ЛЕНИН

себе представить таких политических условий, когда бы законодательная власть принадлежала представителям народа. Обыкновенно бывает так - намекает наш милый либерал, - что власть принадлежит кучке помещиков над народом.

Да, так бывает. Так обстоит дело в России. Но ведь речь идет о борьбе за народную свободу. Обсуждается именно вопрос о том, как изменить экономические и «политические условия» помещичьего господства. А вы возражаете ссылкой на то, что теперь власть у помещиков, и что надо пониже гнуть спину:

«Неосновательно и несправедливо осложнять простую и бесспорно полезную задачу помощи крестьянскому населению...».

Не растут уши выше лба, не растут!

И г. Кутлер длинно-предлинно говорит о том, что вместо «неосуществимой» национализации нужно только «расширение крестьянского землепользования».

Когда речь шла о расширении крестьянского землевладения (а не землепользования, почтеннейший!) на 70 млн. дес. помещичьей земли, - тогда Кутлер перешел к вопросу о «национализации». А от вопроса о «национализации» он вернулся к вопросу о «расширении»... Авось, дескать, не вспомнят о 70 миллионах десятин!

Г-н Кутлер прямо защищает частную земельную собственность. Уничтожение ее он объявляет «величайшей несправедливостью».

«Раз никто не предлагает уничтожить собственность вообще, то необходимо во всей силе признать существование собственности земельной».

Раз нельзя сегодня же сделать два шага вперед, «то необходимо» отказаться и от одного шага вперед! Такова логика либерала. Такова логика помещичьей корысти.

Единственным пунктом в речи г. Кутлера, касающимся защиты крестьянских, а не помещичьих интересов, можно бы на первый взгляд считать признание им принудительного отчуждения частных земель.

Но глубоко ошибся бы тот, кто доверился бы звуку этих слов. Принудительное отчуждение помещичьей


119
МЯГКО СТЕЛЮТ. ДА ЖЕСТКО СПАТЬ

земли выгодно крестьянам тогда и только тогда, если действительно помещики будут принуждены отдать крестьянам много земли и отдать дешево. А если помещики принудят крестьян заплатить дорого за жалкие клочки земли?

Слова: «принудительное отчуждение» ровно еще ничего не говорят, раз нет действительных гарантий того, что помещики не надуют крестьян.

Г. Кутлер не только не предлагает ни одной из этих гарантий, а, напротив, всей своей речью, всей своей кадетской позицией исключает их. Внедумской работы кадеты не хотят. Местные комитеты они открыто проповедуют в антидемократическом составе: представители от крестьян и от помещиков поровну с председателем от правительства! Это уже всецело означает принуждение крестьян помещиками.

Добавьте к этому, что оценку земли будут делать такие же помещичьи комитеты, - что на крестьян кадеты возлагают уже теперь (см. конец речи Кутлера) половину платежей за землю (другую половину заплатят тоже крестьяне, только в виде увеличившихся налогов!) - и вы убедитесь, что гг. кадеты мягко стелют, да жестко спать.

С.-д. и трудовики говорили в Думе за крестьян. Правые и кадеты - за помещиков. Это - факт, и никакие увертки и фразы не скроют его.

«Наше Эхо» № 1, 25 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Наше Эхо»



120

ОСНОВЫ СДЕЛКИ

Петербург, 21 марта 1907 г.

Положение существенно изменилось с тех пор, как три недели тому назад писалась передовая статья 14-го номера «Пролетария» *. Правительство и кадеты, черносотенное самодержавие и либерально-монархическая буржуазия сделали шаг навстречу друг другу и готовятся соединить свои руки, чтобы совместным усилием задушить революцию и вместо земли и воли бросить народу жалкую подачку, обрекающую его на полуголодное и полурабское состояние. Присмотримся ближе к создавшемуся положению.

Два вопроса тяжелым камнем лежат на сердце у черносотенного самодержавия, - бюджет и аграрный вопрос. Без утверждения бюджета Думой - нет кредита. Без того, чтобы как-нибудь хоть на время прикрыть зияющую язву земельного вопроса, нет надежды хотя бы на непродолжительное спокойствие. Разогнать Думу без бюджета и аграрного закона, ею одобренных, правительство не смеет. Оно боится разгона Думы и в то же время кричит о нем, приводя в движение весь черносотенный аппарат Союза русского народа, чтобы запугать робких и склонить к уступчивости колеблющихся. Оно хочет попробовать вырвать у Думы уступку, затыкая ей рот угрозой разгона. Ну, а потом видно будет, что делать с опозоренным, заплеванным и повергнутым в грязь «высоким» собранием. Отсюда просьбы


* См. настоящий том, стр. 69-73. Ред.


121
ОСНОВЫ СДЕЛКИ

утвердить бюджет, уверения, что министр финансов и не думает предлагать Гос. думе вопрос о разрешении займа. Отсюда же корректные речи г. Васильчикова о том, что правительство будет «охранять неприкосновенность тех граней, на которых соприкасаются» «интересы отдельных лиц, отдельных групп и отдельных сословий», но в то же время «сознает свою обязанность эту охрану простирать настолько, насколько намеченные грани совпадают с общими интересами государства. Там, где эти грани с этими интересами не совпадают, они должны быть передвинуты». В этих словах, особенно в подчеркнутом нами месте, несомненно содержится едва заметный кивок в сторону кадетов, легкий намек на некоторую мыслимость кадетского «принудительного отчуждения».

Что же отвечают на все эти с трудом уловимые авансы кадеты? О! они изо всех сил стараются неуловимое сделать уловимым, прикрытое таинственными намеками и недомолвками - открытым и договоренным до конца. И потому в свою очередь дают правительству несравненно большие авансы, раскрывают свою душу, хотя, по свойственной им осторожности, пока только наполовину и робко протягивают руку, чтобы получить снисходительно протянутый им указательный палец г. Столыпина. В номере от 18 марта кадетский лейб-орган «Речь» оповещает весь мир о том, что партия народной свободы заканчивает выработку нового аграрного законопроекта, который делает эту партию «наилучше вооруженной для делового обсуждения земельного вопроса», причем «при новой постановке вопроса гораздо более принято во внимание то, что принято называть реальным соотношением сил». На следующий день в заседании Думы депутат Кутлер произнес поистине «деловую» речь и ею несколько (хотя и далеко не вполне) приподнял ту вуаль, которой пока стыдливо прикрываются «реализм» и «деловой характер» нового плода законодательного творчества кадетской партии. Насколько можно было понять, деловитый реализм в данном случае сводится к тому, во-первых, что вместо «потребительной нормы» во многих местах крестьянам


122
В. И. ЛЕНИН

будет дано земли гораздо меньше, - «сколько окажется», как очень неясно выражается г. Кутлер. По-видимому, выходит так, что многие миллионы десятин помещичьей земли и при «принудительном отчуждении» могут свободно остаться неотчужденными. Это значит лишь несколько «передвинуть грани», как выражается г. Васильчиков. Вторая черта, характеризующая «реализм» нового законопроекта, изображается г. Кутле-ром в следующих выражениях: «земли, подлежащие отводу крестьянам», надо «отдать в окончательное крестьянское владение», так что «эти земли ни при каких условиях в будущем от них не будут отобраны», они будут «переданы крестьянам не во временное пользование, а в постоянное», причем нужно будет «ограничить только право отчуждения и залога». Все это опять очень близко подходит к возвещаемому устами г. Василь-чикова «намерению» правительства «распространить блага, проистекающие от начал собственности, и на ту громадную территорию крестьянского землевладения, которая до сих пор этих благ была лишена». И, наконец, третий «деловой» признак нового аграрного кадетского законопроекта заслуживает особого внимания: прежде предполагали выкуп земли за счет казны, а теперь «известная часть расходов, предстоящих при земельной реформе, должна быть возмещена самими крестьянами примерно в половинном размере». Ну, чем же это отличается от того взноса крестьянами выкупных платежей в половинном размере, который был установлен правительством для 1906 года? Принципиальное согласие кадетского аграрного проекта с «предначертаниями» правительства выступает, таким образом, довольно ясно. Оно тем менее подлежит сомнению, что и кадетская принудительность отчуждения земли является фиктивной: кто же будет «принуждать» в кадетских земельных комитетах, когда они будут состоять наполовину из крестьян, наполовину из помещиков, а «примирять» их интересы будут чиновники? Сделка на мази. Недаром думский обозреватель «Речи» в номере от 20 марта замечает по поводу речи г. Васильчикова: «при такой постановке вопроса он переводится на почву деловую».


123
ОСНОВЫ СДЕЛКИ

А это ведь величайшая похвала в устах теперешних кадетов!

Что касается бюджета, то примирительная позиция кадетов по отношению к черносотенному самодержавию вырисовывается с достаточной ясностью в передовой статье того же номера «Речи» от 20 марта. Здесь «явной ложью» назван слух, «будто партия народной свободы предлагает отвергнуть бюджет в целом», здесь выражается уверенность, что «народные представители утвердят, вероятно, с известными изменениями, бюджет на 1907 год» и, наконец, - слушайте, господа! - здесь утверждается, что «если Дума получит доказательства готовности г. министра финансов идти навстречу расширению ее прав (в пределах «основных законов», конечно, - см. выше ту же статью), - в ее среде может зародиться больше доверия к правительству», а ведь «если бы Дума имела основание доверять г. министру финансов, она могла бы согласиться на формулу, сводящуюся к разрешению занять, сколько понадобится» (курсив наш). Это - перл, достойно заключающий собою всю эту длинную цепь позорных уступок, всей этой продажи в розницу народной свободы, - продажи в розницу, необходимой для того, чтобы в конце концов продать народную свободу оптом.

Кто имеет терпение проследить все подробности постыдного торга между черносотенцами и либеральными буржуа, насколько эти подробности вырисовываются к настоящему моменту, - для того сомнений нет: контрреволюционные силы организуются для того, чтобы нанести окончательный, смертельный удар великому освободительному движению, чтобы сломить сильных и смелых борцов и обмануть и устранить наивных, робких и нерешительных. Правые, польское коло 70, кадеты смыкаются в одно целое для нанесения этого удара. Правительство запугивает кадетов и трудовиков воем натравленной им самим черной сотни, требующей разгона Думы и уничтожения «подлой конституции». Кадеты запугивают тех же трудовиков ссылками на этот же самый вой и на мнимые намерения Столыпина немедленно разогнать Думу. Все эти угрозы и страхи


124
В. И. ЛЕНИН

нужны черносотенному самодержавию и либеральной буржуазии, чтобы получше сговориться за спиной народа, чтобы, полюбовно поделившись, ограбить этот народ. Трудовики всех оттенков, не давайтесь в обман! Стойте на страже народных интересов! Помешайте грязной сделке кадетов с правительством! Товарищи социал-демократы! мы уверены, что вы поймете положение, что вы пойдете во главе всех революционных элементов Думы, что вы раскроете трудовикам глаза на позорное предательство, совершаемое либерально-монархической буржуазией. Мы уверены, что вы грозно и громко с думской трибуны разоблачите это предательство перед всем народом.

«Пролетарий» №15, 25 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Пролетарий»



125

Первая страница рукописи В. И. Ленина «Проект речи по аграрному вопросу во второй Государственной думе». - 1907 г.
Уменьшено


127

ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ 71

Господа! Перед Думой выступал уже ряд ораторов, изложивших основные взгляды разных партий на вопрос о земле. Пора подвести некоторые итоги. Пора дать себе ясный и точный ответ на вопросы: в чем суть спора? в чем трудность вопроса о земле? каковы основные взгляды всех главных партий, представители которых высказались в Думе? в чем решительно и бесповоротно расходятся между собою разные партии по вопросу о земле?

В Думе изложено было четыре главных взгляда на аграрный вопрос представителями четырех главных партий или партийных течений. Депутат Святополк-Мирский изложил взгляды «правых», объединяя под этим словом октябристов, монархистов и т. д. Депутат Кутлер изложил точку зрения кадетов, или так называемой «партии народной свободы». Депутат Караваев изложил взгляды трудовиков. Его дополнили по существу согласные с ним депутаты Зимин, Колокольников, Баскин, Тихвинский. Наконец, мой товарищ, Церетели, изложил воззрения Российской социал-демократической рабочей партии. Представитель правительства, министр Васильчиков, изложил взгляды правительства, которые сводятся, как я потом покажу в своей речи, к примирению взглядов «правых» и взглядов «кадетов».

Посмотрим же, в чем состоят основные взгляды этих четырех политических направлений в аграрном вопросе.


128
В. И. ЛЕНИН

Начну в том порядке, в котором говорили депутаты в Думе, т. е. с правых.

Основной взгляд депутата Святополка-Мирского есть взгляд всех так называемых «монархических» партий и всех октябристов, взгляд громадной массы русских помещиков. Депутат Святополк-Мирский превосходно выразил его своими словами: «Итак, господа, оставьте мысль об увеличении площади крестьянского землевладения, кроме исключительных случаев действительной земельной тесноты» (я цитирую по отчету газеты «Товарищ», как самому полному, ибо стенографические отчеты еще не вышли).

Это хорошо сказано: прямо, ясно и просто. Оставьте мысль об увеличении крестьянских земель - вот действительный взгляд всех правых партий, от Союза русского народа до октябристов. И мы прекрасно знаем, что именно таков взгляд массы русских помещиков и помещиков других наций, населяющих Россию.

Почему помещики советуют крестьянам оставить мысль о расширении крестьянского землевладения? Депутат Святополк-Мирский объясняет: потому, что помещичьи хозяйства лучше устроены, чем крестьянские, «культурнее» крестьянских. Крестьяне, дескать, «серы, темны, невежественны». Им нельзя, изволите видеть, обойтись без руководства помещиков. «Каков поп, таков и приход», острил депутат Святополк-Мирский. Он крепко верит, очевидно, в то, что помещик всегда будет попом, что крестьяне всегда будут пасомыми овечками, всегда будут давать себя стричь.

Всегда ли, г. Святополк-Мирский? Всегда ли, господа помещики? Ой, не ошибиться бы вам в этом? Не потому ли оставались до сих пор крестьяне «пасомыми овечками», что они были слишком «темны и невежественны»? Но мы все видим теперь, что крестьяне становятся сознательными. Крестьянские депутаты в Думе идут не к «правым», а к трудовикам и социал-демократам. Такие речи, как речь Святополка-Мирского, помогут и самым темным крестьянам разобраться, где правда, можно ли действительно помогать тем партиям, которые советуют


129
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

крестьянам оставить мысль о расширении крестьянского землевладения?

Вот почему я от всей души приветствую речь депутата Святополка-Мирского и речи всех будущих ораторов с правых скамей по этому вопросу. Продолжайте в том же духе, господа! Вы прекрасно помогаете нам раскрывать глаза даже самым темным крестьянам!

Говорят: помещичьи хозяйства культурнее крестьянских... Крестьянам не обойтись без руководства помещиков!

А я скажу вам: вся история помещичьего землевладения и хозяйства в России, все данные о теперешнем помещичьем хозяйстве показывают, что помещичье «руководство» всегда означало и означает безмерные насилия над крестьянами, бесконечное надругательство над личностью крестьян и крестьянок, означает самую бессовестную, бесстыдную, нигде в мире невиданную эксплуатацию (по-русски это значит: ограбление) крестьянского труда. Такой задавленности и забитости, такой нищеты, как у русских крестьян, не найти не только в Западной Европе, но и в Турции.

Мой товарищ, Церетели, говорил уже о том, как раздавали населенные имения временщикам и любимчикам придворных «сфер». Я хочу остановить ваше внимание на вопросе о хозяйстве, затронутом депутатом Святополком-Мирским, который говорил о пресловутой «культуре» помещиков.

Знает ли этот депутат, что называют крестьяне отработками или панщиной? что называет экономическая наука отработочным хозяйством?

Отработочное помещичье хозяйство есть прямое наследие, прямой пережиток крепостнического, барщинного хозяйства помещиков. В чем состояла сущность крепостнического хозяйства? В том, что крестьяне получали от помещика надел для прокормления своей семьи, а за это должны были работать три дня (а иногда и больше) на помещичьей земле. Вместо того, чтобы платить рабочему деньгами, как платят теперь повсюду в городах, платили землей. С надела, получаемого от помещика, крестьянин мог едва-едва прокормиться.


130
В. И. ЛЕНИН

И за этот корм крестьянин и сам и вся его семья должны были обрабатывать помещичью землю крестьянскими же лошадьми, крестьянскими орудиями или «инвентарем». Такова сущность крепостнического хозяйства: нищенский надел вместо платы за труд; обработка помещичьей земли крестьянским трудом и крестьянским инвентарем; принуждение крестьянина работать из-под палки помещика. При таком хозяйстве крестьянин и сам должен был становиться крепостным, потому что без принуждения силой ни один человек, сидящий на наделе, не стал бы работать на помещика. А каково было это крепостное право для крестьян, - об этом сами крестьяне слишком многое знают, слишком хорошо помнят.

Крепостное право считается отмененным. Но на деле у помещиков осталась и до сих пор такая власть в руках (благодаря награбленным ими землям), что они и теперь держат крестьянина в крепостной зависимости - посредством отработков. Отработки, это и есть современное крепостничество. Когда мой товарищ Церетели в своей речи по поводу декларации правительства говорил о крепостническом характере помещичьего землевладения и всей теперешней государственной власти в России, - то одна газета, пресмыкающаяся пред правительством, - имя этой газеты «Новое Время», - подняла крик о неправде, сказанной депутатом Церетели. Нет, депутат социал-демократической рабочей партии сказал правду. Только круглые невежды или продажные писаки могут отрицать то, что отработки есть прямой пережиток крепостничества, что наше помещичье хозяйство держится отработками.

В чем сущность отработков? В том, что помещичья земля обрабатывается не помещичьим инвентарем, не наймом рабочих, а инвентарем крестьянина, закабаленного соседним помещиком. А идти в кабалу приходится мужику потому, что помещик отрезал себе лучшие земли, посадив мужика на «песочек», загнав его на нищенский надел. Помещики отняли себе столько земли, что крестьянам не то, что хозяйство нельзя вести, но и «курицу выпустить некуда».


131
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

Помещичьи губернские комитеты в 1861 году и помещики - мировые посредники (они названы были мировыми, должно быть, потому, что мирволили помещикам) 72 - они так освободили крестьян, что пятая часть крестьянской земли оказалась отрезанной помещиками! Они так освободили крестьян, что за оставшийся у крестьян после этого грабежа надел заставили мужика платить втридорога! Ни для кого не тайна ведь, что при «выкупе» 1861 года мужика заставили заплатить гораздо больше того, что земля стоила. Ни для кого не тайна, что мужика заставили тогда выкупать не только крестьянскую землю, но и крестьянскую свободу. Ни для кого не тайна, что «благодеяние» государственного выкупа состояло в том, что казна содрала с крестьян больше денег за землю (в виде выкупных платежей), чем она отдала помещикам! Это был братский союз помещика и «либерального» чиновника для ограбления мужика. Если г. Свято-полк-Мирский забыл все это, то крестьяне этого, наверное, не забыли. Если г. Свято-полк-Мирский не знает этого, пусть прочтет то, что писал тридцать еще лет тому назад профессор Янсон в своем «Опыте статистического исследования о крестьянских наделах и платежах» и что тысячу раз повторялось с тех пор во всей статистико-экономической литературе.

Крестьянина так «освободили» в 1861 году 73, что он сразу попал в петлю к помещику. Крестьянин так притеснен захваченными помещиком землями, что ему остается либо умирать с голоду либо идти в кабалу.

И «свободный» русский крестьянин в XX веке все еще вынужден идти в кабалу к соседнему помещику - совершенно так же, как в XI веке шли в кабалу «смерды» (так называет крестьян «Русская правда» 74) и «записывались» за помещиками!

Слова менялись, законы издавались и исчезали, столетия проходили, - а суть дела оставалась прежняя. Отработки, это и есть кабальная зависимость крестьянина, который вынужден своим инвентарем обрабатывать соседние помещичьи земли. Отработочное хозяйство, это - то же самое, подновленное, подкрашенное, перелицованное, крепостническое хозяйство.


132
В. И. ЛЕНИН

Чтобы пояснить свою мысль, приведу один из бездны примеров, которыми полна литература о крестьянском и помещичьем хозяйстве. Существует обширное издание департамента земледелия, относящееся к началу 90-х годов и основанное на сведениях, полученных от хозяев о системе помещичьего хозяйства в России («Сельскохозяйственные и статистические сведения, полученные от хозяев». Изд. департамента земледелия. Вып. V. СПБ. 1892). Обработал эти сведения г. С. А. Короленко - не смешивать с

B. Г. Короленко; не прогрессивный писатель, а реакционный чиновник, вот кто этот г.

C. А. Короленко. В обработанной им книге, на стр. 118-ой, можно прочесть:

«На юге Елецкого уезда (Орловской губ.) в крупных помещичьих хозяйствах, рядом с обработкой годовыми рабочими, значительная часть земли обрабатывается крестьянами за сдаваемую им в аренду землю. Бывшие крепостные (слушайте, г. Святополк-Мирский!) - продолжают снимать землю у своих прежних помещиков и за это обрабатывают их землю. Такие деревни продолжают (заметьте это!) носить название «барщины» такого-то помещика».

Это писано в 90-х годах прошлого века, тридцать лет спустя после пресловутого «освобождения» крестьян. Тридцать лет спустя после 1861 года существует та же «барщина», та же обработка крестьянским инвентарем земли пре ж них помещиков!

Может быть, мне возразят, что это единичный случай? Но всякий, кто знаком с помещичьим хозяйством в среднечерноземной полосе России, всякий, кто видал хоть краешек русской экономической литературы, должен будет признать, что это не исключение, а общее правило. В собственно русских губерниях, как раз там, где преобладают истинно русские помещики - (недаром так дороги они всем истинно русским людям с правых скамей!) - преобладает и поныне отработочное хозяйство.

Сошлюсь, например, на такую известную научную работу, как книга «Влияние урожаев и хлебных цен», составленная рядом ученых. Эта книга вышла в 1897 го-


133
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

ду. Преобладание отработочного хозяйства у помещиков доказано в ней относительно губерний: Уфимской, Симбирской, Самарской, Тамбовской, Пензенской, Орловской, Курской, Рязанской, Тульской, Казанской, Нижегородской, Псковской, Новгородской, Костромской, Тверской, Владимирской и Черниговской, т. е. в 17 русских губерниях.

Преобладание отработочного хозяйства... что это значит?

Это значит, что помещичья земля обрабатывается тем же крестьянским инвентарем, трудом разоренного, обнищалого, закабаленного крестьянина. Вот она какова, та «культура», о которой говорил депутат Святополк-Мирский и о которой говорят все защитники помещичьих интересов. У помещиков, конечно, лучший скот, которому живется в барской конюшне лучше, чем мужику в крестьянской избе. У помещика, конечно, лучшие урожаи, потому что помещичьи комитеты еще в 1861 году позаботились отрезать лучшие земли от крестьян и записать их помещикам. Но о «культурности» хозяйства русских помещиков можно говорить только в насмешку. В массе имений никакого помещичьего хозяйства нет, а ведется то же крестьянское хозяйство, земля пашется обессиленной крестьянской лошадью, обрабатывается старым и плохим крестьянским инвентарем. Ни в одной стране в Европе не уцелело до сих пор это крепостническое хозяйство на крупных и крупнейших участках земли при помощи закабаленного крестьянина, - ни в одной, кроме России.

Помещичья «культура» есть сохранение помещичьего крепостничества. Помещичья культура есть ростовщичество по отношению к обнищавшему крестьянину, которого обирают, как липку, и кабалят за десятину земли, за выпас, за водопой, за лес, за пуд муки, данной в ссуду голодному мужику зимой за безбожные проценты, за рубль денег, выпрошенный крестьянской семьей...

И эти господа с правых скамей толкуют еще об эксплуатации крестьян евреями, о еврейских процентах! Да тысячи евреев-купцов не оберут так русского


134
В. И. ЛЕНИН

мужика, как обирают его истинно русские, православные помещики! Никакие проценты самого худшего ростовщика не сравняются с теми процентами, которые берет истинно русский помещик, который зимой нанимает мужика на летнюю работу или заставляет его за десятину земли платить и деньгами, и работой, и яйцами, и курами, и бог знает еще чем!

Это кажется шуткой, но эта горькая шутка слишком похожа на правду. Вот вам фактический пример того, что платит крестьянин за одну десятину земли (пример, взятый из известной книги Карышева о крестьянских арендах): за одну десятину крестьянин должен обработать 11/2 десятины, да принести 10 яиц и 1 курицу, да дать один женский рабочий день (см. стр. 348-ую книги Карышева).

Что это такое? «Культура» или самая бесстыдная крепостническая эксплуатация?

Вопиющую неправду говорят про крестьян, клевещут на крестьян те, кто хочет заставить Россию и Европу думать, будто наши крестьяне борются против культуры. Неправда! Русские крестьяне борются за свободу против крепостнической эксплуатации. Крестьянское движение разлилось всего шире, всего смелее, крестьянская борьба против помещиков была всего острее именно в тех истинно русских губерниях, где крепче всего держится, больше всего укоренилось истинно русское крепостничество, истинно русские отработки, кабала, надругательство над обедневшим и задолжавшим крестьянином!

Отработки держатся не силой закона - по закону крестьянин «свободен» умирать с голоду! - они держатся силой экономической зависимости крестьян. Никакими законами, никакими запретами, никаким «надзором» и «опекой» нельзя ровно ничего поделать против отработков и кабалы. Для уничтожения этой язвы на теле русского народа есть только одно средство: уничтожение помещичьей земельной собственности, ибо она в преобладающей массе случаев есть до сих пор крепостническая собственность, источник и опора крепостнической эксплуатации.


135
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

Все и всяческие разговоры о «помощи» крестьянам, об «улучшении» их положения, о «содействии» им в приобретении земли и тому подобные речи, излюбленные помещиками и чиновниками, все они сводятся к пустым отговоркам и уверткам, раз обходится основной вопрос: сохранить или нет помещичью земельную собственность.

В этом гвоздь дела. И я в особенности должен предостеречь крестьян и крестьянских депутатов: нельзя позволять обходить эту суть дела. Нельзя доверять никаким посулам, никаким хорошим словам, пока не выяснено самое главное: останется помещичья земельная собственность за помещиками или перейдет к крестьянам. Если останется за помещиками, - останутся отработки и кабала. Останется нужда и постоянные голодовки миллионов крестьян. Муки медленного вымирания от голода - вот что означает для крестьян сохранение помещичьей земельной собственности.

Чтобы ясно показать, какова эта суть аграрного вопроса, надо припомнить главные цифры о распределении земельной собственности в России. Статистические сведения о землевладении в России - самые новые, какие только есть, - относятся к 1905 г. Центральный статистический комитет собрал их по особому обследованию, полные результаты которого еще не опубликованы. Но главные итоги уже известны из газет. Всего считают в Европейской России до 400 миллионов десятин. Из 3951/2 миллионов - о которых есть предварительные данные - казне, уделам, церквам и учреждениям принадлежит 155 миллионов десятин, частным лицам - 102 миллиона десятин, надельной крестьянской земли - 1381/2 миллионов десятин.

На первый взгляд может показаться, что больше всего земли у казны, что поэтому вопрос вовсе не в помещичьих землях.

Но это ошибка, которую часто делают и которую надо раз навсегда устранить. Казне принадлежит, правда, 138 миллионов десятин, но почти вся эта земля приходится на северные губернии - Архангельскую, Вологодскую, Олонецкую и притом на такие местности, где нельзя вести земледелия. Казенных земель, которые


136
В. И. ЛЕНИН

можно бы было отдать крестьянам, само правительство, по точным расчетам статистиков (сошлюсь, например, на г. Прокоповича и его книгу «Аграрный вопрос в цифрах»), не могло бы набрать больше 7 с небольшим миллионов десятин.

Значит, о казенных землях нельзя серьезно говорить. Не приходится говорить и о переселениях крестьян в Сибирь. Это уже достаточно выяснено оратором в Думе от трудовиков. Пусть сами гг. помещики, если они действительно верят в пользу переселений в Сибирь, - сами переселятся в Сибирь! На это крестьяне, пожалуй, согласятся... А предложение крестьянскую нужду лечить Сибирью они встретят, наверное, насмешкой.

По отношению к русским губерниям, и в особенности к центральным черноземным губерниям, где всего сильнее крестьянская нужда, речь идет именно о помещичьих землях и о никаких других. Напрасно толковал депутат Святополк-Мирский об «исключительных случаях земельной тесноты».

Земельная теснота в центральной России не исключение, а правило. И тесно крестьянам именно потому, что слишком уже вольготно, слишком уже просторно расположились господа помещики. «Крестьянская теснота», - это значит захват помещиками массы земель.

«Крестьянское малоземелье», это значит помещичье многоземелье.

Вот вам, господа, простые и ясные цифры. Крестьянской надельной земли 1381/2 миллионов десятин. Частновладельческой - 102 миллиона десятин. Сколько из этой последней принадлежит крупным владельцам?

Семьдесят девять с половиной миллионов десятин земли принадлежит владельцам, имеющим свыше 50 десятин каждый.

И какому числу лиц принадлежит эта громадная масса земли? Меньше чем 135 тысячам (точная цифра - 133 898 владельцев).

Подумайте хорошенько над этими цифрами: 135 тысяч человек из сотни с лишним миллионов жителей Европейской России владеют почти восъмидесятъю миллионами десятин земли!!


137
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

А рядом с этим 121/4 (двенадцать с четвертью!) миллионов крестьянских надельных дворов владеют 1381/2 миллионами десятин.

На одного крупного владельца, на одного (будем говорить для простоты) помещика приходится 594 десятины.

На один крестьянский двор приходится 111/3 десятин.

Вот что г. Святополк-Мирский и его единомышленники называют «исключительными случаями действительной земельной тесноты»! Как же не быть всеобщей крестьянской «тесноты», когда горстка богачей в 135 тысяч человек имеет по 600 десятин, а миллионы крестьянства по 11 десятин на хозяйство? Как же не быть крестьянскому «малоземелью» при таком громадном и чрезмерном помещичьем многоземелье?

Г-н Святополк-Мирский советовал нам «оставить мысль» об увеличении крестьянского землевладения. Нет, рабочий класс не оставит этой мысли. Крестьяне не оставят этой мысли. Миллионы и десятки миллионов не могут оставить этой мысли, не могут остановить борьбы за достижение своей цели.

Цифры, приведенные мной, ясно показывают, за что идет борьба. Помещики, имеющие по 600 десятин в среднем на хозяйство, борются за свои богатства, за доходы, которые составляют, вероятно, больше 500 миллионов рублей в год. А крупнейшие помещики - очень часто и крупнейшие сановники в то же время. Наше государство, как говорил уже справедливо мой товарищ Церетели, отстаивает интересы кучки помещиков, а не народные интересы. Неудивительно, что и масса помещиков и все правительство борется с ожесточением против крестьянских требований. Не видано еще в истории человечества таких примеров, чтобы господствующие и угнетающие классы добровольно отказывались от своих прав на господство, на угнетение, на тысячные доходы от закабаленных крестьян и рабочих.

Крестьяне же борются за освобождение от кабалы, отработков, крепостнической эксплуатации. Крестьяне борются за то, чтобы иметь возможность жить сколько-


138
В. И. ЛЕНИН

нибудь по-человечески. И рабочий класс всецело поддерживает крестьян против помещиков, поддерживает в интересах самих рабочих, на которых тоже лежит помещичий гнет, - поддерживает в интересах всего общественного развития, которое тормозится гнетом помещичьей власти.

Чтобы показать вам, господа, чего могут и должны добиться крестьяне своей борьбой, я приведу вам маленький расчет.

Министр земледелия, г. Васильчиков, сказал: «настало время для выяснения этого вопроса прибегнуть уже к красноречию не столько слов, сколько цифр, фактов и действительности». Я вполне, вполне согласен с г-ном министром. Да, да, именно так, господа: побольше цифр, побольше цифр о размерах помещичьей земельной собственности и о размерах крестьянской надельной собственности. Я вам привел уже цифры о том, сколько «излишней» помещичьей земли. Теперь приведу цифры о размерах крестьянской нужды в земле. В среднем, как я уже сказал, каждый крестьянский двор владеет 111/3 десятинами надельной земли. Но этот средний расчет прикрывает крестьянскую нужду в земле, потому что большинство крестьян имеет наделы ниже среднего, а ничтожное меньшинство выше среднего.

Из 121/4 миллионов крестьянских дворов 2 миллиона 860 тысяч (беру с округлением) дворов имеют наделы менее 5 десятин на двор. Три миллиона 320 тысяч имеют от 5 до 8 десятин. Четыре миллиона 810 тысяч имеют от 8 до 20 десятин. Один миллион 100 тысяч дворов имеет от 20 до 50 десятин и только четверть миллиона - свыше 50 десятин (эти последние имеют в среднем, вероятно, не более 75 десятин на двор).

Допустим, что 791/2 миллионов десятин помещичьих земель идут на расширение крестьянского землевладения. Допустим, что крестьяне - согласно словам сторонника Крестьянского союза, священника Тихвинского, - не желают обездолить помещиков и оставляют на каждого из них по 50 десятин. Это, наверное, слишком высокая сумма для таких «культурных» господ, как наши помещики, но мы все же возьмем пока, для


139
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

примера, эту цифру. За вычетом 50 десятин на каждого из 135 тысяч помещиков освободилось бы для крестьян 72 (семьдесят два) миллиона десятин земли. Вычитать из этой суммы леса (как делают некоторые писатели, например, г. Прокопович, цифрами которого я не раз пользовался) нет оснований, ибо леса тоже дают доход, и оставлять этот доход в руках горсти помещиков невозможно.

Прибавьте к этим 72-м миллионам удобные казенные земли (до 7,3 миллионов десятин), затем все удельные (7,9 миллионов десятин), церковные и монастырские (2,7 миллионов десятин), - вы получите сумму до 90 миллионов десятин *. Эта сумма достаточна для того, чтобы расширить землевладение всех беднейших крестьянских дворов не менее как до 16 десятин на двор.

Понимаете ли вы, господа, что это значит?

Это был бы громадный шаг вперед, это избавило бы миллионы крестьян от голодания, это подняло бы жизненный уровень десятков миллионов рабочих и крестьян, облегчило бы им возможность жить сколько-нибудь по-человечески, как живут сколько-нибудь культурные граждане «культурного» государства, а не так, как живет вымирающее племя теперешнего русского крестьянства. Это не избавило бы, конечно, всех трудящихся от всякой нищеты и угнетения, - (для этого нужно преобразование капиталистического общества в социалистическое) - но в громадных размерах облегчило бы им борьбу за такое избавление. Свыше 6-ти миллионов крестьянских дворов, больше половины всего числа крестьян имеет, как я уже сказал, менее 8 десятин на двор. Их землевладение было бы более чем удвоено, почти у тр оено.

Это значит, что половина крестьянства, вечно бедствующая, голодающая, сбивающая цену на труд рабочих в городах, на фабриках и заводах, - половина крестьянства могла бы почувствовать себя людьми!

И г. Святополк-Мирский или единомышленники его могут серьезно советовать миллионам рабочих и крестьян


* Подробный расчет (на случай справок) в конце 3-ей тетради 75.


140
В. И. ЛЕНИН

оставить мысль о таком вполне возможном, осуществимом и близком выходе из невыносимого, из отчаянного положения?

Но этого мало, что большая половина дворов крестьянской бедноты могла бы почти утроить свое землевладение на счет наших слишком многоземельных господ помещиков. Кроме этих шести миллионов дворов бедноты есть еще почти пять (точная цифра 4,8) миллионов крестьянских дворов, имеющих от 8 до 20 десятин. Из этих пяти миллионов семей не менее трех миллионов тоже, несомненно, бедствует на своих убогих наделах. И эти три миллиона дворов могли бы довести свое землевладение до 16 десятин на двор, т. е. увеличить его в полтора, а некоторые даже в два раза.

В общей сумме выходит, что из всего числа 12 1/4 миллионов крестьянских дворов 9 миллионов дворов могли бы в громадных размерах улучшить свое положение (и положение рабочих, которым они бы перестали сбивать цены!) насчет земли слишком многоземельных и слишком привыкших к крепостническому хозяйству господ помещиков!

Вот что говорят цифры о сравнительных размерах крупной помещичьей и недостаточной крестьянской собственности. Я сильно боюсь, что эти цифры и факты не понравятся любителю цифр и фактов, господину министру земледелия, Васильчикову. Ведь он сказал нам в своей речи вслед за пожеланием прибегнуть к цифрам:

«... При этом нельзя не выразить опасение, что те надежды, которые многими связываются с осуществлением подобных (т. е. широких земельных) реформ, при сопоставлении с цифрами не будут иметь шансов на полное их осуществление...»

Напрасные опасения, г. министр земледелия! Именно при сопоставлении с цифрами надежды крестьян на избавление от отработков и крепостнической эксплуатации должны получить шансы на полное осуществление!! И как бы ни были неприятны эти цифры господину министру земледелия, Васильчикову, или г. Святополку-Мирскому и другим помещикам, но опровергнуть этих цифр нельзя!


141
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

* * *

Я перейду теперь к возражениям, которые можно сделать против крестьянских требований. И, как это ни странно слышать на первый взгляд, - при разборе возражений против крестьянских требований мне придется разбирать доводы главным образом представителя партии так называемой «народной свободы», г. Кутлера.

Необходимость этого вытекает вовсе не из того, что я желал бы поспорить с г. Кут-лером. Ничего подобного. Я был бы очень рад, если бы спорить сторонникам крестьянской борьбы за землю приходилось только против «правых». Но г. Кутлер в течение всей своей речи возражал, по существу дела, против крестьянских требований, заявленных социал-демократами и трудовиками, возражал и прямо (например, оспаривая предложение, сделанное моим товарищем Церетели, от лица всей Российской социал-демократической рабочей партии) и косвенно, доказывая трудовикам необходимость ограничить, сузить их требования.

Депутат Святополк-Мирский и не думал, в сущности, никого убеждать. Особенно далека была от него мысль убеждать крестьян. Он не убеждал, а заявлял свою волю, вернее: заявлял волю массы помещиков. Никакого увеличения площади крестьянского землевладения, - вот к чему сводилась, говоря просто и прямо, «речь» депутата Свя-тополка-Мирского.

Депутат Кутлер, наоборот, все время убеждал и убеждал главным образом крестьян, убеждал их отказаться от того, что он объявил в проекте трудовиков неосуществимым или чрезмерным, а в проекте нашей, социал-демократической, партии не только неосуществимым, но и «величайшей несправедливостью», как он выразился о предложении представителя социал-демократии.

Я разберу теперь возражения депутата Кутлера и главные основания тех взглядов на аграрный вопрос, тех проектов аграрной реформы, которые защищает партия так называемой «народной свободы».


142
В. И. ЛЕНИН

Начнем с того, что депутат Кутлер, возражая моему товарищу по партии, назвал «величайшей несправедливостью». «Мне кажется, - сказал представитель партии кадетов, - что уничтожение частной земельной собственности явилось бы величайшей несправедливостью, покуда существуют остальные виды собственности, движимого и недвижимого имущества»!.. И потом дальше: «... Раз никто не предлагает уничтожить собственность вообще, то необходимо во всей силе признать существование собственности земельной».

Так рассуждал депутат Кутлер, «опровергавший» социал-демократа Церетели ссылкой на то, что «и другая собственность (кроме земельной) приобретена путем, быть может, еще менее похвальным». И чем больше я думаю над этим рассуждением депутата Кутлера, тем больше я нахожу его... как бы это помягче выразиться?., странным. «... Несправедливо уничтожать земельную собственность, если не уничтожать других видов собственности...».

Но позвольте, господа, припомните же свои собственные посылки, свои собственные слова и проекты! Ведь вы же сами исходите из того, что известные виды помещичьей собственности «несправедливы» и несправедливы настолько, что требуют особого закона о способах и путях их уничтожения.

Что же это такое выходит, в самом деле? «Величайшая несправедливость» - уничтожать один вид несправедливости, не уничтожая других ее видов?? Так выходит из слов господина Кутлера. Я в первый раз вижу перед собой либерала, и притом еще такого умеренного, трезвого, бюрократически вышколенного либерала, который бы провозглашал принцип: «все или ничего»! Ибо рассуждение г-на Кутлера построено целиком на принципе: «все или ничего». И, в качестве революционного социал-демократа, я должен решительно восстать против этого приема рассуждения...

Представьте себе, господа, что мне надо вывезти со двора две кучи сора. А телега у меня одна. И на одной телеге больше одной кучи вывезти нельзя. Как мне быть? Отказаться ли мне вовсе от очистки своего двора


143
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

на том основании, что было бы величайшей несправедливостью вывозить одну кучу сора, раз нельзя сразу вывезти обе кучи?

Я позволяю себе думать, что тот, кто действительно хочет полной очистки двора, кто искренне стремится к чистоте, а не к грязи, к свету, а не ко тьме, будет рассуждать иначе. Если действительно нельзя сразу вывезти обе кучи, тогда вывезем сначала первую кучу, которую можно сразу достать и взвалить на телегу, - потом опростаем телегу и вернемся домой, чтобы приняться за вторую кучу. Только и всего, г. Кутлер! Только и всего!

Сначала русскому народу надо вывезти вон на своей телеге весь тот сор, который называется крепостнической, помещичьей, собственностью, а потом с опростанной телегой вернуться на более чистый двор и начать укладывать на воз вторую кучу, начать убирать сор капиталистической эксплуатации.

По рукам, г. Кутлер, если вы действительный противник всякого сора? Давайте, так и напишем, цитируя ваши собственные слова, в резолюции Государственной думы: «признавая, вместе с депутатом Кутлером, что капиталистическая собственность не более похвальна, чем крепостническая помещичья собственность, Государственная дума постановляет избавить Россию сначала от этой последней, с тем, чтобы затем взяться за первую».

Если г. Кутлер не поддержит этого моего предложения, тогда у меня останется неискорененным предположение, что партия «народной свободы», отсылая нас от крепостнической собственности к капиталистической собственности, просто отсылает нас, как говорится, от Понтия к Пилату 76 или - говоря проще - ищет уверток, спасается бегством от ясной постановки вопроса. О том, что партия «народной свободы» хочет бороться за социализм, мы никогда не слыхали (а ведь борьба против капиталистической собственности и есть борьба за социализм). Но о том, что эта партия хочет бороться за свободу, за права народа, мы очень много... очень, очень много слышали. И вот теперь,


144
В. И. ЛЕНИН

когда на очередь встал как раз вопрос не о немедленном осуществлении социализма, а о немедленном осуществлении свободы и свободы от крепостничества, - г. Кутлер вдруг отсылает нас к вопросам социализма! Г. Кутлер объявляет «величайшей несправедливостью» уничтожение опирающейся на отработки и кабалу помещичьей собственности - по той причине, исключительно по той причине, что он вспомнил о несправедливости капиталистической собственности... Как хотите, это немного странно.

До сих пор я думал, что г. Кутлер не социалист. Теперь я прихожу к убеждению, что он вовсе не демократ, вовсе не сторонник народной свободы, - настоящей, не взятой в кавычки, народной свободы. Ибо таких людей, которые в эпоху борьбы за свободу объявляют «величайшей несправедливостью» уничтожение того, что губит свободу, гнетет и давит свободу, - таких людей никто еще на свете не соглашался назвать и считать демократами...

Другое возражение г. Кутлера направлено было не против социал-демократа, а против трудовика. «Мне кажется, - говорил г. Кутлер, - что можно представить себе политические условия, при которых проект национализации земли (речь идет о проекте Трудовой группы, и г. Кутлер неточно характеризует его, но не в этом сейчас суть дела) мог бы получить силу закона, но я не могу представить себе в ближайшем будущем таких политических условий, при которых этот закон был бы действительно осуществлен».

Опять удивительно странное рассуждение, и странное вовсе не с точки зрения социализма (ничего подобного!), даже и не с точки зрения «права на землю» или иного «трудового» принципа, - нет, странное с точки зрения той самой «народной свободы», о которой мы слышим так много от партии г-на Кутлера.

Г. Кутлер все время убеждал трудовиков в том, что их проект «неосуществим», что они напрасно преследуют цель «пересоздать в корне существующие земельные отношения» и прочее и т. д. Теперь мы видим ясно, что «неосуществимость» усматривает г. Кутлер не в чем


145
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

ином, как в политических условиях теперешнего времени и ближайшего будущего!!

Позвольте, господа, но ведь это прямо какой-то туман, какое-то непростительное смешение понятий. Ведь мы здесь потому и называем себя представителями народа, потому и считаемся членами законодательного учреждения, что обсуждаем и предлагаем изменение худых условий к лучшему. И вдруг, когда мы обсуждаем вопрос об изменении одного из самых худых условий, нам возражают: «неосуществимо... ни теперь... ни в ближайшем будущем... политические условия».

Одно из двух, г. Кутлер: либо Дума сама есть политическое условие, - и тогда непристойно демократу приноровляться, подделываться под то, какие еще ограничения могут исходить от других «политических условий». Либо Дума не есть «политическое условие», а простая канцелярия, считающаяся с тем, что угодно или неугодно вверху стоящим, - и тогда нечего нам корчить из себя народных представителей.

Если мы народные представители, тогда мы должны сказать то, что думает и чего хочет народ, а не то, что угодно верхам или каким-то там еще «политическим условиям». Если мы чиновники, тогда, пожалуй, я готов понять, что мы заранее будем объявлять «неосуществимым» то, о чем нам дало понять «начальство», что ему это неугодно.

«... Политические условия»!.. Что это значит? Это значит: военно-полевые суды, усиленная охрана, произвол и бесправие, Государственный совет и иные столь же милые уч-ре-жде-ния Российской империи. Г. Кутлер хочет приспособить свой аграрный проект к тому, что осуществимо при военно-полевых судах, усиленной охране и Государственном совете? Я бы не удивился, если бы за это г. Кутлер был награжден... не сочувствием народа, нет, а... орденом за услужливость!

Г. Кутлер может себе представить такие политические условия, при которых проект национализации земли мог бы получить силу закона... Еще бы! Человек, называющий себя демократом, не мог себе представить демократических политических условий... Но ведь


146
В. И. ЛЕНИН

задача демократа, числящегося народным представителем, состоит не только в том, чтобы «представлять себе » всякие хорошие или худые вещи, но и в том, чтобы представлять народу истинно народные проекты, заявления, изложения.

Пусть не вздумает г. Кутлер сослаться на то, что я предлагаю отступать от закона или нарушать его в Думе... Ничего подобного! Такого закона нет, который бы запрещал говорить в Думе о демократии и представлять действительно демократические аграрные законопроекты. Мой коллега, Церетели, не нарушил никакого закона, когда внес декларацию социал-демократической фракции, говорящую и об «отчуждении земли без выкупа» и о демократическом государстве.

А ведь рассуждение г-на Кутлера сводится всецело к тому, что так как у нас государство не демократическое, то не надо нам и аграрных законопроектов вносить демократических! Как ни вертите вы рассуждения г-на Кутлера, ни единого грана иной мысли, иного содержания вы в них не найдете. Так как у нас государство служит интересам помещиков, то нельзя нам (представителям на-ро-да!) и в аграрных проектах писать того, что помещикам неугодно... Нет, нет, г. Кутлер, это не демократизм, это не народная свобода, это нечто весьма и весьма далекое от свободы, недалекое от сервилизма.

* * *

Посмотрим теперь на то, что сказал собственно г. Кутлер об аграрном проекте своей партии.

Г. Кутлер, прежде всего, говоря о земле, возражал трудовикам насчет «потребительной нормы» и насчет того, хватит ли земли. Г. Кутлер взял «норму 1861 года», которая, дескать, еще ниже нормы потребительной, и сообщил, что «по его приблизительному расчету» (Дума об этом расчете ни слова не слыхала и ровнехонько ничего не знает!) даже до этой нормы недостает 30 миллионов десятин.

Я напомню вам, господа, что депутат Кутлер говорил после представителя Трудовой группы Караваева, и


147
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

возражал именно ему. А депутат Караваев прямо и определенно сказал в Думе и особым письмом в газету «Товарищ» (21 марта) подтвердил публике, что для увеличения крестьянского землевладения до потребительной нормы необходимо до 70 миллионов десятин. Он сказал также, что сумма казенных, удельных, церковных и частновладельческих земель и соответствует этой цифре.

Депутат Караваев источника своих расчетов не указал, Думу с способом получения этой цифры не познакомил. Мой расчет, основанный на точно указанном мною и притом официальном и самом новом издании Центрального статистического комитета, дал цифру более 70 миллионов десятин. Из одних частновладельческих земель свободны для крестьян 72 миллиона десятин, да удельные, казенные, церковные и проч, земли дают более 10 и до 20 миллионов десятин.

Во всяком случае факт остается фактом: возражая депутату Караваеву, депутат Кут-лер старался доказать недостаточность земли для помощи крестьянам, но не мог доказать этого, давая голословные цифры и, как я показал, неверные цифры.

Я вообще должен предостеречь вас, господа, от злоупотребления этими понятиями: «трудовая норма», «потребительная норма». Наша, социал-демократическая рабочая партия поступает гораздо правильнее, избегая всех этих «норм». «Нормы» эти вносят нечто чиновническое, канцелярское в живой и боевой политический вопрос. «Нормы» эти сбивают людей с толку и затемняют истинную сущность дела. Переносить спор на эти «нормы», даже вообще толковать о них теперь значит, поистине, делить шкуру медведя, прежде чем он убит, - и притом делить эту шкуру словесно в собрании таких людей, которые, наверное, не будут делить шкуру на деле, когда мы убьем медведя.

Не беспокойтесь, господа! Крестьяне сами поделят землю, когда попадет им в руки земля. Крестьяне легко сумеют поделить землю, - только бы им добыть земли. И не спросят крестьяне никого о том, как им делить землю. Не позволят крестьяне никому вмешиваться в то, как им разделить землю.


148
В. И. ЛЕНИН

Пустые это речи о том, как делить землю. Мы здесь не межевая канцелярия, не землеустроительная комиссия, а политический орган. Мы должны помочь народу решить экономическую и политическую задачу, помочь в борьбе крестьянству с помещиками, как классом, живущим крепостнической эксплуатацией. Эту живую, насущную задачу затемняют разговоры о «нормах».

Почему затемняют? Потому, что вместо настоящего вопроса о том, надо ли взять 72 миллиона десятин у помещиков для крестьянства или нет, обсуждается сторонний и вовсе не важный, в конце концов, вопрос о «нормах». Этим облегчается обход вопроса, уклонение от ответа по существу. Споры о трудовой и потребительной и какой там еще норме запутывают настоящее ядро вопроса: надо взять 72 миллиона десятин помещичьей земли для крестьян или нет?

Пытаются доказать, достаточно или недостаточно земли для той или иной нормы.

К чему эти доказательства, господа? К чему эти пустые речи, эта мутная вода, в которой кое-кому легко ловить рыбу? Разве не ясно само собой, что на нет и суда нет, что крестьяне хотят земли не выдуманной, а очень хорошо им известной соседней помещичьей земли? И надо говорить не о «нормах», а о помещичьей земле, не о том, достаточны ли всякие там нормы, а о том, сколько помещичьей земли. Все остальное - простые увертки, отговорки, даже попытки засорить глаза крестьянам.

Например, депутат Кутлер так ведь и обошел настоящую суть вопроса. Трудовик Караваев как-никак сказал прямо: 70миллионов десятин. Что ответил на это депутат Кутлер? На это он не ответил. Он запутал вопрос «нормами», т. е. прямо уклонился от ответа на то, согласен ли он, согласна ли его партия все помещичьи земли отдать крестьянам или нет.

Депутат Кутлер воспользовался ошибкой депутата Караваева, недостаточно ясно и резко поставившего вопрос, и обошел суть дела. А в этом-то весь гвоздь вопроса, господа. Кто несогласен действительно всех помещичьих земель отдать крестьянам (напоминаю, что


149
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

я условился по 50 десятин оставить на каждого помещика, чтобы никого не обездоливать!) - тот не стоит за крестьян, тот не хочет действительной помощи крестьянам. Ибо если вы позволили затемнить или отодвинуть вопрос о всей помещичьей земле, так тогда все дело ставится под в о пр о с. Тогда спрашивается: кто же будет определять, какую долю помещичьей земли отдать крестьянам?

Кто будет определять? И 9 миллионов десятин из 79 - тоже «доля» и 70 миллионов десятин - «доля». Кто будет определять, если не определим мы, если не скажет ясно и решительно Государственная дума?

Депутат Кутлер недаром умолчал об этом вопросе. Депутат Кутлер щеголял словом: «принудительное отчуждение».

Господа, не давайте себя увлечь словами! Не обольщайтесь красивой фразой! Смотрите на суть дела!

Когда мне говорят: «принудительное отчуждение», я спрашиваю себя: кто кого пр и ну дит? Если миллионы крестьян принудят подчиниться интересам народа кучку помещиков, тогда это очень хорошо. Если кучка помещиков принудит миллионы крестьян подчинить свою жизнь корысти этой кучки, тогда это очень плохо.

И вот этот-то маленький вопрос сумел совсем обойти депутат Кутлер! Своим рассуждением о «неосуществимости» и о «политических условиях» он, по существу дела, даже звал народ примириться с тем, что он подчинен кучке помещиков.

Депутат Кутлер говорил непосредственно вслед за моим товарищем Церетели. А Церетели в декларации нашей социал-демократической фракции сделал два вполне определенных заявления, которые ясно решают именно этот, коренной и главный, вопрос. Первое заявление: передача земель демократическому государству. Демократический это значит такой, который выражает интересы народной массы, а не интересы кучки привилегированных. Мы должны прямо и ясно сказать народу, что без демократического государства, без


150
В. И. ЛЕНИН

политической свободы, без полновластного народного представительства никакое земельное преобразование в пользу крестьян невозможно.

Второе заявление: необходимость предварительного обсуждения земельного вопроса в столь же демократических местных комитетах.

Чем ответил на это депутат Кутлер? Молчанием. Плохой это ответ, г. Кутлер. Вы умолчали как раз по вопросу о том, крестьяне ли принудят помещиков уступить интересам народа, или помещики принудят крестьян надеть себе на шею новую петлю нового разорительного выкупа.

Молчать о таком вопросе непозволительно.

О местных комитетах, господа, говорили в Думе, кроме социал-демократа, и народные социалисты (депутат Баскин) и социалисты-революционеры (депутат Колокольни-ков). О местных комитетах говорилось уже давно в печати, говорила о них и первая Дума. Мы не должны забывать этого, господа. Мы обязаны хорошо уяснить и себе и народу, почему так много говорили об этом вопросе и каково его настоящее значение.

Первая Государственная дума обсуждала вопрос о местных земельных комитетах в пятнадцатом заседании, 26-го мая 1906 года. Подняли вопрос члены Трудовой группы, подавшие письменное заявление за подписью 35-ти членов Думы (в том числе два социал-демократа, И. Савельев и И. Шувалов). Заявление было первый раз прочитано в Думе на 14-ом заседании ее 24 мая 1906 г. (см. страницу 589-ую «Стенографического отчета» о заседаниях первой Государственной думы); затем это заявление напечатано и обсуждалось через день. Привожу полностью главные места этого заявления:

«... Необходимо немедленно создать на местах комитеты, избранные на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, для необходимой подготовительной работы, как-то: выработки, применительно к местным условиям, потребительной и трудовой норм землепользования, определения количества удобной земли, доли в ней земли арендуемой и обрабатывав-


151
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

мой своим и чужим инвентарем... и т. п. Ввиду необходимости возможно более полного приспособления земельного закона ко всему разнообразию местных условий, целесообразно, чтобы эти комитеты приняли живейшее участие в общем обсуждении самых основ земельной реформы, изложенных в различных, внесенных в Думу, проектах...». Трудовики предлагали поэтому неотложно избрать комиссию и немедленно выработать соответствующий законопроект.

Как встретили это предложение различные партии? Трудовики и социал-демократы в своих органах печати единодушно поддержали его. Партия так называемой «народной свободы», в своем главном органе «Речь», категорически высказалась 25-го мая 1906 г. (т. е. на другой день после первого чтения проекта трудовиков в Думе) против проекта трудовиков. «Речь» прямо выдвинула опасение, что такие земельные комитеты могут «передвинуть решение аграрного вопроса влево». «Речь» писала:

«Мы постараемся, насколько от нас будет зависеть, сохранить за местными комитетами по земельным делам их служебный и специально-деловой характер. Мы полагаем, по той же причине, что составить эти комитеты путем всеобщего голосования - значило бы готовить их не для мирного разрешения на местах земельного вопроса, а для чего-то совершенно другого. Руководство общим направлением реформы должно быть оставлено в руках государства: поэтому представители государственной власти должны иметь в местных комиссиях свое место, если не с целью решать, то по крайней мере с целью контролировать решение местной инстанции. Затем - опять-таки в пределах общих оснований реформы - в местных комиссиях должны быть представлены, по возможности равномерно, те сталкивающиеся интересы сторон, которые могут быть примирены без нарушения государственного значения предпринимаемой реформы и без обращения ее в акт одностороннего насилия, могущего закончиться полной неудачей всего дела».

Это вполне ясно и определенно.

Партия «народной свободы» оценивает предлагаемую меру по существу и высказывается против нее. Партия


* См. газету «Вперед» 77 № 1, от 26 мая 1906 г., передовица «Кадеты предают крестьян» за подписью Г. Ал-ского.


152
В. И. ЛЕНИН

хочет не таких комитетов на местах, которые были бы выбраны всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием, а таких, в которых равномерно должны быть представлены и кучки помещиков и тысячи, десятки тысяч крестьян. Для «контроля» же должны участвовать представители государственной власти.

Пусть вдумаются в это хорошенько депутаты от крестьян. Пусть поймут они, в чем тут суть, пусть разъяснят это всему крестьянству.

Представьте только себе, господа, о чем идет дело. В местных комитетах поровну представлены и помещики и крестьяне, а представитель правительства - для контроля, для «примирения». Это значит: треть голосов помещикам, треть - крестьянам и треть представителям государства. А крупнейшие сановники государства, все заправилы государственных дел сами - богатейшие помещики! Выходит, что помещики будут «контролировать» и крестьян и помещиков! Помещики будут «примирять» крестьян с помещиками!

Да, да, это будет, несомненно, «принудительное отчуждение», именно принудительное отчуждение помещиками крестьянских денег и крестьянского труда, - так же точно, как в 1861 г. помещичьи губернские комитеты отрезали у крестьян пятую часть земли и возложили на них двойную цену за землю!

Такая аграрная реформа означает не что иное, как сбыт помещиками ненужных им и худших земель крестьянам втридорога, чтобы еще больше закабалить крестьян. Та -кое «принудительное отчуждение» гораздо хуже, чем добровольное соглашение крестьян с помещиками, потому что при добровольном соглашении половина голосов оказывается у крестьян, половина у помещиков. При кадетском же принудительном отчуждении у крестьян оказывается треть голосов, а у помещиков две трети: одна треть за то, что они помещики, другая треть за то, что они же и чиновники!!

Про крестьянское «освобождение» и проклятой памяти «выкуп» 1861 года великий русский писатель, один из первых социалистов в России, замученный палачами правительства, Николай Гаврилович Чернышев-


153
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

ский, писал: лучше была бы добровольная сделка крестьян с помещиками, чем такое «освобождение с выкупом» через помещичьи губернские комитеты *. При добровольной сделке о покупке земли, с крестьян не могли бы содрать столько, сколько содрали с них посредством правительственного «примирения» крестьян с помещиками.

И великий русский социалист оказался прав. Теперь, 46 лет спустя после пресловутого «освобождения с выкупом» мы знаем итоги выкупной операции. Продажная цена земли, доставшейся крестьянам, была 648 миллионов рублей, а заплатить крестьян заставили 867 миллионов рублей, на 219 миллионов рублей больше того, что земля стоила. И полстолетия крестьяне мучились, изнывали, голодали, вымирали на таких наделах, под гнетом таких платежей, под гнетом правительственного «примирения» крестьян с помещиками, - пока все крестьянство не дошло до теперешнего невыносимого состояния.

Российские либералы хотят еще раз повторить подобное же «примирение» крестьян с помещиками. Берегитесь, крестьяне! Рабочая социал-демократическая партия предупреждает вас: десятки лет новых мучений, голодания, кабалы, унижений и надругательства - вот что принесете вы народу, если согласитесь на подобное «примирение».

Вопрос о местных комитетах и о выкупе - это настоящий гвоздь аграрного вопроса. И надо все внимание направить на то, чтобы здесь не могло быть неясностей, недоговоренностей, обиняков и отговорок.

А когда, 26-го мая 1906 года, обсуждался этот вопрос в первой Государственной думе, говорившие против трудовиков кадеты Кокошкин и Котляревский целиком отделывались обиняками, да отговорками. Они напирали на то, что Дума не может сразу декретировать таких комитетов, - хотя никто и не предлагал никаких подобных декретов! Они говорили о том, что вопрос этот связан с реформой избирательного права и местного


* Хорошо бы найти цитату точную: кажется, из «Писем без адреса» и еще где-то 78.


154
В. И. ЛЕНИН

самоуправления - т. е. просто оттягивали насущное и простое дело образования местных комиссий, помогающих Думе решить аграрный вопрос. Они говорили об «извращении хода законодательной работы», об опасности создавать «на местах 80 или 90 Дум», о том, что в «создании таких органов, как местные комитеты, и по существу дела нет никакой надобности» и т. д. и т. п.

Все это - одни отговорки, господа, одно сплошное уклонение от вопроса, который ясно и определенно должна решить Дума: демократическое ли государство должно решать аграрный вопрос или теперешнее? крестьяне ли, т. е. масса населения, должны преобладать в местных земельных комитетах или помещики? кучка ли помещиков должна подчиниться миллионам народа или миллионы трудящихся должны подчиниться кучко помещиков?

И пусть не толкуют мне о немощности, бессилии и бесправии Думы. Я очень и очень хорошо знаю это. Я охотно соглашусь повторить и подчеркнуть это в какой угодно думской резолюции, заявлении или декларации. Но в данном вопросе речь идет не о правах Думы - ибо никто из нас ни малейшего предложения и не думал делать в нарушение закона о правах Думы. Речь идет о том, чтобы Дума ясно, определенно и - главное - правильно выразила действительные интересы народа, сказала правду о решении аграрного вопроса, открыла глаза крестьянской массе на те подводные камни, которые лежат на пути решения вопроса о земле.

Конечно, воля Думы не есть еще закон, я это прекрасно знаю! Но пусть об ограничении воли Думы, о затыкании рта Думы заботится кто угодно, - только не сама Дума! Конечно, думское решение встретит еще всякое и всяческое противодействие, - но это никогда не оправдает тех, кто стал бы заранее нагибаться и извиваться, кланяться и унижаться, подделываясь под чужую волю, приспособляя решение народных представителей к чьей угодно иной воле.

Конечно, не Дума в последнем счете решит аграрный вопрос, не в Думе разыграется решительный акт борьбы крестьянства за землю. Но помочь народу разъяснением


155
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

вопроса, ясной постановкой его, полным изложением правды, полным устранением всяких экивоков и обиняков мы можем и мы обязан ы, если мы хотим действительно быть народными представителями, а не либеральными чиновниками, если мы хотим действительно служить интересам народа и интересам свободы.

А чтобы действительно помочь народу, надо в постановлении Думы с полнейшей ясностью осветить три основные вопроса о земле, которые я выяснял в своей речи и которые обходил и запутывал депутат Кутлер.

Первый вопрос - о семидесяти девяти миллионах десятин помещичьей земли и о необходимости отдать из них не менее 70 миллионов десятин крестьянам.

Второй вопрос - о выкупе. Крестьянам только тогда принесет сколько-нибудь серьезную пользу аграрное преобразование, если они получат землю без выкупа. Выкуп был бы новой петлей на шее крестьянина, был бы непосильно тяжелой данью на все будущее развитие России.

Третий вопрос - о демократическом строе государства, необходимом для осуществления аграрной реформы, и особенно о местных земельных комитетах, выбранных всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием. Без этого земельная реформа будет принуждением крестьянской массы идти в кабалу помещикам, а не принуждением кучки помещиков удовлетворить назревшие требования всего народа.

Я сказал в начале своей речи, что г. министр земледелия Васильчиков примирял «правых» с «кадетами». Теперь, когда я выяснил значение вопроса о 70 миллионах десятин помещичьей земли, о выкупе и, главное, о составе местных земельных комитетов, - мне достаточно процитировать одно место из речи г. министра:

«... Стоя на этой почве - сказал г. министр, имея в виду «неприкосновенность граней» помещичьей собственности и «передвигание» их лишь в «интересах государства» - стоя на этой почве и допуская в известных случаях принудительное передвижение границ, мы считаем, что мы не колеблем... основных начал собственности...».


156
В. И. ЛЕНИН

Подумали ли вы хорошенько, господа, над этими знаменательными словами г-на министра? Над ними стоит подумать... Над ними надо подумать... Г. Кутлер вполне убедил г-на министра, что в слове: «принудительное» нет ничего неудобного для помещиков... Почему?? Да потому, что принуждать будут сами же господа помещики!!

* * *

Я надеюсь, господа, что мне удалось выяснить вам наше, социал-демократическое, отношение и к «правым» партиям и к либеральному центру (кадетам) по аграрному вопросу. Я должен остановиться теперь на одном важном различии социал-демократической точки зрения от взглядов трудовиков в широком смысле слова, т. е. всех партий, стоящих на точке зрения «трудового начала», и народных социалистов и «трудовиков» в узком смысле и социалистов-революционеров.

Из всего, что я сказал раньше, видно уже, что социал-демократическая рабочая партия всецело поддерживает крестьянскую массу в ее борьбе с помещиками за землю, за избавление от крепостнической эксплуатации. У крестьян нет и быть не может более надежных союзников в этой борьбе, чем пролетариат, принесший более всего жертв делу завоевания для России свободы и света. У крестьян нет и быть не может иного средства добиться осуществления своих справедливых требований, как присоединение к сознательному, борющемуся под красным знаменем международной социал-демократии, пролетариату. Либеральные партии везде, во всех странах Европы, изменяли крестьянам и предавали их интересы на жертву помещикам; и у нас в России, как я показал разбором либеральной, кадетской, программы, происходит то же самое.

Различия взглядов трудовиков и социал-демократов на аграрный вопрос я уже неоднократно касался в предыдущих частях своей речи. Теперь надо разобрать один из основных взглядов Трудовой группы.

Для такого разбора я позволю себе остановиться на речи священника Тихвинского. Господа! Социал-демо-


157
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

краты не разделяют воззрений христианской религии. Мы думаем, что действительное общественное, культурное и политическое значение и содержание христианства вернее выражается взглядами и стремлениями таких духовных лиц, как епископ Евлогий, чем таких, как священник Тихвинский. Вот почему и в силу нашего научного, материалистического мировоззрения, чуждого всяких предрассудков, и в силу наших общих задач борьбы за свободу и счастье всех трудящихся мы, социал-демократы, относимся отрицательно к христианскому учению. Но, заявляя это, я считаю своим долгом сейчас же, прямо и открыто сказать, что социал-демократия борется за полную свободу совести и относится с полным уважением ко всякому искреннему убеждению в делах веры, раз это убеждение не проводится в жизнь путем насилия или обмана. Я тем более считаю себя обязанным подчеркнуть это, что намерен говорить о своих разногласиях с священником Тихвинским, - депутатом от крестьян, достойным всякого уважения за его искреннюю преданность интересам крестьянства, интересам народа, которые он безбоязненно и решительно защищает.

Депутат Тихвинский поддерживает земельный проект Трудовой группы, построенный на началах уравнительности землепользования. Защищая этот проект, депутат Тихвинский говорил:

«Вот как смотрит крестьянство, вот как смотрит трудовой народ на землю: земля божья, и трудящийся крестьянин имеет право на нее так же, как каждый из нас имеет право на воду и воздух. Было бы странно, если бы кто стал продавать или покупать, или торговать водою и воздухом, - так же странно звучит для нас, если кто торгует, продает или покупает землю. Крестьянский союз и Трудовая группа желают провести принцип: вся земля - трудящемуся народу. А о выкупе земли - каким путем он осуществится, путем выкупа, путем простого отчуждения без выкупа, - трудовое крестьянство не интересует этот вопрос...»

Так говорил от имени Крестьянского союза и Трудовой группы депутат Тихвинский. Ошибка, глубокая ошибка трудовиков в том и состоит, что их не интересует вопрос о выкупе и о способах


158
В. И. ЛЕНИН

осуществления земельной реформы, - тогда как от этого вопроса действительно зависит, добьются ли крестьяне освобождения от помещичьего гнета. Интересуются же они вопросом о купле-продаже земли и о равном праве всех на землю, - тогда как этот вопрос не имеет никакого серьезного значения в борьбе за действительное освобождение крестьянства от помещичьего гнета.

Депутат Тихвинский отстаивает тот взгляд, что землю нельзя покупать и продавать, что все трудящиеся имеют равное право на землю.

Я вполне понимаю, что такой взгляд вытекает из самых благородных побуждений, из горячего протеста против монополий, против привилегий богатых тунеядцев, против эксплуатации человека человеком, - вытекает из стремления добиться освобождения всех трудящихся от всякого угнетения и всякой эксплуатации.

За этот идеал, идеал социализма, борется социал-демократическая рабочая партия. Но этого идеала нельзя достигнуть на том пути уравнения землепользования мелких хозяев, о котором мечтает депутат Тихвинский и его единомышленники.

Депутат Тихвинский готов честно, искренне и решительно бороться - и, я надеюсь, бороться до конца - против власти помещиков. Но он забыл о другой, еще более тяжелой, более гнетущей власти над современным трудящимся людом, о власти капитала, о власти денег.

Депутат Тихвинский говорит, что странной кажется крестьянину продажа земли, воды или воздуха. Я понимаю, что у людей, живущих всю жизнь или почти всю жизнь в деревне, должно было сложиться такое воззрение. Но бросьте взгляд на все современное капиталистическое общество, на крупные города, на железные дороги, на шахты и рудники, фабрики и заводы. Вы увидите, как захвачены богатыми и воздух и вода и земля. Вы увидите, как десятки и сотни тысяч рабочих осуждены на лишение свежего воздуха, на работу под землей, на жизнь в подвалах, на употребление испорченной соседством фабрик воды. Вы увидите, как бешено растут цены на землю в городах и как эксплуати-


159
ПРОЕКТ РЕЧИ ПО АГРАРНОМУ ВОПРОСУ ВО ВТОРОЙ ГОС. ДУМЕ

руется рабочий не только фабрикантами и заводчиками, но также и домовладельцами, которые, как известно, наживаются гораздо больше на квартирах, каморках, углах и трущобах, населенных рабочими, чем на богатых квартирах. Да что говорить о купле-продаже воды, воздуха и земли, когда все нынешнее общество только и держится, что куплей-продажей рабочей силы, т. е. наемным рабством миллионов людей!

Подумайте, может ли быть речь о равенстве землевладения, о запрещении купли-продажи земли при существовании этой власти денег и власти капитала? Может ли избавиться русский народ от гнета и эксплуатации, если за каждым гражданином будет признано равное право на одинаковый участок земли, а в то же время кучка людей будет владеть десятками тысяч или миллионами рублей, масса же останется нищей? Нет, господа, пока держится власть капитала, - невозможно будет никакое равенство между землевладельцами, невозможны, смешны и нелепы какие угодно запрещения продавать и покупать землю. Все, не только земля, но и человеческий труд, и человеческая личность, и совесть, и любовь, и наука, - все неизбежно становится продажным, пока держится власть капитала.

Говоря это, я вовсе не хочу ослабить крестьянской борьбы за землю, ослабить ее значение, ее важность, ее неотложность. Ничего подобного. Я сказал уже и повторяю, что эта борьба справедлива и необходима, что крестьяне и в своих интересах, и в интересах пролетариата, и в интересах всего общественного развития должны сбросить с себя крепостнический помещичий гнет.

Не ослабить, а усилить хотят сознательные рабочие крестьянскую борьбу за землю. Не остановить эту борьбу стремятся социалисты, а вести ее еще дальше и для этого избавиться от всякой наивной веры в возможность уравнять мелких хозяев или запретить куплю-продажу земли при существовании обмена, денег и власти капитала.

Против помещиков всецело поддерживают крестьян рабочие - социал-демократы. Но не мелким хотя бы


160
В. И. ЛЕНИН

уравнительным хозяйством можно спасти человечество от нищеты масс, эксплуатации и угнетения человека человеком. Для этого нужна борьба за уничтожение всего капиталистического общества и замена его крупным социалистическим производством. Эту борьбу ведут теперь миллионы сознательных рабочих социал-демократов во всех странах мира. И только присоединяясь к этой борьбе - может крестьянство, сбросив первого своего врага, крепостника-помещика, вести успешную борьбу со вторым, более страшным врагом, с властью капитала!

Написано между 21 и 26 марта (3 и 8 апреля) 1907 г.

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике IV

Печатается по рукописи



161

Первая страница газеты «Наше Эхо» № 2, 27 марта 1907 г. с передовой статьей В. И. Ленина «Дума и утверждение бюджета»
Уменьшено


163

ДУМА И УТВЕРЖДЕНИЕ БЮДЖЕТА

Вопрос об утверждении бюджета Думой имеет самое серьезное политическое значение. По букве закона, права Думы ничтожны, и правительство нисколько не связано согласием Думы в своих действиях. Но фактически известная зависимость правительства от утверждения бюджета Думой существует: это все признают, это особенно подчеркивают и либеральные буржуа, кадеты, склонные пышными фразами об этой зависимости заменять определение скромных границ этой скромной зависимости. Правительство нуждается в деньгах, заем необходим. А заем либо вовсе не удастся заключить без прямого или косвенного согласия Думы, либо удастся лишь с большими трудностями, на таких тяжелых условиях, которые сильно ухудшат положение.

Совершенно очевидно, что при таких условиях обсуждение Думой бюджета и голосование по поводу него имеет двоякое политическое значение. Во-первых, Дума должна раскрыть глаза народу на все приемы того организованного хищничества, того систематического, беззастенчивого разграбления народного достояния кучкой помещиков, чиновников и всяких паразитов, которое называется «государственным хозяйством» России. Разъяснить это с думской трибуны, значит помочь народу в борьбе за «народную свободу», о которой так много говорят Балалайкины российского либерализма 79. Каковы бы ни были дальнейшие судьбы Думы и каковы


164
В. И. ЛЕНИН

бы ни были ближайшие шаги и «виды» правительства, - во всяком случае только сознательность и организованность народных масс решит в последнем счете исход борьбы за свободу. Кто не понимает этого, тот всуе приемлет имя демократа.

Во-вторых, беспощадная открытая критика бюджета и последовательно-демократическое голосование по поводу него имеют значение для Европы и европейского капитала, даже для широких слоев европейской средней и мелкой буржуазии, дающей российскому правительству гг. Столыпиных деньги взаймы. И банкиры и другие тузы международного капитала дают деньги взаймы гг. Столыпиным и К° ради извлечения такой же прибыли, из-за которой «рискует» всякий другой ростовщик. Не будь уверенности в сохранности отданных в ссуду денег и в правильности получения процентов, - никакая любовь к «порядку» (а «Россия» желанный образец кладбищенского порядка для напуганной пролетариатом европейской буржуазии) не заставила бы раскошелиться всех этих Ротшильдов, Мендельсонов и т. д. От Думы в очень значительной степени зависит, укрепить или ослабить у европейских магнатов денежного капитала веру в прочность и в платежеспособность фирмы «Столыпин и К° ». Да и банкиры не в состоянии были бы давать миллиардных займов, если бы широкая буржуазная масса Европы не доверяла русскому правительству. А массу эту систематически обманывают продажные буржуазные газеты всего мира, подкупаемые и банкирами и русским правительством. Подкуп распространенных европейских газет в пользу русских займов - «нормальное» явление. Даже Жоресу предлагали 200 000 франков за отказ от кампании против русского займа: настолько ценит наше правительство «общественное мнение» даже тех слоев мелкой буржуазии во Франции, которые способны сочувствовать социализму.

Вся широкая мелкобуржуазная масса Европы обладает ничтожной возможностью проверить действительное состояние русских финансов, действительную платежеспособность русского правительства, - вернее,


165
ДУМА И УТВЕРЖДЕНИЕ БЮДЖЕТА

не обладает почти никакими средствами раскрытия правды. Голос Думы, о прениях и решениях которой будет знать вся европейская публика немедленно, имеет в этом отношении громадное значение. Никто не мог бы так много сделать для лишения Столыпиных и К° европейской финансовой поддержки, как Дума.

Обязанность «оппозиционной» Думы вытекает отсюда сама собой. Выполнили эту обязанность только социал-демократы. По признанию полукадетского «Товарища» именно с.-д. всех принципиальнее поставили вопрос в бюджетной речи депутата Алек-синского. И, вопреки мнению полукадетского «Товарища», с.-д. поступили правильно, внеся ясную, прямую, отчетливую декларацию о недопустимости для социал-демократов утверждать бюджет, подобный российскому. Надо бы только добавить в декларации изложение социалистической точки зрения на бюджет классового буржуазного государства.

За социал-демократами пошли только крайние левые народники, т. е. социалисты-революционеры. Масса крестьянской демократии, трудовики и народные социалисты, колеблются, как всегда, между либеральной партией и пролетариатом: мелкий хозяин тянется за буржуазией, хотя невыносимый гнет крепостнически-фискального «прижима» силой толкает его к борющемуся рабочему классу.

Либералы, пока за ними идут трудовики, продолжают руководить Думой. На указания социалистов на изменническую роль кадетов в вопросе о бюджете они отвечают... плохими шутками или нововременскими, меныпиковскими фразами вроде струвенско-го восклицания об эффектном жесте социал-демократов и т. п.

Но ни шуточками, ни виляньем, ни фразами не отвертеться им от того, что обе указанные нами выше задачи демократов втоптаны в грязь буржуазным либерализмом.

Измена либералов революции, как мы не раз выясняли, состоит не в личных сделках, не в личном предательстве, а в классовой политике корыстного примирения с реакцией, прямой и косвенной поддержки ее.


166
В. И. ЛЕНИН

Именно эту политику и ведут кадеты в бюджетном вопросе. Вместо разъяснения народу правды они усыпляют внимание народа, нарочно выдвигая вперед канцелярских человеков в футляре вроде Кутлера. Вместо разъяснения правды Европе они укрепляют позицию правительства, разменивая на мелочи свою критику и тем отказываясь перед глазами Европы подтвердить банкротство фирмы «Столыпин и К°".

Тайно кадеты и раньше вели эту трусливую, мещански-жалкую политику. Во время выборной кампании во вторую Думу в Петербурге было выяснено социал-демократами на народных собраниях, что кадеты помогли правительству в 1906 г. весной занять два миллиарда франков на расстрелы, военно-полевые суды и карательные экспедиции. Клемансо заявил кадетам, что поднимет кампанию против займа, если кадетская партия формально выскажется за неприемлемость этого займа для русского народа. Кадеты отказались это сделать и тем помогли достать деньги на контрреволюцию. Об этой проделке они молчат. Но теперь в Думе тайное становится явным. Ту же невыразимо гнусную проделку они открыто совершают в Думе.

Пора с думской же трибуны разоблачить ее во всех деталях и сказать всю правду народу.

«Наше Эхо» № 2, 27 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Наше Эхо»



167

КУКУШКА ХВАЛИТ ПЕТУХА...

Кадеты хвалят нововременцев. Нововременцы кадетов. Партия «народной свободы» довольна заключительной речью о бюджете г-на министра. Партия всегда довольных всеми министрами довольна согласием кадетов, как главарей думского «центра», утвердить бюджет министерства роспуска Думы.

«Если бы нужно было доказывать, - величественно начинает передовик «Речи» (28 марта), - что общие прения о бюджете велись в Гос. думе не бесплодно, то заключительная речь г. министра финансов представила бы самое блестящее доказательство этого».

В чем же состоит это блестящее доказательство?

В том, что у г. министра «не осталось и тени» от прежнего «высокомерно-поучающего и раздраженно-иронического тона»... Ответ г. министра был по форме корректен, по содержанию - проявил «дань уважения к силе думской критики», г. министр утешал Думу, что у нее больше прав, чем кажется; - говорил комплименты партии народной свободы, «которые, впрочем, последующим голосованием заслужило огромное большинство Думы» (согласившееся передать бюджет в комиссию).

Да, да, таковы кадетские блестящие доказательства «не бесплодности» думской работы. Не в том плоды ее, что есть хоть тень серьезных видов на улучшение действительного положения вещей. И не в том, что народные массы научились кое-чему и выяснили себе


168
В. И. ЛЕНИН

некоторые прикрытые конституционной мишурой задачи. Совсем нет. Плоды состоят в том, что министр стал приличнее, любезнее - любезнее к тем, кто согласен от имени «народного представительства» идти на всякие компромиссы.

Либералы соглашаются проституировать народное представительство для подкрепления основ черносотенного господства. Правительство Столыпина и К° соглашается на этом условии не распускать (пока что...) Думу. Обе стороны полны радости и взаимного умиления.

Сегодняшнее «Новое Время», не упуская случая выбранить кадетов за «еврейский» состав вероисповедной комиссии, печатает в то же время длинные рассуждения своего думского репортера о том, почему не выгоден разгон Думы. «Даже с точки зрения весьма правых элементов роспуск Думы в настоящий момент является весьма нежелательным и вредным». Изменять избирательный закон нельзя без государственного переворота, а если выбирать новую Думу по теперешнему избирательному закону, то можно «лишиться теперешнего центра второй Гос. думы». Центр этот, по словам нововременца, «начинается с октябристов и затем через мирнообновленцев, беспартийных, поляков и кадетов тянется вплоть до трудовиков». «Теперешний центр стоит, несомненно, на строгой конституционно-монархической точке зрения и до сих пор всячески стремился к органической работе. Этого центра мы во всяком случае лишимся (при разгоне второй Думы). Мы лишимся, значит, утвержденного Думой бюджета, ибо я предполагаю совершенно несомненным, что бюджет, внесенный министерством - с некоторыми ничтожными (слушайте!) изменениями - будет принят второй Думой».

Так пишет «Новое Время». Рассуждение его чрезвычайно ясно. Точка зрения весьма правых и желающих в то же время теперь сберечь Думу изложена превосходно.

В высших сферах правящей знати борются два течения: разогнать Думу или пока ее поберечь. Первую политику «Новое Время» давно уже развило, изложило,


169
КУКУШКА ХВАЛИТ ПЕТУХА...

защитило и от случая к случаю - вернее: на всякий случай! - продолжает защищать теперь. Но есть и другая политика правящей знати. Разогнать успеем. А с утвержденным Думой бюджетом, наверное, легче получить заем. Значит, выгоднее подождать. Угроза разгоном остается, и на кадетов «мы» давим этой угрозой неуклонно, заставляя их для всех очевидным образом подаваться вправо.

Несомненно, что вторая политика тоньше и лучше, с точки зрения интересов реакционных помещиков. Первая политика - груба, аляповата, тороплива. Вторая - более обдуманная, ибо разгон «держится про запас», а в то же время либералы используются правительством. Утвержденный Думой бюджет, это почти что равняется согласию на переписку векселя, согласию, которое дается банкроту. Выгоднее и получить переписанный на новый срок вексель и потом разогнать Думу, чем разогнать сразу, не попытавшись пересрочить вексель.

А кроме утвержденного бюджета могут быть ведь и другие подобные векселя. Например, кадеты уже улучшили свой аграрный проект с точки зрения помещиков. Пусть пройдет этот проект через Думу, пусть поступит он затем на рассмотрение и дальнейшее улучшение Гос. совета. Если «мы» разгоним Думу в такой момент, то мы будем иметь не один, а два переписанных векселя. «Мы» будем иметь возможность получить с Европы, может быть, не один, а два миллиарда. Один миллиард - по случаю утвержденного Думой бюджета, т. е. на основе «государственного хозяйства, прошедшего через горнило строго конституционной поверки». Другой миллиард - по случаю «великой аграрной реформы, проходящей через горнило истинно конституционной творческой работы народного представительства».

Гос. совет немножко исправит кадетский аграрный проект. Этот проект и теперь переполнен самыми расплывчатыми фразами, ничего не определяющими. На деле все зависит от состава местных землеустроительных комитетов. Кадеты против выбора таковых


170
В. И. ЛЕНИН

всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием. Кадеты - за равномерное представительство помещиков и крестьян при контроле со стороны правительства. Приняв эту основную идею превосходного либерального проекта, правительство и помещики ничем не рискуют, ибо подобные комитеты, при благосклонном содействии Гос. совета, Столыпина и К°, безусловно и всенепременно сделают из «принудительного отчуждения» помещичьей земли принудительное закабаление мужика новым разорительным выкупом за отводимые ему песочки, болотца и пни.

Таково действительное значение правительственной политики и политики кадетов. Либералы своим предательством помогают помещикам ловко обделывать дельце. Если крестьяне - «трудовики» - будут продолжать идти за либералами, вопреки предупреждению социал-демократии, то одурачение мужика помещиком при помощи либерального адвоката неизбежно.

Написано 28 марта (10 апреля) 1907 г.

Напечатано 29 марта 1907 г. в газете «Наше Эхо» № 4

Печатается по тексту газеты



171

ИНТЕЛЛИГЕНТСКИЕ ВОИТЕЛИ ПРОТИВ ГОСПОДСТВА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

В № 13 «Народной Думы» 80 напечатана бесконечно длинная резолюция о массовых рабочих организациях и о рабочем съезде, проектированная к предстоящему съезду группой литераторов и практиков меньшевиков. Имена литераторов, в отличие от других резолюций меньшевиков (о Государственной думе и «тактической платформе»), не названы. Остается неизвестным, случаен ли этот пробел или он означает иную группировку меньшевиков по данному вопросу. Напомним, что такой горячий меньшевик и сторонник рабочего съезда, как Эль, заявил: «Лишь часть меньшевиков относится более или менее сочувственно к рабочему съезду» (стр. 82 сборника «О всероссийском рабочем съезде. К очередному съезду РСДРП»).

Но перейдем к содержанию резолюции. Она распадается на две части: А и Б. Первая часть дает в мотивировке бесконечное количество общих мест о пользе организации и объединения рабочих масс. «Для ради важности», как говорил Базаров, организация превращается даже в самоорганизацию. Правда, это словечко ничего на деле не выражает, никакой определенной мысли не содержит, - но зато оно излюблено сторонниками рабочего съезда! Нужды нет, что эта «самоорганизация» есть только интеллигентский выверт, прикрывающий бедность действительных организационных идей, - рабочему никогда бы в голову не пришло выдумывать «самоорганизацию»...


172
В. И. ЛЕНИН

В мотивах критикуется социал-демократия за «господствующую и определяющую роль, которую в ней играет интеллигенция по сравнению с ее пролетарскими элементами». Критика интересная. Мы не будем пока останавливаться на анализе ее действительного общественно-исторического значения, - ибо это повело бы к большому отступлению от данной темы. Мы спросим только: товарищи «литераторы и практики меньшевики», отчего вы не начинаете с себя? Отчего врач не лечит сам себя? Ведь в каждой фразе вашей резолюции сквозит то, что вы называете «господствующей и определяющей ролью интеллигенции»! Почему бы не начать вашей «интеллигенции» с того, чтобы отстраниться, предоставив «пролетарским элементам» выработку резолюций?? Где гарантии, что в проектируемых вами, «литераторами и практиками меньшинства», «самоорганизациях» не будет повторяться то же явление??

Ларин, Эль и многие другие сторонники рабочего съезда «разносят» социал-демократию за протаскивание резолюций. И во имя такой критики литераторы «протаскивают» новые прескучные и претягучие периоды о «самоорганизации»... Картина!

Отмечая в то же время «идейное и политическое влияние» русской с.-д. партии (т. е. РСДРП? или здесь нарочно выбрано более широкое слово, чтобы включить и гг. Про-коповича, Кускову, Поссе и пр.?) на передовые слои пролетариата, резолюция говорит о желательности «соединения сил» русской социал-демократии «с политически сознательными элементами пролетариата» (А, п. 6).

Попробуйте, товарищи, хоть раз подумать над теми словами, из которых вы плетете ваши фразы! Может ли быть «политически сознательный» пролетариат не социал-демократическим? Если нет, тогда ваши фразы сводятся к пустой тавтологии, надутой и претенциозной пустышке. Тогда надо говорить о расширении РСДРП для включения действительных с.-д., в нее до сих пор не входящих.

Если да, то вы сознательным пролетарием объявляете и пролетария эсера. В «политической сознательности»


173
ИНТЕЛЛИГЕНТСКИЕ ВОИТЕЛИ ПРОТИВ ГОСПОДСТВА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

отказать ему смешно! И выходит, что, под прикрытием громких фраз о «самоорганизации» и «самостоятельности» классовой партии, вы на деле проповедуете дезорганизацию пролетариата путем вовлечения непролетарских идеологов, путем смешения действительной самостоятельности (с.-д.) с несамостоятельностью, с зависимостью от буржуазной идеологии и буржуазной политики (с.-р.).

Шел в комнату, - попал в другую 81...

Совсем, как былые интеллигенты «экономисты» 1895- 1901 годов, навязывавшие рабочим свою узость, свою неуверенность, малодушие, свои метания под флагом «са-моорганизации», «чисто рабочего» движения и т. п.! 82

Вывод из части А: «съезд признает важнейшим очередным делом русской социал-демократии работу рука об руку с передовыми элементами рабочих масс (значит также и рука об руку с эсерами-рабочими, а не против них?) над сплочением последних в самостоятельные организации, какой бы политически скромный характер по обстоятельствам места и времени они подчас ни носили или должны были носить».

Что тут определенного, конкретного, выходящего за пределы интеллигентского воздыхания? О чем идет речь? Неизвестно.

Возьмем потребительные общества. Это, несомненно, сплочение рабочих. Характер их достаточно скромен политически. Есть ли это «самостоятельные» организации?? Это зависит от точки зрения. Для социал-демократов действительно самостоятельны только проникнутые социал-демократическим духом рабочие общества, и не только проникнутые «духом», но и связанные с с.-д. тактически, политически - путем ли вхождения в с.-д. партию или путем примыкания к ней.

Для синдикалистов, для «беззаглавцев» 83, для сторонников Поссе, для эсеров, для «беспартийных (буржуазных) прогрессистов» самостоятельны, наоборот, только те рабочие общества, которые не входят в с.-д., партию и которые не примыкают к ней, не связаны своей фактической политикой, своей тактикой именно с с.-д. и только с с.-д.


174
В. И. ЛЕНИН

Это различие двух точек зрения нами не выдумано. Всякий признает, что, действительно, есть именно такие две точки зрения, исключающие одна другую и борющиеся везде и повсюду, при всяком «сплочении» рабочих по тому или иному поводу. Это - непримиримые точки зрения, ибо для с.-д. «беспартийность» (в тактике и в политике вообще) есть лишь прикрытая и потому особенно вредная форма подчинения рабочих буржуазной идеологии, буржуазной политике.

Итог: по существу дела резолюция ничего не сказала в своем выводе. В лучшем случае, ее вывод - пустая фраза. В худшем - вредная фраза, сбивающая с толку пролетариат, затемняющая азбучные с.-д. истины, открывающая настежь дверь всяким деклассированным буржуа, которые во всех странах Европы много и долго вредили с. -д. рабочему движению.

Как следует исправить резолюцию?

Фразы надо выкинуть. Сказать надо просто: с.-д. должны содействовать устройству различных рабочих обществ, например потребительных, заботясь при этом неуклонно о том, чтобы всякие рабочие общества служили очагом именно с.-д. пропаганды, агитации, организации.

Это была бы, действительно, «политически-скромная», но деловая и социал-демократическая резолюция. А у вас, господа интеллигентские воители против «господствующей и определяющей роли интеллигенции», - у вас получается не пролетарское дело, а интеллигентская фраза.

О второй части резолюции (Б) в следующий раз *.

«Наше Эхо» № 5, 30 марта 1907 г. Печатается по тексту газеты «Наше Эхо»



* См. настоящий том, стр. 175-187. Ред.


175

СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ
(К ВОПРОСУ О РАБОЧЕМ СЪЕЗДЕ)

Вторая часть разбираемой резолюции (Б) посвящена вопросу о рабочем съезде.

Об этом вопросе меньшевики столько уже писали и столько говорили, что не грех было бы получить резолюцию, действительно подводящую итоги, устраняющую недоразумения и разноголосицу в толковании идеи, резолюцию, дающую ясную и определенную директиву партии. Достаточно сказать, что в новейшем перечне русской литературы о рабочем съезде (названная выше брошюра «О всероссийском рабочем съезде») перечислено до 15 названий брошюр и журналов, трактовавших по-меньшевистски этот вопрос.

Посмотрим же на плоды всей этой «дискуссии».

Пункт первый мотивов:

«массовые рабочие организации, зарождающиеся и складывающиеся на почве одних только профессиональных, местных (?) и вообще (?) групповых (??) нужд и потребностей, сами по себе, без воздействия на них пролетарских социал-демократических партий или организаций, имеют непосредственную тенденцию суживать умственный и политический кругозор рабочих масс узкой сферой профессиональных и вообще частных интересов и повседневных потребностей отдельных слоев или групп пролетариата».

Какие это массовые организации могут складываться на почве групповых нужд, - аллах ведает. Под группой


* См. разбор первой части в № 5 «Наше Эхо». (См. настоящий том, стр. 171 - 174. Ред.)


176
В. И. ЛЕНИН

разумеют всегда нечто мелкое, диаметрально противоположное массе. Авторы резолюции нанизывают слова на слова, не думая о конкретном, определенном содержании.

Затем, что это значит: массовые организации на почве местных нужд? Какой тип организаций имеется здесь в виду, - опять остается неясным. Если речь идет о таких организациях, как потребительные общества, кооперативы и т. п., то их отличительный признак заключается вовсе не в их местном характере. Любовь меньшевиков к общим фразам, уклонение от конкретного изложения вопроса, - это - чисто интеллигентская черта. Она в корне своем чужда пролетариату и вредна с точки зрения пролетариата.

По буквальному значению слов «массовые рабочие организации на почве местных нужд и потребностей» включают в себя советы рабочих депутатов. Это - очень известный в России тип массовых рабочих организаций в революционную эпоху. Можно сказать наверное, что редкая статья о рабочем съезде и о массовых рабочих организациях вообще обходится без указания на этот тип организации. Резолюция - точно в насмешку над требованиями точного и конкретного изложения определенных мыслей и лозунгов - ни слова не говорит о советах рабочих депутатов, ни слова о советах рабочих уполномоченных и т. д.

Выходит так, что нам преподнесли какую-то недоговоренную критику каких-то местных массовых организаций, совершенно не затронув вопроса об их положительном значении, об условиях их деятельности и проч.

Далее, как бы вы ни исправляли по частям этот чудовищно-неуклюжий первый пункт мотивов, в нем остается общая, коренная неправильность. «Без воздействия пролетарских с.-д. партий» не только профессиональные, не только местные, не только групповые, но и массовые не местные политические организации «имеют тенденцию суживать кругозор рабочих».

Первый пункт мотивов должен, по замыслу авторов, объяснить переход к «общерусскому рабочему съезду»:


177
СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ

дескать, местные, профессиональные и прочие организации суживают кругозор, а вот общерусский рабочий съезд и т. д. Но логика окончательно изменяет почтеннейшим «литераторам и практикам», ибо воздействие или отсутствие воздействия с.-д. возможно в обоих случаях! Вместо противопоставления вышла путаница... Пункт второй мотивов:

«Встретившая сочувствие в рабочих кругах мысль о созыве общерусского рабочего съезда с целью положить на нем начало политическому объединению русских рабочих внесет объединяющее начало в организационное строительство рабочих масс и выдвинет перед ними на первый план общие интересы рабочего класса и его задачи в современной русской революции».

Во-1-х, правда ли, что пресловутая «мысль» встретила сочувствие в рабочих кругах? Пункт 5-ый мотивов той же резолюции гласит: «стремление самих рабочих к его (рабочего съезда) созыву не проявилось еще какими-нибудь серьезными практическими шагами с их стороны для подготовки его».

Нечаянно здесь сказана правда. О рабочем съезде есть уже куча интеллигентских писаний и никаких серьезных практических шагов самих рабочих. Попытка свалить на рабочих интеллигентскую выдумку не удается.

Далее. Что такое рабочий съезд? Его цель - «положить начало политическому объединению русских рабочих».

Итак, ни РСДРП не положила еще такого начала, не положила его ни ростовская демонстрация 1902 г. 84, ни летние стачки 1903 г. 85, ни 9 января 1905 г., ни октябрьская стачка 1905 г.! До сих пор была история, но теперь ее более нет! «Начало» положено только тем, что Аксельрод и К° придумали рабочий съезд... Это бесподобно.

Что это значит, «политическое» объединение рабочих? Если авторы не изобрели специально для данной резолюции новой терминологии, то это означает объединение вокруг определенной политической программы и тактики. Какой же именно?? Неужели наши интеллигенты не знают, что во всем мире есть и бывали политические


178
В. И. ЛЕНИН

объединения рабочих под знаменем буржуазной политики? Или к святой Руси это не относится? На святой Руси всякое политическое объединение рабочих тем самым уже является социал-демократическим объединением?

Бедные авторы резолюции запутались так беспомощно потому, что не посмели прямо выразить мысль, действительно лежащую в основе рабочего съезда и давно уже высказанную более искренними или более молодыми и горячими его сторонниками. Мысль эта состоит в том, что рабочий съезд должен быть беспартийным рабочим съездом. В самом деле, стоило ли бы говорить серьезно о партийном рабочем съезде??

Но сказать прямо и открыто правду: «беспартийное политическое объединение рабочих» наши меньшевики побоялись...

Конец пункта: мысль о созыве съезда «внесет объединяющее начало в организационное строительство рабочих масс, выдвинет перед ними на первый план общие интересы рабочего класса и его задачи...». Сначала организационное строительство, а потом задачи, т. е. программа и тактика! Не наоборот ли следует рассуждать, товарищи «литераторы и практики»? Подумайте-ка: можно ли объединить организационное строительство, если не объединено понимание интересов и задач класса? Подумавши, вы убедитесь, что нельзя.

А различные партии различно понимают общие интересы рабочего класса и его задачи в современной революции. Эти задачи даже в единой РСДРП различно понимают меньшевики, сторонники Троцкого, большевики. Подумайте-ка, товарищи: могут ли эти разногласия не отразиться на рабочем съезде? не выплыть на нем? не осложниться разногласиями с анархистами, эсерами, трудовиками и проч., и т. п. Может ли «мысль о созыве рабочего съезда» или созыв его устранить эти разногласия??

И выходит, что посул авторов резолюции: «мысль о созыве съезда внесет объединяющее начало и т. д.» есть либо невинное мечтание совсем молоденького и увлеченного последней прочитанной книжкой интел-


179
СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ

лигента, либо демагогия, т. е. увлечение массы невыполнимым обещанием.

Нет, товарищи. Объединяет действительная борьба. Объединяет развитие партий, их продолжительная парламентская и внепарламентская борьба, объединяет всеобщая стачка и т. п. Но экспериментом созыва беспартийного съезда действительного объединения не внесешь, единства в понимании «интересов и задач» не установишь.

Конечно, можно сказать: борьба разных партий на рабочем съезде поведет к более широкой арене действия с.-д. и к их победе. Если так вы смотрите на рабочий съезд, то это надо сказать прямо, не суля молочных рек и кисельных берегов «объединяющего начала». Не говоря этого прямо, вы рискуете тем, что сбитые с толку и ослепленные посулами рабочие придут на съезд для объединения политики, увидят на деле громадные и непримиримые разногласия в политике, увидят невозможность немедленного объединения эсеров, социал-демократов и т. д. и уйдут разочарованными, уйдут с проклятиями по адресу обманувших их интеллигентов, по адресу «политики» вообще, по адресу социализма вообще. Неизбежным плодом такого разочарования будет крик: долой политику! долой социализм! они разъединяют, а не объединяют рабочих! Какие-нибудь примитивные формы чистого тред-юнионизма или наивного синдикализма усилятся от этого.

Конечно, социал-демократия в конце концов все победит, все испытания выдержит, всех рабочих сплотит. Но разве это довод за политику авантюр?

Пункт 3-ий мотивов:

«внося в разрозненные организационные попытки социально-активных (эк его загибает «для ради важности»!) масс пролетариата такую объединяющую конкретную цель, как созыв общего рабочего съезда (уже не общерусского, а общего! т. е. общепартийного или беспартийного? Не бойтесь же, товарищи!), пропаганда и агитация в пользу его созыва в свою очередь даст


180
В. И. ЛЕНИН

сильный толчок стремлению этих слоев к самоорганизации (т. е. значит без воздействия с.-д., ибо тогда это не будет самоорганизация?) и поднимет их активность в этом направлении».

Это называется отсылать от Понтия к Пилату. Пункт 2-ой: рабочий съезд внесет объединяющее начало. Пункт 3-ий: объединение на конкретной цели рабочего съезда даст толчок к самоорганизации. Для чего самоорганизация? Для рабочего съезда. Для чего рабочий съезд? Для самоорганизации. Для чего литераторские резолюции против господства интеллигенции? Для самоудовлетворения интеллигентов.

Пункт 4-ый:

«Ввиду растущей в рабочих кругах популярности мысли о рабочем съезде, пассивное и в особенности враждебное отношение со стороны партий (?? опечатка? с.-д. партии?) к попыткам проводить ее в жизнь открыло бы широкий простор беспринципным авантюристам для того, чтобы толкнуть рабочих на ложный путь, и бросило бы их в объятия разных демагогов».

Чрезвычайно сердитый пункт. Содержание его - сердитая растерянность. Кого бранят, сами хорошенько не знают и стреляют поэтому по своим.

Беру последний (V) выпуск «Отголосков» 86. Е. Чарский пишет против Ю. Ларина: Ю. Ларин «открывает внезапно организационную панацею»... «неожиданная рецептура»... «путаница»... «Ю. Ларин не замечает, что предлагает «сознательным» актом закрепить стихийные тенденции революции, прямо враждебные делу классового сплочения рабочих масс. И все это делается в интересах рабочего съезда»... «Во всяком случае, перед нами почва, крайне благоприятная для всякого рода «земельной демагогии»... Заключения смятенной мысли тов. Ларина».

Кажется, довольно? Ларин обвинен меньшевиками и в демагогии и в авантюризме, ибо рецептура, панацея и прочие комплименты говорят именно об авантюризме.

Выходит, что метили в одного, попали в другого! Поистине, своя своих не познаша. Примите еще во


181
СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ

внимание, что если Ларин для авторов резолюции попадает в авантюристы и демагоги, то Эль и К° идут дальше Ларина. Эль прямо пишет («Всероссийский рабочий съезд», М. 1907 г.), что есть два течения в вопросе о рабочем съезде, что они, московские меньшевики, не согласны ни с «питерцами» (стр. 10), ни с Лариным. «Питерцы» хотят-де только съезда рабочего авангарда, а это простая «вариация партийного съезда» (стр. 10-11). Ларин «считается в Питере еретиком и попустителем» (стр. 10). Ларин хочет «всероссийской рабочей партии». Москвичи хотят всероссийского рабочего союза.

Спрашивается, если Ларина так «отделали» в «Отголосках», то куда же отнести Эля, Ахмета Ц., Архангельского, Соломина и К°? Выходит, что и Ларин и москвичи подпадают под сердитый 4-ый пункт!

Но если вы сердитесь, любезные товарищи, и порицаете в своей резолюции «ложный путь», то вы обязаны по крайней мере сказать, где истинный путь. Иначе ваша сердитая растерянность становится совсем смешной. А ведь вы, отвергая и «всероссийский рабочий союз» и «всероссийскую рабочую партию», ни словечка не говорите о том, для какой же практической цели вы хотите рабочего съезда!

Демагоги и авантюристы способны взяться за рабочий съезд для ложных целей. Поэтому должны сочувственно отнестись к рабочему съезду мы, с.-д., не указывая этому съезду никаких целей... Ей-богу, меньшевистская резолюция - настоящая коллекция всяческих несообразностей.

Пункт 5-ый:

«с другой стороны, вопросы о задачах рабочего съезда, о путях и способах его подготовки еще очень мало выяснились в с.-д. кругах (ну, все же настолько выяснились, что и Ларин и москвичи задачи съезда, пути и способы указали ясно! Нечего прятать голову под крыло, товарищи «питерцы». От этого высиженные Аксельродом утята не переберутся из лужи на сушу!), что стремление самих рабочих к его созыву не проявилось еще какими-нибудь серьезными практическими шагами с их стороны


182
В. И. ЛЕНИН

для подготовки его и что съезд только в том случае явится действительным, а не мнимым, выразителем коллективной воли сознательных слоев пролетариата и послужит делу его классового объединения, если созыв его подготовлен будет их собственной организованной самодеятельностью при усиленном планомерном содействии партии».

Это называется: начали за здравие, а кончили за упокой. Только было Ларин и молодые москвичи проявили «самодеятельность», - а на них уже питерцы прикрикивают: подожди! ты еще не выразитель коллективной воли! ты еще мало выяснил! созыв (беспартийного) съезда еще не подготовлен усиленным содействием партии!

Бедные товарищи Эль, Ахмет Ц. и К° ! Они было так весело, с таким увлекательным молодым задором размахнулись, издали целых два сборника статей о рабочем съезде, разобрали вопрос со всех сторон, разъяснили и «общеполитическое» его значение, и организационное, и отношение к Думе, и отношение к партии, и отношение к «мелкобуржуазной стихии», - и вдруг, какой с помощью Аксельрода поворот!

Мы боимся, что если до сих пор один Ларин «бунтовал» (помните: «еретик и попуститель») против казенного меньшевизма *, то теперь этот бунт перейдет в восстание,.. Пообещал Аксельрод самодеятельность и истинно рабочий съезд против господства интеллигенции, - а теперь литераторы «питерцы» решают и разъясняют, что надо понимать эту самодеятельность... с разрешения той же обруганной «интеллигентской» партии!

* * *

Неудивительно, что выводы из такой мотивировки получаются прямо курьезные: «Исходя из всех этих соображений, съезд РСДРП предлагает товарищам рабочим и интеллигентам (неужели? как милостиво со стороны борцов против «господства» интеллигенции!) заняться (но не по-ларински


* См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 167-168. Ред.


183
СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ

и не по-ахметовски!) всесторонним обсуждением вопросов, относящихся к программе и задачам рабочего съезда, к пропагандистской, агитационной и организационной работе по его подготовке и к путям и способам его созыва.

Партийный съезд считает в то же время обязанностью партийных учреждений оказывать всяческую поддержку пропагандистским, агитационным и организационным попыткам, направленным на подготовку рабочего съезда; враждебную же агитацию против попыток этого рода признает принципиально недопустимой, так как она стремится сохранить и упрочить устарелый партийный режим в русской социал-демократии, ставший уже несовместимым ни с современным уровнем развития и запросами группирующихся внутри и вокруг нее пролетарских элементов, ни с запросами революции».

Ну, как же не назвать этого сердитою растерянностью? Как не смеяться над такой резолюцией?

Партийный съезд запрещает защищать устарелый партийный режим, каковой режим сам этот съезд утверждает!

Партийный съезд никаких реформ устарелого режима не предлагает, даже пресловутый «рабочий съезд» (в целях непостижимого «политического объединения») откладывает и в то же время обязывает поддерживать... «попытки»!

Настоящее импотентное интеллигентское брюзжание: я недоволен современным устарелым партийным режимом, не хочу сохранять и упрочивать его! - Отлично. Не хотите сохранять - предложите определенные изменения, мы их обсудим охотно. Скажите, будьте ласковы, какого рода рабочий съезд вам желателен? - Это еще не выяснено... стремление не проявилось... созыв не подготовлен. Надо заняться обсуждением. - Отлично. Резолюций писать о том, чтобы «заняться обсуждением», право, не стоит, дорогие товарищи, ибо мы и так обсуждаем уже давно. Но ведь рабочая партия не - клуб для интеллигентских «обсуждений», а боевая пролетарская организация. Обсуждение - обсуждением, а жить


184
В. И. ЛЕНИН

и действовать надо. В какой же партийной организации разрешается жить и действовать? в прежней? - Не смейте защищать устарелой прежней организации, не смейте сохранять и упрочивать ее! - Отлично и т. д.

Сказка про белого бычка. Интеллигент капризничает и сердится на свою собственную нерешительность, на свою собственную растерянность.

Таково последнее слово «казенного меньшевизма».

* * *

Ходя кругом да около, меньшевистские литераторы благополучно обошли назревший и поставленный как в жизни, так и в литературе вопрос: самостоятельная с.-д. рабочая партия или замена ее (вариант: подчинение ее) беспартийной политической организацией пролетариата?

Наша большевистская резолюция прямо и определенно решает этот вопрос, открыто ставя его. Уклоняться тут бесполезно, - все равно, будет ли проистекать уклончивость от растерянности или от благожелательного «примиренчества». Уклоняться бесполезно, ибо замена предложена и работа для такой замены идет. Интеллигентские наседки меньшевизма высидели утят. Утята поплыли. Наседки должны выбирать: по воде или по суше? Ответ, даваемый ими (этот ответ можно довольно точно передать словами: и не по воде и не по суше, а по грязи), не есть ответ, а отсрочка, оттяжка.

Аксельрод не мог удержать Ларина. Ларин не мог удержать Эля, Ахмета Ц. и К°. Эта последняя компания не может удержать анархо-синдикалистов.

По воде или по суше, господа?

Мы хотим идти по суше. Мы вам предсказываем, что чем усерднее, чем решительнее полезете вы в грязь, тем скорее вернетесь на сушу.

«Для расширения и укрепления влияния с.-д. на широкие массы пролетариата» мы предлагаем не замену социал-демократии «рабочей партией» беспартийного типа, не «всероссийский рабочий союз», стоящий над партией, не рабочий съезд для неизвестных целей,


185
СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ

а нечто простое, скромное, чуждое всякого прожектерства: необходимо, «с одной стороны, усилить работу по организации профессиональных союзов, с.-д. пропаганду и агитацию внутри них, а с другой стороны, привлекать всё более и более широкие слои рабочего класса к участию во всякого рода партийных организациях» (последний пункт большевистской резолюции).

Блазированным интеллигентам это кажется слишком «устарелым», слишком скучным. Пусть прожектерствуют: мы пойдем за рабочими и на «рабочий съезд» (если он осуществится), покажем там на деле правильность наших предсказаний и... и вернемся с разочарованными (вернее: с разочаровавшимися в некоторых интеллигентских вождях) рабочими к «устарелой» работе в профессиональных союзах и в партийных организациях всякого рода.

* * *

Чем объясняется «рабочесъездовское» течение в нашей партии? Мы можем здесь только вкратце наметить три основные, на наш взгляд, причины: 1) интеллигентски-обывательскую усталость от революции; 2) своеобразие русского с.-д. оппортунизма, исторически развивающегося в направлении подчинения «чисто рабочего» движения влиянию буржуазии; 3) непереваренные традиции октябрьской революции в России.

Ad 1) У части рабочесъездовцев явственно сказывается утомление революцией и желание во что бы то ни стало легализовать партию, выкинуть всякую там республику, диктатуру пролетариата и пр. Легальный рабочий съезд - удобное средство для этого. Отсюда (отчасти и по второй причине) сочувствие энесов, «беззаглавцев»-бернштейнианцев (из «Товарища» и т. п.) и кадетов такому съезду.

Ad 2) Возьмите первую историческую форму российского с.-д. оппортунизма. Начало массового рабочего движения (вторая половина 90-х годов прошлого века) породило этот оппортунизм в виде «экономизма» и струвизма 87. Связь того и другого не раз выясняла


* - К пункту. Ред.


186
В. И. ЛЕНИН

тогда и Плеханов, и Аксельрод, и все староискровцы 88. Знаменитое прокоповичевско-кусковское «Credo» (1899-1900 г.) выразило эту связь рельефно: интеллигенция и либералы пусть ведут политическую борьбу, а рабочие - экономическую. Политическая рабочая партия - выдумка революционного интеллигента.

В этом классическом «Credo» ярко выражен исторический, классовый смысл интеллигентского увлечения «чисто рабочим» движением. Смысл этот - подчинение рабочего класса (во имя «чисто рабочих» задач) буржуазной политике и идеологии. «Увлечение» интеллигентов выражало капиталистические тенденции подчинения неразвитых рабочих либералам.

Теперь, на высшей ступени развития мы видим то же самое. Блоки с кадетами, вообще политика поддержки кадетов - и беспартийный рабочий съезд, это две стороны одной медали, связанные так же, как либерализм и чисто рабочее движение в «Credo». На деле беспартийный рабочий съезд выражает ту же капиталистическую тенденцию ослабления классовой самостоятельности пролетариата и подчинения его буржуазии. Эта тенденция выступает ярко в планах замены социал-демократии беспартийной рабочей организацией или подчинения ее этой последней.

Отсюда - сочувствие энесов, «беззаглавцев», эсеров и проч. идее «рабочего съезда».

Ad 3) Российская буржуазная революция создала своеобразные массовые организации пролетариата, не похожие на обычные европейские (профессиональные союзы и с-д. партии). Это - советы рабочих депутатов.

Схематически развивая подобные учреждения в систему (как делал Троцкий) или сочувствуя вообще революционному подъему пролетариата и увлекаясь «модной» фразой «революционного синдикализма» (как некоторые московские рабочесъездовцы), легко прийти не оппортунистическим, а революционным путем к идее рабочего съезда.


* - символ веры, программа, изложение миросозерцания. Ред.


187
СЕРДИТАЯ РАСТЕРЯННОСТЬ

Но это - некритическое отношение к великой и славной революционной традиции.

На деле советы рабочих депутатов и подобные им учреждения были органами восстания. Их сила и успех всецело зависели от силы и успеха восстания. Их возникновение только тогда было не комедией, а подвигом пролетариата, когда нарастало восстание. При новом подъеме борьбы, при переходе ее в эту фазу неизбежны и желательны, конечно, подобные учреждения. Но их историческое развитие должно заключаться не в схематическом продолжении местных советов рабочих депутатов до всероссийского рабочего съезда, а в превращении зачаточных органов революционной власти (именно такими органами были советы рабочих депутатов) в центральные органы победившей революционной власти, в революционное временное правительство. Советы рабочих депутатов и их объединение необходимы для победы восстания. Победившее восстание неминуемо создает иные органы.

* * *

Зарекаться от участия в рабочем съезде российская социал-демократия, конечно, не должна, ибо развитие революции идет крайне зигзагообразным путем и может принести самые различные и своеобразные положения. Но одно дело - внимательно изучать различные условия то поднимающейся, то опускающейся революции, стараться использовать их, - и совсем другое дело заниматься путаным или антисоциал-демократическим прожектерством.

Написано в апреле 1907 г.

Напечатано в апреле 1907 г. в сборнике II «Вопросы тактики».

С.-Петербург, изд. «Новая дума»
Подпись:Н. Ленин

Печатается по тексту сборника



188

ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

Отдельным листком издана «Тактическая платформа к предстоящему съезду, выработанная Мартовым, Даном, Старовером, Мартыновым и др. при участии группы меньшевиков-практиков».

В каком отношении находится эта платформа к той резолюции о Гос. думе, которая выработана теми же лидерами меньшевизма и напечатана в № 47 «Русской Жизни», - остается неизвестным. В листке, о котором мы говорим, нет ни слова о том, предположено ли разработать детальнее излагаемые здесь тактические взгляды в виде проектов резолюций, по каким именно вопросам и т. д. Об этой неясности нельзя не пожалеть, ибо сама по себе «Тактическая платформа» страдает крайней расплывчатостью и неопределенностью формулировок. Чтобы показать это, приведем полностью три заключительные тезиса платформы, излагающие «очередные задачи социал-демократии в ближайший период», причем начнем с 3-го тезиса:

«... 3) Развитие политической и организационной самодеятельности рабочих масс на почве отстаивания ими своих интересов, как класса наемных рабочих. Содействие со стороны партийных групп организационному строительству, развивающемуся среди широких слоев пролетариата на почве удовлетворения его ближайших профессиональных, политических и культурных потребностей, на почве борьбы за сохранение и расширение вырываемых ими у старого порядка уступок».

Можно ли себе представить что-нибудь более расплывчатое, туманное, бессодержательное? «Тактическая ли


189
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

это платформа» к съезду 1907 года или выдержка из популярной статьи о задачах рабочего класса вообще?

В порядок дня съезда поставлены, как известно, и вопрос о профессиональных союзах, и о рабочем съезде, и о советах уполномоченных, - все это конкретные вопросы данной эпохи, данной ступени развития рабочего движения. А нас угощают общими местами и фразами о «самодеятельности», точно нарочно желая скрыть свои мысли по выдвинутым жизнью и поставленным партией вопросам! Это не платформа, товарищи, а отписка. По таким вопросам, как, например, рабочий съезд, есть уже целая партийная литература, начиная от статей в официально-партийном «Социал-Демократе» 89 и кончая рядом брошюр. Платформа пишется, чтобы дать ответ по существу, а не для того, чтобы отделаться от вопроса.

«... 2) Решительная идейная борьба против всех попыток ограничить классовую самостоятельность пролетариата, против внесения в его сознание реакционных мещанских иллюзий и против всех тенденций, ведущих к замене организованной классовой борьбы анархическим террором и заговорщицким авантюризмом».

Сердито сказано. Видать, что авторы хотели «сорвать сердце». Это их право, конечно, и мы не любители жалоб на резкость полемики. Полемизируйте как угодно резко, только говорите ясно, чего вы хотите. А ваш 2-й пункт ровно ничего не говорит определенного. Он «метит», как можно догадываться, в большевиков, но он не попадает в них вследствие расплывчатой формулировки. Все большевики, конечно, согласятся подписать обеими руками осуждение анархического террора, «заговорщического авантюризма», «реакционных мещанских иллюзий» и «попыток ограничить классовую самостоятельность».

Мы дадим добрый совет товарищам меньшевикам. Если вы хотите, товарищи, по-резче пополемизировать с большевиками и покрепче «ущемить» их, то пишите, пожалуйста, такие резолюции, которые были бы для нас неприемлемы. Надо раскрывать все скобки, а не набрасывать новый флер на поднятые давно вопросы! Возьмите


190
В. И. ЛЕНИН

пример с нас: наш проект резолюции о беспартийных политических организациях прямо говорит, что мы противники таких-то идей Аксельрода, такого-то течения, выразившегося в определенных произведениях литературы членов партии. В чем бы нас ни упрекнули за этот проект резолюции, - нас, наверное, не упрекнут за неясность или за обход существа спора.

«... 1) Пробуждение политической инициативы пролетарских масс путем организации их планомерного вмешательства в политическую жизнь во всех ее проявлениях.

При этом, призывая пролетариат к поддержке всех прогрессивных классов в их совместной борьбе с реакцией, социал-демократия отвергает всякое прочное объединение с какой-либо из частей непролетарских классов, и там, где отдельные фракции этих классов между собой расходятся, поддерживает в каждом данном случае те действия, которые соответствуют интересам общественного развития. Свою революционную критику социал-демократия в равной мере направляет против контрреволюционных поползновений либеральной буржуазии и против утопических и реакционных предрассудков аграрно-мещанского социализма».

Мы нарочно поставили на последнее место этот пункт, ибо он один только является сравнительно содержательным в том смысле, что здесь затронуты принципиальные основы различной у меньшевиков и большевиков тактики. Но опять-таки только «затронуты», опять непомерно много воды и мало конкретного материала! Два первые предложения - труизмы, о которых естественно было разговаривать в печати в 1894- 1895 годах, но прямо неловко говорить в 1907 году. Да и эти труизмы формулированы совсем небрежно: например, «объединение» с другими классами социал-демократия отвергает всякое вообще, а вовсе не только «прочное».

Только третье предложение касается основ тактики. Только здесь флер приподнимается хоть настолько, чтобы видны были очертания конкретных явлений нашей эпохи.

Социал-демократии противопоставлены здесь: 1) контрреволюционные поползновения либеральной буржуазии; 2) утопические и реакционные предрассудки аграрно-мещанского социализма. Директива, предлагаемая партии, состоит в том, чтобы в равной мере критиковать и то и другое.


191
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

Разберем обе части этого противопоставления и значение такой директивы.

Что разумеют товарищи под «контрреволюционными поползновениями либеральной буржуазии», это не совсем ясно. О либеральной буржуазии вообще, без дальнейших определений, уместно было говорить в 1897, но никак не в 1907 году. Удивительно опаздывают товарищи меньшевики! Мы имеем теперь политические партии в России, показавшие себя в первой и частью уже во второй Думе! Какая же это «тактическая платформа», если она все еще не заметила этих определенных партий в России?

Трудно допустить, чтобы под либеральной буржуазией разумелись октябристы. Очевидно, товарищи имеют в виду партии типа к. -д. (партию демократических реформ, может быть, мирного обновления, как явления того же типа). В этом убеждает также слово: «поползновения», ибо у октябристов мы наблюдаем не поползновения в духе контрреволюции, а вся их политика стала уже контрреволюционной.

Итак, речь идет о кадетских контрреволюционных «поползновениях», т. е. о том, что кадеты начинают уже вести практическую политику в контрреволюционном духе.

Факт этот, несомненно, верен. Открытое и определенное признание его, несомненно, сблизило бы враждующие теперь течения в русской социал-демократии. Необходимость «революционной критики» подобных поползновений тоже совершенно бесспорна.

Пойдем дальше. Реакционным поползновениям либералов противопоставлены реакционные «предрассудки аграрно-мещанского социализма».

Мы недоумеваем. Как можно сравнивать и сопоставлять классы (либеральная буржуазия) с учениями (социализм)? практическую политику (поползновения) с взглядами (предрассудки)?? Это верх нелогичности. Чтобы связать концы с концами в тактической платформе, надо противопоставить: 1) один класс другому, - например, либеральную буржуазию демократическому (или реакционному?) крестьянству; 2) одну политику


192
В. И. ЛЕНИН

другой, - например, контрреволюционную - революционной; 3) одни учения, взгляды и предрассудки - другим учениям, взглядам и предрассудкам. Это до такой степени очевидно, до такой степени элементарно, что невольно является сомнение: случайна ли. эта нелогичность у меньшевиков? не отражает ли логическая неясность неясности политической мысли?

Что «социализм» эсеров, трудовиков, энесов полон утопических и реакционных предрассудков, это бесспорно. Это, конечно, следует сказать при оценке указанных партий, как и было это сказано большевиками в их проектах резолюций и к IV и к V съезду. Повторяя эту бесспорную мысль в таком нелогичном сочетании, меньшевики, видимо, хватались за первое попавшееся соображение для оправдания своей политики поддержки кадетов. В самом деле, в тексте разбираемой платформы они не могли уже уклониться от мотивировки и попыток оправдания такой политики. Отношение либеральной буржуазии к крестьянству в русской буржуазной революции затронуто теперь меньшевиками. И это большой прогресс, конечно. После опыта первой и (отчасти) второй Думы нельзя уже ограничиться простой ссылкой на пресловутую фикцию «черносотенной опасности» для защиты избирательных соглашений с к.-д., голосования за председателя к.-д., поддержки лозунгов к.-д. Приходится поставить общий вопрос, который большевики выдвинули уже в брошюре «Две тактики» (июль 1905 г.) *, именно вопрос об отношении либеральной буржуазии и крестьянства к русской революции. Что же говорят теперь меньшевики, по существу дела, об этом вопросе?

«В России городская буржуазная демократия не подчинила себе всего народного хозяйства, а потому неспособна к самостоятельной революционной инициативе, как это было в буржуазных революциях прежних веков; в то же время крестьянство, образующее собой громадное большинство производителей, еще только начинает выходить из экономических и общественных условий добуржуазного производства, а потому еще менее пригодно к роли самостоятельного руководителя революции».


* См. Сочинения, 5 изд., том 11, стр. 1 -131. Ред.


193
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

Это единственная попытка экономическим анализом обосновать меньшевистскую политику по отношению к либералам и к крестьянству! «Крестьянство еще менее пригодно, чем городская буржуазная демократия...» в этих словах «еще менее» и должно заключаться оправдание политики поддержки кадетов.

Почему же «еще менее»? Потому, что крестьянство «еще только начинает выходить из экономических и общественных условий добуржуазного производства». Мотивировка явно неудовлетворительная. Если крестьянство «только начинает выходить», то ему мешают выходить «остатки крепостного порядка, которые тяжелым гнетом лежат непосредственно на крестьянах». Так гласит первая же фраза нашей партийной аграрной программы. Из того обстоятельства, что тяжелый гнет остатков крепостничества лежит непосредственно на крестьянах, вытекает необходимость и неизбежность более глубокого, широкого и острого революционного движения против существующего порядка среди крестьян, чем среди либеральной буржуазии. О пригодности либеральных буржуа или крестьянства к роли руководителя революции не может быть и речи *; сравнительную же пригодность к «самостоятельной революционной инициативе» или, вернее, к самостоятельному участию в дальнейшем развитии революции либералов и крестьян меньшевики оценили прямо неверно.

Точка зрения меньшевиков на политическую роль крестьянства находится в противоречии как раз с теми основными положениями нашей аграрной программы,


* Вообще говоря, мы горячо приветствуем то обстоятельство, что меньшевики подняли в своей платформе вопрос о роли пролетариата, как руководителя в революции. Обсудить этот вопрос на съезде и принять резолюцию крайне желательно. Непригодность же крестьянства к роли руководителя меньшевики мотивировали слабо. Дело не в том, что крестьянство столько начинает выходить» из крепостничества, а в том, что основные условия мелкого производства (в земледелии и промышленности) заставляют мелкого производителя колебаться между «порядком» и «собственностью», с одной стороны, борьбой против старого порядка, с другой стороны. Точно так же и относительно либеральной буржуазии меньшевики опустили главную причину ее ненадежности: боязнь пролетариата, необходимость опереться на орудия власти старого порядка в защиту «от посягательств пролетариата», как сказано в большевистской резолюции.


194
В. И. ЛЕНИН

которые разделяются всей партией, и большевиками и меньшевиками.

Во-1-х, как мы уже указали, «тяжелый гнет остатков крепостничества лежит непосредственно на крестьянах». Следовательно, в современной буржуазно-демократической революции в России, крестьянство не может не быть более революционно, чем либеральная буржуазия, ибо сила, прочность, живучесть, острота революционного движения зависит от силы гнетущих условий старины, пережившей себя.

Во-2-х, мы требуем в нашей аграрной программе «конфискации частновладельческих земель». Ничего подобного, ничего даже отдаленно приближающегося к столь радикальной экономической мере мы не требуем для либеральных буржуа. Почему? Потому что нет налицо объективных условий, которые вызывали бы среди либеральной буржуазии борьбу за конфискацию весьма значительных частей собственности, «законной» с точки зрения старины. А в крестьянстве мы все признаем наличность этих объективных условий, ибо марксисты требуют конфискации не из-за любви к ультрареволюционным мерам, а из сознания безвыходного положения крестьянских масс. Несравненно большая глубина буржуазно-демократической революционности крестьянства вытекает неизбежно из такой посылки нашей аграрной программы.

В-З-х, наша аграрная программа говорит о «поддержке революционных выступлений крестьянства вплоть до конфискации помещичьих земель». Здесь прямо признана необходимость определенным образом относиться к непосредственно-революционной борьбе крестьянства, к «выступлениям» массового характера, охватывающим громадное пространство и громадную долю населения страны. Ничего подобного этим революционным выступлениям нет у городской, не только «либеральной», т. е. средней и частью крупной, но и демократической мелкой буржуазии. Никакой «поддержки» каких бы то ни было «конфискационных» планов городской буржуазии никогда не обещала и не могла обещать с.-д. рабочая партия. Отсюда уже видно, до какой степени неверно


195
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

обычное рассуждение меньшевиков о «прогрессивной городской» и «отсталой сельской» буржуазии, рассуждение, на которое намекает и разбираемая платформа. Рассуждение это покоится на непонимании основных идей всей нашей программы по вопросу о борьбе с остатками крепостничества, - борьбе, составляющей экономическое содержание буржуазной революции в России.

В-4-х, политическая история России за истекший год, особенно первая Дума и выборы во вторую, показали ясно, что крестьянство, при всей своей неразвитости, раздробленности и т. д., сумело сразу положить начало образованию политических партий («Трудовая» группа и т. д.), которые несомненно более демократичны, чем либерально-буржуазные партии (к.-д. в том числе). Достаточно сравнить аграрный проект к.-д. и «104-х» 90, или отношение к.-д. и трудовиков к свободе собраний и составу местных земельных комитетов, или печать кадетов, успокаивающую народ и погашающую революционное движение водицей конституционных фраз, и печать трудовиков («Известия Крестьянских Депутатов» 91 и т. д.), революционизирующую в демократическом смысле новые слои городской и сельской мелкой буржуазии.

Одним словом, с которой бы стороны вы ни подходили к вопросу, придется признать, что сравнительная оценка либералов и трудовиков в корне ошибочна у меньшевиков.

Источник этой ошибки - непонимание происходящего буржуазного переворота в сельском хозяйстве России. Переворот этот возможен в двух формах: либо сохранение помещичьего землевладения путем некоторого очищения его от крепостнических черт и закабаления крестьянских батраков; либо уничтожение помещичьего землевладения путем конфискации его и передачи земли крестьянству (в форме национализации» раздела, «муниципализации» и т. д. и т. д.) *.


* Я в особенности обращаю внимание читателя на то, что спорных вопросов аграрной с.-д. программы (раздел, национализация, муниципализация) я намеренно не касаюсь, беря лишь то, что не только формально принято съездом партии, но и по существу не вызывает споров или фракционных делений среди социал-демократии.


196
В. И. ЛЕНИН

Буржуазный переворот в русском сельском хозяйстве абсолютно неизбежен. И переворот этот остается буржуазным (вопреки учению народников) также и во втором случае. Но переворот может произойти в первой или во второй форме, смотря по тому, победит ли демократическая революция или она останется неоконченной; - крестьянская ли масса будет определять ход и исход ее или либеральный помещик и фабрикант.

Буржуазный переворот в целях сохранения помещичьего землевладения проводят и Столыпин и либералы (партия к.-д.). Столыпин - в самых грубых и азиатских формах, способных разжечь борьбу в деревне и усилить революцию. Либералы боятся этого, не желая рисковать всем, стоят за уступки, но такие уступки, которые все же сохранят помещичье землевладение: достаточно вспомнить выкуп и - самое главное - составление местных земельных комитетов из представителей помещиков и крестьян поровну с председательством агентов правительства! Такой состав местных земельных комитетов есть сохранение преобладания помещиков. Выкуп есть укрепление крестьянской буржуазии и закабаление крестьянского пролетариата. Вот этой основной, экономической, солидарности столыпинской и кадетской аграрной реформы меньшевики не понимают.

Столыпин и кадеты расходятся в размерах уступок, в способе (грубо или тоньше) проведения реформы. Но и Столыпин и к.-д. за,реформу, т. е. за сохранение преобладания помещиков путем уступок крестьянину.

Пролетариат и крестьянство стоят за революцию, за уничтожение не только помещичьего преобладания, но всего помещичьего землевладения.

Мы можем покончить революцию путем ничтожных уступок со стороны помещиков, говорит Столыпин.

Мы можем покончить революцию только путем более значительных уступок со стороны помещиков, говорят либералы (кадеты в том числе).

Мы хотим довести революцию до конца, уничтожив помещичье землевладение, говорят крестьяне и рабочие.

Отрицать такое соотношение аграрных программ - значит отрицать нашу собственную аграрную про-


197
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

грамму, говорящую о «конфискации частновладельческих земель», о «поддержке революционных выступлений крестьянства вплоть до конфискации помещичьих земель».

Признать же такое соотношение - значит признать тактическую линию социал-демократии: пролетариат должен вести за собой демократическое крестьянство против самодержавия и против либералов.

Меньшевики не случайно поэтому колеблются во всей своей тактике, а неизбежно осуждены на колебания, пока они признают данную аграрную программу. Некоторые из них тяготеют к замене в программе слова «конфискация» словом «отчуждение», вполне последовательно выражая этим следующий шаг оппортунизма, чувствуя необходимость согласовать свою кадетскую политику с кадетской формулировкой аграрной программы.

Но этого еще не сделано. Этого не решаются даже предложить открыто, прямо и заранее влиятельные вожди меньшевизма. И шатания в политике получаются у них неизбежно.

Приходится вести политику поддержки кадетов и в то же время не решаться открыто провозгласить ее! И поддержка требования «думского министерства», и блоки с к.-д. ради фиктивной черносотенной опасности, и голосование за кадетского председателя Думы, - все это лишь частные проявления политики поддержки кадетов, политики подчинения пролетариата гегемонии либералов.

Но открыто защищать эту политику меньшевики не решаются. И занимаемое ими фальшивое положение толкает их, помимо их воли и сознания, к «придумыванию» фиктивных доводов вроде «черной опасности» на выборах, или вроде того, что «думское министерство) не есть половинчатая лжереформа, прикрывающая попытку сделки черносотенной камарильи с к.-д., или вроде того, что, отнимая свои 60-70 голосов у Головина (получившего 356 голосов против 102), мы «рисковали» провалить кадета и т. д. и т. д.

Фальшивое положение заставляет подкрашивать кадетов. Избегают прямой характеристики этой партии по


198
В. И. ЛЕНИН

ее классовому составу и ее классовой опоре. Уклоняются от оценки съездом русских буржуазных партий. Говорят вместо «либеральная буржуазия» - «городская буржуазная демократия».

Эту, прямо неверную, характеристику кадетов защищают одним, очень благовидным на первый взгляд, доводом: статистика выборов показывает, что именно крупные города дают больше всего кадетских выборщиков. Довод этот несостоятелен: во-1-х, на выборах во вторую Думу в 22-х крупных городах, где был, по данным «Речи», левый блок, кадеты собрали 74 тыс. голосов, а левые 41 тысячу. Значит, сразу же, несмотря на поразительную слабость левых в деле легальной агитации (полное отсутствие ежедневных газет, полное отсутствие открытых бюро и т. д.), трудовики и с.-д. отвоевали больше трети кадетских голосов! Значит, к.-д. представляют верхи городской буржуазии, т. е. именно либеральную буржуазию, а вовсе не городскую «демократию» вообще. Во-2-х, либеральная буржуазия во всех странах долго вела за собой многочисленные элементы низших слоев мелкой буржуазии в городе и деревне, вовсе не становясь от этого партией демократической, партией масс. Борьба социалистов с либералами за демократическую гегемонию над массой городской мелкобуржуазной бедноты есть долгая и трудная борьба. Сразу объявлять кадетов «городской демократией» значит отказываться от этой борьбы, отказываться от пролетарского дела, сдавать его либералам. В-З-х, отрицать то, что либеральные помещики составляют все еще одну из классовых опор партии к.-д., значит насиловать общеизвестные политические и экономические факты: и состав кадетской фракции в Думе, и, особенно, тесную связь буржуазной интеллигенции, адвокатов и т. д., с помещиками, зависимость первых от последних.


* В разбираемой платформе не сказано прямо, что кадеты есть партия городской буржуазной демократии, но именно таков смысл всего текста и всех выводов. Именно таковы «разъяснения» меньшевистской печати. Недоговоренность платформы подчеркивает лишь еще и еще раз, до какой степени необходимо поставить перед съездом вопрос о классовом содержании различных буржуазных партий и о нашем отношении к ним. Без этого не может быть выдержанной тактики.


199
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

Кадетская аграрная политика есть политика либерального помещика. Чем меньше становится либералов среди помещиков, тем быстрее превращается кадетская аграрная политика в доброе пожелание «социального мира» со стороны бессильного буржуазного интеллигента. «Демократичными» кадеты не становятся от того, что продолжают мечтать о примирении и полюбовном соглашении октябриста-помещика с трудовиком-крестьянином *.

* * *

Коренная ошибка в определении взаимоотношения либеральной буржуазии и крестьянства проходит красной нитью через всю «тактическую платформу» меньшевиков. Вот еще формулировка ими этой ошибочной мысли:

«Предоставленный всецело самому себе и недостаточно поддержанный (!!) городской демократией, пролетариат склонялся (после октябрьско-декабрьского периода) к умалению той прогрессивной роли, которая в переживаемой революции вообще выпадает на долю этой последней, и, соответственно этому, занял односторонне-враждебную позицию по отношению к ней... В силу усвоенного пролетариатом неправильного понимания исторической роли городской буржуазии, пролетариат начинает односторонне возлагать все свои революционные надежды на движение выступающего на историческую сцену крестьянства».

Это - замечательные места, которым следует войти в историю для характеристики «забвения себя» частью русской социал-демократии в 1907 году.

Ведь это не больше и не меньше, как целая покаянная речь социал-демократов пред либералами! Подумайте


* Как известно, правые кадеты, и г. Струве в том числе, предлагали выбрать в товарищи председателя второй Думы октябриста Капустина и трудовика Березина. Я готов назвать этот план «гениальным» проявлением либерального... «остроумия». Действительно, объективно дело обстоит именно так, что историческая миссия кадета состоит в примирении октябриста-помещика и трудовика-крестьянина. Левые кадеты из боязни левых не захотели открыто продемонстрировать это. Но это тем не менее непререкаемый факт. Объективное положение вещей делает исторической задачей кадетов прекращение революции путем примирения октябристов-помещиков с трудовиком-крестьянином. И обратно: остаться незаконченной, не доведенной до конца российская революция может только в том случае, если бы оказалось возможным совместно «удовлетворить» основные экономические интересы и октябристов-помещиков, и трудовиков-крестьян.


200
В. И. ЛЕНИН

только: во время второй Думы, при явно выразившемся обострении политических крайностей между черносотенным и левым крылом Думы, при наличности революционного кризиса, назревания которого никто не решается отрицать, при явном повороте ослабленного либерального «центра» (к.-д.) вправо, при оттеснении либералов на выборах демократическим крестьянством, - находятся с.-д., которые публично каются пред либералами в «односторонней враждебности» к ним, в умалении их прогрессивной роли! Что же это такое, наконец? Тактическая ли платформа, обдуманная и взвешенная перед съездом самыми выдающимися вождями с.-д. рабочей партии, или вопль мелкобуржуазных интеллигентов, тоскующих среди неподходящей им пролетарской обстановки?

«Пролетариат занял односторонне-враждебную позицию по отношению к городской демократии...». В чем это выразилось? Мы перебираем в памяти политические события минувшего года. В бойкоте? Но это было, во-1-х, до Объединительного съезда, а авторы платформы обозревают события после него. А, во-2-х, при чем же тут «городская демократия»? Нет, видимо, речь идет не о бойкоте. Должно быть, о поддержке требования думского министерства и о блоках с к.-д. Тут было, действительно, проявлено пролетариатом враждебное отношение к кадетам, но вовсе не к городской демократии.

И кто выражал тогда в партии это враждебное отношение пролетариата? Большевики...

Авторы платформы нечаянно сказали большую правду, именно, что большевики в своей войне против поддержки требования «думского» министерства и против блоков с к.-д. выражали политику пролетариата. Это справедливо. А о смягчении враждебного отношения к либералам мечтает только мелкобуржуазная часть рабочей партии. ... Пролетариат, «недостаточно поддержанный городской демократией»...

Во-первых, тут особенно ясно выступает ошибочность смешения либералов (к.-д.) с городской демократией.


201
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

«Левый блок» на выборах был, по данным «Речи», в 22 городах - в том числе в меньшевистских организациях также. В этих городах пролетариат был, несомненно, в значительной степени поддержан городской демократией - против кадетов (41 тыс. голосов за левый блок, 74 тыс. за к.-д.). Отсюда вывод - совсем не в пользу меньшевиков: пролетариат может и должен привлекать на свою сторону городскую (и сельскую) мелкобуржуазную демократию против либеральной буржуазии.

Во-вторых, если меньшевики говорят о недостаточной поддержке пролетариата либералами, то понимают ли они цену либеральной поддержки пролетариата? Ведь их платформа пишется в 1907 г., а вовсе не вне времени и пространства, как бы они ни старались придать ей наименее конкретный, наиболее воздушный характер. В 1902- 1904 годах, даже в 1905 до октября и г. Струве, и либералы вообще не раз заявляли о поддержке ими пролетариата и на деле его поддерживали в натиске на самодержавие.

А после октября 1905 г.? Меньшевики не могут не знать, что либералы уже в декабре и после декабря отвернулись от пролетариата и прекратили всякую поддержку его революционной борьбы.

Спрашивается, кто же занял по отношению к кому односторонне-враждебную позицию?

Пролетариат по отношению к либералам?

Или либералы по отношению к пролетариату и по отношению к революции?

Или меньшевики по отношению к тактике пролетарской классовой борьбы?

* * *

Два взгляда на российскую революцию после октября 1905 года сопоставлены меньшевиками, договорившимися до «односторонней враждебности», как нельзя более ярко. Либеральный взгляд - взгляд русских сторонников тех немецких Трейчке, которые объявили 1848 год «безумным годом», - состоит в том, что пролетариат занял односторонне-враждебную позицию по


202
В. И. ЛЕНИН

отношению к либерализму, по отношению к конституционной легальности, по отношению к монархической конституции, по отношению к выкупу и т. д.

Взгляд пролетариата - подобный взгляду всех европейских социалистов на европейские буржуазные революции - состоит в том, что либеральная буржуазия заняла односторонне-враждебную позицию по отношению к революции, по отношению к свободе, по отношению к демократии и т. д.

Меньшевики стремятся отклонить рабочую партию от второго взгляда к первому.

Рабочая партия всякую такую попытку меньшевиков будет встречать стремлением отклонить меньшевиков от рабочей партии к либералам.

* * *

Мы вовсе не хотим сказать, что меньшевики вообще стремятся превратить рабочую партию в придаток либералам. В том-то и состоит отличие оппортунистов внутри рабочей партии от либералов вне ее рядов, что первые искренне продолжают служить своей партии, но занимают при этом такую неправильную, неустойчивую тактическую позицию, которая ведет к политическому подчинению пролетариата либерализму.

Эта неправильная позиция обладает таким «несчастным» свойством, что, желая напасть на большевиков, меньшевики нападают на пролетариат и на пролетарское отношение к революции. Так бывает всякий раз, когда нападки меньшевиков действительно принципиальны, т. е. касаются вопроса о причинах двух различных тактик. Иного рода нападки непринципиальны; их стоит только кратко отметить, чтобы поставить пред читателем вопрос: платформа ли перед нами или либеральная полемическая статья?

Например, в «платформе» мы читаем, что «пролетарские массы» (sic! ) «склоняются к вере в имеющее наступить политическое чудо внезапного (!!) восстания, которое возникнет независимо (!!) от развития внутрен-


* - так! Ред.


203
ТАКТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА МЕНЬШЕВИКОВ

него движения самого пролетариата и одним ударом (!!) поставит на место самодержавия политическое господство трудящихся классов».

До сих пор такие вещи в такой форме приписывали «пролетарским массам» только либеральные газеты. Что заставило меньшевиков заговорить здесь вообще о восстании, нам непонятно. Но такие речи о восстании в тактической платформе, - где нет ни единого слова о восстании, кроме цитированной фразы - не могут не вызвать вопроса: не следует ли вместо: «меньшевистская платформа» говорить отныне: «либеральная платформа»?

Напечатано в апреле 1907 г. в сборнике I «Вопросы тактики». С.-Петербург, изд. «Новая дума»
Подпись:Н. Ленин

Печатается по тексту сборника



204

АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СИЛЫ РЕВОЛЮЦИИ

Газета «Трудовой Народ» 92, орган трудовиков и членов Крестьянского союза, определяет соотношение сил в Думе по земельному вопросу, «вопросу жизни» для крестьянства.

«Дружно могут пойти в земельном вопросе, во имя интересов трудового народа, трудовики (100), н.-с. (14) и с.-р. (34); итого 148 человек. Допустим, что и с.-д. (64) по многим пунктам земельного вопроса будут с ними, итого 212 человек.

А против них всех в земельном вопросе будут к.-д. (91), польское коло (46), беспартийные (52), октябристы и умеренные (32), - итого 221 чел.

Против больше. Мы не считали ни мусульман (30), ни казаков (17); может быть, в лучшем случае, половина их отойдет к левым, половина к правым: все равно против больше, чем за земельный закон трудовиков».

В этом подсчете опущены еще монархисты (22), но добавление их только усиливает вывод трудовиков.

Этот вывод представляет интерес в двух отношениях: во-первых, он проливает свет на основной вопрос о соотношении общественных сил в современной русской революции; во-вторых, он помогает выяснить значение Думы и думской борьбы в освободительном движении.

Все с.-д. убеждены в том, что наша революция по содержанию происходящего общественно-экономического переворота буржуазная. Это значит, что переворот происходит на почве капиталистических отношений производства, и что результатом переворота неизбежно


205
АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СИЛЫ РЕВОЛЮЦИИ

является дальнейшее развитие именно этих отношений производства. Говоря проще: подчинение всего общественного хозяйства власти рынка, власти денег остается и при самой полной свободе и при самой полной победе крестьян в борьбе за землю. Борьба за землю, борьба за свободу есть борьба за условия существования буржуазного общества, ибо господство капитала остается и в самой демократической республике и при каком угодно переходе «всей земли народу».

Тому, кто не знаком с учением Маркса, такой взгляд может показаться странным. Но убедиться в его правильности не трудно: стоит припомнить великую французскую революцию и ее результаты, историю американских «свободных земель» и т. д.

Называя буржуазной современную революцию, с.-д. вовсе не хотят принизить ее задач, уменьшить ее значение. Наоборот. Борьба рабочего класса с классом капиталистов не может развернуться достаточно широко и кончиться победой, пока не свергнуты более древние исторические враги пролетариата.

Поэтому главной задачей пролетариата в настоящий момент является завоевание наиболее полной свободы и наиболее полное уничтожение помещичьего (крепостнического) землевладения. Только в такой работе, полной демократической ломки старого, полукрепостного, общества, пролетариат может вполне окрепнуть, как самостоятельный класс, вполне выделить свои особые, т. е. социалистические, задачи из общих «всему бесправному народу» демократических задач и обеспечить себе наилучшие условия наиболее свободной, широкой и усиленной борьбы за социализм. При неоконченном, не доведенном до конца буржуазно-демократическом освободительном движении пролетариату приходится гораздо больше тратить свои силы не на пролетарски-классовые, т. е. не на социалистические, а на общедемократические, т. е. на буржуазно-демократические задачи.

Но может ли социалистический пролетариат совершать самостоятельно и в качестве руководящей силы - буржуазную революцию? Не означает ли понятие


206
В. И. ЛЕНИН

буржуазная революция того, что совершить ее может только буржуазия?

На этот взгляд часто сбиваются меньшевики. Но этот взгляд есть карикатура на марксизм. Буржуазное - по своему общественно-экономическому содержанию - освободительное движение не является таковым по его движущим силам. Движущими силами его могут быть не буржуазия, а пролетариат и крестьянство. Почему это возможно? Потому, что пролетариат и крестьянство еще более, чем буржуазия, страдают от остатков крепостничества, еще более нуждаются в свободе и в уничтожении помещичьего гнета. Напротив, буржуазии полная победа грозит опасностью: полной свободой пролетариат воспользуется против буржуазии и воспользуется тем легче, чем полнее свобода, чем полнее уничтожение помещичьей власти.

Отсюда - стремление буржуазии закончить буржуазную революцию на полпути, на полусвободе, на сделке со старой властью и с помещиками. Это стремление коренится в классовых интересах буржуазии. Оно проявилось уже так ярко в германской буржуазной революции 1848 года, что коммунист Маркс все острие пролетарской политики направил тогда на борьбу с «соглашательской» (выражение Маркса) либеральной буржуазией 93.

У нас в России буржуазия еще трусливее, пролетариат же гораздо сознательнее и лучше организован, чем немецкий в 1848 г. У нас полная победа буржуазно-демократического движения возможна только вопреки «соглашательской» либеральной буржуазии, только в том случае, если масса демократического крестьянства пойдет за пролетариатом в борьбе за полную свободу и за всю землю.

Вторая Дума подтверждает эту оценку еще более рельефно. Теперь даже крестьяне поняли, что либеральных буржуа, кадетов, надо причислять к правым, а крестьян и рабочих к левым. Правда, «трудовики», н.-с. и с.-р. постоянно колеблются между буржуазией и пролетариатом, оказываясь сплошь да рядом фактически политическим хвостом либералов. (Голосование за


207
АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СИЛЫ РЕВОЛЮЦИИ

Головина, «тактика молчания», согласие сдать бюджет в комиссию и пр., и т. д. 94) Эти колебания не случайны. Они вытекают из классовой природы мелкой буржуазии.

Почему кадетов надо причислять к правым в таком жгучем вопросе, как земельный? Потому, что кадетская аграрная политика есть по существу дела помещичья политика. Кадетское «принудительное отчуждение» есть на деле принуждение крестьян помещиками к разорительному выкупу, ибо фактически и размеры выкупов, и размеры налогов определят помещики: на местах помещики вместе с чиновниками будут преобладать в земельных комитетах (в первой Думе кадеты были против выбора их всеобщим голосованием), а в центральном общероссийском законодательстве помещики будут главенствовать через Гос. совет и т. д. Кадетский «либерализм» есть либерализм буржуазного адвоката, который мирит крестьянина с помещиками и мирит в пользу помещика *.

Перейдем ко второму вопросу. Кадеты и правые - большинство Думы. «Как выйти из этого?» спрашивает «Трудовой Народ». Ответ простой: чтобы «выйти из этого», нужно подняться выше чисто думских словопрений.

Это было бы необходимо даже в том случае, если бы левые имели большинство в Думе, ибо Дума безвластна, и Гос. совет «улучшит» в интересах помещиков всякий думский проект. Это необходимо и теперь, - необходимо не в смысле субъективно-партийном, а в смысле объективно-историческом: без этого вопрос о земле может решиться только в пользу помещиков.

«Наше Эхо» №7, 1 апреля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Наше Эхо»



* Добавим также, по поводу фразы «Речи», что о помещичьем характере кадетов можно говорить только на митингах, следующее: по известной книге «Члены II Гос. думы» (СПБ. 1907) мы насчитали 79 определенных кадетов; из них 20 помещиков. Назовем Тучкова, Богуславского, Биглова, Бакунина, Родичева, Богданова, Салазкина, Татаринова, Стаховича, Иконникова, Савельева, Долгорукова, Челнокова, Головина, обоих Перелешиных, Волоцкого, Иорданского, Черносвитова. Подчеркнуты предводители дворянства, земские начальники и председатели земских управ.


208

АНЕМИЧНАЯ ДУМА ИЛИ АНЕМИЧНАЯ МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ

Растет понемногу число органов ежедневной печати, стоящих левее кадетов. Слышнее становится голос левой части Думы, стоящей между к.-д. и с.-д.

Новинкой явилась ежедневная печать «народных социалистов». Их газета «Общественное Дело» 95 (воскресенье 1 апреля) сразу взяла в высшей степени характерный и знаменательный тон жалобы, сожаления, раскаяния.

На что они жалуются? На то, что Дума «анемична» (т. е., говоря по-русски, малокровна и худосочна).

О чем они сожалеют? О долгом господстве лозунга «берегите Думу».

В чем они раскаиваются? В своем содействии кадетской тактике.

Правда, это раскаяние далеко от того, чтобы быть полным, настоящим, искренним раскаянием, - тем раскаянием, которое составляет, по известному изречению, половину исправления. Раскаяние «народных социалистов» настолько неискренне, что в первом же своем, покаянном, номере они отвечают нам злобной выходкой, что мы-де, социал-демократы большевики, «разрешаем разногласия, называя противника невеждой, жалким» и т. д., что мы «фактически неточно» приписываем противнику «вступление на соглашательский путь».

Мы бы не стали, конечно, занимать читателя этим вопросом об искренности народнического раскаяния, если бы этот вопрос не связывался самым тесным и непо-


209
АНЕМИЧНАЯ ДУМА ИЛИ АНЕМИЧНАЯ МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ

средственным образом с вопросами, имеющими решающее значение в оценке всей второй Думы, - более того: в оценке всей российской революции.

Народники, - это три фракции Думы, солидарные в целом ряде основных вопросов, ведущие более или менее дружную общую политику, отражающие так или иначе интересы и точку зрения громадной массы русского народа.

Среди этой категории депутатов больше всего крестьян, и едва ли можно спорить против того, что широкая масса крестьянства всего точнее выразила свои потребности (и свои предрассудки) именно через эту, а не иную какую-нибудь, категорию депутатов Думы. Следовательно, вопрос о политике народников в Думе связан с вопросом о политике крестьянской массы, без участия которой не может быть и речи о победе освободительного движения.

Народные социалисты говорят явную и вопиющую неправду, будто с.-д. разрешают разногласия бранью или облыжно приписывают трудовикам (т. е. народникам) соглашательство. Это неправда, господа, ибо с самого начала деятельности второй Думы, совершенно независимо от народников и борьбы с ними, с.-д. выразили уже ту оценку пресловутого лозунга «берегите Думу», - оценку, к которой вы теперь, ковыляя, подходите.

««Берегите Думу!», - писал 21-го февраля наш коллега Н. Р., - вот возглас, постоянно срывающийся с уст буржуазных избирателей и повторяемый буржуазной печатью не только кадетской, но и «левой» - вроде «Товарища»... Секрет сбережения Думы давно открыт черносотенно-октябристской печатью и правительством. Думу легко сберечь, если она будет «работоспособна» и «законопослушна», т. е. если она будет раболепно распростираться ниц перед правительством, не решаясь ни на что большее, чем робкие просьбы и униженные ходатайства. Думу легко сберечь, если она изменит делу всенародного освобождения и отдаст его в жертву черносотенной клике. Только в этом случае и можно сохранить Думу, если власть останется в старых руках. Это должно быть ясно для всех, этого нельзя забывать. Но разве можно сохранить Думу ценой измены! На этот вопрос социал-демократия громко и ясно отвечает: никогда! Изменническая Дума не нужна пролетариату и крестьянству. Недаром и московские крестьяне заявили в наказе своему депутату: «Пусть разгонят вас, но воле народа не изменяй». Если Дума будет заботиться


210
В. И. ЛЕНИН

главным образом о том, чтобы не раздражать правительство, - она лишится доверия народа, она не выполнит той задачи, которая лежит на ней: содействовать по мере возможности организации народных масс для победы над реакцией и торжества освободительного движения... Боятся только сильных. И уважают только сильных. Истерические вопли: «берегите Думу» не достойны свободного народа и его избранников».

Это написано на второй день после открытия второй Думы. И, кажется, это написано ясно!

Народники, представляющие и в своей литературе, и в общей политике, и в Думе интересы разных слоев мелкой буржуазии, мелких хозяев (в городе, но особенно в деревне, т. е. крестьян), начали теперь понимать, что с.-д. говорили правду. События подтвердили нашу политику.

Но, чтобы «не приходить слишком поздно», чтобы не превратиться в политика «задним умом», - недостаточно учиться у событий. Надо понять ход событий, понять основные соотношения между классами, определяющие политику разных партий и всей Думы.

«Берегите Думу» есть кадетский лозунг, выражающий кадетскую политику. В чем ее суть? В соглашении с реакцией против требований народа. В чем выражается это соглашение? В подчинении таким учреждениям и таким рамкам деятельности, которые установлены реакцией. В превращении требований свободы и требований народа в мизерные, убогие, лживые «реформы», умещающиеся в этих рамках. Почему с.-д. называют эту политику либералов изменнической? Потому что поражение всех неудавшихся буржуазных революций всегда оказывалось возможным лишь благодаря соглашению либералов с реакцией, т. е. фактическому переходу их от народной свободы к реакции. Либеральный реформизм в революции есть измена народной свободе. А порожден он не случаем, а классовыми интересами буржуазии и части помещиков, боящихся народа и, особенно, рабочего класса.

«Берегите Думу», этот лозунг потому и имеет значение, что он ярко выражает общую линию этой изменнической политики. Отдельные проявления ее: тактика молчания в ответ на декларацию, окарнание задач


211
АНЕМИЧНАЯ ДУМА ИЛИ АНЕМИЧНАЯ МЕЛКАЯ БУРЖУАЗИЯ

продовольственной и безработной комиссий, окарнание речей в Думе, размен Думы на комиссии, сдача бюджета в комиссию и проч.

Народники, представители мелкой буржуазии, поддерживали и поддерживают эту политику кадетов. Народники голосовали за Головина, вместо того, чтобы воздерживаться. Народники участвовали в жалкой «тактике молчания», и энесы, и эсеры тоже. Только под повторным влиянием социал-демократов народники начали отпадать от к.-д. Но и теперь и трудовики, и н.-с, и с.-р. колеблются во всей своей политике, не понимая задачи борьбы с кадетами и разоблачения их с думской трибуны.

Эти колебания - результат анемичности мелкого буржуа.

«Анемичность» частью уставшего от революции, частью колеблющегося и шаткого от (социальной) природы мелкого буржуа, - основная причина «анемичности Думы». И мы скажем народникам: на зеркало неча пенять...

Не будьте анемичны в своей политике, порвите с кадетами, идите решительно за пролетариатом, предоставьте либералам беречь Думу, а сами открыто, смело и твердо оберегайте интересы и традиции освободительного движения - вот тогда ваше раскаяние будет, действительно, «половиной исправления»!

Написано 2 (15) апреля 1907 г.

Напечатано 3 апреля 1907 г. в газете «Наше Эхо» № 8

Печатается по тексту газеты



212

ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ ПОШЛОСТЬ ИЛИ КАДЕТСТВУЮЩИЕ ЭСЕРЫ

Вчера мы отметили, что народники как будто спохватились после месячного существования Думы и начали... - не скажу: понимать, но хоть чувствовать всю низость пресловутого кадетского лозунга: берегите Думу. Мы показали в статье по этому поводу, что кадетский лозунг - не случайность, а выражение политики, определяемой глубокими классовыми интересами буржуазии и помещиков *.

Сегодня главный орган кадетов «Речь» (3 апреля) посвящает передовицу этому вопросу. «Резкие протесты левых газет последних дней, - пишет кадетский передовик, - против тактики «берегите Думу» являются довольно тревожным симптомом».

Так. Так. Мы рады, что раскаяние народников в «бережении Думы» замечено и кадетами. Значит, наше вчерашнее наблюдение - не ошибка. Значит, есть действительно течение в мелкой буржуазии от либеральных помещиков к рабочему классу. В час добрый!

Кадетская «Речь» восхваляет тактику «бережения Думы» в таких выражениях, которые следовало бы увековечить, как перл пошлости. Послушайте только: «ведь если Дума живет, это и есть сознательный плод ваших (оппозиции) усилий. Это есть первый осязательный результат вмешательства вашей воли в события. Это отсутствие фактов и есть само по себе факт величайшей


* См. настоящий том, стр. 208-211. Ред.


213
ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ ПОШЛОСТЬ ИЛИ КАДЕТСТВУЮЩИЕ ЭСЕРЫ

важности, есть исполнение вами задуманного и проведенного плана».

Жаль, что не дожил Щедрин до «великой» российской революции. Он прибавил бы, вероятно, новую главу к «Господам Головлевым», он изобразил бы Иудушку, который успокаивает высеченного, избитого, голодного, закабаленного мужика: ты ждешь улучшения? Ты разочарован отсутствием перемены в порядках, основанных на голоде, на расстреливании народа, на розге и нагайке? Ты жалуешься на «отсутствие фактов»? Неблагодарный! Но ведь это отсутствие фактов и есть факт величайшей важности! Ведь это сознательный результат вмешательства твоей воли, что Лидвали по-прежнему хозяйничают, что мужики спокойно ложатся под розги, не предаваясь зловредным мечтам о «поэзии борьбы».

Черносотенцев трудно ненавидеть: чувство тут уже умерло, как умирает оно, говорят, на войне после длинного ряда сражзний, после долгого опыта стрельбы в людей и пребывания среди рвущихся гранат и свистящих пуль. Война есть война, - и с черносотенцами идет открытая, повсеместная, привычная война.

Но кадетский Иудушка Головлев способен внушить самое жгучее чувство ненависти и презрения. Ведь этого «либерального» помещика и буржуазного адвоката слушают, слушают даже крестьяне. Ведь он действительно засоряет глаза народу, действительно отупляет умы!..

С Крушеванами нельзя бороться словами, пером. С ними приходится бороться иначе. Бороться словом, пером против контрреволюции значит, прежде всего, больше всего разоблачать тех отвратительных лицемеров, которые во имя «народной свободы», во имя «демократии» воспевают политический застой, народное молчание, забитость превращенного в обывателя гражданина, «отсутствие фактов». Бороться надо с этими либеральными помещиками и буржуазными адвокатами, которые вполне довольны тем, что народ молчит и что они могут безнаказанно, безбоязненно корчить из себя «государственных мужей», проливая елей умиротворения на тех, кто «бестактно» возмущается господством контрреволюции.


214
В. И. ЛЕНИН

Разве можно спокойно слушать и оставлять без бичующего ответа такие речи:

«День, когда дебаты в Таврическом дворце будут казаться такой же неизбежной принадлежностью дня, как обед днем и театр вечером, когда программа дня будет интересовать не всех вместе, а тех или других специально (!!), когда дебаты об общей политике станут исключением, а упражнения в беспредметном красноречии сделаются фактически невозможны, вследствие отсутствия слушателей, - этот день можно будет приветствовать, как день окончательного торжества представительного правления в России».

Это ты, Иудушка! День, когда секомые вместо «дебатов» будут молчать, теряя сознание, когда старая помещичья власть (подкрепленная «либеральными» реформами) будет так же обеспечена помещикам, как обеспечен либеральным Иудушкам обед днем, а театр вечером, - этот день будет днем окончательного торжества «народной свободы». День, когда контрреволюция восторжествует окончательно, будет днем окончательного торжества конституции...

Так было - при всех европейских изменах буржуазии. Так будет... будет ли так, господа, в России?

Иудушки стараются очистить себя, доказывая, что и среди левых партий были и есть сторонники «бережения». К счастью, на этот раз среди сбитых с толку Иудушками фигурирует не социал-демократ, а эсер. Кадеты цитируют места из таммерфорсской речи какого-то эсера, зовущего к «сотрудничеству» с кадетами, оспаривающего своевременность и надобность борьбы с ними.

Мы не знаем этой речи, не знаем, верно ли цитирует ее «Речь».

Но мы знаем резолюцию последнего съезда эсеров, а не отдельную речь, - и резолюция эта действительно выражает отупление мелкого буржуа, которого заговорил либеральный Иудушка.

В официальном органе партии социалистов-революционеров 96 (№ 6 от 8 марта 1907 года) эта резолюция напечатана, и оказывается, что старые, февральские выдержки из нее приведены газетами правильно. Там действительно сказано черным по белому: «съезд (партии эсеров) находит, что резкая партийная группировка


215
ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ ПОШЛОСТЬ ИЛИ КАДЕТСТВУЮЩИЕ ЭСЕРЫ

внутри Думы, при изолированном выступлении каждой отдельной группы и острой междуфракционной борьбе, могла бы совершенно парализовать деятельность оппозиционного большинства и тем дискредитировать в глазах трудящихся классов самую идею народного представительства». «Речь» тогда же (22 февраля) похвалила эту пошлость. Мы тогда же (23 февраля) осветили ее, показали мелкобуржуазное происхождение и либерально-предательское значение подобной съездовской резолюции *.

Будет ли политически убит иудушкиным поцелуем какой-то эсеровский вождь, - это нам неинтересно. Но кадетская резолюция эсеровского съезда должна быть тысячу раз освещена перед рабочими, - для предостережения шатких социал-демократов, для разрыва всякой связи между пролетариатом и якобы революционными эсерами.

Написано 3 (16) апреля 1907 г.

Напечатано 4 апреля 1907 г. в газете «Наше Эхо» № 9

Печатается по тексту газеты



* См. настоящий том, стр. 49-53. Ред.


216

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ И 3 АПРЕЛЯ В ДУМЕ

Приходится вернуться к инциденту, разыгравшемуся в Гос. думе в связи с запросом об убийствах и истязаниях в рижской тюрьме и о предании 74 человек военно-полевому суду. Приходится, говорим мы, сделать это, между прочим, потому, что «Народной Думе» понадобилось зачем-то затемнить истинный смысл события и тем самым только усугубить то крайне неблагоприятное впечатление, которое производит поведение социал-демократической думской фракции в этом деле.

Правда, и «Народная Дума» говорит об этом первом дне запросов в Думе: «первый блин комом»; правда, «Народная Дума» указывает по этому поводу на то, что «думские фракции еще мало приспособились к парламентской почве», но не в этом суть. Мы думаем, что не парламентскую, а чисто политическую неопытность проявила здесь с.-д. фракция. Не в том беда, что с.-д. фракция иногда запутывается в тех или иных «формальных капканах» (слова «Народной Думы»), а в том, что она иногда совершенно понапрасну сдает свою позицию, не доводит до конца хорошо начатое дело борьбы, не закрепляет за собою победу, когда имеется к тому полная возможность.

Так было с ответом на правительственную декларацию, когда с.-д. фракция совершенно попусту уступила добрую половину своей победы... г. Столыпину, так было 3 апреля в связи с запросом о рижских ужасах.

Кадеты против срочных запросов; это вполне естественно: срочный запрос, да еще по такому делу, как


217
СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ И 3 АПРЕЛЯ В ДУМЕ

военно-полевая война правительства против народа, всегда заключает в себе элементы «демонстративного выступления», элементы давления на министров. Срочный запрос по такому делу - несомненно один из тех «фактов», один из тех «поступков» со стороны Думы, которые не подходят ни к обычному «обеду - днем» или «театру - вечером», на одну плоскость с которыми так жаждет поставить холопствующая «Речь» и самое Думу. Но неужели же этот яд кадетского разложения способен действовать и на левую Думы, вплоть до с.-д. фракции?! Мы этого не допускаем, а между тем...

- Не нужно срочного запроса, - холопствовал г. Родичев с трибуны, - срочный запрос в данном случае может задеть самолюбие министров.

Нас нисколько не удивляют подобные речи в устах кадетского Мирабо, который так старательно выполняет свою роль представителя «tas de blagueurs» * в Думе.

И Родичеву прекрасно ответил депутат Джапаридзе (с.-д.): «наш долг, - напомнил он холопствующим кадетам, - сказать свое слово, когда рука палача поднимается над жертвой».

Тогда поднимается на трибуну Кузьмин-Караваев и читает полученную им из Риги телеграмму от тамошнего сатрапа Меллер-Закомельского, того самого Меллер-Закомельского, именем которого матери до сих пор пугают своих детей в Сибири. Телеграмма невыразимо наглая, полная грубейшего издевательства: «... в Риге не было повода предавать суду ни 74, ни 70, ни 4 человека; спасать пока некого».

Этой телеграмме депутат Алексинский противопоставил телеграмму, полученную от рижских прогрессивных выборщиков и гласящую, что предание военно-полевому суду готовится.

И вслед за депутатом Алексинским, вполне резонно настаивавшим все же на срочности запроса, к требованию срочности присоединились Трудовая группа и группа социалистов-революционеров.


* Куча болтунов.


218
В. И. ЛЕНИН

Тогда кадеты начали отступать. Пергамент даже не аргументировал, он просил думскую левую не настаивать на срочности, предлагая от имени комиссии по запросам провести данный запрос через комиссию в течение одних суток. Только, мол, откажитесь от срочности!

Выступает елейно-мистический Булгаков и во имя все того же отказа от срочности просит не вносить в этот вопрос партийной страстности. Г-ну Булгакову следовало бы прежде всего выяснить своим коллегам по партии, что в подобных делах холопство допустимо менее, чем в каких-либо других, и, естественно, будет всегда доводить партийную страстность до пароксизмов, никому не желательных.

После Булгакова - Кизеветтер и новый шаг навстречу левой, новая маленькая уступка. Кизеветтер предлагает сдать запрос в комиссию с тем, чтобы она выполнила свою задачу «вне срока».

Деларов от народных социалистов высказывается за срочность.

Вся левая иными словами, с редким в Думе единодушием, выступила против кадетов. Все более выяснялось, что вопрос встает политический, что начатое дело борьбы с кадетским холопством можно и должно довести до конца. Прочитайте «Заметки» А. Столыпина в «Новом Времени» от 4 апреля. Как рассыпается он в похвалах по адресу кадетской партии! Как нападает он на своих союзников - «правых», чтобы внушить им, наконец, что не следует в подобных случаях столь резко выступать, не следует отпугивать кадетов от того соглашательского пути, которым они теперь идут! «Искренность и серьезность», изволите ли видеть, слышатся г. Столыпину «в речах кадетов» в этот день!

И вот, когда победа была в руках с.-д. фракции, Церетели встал и заявил, что фракция снимает свое предложение о срочности запроса. Почему? по каким мотивам? Не было абсолютно никаких оснований предполагать, что запрос, сданный в комиссию, окажет большее действие, чем запрос срочный. Этого никто, конечно, не решится утверждать.


219
СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ФРАКЦИЯ И 3 АПРЕЛЯ В ДУМЕ

Никаких оснований к заявлению Церетели не было. Это значит в полном смысле слова высечь самих себя. День 3 апреля нельзя поставить в актив с.-д. фракции. И не в парламентской неопытности, повторяем, здесь дело. Здесь дело в той политической дряблости, нерешительности с.-д. фракции, которые проявлялись уже не раз и которые так мешают занять ей в Думе место действительного вождя всей думской левой. Не нужно закрывать на это глаза, нужно стремиться от этого избавиться!

Написано 4 (17) апреля 1907 г.

Напечатано 5 апреля 1907 г. в газете «Наше Эхо» №10

Печатается по тексту газеты



220

СИЛА И СЛАБОСТЬ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

I

Статья под этим заглавием во вчерашней «Народной Думе» представляет из себя образец спокойного, ясного, простого изложения действительно принципиальных разногласий среди с.-д. На такой почве столь же приятно и полезно вести спор, как неприятно и невозможно отвечать на истерику в «Привете» 97 или в «Отголосках».

Итак, к делу. Разногласия вызывает оценка кадетов и народников. Относительно кадетов разногласия сводятся, по совершенно правильному мнению «Народной Думы», к вопросу о том, кого они представляют. «Среднюю и мелкую, преимущественно городскую, буржуазию», отвечает «Народная Дума». «Экономической основой таких партий, - гласит резолюция большевиков, - является часть средних помещиков и средней буржуазии, особенно же буржуазная интеллигенция, тогда как часть демократической городской и деревенской мелкой буржуазии идет еще за этими партиями только в силу традиции и будучи прямо обманываема либералами» *.

Ясно, что меньшевики оптимистичнее оценивают кадетов, чем мы. Они затушевывают или отрицают их связь с помещиками, мы ее подчеркиваем. Они подчеркивают их связь с городской демократической мелкой буржуазией, мы эту связь считаем крайне слабой.

Что касается помещиков, то «Народная Дума» объявляет наивным наше рассуждение в № 7 «Наше Эхо»,


* См. настоящий том, стр. 5. Ред.


221
СИЛА И СЛАБОСТЬ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

где мы насчитали 20 помещиков не в прошлой (это ошибка «Народной Думы»), а в теперешней кадетской думской фракции *. Есть миллионеры и штатские генералы даже среди с.-д., иронизирует «Народная Дума».

Ирония легонькая! Все понимают, что Зингеры, Аронсы, Наливкины - явления персонального перехода от буржуазии к пролетариату. Что же, господа, вы серьезно станете утверждать, что 20 помещиков (из 79 сосчитанных членов фракции к.-д., т. е. четвертая часть) идут персонально за 60 буржуазными интеллигентами, а не наоборот?? Вы станете утверждать, что помещик ведет либерально-интеллигентскую политику, а не либеральные интеллигенты ведут помещичью политику?? Ваша шутка насчет Зингера и тов. Наливкина - милая шутка для прикрытия безнадежной позиции, не более того.

Конечно, состав думской фракции к.-д. - не основное доказательство, а лишь симптом. Основное доказательство состоит, во-1-х, в истории помещичьего либерализма на Руси (это признала и «Народная Дума»); во-2-х - и это главное - в анализе современной политики к.-д. «Кадетская аграрная политика есть по существу дела (это заметьте) помещичья политика» («Наше Эхо» № 7). «Кадетский «либерализм» есть либерализм буржуазного адвоката, который мирит крестьянина с помещиками и мирит в пользу помещика» (там же).

На этот довод «Народной Думе» ответить нечего.

Далее. Чем доказывают классовую связь партии к.-д. с демократической мелкой буржуазией городов? Статистикой выборов. Города дают больше всего кадетов. Этот факт верен. Но он не доказателен. Во-1-х, наше избирательное право дает предпочтение не демократическим слоям городской буржуазии. Всем известно, что народные собрания точнее выражают взгляды и настроение «демократической мелкой буржуазии городов». Во-2-х, в городской курии крупных городов сильнее кадеты и слабее левые, чем в городской курии мелких


* См. настоящий том, стр. 207. Ред.


222
В. И. ЛЕНИН

городов. Это показывает статистика выборщиков. А отсюда следует, что кадеты - не демократическая мелкая буржуазия, а либеральная средняя буржуазия. Чем крупнее город, тем резче антагонизм пролетариата с буржуазией, тем сильнее в городской (буржуазной) курии кадеты против левых. В-З-х, в 22 крупных городах, где был левый блок, правые собрали 17 тыс. голосов, октябристы - 34, к.-д. - 74 и левые - 41 тыс. Отнять сразу так много у к.-д. можно было только потому, что к.-д. - не демократы. Либеральные адвокаты везде на свете обманывали демократическую мелкую буржуазию, но были разоблачаемы социалистами.

«Верно ли, - спрашивает «Народная Дума», - что наша средняя и мелкая буржуазия уже заинтересованы в подавлении революции, чтобы сломить непосредственно угрожающую ей силу пролетариата?» - и отвечает: «безусловно неверно».

Здесь безусловно неверно переданы наши взгляды. Это уже, дорогие товарищи, не принципиальная полемика... Вы сами прекрасно знаете, что мы контрреволюционность кадетов отличаем от контрреволюционности октябристов; - что на мелкую буржуазию мы отнюдь не распространяем обвинения в контрреволюционности; - что кадетских помещиков мы считаем боящимися не только рабочих, но и крестьян. Это не возражение, а искажение.

Возражением является следующий довод «Народной Думы». Кадеты становятся умереннее и реакционнее не с подъемом революции, а с понижением ее, т. е. не вследствие своей контрреволюционности, а вследствие своей слабости. Тактика кадетов, - пишет «Народная Дума» курсивом, - «это - тактика не контрреволюционной силы, это - тактика революционного бессилия».

Выходит, что кадеты - тоже революционеры, только бессильные. Вывод чудовищный. Чтобы договориться до этой вопиющей несообразности, надо было начать рассуждение с коренной ошибки. Эта ошибка - отрицание помещичьего характера к.-д. (помещик - контрреволюционен в России либо на манер черносотенца и октябриста, либо на манер кадета) и отрицание того,


223
СИЛА И СЛАБОСТЬ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

что среди к.-д. преобладает буржуазная интеллигенция. Исправив эти две ошибки, получим правильный вывод: тактика к.-д. есть тактика помещичьей контрреволюционности и буржуазно-интеллигентского бессилия. Помещики - контрреволюционная сила. Крупные буржуа - тоже. Буржуазный интеллигент и либеральный чиновник - их трусливый слуга, прикрывающий свое прислужничество контрреволюции «демократическим» лицемерием.

Неверно, что кадеты «правели» только с понижением, а не с подъемом революции.

Вспомните «Начало» 98, товарищи из «Народной Думы». Вспомните статьи - в духе «Витте - агент биржи, Струве - агент Витте». Хорошие это были статьи! Хорошее было время... с меньшевиками мы тогда не расходились в оценке кадетов... Чтобы правильно осветить отношение кадетов к подъему революции или к подъемам революции, надо сказать: революция показывается на улицу - кадет показывается в передней у министра.

Струве у Витте в ноябре 1905 г. Кто-то из кадетов у кого-то из черносотенцев в июне 1906 г. Милюков у Столыпина - 15-го января 1907 г. Так было - так будет...

* * *

Экономически обосновывая свои взгляды на кадетов, «Народная Дума» заключает: «При слабом развитии городов в России и при преобладающем влиянии в городской промышленности крупной индустрии, наша средняя и мелкая городская буржуазия имеет слишком мало влияния на общую экономическую жизнь страны, чтобы чувствовать себя такой же самостоятельной политической силой, какой себя чувствовали в свое время английская или французская...». Очень хорошо и вполне справедливо. Только это не к кадетам относится. И затем, тут уже вполне отпадает то якобы марксистское противопоставление «крупной городской прогрессивной» и «мелкой сельской отсталой» буржуазии, которым пытались не раз оправдать меньшевистскую тактику... «Сделать же своим


224
В. И. ЛЕНИН

орудием пролетариат она не может, потому что пролетариат боретея уже под собственным с.-д. знаменем...». Верно!.. «Вот где источник всех ее шатаний, всей ее нерешительности в борьбе с самодержавным крепостническим строем...». Тоже верно, только не про кадетов, а про трудовые партии и группы, опирающиеся не только на сельскую, но и на городскую мелкую буржуазию!

«... Этой же относительной слабостью городской буржуазной демократии объясняется и то, что как только наши буржуазные демократы начинают леветь, они сейчас же теряют городскую почву под ногами и начинают вязнуть в крестьянско-народническом болоте».

Верно! Тысячу раз верно! О таком полном подтверждении «Народной Думой» большевистской тактики мы не смели и мечтать. «Как только наши буржуазные демократы начинают леветь, - они становятся народниками». Именно так: левые буржуазные демократы, это и есть народники. А кадеты только прикидываются демократами, а на деле вовсе не демократы. Поэтому, поскольку пролетариату приходится делать буржуазную революцию вместе с буржуазной демократией, - постольку ему суждено выступать в политическом «блоке» в широком смысле слова, относя сюда не только избирательные и не только парламентские соглашения, но и совместные действия без всяких соглашений с левой, т. е. народнической мелкой буржуазией, против черных и против к.-д.!

Quod erat demonstrandum - что и требовалось доказать.

В следующий раз побеседуем с «Народной Думой» специально о народниках.

II*

Если признать, что «народники - левые соседи кадетов», что они «постоянно колеблются между к.-д. и с.-д.», то отсюда неизбежно вытекает признание боль-


* Ввиду закрытия правительством «Народной Думы» мы устраним, по возможности, непосредственную полемику с ней и остановимся на принципиальной оценке народничества марксизмом.


225
СИЛА И СЛАБОСТЬ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

шевистской политики: заставлять народников становиться на сторону с.-д. против черносотенцев и против к.-д.

Этот неизбежный вывод из своих признаний меньшевики стараются ослабить или отклонить ссылкой на то, что крестьянство, будучи «революционнее и демократичнее» либералов, в то же время «проникнуто реакционными социальными утопиями» и стремится «в области экономической повернуть назад колесо истории».

Это рассуждение, очень обычное в нашей с.-д. литературе, заключает в себе большую и логическую и историко-экономическую ошибку. Сравнивают аршины с пудами, реакционность крестьянских идей о социалистической революции с реакционностью либеральной политики в буржуазной революции.

Если по отношению к задачам социализма крестьяне стоят, несомненно, за реакционные утопии, то либеральные буржуа по отношению к этим задачам стоят за реакционные расправы вроде июня 1848 г. или мая 1871 года» 99.

Если же в данной, т. е. буржуазной, революции крестьянство и его идеологи, народники, ведут реакционную политику по сравнению с либералами, то марксист никогда не признает народников более левыми, более революционными, более демократичными, чем либералов.

Ясно, что тут что-то не так.

Сравните аграрную политику либералов и народников. Есть ли в ней экономически-реакционные черты в данное время? Стремление ограничить мобилизацию землевладения реакционно у обеих партий. Но чиновнический характер кадетской аграрной политики (помещичьи-бюрократические земельные комитеты) делает ее реакционность гораздо более опасной практически и немедленно. Значит, по этому пункту сравнение всецело не в пользу либералов.

«Уравнительность» землепользования... Идея равенства мелких производителей реакционна, как попытка искать позади, а не впереди, решения задач социалистической революции. Пролетариат несет с собой


226
В. И. ЛЕНИН

не социализм равенства мелких хозяев, а социализм крупного обобществленного производства. Но та же идея равенства есть самое полное, последовательное и решительное выражение буржуазно-демократических задач. Марксистам, забывшим это, можно посоветовать обратиться к первому тому «Капитала» Маркса и к «Анти-Дюрингу» Энгельса. Идея равенства выражает всего цельнее борьбу со всеми пережитками крепостничества, борьбу за самое широкое и чистое развитие товарного производства.

У нас часто забывают об этом, когда говорят о реакционности народнических «уравнительных» аграрных проектов.

Равенство не только идейно выражает наиболее полное осуществление условий свободного капитализма и товарного производства. И материально, в области экономических отношений земледелия, вырастающего из крепостничества, равенство мелких производителей является условием самого широкого, полного, свободного и быстрого развития капиталистического сельского хозяйства.

Это развитие идет в России давно. Революция ускорила его. Весь вопрос в том, пойдет ли оно по типу, так сказать, прусскому (сохранение помещичьего хозяйства с закабалением кнехта, платящего «по справедливой оценке» за голодный надел) или по типу американскому (уничтожение помещичьего хозяйства, переход всей земли к крестьянам).

Это - основной вопрос всей нашей буржуазно-демократической революции, вопрос ее поражения или победы.

Социал-демократы требуют перехода всей земли к крестьянам без выкупа, т. е. решительно борются за второй, выгодный для народа, тип развития капитализма. При борьбе крестьян с крепостниками-помещиками самым сильным идейным импульсом в борьбе за землю является идея равенства, - и самым полным устранением всех и всяких остатков крепостничества является создание равенства между мелкими производителями. Поэтому идея равенства является самой революционной для


227
СИЛА И СЛАБОСТЬ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

крестьянского движения идеей не только в смысле стимула к политической борьбе, но и в смысле стимула к экономическому очищению сельского хозяйства от крепостнических пережитков.

Поскольку народники мечтают, что равенство может держаться на основе товарного производства, что это равенство может быть элементом развития к социализму, - постольку их воззрения ошибочны, их социализм реакционен. Это должен знать и помнить всякий марксист. Но марксист изменил бы своему делу исторического рассмотрения особых задач буржуазно-демократической революции, если бы он забыл, что эта же самая идея равенства и всевозможные планы уравнительности являются самым полным выражением задач не социалистической, а буржуазной революции, задач борьбы не с капитализмом, а с помещичьим и бюрократическим строем.

Либо эволюция прусского типа: крепостник-помещик становится юнкером. На десятилетие укреплена помещичья власть в государстве. Монархия. «Обшитый парламентскими формами военный деспотизм» 100 вместо демократии. Наибольшее неравенство в сельском и в остальном населении. Либо эволюция американского типа. Уничтожение помещичьего хозяйства. Крестьянин становится свободным фермером. Народовластие. Буржуазно-демократический строй. Наибольшее равенство среди сельского населения, как исходный пункт и условие свободного капитализма.

Такова на деле историческая альтернатива, подкрашиваемая лицемерием кадетов (ведущих страну по первому пути) и социально-реакционным утопизмом народников (ведущих ее по второму).

Ясно, что пролетариат должен все силы направить на поддержку второго пути. Только в этом случае трудящиеся классы всего скорее изживут последние буржуазные иллюзии, - ибо социализм равенства есть последняя буржуазная иллюзия мелкого хозяина. Только в этом случае народные массы, учась не из книг, а из опыта, на деле испытают в самое короткое время бессилие всех и всяких уравнительных прожектов,


228
В. И. ЛЕНИН

бессилие - против власти капитала. Только в этом случае пролетариат скорее всего стряхнет с себя «трудовые», т. е. мещанские традиции, избавится от неизбежно падающих на него теперь буржуазно-демократических задач и всецело отдастся своим собственным, действительно классовым, т. е. социалистическим задачам.

Только непонимание соотношения между буржуазно-демократическими и социалистическими задачами заставляет иных с.-д. бояться политики доведения до конца буржуазной революции.

Только непонимание задач и сущности буржуазной революции порождает рассуждения вроде следующих: «Она (наша революция) в последнем счете порождена не интересами крестьян, а (??) интересами развивающегося буржуазного общества» или «эта революция буржуазная и потому (!!??) она не может идти под крестьянским знаменем и руководством» («Народная Дума», № 21, от 4 апреля). Выходит, что крестьянское хозяйство в России стоит на какой-то иной, не на буржуазной, почве! Интересы крестьянской массы это и есть интересы самого полного, быстрого и широкого «развития буржуазного общества», развития «американского», а не «прусского». Именно поэтому буржуазная революция может идти под «крестьянским руководством» (вернее: под пролетарским руководством, если крестьяне, колеблясь между к.-д. и с.-д., пойдут в общем и целом за с-д.). Буржуазная революция под руководством буржуазии может быть только неоконченной революцией (т. е. не революцией, а реформой, говоря строго). Она может быть действительной революцией только под руководством пролетариата и крестьянства.

«Наше Эхо» №№ 10 и 12, 5 и 7 апреля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Наше Эхо»



229

ПРЕДИСЛОВИЕ
К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ КНИГИ «ПИСЬМА И. Ф. БЕККЕРА, И. ДИЦГЕНА, Ф. ЭНГЕЛЬСА, К. МАРКСА И ДР. К Ф. А. ЗОРГЕ И ДР.»

Написано 6 (19) апреля 1907 г.

Напечатано в 1907 г. в книге, изданной в С .-Петербурге П. Дауге

Печатается по тексту книги



231

Предлагаемое русской публике собрание писем Маркса, Энгельса, Дицгена, Беккера и других вождей международного рабочего движения прошлого века представляет из себя необходимое дополнение к нашей передовой марксистской литературе.

Мы не будем здесь подробно останавливаться на важности этих писем для истории социализма и для всестороннего освещения деятельности Маркса и Энгельса. Эта сторона дела не требует пояснений. Отметим только, что для понимания печатаемых писем необходимо знакомство с основными работами по истории Интернационала (см. Jekk: «Интернационал». Русский перевод в издании «Знания»), затем немецкого и американского рабочего движения (см. Фр. Меринг: «История германской социал-демократии» и Морис Хилквит: «История социализма в Америке») и т. д.

Мы не намерены также пытаться дать здесь общий очерк содержания этой переписки и оценку различных исторических периодов, к которым она относится. Меринг превосходно выполнил это в своей статье: «Der Sorgesche Briefwechsel» («Neue Zeit», 25. Jahrg., Nr. 1 und 2), которая приложена будет, вероятно, издателем к настоящему переводу или появится в отдельном русском издании 101.

Для русских социалистов в переживаемую нами революционную эпоху особенный интерес представляют те уроки, которые борющийся пролетариат должен


232
В. И. ЛЕНИН

вынести из знакомства с интимными сторонами деятельности Маркса и Энгельса на протяжении почти 30 лет (1867-1895). Неудивительно поэтому, что и в нашей с.-д. литературе первые попытки познакомить читателей с письмами Маркса и Энгельса к Зорге делались в связи с «боевыми» вопросами социал-демократической тактики в русской революции (плехановская «Современная Жизнь» 102, меньшевистские «Отклики» 103). На оценке тех мест печатаемой переписки, которые особенно важны с точки зрения современных задач рабочей партии в России, мы и намерены остановить внимание читателей.

Всего чаще высказывались Маркс и Энгельс в своих письмах о злободневных вопросах англо-американского и немецкого рабочего движения. Это понятно, ибо они были немцами, которые жили в то время в Англии и переписывались с своим американским товарищем. О французском рабочем движении и особенно о Парижской Коммуне Маркс высказывался гораздо чаще и обстоятельнее в тех письмах, которые он писал немецкому с.-д. Кугельману *.

Сравнение того, как высказывались Маркс и Энгельс по вопросам англоамериканского и немецкого рабочего движения, чрезвычайно поучительно. Если принять во внимание, что Германия, с одной стороны, Англия и Америка, - с другой, представляют из себя различные стадии капиталистического развития, различные формы господства буржуазии, как класса, во всей политической жизни этих стран, - то указанное сравнение приобретает особенно большое значение. С научной точки зрения, мы наблюдаем здесь образчик материалистической диалектики, уменье выдвинуть на первый план и подчеркнуть различные пункты, различные стороны вопроса в применении к конкретным особенностям тех или иных политических и экономических условий. С точки зрения практической политики и тактики рабочей партии, мы видим здесь образчик того,


* См. «Письма К. Маркса к д-ру Кугельману». Перевод под ред. и с предисловием Н. Ленина. СПБ. 1907 г. (См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 371-379. Ред.)


233
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

как творцы «Коммунистического манифеста» определяли задачи борющегося пролетариата применительно к различным этапам национального рабочего движения разных стран.

В англо-американском социализме Маркс и Энгельс всего резче критикуют его оторванность от рабочего движения. Красной нитью, через все их многочисленные отзывы о «С.-д. федерации» (Social-Democratic Federation) в Англии 104 и об американских социалистах, проходит обвинение в том, что они превратили марксизм в догму, в «окаменелую (starre) ортодоксию», что они видят в нем «символ веры, а не руководство для действия» 105, что они не умеют приладиться к идущему около них, теоретически беспомощному, но живому, массовому, могучему рабочему движению. «Где были бы мы теперь, - восклицает Энгельс в письме от 27 января 1887 г., - если бы мы в период времени от 1864 г. до 1873 г. всегда хотели бы идти рука об руку только с теми, которые открыто признавали нашу программу?» 106. А в предыдущем письме (28 декабря 1886 г.), касаясь вопроса о влиянии на рабочий класс в Америке идей Генри Джорджа, он пишет:

«Один или два миллиона рабочих голосов, поданных в ноябре за действительную («bona fide») рабочую партию, в данную минуту бесконечно важнее, чем сотня тысяч голосов, поданных за безукоризненную, в теоретическом отношении, программу».

Это - очень интересные места. У нас нашлись социал-демократы, поспешившие использовать их в защиту идеи «рабочего съезда» или чего-то вроде ларинской «широкой рабочей партии». Почему же не в защиту «левого блока»? спросим мы таких скороспелых «использователей» Энгельса. Письма, из которых взяты цитаты, относятся к тому времени, когда рабочие в Америке голосовали на выборах за Генри Джорджа. Г-жа Вишневецкая - американка, вышедшая замуж за русского и переводившая сочинения Энгельса, - просила его, как видно из ответа Энгельса ей, раскритиковать хорошенько Г. Джорджа. Энгельс пишет (28 декабря 1886 г.), что для этого не настало еще время, ибо пусть лучше


234
В. И. ЛЕНИН

рабочая партия начнет складываться на не совсем чистой программе. Потом-де сами рабочие поймут, в чем дело, «научатся на своих ошибках», а мешать «все равно на основании какой бы то ни было программы - национальному скреплению рабочей партии, я считал бы большой ошибкой» 107.

А, разумеется, всю нелепость и реакционность идей Г. Джорджа с точки зрения социалистической Энгельс превосходно понимал и многократно отмечал. В переписке Зорге есть интереснейшее письмо К. Маркса от 20 июня 1881 г., где он дает оценку Г. Джорджу, как идеологу радикальной буржуазии. «Теоретически Г. Джордж совсем отсталый человек» (total arriere), - писал Маркс 108. И с этим настоящим социалистом-реакционером не боялся вместе идти на выборах Фр. Энгельс, лишь бы были люди, умеющие предсказать массам «последствия их собственных ошибок» (Энгельс, в письме от 29 ноября 1886 года) 109.

Про «рыцарей труда» (Knights of Labor) 110, тогдашнюю организацию американских рабочих, Энгельс писал в том же письме: «слабейшей их стороной (буквально: гнилая, faulste) было - политическое воздержание...». «Одним из первых важнейших шагов всякой вновь вступающей в движение страны должна быть организация самостоятельной рабочей партии, все равно каким бы путем это ни было достигнуто, лишь бы она была действительно рабочей партией» 111.

Очевидно, что отсюда нельзя вывести ровно ничего в защиту прыжка от социал-демократии к беспартийному рабочему съезду и т. п. Необходимость же допускать иногда совместную выборную кампанию с радикальными «социал-реакционерами» должен вывести отсюда всякий, кто не хочет подпасть под обвинение Энгельса в принижении марксизма до «догмы», «ортодоксии», «сектантства» и т. п.

Но интереснее, конечно, остановиться не столько на этих американско-русских параллелях (мы должны были их коснуться, чтобы ответить противникам), - сколько на основных чертах англо-американского рабочего движения. Эти черты - отсутствие сколько-


235
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

нибудь крупных, общенациональных демократических задач перед пролетариатом; полное подчинение пролетариата буржуазной политике; сектантская оторванность кучек, горсток социалистов от пролетариата; ни малейшего успеха социалистов на выборах перед рабочими массами и т. д. Кто забывает эти основные условия и берется делать широкие выводы из «американско-русских параллелей», тот обнаруживает крайнюю поверхностность.

Если Энгельс напирает так на экономические организации рабочих в подобных условиях, то это потому, что речь идет о наиболее установившихся демократических порядках, выдвигающих перед пролетариатом чисто социалистические задачи.

Если Энгельс напирает на важность самостоятельной рабочей партии, хоть с плохой программой, то это потому, что речь идет о странах, где до тех пор ни намека не было ни на какую политическую самостоятельность рабочих, - где рабочие волочились и волочатся в политике больше всего за буржуазией.

Пытаться распространять выводы, взятые из таких рассуждений, на страны или на исторические моменты, где пролетариат раньше создал свою партию, чем либеральные буржуа, - где пролетариат не имеет и тени традиций в голосовании за буржуазных политиканов, - где на очереди непосредственно стоят не социалистические, а буржуазно-демократические задачи, - пытаться делать это, значит издеваться над историческим методом Маркса.

Наша мысль будет еще яснее читателю, если мы сопоставим отзывы Энгельса об англо-американском движении с отзывами о немецком.

Таких отзывов тоже масса в печатаемой переписке и крайне интересных. И красной нитью через все эти отзывы проходит нечто совсем иное: предостережение против «правого крыла» рабочей партии, беспощадная (иногда - как у Маркса в 1877-1879 гг. - бешеная) война с оппортунизмом в социал-демократии.

Подтвердим это сначала цитатами из писем, а потом остановимся на оценке этого явления.


236
В. И. ЛЕНИН

Прежде всего, тут приходится отметить отзывы К. Маркса о Хёхберге и К° . Фр. Меринг в своей статье «Der Sorgesche Briefwechsel» старается смягчить нападки Маркса, как и позднейшие нападки Энгельса на оппортунистов, - старается, по нашему мнению, несколько чрезмерно. В частности, относительно Хёхберга и К°, Меринг отстаивает свое мнение о неверной оценке Марксом Лассаля и лассальянцев 112. Нас же интересует здесь, повторяем, не историческая оценка правильности или преувеличенности нападений Маркса на таких-то именно социалистов, а принципиальная оценка Марксом определенных течений в социализме вообще.

Жалуясь на компромиссы немецких с.-д. с лассальянцами и Дюрингом (письмо от 19 октября 1877 г.), Маркс осуждает также компромисс «с целой бандой незрелых студентов и преумнейших докторов» («доктор» по-немецки - научная степень, соответствующая нашему «кандидату» или «окончившему университет по 1-му разряду»), «поставивших себе задачей дать социализму «более высокое идеалистическое» направление, то есть заменить его материалистическую базу - (требующую, раньше чем ею оперировать, объективного изучения) - новой мифологией со всеми ее богинями: справедливостью, свободой, равенством и fraternite (братством). Одним из представителей этого направления является «вкупившийся» в партию издатель журнала «Zukunft» 113, д-р Хёхберг - допускаю с «самыми благими» намерениями, но я на всякие «намерения» плюю. Редко появлялось на свет божий что-либо более жалкое и с более «скромной претензией», как программа его «Zukunft'а»» (письмо № 70) 114.

В другом письме, писанном почти через два года (19 сентября 1879 г.), Маркс опровергает сплетни, будто за И. Мостом стоят они с Энгельсом, и подробно рассказывает Зорге о своем отношении к оппортунистам в немецкой с.-д. партии. Журнал «Zukunft» вели Хёхберг, Шрамм и Эд. Бернштейн. Маркс и Энгельс отказались участвовать в подобном издании, а когда зашла речь об основании при участии того же Хёхберга и при его денежной помощи нового партийного органа,


237
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

то Маркс и Энгельс сначала требовали для контроля за этой «смесью из докторов, студентов и катед ер-социалистов» принятия назначенного ими ответственного редактора Гирша, а затем обратились с прямым циркуляром к Бебелю, Либкнехту и другим вождям с.-д. партии, предупреждая: что будут открыто бороться против «такого опошления (Verluderung - еще более сильное слово по-немецки) теории и партии», если направление Хёхберга, Шрамма, Бернштейна не изменится.

Это была та пора в немецкой с.-д. партии, про которую Меринг писал в своей «Истории» - «Год смуты» («Ein Jahr der Verwirrung»), После «исключительного закона» партия не сразу нашла верный путь, ударившись сначала в анархизм Моста и оппортунизм Хёхберга и К°. «Эти люди, - пишет Маркс про последнего, - в теоретическом отношении нули, а в практическом никуда не годны, хотят социализм (о котором они имеют понятие по университетскому рецепту) и, главным образом, социал-демократическую партию сделать умереннее, а рабочих просветить, или, как они выражаются, привить им «элементы образования», сами имея только путаные полузнания, и, кроме того, они раньше всего ставят себе задачей поднять значение партии в глазах мелкой буржуазии. Все же они представляют из себя ни больше ни меньше, как убогих контрреволюционных болтунов» 115.

«Бешеная» атака Маркса привела к тому, что оппортунисты отступили и... стушевались. В письме от 19 ноября 1879 г. Маркс извещает, что Хёхберга из редакционной комиссии удалили, а от его идей отреклись все влиятельные вожаки партии, Бебель, Либкнехт, Бракке и т. д. 116 Партийный орган с.-д. «Социал-Демократ» 117 стал выходить под редакцией Фольмара, который тогда стоял на революционном крыле партии. Еще год спустя (5 ноября 1880 г.) Маркс рассказывает, что они с Энгельсом постоянно боролись против «жалкого» (miserabel) ведения этого «Социал-Демократа» и боролись часто резко («wobei's oft scharf hergeht»). Либкнехт был у Маркса в 1880 г. и обещал, что наступит «улучшение» во всех отношениях 118.


238
В. И. ЛЕНИН

Мир был восстановлен, и война не выплыла наружу. Хёхберг отошел, а Бернштейн стал революционным социал-демократом... по крайней мере, до смерти Энгельса в 1895 году.

От 20 июня 1882 г. Энгельс пишет к Зорге, рассказывая об этой борьбе уже как о прошлом: «В общем дела в Германии идут прекрасно. Правда, господа партийные литераторы пытались вызвать в партии реакционный поворот, но с треском провалились. Издевательства, которым всюду подвергаются рабочие социал-демократы, сделали их еще более революционными, чем они были три года тому назад. ... Эти господа (партийные литераторы) во что бы то ни стало хотели, ценою кротости, смирения и подлизывания, выклянчить отмены закона против социалистов, так беспардонно лишившего их литературного заработка. С падением этого закона раскол, несомненно, обнаружится, и господа Фиреки и Хёхберги и т. д., образовав из себя правое крыло, отпадут; с ними можно будет от времени до времени вступать в переговоры, пока они наконец совершенно не стушуются. Это мнение было нами высказано сейчас же после введения закона против социалистов, когда Хёхберг и Шрамм напечатали в «Ежегоднике» в высшей степени гнусную оценку партийной деятельности и требовали более благопристойного, воспитанного и элегантного образа действия со стороны партии» 119 («jebildetes» - вместо gebildetes. Энгельс подразумевает берлинский акцент немецких литераторов).

Предсказание бернштейниады 120, сделанное в 1882 году, замечательно подтвердилось в 1898 и следующих годах.

И с тех пор, особенно после смерти Маркса, Энгельс - можно без преувеличения сказать: неустанно - «перегибает палку», искривляемую немецкими оппортунистами.

Конец 1884 года. Осуждаются «мещанские предрассудки» немецких с.-д. депутатов рейхстага, голосовавших за субсидию пароходству («Dampfersubvention» см. в «Истории» Меринга). Энгельс сообщает Зорге, что


239
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

ему приходится много переписываться по этому поводу (письмо от 31 декабря 1884 г.) 121.

1885-ый год. Оценивая всю историю с «Dampfersubvention», Энгельс пишет (3 июня), что «дело чуть не дошло до раскола». «Филистерство» депутатов с.-д. было «колоссально». «Мелкобуржуазно-социалистическая фракция неизбежна в такой стране, как Германия», - говорит Энгельс 122.

1887-ой год. Энгельс отвечает Зорге, который писал ему, что партия срамит себя выбором в депутаты людей вроде Фирека (социал-демократ хёхбергского покроя). Ничего не поделаешь, - оправдывается Энгельс, - неоткуда взять рабочей партии хороших депутатов в рейхстаг. «Господам же правого крыла известно, что они терпимы только вследствие закона против социалистов и что в первый же день, в который партия легче вздохнет, они будут из нее выброшены». Да и лучше вообще, «пусть партия стоит выше своих парламентских героев, чем обратно» (3 марта 1887 г.). Либкнехт - примиренец, - жалуется Энгельс, - он все фразами прикрывает разногласия. Но когда дойдет дело до раскола, - в решительную минуту он будет с нами 123.

1889-ый год. Два международных социал-демократических конгресса в Париже 124. Оппортунисты (с французскими поссибилистами 125 во главе их) раскололись с революционными с.-д. Энгельс (ему было тогда 68 лет) бросается в бой, как юноша. Ряд писем (начиная с 12 января до 20 июля 1889 г.) посвящен борьбе с оппортунистами. Достается не только им, но и немцам, Либкнехту, Бебелю и др., за их примиренство.

Поссибилисты продались правительству, - пишет Энгельс 12 января 1889 г. А членов английской «С.-д. федерации» (S.D.F.) он изобличает в союзе с поссибилистами 126. «Беготня и громадная переписка по поводу этого проклятого съезда не оставляют мне времени ни для чего другого» (11 мая 1889 г.). Поссибилисты хлопочут, а наши спят, - сердится Энгельс. Теперь даже Ауэр и Шиппель требуют, чтобы мы шли на конгресс поссибилистов. Но это открыло «наконец» глаза Либкнехту. Энгельс вместе с Бернштейном


240
В. И. ЛЕНИН

пишет памфлеты (подписанные Бернштейном, - Энгельс их называет: «наши памфлеты») против оппортунистов 127.

«За исключением S.D.F., поссибилисты во всей Европе не имеют на своей стороне ни одной из социалистических организаций (8 июня 1889 г.). Им, следовательно, ничего другого не остается, как вернуться нааад к несоциалистическим тред-юнионам» (к сведению наших поклонников широкой рабочей партии, рабочего съезда и т. д.!). «Из Америки к ним прибудет один только делегат от рыцарей труда». Противник тот же, что и в борьбе с бакунистами: «с тою только разницей, что знамя анархистов заменено знаменем поссибилистов; та же продажа своих принципов буржуазии за концессии в розницу, а главное за теплые местечки для вожаков (члены городской думы, биржи труда и т. д.)». Брусе (вождь поссибилистов) и Гайндман (вождь соединившейся с поссибилистами S.D.F.) нападают на «авторитарный марксизм» и хотят составить «ядро нового Интернационала».

«Ты не можешь себе представить, до чего немцы наивны! Мне стоило громадных усилий разъяснить, даже самому Бебелю, в чем собственно тут дело» (8 июня 1889 г.) 128. И когда оба конгресса состоялись, когда революционные с.-д. превзошли числом поссибилистов (объединенных с тред-юнионистами, с S.D.F., с частью австрийцев и т. д.), то Энгельс ликует (17 июля 1889 г.) 129. Его радует, что примиренческие планы и предложения Либкнехта и др. не удались (20 июля 1889). «А нашей сентиментальной примиренческой братии за все ее дружелюбие было поделом получить грубый пинок в самое мягкое место». «Авось, это их вылечит на некоторое время» 130.

... Прав Меринг («Der Sorgesche Briefwechsel»), что Маркс и Энгельс в «хорошем тоне» смыслили мало: «не долго раздумывали, нанося удар, но и не хныкали по поводу каждого ими полученного удара». «Если вы думаете, - писал однажды Энгельс, - что ваши булавочные уколы могут пронзить мою старую, хорошо выдубленную, толстую кожу, - то вы ошибаетесь» 131.


241
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

И эту нечувствительность, приобретенную ими, - пишет Меринг о Марксе и Энгельсе, - они предполагали и у других.

1893-ий год. Расправа с «фабианцами» 132, которая сама собою напрашивается... для суждения о бернштейнианцах (недаром ведь Бернштейн «воспитал» свой оппортунизм в Англии на «фабианцах»). «Фабианцы здесь в Лондоне представляют из себя банду карьеристов, имеющих, однако, достаточно здравого смысла, чтобы понять неизбежность социального переворота; но не доверяя эту гигантскую работу одному грубому пролетариату, они соблаговолили встать во главе его. Страх перед революцией - их основной принцип. Они «интеллигенты» par excellence *. Их социализм есть муниципальный социализм: коммуна, а не нация должна, по крайней мере, на первых порах, сделаться собственницей средств производства. Свой же социализм они рисуют крайним, но неизбежным следствием буржуазного либерализма. Отсюда их тактика: не вести решительной борьбы с либералами, как с противниками, а толкать их к социалистическим выводам, т. е. надувать их, «пропитывать либерализм социализмом», не противопоставлять либералам социалистических кандидатов, а подсовывать их либералам, т. е. обманным путем проводить их... Но, что они при этом либо сами будут обмануты, либо надуют социализм, они, конечно, не понимают.

Фабианцы издали, наряду с разной дрянью, и несколько хороших пропагандистских сочинений, и это наилучшее из всего того, что в этой области было сделано англичанами. Но как только они возвращаются к своей специфической тактике: затушевыванию классовой борьбы, так дело плохо. Из-за классовой борьбы они фанатически ненавидят Маркса и всех нас.

Фабианцы насчитывают, конечно, много буржуазных сторонников, а потому они и располагают «большими деньгами»...» 133.


* - по преимуществу. Ред.


242
В. И. ЛЕНИН

КЛАССИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ИНТЕЛЛИГЕНТСКОГО ОППОРТУНИЗМА В СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

1894-й год. Крестьянский вопрос. «На континенте, - пишет Энгельс 10 ноября 1894 г., - по мере того, как движение разрастается, увеличивается и стремление к еще большим успехам, а охота на крестьян, в буквальном смысле этого слова, входит в моду. Сначала французы, устами Лафарга, заявили в Нанте, что не только не наше дело ускорять разорение мелкого крестьянства - для нас об этом позаботится капитализм, - но что нужно прямо-таки защищать крестьянина против фиска, ростовщиков и крупных землевладельцев. Но с этим мы уж согласиться никак не можем, ибо это, во-первых, глупо, а во-вторых - и невозможно. Вслед за этим во Франкфурте выступает Фольмар, который вообще намеревается подкупить крестьян, причем крестьянин, с которым он имеет дело в верхней Баварии, не то, что прирейнский мелкий, задавленный долгами крестьянин, а средний и самостоятельный крупный земледелец, эксплуатирующий батраков и батрачек и торгующий скотом и хлебом. А с этим без отказа от всех принципов согласиться невозможно» 134

1894 год, 4-го декабря: «... Баварцы сделались очень и очень оппортунистичны и превратились чуть ли не в простую народную партию (я говорю о большинстве вождей и о многих новичках, вошедших в партию); в баварском ландтаге они голосовали за бюджет в целом, а особенно Фольмар организовал агитацию среди крестьян с целью привлечь на свою сторону не батраков, а верхнебаварских крупных земледельцев - людей, владеющих от 25-80 акров земли (от 10-30 гектаров), т. е. совершенно не могущих обойтись без наемных рабочих...» 135.

Отсюда мы видим, что на протяжении более чем десяти лет Маркс и Энгельс систематически, неуклонно боролись с оппортунизмом в немецкой с.-д. партии и преследовали интеллигентское филистерство и мещанство в социализме. Это крайне важный факт. Широкая


243
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

публика знает, что немецкая социал-демократия считается образцом марксистской политики и тактики пролетариата, но не знает, какую постоянную войну приходилось вести основоположникам марксизма против «правого крыла» (выражение Энгельса) этой партии. Что вскоре после смерти Энгельса эта война из тайной стала явной, - это не случайность. Это - неизбежный результат десятилетий исторического развития германской социал-демократии.

И теперь перед нами особенно отчетливо встают две линии энгельсовских (и мар-ксовских) советов, указаний, поправок, угроз и назиданий. Англо-американских социалистов они всего настойчивее призывали слиться с рабочим движением, вытравить из своих организаций узкий и заскорузлый сектантский дух. Немецких с.-д. они всего настойчивее учили: не впадайте в филистерство, в «парламентский идиотизм» (выражение Маркса в письме от 19-го сентября 1879 г.) 136, в мещански-интеллигентский оппортунизм.

Разве не характерно, что наши социал-демократические кумушки затрещали о советах первого рода и поджали губы, обходя молчанием советы второго рода? Разве такая односторонность в оценке писем Маркса и Энгельса не является лучшим показателем некоторой нашей, российской, социал-демократической... «односторонности»?

В настоящее время, когда международное рабочее движение проявляет симптомы глубокого брожения и шатания, когда крайности оппортунизма, «парламентского идиотизма» и филистерского реформизма вызвали обратные крайности революционного синдикализма, - в настоящее время общая линия «поправок» Маркса и Энгельса к англо-американскому и немецкому социализму приобретает исключительную важность.

В таких странах, где нет социал-демократической рабочей партии, нет с.-д. депутатов в парламентах, нет никакой систематической, выдержанной с.-д. политики ни на выборах, ни в прессе и т. д., - в таких странах Маркс и Энгельс учили социалистов во что бы то ни стало рвать узкое сектантство и примыкать


244
В. И. ЛЕНИН

к рабочему движению, чтобы политически встряхнуть пролетариат. Ибо ни в Англии, ни в Америке пролетариат в последней трети XIX века не проявлял почти никакой политической самостоятельности. Политическая арена в этих странах - при почти абсолютном отсутствии буржуазно-демократических исторических задач - была всецело заполнена торжествующей, самодовольной буржуазией, которая по искусству обманывать, развращать и подкупать рабочих не имеет себе равной на свете.

Думать, что эти советы Маркса и Энгельса по адресу англо-американского рабочего движения могут быть просто и прямо применены к российским условиям, - значит использовать марксизм не для уяснения его метода, не для изучения конкретных исторических особенностей рабочего движения в определенных странах, а для мелких фракционных, интеллигентских счетов.

Наоборот, в такой стране, где буржуазно-демократическая революция осталась незаконченной, где царил и царит «обшитый парламентскими формами военный деспотизм» (выражение Маркса в его «Критике Готской программы») 137, где пролетариат давно уже втянут в политику и ведет социал-демократическую политику, - в такой стране Маркс и Энгельс всего больше боялись парламентского опошления, филистерского принижения задач и размаха рабочего движения.

Эту сторону марксизма мы тем более обязаны подчеркивать и выдвигать на первый план в эпоху буржуазно-демократической революции в России, что у нас, обширная, «блестящая», богатая либерально-буржуазная пресса тысячами голосов трубит пролетариату об «образцовой» лояльности, парламентской легальности, скромности и умеренности соседнего немецкого рабочего движения.

Эта корыстная ложь буржуазных предателей русской революции вызвана не случайностью и не личной испорченностью каких-нибудь бывших или будущих министров из кадетского лагеря. Она вызвана глубокими экономическими интересами российских либераль-


245
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

ных помещиков и либеральных буржуа. И в борьбе с этой ложью, с зтим «отуплением масс» («Massenverdummung» - выражение Энгельса в письме от 29 ноября 1886 г.) 138 письма Маркса и Энгельса должны послужить незаменимым оружием для всех российских социалистов.

Корыстная ложь либеральных буржуа показывает народу образцовую «скромность» немецких с.-д. Вожди этих с.-д., основоположники теории марксизма, говорят нам:

«Революционное выступление французов выставило лицемерие Фирека и К° (оппортунисты с.-д. в немецкой парламентской с.-д. фракции) еще в более неприглядном виде» (речь идет об образовании рабочей партии в французской палате и о Деказвильской стачке, отколовшей французских радикалов от французского пролетариата 139). «В последних социалистических дебатах выступали уже только Либкнехт и Бебель и оба очень удачно. С такими дебатами мы снова можем показаться в порядочном обществе, что, к сожалению, раньше не всегда имело место. Это вообще хорошо, что у немцев, в особенности после того, как они послали в рейхстаг такое большое число филистеров (что, однако, было неизбежно), оспаривается роль руководителей международного социального движения. В спокойное время в Германии все становится филистерским, и в такие моменты абсолютно необходимо жало французской конкуренции...» (письмо от 29 апреля 1886 года) 140.

Вот какие уроки должна тверже всего усвоить себе Российская социал-демократическая рабочая партия, находящаяся под преобладающим идейным влиянием немецкой социал-демократии.

Эти уроки преподает нам не то или иное отдельное место из переписки величайших людей XIX века, - а весь дух и все содержание их товарищеской, прямой, чуждой дипломатии и мелких расчетов, критики международного опыта пролетариата.

До какой степени проникнуты, действительно, все письма Маркса и Энгельса этим духом, могут показать


246
В. И. ЛЕНИН

еще следующие, правда, сравнительно частные, но зато крайне характерные места 141.

В 1889 году начиналось в Англии молодое, свежее, полное нового, революционного духа, движение необученных, неквалифицированных, простых рабочих (газовых, докеров и т. д.). Энгельс в восторге от него. Роль дочери Маркса, «Тасси» (Tussy), агитировавшей среди них, он подчеркивает с торжеством. «Самое отвратительное здесь, - пишет он из Лондона 7 декабря 1889 г., - это всосавшаяся в плоть и кровь рабочих буржуазная «респектабельность». Социальное расчленение общества на бесчисленные, бесспорно всеми признанные, градации, из которых каждая в отдельности имеет свой «гонор» и проникнута врожденным ей чувством уважения к «лучшим» и «высшим», столь старо и столь устойчиво, что надувать массы для буржуазии не представляет большого труда. Я, например, далеко не уверен, что Джон Бернс (Burns) гордится в душе более своею популярностью среди своего класса, чем своею популярностью у кардинала Маннинга, лорд-мэра и вообще у буржуазии. А Чэмпион (Champion) - лейтенант в отставке - еще много лет тому назад вел какие-то делишки с буржуазными и, главным образом, консервативными элементами, а на поповском церковном съезде проповедовал социализм и т. д. И даже сам Том Мэн (Mann), которого я считаю среди них самым лучшим, и тот любит рассказывать о том, как он будет завтракать у лорд-мэра. И лишь при сопоставлении их с французами убеждаешься, до чего в этом отношении благотворно влияет революция» 142.

Комментарии излишни.

Еще пример. В 1891 году была опасность европейской войны. Энгельс переписывался об этом с Бебелем, и они соглашались насчет того, что при нападении России на Германию немецкие социалисты должны будут отчаянно биться и с русскими и с какими угодно союзниками русских. «Если Германия будет задушена, то и мы вместе с нею. В случае же благоприятного поворота борьба примет такой ожесточенный характер, что Германия сумеет держаться лишь революционными мерами,


247
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

почему мы, легко возможно, и будем вынуждены встать у кормила правления и разыграть 1793 г.» (письмо от 24 октября 1891 г.) 143.

К сведению тех оппортунистов, которые кричали на весь мир о несоциал-демократичности «якобинских» перспектив для русской рабочей партии в 1905 году! Энгельс прямо указывал Бебелю на возможность того, что социал-демократам придется участвовать во временном правительстве.

Вполне естественно, что при таких взглядах на задачи социал-демократических рабочих партий Маркс и Энгельс были полны самой радужной веры в русскую революцию и в ее могучее всемирное значение. На протяжении почти двадцати лет мы видим в данной переписке это страстное ожидание революции в России.

Вот письмо Маркса от 27 сентября 1877 года. Восточный кризис 144 вызывает восторг у Маркса. «Россия давно уже стоит на пороге больших переворотов, и все необходимые для этого элементы уже созрели. Взрыв ускорен на многие годы, благодаря ударам, нанесенным молодцами турками... Переворот начнется secundum artem («по всем правилам искусства») с конституционных заигрываний, и буча выйдет отменная (il y aura un beau tapage). И при благосклонности матери-природы, мы доживем до этого торжества» 145. (Марксу было тогда 59 лет.)

До «этого торжества» мать-природа не дала - да и не могла, пожалуй, дать дожить Марксу. Но «конституционные заигрывания» он предсказал, и его слова так и кажутся вчера написанными про первую и про вторую российскую Думу. А ведь предостережение народа насчет «конституционных заигрываний» и составляло «душу живу» столь ненавидимой либералами и оппортунистами тактики бойкота...

Вот письмо Маркса от 5 ноября 1880 года. Он ликует по поводу успеха «Капитала» в России 146 и становится на сторону народовольцев против только что возникшей тогда группы чернопередельцев 147. Анархические элементы в их взглядах верно схвачены Марксом, и - не зная и не имея возможности знать тогда о грядущей


248
В. И. ЛЕНИН

эволюции чернопередельцев-народников в социал-демократов - Маркс нападает на чернопередельцев со всей силой своего бичующего сарказма:

«Эти господа против всяких политических революционных выступлений. Россия, по их мнению, должна сделать скачок прямо в анархически-коммунистически-атеистическое тысячелетие. Скачок же этот они тем временем подготовляют скучнейшим доктринерством. Так называемые принципы их доктрин взяты у покойного Баку-нина» 148.

Можно видеть отсюда, как оценил бы Маркс для России 1905 и следующих годов важность «политически-революционных выступлений» социал-демократии *.

Вот письмо Энгельса от 6 апреля 1887 г.: «Зато, кажется, предстоит кризис в России. Последние покушения вызвали большое замешательство...». Письмо от 9 апреля 1887 г. - то же самое... «Армия полна недовольными конспирирующими офицерами» (Энгельс находился тогда под впечатлением народовольческой революционной борьбы, возлагая надежды на офицеров и не видя еще обнаружившейся так блестяще 18 лет спустя революционности русского солдата и матроса...). «... Не думаю, чтобы теперешнее положение вещей продержалось хотя бы еще с год. А когда в России вспыхнет революция («losgeht»), тогда ура!» 150

Письмо от 23 апреля 1887 года: «В Германии идут преследования (социалистов) за преследованиями. Бисмарк, кажется, хочет все подготовить к тому, чтобы в тот момент, когда в России вспыхнет революция, являющаяся вопросом нескольких месяцев, Германия могла бы немедленно последовать ее примеру» («losgeschlagen werden») 151.

Месяцы оказались очень и очень длинными. Нет сомнения, что найдутся филистеры, которые, нахмурив лоб, наморщивши чело, резко осудят «революциона-


* Кстати. Если память не изменяет, Плеханов или В. И. Засулич рассказывали мне в 1900-1903 годах про существование письма Энгельса к Плеханову о «Наших разногласиях» и о характере предстоящей в России революции. Интересно было бы узнать в точности, было ли такое письмо, цело ли оно и не пора ли его опубликовать 149.


249
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРЕПИСКЕ Ф. А. ЗОРГЕ

ризм» Энгельса или снисходительно посмеются над старыми утопиями старого революционера-эмигранта.

Да, много ошибались и часто ошибались Маркс и Энгельс в определении близости революции, в надеждах на победу революции (например, в 1848 г. в Германии), в вере в близость германской «республики» («умереть за республику», писал про ту эпоху Энгельс, вспоминая свое настроение, как участника военной кампании за имперскую конституцию - 1848-1849 годы 152). Они ошибались в 1871 году, когда заняты были тем, чтобы «поднять юг Франции, для чего они (Беккер пишет: «мы» про себя и ближайших друзей: письмо № 14 от 21 июля 1871 года) жертвовали и рисковали всем, что было в силах человека...». В том же письме: «Если бы у нас в марте и апреле было побольше денег, то мы подняли бы всю южную Францию и спасли бы Парижскую Коммуну» (стр. 29). Но такие ошибки гигантов революционной мысли, поднимавших и поднявших пролетариат всего мира над уровнем мелких, будничных, копеечных задач, - в тысячу раз благороднее, величественнее и исторически ценнее, правдивее, чем пошлая мудрость казенного либерализма, поющего, вопиющего, взывающего и глаголющего о суете революционных сует, о тщетности революционной борьбы, о прелести контрреволюционных «конституционных» бредней...

Русский рабочий класс завоюет свободу себе и даст толчок вперед Европе своими полными ошибок революционными действиями - и пусть кичатся пошляки безошибочностью своего революционного бездействия.

6 апреля 1907 г.

Н. Ленин


250

ДУМА И РУССКИЕ ЛИБЕРАЛЫ

С.-Петербург, 10 апреля.

Настроение так называемого российского «общества» подавленное, запуганное, растерянное. Статья г. Ф. Маловера - чрезвычайно удачно выбравшего свой псевдоним - в воскресном (8 апреля) «Товарище» потому и представляет из себя поучительное и характерное явление, что верно отражает это настроение.

Статья г. Маловера называется «Дума и общество». Под обществом разумеется здесь, согласно старинному русскому словоупотреблению, кучка либеральных чиновников, буржуазных интеллигентов, тоскующих рантье и прочей высокомерной, самодовольной, бездельничающей публики, которая мнит себя солью земли, гордо называет себя «интеллигенцией», творит «общественное мнение» и т. д. и т. д.

Г-ну Маловеру «представляется крайне рискованным тот поход против Думы, который наблюдается в последние дни на страницах левой печати». Это - основная мысль статьи. Аргументация г. Маловера состоит в том, что он ссылается на настроение общества. Общество-де устало, «отмахивается» от политики, не протестует против безобразий, читает в библиотеках и покупает в магазинах «легкую» беллетристику. «Среда рыхлая» ... «чтобы ожила Дума, - надо, чтобы снова ожила страна». «Дума могла бы, конечно, в каждый данный момент погибнуть геройской смертью, но, судя по циркулирующим слухам, это было бы только на руку


251
ДУМА И РУССКИЕ ЛИБЕРАЛЫ

ее невольным восприемникам. А что бы выиграл от этого народ, кроме нового избирательного закона?».

Мы приводим эти цитаты, ибо они типичны для громадной массы российских либералов и для всех интеллигентских задворков либерализма.

Заметьте: в последней фразе вместо «общество» выскочил вдруг «народ»! Г. Маловер, лукавя сам перед собой (как делают всегда все интеллигентские маловеры), фальсифицировал всю свою аргументацию, представлял дело так, будто пресловутое «общество» действительно определяет «поддержку извне» или отношение масс. Но как ни тонка была эта подделка, а все же сорвалось: пришлось от «общества» перейти к «народу». И вся пыль, накопленная в тщательно отгороженных и защищенных от улицы душных и затхлых кабинетах людей из «общества», поднимается столбом, как только приотворяется дверь на «улицу». Софистика вяленой воблы, которая мнит себя «интеллигентной» и «образованной», вскрывается воочию.

Тезис: поход левых против Думы рискован.

Доказательство: общество устало и отмахивается от политики, предпочитая легкую беллетристику.

Вывод: от геройской смерти Думы народ ничего бы не выиграл.

Политический лозунг: «теперь, кажется, уже ни для кого нет сомненья, что в ближайшем будущем политическая борьба может вестись лишь за укрепление и расширение прав Думы, как единственного (!), имеющегося пока в руках народа (!), орудия борьбы с правительством».

Не правда ли, бесподобная логика контрреволюционных лицемеров, одетых в благородный плащ скептицизма и пресыщенного равнодушия?

Тезис: мы, «общество», сидим в грязи. Вы, левые, пробуете отчистить? - Не троньте - грязь не мешает.

Доказательство: мы устали от попыток (не нами сделанных) убрать грязь. У нас настроение насчет уборки нерешительное.

Вывод: рискованно прикасаться к грязи.

Рассуждения господ Маловеров имеют важное значение, ибо они верно, повторяем, отражают настроение,


252
В. И. ЛЕНИН

источником которого является в последнем счете борьба классов в русской революции. Усталость буржуазии и ее тяготение к «легкой» беллетристике - явление не случайное, а неизбежное. Группировка населения по партиям, - этот важнейший урок и важнейшее политическое приобретение революции во время выборов во II Думу, - наглядно показала на фактах общенационального масштаба этот поворот широких слоев помещиков и буржуазии вправо. «Общество» и «интеллигенция» - просто жалкий, убогий, трусливо-подленький прихвостень этих верхних десяти тысяч.

Большая часть буржуазной интеллигенции живет с теми и кормится около тех, кого потянуло прочь от политики. Лишь немногие интеллигенты идут в кружки пропагандистов рабочей партии, которые по опыту знают «волчий голод» народных масс на политическую книжку, газету и на социалистическое знание. Но, конечно, такие интеллигенты идут если не на геройскую смерть, то действительно на геройскую каторжную жизнь плохо оплачиваемого, полуголодного, вечно переутомленного, издерганного до невозможности партийного «рядовика». Вознаграждением такой интеллигенции служит то, что она избавилась от навозных куч «общества» и забыла думать о равнодушии ее аудитории к общественно-политическим вопросам. А ведь «интеллигент», не умеющий найти себе неравнодушной к этим вопросам аудитории, так же похож на «демократа» и на интеллигента в хорошем смысле слова, как продавшаяся за деньги в законный брак женщина похожа на любящую жену. И здесь и там - простые разновидности официально-благоприличной и вполне легальной проституции.

Левые же партии лишь постольку действительно являются левыми и заслуживают этого названия, поскольку они выражают интересы и отражают психологию не «общества», не кучек всякой ноющей интеллигентской дряни, а народных низов, пролетариата и известной части мелкобуржуазной, сельской и городской, массы. Левые партии это те, аудитория которых никогда не бывает равнодушна к общественно-полити-


253
ДУМА И РУССКИЕ ЛИБЕРАЛЫ

ческим вопросам, - как никогда не бывает голодный равнодушен к вопросу о куске хлеба. «Поход против Думы» этих левых партий есть отражение известного течения в народных низах, есть отзвук некоторого массового... ну, скажем, что ли, возбуждения против самодовольных нарцисов, влюбленных в окружающие их навозные кучи.

Один из таких нарцисов, г. Ф. Маловер, пишет: «Психология народных масс для переживаемого периода величина абсолютно неизвестная, и никто не поручится, что эти массы будут иначе реагировать на роспуск второй Думы, чем они реагировали на роспуск первой Думы».

Чем это отличается от психологии «честной женщины» из буржуазного общества, которая говорит: никто не поручится, что я не выйду замуж по любви за того, кто за меня дороже заплатит?

А ваши собственные чувства, мадам, никакой никому порукой не могут служить? А вы, господа Маловеры, не чувствуете себя частичкой «народных масс», не чувствуете себя участником (не зрителем только), не сознаете себя одним из творцов общего настроения, одним из двигателей вперед?

Буржуазия «не поручится» за то, что пролетариат от поражений идет к победе. Пролетариат поручится за то, что буржуазия отличается одинаковой низостью и при поражениях и при победах народа в борьбе за свободу.

Пусть социал-демократы, склонные к колебаниям и сомнениям, учатся на примерах господ Маловеров, учатся понимать, до какой степени реакционны теперь не только разговоры об «односторонне-враждебной» позиции, занимаемой с.-д. по отношению к либералам, но и разговоры об «общенациональной» (с Маловерами во главе!?) революции.

«Наше Эхо» № 14, 10 апреля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Наше Эхо»



254

ЛАРИН И ХРУСТАЛЕВ 153

В первом номере меньшевистской «Народной Газеты» 154 (10 апреля) тов. Г. Хрусталев выступил с боевым, чрезвычайно интересным и превосходным (с большевистской фракционной точки зрения) фельетоном о рабочем съезде. Превосходным мы считаем этот фельетон потому, что меньшевик Хрусталев так же - если не больше - помогает нам своим выступлением, как и меньшевик Ларин. Будучи одинаково благодарны им обоим, мы разберем по существу их идеи, наглядно сопоставляя того и другого.

Припомните, что проповедовал Ю. Ларин в своей брошюре «Широкая рабочая партия и рабочий съезд». Широкая рабочая партия, по идее Ларина, должна включить, примерно, 900 тысяч из 9 миллионов всего российского пролетариата. «Вывеску» надо снять - т. е. социал-демократической эта партия быть не должна. С.-д. и с.-р. должны слиться. Новая партия должна быть, собственно, «беспартийной партией» (выражение самого Ларина). С.-д., как и с.-р., должны играть роль «пропагандистских обществ внутри широкой партии».

Всякий видит, что план Ларина вполне ясен, и его идеи о рабочем съезде отличаются отсутствием всякой недоговоренности, всякой туманности, которых так много у Аксельрода. За эту ясность мысли мы, большевики, хвалили правдивого т. Ларина и противопоставляли ее туманностям «казенного меньшевизма» (выражение Ларина). В то же время план Ларина мы


255
ЛАРИН И ХРУСТАЛЕВ

объявляем оппортунистической авантюрой, ибо ничего, кроме затемнения сознания рабочего и затруднения социал-демократической организации, не может дать слияние с с.-р. и «беспартийная партия».

Теперь пусть читатель обсудит со вниманием план т. Хрусталева. Он пишет прямо: «Партия не должна брать в свои руки работу по созыву съезда». «Инициатива его созвания должна принадлежать профессиональным союзам и специальным комитетам по созыву съезда».

Как должны составляться эти комитеты?

Прямого ответа на это тов. Хрусталев не дает. Но в следующих словах содержится довольно ясный, хотя и косвенный, ответ:

«Каков же предполагается состав съезда? Устанавливается ли какой-нибудь ценз? - спрашивает он и отвечает: - Раз мы стремимся к расширению организации, мы этим самым высказываемся против всякого ограничения. На съезде - место всем выбранным представителям рабочих. Профессиональные союзы, потребительные общества, рабочие кассы, рабочие общества взаимопомощи, заводские комитеты, комитеты, созданные специально для устройства съезда, выбранные депутаты от заводов и фабрик, где нет заводских комитетов, - все должны иметь своих представителей на всероссийском рабочем съезде. Таков его состав».

Это вполне ясно. «Против всякого ограничения» - идите все, кто так или иначе выбран рабочими. О том, как отграничить «рабочих» от всяких служащих (торговые, почтовые, телеграфные, жел.-дорожные и т. п.) и от крестьян, входящих и в наши с.-д. организации и в «потребительные общества», - автор не говорит. Это, верно, техническая мелочь, с его точки зрения: «против всякого ограничения»! к чему же ограничивать мелкобуржуазные элементы?

Но пойдем далее. Состав съезда тов. Хрусталев определил ясно. О задачах его он тоже высказался ясно. «Во всяком случае, - пишет он, - комитеты рабочего съезда и местные с.-д. организации будут существовать одновременно».

«... Первой организационной ячейкой явятся заводские комитеты. Участвуя во всех проявлениях заводской жизни, начиная


256
В. И. ЛЕНИН

от улаживания конфликтов между трудом и капиталом, в планомерном руководстве экономическими стачками, приискания работы и т. д. вплоть до устройства касс, клубов, лекций, библиотек, - заводские комитеты, выборные и подотчетные, захватят в свои рамки широкие слои пролетариата.

Заводские комитеты одного города или промышленного центра составят комитет рабочего съезда. На его долю выпадет руководство, углубление и расширение профессионального и кооперативного движения, организация помощи безработным, воздействие на городские самоуправления по устройству общественных работ, агитация против вздорожания съестных припасов, сношения с думской комиссией по оказанию помощи безработным, обсуждение на местах всех законопроектов, затрагивающих интересы рабочего класса (курсив автора); при реформе местного самоуправления - проведение избирательной кампании и т. д.

Рабочий съезд явится только руководящим и направляющим органом всего движения. Такова примерная схема. Конечно, жизнь внесет свои коррективы».

Это вполне ясно. Беспартийные заводские комитеты. Беспартийные комитеты рабочего съезда. Беспартийный рабочий съезд. «Через зти комитеты и при посредстве их, - говорит тов. Хрусталев, - партия приобретет могучий рычаг воздействия на весь рабочий класс».

Спрашивается, чем это отличается от Ларина?? Это - совершенно тот же самый план, выраженный только чуточку иными словами. Фактически это совершенно такое же сведение социал-демократии к роли «пропагандистского общества внутри широкой партии», ибо на деле «план» т. Хрусталева никакой иной задачи социал-демократии не оставил. Политическую деятельность рабочего класса он совершенно так же, как и Ларин, отдал «беспартийной рабочей партии», ибо «обсуждение всех законопроектов», «проведение избирательной кампании и т. д.», это и есть вся политическая деятельность рабочего класса.

Ларин только правдивее и откровеннее Хрусталева, а на деле оба они предлагают и проводят «уничтожение с.-д. рабочей партии и замену ее беспартийной политической организацией пролетариата». Именно это и говорит первый же пункт той большевистской резолюции о беспартийных рабочих организациях, на которую страшно рассердился т. Хрусталев, обругал нас прокурорами и т. п.


257
ЛАРИН И ХРУСТАЛЕВ

Рассердился т. Хрусталев потому, что чувствовал необходимость уклониться от прямо поставленного в нашей резолюции вопроса: кто должен руководить борьбой пролетариата, социал-демократическая ли партия или «беспартийная политическая организация пролетариата»? Кто должен быть «руководящим и направляющим органом» в воздействии на городские самоуправления, в сношениях с думской комиссией (т. Хрусталев промолчал о думской с.-д. фракции! Случайность это или «провиденциальная обмолвка» человека, который смутно почувствовал, что беспартийные «комитеты рабочего съезда» станут сноситься и с с.-д., и с с.-р., и с трудовиками безразлично?), обсуждении законопроектов, проведении избирательной кампании и т. д. ?

Тов. Хрусталеву ничего не остается, как сердиться при постановке перед ним этого вопроса, ибо признаться в том, что политической деятельностью пролетариата должны руководить беспартийные «комитеты», неловко. «Кто из с.-д., - спрашивает он в гневе, - вел или ведет агитацию за созыв антипартийного съезда? Противники не укажут ни одного имени». Не сердитесь, т. Хрусталев, мы указали ряд имен в первом же пункте нашей резолюции, и мы могли бы добавить к ним теперь имя т. Г. Хрусталева. На деле т. Хрусталев агитирует, подобно Ларину, за широкую трудовую партию *. Говорим «трудовую», а не рабочую, ибо (1) из состава беспартийной политической организации ни Ларин, ни Хрусталев не устраняют трудовой, т. е. мелкобуржуазной, демократии (например, делегаты на рабочий съезд от «потребительных обществ» или лозунг: «против всякого ограничения»), а (2) беспартийность рабочей политической организации неизбежно означает смешение социал-демократической и трудовой точек зрения.

Тов. Хрусталев пишет: «Организации, созданные Зубатовым и Гапоном, быстро освободились от полицейского привкуса и повели чисто классовую политику».


* Это выражение принадлежит тов. Г. Линдову, который прекрасно обосновал и доказал его правильность в статье «Рабочий съезд», помещенной в сборнике «Вопросы тактики».


258
В. И. ЛЕНИН

Освободились благодаря сознательному участию в этом деле организованной с. -д. партии, никогда не соглашавшейся передавать руководство политикой пролетариев беспартийным организациям. Тов. Хрусталев, кажется, отличает «чисто классовую» политику от социал-демократической политики? Очень просили бы его откровенно пояснить свою мысль.

«Рабочий съезд будет, - повелевает тов. Хрусталев, - и с.-д. примут в нем участие». Конечно, примем, если будет. Мы принимали участие в зубатовском и гапонов-ском рабочем движении для борьбы за социал-демократию. Примем участие и в трудовом рабочем съезде для борьбы против трудовых и т^удовическо-беспартийных идей за социал-демократию. Это не довод ни в пользу старой гапоновщины, ни в пользу новой беспартийности.

Тов. Хрусталев обращается к «большевикам рабочим» и при этом старается поссорить их с большевиками, агитировавшими против Совета рабочих депутатов. На эту выходку мы отвечать не станем. Сошлемся на нефракционного Троцкого. Пусть прочтет т. Хрусталев его книгу: «В защиту партии», пусть откроет статью под этим заглавием, § 2. «Злопыхательное беспристрастие г. Прокоповича», страницу 82-ую. Когда т. Хрусталев прочтет ее, ему станет стыдно за прикрывание фракционных выходок идеей нефракционного рабочего съезда.

Сознательным же рабочим мы только в двух словах укажем на то, что руководящая роль беспартийных комитетов в политике пролетариата (избирательная кампания и т. д.) есть чисто интеллигентская причуда, которая повела бы лишь к удесятеренной сваре и склоке, а через эту свару и склоку «назад к социал-демократии».

В заключение еще раз поблагодарим т. Хрусталева за ясность и договоренность его проповеди рабочего съезда. Ларин и Хрусталев - лучшие союзники большевиков против Аксельрода.

«Труд» №1,15 апреля 1907 г. Печатается по тексту газеты «Труд»



259

ФР. МЕРИНГ О ВТОРОЙ ДУМЕ

В одном из последних номеров немецкого социал-демократического журнала «Die Neue Zeit» помещена передовица с обычным значком обычного «передовика» этого журнала Франца Меринга. Автор отмечает, что в обычных прениях по поводу бюджета ораторы социал-демократы, Зингер и Давид, воспользовались случаем показать, как стойко защищает свою пролетарскую позицию якобы побежденная на последних выборах социал-демократия 155. Напротив, немецкие либералы, которые сплотились на выборах вместе с правительством против клерикального «центра» и против социал-демократии, оказались в самом жалком положении униженных союзников реакции. «Либеральная буржуазия, - говорит Меринг, - играет роль покорной рабыни (немецкое «Dime» значит, собственно, «продажной женщины») остэльбских юнкеров за какую-нибудь жалкую подачку от них».

Мы цитируем точно эти резкие слова, чтобы наглядно показать читателям, как отличается, по тону и по содержанию, социал-демократическая постановка вопроса о либералах в Германии от той постановки, которую часто встречаешь теперь в русских кадетских газетах. Как известно, эти газеты по поводу исхода выборов в Германии затянули совсем иную песню, заговорили об ошибках социал-демократии, которая-де игнорировала


* № 23 (25, Jahrg., Bd, I) от 6 марта 1907 г.


260
В. И. ЛЕНИН

буржуазную демократию или занимала «односторонне-враждебную позицию» по отношению к ней и т. п.

Но это - мимоходом. Нас интересует здесь оценка Мерингом не немецкого либерализма, а русской Думы прусского либерализма, лозунги которого («беречь Думу», вести «положительную работу») разбирает он замечательно метко и ярко.

Приводим полный перевод всей второй части статьи Меринга.

НЕМЕЦКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ И РУССКАЯ ДУМА

... Чтобы понять все безмерное ничтожество этих дебатов *, полезно оглянуться на то, что было 60 лет тому назад, на берлинский Объединенный ландтаг, когда буржуазия впервые препоясала свои чресла для парламентской борьбы. И в те времена геройского в ней было мало. Вот как характеризует ее Маркс: «Без веры в себя, без веры в народ, брюзжа против верхов, страшась низов, эгоистичная по отношению к тем и другим и сознающая свой эгоизм, революционная по отношению к консерваторам, консервативная по отношению к революционерам; не доверяющая своим собственным лозунгам, боящаяся мирового урагана и эксплуатирующая его в свою пользу; лишенная всякой энергии, представляющая собой сплошной плагиат, она пошла, потому что в ней нет ничего оригинального, она оригинальна в своей пошлости, она торгуется сама с собой; без инициативы, без всемирно-исторического призвания - точно старик, над которым тяготеет проклятье, осужденный на то, чтобы извращать первые молодые порывы полного жизни народа и подчинять их своим старческим интересам - старик без глаз, без ушей, без носа - полная развалина» 156.

И все-таки, несмотря на все это, тогдашняя буржуазия умела не выпускать деньгу из рук и урезывать доходы короля и юнкеров, пока не обеспечено ее собственное право; она предпочитала скорее переносить


* Речь идет о дебатах в рейхстаге по поводу бюджета.


261
ФР. МЕРИНГ О ВТОРОЙ ДУМЕ

королевскую немилость, чем пособлять королю выпутаться из банкротства ценою своего права первородства.

По сравнению с теперешними свободомыслящими, либералы объединенного ландтага были тогда, во всяком случае, более проницательны. Они плевать хотели на болтовню о «положительной работе» и предпочитали скорее затормозить такое важное для благосостояния страны дело, каким была в то время постройка восточной железной дороги, чем примириться с отказом от своего конституционного права.

Воспоминание о том времени напрашивается тем более, что с заключением дебатов о бюджете в рейхстаге совпало открытие второй русской Думы. Несомненно, парламентская история русской революции до сих пор более походила на парламентскую историю прусской революции 1848 г., чем на парламентскую историю французской революции 1789 г.; история первой русской Думы поразительно напоминает в некоторых отношениях историю пресловутого «собрания соглашателей», заседавшего некогда в берлинском театре, напоминает до мелочей, вплоть до безрезультатно канувшего в воду призыва к неуплате податей, который выпустило после разгона конституционно-демократическое большинство. И в Пруссии второй ландтаг, созванный правительством, носил, подобно теперешней русской Думе, более яркую оппозиционную окраску, а затем через месяц был вновь разогнан вооруженной силой. Не мало раздается голосов, которые и новой русской Думе пророчат ту же самую участь. А премудрые либералы дают великолепный совет: берегите Думу и завоевывайте доверие народа путем «положительной работы». В том смысле, как это понимают либералы, - это самое глупое, что только можно посоветовать новой Думе.

История не любит повторений. Новая Дума - продукт революции, совсем непохожий на то, чем был некогда второй прусский парламент. Она выбиралась при таком гнусном и подлом давлении на выборы, по сравнению с которым пустяками является все то, что проделывал немецкий - «имперский союз лжи». Да и


262
В. И. ЛЕНИН

среди левых теперешней Думы конституционная демократия не господствует более; теперешняя левая закалена сильной социалистической фракцией. С быстрым разгоном Думы дело тоже обстоит не так уж просто. Царизм не стал бы возиться со всей этой столь же утомительной, сколь и отвратительной процедурой давления на выборы, если бы от его желания зависело всецело, разогнать Думу или нет. Для кредиторов ему нужно народное представительство, которое спасает его от банкротства, и у него не осталось уже ни малейшей возможности - даже если бы ему и не приходилось так туго - измыслить еще более жалкую избирательную систему и проявить еще более грубое давление на выборы.

В этом отношении у прусской реакции 1849 г. был еще крупный козырь: отменив всеобщее избирательное право и введя трехклассную систему выборов, она получила такое так называемое народное представительство, которое не оказывало ей никакого серьезного сопротивления, а для государственных кредиторов являлось все же некоторой гарантией.

Именно выборы в новую Думу показали, что у русской революции гораздо более могучий размах, чем он некогда был у революции немецкой. Несомненно также, что новая Дума выбрана революцией не случайно, что революция намеревается использовать ее. Но революция изменила бы самой себе, если бы послушалась мудрых советов немецких либералов и старалась приобрести доверие народа «положительной работой» в их смысле; действуя так, она вступила бы на тот же жалкий и позорный путь, по которому шествует уже шестьдесят лет немецкий либерализм. То, что этот удивительный герой понимает под «положительной работой», повело бы лишь к тому, что новая Дума помогла бы царизму высвободиться из финансовых тисков и за это получила бы жалкую подачку в виде «реформ», какие умеет высиживать только министерство какого-нибудь Столыпина.

Поясним понятие «положительная работа» историческим примером. Когда Национальное собрание в одну


263
ФР. МЕРИНГ О ВТОРОЙ ДУМЕ

ночь лета 1789 совершило освобождение французских крестьян, гениально-продажный авантюрист Мирабо, величайший герой конституционной демократии, окрестил это событие крылатым словечком: «отвратительная оргия». А по-нашему, это была «положительная работа». И наоборот, освобождение прусских крестьян, тянувшееся черепашьим шагом в течение 60 лет, с 1807 по 1865 г., причем было грубо, безжалостно загублено бесчисленное количество крестьянских жизней - с точки зрения наших либералов было «положительной работой», о которой они звонят во все колокола. По-нашему, это была «отвратительная оргия».

Итак - новая Дума, если она хочет выполнить свою историческую задачу, должна несомненно заняться «положительной работой». Относительно этого господствует отрадное единодушие. Вопрос только в том, какого рода должна быть эта «положительная работа». Мы с своей стороны надеемся и желаем, чтобы Дума оказалась орудием русской революции, ее породившей.

* * *

Эта статья Меринга невольно вызывает на размышления по поводу современных течений в русской социал-демократии.

Нельзя не отметить, прежде всего, что автор, сравнивая русскую революцию 1905 и следующих годов с немецкой 1848-1849 годов, сопоставляет первую Думу с знаменитым «собранием соглашателей». Это последнее выражение принадлежит Марксу. Он прозвал так в своей «Новой Рейнской Газете» 157 немецких либералов той эпохи. И его прозвище перешло в историю, как прочное достояние пролетарской мысли, оценивавшей буржуазную революцию.

«Соглашателями» звал Маркс немецких либералов революционной эпохи потому, что в основе политической тактики либеральной буржуазии лежала тогда «теория соглашения», соглашения короны с народом, старой власти с силами революции. Эта тактика выражала классовые интересы немецкой буржуазии в буржуазной


264
В. И. ЛЕНИН

немецкой революции: буржуазия боялась доведения революции до конца, боялась самостоятельности пролетариата, боялась полной победы крестьянства над его средневековыми эксплуататорами - помещиками, хозяйство которых сохраняло тогда не мало крепостнических черт. Классовые интересы буржуазии толкали ее на сделку с реакцией («соглашение») против революции, и либеральные интеллигенты, создавшие «теорию соглашения», прикрывали ею свое отступничество от революции.

Превосходная цитата, приведенная Мерингом, показывает ясно, как бичевал Маркс в революционную эпоху эту соглашательскую буржуазию. И кто знаком с меринговским изданием произведений Маркса и Энгельса в 40-ые годы, особенно статей их из «Новой Рейнской Газеты», тот знает, конечно, что таких цитат можно было бы привести целый ряд.

Пусть подумают над этим те, кто, подобно Плеханову, пытается сослаться на Маркса в оправдание тактики правого крыла с.-д. в российской буржуазной революции! Аргументация таких людей покоится на неудачном выборе цитат: они берут общие положения о поддержке крупной буржуазии против реакционной мелкой и без критики применяют их к русским кадетам, к русской революции.

Меринг дает хороший урок этим людям. Кто хочет посоветоваться с Марксом о задачах пролетариата в буржуазной революции, тот должен взять суждения Маркса, относящиеся именно к эпохе немецкой буржуазной революции. И недаром так боязливо обходят эти суждения наши меньшевики! В этих суждениях мы видим самое полное, самое яркое выражение той беспощадной борьбы с соглашательской буржуазией, которую ведут русские «большевики» в русской буржуазной революции.

Во время немецкой буржуазной революции Маркс считал основной задачей пролетариата - доведение революции до конца, завоевание руководящей роли пролетариатом, разоблачение предательства «соглашательской» буржуазии, вырывание народных масс и


265
ФР. МЕРИНГ О ВТОРОЙ ДУМЕ

особенно крестьянства из-под влияния этой буржуазии. Это - исторический факт, замалчивать или обходить который могут только всуе приемлющие имя Маркса.

И в тесной, неразрывной связи с этим стоит оценка «положительной работы» и «отвратительной оргии» у Меринга.

Эта параллель его до такой степени попадает не в бровь, а в глаз российским либералам, кадетам, проводящим теперь во второй Думе утверждение бюджета военно-полевому самодержавию, что добавлять что-нибудь к словам Меринга по существу значило бы лишь ослаблять их.

Мы противопоставим постановке вопроса Меринга постановку вопроса правым крылом немецких с.-д. Читателям известно, конечно, что Меринг, как и вся редакционная коллегия «Neue Zeit», стоит на точке зрения революционной социал-демократии. Противоположную, оппортунистическую позицию занимают бернштейнианцы. Главным органом их является журнал «Sozialistische Monatshefte». В последней книжке этого журнала (апрель, 1907) находим статью некоего г. Романа Стрельцова «Второй русский парламент». Статья переполнена рядом озлобленных выходок против большевиков, которых автор для ядовитости, должно быть, называет «ленинианцами». До какой степени добросовестно осведомляет сей стрелец немецкую публику, видно хотя бы из того, что, цитируя самые резкие места из брошюр Ленина во время выборов в Петербурге, автор умалчивает о вероломном расколе, устроенном меньшевиками и вызвавшем борьбу на почве раскола!

Но это мимоходом. Нам важна принципиальная постановка вопроса бернштейнианцем. Меньшевиков, и особенно Плеханова, он восхваляет, как реалистическое крыло российской социал-демократии. Центральный орган немецкой социал-демократии, «Vorwarts» 159 за


* Немецкая буржуазия предает своих естественных союзников, крестьянство, - говорил Маркс в 1848 г., оценивая роль крестьянства в буржуазной революции 158.


266
В. И. ЛЕНИН

фразу о том, что народ послал во вторую Думу не ходатаев (Fiirsprecher), а борцов (Vorkampfer), получает нагоняй от «реалиста»: ««Vorwarts», по-видимому, так же розово смотрит на теперешнюю ситуацию в России, как и ленинианцы» (стр. 295 названной книжки) *. Вывод автора ясен и определенен. «Итак, - пишет он, заканчивая свою статью, - итак, беречь Думу (Erhaltung der Duma), такова пока цель всей оппозиции, взятой вместе». И далее: социалисты не должны «растрачивать свои силы в совершенно бесполезной борьбе с кадетами» (стр. 296, там же).

Предоставляем читателю сделать вывод из сравнения хода мысли Меринга об «отвратительной оргии» и хода мысли господ Стрельцовых о лозунге «беречь Думу».

Такое сравнение вполне способно заменить комментарий к большевистской и меньшевистской политике в теперешней Думе, - к проектам большевистской и меньшевистской резолюции об отношении к Государственной думе.

Написано в апреле 1907 г.

Напечатано в апреле 1907 г. в сборнике II «Вопросы тактики». С.-Петербург, изд. «Новая дума»
Подпись: К. Т.

Печатается по тексту сборника



* Кстати. Не лишнее, может быть, добавить, что мы во всяком случае глубоко и душевно признательны г-ну Стрельцову за его стремление опорочить большевиков перед немецкой социал-демократией. Г-н Стрельцов так... искусно это делает, что лучшего союзника для пропаганды большевизма среди немецких с.-д. мы не могли бы желать. Старайтесь, старайтесь, г. Стрельцов!


267

РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ РАСКОЛА В ПЕТЕРБУРГЕ

Читателям известно уже из ежедневной легальной прессы, что в петербургской организации РСДРП закончена, наконец, давно уже намеченная большинством местных членов партии реорганизация. Особо выбранная конференция от всех членов местной организации собралась 25 марта 1907 г. 160, обсудила проект реорганизации Петербургского комитета (напечатан в № 15 «Пролетария») и контрпроект меньшевиков (напечатан в № 51 «Русской Жизни») и приняла с незначительными изменениями проект ПК.

Сущность этого организационного устава состоит в последовательном проведении принципа демократического централизма. Во главе всей организации стоит конференция, выбранная всеми членами партии прямыми выборами (двустепенные лишь при непреодолимых препятствиях) по определенной норме (первая конференция состояла из делегатов, выбранных по 1 на каждые 50 членов партии). Эта конференция является постоянным учреждением. Она собирается не реже двух раз в месяц и является верховным органом организации. Переизбирается она каждые полгода.

Конференция выбирает ПК из всех членов партии, не только работающих в том или ином районе местной организации.

При этом типе организации устраняется всякая неравномерность представительства районов, а главное - вместо громоздкой, многоэтажной, недемократичной системы составления ПК от представителей районов


268
В. И. ЛЕНИН

создается действительное единство всех членов партии, объединенных непосредственно единой руководящей конференцией. Состав этой конференции дает возможность и делает неизбежным участие большинства выдающихся рабочих в руководстве всеми делами всей местной организации.

Конференция ввела уже в жизнь этот новый тип организации, объявила себя постоянным учреждением, выбрала новый ПК из 19 товарищей и имела два заседания (вернее: дважды собиралась на заседания) для решения всех текущих вопросов.

Для характеристики того, каков был отвергнутый конференцией меньшевистский проект реорганизации, отметим одно, самое важное, обстоятельство. Во главе организации этот проект ставит такую же конференцию (называя ее советом). Но исполнительный орган конференции, Петербургский комитет, устраняется по этому проекту совершенно! «Общегородской совет, - гласит проект меньшевиков, - для ведения текущей работы распадается на целый ряд комиссий (пропагандистская, агитационная, литературная, профессиональная, финансовая и т. п.)». А «представительство организации перед другими партиями и сношения с центральными учреждениями нашей партии поручается президиуму» из 5 лиц, выбранных советом.

Можно себе представить, какова бы была работоспособность организации, в которой текущую работу ведут разрозненные комиссии, не объединенные одним исполнительным органом конференции! Демократический централизм превращен здесь в фикцию: по существу дела, это шаг в сторону знаменитого ларинского плана свести с.-д. партию на роль пропагандистского общества среди возможно менее крепко связанной в единую организацию рабочей массы. Нечего и говорить, что этот проект меньшевиков был отвергнут сразу. Остается только попросить его авторов о том, чтобы они познакомили нас с опытом работы меньшевистских комитетов или организаций РСДРП на таких началах.

Далее. Чрезвычайно важно отметить, что новая конференция петербургской организации положила конец


269
РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ РАСКОЛА В ПЕТЕРБУРГЕ

петербургскому расколу. Как известно, меньшевики произвели раскол в Петербурге во время выборов во вторую Думу, уйдя (по формальным якобы причинам) с конференции 6-го января 1907 г., - с той конференции, которая решила вопрос о выборной кампании РСДРП в Петербурге. Выборы на новую конференцию, впервые собравшуюся 25 марта, были произведены под непосредственным контролем особой комиссии, назначенной Центральным Комитетом РСДРП специально для этой цели и включавшей члена ЦК от латышской социал-демократии. Конференция 25-го марта (продолжающая действовать и теперь, ибо она объявила себя, как мы уже сказали, постоянным учреждением) явилась поэтому первой с.-д. конференцией за последний год в Петербурге, конституировавшейся без малейших споров о правильности представительства, о законности и числе мандатов и т. д.

Для Петербурга с его наиболее ожесточенной борьбой между большевиками и меньшевиками это - невиданный доселе факт. И бойкотная конференция (февраль 1906 года) 161, и конференция по вопросу о поддержке требования «думского» министерства (июнь 1906 г.)162 дали победу большевикам, но начинались каждый раз обязательными спорами о правильности представительства.

В высшей степени поучительно поэтому воспользоваться этими бесспорными, впервые бесспорными, данными о силе обеих фракций с.-д. в Петербурге для уяснения себе истинных причин и истинного значения миновавшего теперь раскола перед выборами в Петербурге. Как известно, меньшевики оправдывали этот раскол формальными причинами: 1) неправильным представительством на конференции 6-го января (большевики обвинялись во вздувании числа голосов, особенно приказчичьих, и в незаконном кассировании меньшевистских мандатов); 2) отказом конференции исполнить требование ЦК о разделении на городскую и губернскую конференцию.

Что второе «оправдание» сводится на деле к участию ЦК (т. е. меньшевистской его части) в устройстве петербургского раскола, это уже достаточно выяснено


270
В. И. ЛЕНИН

в предыдущих номерах «Пролетария». Это легко понять и всем иногородним членам нашей партии, прекрасно знающим, что нигде ЦК не требовал и не мог требовать разделения общегородских конференций на городские и губернские. Ультимативный характер этого требования понадобился Центральному Комитету в Петербурге, чтобы расколоть СПБ. организацию и помочь затем отколовшимся меньшевикам начать (или продолжать) переговоры с кадетами.

Но первое «оправдание» раскола остается совершенно неясным и спорным для всех членов нашей партии, кроме петербургских. Они не в состоянии судить о правильности представительства на конференции 6-го января и о действительном соотношении большевистских и меньшевистских сил в Петербурге. Доказывать это документами - совершенно непосильная задача для с.-д. печати, ибо документы могла бы собрать и изучить только особая комиссия. Но благодаря проверенным и бесспорным цифрам представительства на конференции 25 марта мы получаем возможность показать всей нашей партии, сколько было правды в меньшевистском оправдании предвыборного раскола в Петербурге. Для этого стоит только сравнить порайонные данные о числе с-д., голосовавших за большевиков и за меньшевиков при выборах на конференцию 6-го января и на конференцию 25 марта.

Данные о голосованиях по выборам на конференцию 25-го марта бесспорны: они проверены цекистской комиссией и приняты как большевиками, так и меньшевиками.

Чтобы взять бесспорные же данные о голосовавших на выборах в конференцию 6-го января, мы возьмем меньшевистские цифры. Уйдя с конференции 6-го января, 31 меньшевик издали особое заявление - печатный листок под заглавием: «Почему мы были вынуждены оставить конференцию? (Заявление 31 члена конференции, внесенное в ЦК)». В № 12 «Пролетария» мы разобрали этот листок *. Теперь мы возьмем те «цифровые данные о составе избирателей на конференцию петер-


* См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 307-310. Ред.


271
РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ РАСКОЛА В ПЕТЕРБУРГЕ

бургской организации» (на конференцию 6 января), которые напечатаны на страницах 7 и 8 этого листка. Здесь приведено по каждому из 11 районов число голосовавших за большевиков и за меньшевиков, причем все голоса подразделены еще на бесспорные и оспоренные, а эти последние на оспоренные большевиками и оспоренные меньшевиками.

Нам нет надобности здесь воспроизводить все эти детальные разделения. В примечании мы оговорим особо все исправления, вносимые меньшевиками. Для сравнения же возьмем итоги «числа голосовавших» за большевиков и за меньшевиков, т. е. сложим бесспорные и спорные голоса вместе, чтобы путем сравнения этих данных с данными о голосах при выборах на конференцию 25-го марта всякий член партии мог сам убедиться в том, какие неправильности и с чьей стороны имели место при выборах на конференцию 6-го января.

По 12-му району петербургской организации, приказчичьему, нет табличных данных в листке 31-го. В тексте (стр. 4) они говорят, что ПК дал право 313 организованным приказчикам выбрать 5 представителей, считая по 1 не на 50 (общая норма), а на 60 ввиду недемократического характера выборов. Меньшевики не признавали на этом основании вовсе приказчичьих голосов. Так как из 5 представителей 1 был меньшевик и 4 большевика, то мы будем считать 63 голоса за меньшевиков и 250 за большевиков.

Затем мы разделяем все 12 районов петербургской с.-д. организации на шесть бесспорных и шесть спорных. К последним относили такие, по которым либо меньшевики, либо большевики оспаривали на конференции 6-го января больше половины поданных за большевиков или за меньшевиков голосов. Сюда относятся районы: Выборгский (из 256 голосов за меньшевиков были оспорены большевиками 234, как не вполне правильно полученные), Городской (из 459 за меньшевиков оспорены большевиками 370), Московский (из 248 голосов


* Эти цифры подразделены еще на голоса большевистские и диссидентские («платформа революционного блока»). И те и другие - большевики, спорившие между собой по вопросу: левый блок или чистый с.-д. список.


272
В. И. ЛЕНИН

за меньшевиков оспорены большевиками 97, меньшевиками 107; 185 голосов за большевиков оспорены все меньшевиками), железнодорожный (из 21 голоса за большевиков оспорены 5; из 154 голосов за меньшевиков оспорено 107); эстонский (все 100 голосов за большевиков оспорены меньшевиками) и приказчичий (все 313 голосов целиком опротестованы меньшевиками, которые эти голоса и только эти голоса объявляли вовсе не поданными: выбирали-де верхи организации вместо членов организации).

К бесспорным районам отнесены Василеостровский, Нарвский, окружной, латышский (по этим 4-м районам все голоса были бесспорны), затем Невский (из 150 голосов за большевиков оспорены 15; из 40 за меньшевиков оспорено 4) и Петербургский (из 120 голосов за. меньшевиков оспорено 22).

Порайонные данные о числе голосовавших получают следующий вид:

Спб. организация
РСДРП
Конференция
6 января
Число голосов за:
Конференция
25 марта
Число голосов за:
Районы:больш.меньш.Всегобольш.меньш.Всего
Бес-
спор-
ные
рай-
оны
Вас.-Островский3293396687984351233
Петербург161120281528254782
Нарвский24630202231433
Невский15040190585173758
Окружной45163514737-737
Латышск.11747164100-100

Всего12326151847295010934043
 
Спор-
ные
рай-
оны
Выборгск.97256353155267422
Городск.2204596797015581259
Москов.18524843333183414
Жел.-дор.2115417529105134
Эстонск.100-100150-150
Приказч.2506331330050350

Всего87311802053166610632729

Итого210517953900461621566772


* Оспоренными везде называются голоса, которые другая сторона считала не вполне правильными, не проверенными, преувеличенными, но не вовсе фиктивными. Большевики решили на конференции 6-го января повысить норму представительства для всех оспоренных голосов, считая для них по 1 делегату на 75, вместо одного делегата на 50.


273
РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ РАСКОЛА В ПЕТЕРБУРГЕ

Из этих данных вытекают след. выводы:

1) Петербургские с.-д. рабочие проявили несравненно больше интереса к реформе с.- петербургской организации (цель конференции 25 марта), чем к выборам по городской курии в Думу (цель конференции 6-го января).

Число членов с.-д. организации не могло измениться очень значительно за 2 с половиной месяца. Полицейские условия для собраний и подсчета голосов были в марте не лучше, а скорее хуже (не было собраний в университете; усилились преследования рабочих).

Число голосовавших членов с.-д. организации возросло более, чем в полтора раза, более на две третьих (с 3900 до 6772).

2) Перевес большевиков над меньшевиками при более значительном числе голосовавших оказался несравненно сильнее, чем при слабом участии в голосованиях. 6-го января меньшевики имели 1795 голосов из 3900, т. е. 46 процентов, 25-го марта они получили 2156 из 6772, т. е. 32 процента.

3) В бесспорных (первых 6) районах возросло число голосов, поданных и за большевиков и за меньшевиков (первое число возросло гораздо значительнее). В спорных (последних шести) районах возросло число голосов, поданных за большевиков, и уменьшилось число голосов, поданных за меньшевиков.

Число голосов за большевиков возросло с 873 до 1666. Число голосов за, меньшевиков уменьшилось с 1180 до 1063. Перевес меньшевиков в спорных районах оказался не существующим.

Этот факт решает вопрос о том, на чьей стороне лежит виновность в расколе.

Проверочные и проверенные особой цекистской комиссией выборы показали, что число большевистских голосов в спорных районах было меньше действительного, - число же меньшевистских голосов было больше действительного!!

Меньшевики говорили и печатали, что большевики вздули число голосов в спорных районах. Большевики обвиняли в этом меньшевиков. Проверочные выборы


274
В. И. ЛЕНИН

дали увеличение числа большевистских голосов и уменьшение меньшевистских. Разве можно себе представить более убедительное и более решающее доказательство правоты большевиков?

Нельзя ссылаться в опровержение этого вывода ни на то, что данные по районам могли быть случайны, ни на то, что мы взяли 6-го января спорные и бесспорные голоса вместе. Первое возражение отпадает, ибо мы взяли нарочно не отдельные только районы, а группы районов, сравнили шесть и шесть районов именно для того, чтобы устранить всякие ссылки на случайное. Данные по отдельным районам (Московский, например!!) были бы для нас вдесятеро благоприятнее.

Второе возражение отпадает, ибо мы основывались нарочно на меньшевистских цифрах, к которым сами меньшевики вносили ничтожные поправки. «Действительно подлежали неутверждению», по мнению 31-го, выраженному ими печатно в их листке (стр. 7), только следующие голоса: 15 голосов из 150 большевистских по Невскому району и все эстонские большевистские; 107 голосов из 248 меньшевистских по Московскому району и 41 из 154 меньшевистских по железнодорожному району, т. е. всего-навсего 115 голосов большевистских и 143 меньшевистских. Приказчичьи голоса (все 313) меньшевики отвергали целиком. Легко видеть, что эти поправки нисколько не колеблют общих выводов, сделанных нами.

Конференция 25-го марта, выборы на которую были особо проверены цекистской комиссией и всеми признаны за бесспорные, доказала, что в споре из-за представительства на конференции 6-го января правда была всецело на стороне большевиков, перевес которых оказался очень значительным; перевес же меньшевиков окончательно был опровергнут. Конечно, можно попытаться еще возразить против нашего рассуждения указанием на то, что конференция 25-го марта была после выборной кампании и отразила, таким образом, переход с.-д. рабочих на сторону большевиков в этом вопросе, переход уже после 6-го января 1907 г. Но такое возражение, конечно, не ослабляет, а скорее усиливает


275
РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ РАСКОЛА В ПЕТЕРБУРГЕ

(хотя несколько с другой стороны) виновность именно меньшевиков в расколе из-за выборов.

Вина за петербургский раскол на выборах во вторую Думу всецело лежит на меньшевиках. Мы это всегда утверждали и обязывались доказать перед партией.

Теперь мы это окончательно доказали.

Написано в апреле 1907 г.

Напечатано 2 мая 1907 г. в газете «Пролетарий» №16

Печатается по тексту газеты



276

К ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

В известном смысле слова, победоносной может быть только общенациональная революция. Это верно в том смысле, что для победы революции необходимо объединение в борьбе за требования этой революции громадного большинства населения. Это громадное большинство либо должно сплошь составляться из одного класса, либо из разных классов, имеющих некоторые одинаковые задачи. По отношению к современной русской революции тоже, конечно, верно, что она может победить лишь как общенациональная революция в том смысле этого слова, что для ее победы необходимо сознательное участие в борьбе громадного большинства населения.

Но этим и ограничивается условная правильность ходячего выражения: «общенациональная» революция. Никаких дальнейших выводов, кроме указанного, собственно говоря, труизма (победить против организованного и господствующего меньшинства может только громадное большинство), нельзя делать из этого понятия. Поэтому в корне неправильным и глубоко антимарксистским является применение его, как общей формулы, как шаблона, как критерия тактики. Понятие «общенациональная революция» должно указывать марксисту на необходимость точного анализа тех различных интересов различных классов, которые сходятся на известных, определенных, ограниченных общих задачах. Ни в каком случае не может служить это понятие для того, чтобы затушевывать, заслонять изучение


277
К ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

классовой борьбы в ходе той или иной революции. Подобное употребление понятия «общенациональная революция» есть полный отказ от марксизма и возврат к вульгарной фразе мелкобуржуазных демократов или мелкобуржуазных социалистов.

Наши с.-д. правого крыла часто забывают эту истину. Еще чаще забывают они, что с прогрессом революции изменяется соотношение классов в революции. Всякий действительный прогресс революции есть вовлечение в движение более широких масс, - следовательно, большая сознательность классовых интересов, - следовательно, большая определенность политических, партийных группировок и более точная обрисовка классовой физиономии разных партий, - следовательно, все большая замена общих, абстрактных, неясных и смутных в своей абстрактности политических и экономических требований конкретными, точно определенными различными требованиями различных классов.

Например, русская буржуазная революция, как и всякая буржуазная революция, неизбежно начинается под общим лозунгом: «политическая свобода», «народные интересы», причем конкретное значение этих лозунгов выясняется для масс и для классов лишь в ходе борьбы, лишь по мере того, как делается практический приступ к осуществлению этой «свободы», к наполнению определенным содержанием такой, хотя бы словесной, пустышки, как «демократия». Перед буржуазной революцией, в начале ее, во имя демократии выступают все: и пролетариат, и крестьянство вместе с городскими мелкобуржуазными элементами, и либеральные буржуа вместе с либеральными помещиками. Лишь в ходе классовой борьбы, лишь в более или менее продолжительном историческом развитии революции вскрывается разное понимание этой «демократии» разными классами. Мало того: вскрывается глубокая пропасть между интересами различных классов, требующими различных экономических и политических мероприятий во имя одной и той же «демократии».

Лишь в ходе борьбы, лишь в развитии революции выясняется, что один «демократический» класс или слой


278
В. И. ЛЕНИН

не хочет или не может идти так далеко, как другой, - что на почве осуществления «общих» (якобы общих) задач развертываются ожесточенные столкновения за способ их осуществления, например, за ту или иную степень, широту и последовательность свободы, народовластия, за тот или иной переход земли к крестьянству и т. д.

Все эти забытые истины мы должны были напомнить, чтобы разъяснить читателю спор, который шел недавно между двумя газетами. Вот что писала одна из них, «Народная Газета», против другой, «Нашего Эха»:

««Группировка населения по партиям, - пишет «Наше Эхо», - этот важнейший политический урок и важнейшее политическое приобретение революции во время выборов во II Думу, - наглядно показала на фактах общенационального масштаба этот поворот широких слоев помещиков и буржуазии вправо». Совершенно верно; но настроение и мандаты, с которыми «левые» депутаты - эсеры, трудовики и н.-с. - приехали с мест, также «наглядно показали в общенациональном масштабе», что «народ» в настоящий момент не в малой степени проникнут кадетскими «конституционными иллюзиями», что «народ» возлагает чрезмерные надежды на самодовлеющую деятельность Думы, что он чрезмерно заботится о «сбережении» Думы. Вот этого-то слона литераторы газеты «Наше Эхо» не приметили. Они заметили, кого народ посылал в Думу, они не заметили, для чего он их туда посылал. Но в таком случае не согласится ли «Наше Эхо» с тем, что, приглашая пролетариат игнорировать «общенациональные» задачи, оно приглашает его изолировать себя не только от буржуазного «общества», но и от мелкобуржуазного «народа»?»

Это чрезвычайно поучительная и знаменательная тирада, вскрывающая три крупные ошибки оппортунизма: во-1-х, результатам выборов противопоставляют настрозние депутатов; это значит подменивать настроение народа настроением депутатов, от более глубокого, широкого, основного апеллировать к более мелкому, узкому, производному *. Во-2-х, вопрос о твердой и выдержанной политической линии и тактике пролетариата подменивают вопросом об учете того или иного «настроения». В-З-х, - и это самое главное, - во имя


* Что касается «мандатов», то мы совершенно отводим этот довод. Кто считает революционные и оппортунистические наказы и мандаты? Кто не знает, сколько газет закрыто за печатание революционных наказов?


279
К ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

вульгарно-демократического фетиша «общенациональной революции» пугают пролетариат «изолированием» от «мелкобуржуазного народа».

На двух первых ошибках остановимся возможно короче. Выборы затронули массы и показали не только их минутное настроение, но их глубокие интересы. Марксистам вовсе не пристало от классовых интересов (выраженных партийной группировкой на выборах) апеллировать к минутному настроению. Настроение депутатов может быть унылое, а экономические интересы масс могут вызвать массовую борьбу. Поэтому учет «настроения» может быть необходим для определения момента того или иного действия, шага, призыва и т. п., но никак не для определения тактики пролетариата. Рассуждать иначе - значит заменять выдержанную пролетарскую тактику беспринципной зависимостью от «настроения». А речь шла все время именно о линии, вовсе не о «моменте». Оправился в данный момент пролетариат или не оправился (как думает «Народная Газета»), это важно для учета «момента» действий, но не определения тактической линии действий рабочего класса.

Третья ошибка - самая глубокая и самая важная: боязнь «изолировать» с.-д. или (что то же) пролетариат от мелкобуржуазного народа. Это уже совсем неприличная боязнь.

Поскольку с.-р., трудовики и н.-с. действительно волочатся за к.-д., - а это бывает и бывало очень часто, начиная с голосования за Головина, продолжая знаменитой тактикой гробового молчания и т. д., - постольку социал-демократия обязана изолировать себя от мелкобуржуазного народа. Ибо одно из двух: либо колебания мелкобуржуазного народа показывают вообще шаткую природу мелких буржуа, показывают тяжелое и трудное развитие революции, но не означают ее конца, исчерпания ее сил (так думаем мы). Тогда, изолируя себя от всех и всяких колебаний и шатаний мелкобуржуазного народа, с.-д. пролетариат воспитывает этот народ к борьбе, приготовляет его к борьбе, развивает его сознание, решимость, твердость и т. д.


280
В. И. ЛЕНИН

Либо колебания мелкобуржуазного народа означают полный финал данной буржуазной революции (мы думаем, что такой взгляд неверен, и никто из с.-д. прямо и открыто не защищал его, хотя склоняются к нему крайние правые с.-д. несомненно). Тогда с.-д. пролетариат тоже обязан изолировать себя от шатаний (или от предательства) мелкой буржуазии, чтобы воспитать классовое сознание рабочих масс и готовить их к более планомерному, твердому, решительному участию в следующей революции.

Изолировать себя от проникнутого кадетскими иллюзиями мелкобуржуазного народа социал-демократический пролетариат в обоих случаях, во всех случаях обязан безусловно. Он должен вести во всяком случае твердую, выдержанную политику действительно революционного класса, не давая себя смущать никакими реакционными или мещанскими россказнями ни об общенациональных задачах вообще, ни об общенациональной революции.

Возможно, при том или ином сочетании сил и стечений неблагоприятных обстоятельств, что подавляющее большинство буржуазных и мелкобуржуазных слоев заразится на время холопством, раболепством или трусостью. Это была бы «общенациональная» трусость, - и с.-д. пролетариат изолирует себя от нее во имя интересов всего рабочего движения в целом.

«Пролетарий» №16, 2 мая 1907 г. Печатается по тексту газеты «Пролетарий»



281

ПО ПОВОДУ ПРОТОКОЛОВ
НОЯБРЬСКОЙ ВОЕННО-БОЕВОЙ КОНФЕРЕНЦИИ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ 163

В № 20 «Народной Думы» (от 3 апреля с. г.) напечатано: «ЦК РСДРП обратился к партийным организациям со следующим письмом: «На днях вышла из печати книжка, озаглавленная: «Протоколы первой конференции военных и боевых организаций» *. В целях устранения всех возможных недоразумений ЦК считает необходимым сделать по этому поводу следующие разъяснения: 1) Конференция эта была созвана представителями нескольких военных и боевых организаций не только без согласия, но даже вопреки решительному протесту ЦК, находившего какие бы то ни было формы объединения боевых организаций недопустимыми. 2) Техническая группа при ЦК разрешения ЦК на участие в «конференции» не получала, и член этой группы, позволивший себе, без ведома ЦК, принять в конференции участие, подвергся резкому порицанию со стороны ЦК. К этому считаем нужным прибавить, что военные организации Прибалтийского края участвовали в конференции вопреки постановлению ЦК социал-демократического Латышского края»».

Читатели видят отсюда, что наш ЦК очень сердится, торопясь очернить перед партией некую конференцию и заслоняя существо дела перечнем формальных неправильностей.


* Действительное заглавие, сокращенное Центральным Комитетом, гласит: «... организаций Российской с.-д. рабочей партии, - (конференции), состоявшейся в ноябре 1906 г.» (С.-Петербург, 1907. Цена 60 коп. Страниц IV + 168).


282
В. И. ЛЕНИН

Советуем всем членам партии ознакомиться с чрезвычайно интересными «Протоколами военной и боевой организаций РСДРП», чтобы самолично убедиться в забавном характере цекистского гнева и негодования. С своей стороны, считаем необходимым остановиться на оценке этой книги (и связанного с ней «конфликта») хотя бы вкратце.

Сначала два слова о формальной стороне дела в сердитом заявлении ЦК. Конференция была созвана вопреки его протеста, ибо он находил «недопустимыми какие бы то ни было формы объединения боевых организаций». Это очень сердито, только не логично до бессвязности. Если к «формам объединения» он не относит конференций вообще, тогда весь выстрел попадает мимо цели. Если совещание («конференция») боевиков тоже недопустимо, как «форма объединения», тогда мы спрашиваем себя с недоумением: как же можно запрещать совещаться представителям партийных организаций, пока они - партийные, пока они ни партийным съездом, ни Центральным Комитетом не распущены?? ЦК, видимо, боится прямо выразить свою настоящую мысль (желание вовсе распустить всякие боевые организации) и поэтому сердится смешным образом. В самом деле, не естественно ли было бы ожидать возражений по существу против известных шагов или решений конференции вместо этого окрика: «Совещаний не допускаю»? Невольно приходит в голову мысль: не хотят ли этим окриком помешать постановке вопроса по существу?

Перейдем к истории созыва конференции военных и боевых организаций РСДРП. Осенью прошлого года на этой почве возник конфликт между петербургской военной организацией и Центральным Комитетом. Первая созывала конференцию военных и боевых организаций, ссылаясь на «предоставленное партийным уставом местным организациям право созывать конференции» *. ЦК был против инициативы петербургской


* См. изданное Центральным Комитетом «Краткое извлечение из протоколов 1-ой конференции организаций РСДРП, ведущих работу в войсках» - листок в 13 страничек, изданный в типографии ЦК.


283
ПО ПОВОДУ ПРОТОКОЛОВ ВОЕННО-БОЕВОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

военной организации и против допущения боевых организаций. Вышло так, что состоялись две конференции: 1) октябрьская конференция только военных организаций, с участием представителей ЦК; 2) ноябрьская конференция и военных и боевых организаций, без участия представителя ЦК (хотя ЦК назначил одного своего члена для участия на этой конференции). На октябрьской конференции участвовали представители 8 военных организаций. На ноябрьской - 11 военных и 8 боевых. На обеих конференциях с совещательными голосами были представители Петербургского комитета РСДРП и другие партийные работники.

Резолюции октябрьской конференции изданы Центральным Комитетом в указанном выше листке («Краткое извлечение»). Резолюции ноябрьской - напечатаны в № 9 «Пролетария» и затем теперь вошли в изданные особой книжкой «Протоколы». Протест ЦК, с которого мы начали статью, относится к ноябрьской конференции.

Разумеется, нельзя не осудить того, что конференций было две. Это безусловно нежелательное явление в единой партии. Отодвигая формальную сторону, поставим вопрос о существе конфликта, породившего две конференции: полезно или вредно было участие боевых организаций в конференции? В резолюции октябрьской конференции читаем: «... насущной потребностью для партии является созыв конференции, посвященной специально военным организациям для обсуждения вопроса о подготовке войска к участию в вооруженной борьбе народа, - конференции, успеху работ которой не может принести никакой пользы участие представителей боевых дружин» (стр. 4 листка ЦК). И только. Это все мотивы.

Их неверность бьет в глаза. Допустим все самое худшее против боевиков. Но что они участвовали в бывших попытках восстания, - это факт. И ради одного этого совещаться с ними полезно и необходимо. Вредные их тенденции полезно вскрыть перед партией, изобличив такой-то и такой-то характер их деятельности на конференции, где они присутствуют. И ЦК, и всякий


284
В. И. ЛЕНИН

член конференции мог и обязан был это сделать. Никого ни в чем не могли связать решения конференции, безусловно не обязательной ни для ЦК, ни для местных комитетов. Боязнь совместного совещания просто смешна при таких условиях.

И если ЦК прямо осуждает теперь конференцию с участием боевиков, не осуждая при этом столь же прямо ни одной резолюции этой конференции, то, значит, такая конференция опровергла предположения ЦК!

Чтобы сразу же перейти к решениям этой конференции, возьмем, например, ее резолюцию о задачах боевых организаций. Читаем: «Конференция военных и боевых организаций признает, что главные задачи боевых организаций заключаются в 1) распространении правильного понимания идеи вооруженного восстания и разъяснении тех конкретных условий, при каких вооруженное восстание может возникнуть, протекать и успешно завершиться, так как даже в среде партийных работников существует самое смутное, неправильное представление о вооруженном восстании; 2) подготовке всех необходимых технических данных для успешного проведения вооруженного восстания; 3) в организации кадров сознательных рабочих, группирующихся вокруг РСДРП для активного выступления; 4) в содействии организации в боевых целях революционно-демократических слоев населения и закреплении в них боевого руководства социал-демократии».

Итак, главной задачей боевых организаций объявлено, прежде всего, распространение правильного понимания вооруженного восстания. Эта мысль повторена еще резче в резолюции о роли военных и боевых организаций в вооруженном восстании: «роль боевых организаций - развитие в народных массах правильного понимания вооруженного восстания...»

Что же, совещание об этом признает «недопустимым» наш меньшевистский ЦК?? Или он поспешил спрятаться за чиновнически-казенную ширму «недопустимы никакие действия, и даже совещания, скопом» для того, чтобы избавить себя от неприятной обязанности выступить перед партией с определенным изложением того,


285
ПО ПОВОДУ ПРОТОКОЛОВ ВОЕННО-БОЕВОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

какие именно задачи боевых организаций считает он правильно поставленными и какие неправильно? ?

В том-то и дело, что среди меньшевиков распространено поистине фарисейское отношение к боевым организациям: пользоваться тем или иным «результатом» деятельности беспартийных боевых организаций они не прочь, но зато про партийные боевые организации распространяются ими кумушкины сплетни, позволяющие вовсе обходить вопрос о способах распространения в массах правильного понимания вооруженного восстания и т. д.

К числу таких сплетен относится, например, ходячее утверждение, что боевики (вслед за большевиками) преувеличивают технику восстания.

Отлично, господа! Вы обвиняете нас в преувеличении «техники»? Не угодно ли вам прочитать для выяснения правды по этому вопросу две резолюции: меньшевистской (октябрьской) и большевистской (ноябрьской) военной с.-д. конференции?

О работе среди офицеров. Резолюция меньшевистской (октябрьской) конференции:

«Конференция признает, что революционная пропаганда среди офицерства является важной задачей как потому, что работа социал-демократической военно-революционной организации среди офицеров может во многих случаях облегчить нашу работу в войсках в мирное время, так и потому, что во время вооруженного восстания революционные офицера могут послужить в качестве технических руководителей восстания. Поэтому конференция рекомендует военно-революционной организации обратить серьезное внимание на работу среди офицеров, стараясь по возможности превратить их в сознательных сторонников социал-демократической партии» (стр. 13 листка ЦК).

Резолюция большевистской (ноябрьской) конференции:

«Принимая во внимание 1) что как классовый социальный состав офицерства, так и интересы офицерства, как профессиональной военной касты, заставляют их стремиться к сохранению постоянной армии и народного бесправия; 2) что в силу этого в происходящем буржуазно-демократическом перевороте офицерство в целом играет роль реакционную; 3) что существующие оппозиционно-настроенные группы офицерства активной роли не играют; 4) что в то же время возможен переход отдельных


286
В. И. ЛЕНИН

офицеров в нашу партию, которые своими специальными знаниями и специальной военной подготовкой могут оказать значительную услугу в момент восстания армии и перехода ее на сторону народа, а также в технической подготовке к вооруженному восстанию, - конференция военных и боевых организаций признает: 1) что строить самостоятельную с.-д. организацию среди офицерства военные организации не могут; 2) что необходимо использовать существующие оппозиционно-настроенные группы офицеров в целях осведомления и привлечения отдельных членов в наши партийные военные и боевые организации в качестве инструкторов и практических руководителей» (стр. 132 «Протоколов»).

У меньшевиков ни слова ни о классовом составе офицерства, ни об его роли во всей буржуазной революции. У большевиков во главу угла поставлена оценка того и другого. Это раз. У меньшевиков голая техника, ибо все доказательства «важности» работы среди офицеров сведены исключительно к тому, что работа среди офицеров «может облегчить» нашу работу в войсках (квартиры давать? легальное прикрытие составлять?) и затем может дать технических руководителей. У большевиков технике отведено подчиненное место, как услугам «отдельных офицеров», а на первый план выдвинуто доказательство того, что «самостоятельной с.-д. организации» среди офицерства рабочая партия строить не может. Это два. У меньшевиков мещанская работа мысли, боящейся указать классовую связь офицерства с буржуазией, дополняется робостью вывода: «по возможности превратить в сознательных сторонников с.-д. партии». У большевиков открытая пролетарская оценка реакционного в целом слоя привела к решительному выводу: оппозиционных офицеров использовать «для осведомления», а «отдельных членов» привлекать в наши партийные военные и боевые организации. Это три.

Спрашивается, как не назвать после этого кумушкиной сплетней меньшевистские толки о преувеличении «техники» большевиками вообще, большевистскими боевиками в частности? На деле эти толки послужили, как мы видим, для прикрытия, с одной стороны, технической узости меньшевистского взгляда на офицерство, а с другой стороны, для прикрытия чисто интеллигент-


287
ПО ПОВОДУ ПРОТОКОЛОВ ВОЕННО-БОЕВОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

ской оппортунистической боязни оценить буржуазный классовый состав офицерства и внести в работу среди войска идею классовой розни массы «нижних чинов» из крестьян и рабочих и кучки дворянских сынков или буржуев, пролезающих через военную службу в дворянство.

Этот «технический» и мещанско-оппортунистический взгляд на офицерство обнаружили не только меньшевистские члены маленькой октябрьской конференции. Тот же взгляд мы видим у нашего меньшевистского ЦК: стоит вспомнить его знаменитое 4-ое письмо к организациям (эпоха разгона Думы), где лозунг «за Думу», как орган власти, созывающей учредительное собрание, оправдывается стремлением подделаться под интересы и уровень сознания «средней буржуазии и офицерства» 164. В том же самом письме ЦК договорился до того, что победа Советов рабочих депутатов в борьбе за власть привела бы лишь к военной диктатуре армии, перешедшей на сторону народа! Без «либеральных» офицеров, видите ли, солдаты не сумели бы даже вместе с Советом рабочих депутатов обеспечить что-либо иное, кроме военной диктатуры!

Мещанский взгляд на офицерство видим мы и у Плеханова, идейного вождя меньшевиков. В течение всего 1906 года мы видим у него потуги обвинить большевиков в преувеличении технических задач восстания. О какой же стороне восстания писал сам почтенный т. Плеханов за это время? О массовых корнях восстания, о роли крестьянских и пролетарских элементов в нем? Ничего подобного. За все это время т. Плеханов писал только в №7 «Дневника» 165 (август 1906 г.) об одном письме одного либерального офицера, которого он вежливо-превежливо «поправлял» по поводу его буржуазных взглядов на «нижнего чина», на «спокойный» характер периода министерства Витте и т. п. «Я думаю даже, - писал т. Плеханов, - что только (заметьте это «только»!) участие офицеров в военных организациях положит конец этим бунтам (солдат и матросов), представляющим собою непланомерную и непроизводительную затрату сил, нужных для революции».


288
В. И. ЛЕНИН

Видите, как энергично: только участие офицеров положит конец бунтам!! Без офицеров не будет конца «непланомерной» трате глупых мужицких сил. А когда большевистские боевики соберутся на совещание и пожелают дать с.-д. партии скромный совет: сделать главной задачей боевых организаций обучение масс военным знаниям, пониманию хода восстания, пониманию условий планомерного его ведения, - тогда фарисеи казенного меньшевизма завопят: какое узкотехническое понимание «планомерности»! Какое «недопустимое» совещание боевиков против воли ЦК!

Но довольно об этих фарисеях. Вернемся к протоколам. В одном месте мы нашли там не «скромные советы» с.-д. партии, а претенциозное и нелепое прожектерство. Это - в докладе т. Изарова о роли партии в вооруженном восстании. Тов. Изаров действительно дошел здесь до абсурдов, вроде деления всех партийных организаций на три главные типа: военные, боевые и пролетарские!! Он договорился даже до «планов» составлять «военно-боевые советы» из равного числа делегатов от трех этих типов организаций (стр. 95) и т. п. Разумеется, от такого «боевизма» мы, большевики, отгородим себя всегда самым решительным образом. Безусловно преобладающий характер и решающий голос за общепролетарской организацией, - полнейшее подчинение ей всех военных и боевых организаций - необходимость базировать те же боевые организации всецело на кадрах партийных с.-д. рабочих (или, может быть, даже заменить боевую организацию партийной милицией), все это стоит вне сомнения для нас.

И если из фракционных целей нам станут преподносить нелепые увлечения тов. Изарова, то мы попросим подобных «критиков» не забывать, что большевистская военно-боевая конференция не пошла за изаровскими крайностями! Лучшее опровержение наветов на наших боевиков, это - то, что они сами, на своей конференции, просто отодвинули в сторону изаровское прожектерство. Чтобы их голос по вопросу о роли с-д. партии в вооруженном восстании не мог быть воспринят, как претенциозное навязывание или повелевание и т. п.,


289
ПО ПОВОДУ ПРОТОКОЛОВ ВОЕННО-БОЕВОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

они сами превратили свою конференцию по этому вопросу в частное совещание (см. №9 «Пролетария» и стр. 116 «Протоколов»), И лишь на частном совещании единогласно вынесли резолюцию, в которой нет никакого прожектерства а 1а Изаров, а говорится только об «обеспечении самой тесной связи и взаимодействия общепролетарских, военных и боевых организаций». При этом в резолюции о задачах военных организаций особо подчеркнуто «подчинение всей работы» «политическому руководству общепролетарских организаций» (№ 9 «Пролетария» и стр. 137 «Протоколов»). Если даже одни большевистские боевики сумели исправить Изарова, то можно себе представить, какова основательность страхов ЦК перед общим совещанием военных и боевых организаций всей партии.

Место не позволяет нам с такой же подробностью остановиться на других сторонах работы конференции. Отметим, что почти половина объемистой книги посвящена докладам о работе в войсках (с. 10-49) и о бывших попытках вооруженного восстания (с. 53-59, 64-79). Это - чрезвычайно ценный материал, и за почин в его собирании и обработке все сознательные с.-д. рабочие поблагодарят военно-боевую конференцию. Отметим доклад т. Барина «о бывших попытках вооруженного восстания»; в этом докладе на первый план выдвинуто изучение вооруженного восстания, как особого вида движения масс, особого вида классовой борьбы пролетариата. Подчеркивается исторический момент крайнего обострения борьбы определенных классов, как условие восстания. Рассматривается роль отдельных классов, - зависимость движения в войсках от соотношения общественных сил, - неотделимость политической стороны восстания от боевой, - значение «широких демократических организаций народных масс», как предпосылок временного революционного правительства и т. д. Конечно, изучать такие вопросы - немного потруднее, чем писать «тактические платформы» с кадетскими фразами о «вере пролетарских масс в чудо внезапного восстания» (см. «Тактическую платформу» Мартова и К°).


290
В. И. ЛЕНИН

Отметим, наконец, прения о текущем моменте с замечательной речью тов. Ильяна, который в ноябре 1906 г. на военно-боевой конференции сумел выразить взгляд на вторую Думу, блестяще подтвержденный событиями. «Позволю себе коснуться Думы, - говорил он. - В Думе мы будем иметь совершенно не тот состав, чем мы имели в прошлой Думе. Мы будем иметь мобилизованную революцию и мобилизованную реакцию. Крестьянство, особенно вследствие невыполнения его ожиданий, пошлет более революционный элемент, чем в предыдущую Думу. Несомненно, что то же произойдет и с пролетариатом... Наша беда в том, что часть с.-д. стремится заполнить Думу каким-то промежуточным слоем либералов» (стр. 84 «Протоколов»).

На боевой конференции вернее сумели оценить политику, чем Плеханов и меньшевистский ЦК в ноябре 1906 г.!

Исчерпать содержание «Протоколов» в газетной статье, разумеется, невозможно, и мы закончим горячим советом изучать их, - советом по адресу тех с.-д., которые способны говорить о вопросах восстания без либерального хихиканья.

Написано в апреле 1907 г.

Напечатано 2 мая 1907 г. в газете «Пролетарий» № 16

Печатается по тексту газеты



291

ДОКЛАД V СЪЕЗДУ РСДРП ПО ПОВОДУ ПЕТЕРБУРГСКОГО РАСКОЛА И СВЯЗАННОГО С НИМ УЧРЕЖДЕНИЯ ПАРТИЙНОГО СУДА 166

ЦК нашей партии учредил, как известно из буржуазных газет («Товарищ» и др.), партийный суд для рассмотрения моего образа действий - именно моей брошюры «Выборы в СПБ. и лицемерие 31 меньшевика» *, вышедшей во время раскола петербургской с.-д. организации при выборах во вторую Думу.

Суд учреждался из трех представителей с моей стороны, трех со стороны 31 меньшевика и трех членов президиума, назначенных Центральными Комитетами латышской, польской с.-д. и Бунда. Я предъявил этому суду встречное обвинение против 31 меньшевика и т. Дана (члена редакции ЦО - а через ЦО и члена ЦК) в недопустимом поведении. Это встречное обвинение было поддержано, с одной стороны, собранием 234 петербургских большевиков, членов партии (их резолюция вместе с докладом их, дающим резюме всего дела, напечатана в № 13 «Пролетария»), а с другой стороны, Петербургской с.-д. конференцией (минус отколовшиеся меньшевики). Резолюция этой конференции напечатана в № 14 «Пролетария» 167.

Суд, как учреждение, созданное Центральным Комитетом, не счел себя вправе самостоятельно привлечь к обвинению 31-го и т. Дана и обратился за определением


* См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 311-322. Ред.


292
В. И. ЛЕНИН

своей компетенции в вопросе о встречном обвинении к тому же ЦК. ЦК в особом заседании рассмотрел снова этот вопрос и подтвердил, что данный суд учреждается только для разбора дела о Ленине и что новое предание суду новых лиц всецело зависит от ЦК, который, конечно, сочтет своим долгом привлечь к суду всякого, против кого данный суд формулирует обвинение в недопустимом поступке. Состав этого нового суда опять-таки предоставляется всецело усмотрению того же ЦК.

Таким образом, получился целый клубок вопиющих несообразностей и противоречий. Меньшевистский ЦК играет роль учреждения, предающего суду и определяющего состав суда и компетенцию суда. Встречное обвинение предъявлено против лидера меньшевистской части ЦК. Одни и те же лица оказываются и назначающими суд, и прокурорами, и решающими вопрос о направлении встречного против них же обвинения!

Понятно, что такие порядки не в состоянии поднять уважение к партии. Распутать клубок несообразностей может только партийный съезд. И я обращаюсь поэтому к съезду с просьбой: облечь суд всей полнотой судебной власти непосредственно от съезда; поставить суд вне всякой зависимости от ЦК, явно заинтересованного (в его меньшевистской части) в деле; предоставить суду право разбирать дело всесторонне, без всяких ограничений, и привлекать к обвинению всех членов партии и все учреждения ее, не исключая меньшевистской части ЦК и т. д.

Для пояснения дела членам съезда РСДРП прилагаю: 1) полный текст моей защитительной (или обвинительной против меньшевистской части ЦК) речи, прочтенной мною на суде в первом судебном заседании. (Суд имел всего два судебных заседания и допросил трех свидетелей из нескольких десятков. Заседания суда прерваны съездом.) 2) Прилагаю краткий конспект фактической истории раскола в Петербурге.


293
ДОКЛАД V СЪЕЗДУ РСДРП

I. ЗАЩИТИТЕЛЬНАЯ (ИЛИ ОБВИНИТЕЛЬНАЯ ПРОТИВ МЕНЬШЕВИСТСКОЙ ЧАСТИ ЦК) РЕЧЬ ЛЕНИНА НА ПАРТИЙНОМ СУДЕ

Товарищи судьи!

ЦК предъявил ко мне обвинение в недопустимом для членов партии выступлении (в печати). Так сказано в постановлении ЦК об учреждении партийного суда. Я начну прямо с существа дела: прочту полностью то «заявление», которое ЦК «вносит на рассмотрение суда».

«... ЦК констатирует, что в брошюре «Выборы в СПБ. и лицемерие 31-го меньшевика», подписанной т. Лениным, содержится прямое обвинение 31-го члена СПБ. организации в том, что они вступили в переговоры с кадетской партией «для продажи кадетам голосов рабочих» и что «меньшевики торговались с к.-д., чтобы протащить своего человека в Думу, вопреки рабочим, при помощи к.-д.».

ЦК констатирует, что появление подобного обвинения в печати, особенно накануне выборов, должно внести смуту в ряды пролетариата, подвергая заподозриванию политическую честность членов партии, и будет использовано для борьбы с социал-демократией врагами пролетариата.

Находя, что подобные выступления недопустимы для членов партии, ЦК вносит образ действий т. Ленина на рассмотрение партийного суда».

Таков полный текст обвинения. Я замечу прежде всего, что здесь есть крупная, прямо фактическая неверность, которую я буду просить суд исправить на основании текста инкриминируемой мне брошюры. Именно: в этой брошюре сказано прямо и определенно, что я обвиняю не только 31-го меньшевика, но и т. Дана, т. е. члена Центрального комитета.

Центральный Комитет, составляя свое постановление, не мог не знать ни того, что т. Дан - член ЦК (может быть, даже участвовавший в обсуждении вопроса или в постановлении о предании меня суду за обвинение Дана?), ни того, что я обвиняю не только 31 -го, но и Дана. Значит, ЦК заведомо выделил из состава обвиненных мною лиц своего члена. Тут уже, кроме фактической неверности, есть нечто худшее, нечто недопустимое, и я впоследствии подробно


294
В. И. ЛЕНИН

остановлюсь на оценке этой стороны дела и постараюсь выяснить именно ее всем материалом судебного следствия.

Перехожу к существу обвинения.

ЦК приводит две цитаты из моей брошюры, и я должен разобрать возможно более обстоятельно каждую из этих цитат. Я, конечно, понимаю, что дело идет о всей указанной брошюре, а не только об этих именно двух цитатах. Но я беру их, вслед за Центральным Комитетом, как основное и главное.

Цитата первая взята из самого начала брошюры. Позволю себе прочитать целую страницу, чтобы показать, в какой связи стоит эта цитата:

«В газете «Товарищ» напечатаны сегодня (20 января), - напоминаю, что дело было, значит, за пять Дней до образования левого блока в СПБ. и за 16 дней до выборов в Гос. думу по городу СПБ., - обширные выдержки из воззвания 31-го меньшевика, отколовшихся от социалистической организации накануне выборов в СПБ.» *.

Подчеркиваю, что первая же фраза брошюры ставит во главу угла основной факт раскола в СПБ. накануне выборов. Я подчеркиваю это обстоятельство, ибо мне много раз придется еще впоследствии указывать на его значение.

Продолжаю цитату:

«... Напомним сначала в двух словах фактическую историю того, что проделали отколовшиеся от с.-д. меньшевики после ухода с конференции...». Об этом уходе и об его значении я выпустил за несколько дней до разбираемой брошюры брошюру «Социал-демократия и выборы в СПБ.», а также брошюру: ««Услышишь суд глупца»... (Из заметок с.-д. публициста)» *. Последняя брошюра почти вся конфискована полицией. Уцелело лишь несколько экземпляров, и я ссылаюсь на нее, чтобы суд мог в целом, а не в отрывках, изучить картину тогдашних происшествий.


* См. Сочинения, 5 изд., том 14, стр. 311. Ред.

* Там же, стр. 249-273, 274-292. Ред.


295
ДОКЛАД V СЪЕЗДУ РСДРП

«... 1) Отколовшись от с.-д. рабочих, они вступили в блок с мелкой буржуазией (с.-р., трудовиками и н.-с.) ради совместного торга о местечках с кадетами. Письменный договор об этом вступлении отколовшихся с.-д. в мелкобуржуазный блок они скрыли от рабочих и от публики.

Но мы не теряли надежды, что этот договор будет все же опубликован, и тайное станет явным».

Обращаю внимание суда на то, что в моей, обвиняющей Дана и 31-го меньшевика, брошюре сразу подчеркнут момент скрывания от рабочих письменного договора. Идем далее:

«2) Как составная часть мелкобуржуазного блока (неправильно именуемого в газетах «левым блоком»), отколовшиеся меньшевики торговались с кадетами о предоставлении этому блоку трех мест из шести. Кадеты давали два места. Не сторговались. Заседание мелкобуржуазной «конференции» (выражение не наше, а взятое из газет) с к.-д. было 18-го января. О нем сообщали «Речь» и «Товарищ». «Речь» объявляет сегодня соглашение несостоявшимся (хотя мы, конечно, должны быть готовы к тому, что за спиной переговоры все еще ведутся).

Меньшевики об этом своем «выступлении» для продажи кадетам голосов рабочих не сообщают пока в печати».

Вот в какой обстановке стоит первая цитата. Мои слова против меньшевиков написаны в тот самый день, когда я впервые узнал из газет, что блок меньшевиков и народников с кадетами против большинства петербургской с.-д. организации не состоялся, причем я тут же оговорился, что не могу считать соглашение окончательно несостоявшимс