[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


В.И. Ленин. Полное собрание сочинений
Том 25

Содержание

[В.И. Ленин. Полное собрание сочинений]



Владимир Ильич Ленин

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА • 1969


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ТОМ

25

Март ~ июль 1914

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА • 1969


VII

ПРЕДИСЛОВИЕ

Двадцать пятый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина является последним томом, содержащим работы периода нового революционного подъема. В том входят произведения, написанные в марте - июле 1914 года в Кракове, где Владимир Ильич жил с середины 1912 года, и в деревне Поронин, куда он выезжал на летние месяцы.

В эмигрантской жизни Ленина краковский период имеет особое значение. Близость к России давала возможность установить с нею тесные связи, регулярную переписку с партийными организациями, повседневно руководить газетой «Правда» и большевистской фракцией в IV Государственной думе. Вошедшие в том произведения отражают эту многогранную деятельность Ленина, раскрывают его борьбу против оппортунизма в российском и международном рабочем движении, борьбу за укрепление партии, подготовку масс к новой революции.

Произведения, включенные в том, написаны накануне первой мировой войны, в условиях бурного роста революционного движения в России. В марте - апреле 1914 года по всей стране прокатилась мощная волна протеста в связи с массовым отравлением работниц на фабрике «Треугольник» в Петербурге и фабрике «Проводник» в Риге. Май принес новую волну движения. Несмотря на полицейские облавы и аресты, всюду проходили первомайские митинги, собрания,


VIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

демонстрации и забастовки. После маевки в Баку началась всеобщая забастовка рабочих; бакинцев поддержали рабочие Петербурга. 3 июля полиция расстреляла митинг путиловцев, в котором участвовало около 12 тысяч рабочих. На кровавую расправу пу-тиловцы ответили забастовкой, и их поддержали рабочие всех петербургских заводов и фабрик. Движение росло с неудержимой силой; вслед за столицей поднялись Москва, Одесса, Сормово, Рига, Тифлис, Иркутск, Екатеринодар, Севастополь, Харьков, Астрахань, Костромская, Владимирская и многие другие губернии.

Накал борьбы был таким сильным, что в Петербурге, Баку и Лодзи рабочие стали строить баррикады. Ленин отмечал впоследствии, что массовая революционная стачка в 1914 году «перевалила за 2 миллиона и подходила к уровню 1905 года» (Сочинения, 4 изд., том 21, стр. 289). Политические стачки шли под лозунгом свержения царизма и требования демократической республики. Революционные выступления происходили в войсках, все более усиливалось крестьянское движение. В России был налицо революционный кризис.

С ростом борьбы пролетарских масс все острее ощущалась необходимость укрепления политического единства рабочего класса на основе классовой дисциплины, марксистской программы и тактики. Решающим условием этого являлось руководство партии и сплоченность ее рядов. Ленин учил, что единство невозможно без организации, а организация невозможна без подчинения меньшинства большинству. Рабочему классу нужно единство марксистов, а не единение марксистов с противниками и извратителями марксизма. Единство рабочего класса создавалось и укреплялось в ходе непримиримой борьбы большевиков против ликвидаторов, впередовцев, троцкистов, разоблачению которых Ленин посвятил многочисленные статьи, вошедшие в том. Среди них: «Единство», «О «впередовцах» и о группе «Вперед»», «Единство рабочих и «течения» интеллигентов» и др. Ленин изобличал центризм Троц-


IX
ПРЕДИСЛОВИЕ

кого, его политический авантюризм, беспринципность и двурушничество. Не имея ни по одному серьезному вопросу марксизма твердых взглядов, Троцкий, по выражению Ленина, всегда «пролезал в щель» тех или иных разногласий, перебегая от одной стороны к другой. Прикрываясь псевдореволюционными фразами, он на деле защищал ликвидаторов. Ленин указывал, что если у ликвидаторов была своя, немарксистская, либеральная физиономия, то у Троцкого никогда никакой своей «физиономии» не было, а были лишь перелеты от либералов к марксистам, обрывки звонких фраз, надерганных тут и там. Ленин называл Троцкого «худшим раскольником» в российском социал-демократическом движении.

В яростных схватках с оппортунистами большевики, руководимые Лениным, неизменно оставались победителями. В произведении «Идейная борьба в рабочем движении» Ленин, подводя итоги двадцатилетней борьбы марксизма с оппортунизмом в России, сделал вывод огромного принципиального значения: «Прогресс очищения рабочего движения от влияния буржуазии, от влияния «экономизма»-ликвидаторства за эти 20 лет громаден. Теперь впервые прочно складывается настоящий пролетарский фундамент настоящей марксистской партии» (настоящий том, стр. 133).

Опыт массового рабочего движения блестяще подтвердил программные, тактические, организационные идеи, решения и политическую линию большевиков. Внимательно изучая данные о развитии рабочего движения в России, Ленин на основе неопровержимых фактов доказывал, что подавляющее большинство рабочего класса идет за большевиками. Вокруг решений Пражской партийной конференции, Краковского и Поронинского совещаний ЦК с партийными работниками большевики сплотили 4/5 сознательных рабочих России. Единство рабочих сказалось в признании решений партии и одобрении их. «Там, где сплотилось большинство сознательных рабочих вокруг точных и определенных решений, там есть единство мнений и действий, там есть партийность и партия» (стр. 193).


X
ПРЕДИСЛОВИЕ

Большевики одержали победу и в профессиональном движении и в страховой кампании: в крупнейших в стране профессиональных союзах и среди уполномоченных во всероссийское страховое учреждение подавляющее большинство составляли правдисты. Ленин отмечал, что рабочие провели вопреки ликвидаторам, без них и против них блестящую кампанию стачечного и страхового движения, создания газет и добились повсюду большинства.

В сплочении рабочего класса России огромная роль принадлежала газете «Правда». Материалы, содержащиеся в томе, ярко свидетельствуют, что в марксистской газете Ленин видел важнейшее орудие организации и воспитания рабочего класса, связи партии с широкими массами. Данные о взносах на газету от рабочих групп подтверждали, что «Правда» была именно таким органом. В условиях, когда организации партии были нелегальны, «подпольны», количество денежных взносов от рабочих служило косвенным, но безошибочным указанием на состояние этих организаций. Большевиков тогда называли «правдистами». Сборы на большевистскую газету подтверждали, что только в правдизме заключалось действительно независимое от буржуазии, марксистское, пролетарское течение, организующее, объединяющее большинство рабочих.

В том входит ряд статей, посвященных рабочей печати и ее роли в революционном движении. Среди них известная статья «Из прошлого рабочей печати в России», написанная для первого номера газеты «Рабочий», выход которой был приурочен к двухлетней годовщине «Правды». В этой статье Ленин дает краткий обзор истории рабочей печати, прослеживает ее неразрывную связь с развитием демократического и социалистического движения в стране. Освободительное движение в России, указывает Ленин, прошло три главных этапа: период дворянский (примерно с 1825 по 1861 год), разночинский, или буржуазно-демократический, длившийся по 1895 год, и пролетарский, начавшийся в 1895 году. Анализируя каждый из этих периодов,


XI
ПРЕДИСЛОВИЕ

Ленин особое внимание уделяет освещению третьего, пролетарского периода.

Прослеживая историю рабочей печати, Ленин указывал, что она является историей борьбы двух направлений в русском марксизме и российской социал-демократии - марксистского и оппортунистического. Это разделение на протяжении двадцати лет меняло свою форму, обличье, но по существу оставалось одним и тем же. Ленин вскрыл глубокие социальные, классовые корни этого разделения и борьбы внутри социал-демократии. Рабочий класс, пояснял он, живет бок о бок с мелкой буржуазией, которая, разоряясь, дает все новых и новых пришельцев в ряды пролетариата. Россия была отсталой, наиболее мелкобуржуазной из всех капиталистических стран, поэтому и массовое движение рабочих неизбежно порождало мелкобуржуазное, оппортунистическое крыло в этом движении. Оппортунистическим, мещански-интеллигентским крылом были так называемые «экономисты», проводившие либеральную рабочую политику, суть которой сводилась к одному: «рабочим - экономическая, либералам - политическая борьба».

Период 1901-1903 гг. был периодом первой политической марксистской газеты «Искра», выработавшей программу социал-демократической партии, основы ее тактики и формы соединения экономической и политической борьбы рабочих на базе последовательного марксизма. Подавляющее большинство передовых рабочих встало на сторону «Искры» против оппортунизма. Но победа «Искры» над «экономизмом» привела к новому притоку «попутчиков» социал-демократии в ее ряды, и оппортунизм, писал Ленин, воскрес под видом меньшевизма. Сущность меньшевистской тактики в революции 1905-1907 гг. сводилась к либеральной рабочей политике, к зависимости рабочих от либералов.

Только большевизм, тактика которого обеспечивала самостоятельность рабочего класса, выражал пролетарскую сущность движения. Главными органами, которые защищали тактику последовательного марксизма, верную старой «Искре», были большевистские


XII
ПРЕДИСЛОВИЕ

газеты «Вперед» и «Пролетарий». Долгой борьбой и тяжелым трудом передовых рабочих давалось выделение и упрочение пролетарского классового движения из всяких мелкобуржуазных примесей и извращений.

Двадцатилетняя история марксизма и рабочего движения в результат длительной и упорной борьбы пролетарской партии против оппортунистических течений привела к сплочению громадного большинства передовых рабочих вокруг ежедневной марксистской газеты «Правда».

Роль большевистской печати, ее влияние и популярность среди рабочих с особой силой проявились в день двухлетнего юбилея «Правды» - 22 апреля (5 мая) 1914 года. Это был день подлинного подсчета марксистских сил. Все передовые рабочие пришли в этот день на помощь своим органам печати, собрав из грошей сотни и тысячи рублей. Характерно, что «День рабочей печати» растянулся почти на два месяца, в течение которых со всех концов страны рабочие посылали в газету денежные сборы и многочисленные резолюции солидарности с нею. Только через два месяца Ленин подвел итоги «Дня рабочей печати» (см. стр. 418-426).

Правдисты, не раз указывал Ленин, ведут марксистскую пролетарскую политику, отстаивая интересы рабочего класса в преобразовании России. В сплочении тысяч рабочих групп вокруг «Правды» Ленин видел живое доказательство роста политического единства рабочего класса.

Задаче расширения и укрепления связи с рабочим классом служила деятельность большевистской фракции IV Государственной думы. Группа произведений Ленина, содержащихся в томе, отображает руководство Ленина фракцией, его постоянную заботу о всемерном использовании думской трибуны в целях революционной агитации. Большевистские депутаты часто встречались с Лениным - приезжали к нему в Краков и Поронин за инструкциями и советами, для обсуждения тактики РСДРФракции в Думе. Владимир Ильич писал для депутатов проекты их речей в Думе, готовил законопроекты. В том входят написанные им «Законопроект


ХIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

о национальном равноправии», «Проект закона о равноправии наций и о защите прав национальных меньшинств», проекты речей «К вопросу о национальной политике» и «К вопросу о смете министерства земледелия». В этих материалах Ленин разоблачает национальную политику царского самодержавия, основанную на угнетении наций, убедительно показывает, что Россия переживает состояние плохо прикрытой гражданской войны, когда «правительство не управляет, а воюет» с народом. Внесению в Думу законопроекта о национальном равноправии Ленин придавал большое значение, он считал, что рабочий класс обязан поднять свой голос против национального угнетения, за отмену национальных ограничений для всех наций. Ленин подчеркивал, что особенно громко должен прозвучать голос русского рабочего.

В проекте речи «К вопросу о смете министерства земледелия» Ленин подверг резкой критике основы правительственной политики в земельном вопросе. Суть этой политики заключалась в усиленном и ускоренном разрушении крестьянской общины, поощрении отрубов, создании в лице кулачества новой социальной опоры царизма. В столыпинской аграрной политике царское самодержавие видело средство борьбы с революцией. Ленин срывает маску с правительственной, правой и октябристской печати, объявлявшей эту аграрную политику «великим прогрессом», шагом по пути европейского преобразования отсталого земледелия России, шагом вперед к уничтожению остатков крепостничества. На конкретных материалах Ленин показывает истинное положение деревни, где царили кабальные, крепостнические отношения, которые защитники столыпинской земельной политики старались прикрыть фразами о прогрессе и подъеме культуры. Ленин неопровержимо доказывает, что большинство крестьян находится фактически в крепостническом рабстве. И «никакими законами, - писал он, - нельзя прекратить этого крепостничества, пока масса земель находится в руках всевластных помещиков; никакая замена «общины» забитых


XIV
ПРЕДИСЛОВИЕ

крестьян «частным землевладением» тут не поможет» (стр. 176).

Руководство политической борьбой думской фракции постоянно наталкивало на вопросы хозяйственной и культурной жизни во всей их конкретности. При решении этих вопросов Ленин уже тогда думал о том, как они встанут перед партией после завоевания власти рабочим классом. Н. К. Крупская подчеркивала, что без краковского периода трудно было бы в первое время после Октябрьской социалистической революции сразу схватывать все необходимые звенья советского строительства. «Краковский период был своеобразной «нулевой группой» (приготовительным классом) социалистического строительства. Конечно, пока это была лишь самая черновая постановка этих вопросов, но она была так жизненна, что имеет значение и по сию пору», - писала Н. К. Крупская в 1933 году.

Значительное место в томе занимают работы, посвященные борьбе против буржуазной идеологии, ревизионизма и оппортунизма. Партийной страстностью и непримиримостью к врагам рабочего класса проникнуты статьи Ленина, направленные против тех, кто проповедовал «пересмотр» марксистской теории, изменял марксизму. В работах «Еще одно уничтожение социализма», «Поспешишь - людей насмешишь» и др. Ленин отмечал, что одним из самых главных проявлений буржуазного влияния на пролетариат и буржуазного развращения рабочих является ревизионизм.

Статья «Еще одно уничтожение социализма» представляет собой блестящий образец защиты марксистской политической экономии от наскоков буржуазных идеологов. В этой статье Ленин разоблачил полную несостоятельность попыток Струве дискредитировать трудовую теорию стоимости К. Маркса, доказать якобы имеющееся противоречие между I и III томами «Капитала», между этой теорией и образованием средних цен на основании закона стоимости. Ленин разоблачил также несостоятельность отрицания буржуазной политэкономией объективных законов развития капитализма. «Изгнание законов из науки, - писал он, -


XV
ПРЕДИСЛОВИЕ

есть на деле лишь протаскивание законов религии» (стр. 48).

Заявляя о критическом пересмотре марксистской политической экономии, буржуазные идеологи преследовали одну цель - любыми средствами доказать невозможность социализма. Ради уничтожения социализма они извращали марксизм, приписывали ему нелепицы, для того чтобы затем победоносно опровергать их.

Касаясь бесчисленного количества вопросов, представляя их научно обоснованными, буржуазные идеологи на деле в своих писаниях ничего, кроме «окрошки цитат» и беглых замечаний, не давали. Ленин выявил антинаучную суть рассуждений этих «критиков» марксизма. «Если, - писал он, - считающие себя либеральными и прогрессивными ученые способны терпеть в своей среде героев подобного шутовства, если этим героям дают ученые степени и поручают обучение юношества, то это только показывает в сотый и тысячный раз «закон» буржуазной эпохи: тем больше чести, чем наглее и бесстыднее издевательство над наукой ради уничтожения Маркса». Для этих «ученых» главная задача - «лягнуть Маркса, - а остальное приложится» (стр. 39).

Со времени написания Лениным этих статей прошли десятки лет, но сказанное в них звучит с особой силой и в наши дни. Страшась революционного воздействия марксизма, современные идеологи капитализма все силы прилагают к тому, чтобы уверить массы в «устарелости» марксизма, непригодности его в новых исторических условиях.

Разоблачая приемы борьбы буржуазии против рабочего движения, Ленин указывал, что они одинаковы и характерны для всех капиталистических стран. При всем их многообразии они сводятся к двум методам: первый метод - насилие, преследование, подавление; второй метод - разделение рабочих, дезорганизация их рядов, подкуп, «идейное» воздействие с целью отвлечения их от борьбы против капиталистов. Когда идейное влияние буржуазии падает, подрывается, она прибегает к самой беззастенчивой лжи и клевете. Одним из средств воздействия на пролетариат является


XVI
ПРЕДИСЛОВИЕ

буржуазная пресса. Ленин показал истинное лицо этой прессы: всеобщая продажность, подхалимство, «продажные писатели, продажные газеты» (стр. 8).

Произведения, включенные в том, раскрывают принципиальную и упорную борьбу Ленина против международного оппортунизма. В статье «Чему не следует подражать в немецком рабочем движении» Ленин подверг сокрушительной критике одного из видных деятелей германской социал-демократии, оппортуниста К. Легина. Оппортунисты, как известно, не хотят «обижать хозяев», они стремятся воспитать у рабочих доверие к буржуазии и привить им сознание незыблемости капиталистического строя. Они избегают выступать против капиталистов. ««Государственным мужам» немецкого оппортунизма подобная мысль чужда бесконечно: они говорят так, чтобы не задеть «капитализма». И, позоря себя этим лакейским отречением от социализма, они хвастаются своим позором» (стр. 108- 109). Ленин напоминает, что на международном конгрессе в Штутгарте большинство немецкой делегации голосовало за архиоппортунистическую резолюцию по колониальному вопросу. Германская социал-демократия, писал Ленин, имеет громадные заслуги, но они являются заслугами не Легинов и ему подобных.

Ленин разоблачает оппортунизм вождей II Интернационала, их покровительство российским оппортунистам. На многочисленных фактах он показывает, как лидеры Интернационала поддерживали меньшевиков-ликвидаторов и троцкистов, с какой яростью они выступали против большевиков. Поддержка оппортунистическими лидерами II Интернационала меньшевиков-ликвидаторов и троцкистов особенно ярко выявилась на Брюссельском совещании в июле 1914 года, созванном по решению декабрьской 1913 года сессии Международного социалистического бюро якобы «для обмена мнений» по вопросу о единстве в РСДРП. МСБ официально выступало в качестве посредника между большевиками и меньшевиками, о чем было сказано в его резолюции, однако на деле Исполнительный комитет МСБ решил быть не посредником, а арбит-


XVII
ПРЕДИСЛОВИЕ

ром и заставить большевиков подчиниться его постановлениям. Лидеры II Интернационала вынашивали план: под видом установления «мира» в РСДРП ликвидировать самостоятельную большевистскую партию, партию нового типа, ведущую непримиримую борьбу с оппортунизмом в российском и международном рабочем движении. Председатель МСБ Э. Вандервельде, будучи летом 1914 года в Петербурге, за спиной большевиков вел переговоры с меньшевиками-ликвидаторами о характере предстоявшего совещания.

Брюссельское совещание проходило в обстановке острейшей борьбы. На нем были представлены ЦК РСДРП (большевики), ОК (меньшевики), троцкисты, плехановская группа «Единство», группа «Вперед», Бунд, С.-д. Латышского края, С.-д. Литвы, польские с.-д., польская с.-д. «оппозиция», ППС («левица»).

В настоящий том входит доклад ЦК РСДРП и инструктивные указания делегации ЦК на Брюссельском совещании, написанные Лениным. Доклад ЦК РСДРП подводил итог целой эпохе развития большевизма - в период реакции и в годы нового революционного подъема. В нем было убедительно показано, что в России нет «хаоса фракционной борьбы», как пытались представить дело российские оппортунисты и их защитники во II Интернационале, что разногласия между большевиками и ликвидаторами - это не организационные разногласия, а расхождение по вопросу о самом бытии партии, и здесь не могло быть и речи ни о каком примирении или компромиссе. Единство с ликвидаторами возможно лишь при условии, если они решительно порвут со всей своей тактикой и перестанут быть ликвидаторами.

Отрицание ликвидаторами нелегальной партии было неразрывно связано с отрицанием ими революционной тактики, с защитой реформизма. На основе неопровержимых данных в докладе говорилось о том, что большинство сознательных рабочих России шло за правдистами, против ликвидаторов, продемонстрировав свою верность нелегальной партии и революционной тактике. «Тот факт, что после 21/г-летней борьбы с


XVIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

ликвидаторством и его союзниками 4/5 сознательных рабочих высказываются за «правдизм», - этот факт усиливает наше убеждение в правильности нашей линии и делает это убеждение непреклонным» (стр. 398).

От имени МСБ Каутский предложил на совещании резолюцию об объединении РСДРП. В резолюции утверждалось, что в российской социал-демократии нет существенных разногласий, мешающих единству. Резолюция Каутского была принята большинством голосов. Против нее были большевики и латышские социал-демократы. Большевики, руководимые Лениным, отказались подчиниться решениям Брюссельского совещания.

Предпринятая оппортунистическими лидерами II Интернационала попытка ликвидировать большевистскую партию потерпела крах. Перед лицом международного пролетариата Ленин, большевики разоблачили истинные цели вождей Интернационала, выступавших под маской миротворцев. Ленин продемонстрировал величайшую непреклонность, принципиальность и непримиримость к противникам марксизма.

В 1913-1914 гг. Ленин большое внимание уделяет всестороннему обоснованию теории и политики партии по национальному вопросу. В классических произведениях Ленина, написанных в этот период, дан глубокий теоретический анализ национального вопроса, раскрыто его громадное значение для рабочего движения, для судеб народов.

В канун первой мировой войны Ленин считал особенно важной задачу борьбы против черносотенного национализма, великодержавного шовинизма и социал-шовинизма. В этот период с исключительной остротой в российской социал-демократии проявились споры по национальному вопросу, развернувшиеся еще в период II съезда РСДРП. Оппортунисты всех мастей предприняли поход против девятого параграфа программы партии, говорившего о праве наций на самоопределение. Суть споров заключалась в том, необходима ли для социал-демократии в многонациональном государстве программа, признающая право на самоопределение. На параграф девятый обрушились ликвидаторы,


XIX
ПРЕДИСЛОВИЕ

бундовцы и национал-социалисты. Это, по определению Ленина, «нашествие двунаде-сяти языков» оппортунизма на марксистскую программу было тесно связано «с современными националистическими шатаниями вообще».

Среди произведений, входящих в том, особое место принадлежит статье «О праве наций на самоопределение» - одной из программных работ коммунистической партии. В этой статье Ленин прежде всего дает ответ на вопрос: что следует понимать под самоопределением наций. Он поясняет, что с историко-экономической точки зрения самоопределение наций в марксистской программе означает политическое самоопределение, право на государственную самостоятельность, образование национального государства.

Поправляя Р. Люксембург, ошибочно считавшую право наций на самоопределение уступкой буржуазному национализму угнетенных наций и на этом основании требовавшую исключения из программы партии параграфа о самоопределении, Ленин подчеркивал настоятельную необходимость сохранения его в программе. Р. Люксембург, выступая против программного положения о праве на самоопределение, подменяла вопрос о политическом самоопределении наций, об их государственной самостоятельности вопросом об их экономической самостоятельности и независимости в буржуазном обществе. В вопросе о праве на национальное самоопределение она упускала самое главное - различие между странами с давно законченными и с незаконченными буржуазно-демократическими преобразованиями. Говоря о России, Р. Люксембург совершенно забывала о великорусском национализме, который был тогда серьезным тормозом развития солидарности и совместной борьбы трудящихся всех наций против общего врага - царизма.

Огромное принципиальное значение имеет подчеркнутое Лениным в статье требование марксизма о конкретно-исторической постановке любого социального, в том числе и национального, вопроса. Он писал: «Безусловным требованием марксистской теории при разборе какого бы то ни было социального вопроса


XX
ПРЕДИСЛОВИЕ

является постановка его в определенные исторические рамки, а затем, если речь идет об одной стране (например, о национальной программе для данной страны), учет конкретных особенностей, отличающих эту страну от других в пределах одной и той же исторической эпохи» (стр. 263-264).

Отстаивая девятый параграф программы партии, Ленин разъяснял, что нельзя смешивать вопрос о признании права наций на отделение с вопросом о целесообразности их отделения в том или другом конкретном случае. При прочих равных условиях революционный пролетариат будет отстаивать более крупное государство, имеющее ряд важных преимуществ перед мелким государством.

Революция 1905-1907 гг. в России послужила толчком к буржуазно-демократическим революциям в Восточной Европе и Азии. Начался процесс пробуждения там буржуазно-демократических национальных движений, стремление угнетенных народов к созданию национально-независимых и национально-единых государств. И именно потому, указывал Ленин, что Россия вместе с соседними странами переживала эту эпоху, в партийной программе был необходим пункт о праве наций на самоопределение. Признавая равное право всех наций на национальное государство, пролетариат выше всего ценит союз пролетариев всех наций, рассматривая под углом зрения классовой борьбы рабочих всякое национальное требование. При этом Ленин особенно настаивал на том, что в вопросе о самоопределении наций, как и в любом другом вопросе, марксиста более всего должно интересовать самоопределение пролетариата внутри наций.

Ленин всегда напоминал известный тезис Маркса и Энгельса, что не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Интересы свободы русской нации, говорил Ленин, требуют борьбы с угнетением нерусских национальностей, признания за всеми ними права на отделение, оценки каждого конкретного вопроса об отделении с точки зрения, устраняющей всякое неравноправие. В многочисленных статьях, посвященных националь-


XXI
ПРЕДИСЛОВИЕ

ному вопросу, Ленин указывал, что политика угнетения национальностей есть политика разделения наций, политика систематического развращения народного сознания, что все расчеты черносотенцев построены именно на противопоставлении интересов различных наций, на отравлении сознания темных и забитых масс.

Интересы пролетарской солидарности, товарищеского единства классовой борьбы рабочих всех национальностей требуют самого полного равноправия наций для устранения малейшего национального недоверия, отчуждения и вражды. Необходимо воспитывать массы в духе признания права на самоопределение, в духе отрицания государственных привилегий какой бы то ни было нации. Ленин обращал внимание пролетариев на то, что в признании права на самоопределение всех наций есть максимум демократизма и минимум национализма.

Главной практической задачей всех пролетариев в национальном вопросе является агитация и пропаганда против всяких государственно-национальных привилегий, за равное право всех наций на свое национальное государство.

Только такая пропаганда обеспечивает действительно демократическое и действительно социалистическое воспитание масс, гарантирует наибольшие шансы национального мира в стране, если она останется многонациональным государством, и наиболее мирное разделение на разные национальные государства, если встанет вопрос о таком разделении.

Ленин учил различать национализм наций угнетающих и национализм наций угнетенных. Он особенно обращал внимание пролетариев на то, что «в каждом буржуазном национализме угнетенной нации есть общедемократическое содержание против угнетения, и это-то содержание мы безусловно поддерживаем» (стр. 275- 276).

В статье «О праве наций на самоопределение» Ленин нанес сокрушительный удар российскому национал-либерализму, народившемуся после революции 1905- 1907 гг. Противниками права наций на отделение от


XXII
ПРЕДИСЛОВИЕ

русского государства выступали кадеты, и в этом, указывал Ленин, заключалась одна из основ их национал-либерализма. Они защищали привилегии буржуазии, в особенности государственные великодержавные привилегии, запугивая массы призраком «распада государства». Ленин вскрыл реальное классовое значение вражды либералов к принципу политического самоопределения наций. Суть ее заключалась в национал-либерализме, в отстаивании государственных привилегий великорусской буржуазии.

Российские оппортунисты - ликвидаторы, бундовцы, мелкобуржуазные националисты, - ополчившиеся против права наций на самоопределение, плелись в хвосте у буржуазии, развращая рабочий класс национал-либеральными идеями. В компании с бундовцами и ликвидаторами находился Троцкий, который спекулировал на разжигании разногласий между польскими и русскими противниками ликвидаторства.

Интересы рабочего класса и его борьбы против капитализма, настойчиво разъяснял Ленин, требуют полной солидарности и теснейшего единства рабочих всех наций, требуют отпора националистической буржуазии какой бы то ни было национальности. В стране, где рядом с пролетариатом угнетенных наций борется пролетариат угнетающей нации, надо отстоять единство классовой борьбы пролетариата за социализм, дать отпор всем буржуазным и черносотенным влияниям национализма. Ленин предостерегал, что «малейшая поддержка пролетариатом какой-либо нации привилегий «своей» национальной буржуазии вызовет неизбежно недоверие пролетариата другой нации, ослабит интернациональную классовую солидарность рабочих, разъединит их на радость буржуазии. А отрицание права на самоопределение, или на отделение, неизбежно означает на практике поддержку привилегий господствующей нации» (стр. 288-289).

Перед пролетариатом России стояла задача: борьба со всяким национализмом, и прежде всего с национализмом великорусским, признание полного равноправия наций, включая и право наций на самоопределе-


XXIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

ние, на отделение. Но, чтобы вести успешную борьбу с национализмом всех наций, пролетариат должен отстаивать единство пролетарской борьбы и пролетарских организаций, теснейшее слияние их в интернациональное целое, вопреки буржуазным стремлениям к национальной обособленности. Пролетариат должен бороться за интернациональное единство, единую организацию, ведущую работу на всех языках местного пролетариата. Существо национальной программы, писал Ленин, сводится к следующему: «Полное равноправие наций; право самоопределения наций; слияние рабочих всех наций - этой национальной программе учит рабочих марксизм, учит опыт всего мира и опыт России» (стр. 320).

Ленин дал отпор попыткам подменить самоопределение наций, право на самостоятельное политическое, экономическое и культурное развитие народов требованием «культурно-национальной автономии». Требование «культурно-национальной автономии», защищаемое бундовцами, ликвидаторами и эсерами, увековечивало господство одной нации над другой, лишало угнетенные народы права на создание своих самостоятельных государств и наносило вред пролетарскому интернационализму.

Произведение Ленина «О праве наций на самоопределение» - выдающийся вклад в сокровищницу творческого марксизма. Это произведение сыграло огромную роль в воспитании партии в духе пролетарского интернационализма, оно и ныне служит верным руководством для деятельности коммунистических и рабочих партий всех стран. Вооруженные ленинской программой по национальному вопросу, коммунисты горячо поддерживают национально-освободительную борьбу народов Азии, Африки и Латинской Америки против империализма и феодализма, поскольку эта борьба служит делу национальной свободы и победы над силами империалистической реакции, служит делу общественного прогресса.

Накануне империалистической войны 1914-1918 гг., в обстановке усиления пропаганды национализма в


XXIV
ПРЕДИСЛОВИЕ

рабочем движении только у большевиков была марксистская программа по национальному вопросу. Большевистская партия была образцом пролетарского интернационализма. Руководствуясь марксистской программой, верные знамени пролетарского интернационализма, большевики были подготовлены к тяжелым испытаниям войны и, как показал исторический опыт, с честью выдержали их.

* * *

В двадцать пятый том включаются пять новых работ Ленина - резолюции ЦК РСДРП о создании Организационного отделения ЦК по руководству нелегальной работой и о выражении благодарности делегации ЦК на Брюссельском совещании; рецензия на книгу Козьминых-Ланина и впервые публикуемая заметка «Польская оппозиция на Брюссельской конференции».

В раздел «Подготовительные материалы» вошли планы статей: «О праве наций на самоопределение», о журнале «Современник», план и конспективный набросок отчета ЦК РСДРП Венскому конгрессу II Интернационала, а также впервые публикуемые план и тезисы доклада ЦК РСДРП Брюссельскому совещанию и планы статьи «Революция и война».

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС



В. И. ЛЕНИН
1914


1

РАСПАД «АВГУСТОВСКОГО» БЛОКА 1

Все, интересующиеся рабочим движением и марксизмом в России, знают, что в августе 1912 года создался блок (союз) ликвидаторов, Троцкого, латышей, бундовцев, кавказцев.

С треском и шумом было объявлено об этом блоке в газете «Луч» 2, основанной не на рабочие деньги как раз во время выборов в Петербурге для срыва воли большинства организованных рабочих. Прославлялась «многочисленность» участников этого блока, прославлялся союз «марксистов разных направлений», прославлялось «единство» и нефракционность; посылались громы против «раскольников», сторонников январской 1912 года конференции 3.

Вопрос о «единстве» встал, таким образом, перед мыслящими рабочими в новой, практической форме. Факты должны были показать, кто прав: те ли, кто восхвалял «объединительную» платформу и тактику «августовцев», или те, кто говорил, что это - лживая вывеска, прикрывающая новым нарядом тех же обанкротившихся ликвидаторов?

Прошло ровнехонько полтора года. Срок громадный для периода подъема 1912-1913 годов. И вот в феврале 1914 года основывается новый, на этот раз уже особенно «объединительный», особенно и взаправду «нефракционный» журнал «настоящего» сторонника августовской платформы, Троцкого, под названием «Борьба».


2
В. И. ЛЕНИН

И содержание № 1 «Борьбы», и то, что напечатано было ликвидаторами о «Борьбе» до ее выхода, сразу показывает внимательному человеку па распад Августовского блока и на судорожные усилия скрыть этот распад, обмануть рабочих. Но и этот обман будет быстро разоблачен.

До выхода «Борьбы» редакция «Северной Рабочей Газеты» 4 напечатала злую заметку: «действительная физиономия этого журнала, о котором в последнее время довольно много говорили в марксистских кругах, для нас остается пока еще невыясненной».

Подумайте только, читатель: с августа 1912 года Троцкий числится в главарях Августовского объединительного блока, - но уже весь 1913 год показывает его отстранение от «Луча» и «лучистов». В 1914 году этот Троцкий основывает свой журнал, продолжая фиктивно числиться и в «Северной Рабочей Газете» и в «Нашей Заре» 5. «В кругах довольно много говорят» о скрываемой ликвидаторами секретной «записке» Троцкого против лучистов, господ Ф. Д., Л. М. и тому подобных «незнакомцев».

А правдивая, нефракционная и объединительная редакция «Северной Рабочей Газеты» печатает: «для нас физиономия еще не выяснена»!

Для них еще не выяснено, что Августовский блок распался!!

Нет, господа Ф. Д., Л. М. и прочие лучисты, для вас это превосходно «выяснено», и вы просто обманываете рабочих.

Августовский блок оказался, - как мы говорили тогда же, в августе 1912 года, - пустым прикрытием ликвидаторов. Он разорван. Не удержались вместе даже русские его друзья. Пресловутые объединители не сумели даже объединиться между собой, и получилось два «августовских» направления: лучистское («Наша Заря» и «Северная Рабочая Газета») и троцкистское («Борьба»). Оба держат по кусочку разорванного ими «общего объединенного» августовского знамени - и оба охрипшим голосом кричат «единство»!


3
РАСПАД «АВГУСТОВСКОГО» БЛОКА

Каково направление «Борьбы»? Об этом Троцкий написал громадный фельетон в № 11 «Северной Рабочей Газеты», но редакция ликвидаторской газеты очень метко ответила ему, что «физиономия по-прежнему не выяснена».

Действительно, у ликвидаторов есть своя физиономия, либеральная, а не марксистская. Всякий, знакомый с писаниями Ф. Д., Л. С, Л. М., Ежова, Потресова и К°, знает эту физиономию.

У Троцкого же никогда никакой «физиономии» не было и нет, а есть только перелеты, переметывания от либералов к марксистам и обратно, обрывки словечек и звонких фраз, надерганных отсюда и оттуда.

Ни по единому спорному вопросу нет в «Борьбе» ни одного живого слова.

Это невероятно, но это факт.

Вопрос о «подполье». Ни словечка.

Разделяет ли Троцкий идеи Аксельрода, Засулич, Ф. Д., Л. С. (№ 101 «Луча») и т. д.? - Ни звука.

Лозунг борьбы за открытую партию? - Ни единого слова.

Либеральные речи Ежовых и др. лучистов о стачках? отмена программы по национальному вопросу? - Ни звука.

Выступления Л. Седова и др. лучистов против двух «китов»? 6 - Ни звука. Троцкий уверяет, что он за соединение частичных требований и конечной цели, но как он относится к ликвидаторскому осуществлению сего «соединения», об этом молчок!

На деле, под прикрытием особенно звонких, пустых и туманных фраз, Троцкий проводит, запутывая несознательных рабочих, защиту ликвидаторов своим замалчиванием вопроса о подполье, уверениями, что у нас нет либеральной рабочей политики и т. д.

К семерке депутатов с Чхеидзе во главе Троцкий обращается с специальными длинными поучениями о том, как похитрее надо проводить отрицание подполья и партии. Эти забавные поучения ясно говорят о дальнейшем распаде семерки. От нее ушел Бурьянов. Они не могли спеться об ответе Плеханову. Они теперь


4
В. И. ЛЕНИН

колеблются между Даном и Троцким, причем Чхеидзе, видимо, напрягает свои дипломатические таланты для замазывания новой трещины.

И эти околопартийные люди, не умеющие объединиться на своей «августовской» платформе, обманывают рабочих криками об «единстве»! Напрасные усилия!

Единство есть признание «старого» и борьба с отрицателями его. Единство есть объединение большинства рабочих в России вокруг решений, давно всем известных и осудивших ликвидаторство. Единство есть связь депутатов в Думе с волей большинства рабочих, что достигнуто шестеркой рабочих депутатов 7.

А ликвидаторы и Троцкий, «семерка» и Троцкий, разорвавши свой собственный Августовский блок, забросивши все решения партии, оторвав себя и от подполья и от организованных рабочих, являются худшими раскольниками. К счастью, рабочие поняли уже это и все сознательные рабочие создают на деле свое единство против ликвидаторских разрушителей его.

«Путь Правды» №37, 15 марта 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



5

КАПИТАЛИЗМ И ПЕЧАТЬ

Когда два вора дерутся, от этого всегда будет известная польза для честных людей. Когда вконец перессорятся «деятели» буржуазного газетного дела, они раскрывают перед публикой продажность и проделки «больших» газет.

Нововременец Н. Снессарев поссорился с «Новым Временем» 8, проворовался и был удален со скандалом. Он опубликовал теперь «сочинение» в 135 страниц под заглавием: «Мираж «Нового Времени». Почти роман. СПБ. 1914". Корча из себя, как водится, «благородного» человека, г. Снессарев описывает нравы, давно установившиеся в капиталистических странах Запада и все более проникающие в буржуазный газетный мир России, конечно, при условиях, особо благоприятствующих темноте и безнаказанности особенно грязных, особенно подлых подкупов, подхалимства и т. д.

«Все привыкли мало-помалу жить гораздо выше своих средств», - пишет с грациозной наивностью «пострадавший» нововременец. - «Когда и каким путем общество освободится от этого явления и освободится ли, неизвестно. Но что теперь обстоит так, то это - признанный факт». И одним из магических средств, позволяющих проживать больше, чем получаешь, является «участие» буржуазных газет в проведении концессий. «Можно назвать, - рассказывает нововременец, - десятки разных концессий, обязанных своим проведением в жизнь не только известным связям, но и известным


6
В. И. ЛЕНИН

статьям в известных газетах. «Новое Время», понятно, не исключение». Например, к г. Снессареву явился однажды представитель лондонской компании беспроволочного телеграфа Маркони и предложил составить устав русского общества Маркони и проект концессии в пользу этого общества. «Вознаграждение за этот труд определялось в 10 000 рублей,... и соглашение было заключено».

Пострадавший Снессарев повествует, что не только он продал себя капиталистам за эти деньги, но и вся газета «Новое Время» продалась за «кампанию в защиту концессии», получив скидку на телеграммы в 50% да «местечко» учредителя общества с акциями на 50 000 рублей.

Капиталисты лондонские - обирание россиян - концессия от русского правительства - участие печати - повальная продажность - купля-продажа кого угодно за десятки тысяч рублей - вот правдивая картина, развертываемая проворовавшимся и обиженным Снессаревым.

Миллионное предприятие «Нового Времени» падает. Сынки миллионера-ренегата А. С. Суворина прокучивают и выкидывают зря миллионы. Надо спасать благородную газету. Является на сцену «директор-распорядитель Волжско-Камского банка П. Л. Барк» (стр. 85). Он убеждает А. С. Суворина передать дело товариществу, которое в августе 1911 г. получило высочайше утвержденный устав, причем из 800 паев 650 было у А. С. Суворина (пай по 5000 руб.). Баланс при учреждении общества составлен был фиктивный (стр. 97) - поясняет г. Снессарев и добавляет, что «подобный баланс могли принять при учреждении товарищества или совершенно ничего не понимавшие в цифрах люди... или люди вроде г. Гучкова, т. е. прекрасно понимавшие дело, но преследующие только свои личные цели». Героями этого учреждения товарищества (учредительное собрание 10 ноября 1911 г.) были сам Снессарев, П. Л. Барк, В. П. Буренин, октябрист 9 член Государственной думы Шубинский, сынки благородного ренегата А. С. Суворина и т. д.


7
КАПИТАЛИЗМ И ПЕЧАТЬ

Эта высокопочтенная компания орудовала, как видит читатель, с ноября 1911 года особенно ретиво. А с 1912 года - повествует пострадавший Снессарев - привилегия «Нового Времени» получать объявления земельных банков («не такой большой доход»: всего 15 000 руб. в год, или «что-то около» этого!), привилегия эта стала субсидией. Ибо по закону объявления должны идти в наиболее распространенной газете. «Новое Время» не было тогда наиболее распространенной, но оно «пустило в ход» («в первый раз», божится благородный Снессарев) свои закулисные влияния и знакомства в правительственных сферах, чтобы оставить за собой объявления земельных банков. «При решении этого вопроса в совете министров после довольно серьезного колебания было решено оставить объявления «Новому Времени»» (стр. 21).

Устраивается клуб литературно-художественного общества, «попросту говоря, игорный дом» (стр. 69); «в долговых книгах клуба за сотрудниками «Нового Времени» значились тысячи рублей долгов. Их просто списывали со счетов».

Биржевой делец Манус, разбогатевший на бирже, награбивший состояние «в несколько миллионов» (120), при участии гг. Меньшиковых и т. д., ведет кампанию в «Новом Времени» за удаление министра Коковцова. Читателям предоставляется гадать, по скольку десятков тысяч получили все эти «деятели» и по скольку недополучили.

Пляска миллионов. Пятимиллионный баланс «Нового Времени», из них около трех миллионов - фикция. Жалованья и гонорары - 2-3 тысячи рублей в месяц второстепенным, третьестепенным работникам. Выкидывают же сотни тысяч и миллионы. Займы в банках сотни тысяч. Всеобщая продажность. Проституция всех сортов, незаконная и законная, браком освященная. Лучшее и высшее петербургское общество. Миллионеры, министры, биржевики, знатные иностранцы. Игорные дома. Шантаж разных видов. «Никаких политических убеждений» (стр. 36). Зависть и подножки. Амфитеатров и Снессарев, вызывающие на дуэль инженера,


8
В. И. ЛЕНИН

обидевшего редакцию «Нового Времени», которая облила помоями студентов. А. С. Суворин, «очень любящий» Амфитеатрова, но не могущий «отказать себе в удовольствии причинить ему неприятность»: пропустить фельетон Буренина с «скверной» выходкой против актрисы Райской, жены Амфитеатрова. Буренин вышибает Амфитеатрова. Сынки Суворина, делающие долги в сотни тысяч рублей.

Убыток «Нового Времени» в 1905 году - 150 000 рублей.

Московские купцы-заводчики, испуганные 1905 годом, дают 100 000 рублей на газету для рабочих патриотического направления. «Новое Время» берется, по их просьбе, организовать дело.

Газета «провлачила жалкое существование» два года и закрылась. Москвичи потеряли 100 000 руб., нововременцы - 150 000 руб. (61).

Воры, публичные мужчины, продажные писатели, продажные газеты. Это - наша «большая пресса». Это- цвет «высшего» общества. Этих людей «все» знают, у них «везде» связи... Бесстыдная наглость крепостников, обнимающаяся впотьмах с бесстыдной продажностью буржуазии, вот она - «святая Русь».

«Путь Правды» № 41, 20 марта 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



9

РАДИКАЛЬНЫЙ БУРЖУА О РУССКИХ РАБОЧИХ

Полезно бывает иногда взглянуть, как со стороны люди судят о нас, о нашей рабочей печати, о наших рабочих союзах, о нашем рабочем движении и т. д. Поучительны взгляды и прямых врагов, и прикрытых врагов, и неопределенных, и неопределенно-сочувствующих» людей, если это сколько-нибудь толковые, знающие и чуточку смыслящие в политике люди.

К этому последнему разряду людей относится, несомненно, «трудовик» или «народный социалист» 10, - а ежели говорить по правде, то радикальный буржуа или буржуазный демократ - г. С. Елпатьевский.

Этот писатель - один из вернейших единомышленников и соратников Н. К. Михайловского, которого так неумно превозносят теперь желающие, рассудку вопреки, слыть социалистами «левонародники» 11. Г-н С. Елпатьевский - внимательный наблюдатель русской обывательской жизни, настроениям которой он «чутко» поддается.

Он может быть назван одним из самых передовых русских ликвидаторов, ибо он и его друзья еще осенью 1906 года (смотри печально-знаменитую августовскую книжку «Русского Богатства» 12 за 1906 год) провозгласили необходимость «открытой партии», напали на узость «подполья» и принялись подправлять важнейшие лозунги этого подполья в духе открытой, т. е. легальной, партии. На словах и в сознании самих этих «социал-кадетов» (как их должны были назвать тогда даже


10
В. И. ЛЕНИН

левонародники) их отречение от подполья и ликвидаторское провозглашение «открытой партии» или «борьбы за открытую партию» вызывалось стремлением идти к «массам», организовать массы.

На деле ничего, кроме обывательского, мещанского малодушия (по отношению к массам) и легковерия (по отношению к власти), в плане гг. «народных социалистов» не было. За «открытую партию» им частью погрозили кутузкой, частью подержали кое-кого в кутузке, и в итоге они остались и без открытой и без всякой связи с массами, и без открытой и без всякой партии. Остались тем, чем являются и наши ликвидаторы, т. е. группой легалистов-ликвидаторов, группой «независимых» (от подполья - но зависимых идейно от либерализма) литераторов.

Прошли года уныния, развала и распада. Повеяло чуточку иным ветерком. И, чуткий к обывательским настроениям, г. С. Елпатьевский пишет в январской книжке «Русского Богатства» за текущий год статью о настроениях разных классов русского общества под эффектным названием: «Жизнь идет».

Жизнь идет - восклицает наш народник, перебирая в своей памяти и всякие съезды, и речь Салазкина, и дело Бейлиса 13. Несомненное оживление в провинции, хотя «иногда не отличить теперь не только правого кадета от левого октябриста, но иногда и эсера и эсдека» (из ликвидаторов, а? г. народнический ликвидатор?) «от левого кадета, если судить по местной» (конечно, исключительно легальной) «тактике». «Происходит своего рода собирание Руси по две стороны стены, разделившей Россию. По одну сторону собрались объединенное дворянство, объединенная бюрократия, ведомственные люди и обыватели, которые так или иначе «кормятся от казны», по другую сторону - просто обыватель, толща провинциального общества».

Как видите, не широк кругозор нашего народника, мелок его анализ: все то же либеральное противопоставление власти и общества. О классовой борьбе внутри общества, о буржуазии и рабочих, об углубляющейся розни между либерализмом и демократией трудненько


11
РАДИКАЛЬНЫЙ БУРЖУА О РУССКИХ РАБОЧИХ

сказать что-либо с точки зрения провинциального обывателя.

О деревенских низах трудно делать умозаключения - пишет г. С. Елпатьевский:

«... Тьма и безмолвие повисли над деревней, куда плохо видно, откуда плохо слышно...» Кооперативное движение «внезапно вспыхнуло и широко разлилось...» борьба отрубников и общинников... «все это недостаточно вскрылось».

«Да, нужно признать, что воздвигаемая усилиями правительства стена между отрубниками и общинниками в целях разделить и распылить деревенскую массу - поднимается все выше, но, по-видимому, в деревнях не успели еще выработаться соответствующие видам правительства чувства и настроения. По-прежнему желание и ожидание земли одинаково ярко горит в душе тех и других, а желание воли, «пра-вов», прежде затушеванное «землей», по-видимому, встает все ярче и повелительнее».

И под конец наш бытописатель русской жизни, отметив, что «именно правые круги с упорством повторяют теперь слово революция», что эти круги «сами по-настоящему испугались, что они действительно ждут конфликта, уверены в неизбежности катастрофы», - автор говорит следующее о рабочих:

«Мне нечего говорить здесь об организованных рабочих. Там не приходится идти ощупью в своих умозаключениях, - там все ясно и всем видно. Там мнения довольно точно установлены, там не только желания и ожидания, но и требования, подкрепляемые волевыми импульсами, - не стихийными вспышками, а систематизированными и достаточно выработанными методами... (многоточие г-наЕлпатьевского). И несомненно, и мнения, и желания, и ожидания просачиваются из этой организованной среды в деревенскую, откуда она вышла».

Это пишет человек, который никогда не принадлежал к марксистам и всегда стоял в стороне от «организованных рабочих». И эта оценка дела со стороны тем ценнее для сознательных рабочих.

Г-ну Елпатьевскому, одному из «передовых» вождей ликвидаторства, следовало бы подумать над значением того, что ему пришлось признать теперь.


12
В. И. ЛЕНИН

Во-первых, среди каких рабочих «довольно точно установлены мнения» и «достаточно выработаны и систематизированы методы»? Только среди противников ликвидаторства (ибо у ликвидаторов полный хаос и мнений и методов), только у тех, кто не отвернулся, малодушно и скоропалительно, от подполья. Только у них, действительно, «все ясно и всем видно». Это кажется парадоксальным (странным), но это факт: хаос у тех, кто тоскует по «открытой партии», - «все ясно и всем видно», «мнения довольно точно установлены и методы достаточно выработаны» только у сторонников «подполья», у верно блюдущих заветы этого якобы узкого и омертвелого (см. «Нашу Зарю», «Луч», «Новую Рабочую Газету», «Северную Рабочую Газету») подполья.

Первый из родивших ликвидаторство (вожак «Русского Богатства», г. Елпатьевский) первый же подписал ему смертный приговор, прочел «за упокой» на его могиле.

Возможно, что г. Елпатьевский сам не сознает этого, но вопрос, поднятый им, далеко выходит за пределы личного разумения отдельных политиков.

Второе и самое важное обстоятельство. Почему это в один из наиболее смутных и тяжелых периодов русской истории, в пятилетье 1908-1913 годов, из всех классов русского народа «ощупью» не идет только пролетариат? почему это только у него оказалось «все ясно и всем видно»? почему он выходит из величайшего идейного распада, программного и тактического и организационного, и всяческого развала и шатания - и у либералов, и у народников, и у интеллигентских «тоже-марксистов» - с «мнениями довольно точно установленными», с «методами систематизированными и достаточно выработанными»? Не только потому, что эти мнения устанавливало, эти методы вырабатывало подполье, а потому, что есть глубочайшие социальные причины, есть экономические условия, есть факторы, действующие все сильнее и сильнее с каждой новой верстой железных дорог, с каждым шагом вперед торговли, промышленности, капитализма в городе и


13
РАДИКАЛЬНЫЙ БУРЖУА О РУССКИХ РАБОЧИХ

в деревне, факторы, умножающие, укрепляющие, закаляющие и сплачивающие пролетариат, помогающие ему не идти за обывателем, не шататься подобно мещанам, не отрекаться трусливо от подполья.

Кто поразмыслит над этим, тот поймет, какой величайший вред приносят попытки «слить» в одну партию передовиков класса наемных рабочих и неизбежно колеблющегося и шаткого мелкобуржуазного крестьянства.

«Просвещение» № 3, март 1914 г. Печатается по тексту журнала «Просвещение»



14

ПОЛИТИЧЕСКИЕ УРОКИ

Государственный совет, несколько времени назад, провалил польский язык в будущем польском самоуправлении. Это голосование, состоявшееся вопреки воле главы правительства, многое разъясняет нам в вопросе о командующих классах России и об «особенностях» нашего государственного устройства и управления.

В печати раскрыта уже длинная история вопроса о польском языке в польском самоуправлении. Русские помещики, стоящие у кормила власти, давно уже, с 1907 года, вели переговоры об этом с польской высшею знатью. Сговаривались об условиях хотя бы некоторого сотрудничества или просто сравнительно мирного сожительства черносотенцев русских с черносотенцами польскими, - причем все это делалось, разумеется, всецело и исключительно во имя интересов «национальной культуры».

Польскую национальную культуру отстаивали помещики польские, выговаривая себе самоуправление (вместо автономии) и польский язык. Русскую национальную культуру отстаивали помещики великорусские, оговаривая (они всем владели, и им выговаривать не надо было) верховенство ее и отделение от Польши «русской» Холмщины. Обе стороны заключали сделку, между прочим, против евреев, которых сводили заранее на ограниченную «процентную норму», - чтобы Польша не отстала от России в черносотенной травле евреев и угнетении их.


15
ПОЛИТИЧЕСКИЕ УРОКИ

Столыпин, как сообщают, лично вел эти переговоры с польской знатью, с магнатами-помещиками Польши. Столыпин обещал. Проекты были внесены. Но... Холмщина оказалась отделенной, а польский язык в польском самоуправлении наш Государственный совет отклонил. Дело Столыпина защищал «верой и правдой» Коковцов, но не защитил. Правые члены Государственного совета не пошли за ним.

Вот еще один, хотя и маленький, договор, который был «разорван». Гучков говорил недавно от имени всероссийской буржуазии, что она заключила молчаливый договор с правительством контрреволюции: «поддерживать его за реформы». Поддержка была оказана, а реформы не последовали.

В нашем примере не буржуазия, не оппозиция, а самые чистокровные помещики заключили тоже молчаливый договор: «мы» делаем шаг к Столыпину, нам дают самоуправление с польским языком. Шаг сделали, а польского языка не получили.

Богатые политические уроки вытекают из этого маленького примера. Борьба национальностей у нас на глазах превращается в сделку господствующих классов двух наций на условии особого угнетения третьей (еврейской). Не забудем, что все господствующие классы, не только помещики, но буржуазия, даже самая демократическая буржуазия, так поступают.

Действительное устройство и управление России раскрывается в его классовой основе: помещики командуют, решают, вершат. Всевластие этого класса громадно. Буржуазию он только «допускает»... к договорам, разрывая их.

Но этого мало. Оказывается, что и в пределах командующего класса договоры «разрываются» с необыкновенной сверхъестественной легкостью. Это уже отличие России от остальных классовых государств, это уже наша самобытность, - при которой нерешенными остаются вопросы, решенные 200 и 100 лет тому назад Европой.

«Просвещение» № 3, март 1914 г.
Подпись:В. Ильин
Печатается по тексту журнала «Просвещение»



16

ЗАКОНОПРОЕКТ О НАЦИОНАЛЬНОМ РАВНОПРАВИИ 14

Товарищи!

Российская социал-демократическая рабочая фракция постановила внести в IV Государственную думу тот законопроект об отмене ограничений прав евреев и других «инородцев», который вы найдете ниже.

Законопроект посвящен отмене всех национальных ограничений против всех наций: евреев, поляков и т. д. Но он особенно подробно останавливается на ограничениях против евреев. Причина понятна: ни одна национальность в России так не угнетена и не преследуема, как еврейская. Антисемитизм пускает все более глубокие корни среди имущих слоев. Еврейские рабочие стонут под двойным игом: и как рабочие и как евреи. Гонения против евреев приняли в последние годы совершенно невероятные размеры. Достаточно вспомнить антиеврейские погромы и дело Бейлиса.

При таких условиях еврейскому вопросу должно быть уделено должное внимание со стороны организованных марксистов.

Само собой разумеется, что еврейский вопрос может быть серьезно решен только вместе с основными вопросами, стоящими на очереди в России. Само собой понятно, что мы не ждем от националистическо-пуришкевичевской IV Думы, чтобы она отменила ограничения против евреев и других «инородцев». Но рабочий класс


17
ЗАКОНОПРОЕКТ О НАЦИОНАЛЬНОМ РАВНОПРАВИИ

обязан поднять свой голос. И особенно громко против национального угнетения должен прозвучать голос русского рабочего.

Публикуя свой проект закона, мы надеемся, что еврейские, польские рабочие и рабочие других угнетенных национальностей выскажут свое мнение о нем и выдвинут свои поправки, если они найдут нужным.

И мы вместе с тем надеемся, что русские рабочие особенно энергично поддержат наш законопроект своими заявлениями и т. п.

К законопроекту мы, согласно ст. 4-й, приложим особый перечень подлежащих отмене правил и узаконений. Это приложение будет обнимать около 100 таких узаконений, касающихся одних евреев.

ПРОЕКТ ЗАКОНА ОБ ОТМЕНЕ ВСЕХ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВ ЕВРЕЕВ И ВСЕХ ВООБЩЕ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПРОИСХОЖДЕНИЕМ ИЛИ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬЮ К КАКОЙ БЫ ТО НИ БЫЛО НАЦИОНАЛЬНОСТИ

1. Граждане всех национальностей, населяющих Россию, равны перед законом.

2. Ни один гражданин России, без различия пола и вероисповедания, не может быть ограничен в политических и вообще каких бы то ни было правах на основании его происхождения или принадлежности к какой бы то ни было национальности.

3. Отменяются все и всяческие законы, временные правила, примечания к законам и т. п., ограничивающие евреев в какой бы то ни было сфере общественной и государственной жизни. Отменяется ст. 767-я т. IX, гласящая, что «евреи подлежат общим законам во всех тех случаях, в коих не постановлено особых о них правил». Отменяются все и всяческие ограничения евреев в области права жительства и передвижения, права на образование, прав по государственной и общественной службе, избирательных прав, воинской повинности, права приобретения и аренды недвижимости в


18
В. И. ЛЕНИН

городах, селах и т. д., отменяются все ограничения евреев в пользовании либеральными профессиями и т. д. и т. п.

4. К настоящему закону прилагается список подлежащих отмене узаконений, распоряжений, временных правил и т. п., направленных к ограничению прав евреев.

«Путь Правды» № 48, 28 марта 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



19

ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА СЕЛЬСКИХ РАБОЧИХ

Известно, что в фабрично-заводской промышленности с 1905 года заработная плата повысилась процентов на двадцать.

Первый приступ к изучению того же вопроса относительно заработной платы сельских рабочих сделан в недавно вышедшей брошюре И. Дроздова: «Заработная плата земледельческих рабочих в России в связи с аграрным движением 1905-1906 гг.» (СПБ. 1914, изд. М. И. Семенова, ц. 50 коп.). Отметим главные выводы этой интересной работы.

Средняя поденная плата сельскому рабочему в Европейской России составляла в копейках:

КопеекТо же в %
Среднее за 1902-1904 гг.64,0100,0
» в 1905 году64,8101,2
» » 1906 »72,0112,5
» » 1907 »73,1114,2
» » 1908 »72,4113,1
» » 1909 »75,8118,4
» » 1910 »76,6119,6

Из этих данных видно, что наибольшее повышение платы приходится как раз на 1906 год, т. е. именно на тот год, когда влияние движения пятого года должно было сказаться с наибольшей определенностью.


20
В. И. ЛЕНИН

Таким образом, с 1905 года удалось двинуть вперед и невероятно низкую плату сельским рабочим! Что это движение вперед все же далеко не достаточно, видно из сравнения денежной платы с ценами на хлеб. Автор брошюры произвел это сравнение и выразил приведенную нами денежную плату сельским рабочим в хлебе (ржи) по средним местным ценам. Оказалось, что заработная плата, выраженная в хлебе, понизилась с 0,93 пуда в 1902-1904 годах до 0,85 пуда в 1905 и 0,91 пуда в 1906 году.

Говоря иначе: на свою поденную плату сельский рабочий России мог купить 0,93 пуда ржи в 1902- 1904 годах и только 0,91 пуда в 1906 году. Разумеется, не будь толчка в пятом и шестом году, понижение реальной заработной платы было бы еще сильнее.

По отдельным годам заработная плата сильно колеблется в зависимости от урожаев и других причин: например, с 1905 по 1907 год плата повышалась, хотя крайне неравномерно, затем в 1908 году (год самой сильной реакции) плата понижается с тем, чтобы опять немного подняться в 1909 и 1910 годах.

Ввиду колебания платы по отдельным годам следует сравнить между собой не отдельные годы, а десятилетия. Произведя такое сравнение, г. Дроздов определяет среднюю плату сельского рабочего в Европейской России за десятилетие 1891-1900 гг. в 55,08 копеек, а за последующее десятилетие (1901-1910) в 69,18 копеек. Увеличение составляет 25,5%.

Это значит, что три миллиона сельских рабочих России (число, несомненно, значительно преуменьшенное) добились себе прибавки платы, считая хотя бы двести рабочих дней в году, на сумму около 80 миллионов рублей в год.

Правда, за это же время цены на продукты потребления выросли в среднем на 20,5%. Значит, действительное повышение заработной платы, или повышение реальной заработной платы, было очень невелико. Выражая поденную денежную плату в хлебе, автор получает увеличение за революционное десятилетие по сравнению с предреволюционным всего на 3,9%.


21
ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА СЕЛЬСКИХ РАБОЧИХ

Следовательно, все усилия рабочих дали возможность удержать плату на прежнем уровне и лишь очень немного повысить ее.

Зато сравнение, за те же два десятилетия, изменений в заработной плате рабочих и в ценах на землю показывает гигантское увеличение доходов господ помещиков. Покупка земли есть покупка того дохода, который дает земля, покупка ренты; цена земли является поэтому капитализированной рентой. И вот, мы видим, что средняя цена 1 десятины поднялась, за два указанные выше десятилетия, с 69,1 руб. до 132,4 руб., т. е. почти вдвое!

Увеличение заработной платы миллионов наемных рабочих на одну четверть. Увеличение доходов помещиков вдвое. Повышение заработной платы наемных рабочих едва поспевает за повышением цен на продукты потребления. А помещики повышают свои доходы впятеро больше, чем повышаются цены на продукты. Землевладельцы и зажиточные хозяева из крестьян все больше обогащаются.

Надо при этом иметь в виду, что увеличение доходности земли и увеличение цен на земледельческие продукты неуклонно и неминуемо увеличивает глубину классовой пропасти между сельским буржуа и сельским пролетарием, между хозяйчиком (хотя бы и «трудовым») и наемным рабочим. Поэтому тот, кто говорит «трудовому» крестьянину: тебя не спасет при капитализме твое мелкое хозяйство от нищеты и нужды, твое спасение только в присоединении к наемным рабочим, тот говорит правду. А тот, кто, подобно нашим «народникам», берется защищать интересы «трудового» хозяйства, объявляет мелкое хозяйство жизнеспособным при капитализме, тот поддерживает буржуазные стремления, буржуйную «душу» мелкого хозяйчика, а не пролетарскую, тот говорит, как буржуа.

«Путь Правды» № 49, 29 марта 1914 г.
Подпись:В. И.
Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



22

ЛАТЫШСКИЕ РАБОЧИЕ О РАСКОЛЕ В С.-Д. ФРАКЦИИ

Рабочие, читающие ликвидаторскую печать, знают, как часто русские ликвидаторы хвастались тем, что на их стороне якобы стоят латышские рабочие-марксисты. Когда ликвидаторы произвели раскол в с.-д. думской фракции, они тоже усиленно ссылались на латышей. Латышских рабочих с.-д. - писали они - никто не решится обвинить в отрицании «подполья», и вот даже эти латышские рабочие на нашей стороне.

Кто хорошо знал факты, тот не сомневался, что ликвидаторы... уклоняются от истины. Когда вопрос о «шестерке» и «семерке» стал на обсуждение латышских рабочих, эти рабочие в огромном большинстве стали выступать за «шестерку». В «Правде» 15 были напечатаны десятки резолюций от сотен и сотен с.-д. латышских рабочих и целого ряда групп Риги, Митавы, Либавы и других пунктов - в защиту позиции, занятой 6-ью рабочими депутатами. После Петербурга наиболее горячо отозвалась Рига, этот крупнейший рабочий центр латышей. Резолюции подавляющего большинства рижских рабочих дышали самой горячей преданностью идеям последовательного марксизма и самым искренним негодованием против ликвидаторства.

Но верно было одно: за ликвидаторов и их «семерку» с азартом выступили латышские «верхи». В латышской газете, которой руководили тогда ликвидаторы, были напечатаны статьи против «шестерки», которые ни по скандальному тону, ни по ликвидаторскому содержа-


23
ЛАТЫШСКИЕ РАБОЧИЕ О РАСКОЛЕ В С.-Д. ФРАКЦИИ

нию не уступили статьям петербургской газеты русских ликвидаторов.

Правда, из латышских рабочих только самое незначительное число поддержало ликвидаторскую кампанию. Но «руководящее» учреждение было на стороне ликвидаторов. И те продолжали говорить «от имени» латышского организованного пролетариата...

Но вот прошло немного времени. Собрались представители всех марксистов-рабочих латышей 16. Вопрос о расколе с.-д. фракции в Думе занял там, разумеется, очень видное место. «Руководящие» ликвидаторы сделали все возможное и невозможное, чтобы поддержать «семерку» или хотя бы замять вопрос. Увы! Это им не удалось. Латышские с.-д. рабочие, в лице их официальных представителей, приняли следующую резолюцию (приводим дословно, только с неизбежными изменениями 17):

О расколе в с.-д. фракции Государственной думы. - «Представители всех латышских рабочих марксистов выражают свое глубочайшее сожаление по поводу раскола в с.-д. фракции Государственной думы и находят, что этот раскол явился неизбежным следствием раскола вне фракции, в среде российских марксистов.

Они подчеркивают, что единство фракции необходимо, и признают, что это единство может быть осуществлено. 1) принимая за основу объединения те решения, которые до раскола марксистского целого приняты его высшими инстанциями: программа марксистского целого, его устав, лондонские решения, постановления всероссийского представительства марксистов декабря 1908 года и января 1910 года; 2) при нахождении такого модуса совместной деятельности, который гарантировал бы права меньшинства во фракции.


24
В. И. ЛЕНИН

Латышские рабочие марксисты поручают своему руководящему учреждению поддержать все объединительные шаги в согласии со взглядами, выраженными в этой резолюции».

Такова резолюция. Гвоздь ее, как видит читатель, заключается в том, что обязательным условием объединения ставится признание старого марксистского целого. Кто не признает программы, устава, решений 1907, 1908, 1910 годов 18, - с тем единство невозможно. Так сказали латышские рабочие. В этом - важное значение латышской резолюции.

Нет сомнения, на латышском съезде очень сильны были примиренческие тенденции. Латыши не захотели заявить ликвидаторской думской группе прямо и открыто, что она есть группа раскольников, нарушающих волю рабочих, что она обязана сложить свои думские мандаты. Не захотели - потому, что латышское меньшинство не заходит так далеко, как русские ликвидаторы, и - потому, что у латышей еще живы некоторые надежды на возможность примирения с фракцией Чхеидзе.

Но, во всяком случае, латышские рабочие выдвинули точные и ясные условия единства.

В самом деле, как решаются спорные вопросы, расколовшие фракцию, с точки зрения латышской резолюции?

Латыши требуют, во-первых, признания программы. Это значит, что они осуждают выдвигание с думской трибуны пресловутой «культурно-национальной автономии». Ибо - программа официально отвергла это требование, ибо даже ликвидатор Л. Мартов признал, что «культурно-национальная автономия» плохо вяжется с программой. Чтобы стало возможным единство, ликвидаторы должны отказаться от культурно-национальной автономии. Таков смысл латышского ответа на первый спорный вопрос.

Далее - идет спор о принятии во фракцию депутата Ягелло. Как решают этот спор латышские рабочие?


25
ЛАТЫШСКИЕ РАБОЧИЕ О РАСКОЛЕ В С.-Д. ФРАКЦИИ

Они говорят: смотри решение декабря 1908 года. Открываем соответствующий документ, смотрим и читаем: - «Об объединении с «левицей» ППС. - Заслушав предложение тов. меньшевиков об объединении с «левицей» ППС, все российское представительство марксистов переходит без прений к очередным делам». (См. отчет, стр. 46.)

Дело ясное. Ни о каком объединении с партией Ягелло общероссийское решение 1908 года и слышать не хотело. Ликвидаторы нарушили это решение. Значит, они должны взять назад свое раскольническое решение относительно Ягелло.

Далее латыши требуют признания всех вообще принципиальных решений декабря 1908 года и января 1910 года. Каковы эти решения, как оценивают они ликвидаторство? Раскрываем соответствующие документы и читаем: - «Констатируя, что в ряде мест замечаются со стороны некоторой части партийной интеллигенции попытки ликвидировать «подполье» и заменить его бесформенным объ единением в рамках легальности во что бы то ни стало, хотя бы последняя покупалась ценою явного отказа от программы, тактики и традиций марксистского целого,., находит необходимым самую решительную борьбу с ликвидаторскими попытками и призывает всех истинно марксистских работников без различия фракций и направлений к самому энергичному сопротивлению этим попыткам».

Так осудили ликвидаторство решения 1908 года (см. стр. 38 отчета). Признания этих решений потребовали латыши.

Далее идут решения января 1910 года. В них читаем: - «Историческая обстановка с.-д. движения в эпоху буржуазной контрреволюции неизбежно порождает, как проявление буржуазного влияния на пролетариат, ... отрицание нелегальной партии, принижение ее роли и значения, попытки укоротить программные и тактические задачи и лозунги марксистского целого».


26
В. И. ЛЕНИН

Так осудили ликвидаторство решения 1910 года. Признания этих решений опять-таки потребовали от ликвидаторов латыши.

Латышская резолюция была принята единогласно. Даже присутствовавшие латышские ликвидаторы не посмели голосовать против нее. Они получили достаточно внушительный урок от латышских рабочих, уважающих «подполье», признающих решения старого марксистского целого. Голосовать против этой резолюции, значило бросить вызов всем латышским пролетариям и потерять последних сторонников среди рабочих.

Таково решение латышских рабочих (представлено было более 3000 организованных рабочих).

В очень вежливой форме, без малейшего резкого слова, но решительно и настойчиво латышские рабочие заявили фракции Чхеидзе:

- Вы хотите единства? Признайте важнейшие решения старого марксистского целого, возьмите назад нарушения программы и решений 1908-1910 гг., отрекитесь от тех, кто отрекся от «подполья», станьте, одним словом, на почву марксизма.

Последняя действительно рабочая организация, от имени которой пыталась выступать фракция Чхеидзе, отвернулась от этой фракции. За семью депутатами, колеблющимися к ликвидаторству, остались - как и следовало ожидать - только кучки ликвидаторов. Все пролетарское уходит и ушло от них.

Фракция без рабочих - вот что такое ликвидаторская фракция в Думе.

После решения латышей это уже совершенно бесспорно.

«Путь Правды» № 50, 30 марта 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



27

РАЗОБЛАЧЕНИЕ «АВГУСТОВСКОЙ» ФИКЦИИ

В августе 1912 г., свыше полутора года тому назад, произошло событие, имеющее довольно важное значение в истории рабочего движения России. Накануне выборов в IV Государственную думу ликвидаторы «объединились», по их словам, с представителями разных течений на августовской конференции, желая доказать этим, что они вовсе не ликвидаторы, что они ничего не ликвидировали и не ликвидируют, что с ними вполне возможно «единство» заведомо серьезных, нефиктивных, рабочих марксистских организаций.

Спор между ликвидаторами и их противниками был перенесен этой августовской конференцией на иную плоскость: вопрос встал не только о том, правильна ли теория и тактика ликвидаторов, но также о том, подтверждает или опровергает ликвидаторские слова их собственная практика. Фикция, притворство, обман, пустышка их августовская конференция или серьезное дело, искренний шаг, реальное нечто, доказывающее возможность исправления ликвидаторов?

Так встал вопрос.

Своими делами, опытом своей августовской конференции ликвидаторы должны были дать ответ на этот вопрос.

Теперь этот ответ дан единственной марксистской величиной, именно латышскими марксистами, которые признавались за марксистов, не нарушавших решений


28
В. И. ЛЕНИН

партии, всеми без исключения течениями и фракциями и которые сами проделали знаменитый августовский опыт. Нам сообщают из вполне осведомленных источников, что закончилось собрание верховных представителей организованных латышских марксистов России. Верховный характер этого собрания представителей латышских организованных марксистов никем, ни единым течением, ни единой фракцией не оспаривался; напротив, на собрании присутствовали уполномоченные и ответственные делегаты не только большинства рабочих России (антиликвидаторов), но и ликвидат ор о в, их руководящего августовского учреждения, и Бунда 19 и ППС «левицы» 20.

Полуторагодовой опыт августовских блоков и учреждений был подвергнут всестороннему обсуждению и оценке со стороны тех, кто сам проделал этот опыт, пытаясь помочь ликвидаторам избавиться от ликвидаторства.

И к какому же результату привело это обсуждение и эта оценка?

«...Попытка со стороны примиренцев, - гласит решение латышских организованных марксистов, - объединиться во что бы то ни стало с ликвидаторами (августовская конференция 1912 года) оказалась бесполезной, и объединители сами попали в идейно-политическую зависимость от ликвидаторов...»

Вот официальное решение беспристрастной коллегии марксистов, содержащее в себе полное и окончательное разоблачение августовской фикции!

То, что мы говорили в течение двух лет, - то, что ликвидаторы с клятвами и с божбой, с миллионами ругательств по нашему адресу отрицали, - это доказано теперь и заявлено официально самими участниками августовской конференции, Августовского блока и руководящего августовского учреждения.

Латышские организованные марксисты признали официально, что «в центре внутрипартийной борьбы в тече-


29
РАЗОБЛАЧЕНИЕ «АВГУСТОВСКОЙ» ФИКЦИИ

ние последних пяти лет стоит вопрос о ликвидаторском направлении», которое давно осуждено всей партией, и что их, латышский, представитель отзывается из августовского руководящего учреждения, ибо это учреждение (гласит решение латышских марксистов) «не отмежевалось от ликвидаторов».

События, следовательно, вполне доказали нашу правоту, еще и еще раз разоблачив ликвидаторов. Мы были правы, говоря, что августовская конференция - фикция, обман, обычный (в мелкобуржуазных партиях и группах) предвыборный обман. Ликвидаторы не решились со своим знаменем, с честной защитой своих убеждений идти на выборы, а спрятались за Августовский блок, клянясь и божась, что мы-де не ликвидируем ничего.

Латыши разоблачили обман.

И заметьте, что эти латыши были и остались на нейтральной позиции: они настолько нейтральны, что решили не входить в организационные сношения ни с какой частью российских организованных марксистов! Разоблачение августовской фикции и предвыборного маскарада ликвидаторов имеет тем более веское значение, что оно исходит от нейтральных организаций.

Нам придется еще не раз возвращаться к решениям латышских марксистов, доказавшим паки и паки, насколько мы были правы, говоря, что единство марксистских рабочих России возможно только против ликвидаторов. Отметим здесь, в заключение, лишь одно особенно важное решение по вопросу о национальном принципе в марксистской организации.

Латышские марксисты сами представляют рабочих неполноправной и угнетенной нации, сами работают в очень пестрых по национальному составу населения центрах. Например, в Риге им приходится иметь дело с пролетариатом немецким, русским, латышским, еврейским, литовским. И опыт долгих лет вполне укрепил латышских марксистов в правильности принципа интернационального единства местных организаций рабочего класса.


30
В. И. ЛЕНИН

«...В каждом городе, - гласит решение латышских марксистов, - должна находиться одна объединенная организация марксистов-пролетариев, которая действует на основаниях, признанных Стокгольмским съездом, и в согласии с комментариями Всероссийской конференции 1908 года».

Известно, что этот комментарий прямо осуждает принцип федерации. Не федерация национальных рабочих организаций, а единство интернациональное, единая организация, ведущая работу на всех языках местного пролетариата.

Вот - единственно правильный принцип марксизма. Вот - единственно соответствующий социализму отпор националистическим мещанам, старающимся национально расколоть пролетариат. Вот - требование выполнить решение всей партии, которое самым вопиющим образом нарушал и нарушает Бунд.

Подходит конец тому обману, который сеяли среди рабочих ликвидаторы и бундовцы, сами делавшие раскол и всего громче старавшиеся кричать о «единстве». Решение нейтральных в нашей, русской, борьбе латышских марксистов окончательно показывает всем рабочим, что единство можно и должно строить на деле только против тех раскольников, кто отказывается выполнить давнее и постоянное требование всей партии отказаться от ликвидаторства и от разделения рабочих организаций по национальности.

«Путь Правды» № 50, 30 марта 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



31

ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА 21

Напечатано в марте 1914 г. в журнале «Современный Мир» № 3
Подпись:В. Ильин

Печатается по тексту журнала



33

От бурной эпохи 1905 года нас отделяет менее десяти лет, а между тем перемена, которая произошла за это короткое время в России, кажется громадной. Россия как будто сразу превратилась из патриархальной в современную капиталистическую страну. Идеолог старой России, Л. Н. Толстой, выразил это в характерной и забавно-грустной тираде, жалуясь на то, что русский народ «удивительно быстро научился делать революцию и парламенты» 22.

Разумеется, «внезапное» превращение России в буржуазную страну возможно было в течение пяти или десяти лет XX века только потому, что вся вторая половина прошлого века была одним из этапов смены крепостнических порядков буржуазными.

Небезынтересно наблюдать, как эта смена отразилась на изменении отношений к марксизму нашей официальной, университетской, науки политической экономии. В доброе старое время «уничтожением» Маркса занимались у нас только крайние правые, правительственные, профессора. Вся либерал-народническая профессорская наука относилась к Марксу с почтением, «признавала» трудовую теорию стоимости и вызывала этим наивные иллюзии «левонародников» насчет отсутствия почвы для буржуазии в России.

Теперь у нас «сразу» народилась куча либеральных и прогрессивных «марксоедов» вроде г. Тугана-Барановского или г. Струве и т. п. Все они раскрыли


* См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 361-364. Ред.


34
В. И. ЛЕНИН

действительное содержание и значение либерально-народнического «почтения» к Марксу: на словах почтение осталось, на деле исконное непонимание материалистической диалектики и теории классовой борьбы привело неизбежно к отречению и от теории трудовой стоимости.

До 1905 года буржуазия не видела другого врага кроме крепостников и «бюрократов»; поэтому и к теории европейского пролетариата она старалась относиться сочувственно, старалась не видеть «врагов слева». После 1905 года нарождается в России контрреволюционная либеральная буржуазия, и профессорская либеральная наука, нисколько не теряя престижа в «обществе», принимается всерьез уничтожать Маркса.

С новейшим ученым трудом одного из таких «серьезных» ученых мы намерены познакомить читателя.

I

В издании В. П. Рябушинского вышла в свет в прошлом году первая часть сочинения г. Петра Струве: «Хозяйство и цена» (М., 1913). Пресловутый «союз науки с промышленностью», который ознаменовался сначала тем, что г. Рябушинский издавал рассуждения г. Струве о «великой России», возмужал и окреп окончательно. Из простого союза науки с промышленностью получился уже союз и науки, и промышленности, и власти: ученый труд г. Струве был представлен им для соискания ученой степени, которой г. Струве и был удостоен.

Г-н Струве уверяет в предисловии, что задуман им его труд около 15 лет тому назад. Налицо, следовательно, все основания ждать труда серьезного и солидного.

Сам автор очень высокого мнения о своем труде, обещая «пересмотр» (и, разумеется, «критический» пересмотр) «некоторых традиционных проблем и положений политической экономии». Пересмотр захватывает и значение цены «как основного понятия политической экономии».


35
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

«... Этот пересмотр приведет к постановке новых методических задач нашей науки в духе последовательного эмпиризма, опирающегося на строго выработанные точные понятия и ясные различения».

Приведенные фразы из заключительных строк «труда» г-на Струве содержат, так сказать, лейтмотив его сочинения. Программа автора - «последовательный эмпиризм» (так начинает обязательно в наше время всякий модный философ, к какой бы елейной поповщине он ни подводил свою теорию) и «строгая выработка точных понятий и ясных различений». Знакомый мотив пресловутого «критицизма», так часто сводящегося к словесной схоластике...

«Последовательный эмпиризм» г. Струве хочет видеть особенно в той, значительно большей по размеру, части своей книги, где он дает «этюды и материалы по исторической феноменологии цены» (сюда относится почти весь второй отдел первой части). А «строгой выработкой точных понятий и ясных различений» называются рассуждения первого отдела и введения «о некоторых основных философских мотивах в развитии экономического мышления», о «хозяйстве и обществе» и т. п.

С основных теоретических рассуждений г-на Струве мы и начнем.

II

«От нормативного этического понимания ценности» (стоимости; г. Струве упорно употребляет неправильную терминологию, говоря «ценность» вместо «стоимость», хотя неправильность эта давно была ему доказана), «которое господствует еще и у канонистов, вовсе уже не так далеко, как это может казаться, до понимания ценности, как внутренней «основы» или «закона» цены. И, на самом деле, мы видим, что «bonitas intrinseca», «valor», «pretium naturale» канонистов превращается в «intrinsic value» или «natural value» или


* - «внутренняя полезность», «цена, ценность», «естественная цена». Ред.


36
В. И. ЛЕНИН

«natural price» *, т. е. в объективную ценность позднейших экономистов» (XXV).

Здесь мы видим главную мысль (или, вернее, главную мыслебоязнь) г-на Струве и типичные приемы этого автора. Чтобы дискредитировать научный закон стоимости, г. Струве усиливается сблизить его с «этическим» законом канонистов. Доказательств у г. Струве, разумеется, нет и тени. Если он пишет «мы видим», ссылаясь в примечании на одно место (не относящееся к делу) из сочинения русского кантианца 1810 года, то можно себе представить, каково было затруднительное положение нашего ученого в поисках за доказательствами!

Г-н Струве не может не знать, что всякий научный закон, а вовсе не один только закон ценности, понимался в средние века в религиозном и этическом значении. И законы естествознания толковались канонистами подобным же образом. Поэтому нет никакой возможности взять всерьез сближения закона цены у канонистов и у представителей классической политической экономии. Эту «мысль» г-на Струве нельзя назвать мыслью; здесь просто мыслебоязнь, прикрываемая чисто ребяческой проделкой.

Г-н Струве продолжает:

««Закон ценности» становится «idee fixe» политической экономии. И «универсалистический» («реалистический») мотив мышления выступает в этой области всего ярче у того писателя, у которого он сочетается с наибольшей широтой общей философской концепции экономической науки, - у Маркса. Этот мотив соединяется у него с невыработанным в деталях, но тем более цельным материалистическим миросозерцанием. Трудовая ценность превращается не только в закон, но и в «субстанцию» цены. Как эта механически-натуралистическая и в то же время «реалистическая» концепция ценности тщетно пытается вместить в себя мир эмпирических явлений хозяйственной жизни и завершается грандиозным и безысходным противоречием, на этом мы уже останавливались не раз в наших работах».


* - «внутреннюю, истинную ценность», «естественную, объективную ценность», «естественную цену». Ред.

** Между прочим, признавая, что «позднейшие» (по сравнению с средневековыми канонистами) экономисты имеют в виду как раз объективную «ценность», г. Струве сразу выдает неправильность своего субъективистского настаивания на слове «ценность» в противоположность «объективной» «стоимости».


37
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

Вот вам «ученая» манера г-на Струве! Вот его способ уничтожать Маркса! Парочка якобы ученых терминов, какой-то кивок на «мотивы» мышления и ссылка на журнальную статейку 1900 года в «Жизни»23 - вот и весь багаж. Маловато, г. профессор...

Не только «грандиозного», но и ровно никакого противоречия у Маркса между I и III томами «Капитала», между трудовой теорией стоимости и образованием средних цен на основании закона стоимости, не удалось доказать г-ну Струве его журнальными статейками.

Средневековое «различение» номинализма и реализма, затем противоположение универсализма и сингуляризма, которыми играет г. Струве, ровно ничего не дают ни для понимания теории Маркса, ни для критики ее, ни для выяснения собственной теории (или претензии на собственную теорию) г-на Струве. Это именно игра, ученый сор, а не наука. Конечно, в борьбе средневековых номиналистов и реалистов есть аналогии с борьбой материалистов и идеалистов, но и аналогии и исторически-преемственную связь можно установить еще со многими и многими теориями, вплоть не только до средних веков, но и до древности. Чтобы изучить серьезно связь хотя бы средневековых споров с историей материализма, потребовалось бы особое исследование. Но у нашего автора ничего подобного серьезному изучению нет и в помине. Он прыгает с темы на тему, кивая на тысячи вопросов, не разбирая ни одного и декретируя, с забавной смелостью, самые решительные выводы.

Он сам вынужден был признать в приведенной цитате, что у Маркса философия и политическая экономия связаны в цельное материалистическое миросозерцание. У Маркса наиболее широка общая философская концепция !

Ведь это не шуточные признания. Человек, который вынужден их сделать и который толкует о критическом пересмотре политической экономии и о новых методических задачах ее, обязан был бы рассмотреть серьезно все отдельные составные части этого «цельного»


38
В. И. ЛЕНИН

материалистического мировоззрения Маркса. Ни малейшего даже приступа к подобному рассмотрению г. Струве не делает! Он ограничивается пренебрежительными замечаниями против «метафизического материализма». Кто же не знает, что с точки зрения модных теорий агностицизма (кантианства, позитивизма, махизма и т. п.) и последовательный материализм и последовательный философский идеализм объявляются «метафизикой». Бросая такие замечания, г. Струве только намекает на свое философское мировоззрение, чуждое всякой цельности. Но от разбора и изучения цельного материалистического миросозерцания Маркса такими замечаниями отделаться нельзя. Это значит выдавать только себе свидетельство о бедности.

III

Зато сближение марксизма с схоластическим учением о первородном грехе представляет из себя такой перл в ученом труде г-на Струве, что на нем нельзя не остановиться подробнее. Заранее извиняемся перед читателем за длинные выписки, но тут надо быть точным, чтобы пригвоздить попрочнее приемы современной либерально-профессорской науки.

«Для меня совершенно ясно, - пишет г. Струве, - что марксова теория трудовой ценности по своему логическому строению много столетий тому назад имела грандиозную аналогию и прообраз в «реалистически» обоснованном схоластическом учении о первородном грехе... Точно так же, как у Маркса эмпирические «цены» управляются законом ценности, так сказать, заимствуют свое бытие от субстанции ценности, так для схоластики эмпирические действия людей определяются первородным грехом.

Вот несколько сопоставлений.

Маркс: «Все это может быть всего легче изображено, если мы всю товарную массу сперва одной отрасли производства будем рассматривать, как один товар, и сумму цен многих тождественных товаров, как слагаемые, образующие одну цену; тогда то, что было сказано


39
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

относительно отдельного товара, буквально приложимо к находящейся на рынке товарной массе определенной отрасли производства. Что индивидуальная ценность товара отвечает ее общественной ценности - осуществляется или определяется в том смысле, что совокупное количество данного товара заключает необходимую для его производства общественную работу и что ценность этой массы равняется ее рыночной ценности» 24.

Фома Аквинат: «Мы должны сказать, что все люди, которые рождаются от Адама, могут быть рассматриваемы как один человек, поскольку они совпадают в своей природе, которую они получили от своего праотца, подобно тому, как, например, все люди, которые живут в одном графстве, считаются за одно тело и все графство за одного человека...»».

Кажется, довольно? Г-н Струве уверяет, что это «не игра эффектными (!??) аналогиями и не остроумничанье». Может быть. Но это, несомненно, игра пошлыми аналогиями, вернее: простое шутовство. Если считающие себя либеральными и прогрессивными ученые способны терпеть в своей среде героев подобного шутовства, если этим героям дают ученые степени и поручают обучение юношества, то это только показывает в сотый и тысячный раз «закон» буржуазной эпохи: тем больше чести, чем наглее и бесстыднее издевательство над наукой ради уничтожения Маркса.

Шутовством пришлось г-ну Струве прикрывать свое полное бессилие опровергнуть Маркса. Что все товары данной отрасли производства обмениваются на сумму товаров других отраслей, - это бесспорный факт. Что среднюю цену определяют любые «эмпирики», беря товарную массу и деля общую цену ее на число единиц товара, это опять-таки факт. Любезная г-ну Струве статистика (на которую он, как увидим ниже, тоже только «кивает», вместо того чтобы прикоснуться к изучению ее) показывает нам на каждом шагу применение приема, употребленного Марксом. Но какое дело до всего этого профессиональным «социалистоедам»? Лишь бы лягнуть Маркса, - а остальное приложится.


40
В. И. ЛЕНИН

Каковы философские авторитеты, благословляющие г-на Струве на сие благородное занятие, видно, между прочим, из следующих слов нашего профессора:

«В этой работе (работе подведения итогов всей мыслительной работе XIX века) беспристрастное потомство должно уделить видное место великому французскому метафизику Ренувье, к которому восходят многие критические и положительные идеи нашего времени» (43).

Ренувье - глава французской школы «неокритического идеализма», - «обскурант высшей школы», - как его назвал эмпириокритик (т. е. враждебный материализму философ) Вилли (см. мои замечания о Ренувье в книге: «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии». Москва, 1909, с. 247 ). Ренувье слово «закон» пишет с большой буквы и прямо превращает его в базу религии.

Посмотрите же, какими приемами уничтожает г. Струве «цельное - по его собственному признанию - материалистическое миросозерцание» Маркса: Маркс приравнивается к средневековому теологу на том, собственно, основании, что Маркс складывает цены товаров одной отрасли производства, а средневековый теолог Фома Аквинат складывает людей, происшедших от праотца Адама, для обоснования учения о первородном грехе. И в то же время Маркс уничтожается во имя «великого» Ренувье, который в XIX веке проповедовал философский идеализм, создающий из понятия «закона» базу религии!!

О, г. Струве! О, ученик «великого» Ренувье! О, призванный учитель русского юношества!

IV

«В той огромной перестройке, - пишет г. Струве, - которой подверглось после натиска историзма, и мистического и материалистического, здание политической экономии, основанной на идее естественного закона, эта идея потерпела полное крушение. Вскрылось ее основное внутреннее противоречие. Оно всего, быть может, явственнее выступило в той форме


* См. Сочинения, 5 изд., том 18, стр. 221. Ред.


41
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

«естественной» политической экономии, которая стала теоретической основой буржуазного экономического либерализма... В самом деле, если в экономической жизни царит естественный закон, то не может быть фактов этой жизни, не согласных с естественным законом, его нарушающих. Между тем либеральная «естественная» политическая экономия постоянно в книгах и жизни вела борьбу с такими фактами... После крушения буржуазно-либеральной политической экономии об «естественном законе» стало даже как-то неприлично говорить. С одной стороны, явно ненаучно выделять из целого принципиально единого общественно-экономического процесса какие-то отдельные стороны, отношения, явления, как «естественные», и трактовать их как особую категорию явлений. С другой стороны, провозглашение «естественного закона», хотя оно и в самом экономическом либерализме покоилось на неосознанном этическом мотиве, было этически дискредитировано, как прием оправдания или увековечения известных, имеющих лишь временное значение социальных отношений и форм, как «буржуазная» апологетика» (56-57).

Так разделывается автор с идеей естественного закона. И это пишет человек, который вынужден признать, что «материалист Маркс через весь XVIII век протягивает руку материалисту Петти» (56) и что «Петти - самый яркий, самый выпуклый выразитель могущественного тока, который в ту эпоху шел к обществоведению от естествознания» (50).

Могущественный ток к обществоведению от естествознания шел, как известно, не только в эпоху Петти, но и в эпоху Маркса. Этот ток не менее, если не более, могущественным остался и для XX века. Как же можно в сочинении, претендующем на научность и ставящем себе задачей изучение «философских мотивов экономического мышления», поднимать вопрос об этом «токе» и о материализме Петти и Маркса, не выясняя абсолютно ничего насчет философских предпосылок и выводов естествознания??

Но такова именно вся манера Струве: поднимать или, вернее, задевать тысячу и один вопрос, обо всем «говорнуть», все представить взвешенным и учтенным, а на деле ничего не дать, кроме окрошки цитат и беглых замечаний.

Вопиющая неправда, будто идея естественного закона в политической экономии потерпела крушение, будто


42
В. И. ЛЕНИН

о ней «неприлично говорить». Как раз наоборот. Именно «ток от естествознания к обществоведению» подкреплял, подкрепляет и делает неизбежной эту идею. Именно «материалистический историзм» окончательно обосновал эту идею, очистив ее от метафизических (в марксистском значении этого термина, т. е. антидиалектических) нелепостей и недостатков. Говорить, будто «естественный закон» классиков «этически дискредитирован», как буржуазная апологетика, значит говорить непереносный вздор, значит извращать и классиков и «материалистический историзм» самым бесшабашным образом. Ибо классики нащупывали и нащупали целый ряд «естественных законов» капитализма, не понимая его преходящего характера, не видя классовой борьбы внутри его. Оба эти недостатка исправлены материалистическим историзмом, и «этическое дискредитирование» тут ни к селу, ни к городу.

Употребляя утрированно-«крепкие» словечки («неприлично» говорить о «естественном законе»), г. Струве тщетно пытается спрятать при помощи их боязнь науки, боязнь научного анализа современного хозяйства, свойственную буржуазии. Барский скептицизм характеризует ее, как и все приходящие в упадок классы, но идея естественного закона в функционировании и развитии общества не приходит в упадок, а крепнет все более и более.

V

Посмотрим теперь, каковы те «строго выработанные точные понятия и ясные различения», которые обещает дать г. Струве для «постановки новых методических задач» политической экономии.

«... Мы определяем хозяйство, - читаем на стр. 5-ой, - как субъективное телеологическое единство рациональной экономической деятельности или хозяйствования».

Это звучит «ужасно учено», но на самом деле представляет из себя пустейшую игру словами. Хозяйство определяется через хозяйствование! Масляное масло...


43
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

«Субъективное единство хозяйничания» может быть и в мечтании и в фантастическом романе.

Боясь сказать о производстве материальных продуктов («метафизический материализм»!), г. Струве дал игрушку, а не определение. Устранив всякий элемент и признак общественных отношений, г. Струве «сочинил», как нарочно, именно такое «хозяйство», которое объектом политической экономии никогда не было и быть не может.

Вот вам далее установление «трех основных типов хозяйственного строя»: 1) совокупность рядом стоящих хозяйств; 2) система взаимодействующих хозяйств и 3) «общество-хозяйство», как «субъективное телеологическое единство». К 1-му типу, видите ли, относятся хозяйства, не находящиеся ни в общении, ни в взаимодействии (попытка воскресить пресловутого Робинзона!); ко 2-му - и рабство, и крепостничество, и капитализм, и простое товарное производство; к 3-му - коммунизм, который «был осуществлен в государстве иезуитов в Парагвае, насколько он вообще осуществим». Эта великолепная классификация, в которой не видно ни тени исторической реальности, дополняется различением хозяйственного и социального строя.

Хозяйственные категории, поучает нас г. Струве, «выражают экономические отношения всякого хозяйствующего субъекта к внешнему миру»; между хозяйственные категории - «выражают явления, вытекающие из взаимодействия автономных хозяйств»; социальные категории «вытекают из социального неравенства находящихся в взаимодействии хозяйствующих людей».

Итак, хозяйственный строй рабства, крепостничества, капитализма может быть логически, экономически, исторически отделен от социального неравенства!! Именно это выходит из неуклюжих потуг г. Струве ввести новые дефиниции и различения. «Совокупность рядом стоящих хозяйств может - рассуждая абстрактно - сочетаться с отношениями равенства и неравенства. Она может быть крестьянской демократией и феодальным обществом».


44
В. И. ЛЕНИН

Так рассуждает наш автор. С точки зрения теории, и логической, и экономической, и исторической, его рассуждение вопиюще нелепо. Подводя все, что угодно, под понятие «совокупности рядом стоящих хозяйств», он обнаруживает с очевидностью бессодержательность этого понятия. И крестьянская демократия, и феодализм, и рядом живущие (по одной лестнице и на одной площадке в петербургском доме) хозяева - все это «совокупность рядом стоящих хозяйств»! Автор уже забыл, что эта совокупность должна в его системе характеризовать один из трех основных типов хозяйственного строя. «Научные» дефиниции и различения г-на Струве просто - сапоги всмятку.

Но своеобразный «смысл» в этой грубой и пошлой игре, в этом издевательстве над логикой и историей имеется. Это - «смысл» буржуазного отчаяния и «наплевизма» (если можно так перевести французское выражение: «je m'en fiche»). Отчаяние в возможности научно разбирать настоящее, отказ от науки, стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких «законов» исторического развития, загородить лес - деревьями, вот классовый смысл того модного буржуазного скептицизма, той мертвой и мертвящей схоластики, которые мы видим у г-на Струве. «Социальные неравенства» не нужно объяснять из хозяйственного строя, это невозможно (ибо это нежелательно для буржуазии) - вот «теория» г-на Струве. Политическая экономия пусть занимается трюизмами и схоластикой да бессмысленной погоней за фактиками (примеры ниже), а вопрос о «социальных неравенствах» пусть отойдет в более безопасную область социо-лого-юридических рассуждений: там, в этой области, легче «отделаться» от этих неприятных вопросов.

Экономическая действительность с бьющей в глаза наглядностью показывает нам классовое деление общества, как основу хозяйственного строя и капитализма и феодализма. Внимание науки с самого появления на свет политической экономии устремлено на объяснение этого классового деления. Вся классическая политическая экономия сделала ряд шагов по этому пути,


45
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

Маркс сделал еще шаг дальше. И современная буржуазия так испугана этим шагом, так обеспокоена «законами» современной хозяйственной эволюции, слишком очевидными, слишком внушительными, что буржуа и их идеологи готовы выкинуть всех классиков и всякие законы, лишь бы сдать в архив юриспруденции... всякие там... как их?., социальные неравенства.

VI

Понятие стоимости г-ну Струве в особенности хотелось бы сдать в архив. «Ценность, - пишет он, - как нечто отличное от цены, от нее независимое, ее определяющее, есть фантом» (96). «Категория объективной ценности есть лишь, так сказать, метафизическое удвоение категории цены» (97).

Ради уничтожения социализма г. Струве избрал самый... радикальный и самый легкий, но зато и самый легковесный метод: отрицать науку вообще. Барский скептицизм пресыщенного и запуганного буржуа доходит здесь до пес plus ultra *. Как один адвокат у Достоевского, защищая от обвинения в убийстве с целью грабежа, договаривается до того, что грабежа не было и убийства не было, так г. Струве «опровергает» теорию стоимости Маркса простым уверением, что стоимость - фантом.

«В настоящее время ее» (теорию объективной стоимости) «не приходится даже опровергать; ее достаточно описать так, как сделали мы здесь и в нашем «Введении», для того, чтобы показать, что ей нет и не может быть места в научных построениях» (97).

Ну, как не назвать этот самый «радикальный» метод самым легковесным? Тысячи лет человечество подмечает законосообразность в явлении обмена, силится понять и точнее выразить ее, проверяет свои объяснения миллионами и миллиардами повседневных наблюдений над экономической жизнью, - и вдруг модный представитель модного занятия - собирания цитат (я чуть-


* - крайнего предела. Ред.


46
В. И. ЛЕНИН

чуть не сказал: собирания почтовых марок) - «отменяет все это»: «ценность есть фантом».

Недаром давно уже сказано, что если бы истины математики задевали интересы людей (интересы классов в их борьбе, вернее), то эти истины оспаривались бы горячо. Для оспаривания непреоборимых истин экономической науки требуется совсем, совсем мало багажу. Вставим, например, словечко, что фантомом является стоимость, как нечто независимое от цены - и дело в шляпе!

Не беда, что эта вставка абсурдна. Цена есть проявление закона стоимости. Стоимость есть закон цен, т. е. обобщенное выражение явления цены. О «независимости» здесь говорить можно лишь для издевательства над наукой, которая во всех областях знания показывает нам проявление основных законов в кажущемся хаосе явлений.

Возьмем, например, закон изменения видов и образования высших видов из низших. Очень дешево было бы объявить фантомом обобщения естествознания, найденные уже законы (признаваемые всеми, несмотря на тьму кажущихся нарушений и отступлений в пестроте отдельных казусов), поиски исправлений и дополнений к ним. В области естественных наук человека, который сказал бы, что законы явлений естественного мира - фантом, посадили бы в дом сумасшедших или просто осмеяли. В области наук экономических человека, щеголяющего так смело... в голом состоянии... охотно назначат профессором, ибо он, действительно, вполне пригоден для отупления буржуазных сынков.

«Цена есть факт. Скажем так: цена есть понятие реального менового отношения между обмениваемыми благами, есть реализованное меновое отношение.

Ценность есть норма. Скажем так: ценность есть понятие идеального, или должного соотношения между благами в процессе обмена» (88).

Не правда ли, как характерно для г-на Струве это небрежное, афишированно-несерьезно бросаемое замечание «скажем так»? Умышленно-тяжеловесный, кокет-


47
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

ничающий мудреными терминами и новообразованиями, г. Струве переходит вдруг в фельетонный тон... Трудненько было бы объявлять стоимость фантомом без перехода в фельетонный тон.

Если цена есть «реализованное меновое отношение», то позволительно спросить: между кем существует это отношение? Очевидно, между обменивающимися хозяйствами. Если это «меновое отношение» не случайно возникает в виде исключения, на короткий срок, а повторяется с неизменной регулярностью, повсеместно и каждодневно, то очевидно, что «меновое отношение» связывает в один хозяйственный строй совокупность хозяйств; очевидно, что между этими хозяйствами есть упроченное разделение труда.

Вот вам и рассыпаются уже, как карточные домики, все хитросплетения г-на Струве насчет «междухозяйственных» отношений, отделимых будто бы от социальных отношений. Г-н Струве выгнал в дверь понятие товарного производства, чтобы тайком пропускать его назад в окно. Пресловутый «эмпиризм» г-на Струве состоит в изгнании из науки неприятных для буржуа обобщений, которые все же приходится признавать, так сказать, неофициально.

Если цена есть меновое отношение, то неизбежно понять разницу между единичным, меновым отношением и постоянным, между случайным и массовым, между моментальным и охватывающим длительные промежутки времени. Раз это так, - а это несомненно так, - мы столь же неизбежно поднимаемся от случайного и единичного к устойчивому и массовому, от цены к стоимости. Попытка г-на Струве объявить стоимость «должным», сблизить ее с этикой или учением канонистов и т. п., падает как карточный домик.

Называя «эмпиризмом» признание стоимости за фантом и «метафизикой» стремление (идущее «от Аристотеля» к Марксу - стр. 91 - надо еще добавить: через всю классическую политическую экономию!) - стремление найти закон образования и изменения цен, г. Струве повторяет прием новейших философских


48
В. И. ЛЕНИН

реакционеров, которые «метафизикой» считают материализм естествознания вообще, а «эмпиризмом» объявляют ступеньку к религии. Изгнание законов из науки есть на деле лишь протаскивание законов религии. Напрасно воображает г. Струве, будто его «маленькие хитрости» могут обмануть кого-либо насчет этого простого и несомненного факта.

VII

От прямого сражения с марксистами г. Струве, как мы видели, уклонился, спрятавшись за скептицизм вообще. Тем с большим усердием рассыпает он в своей книге замечания против марксизма, рассчитанные на уловление придавленного грудой надерганных, несвязных цитат читателя.

Приводится, например, одна цитатка из Сен-Симона, называется ряд книг о Сен-Симоне (это списывание немецких библиографических указателей практикуется нашим «ученым» систематически - очевидно, как вернейший путь... к ученой степени), приводятся подробнейшие выписки из Ренувье о Сен-Симоне.

И вывод?

Вывод вот какой: «Как это ни покажется парадоксальным, но просто неоспоримый исторический факт, что высшая форма социализма, так называемый научный социализм, есть дитя, порожденное связью между мыслью революционной и реакционной» (51-52). Ибо путь к научному социализму идет через Сен-Симона, а «Сен-Симон - ученик в одно и то же время и просветителей XVIII века и реакционеров конца XVIII и начала XIX века» (53). «Это всегда следует помнить: исторический материализм по своей сути есть порождение реакции против духа XVIII века. Он, во-первых, реакция органического воззрения против рационализма, во-вторых, реакция экономизма против политицизма. Сен-Симон, кроме того, в своем религиозном периоде представляет реакцию чувства и религии против идей права и человеческой справедливости» (54-55). И для закрепления г. Струве повторяет еще раз: «мар-


49
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

ксизм, это - формулы французской теократической школы и вообще исторической контрреволюционной реакции, переведенные на язык позитивизма, атеизма и радикализма. Дав отставку разуму, Маркс остался революционером и социалистом» (55)...

Если Маркс сумел воспринять и развить дальше, с одной стороны, «дух XVIII века» в его борьбе с феодальной и поповской силой средневековья, а с другой стороны, экономизм и историзм (а также диалектику) философов и историков начала XIX века, то это только доказывает глубину и силу марксизма, только подтверждает мнение тех, которые видят в марксизме последнее слово науки. Что в учениях реакционеров - историков и философов - были глубокие мысли относительно законосообразности и борьбы классов в смене политических событий, это Маркс указывал всегда с ясностью, не оставляющей места недоразумениям.

А г. Струве кувыркается и объявляет, что марксизм есть порождение реакции, хотя тут же добавляет, что к марксизму ведет не Сен-Симон поповский, а Сен-Симон историк и экономист!!

Выходит, что посредством хлесткой фразы, не сказав ни единого серьезного слова о том, каково было приобретение общественной науки, сделанное Сен-Симоном после просветителей XVIII века и до Маркса, наш автор перепрыгнул через всю общественную науку вообще.

Так как эту науку строили, во-первых, экономисты-классики, открывая закон стоимости и основное деление общества на классы, - так как эту науку обогащали далее, в связи с ними, просветители XVIII века борьбой с феодализмом и поповщиной, - так как эту науку двигали вперед, несмотря на свои реакционные взгляды, историки и философы начала XIX века, разъясняя еще дальше вопрос о классовой борьбе, развивая диалектический метод и применяя или начиная применять его к общественной жизни, - то марксизм, сделавший ряд громадных шагов вперед именно по этому пути, есть высшее развитие всей исторической и экономической, и философской науки Европы. Таков логический вывод.


50
В. И. ЛЕНИН

Ayr. Струве вывод гласит: поэтому марксизм не стоит и опровергать, о законах стоимости и т. п. не стоит и говорить, марксизм есть порождение реакции!

Неужели г. Струве рассчитывает столь грубыми приемами обмануть своих слушателей и прикрыть свое мракобесие?

VIII

Ученый труд г-на Струве не был бы, разумеется, ученым трудом, представленным на соискание ученой степени, если бы в нем не была «доказана» невозможность социализма.

Вы думаете, может быть, что это чересчур? В сочинении, посвященном вопросу о цене и хозяйстве, а также о «некоторых философских мотивах» политической экономии, «доказать» невозможность социализма даже и не подступая к изучению исторических тенденций капитализма?

О, для г. Струве это - совсем, совсем просто! Слушайте:

«В последнем итоге экономическому либерализму рисуется полное совпадение - на основе осуществления «естественного закона» - рационального и должного с естественным и необходимым в общественно-экономическом процессе, полная рационализация его... Социализм в своей наиболее совершенной форме исторического или так называемого научного социализма, отрицая «естественный закон», в то же время разделяет эту основную идею экономического либерализма. Он также полагает, что возможна гармония между рациональным построением и естественным ходом вещей, возможна полная рационализация общественно-экономического процесса» (стр. 58).

Несколько пренебрежительных фраз об этой «вере» (стр. 59) и вывод серьезной науки (стр. 60). (Параграф 7-ой главы 2-ой отдела первого первой части «труда» г-на Струве):

«Сопоставляя социалистический и либеральный идеал с миром действительности, научно-эмпирическое исследование должно признать, что для него заключенная в этих идеалах вера не может существовать. Оба эти идеала в формальном смысле одинаково неосуществимы, одинаково утопичны».


51
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

Право, не веришь даже своим глазам, когда читаешь такие вещи. До такой степени маразма, упадка и проституции дошла современная профессорская наука! Г-н Струве прекрасно знает, что научный социализм опирается на факт обобществления производства капитализмом. Этот факт доказывается бездной явлений, наблюдаемых во всем мире. О степени развития и быстроте развития этих явлений имеется богатейший «эмпирический» материал.

А наш ученый, обойдя вопрос об обобществлении производства, не прикоснувшись своим «научно-эмпирическим исследованием» ни к одной области многочисленных фактов, объявляет вопрос научно решенным на основании нескольких пустых фраз о либерализме и рационализации!

Неправда, что либерализму рисуется полная рационализация. Неправда, что марксизм отрицает «естественный закон». Неправильна и пуста вообще вся фраза о «полной рационализации» - все это жалкие увертки, плоская игра, преследующая одну цель: обойти ясно и точно поставленный научным социализмом вопрос, огорошить учащуюся молодежь шумом и криком о невозможности социализма.

IX

Громадная часть труда г-на Струве, значительно больше половины, посвящена «этюдам и материалам по исторической феноменологии цены».

Вот где мог бы, в самом деле, показать себя наш горячий сторонник «последовательного эмпиризма», объявляющий стоимость фантомом и изучающий цены, как факты!

Статистика цен за последние годы делает громадные успехи. Во всех странах собрана масса материалов. Целый ряд трудов по истории цен. Если строгий ученый не может даже снизойти до того, чтобы опровергать теорию стоимости Маркса, отчего бы не проанализировать хоть некоторые основные вопросы этой теории при помощи «эмпирического» материала из истории и


52
В. И. ЛЕНИН

статистики цен? Можно найти тысячи товаров и сотни отделов или периодов из истории их цен, когда влияние всех и всяких посторонних факторов поддается устранению - за исключением «фактора» труда - и когда о количестве труда, употребляемого для производства данного вида товара, есть точные данные. Отчего бы нашему стороннику «последовательного эмпиризма» в «научном исследовании» о цене, в отделе об «исторической феноменологии цены», не прикоснуться к этим данным?

Отчего? Оттого, разумеется, что г. Струве слишком хорошо сознавал безнадежность своей позиции, невозможность опровергнуть теорию объективной, трудовой, стоимости и инстинктивно чувствовал необходимость бегом бежать прочь от всякого научного исследования.

Сотни страниц труда г-на Струве, посвященные «этюдам и материалам по исторической феноменологии цены», представляют из себя на редкость замечательный образчик того, как бегают от науки современные буржуазные ученые. Чего-чего только тут нет! Заметки об указной и вольной цене - несколько наблюдений над полинезийцами - цитаты из устава о рыночной торговле, изданного (ученость, ученость!) объединителем Мадагаскара, царем Андрианампуинимерина в 178?-1810 годах - несколько статей из закона вавилонского царя Хаммураби (эпоха приблизительно за 2100 лет до р. х.) о вознаграждении врача за операцию - несколько цитат, преимущественно латинских, в высшей степени ученых, о тарификации покупной цены женщины в германских народных правдах - перевод семи статей, относящихся к торговому праву, из сочинений священных законников Индии, Ману и Яйнавалькиа - охрана покупателя в римском праве и так далее и так далее вплоть до эллинистических образцов полицейского регулирования цен в Риме и


* Г-н С. Ф. Ольденбург, любезно отвечая на запрос г. Струве, пишет ему, что «книги законов относительно затронутых вами (г. Струве) вопросов, по-видимому, близко отражали жизнь». (Примечание 51Ь в § 8 подразделения II главы 2-ой отдела II части первой труда г. Струве.)


53
ЕЩЕ ОДНО УНИЧТОЖЕНИЕ СОЦИАЛИЗМА

до христианизации римского полицейского права в законодательстве каролингов.

Можно ожидать, что г. В. П. Рябушинский, издавший труд г-на Струве, обессмертит свою славу, как мецената, и славу г-на Струве, как серьезного ученого, издавши еще сотни две томов этюдов и материалов по исторической методологии цены, ну, например, описания базаров всех времен и народов с иллюстрациями в тексте и с примечаниями г-на Струве, надерганными из наилучших немецких библиографических указателей. Последовательный эмпиризм будет торжествовать, а фантомы разных «законов» политической экономии исчезнут аки дым.

X

В старой, дореволюционной России господствовало деление ученых на два крупных лагеря: подлаживающихся к министерству и независимых, причем под первыми разумелись прямо продажные писаки и составители сочинений на заказ.

Это грубое деление, соответствовавшее патриархальным, полуазиатским отношениям, безусловно устарело и должно быть сдано в архив. Россия быстро европеизуется. Буржуазия у нас почти совсем созрела и даже кое в чем перезрела. Ее ученые «не зависимы» от правительства, они отнюдь не способны писать на заказ, они искренне и добросовестно изучают вопросы с такой точки зрения и такими методами, которые, по их искреннему и добросовестному убеждению, совпадают с интересами «вождей» нашей торговли и промышленности вроде г-на В. П. Рябушинского. В наше время, когда все так далеко шагнуло вперед, заслужить репутацию солидного ученого и получить официальное признание своих трудов, - это значит доказать невозможность социализма посредством парочки «по-кантиански» выведенных определений; это значит уничтожить марксизм, разъяснив читателям и слушателям, что его не стоит даже опровергать, и сославшись на тысячи имен и названий книг европейских профессоров; это значит


54
В. И. ЛЕНИН

выкинуть за борт вообще всякие научные законы для очистки места законам религиозным; это значит нагромоздить горы высокоученого хлама и сора для забивания голов учащейся молодежи.

Если все это выйдет много погрубей, чем у буржуазных ученых Германии, - не беда. Надо же ценить то, что Россия встала все-таки окончательно на путь европеизации.


55

РЕЗОЛЮЦИЯ ЦК РСДРП О СОЗДАНИИ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ОТДЕЛЕНИЯ ЦК ПО РУКОВОДСТВУ НЕЛЕГАЛЬНОЙ РАБОТОЙ 25

Ввиду конспиративных условий создается особое отделение ЦК для непосредственного руководства нелегальной организационной работой.

Общие собрания всех отделений ЦК бывают лишь в экстренных случаях, при соблюдении особо конспиративных условий и только по соглашению представителей обоих отделений. Обычные же сношения ведутся через отдельных уполномоченных лиц.

Организационное отделение ЦК называется для прикрытия Рабочей кооперативной комиссией.

Это отделение 1) направляет работу Петербургского комитета, систематически помогая ей и восстановляя в случае провалов; 2) заботится о связи работы во всех легальных организациях в партийном духе; 3) изыскивает особо конспиративные формы прикрытия нелегальных связей и предприятий; 4) объединяет работу во всероссийском масштабе, устанавливая правильные сношения и объезды; 5) заведует главным образом подготовкой партийного съезда к августу 1914 года 26.

Состав организационного отделения устанавливается русской коллегией ЦК из 3-5 лиц, с таким же или двойным числом кандидатов к ним.

Написано 2-4 (15-17) апреля 1914 г.

Впервые напечатано в 1957 г. в журнале «Вопросы истории КПСС» № 3

Печатается по рукописи



56

О ФОРМАХ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

(ЛОКАУТ И МАРКСИСТСКАЯ ТАКТИКА) 27

Локауты, т. е. массовые расчеты рабочих стакнувшимися предпринимателями, такое же необходимое и неизбежное явление в капиталистическом обществе, как и стачки рабочих. Капитал, обрушиваясь всей своей тяжестью на разоряемых мелких производителей и пролетариат, грозит постоянно свести условия жизни рабочих к прямому голоданию и вымиранию от голода. И бывали во всех странах примеры, даже целые периоды жизни народов, когда отсутствие отпора со стороны рабочих доводило их до невероятной нищеты и всех ужасов голода.

Отпор рабочих вытекает из самых условий жизни - продажи рабочей силы. Только благодаря этому отпору, несмотря на громадные жертвы, приносимые рабочими в борьбе, они отстаивают хоть сколько-нибудь сносный уровень жизни. Но капитал концентрируется все больше, союзы фабрикантов растут, увеличивается число неимущих и безработных, а вместе с тем нужда пролетариата, и бороться за сносный уровень жизни становится все труднее. Дороговизна жизни, быстро повышающаяся за последние годы, часто сводит на нет все усилия рабочих.

Рабочие организации и в первую голову профессиональные союзы рабочих, привлекая все большую массу пролетариата к участию в организованной борьбе, превращают отпор рабочих в возможно более плано-


57
О ФОРМАХ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

мерный и систематический. Стачечная борьба, при массовых и разнообразных профессиональных союзах, становится более упорной: реже происходят стачки, но крупнее бывает каждое столкновение.

Локауты предпринимателей вызываются обострением борьбы и в свою очередь обостряют ее. И пролетариат, сплачиваясь на борьбе, развивая борьбой и свое сознание, и свою организацию, и свой опыт, приходит все шире и шире к убеждению все более и более твердому в необходимости полного экономического переустройства капиталистического общества.

Марксистская тактика состоит в соединении различных приемов борьбы, в умелом переходе от одного к другому, в неуклонном повышении сознания масс и широты их коллективных действий, из которых каждое в отдельности бывает то наступательным, то оборонительным, а все вместе ведут к все более глубокому и решительному конфликту.

В России нет основного условия такого развития борьбы, какое мы видим в западноевропейских странах, - борьбы при участии прочных и систематически развивающихся профессиональных союзов.

Стачечное движение, в отличие от Европы, где давно уже существует политическая свобода, выходило у нас в 1912-1914 годах за узкопрофессиональные пределы. Либералы отрицали это, либеральные рабочие политики (ликвидаторы) не понимали этого или закрывали глаза на это. Но факт заставил признать себя. В речи Милюкова в Государственной думе по ленскому запросу это вынужденное запоздалое, половинчатое, платоническое (т. е. сопровождающееся не помощью на деле, а только вздохами) признание общего значения рабочего движения сказалось определенно. Ликвидаторы своими либеральными речами о «стачечном азарте», против соединения экономических и других мотивов в стачечном движении (напомним, что такие речи господ Ежова и К° начались с 1912 года!), вызвали законное отвращение рабочих. Рабочие сознательно и твердо провели поэтому «снятие с постов» рабочего движения гг. ликвидаторов.


58
В. И. ЛЕНИН

Отношение марксистов к стачечному движению не вызывало никаких колебаний и неудовольствия среди рабочих. При этом значение локаутов формально и официально было оценено организованными марксистами еще в феврале 1913 года 28 (правда, на такой арене, которой не видят рабы либералов гг. ликвидаторы). Еще в феврале 1913 г. формальное решение марксистов определенно и громко указало на локауты и на необходимость в тактике учитывать их. Как учитывать? Внимательнее обсуждая целесообразность отдельных выступлений, видоизменяя формы борьбы, заменяя (именно о замене была речь!) одни формы другими, причем повышение форм должно оставаться постоянной тенденцией. Сознательные рабочие очень хорошо знают и некоторые конкретные формы повышения, исторически неоднократно испытанные и «непонятные», «чуждые» только для ликвидаторов.

21-го марта, тотчас после объявления локаута, правдисты дали свой ясный лозунг: выбирать время и формы выступлений не по воле фабрикантов, сейчас не бастовать. Рабочие союзы и организованные марксисты знали и видели, что этот лозунг - их собственный, выработанный тем же самым большинством передового пролетариата, кото-рое провело своих представителей в Страховой совет 29 и которое ведет всю работу петербургских рабочих вопреки дезорганизаторским и либеральным воплям ликвидаторов.

Лозунг 21 марта, не бастовать сейчас, был лозунгом рабочих, знавших, что они сумеют заменить одну форму другою, что они стремились и будут стремиться - через все изменения форм движения - к общему повышению его уровня.

Что дезорганизаторы рабочего движения - ликвидаторы и народники - будут пытаться дезорганизовать рабочее дело и в этом случае, это рабочие знали и этому заранее готовили отпор.

26-го марта и ликвидаторская и народническая группа дезорганизаторов и нарушителей воли большинства сознательных рабочих Петербурга и России поместили в своих газетах обычные для этих лагерей


59
О ФОРМАХ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

буржуазные пошлости: народники болтали (к удовольствию ликвидаторов) о «легкомыслии» (сознательные рабочие давно знают, что нет никого легкомысленнее народников), ликвидаторы держали либеральные речи (разобранные и заклейменные уже в 47 № «Пути Правды») и проповедовали замену стачек... не соответственными, не более высокими формами, а... петициями и «резолюциями»!!!

Отбрасывая в сторону позорно-либеральные советы ликвидаторов, отбрасывая в сторону легкомысленную болтовню народников, передовые рабочие твердо шли своим путем.

Старое решение о замене стачек в известных случаях локаута известными, соответствующими им более высокими формами борьбы рабочие твердо знали и правильно применили.

Провокация локаутчиков не удалась. Рабочие не приняли боя там, где его навязывали рабочим враги их, рабочие вовремя применили решение организованных марксистов и, с еще большей энергией, еще нагляднее, видя все значение своего движения, продолжают идти по старому пути.

«Путь Правды» № 54, 4 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



60

ПРИКРАШИВАНИЕ БУРЖУАЗИИ ЛЕВОНАРОДНИКАМИ

Как только гг. левонародники от пустых, общих фраз о «трудовом крестьянстве», фраз, набивших всем оскомину и показывающих незнание ни «Коммунистического манифеста», ни «Капитала», переходят к точным данным, так сейчас же обнаруживается левонародническое подкрашивание буржуазии.

Буржуазный характер всей теории о «трудовом крестьянстве» прикрывается фразами и восклицаниями, разоблачается фактами и изучением теории Маркса.

Вот в № 14 «Стойкой Мысли» 30 некий, пишущий чисто интеллигентским языком, г. Батрак рассуждает о «социализме и крестьянстве».

«Растут трудовые хозяйства», - заявляет г. Батрак и приводит статистику Франции и Германии. Статистика - вещь такая, что тут фразами и восклицаниями не отделаешься, и обман сразу раскрывается.

Во Франции выросла площадь земли «мелких хозяйств», т. е. имеющих от 5 до 10 гектаров (гектар немного менее десятины) земли.

Очень хорошо, г. Батрак! Но не слыхали ли вы, что, чем интенсивнее земледелие, тем чаще встречается наемный труд в «мелких» (по количеству земли) хозяйствах? Не значит ли подкрашивать буржуазию - замалчивать данные о наемном труде? а, г. Батрак?

Берем немецкие данные. На 652 798 хозяйств с 5- 10 гектарами наемных рабочих приходится 487 704. Каково? Большая часть мелких хозяйчиков эксплуати-


61
ПРИКРАШИВАНИЕ БУРЖУАЗИИ ЛЕВОНАРОДНИКАМИ

рует наемных рабочих! А во Франции? Во Франции гораздо больше, чем в Германии, распространено возделывание винограда, требующее наемного труда на мелких участках земли.

Теория «трудового хозяйства» есть теория обмана рабочих посредством замалчивания данных о наемном труде.

Г-н Батрак берет Германию. За «трудовые» хозяйства должны идти «мелкие и средние» (язык без костей и кого угодно «трудовым» хозяином может назвать!). И вот, г. Батрак выводит рост «трудовых хозяйств» из роста «мелких» и «средних» хозяйств.

Посмотрите же на данные этого нового защитника буржуазии.

Он начинает с хозяйств до 2 гектаров. Число их было в 1882 г. - 58,03%; в 1895 г.. - 58,22%; в 1907 г. - 58,89%. Рост, не правда ли?

А о том, что это есть рост наемных рабочих, наш «левонародник» умолчал!!!

Статистика, которую он извращает, говорит определенно: из 3 378 509 хозяйств до 2 гектаров (1907 г.) только 474 915, т. е. немногим более 1/10 (одной десятой доли), являются самостоятельными земледельцами по своей главной профессии. Большинство же - наемные рабочие (1 822 792).

Из 3 378 509 хозяйств - 2 920 119, т. е. огромное большинство, суть подсобные хозяйства, главный же заработок здесь не земледелие.

Спрашивается, разве это не подкрашивание буржуазии и капитализма, когда за «трудовые хозяйства» выдаются батраки и поденщики, наемные рабочие?!

Разве не служит здесь глупенькое словечко «трудовой хозяин» для того, чтобы затушевывать пропасть между пролетариатом (наемными рабочими) и буржуазией?? Разве это словечко не служит протаскиванию буржуазных теорий??

Дальше. Хозяйства от 2 до 5 гектаров. Их число в 1882 г. - 18,6%; в 1895 г. - 18,29% и в 1907 г. - 17,57%. Так пишет г. Батрак.

А вывод? О выводе он молчит.


62
В. И. ЛЕНИН

Вывод же гласит: уменьшение, а не рост. И как раз среди этих хозяйств, только среди них, нет полного преобладания нанимающих (покупающих частный труд) и нанимающихся. Нанимающих - 411 311 (по числу наемных рабочих); нанимающихся - 104 251 (это еще не все число нанимающихся, статистика здесь неполна). Сложите вместе - 515 тысяч, а всего таких крестьян 1 006 277 хозяйств, значит, даже здесь большая половина либо нанимается - либо нанимает!!

Хорошее словечко: «трудовое хозяйство» - служит для обмана рабочих посредством сокрытия данных о купле-продаже рабочей силы.

Дальше г. Батрак берет хозяйства от 5 до 20 гектаров и указывает, что они растут.

А наемный труд? Ни словечка, ни звука об этом. Теоретики «трудового хозяйства» посланы буржуазией для сокрытия данных о наемном труде.

Берем эти данные. На 652 798 хозяйств (1907 г.) с 5-10 гектарами - 487 704 наемных рабочих, значит, больше половины - эксплуататоры наемного труда.

На 412 741 хозяйство с 10-20 гектарами - 711 867 наемных рабочих, т. е. все или почти все эксплуататоры наемного труда.

Как назвать человека, который выдает себя за «социалиста», а сам относит к «трудовым хозяевам» эксплуататоров наемного труда?

Левонародники, как разъясняли не раз марксисты, это - мелкие буржуа, подкрашивающие буржуазию и затушевывающие эксплуатацию ею наемного труда.

К буржуазным теориям левонародников и г. Батрака в особенности мы еще вернемся. А пока подведем краткий итог.

Теория «трудового хозяйства» есть буржуазный обман рабочих, основанный, между прочим, на сокрытии данных о купле-продаже рабочей силы.

Среди «мелких и средних» крестьян, на которых огулом любят указывать гг. левонародники, на самом деле громадное большинство либо продают, либо покупают рабочую силу, либо нанимаются, либо нанимают. Эту


63
ПРИКРАШИВАНИЕ БУРЖУАЗИИ ЛЕВОНАРОДНИКАМИ

суть делай затушевывает буржуазная теория «трудового хозяйства».

Пролетарий говорит мелкому крестьянину: ты - сам полупролетарий; иди за рабочими, иного спасения тебе нет.

Буржуа говорит мелкому крестьянину: ты - сам хозяйчик, «трудовой хозяин». Трудовое хозяйство «растет» и при капитализме. Твое дело хозяйское, а не пролетарское.

Две души в мелком хозяйчике: пролетарская и «хозяйская».

Левонародники повторяют на деле учение буржуазии, развращая мелких крестьян «хозяйскими» иллюзиями. Вот почему марксисты ведут решительную борьбу с этим буржуазным развращением мелких крестьян (и отсталых рабочих) левонародниками.

«Путь Правды» № 56, 6 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



64

К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ 31

Я хочу остановиться на политике нашего правительства по национальному вопросу. В области тех вопросов, которые «подведомственны» у нас министерству внутренних дел, это - один из весьма важных. С тех пор, как Государственная дума обсуждала последний раз смету этого министерства, национальный вопрос в России нашими командующими классами выдвигается на очередь и обостряется все более и более.

Дело Бейлиса еще и еще раз обратило внимание всего цивилизованного мира на Россию, раскрыв позорные порядки, которые царят у нас. Ничего похожего на законность в России нет и следа. Все позволено администрации и полиции для бесшабашной и бесстыдной травли евреев - все позволено вплоть до прикрытия и сокрытия преступления. Именно таков был итог дела Бейлиса, которое показало теснейшую и интимнейшую связь...

Чтобы показать, что я не преувеличиваю, говоря о погромной атмосфере, которой дышит Россия, можно привести свидетельство самого «благонадежного», самого консервативного, «делающего министров» писателя, именно, князя Мещерского. Вот при-водимый им в его журнале «Гражданин» 32 отзыв «русского человека из Киева»:

«Наша атмосфера жизни душит нас: куда ни пойдешь, везде шепот заговора, везде пахнет жаждою крови, везде вонь доносов, везде ненависть, везде ропот, везде стоны».


* В рукописи отсутствуют 3 и 4 страницы. Ред.


65
К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

... тот политический воздух, которым Россия дышит. При такой атмосфере говорить или думать о праве, законности, конституции и подобных либеральных наивностях - просто смешно; - вернее: было бы смешно, когда бы не было... серьезно!

Эта атмосфера чувствуется ежедневно всяким сколько-нибудь сознательным и внимательным человеком в нашей стране. Но не все имеют достаточно мужества, чтобы дать себе ясный отчет в значении этой погромной атмосферы. Почему царит у нас такая атмосфера? Почему может она царить? Только потому, что страна переживает на деле состояние плохо прикрытой гражданской войны. Кое для кого очень неприятно сознаться в этой истине, кое-кому хочется надеть на это явление покрывало. Наши либералы, и прогрессисты и кадеты 33, особенно любят сшивать такое покрывало из лоскутков совсем почти «конституционных» теорий. Но я позволяю себе думать, что нет более вредной, более преступной для народных представителей вещи, как распространение с трибуны Государственной думы «нас возвышающего обмана».

Вся политика правительства по отношению к евреям и другим - извините за «правительственное» выражение - «инородцам» сразу станет понятной, естественной, неизбежной, если взглянуть правде в лицо и признать несомненный факт, что страна переживает состояние плохо прикрытой гражданской войны. Правительство не управляет, а воюет.

Если оно выбирает «истинно русские», погромные средства для войны, то это потому, что других в его распоряжении нет. Всякий защищается, как может. Пуришкевич и его друзья не могут защищаться иначе, как «погромной» политикой, ибо другой в их распоряжении нет. Тут нечего воздыхать, тут нелепо отделываться словами о конституции или о праве или о системе управления, - тут дело просто в интересах класса Пуришкевича и компании, в трудном положении этого класса.

Либо «сосчитаться» решительно и не на словах только с этим классом, либо признать неизбежность и


66
В. И. ЛЕНИН

неустранимость «погромной» атмосферы во всей политике России. Либо мириться с этой политикой, либо поддерживать народное, массовое и прежде всего пролетарское движение против нее. Либо - либо. Середины тут быть не может.

В России даже правительственная, т. е. заведомо преувеличенная и подделанная сообразно «видам правительства», статистика считает во всем населении страны только 43% великороссов. Великороссов в России меньше половины населения. Даже малороссов или украинцев у нас официально, устами «самого» Столыпина зачислили к «инородцам». Значит, «инородцев» в России 57% населения, т. е. большинство населения, почти 3/5, а в действительности, наверное, свыше трех пятых. Я выбран в Государственную думу от Екатеринославской губернии, в которой подавляющее большинство населения состоит из украинцев. Запрещение чествования Шевченко было такой превосходной, великолепной, на редкость счастливой и удачной мерой с точки зрения агитации против правительства, что лучшей агитации и представить себе нельзя. Я думаю, все наши лучшие социал-демократические агитаторы против правительства никогда не достигли бы в такое короткое время таких головокружительных успехов, каких достигла в противоправительственном смысле эта мера. После этой меры миллионы и миллионы «обывателей» стали превращаться в сознательных граждан и убеждаться в правильности того изречения, что Россия есть «тюрьма народов».

Наши правые партии и наши националисты так усердно кричат теперь против «ма-зепинцев», наш знаменитый Бобринский с таким великолепным рвением демократа защищает украинцев от притеснения австрийским правительством, - как будто бы Бобринский хотел записаться в австрийскую социал-демократическую партию. Но если «мазепинством» называют влечение к Австрии и предпочтение ее политических порядков, то Бобринский, пожалуй, окажется не из последних «мазепинцев»: ибо Бобринский жалуется и шумит по поводу притеснения украинцев в Австрии!!


67
К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Подумайте только, каково это читать или слышать русским украинцам, хотя бы жителям представляемой мной Екатеринославской губернии! Если «сам» Бобринский, если националист Бобринский, если граф Бобринский, если помещик Бобринский, если заводчик Бобринский, если знакомый с самой высокой знатью (почти со «сферами») Бобринский находит несправедливым и утеснительным положение инонациональных меньшинств в Австрии, где нет ничего похожего ни на позорную черту еврейской оседлости, ни на гнусные высылки евреев по капризу самодуров-губернаторов, ни на изгнание из школ родного языка, - то что же сказать об украинцах в России?? что сказать о прочих «инородцах» в России??

Неужели Бобринский и прочие националисты, а равно и правые, не замечают, что они будят среди «инородцев» России, то есть среди 3/5 населения России, сознание отсталости России далее по сравнению с наиболее отсталой из европейских стран, Австрией??

Дело все в том, что положение России, управляемой Пуришкевичами или, вернее: стонущей под сапогом Пуришкевичей, так оригинально, что речи националиста Боб-ринского превосходно поясняют и разжигают социал-демократическую агитацию.

Старайтесь, старайтесь, сиятельный заводчик и помещик Бобринский: вы, наверное, поможете нам пробудить, просветить и встряхнуть украинцев и австрийских, и российских!! Я слышал в Екатеринославе от нескольких украинцев, что они хотят послать благодарственный адрес графу Бобринскому за успешную пропаганду в пользу отделения Украины от России. И я не удивился, услыхав это. Я видел агитационные листки, в которых на одной стороне был указ о запрещении чествовать Шевченко, а на другой цитаты из красноречивых речей Бобринского в пользу украинцев... Я посоветовал послать эти листки Бобринскому, Пуришкевичу и прочим министрам.

Но, если Пуришкевич и Бобринский являются первоклассными агитаторами в пользу преобразования России в демократическую республику, то наши либералы


68
В. И. ЛЕНИН

и в том числе кадеты желают скрыть от населения свое согласие, по некоторым основным вопросам национальной политики, с Пуришкевичами. Говоря о смете министерства внутренних дел, ведущего всем известную национальную политику, я бы не исполнил своего долга, если бы не коснулся этого согласия партии к.-д. с принципами министерства внутренних дел.

В самом деле, не ясно ли, что кто желает быть скажем мягко: в «оппозиции» к министерству внутренних дел, тот должен знать и идейных союзников этого министерства из лагеря кадетов.

По сообщению газеты «Речь» 34, в С.-Петербурге была 23-25 марта текущего года очередная конференция партии к.-д. или «партии народной свободы».

«Национальные вопросы, - пишет «Речь» (№ 83), - обсуждались... особенно оживленно. Киевские депутаты, к которым примкнули Н. В. Некрасов и А. М. Колюба-кин, указывали, что национальный вопрос есть назревающий крупный фактор, которому необходимо пойти навстречу более решительно, чем это было прежде. Ф. Ф. Ко-кошкин указал, однако, что и программа и предыдущий политический опыт требуют очень осторожного обращения с «растяжимыми формулами» политического самоопределения «национальностей»».

Так излагает дело «Речь». И хотя это изложение нарочно составлено так, чтобы поменьше читателей могли понять суть дела, а все же эта суть ясна для всякого внимательного и думающего человека. «Киевская Мысль» 35, сочувствующая кадетам и проводящая их взгляды, передает речь Кокошкина с добавлением такой мотивировки: «Ибо это может повести к распаду государства».

Смысл речи Кокошкина был, несомненно, таков. Точка зрения Кокошкина победила у кадетов даже самый робкий демократизм Некрасовых и Колюбакиных. Точка зрения Кокошкина есть точка зрения великорусского либерально-буржуазного националиста, который отстаивает привилегии великороссов (хотя они - меньшинство в России), отстаивает рука об руку с мини-


69
К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

стерством внутренних дел. Кокошкин «теоретически» защищал политику министерства внутренних дел - вот в чем суть, вот в чем гвоздь дела.

«Осторожнее с политическим самоопределением» наций! Как бы оно не «повело к распаду государства»! - вот содержание национальной политики Кокошкина, вполне совпадающее с основной линией политики министерства внутренних дел. Но Кокошкин и прочие вожди кадетов не дети. Они прекрасно знают изречение: «не человек для субботы, а суббота для человека». Не народ для государства, а государство для народа. Кокошкин и другие вожди кадетов не дети. Они прекрасно понимают, что государство у нас есть (на деле) класс Пуришкевичей. Целость государства есть целость класса Пу-ришкевичей. Вот о чем заботятся Кокошкины, если посмотреть прямо на суть их политики, сняв с нее дипломатические прикрытия.

Для наглядного пояснения позволю себе привести простой пример. Известно, что в 1905 году Норвегия отделилась от Швеции вопреки горячим протестам шведских помещиков, грозивших войной. К счастью, в Швеции крепостники не всесильны, как в России, и войны не вышло. Норвегия, имея меньшинство населения, мирно отделилась от Швеции, демократически, культурно, а не так, как хотелось крепостникам и военной партии. Что же? Проиграл ли народ? проиграли ли интересы культуры? или интересы демократии? интересы рабочего класса от такого отделения??

Нисколько! И Норвегия и Швеция принадлежат к числу несравненно более культурных стран, чем Россия, - между прочим, именно потому, что они сумели демократически применить формулу «политического самоопределения» наций. Разрыв насильственной связи означал усиление добровольной экономической связи, усиление культурной близости, усиление взаимоуважения между этими двумя, столь близкими по языку и прочее, народами. Общность, близость шведского и норвежского народов на деле выиграла от отделения, ибо отделение было разрывом насильственных связей.


70
В. И. ЛЕНИН

Из этого примера, надеюсь, ясно, что Кокошкин и партия к.-д. стоят вполне на точке зрения министерства внутренних дел, когда пугают нас «распадом государства» и призывают к «осторожному обращению» с вполне ясной и во всей международной демократии бесспорной формулой «политического самоопределения» национальностей. Мы, социал-демократы, враги всякого национализма и сторонники демократического централизма. Мы противники партикуляризма, мы убеждены, что при прочих равных условиях крупные государства гораздо успешнее, чем мелкие, могут решить задачи экономического прогресса и задачи борьбы пролетариата с буржуазией. Но мы ценим связь только добровольную, а никогда не насильственную. Везде, где мы видим насильственные связи между нациями, мы, нисколько не проповедуя непременно отделения каждой нации, отстаиваем безусловно и решительно право каждой нации политически самоопределиться, т. е. отделиться.

Отстаивать, проповедовать, признавать такое право - значит отстаивать равноправие наций, значит не признавать насильственных связей, значит бороться против всяких государственных привилегий какой бы то ни было нации, значит и воспитывать в рабочих разных наций полную классовую солидарность.

Классовая солидарность рабочих разных наций выигрывает от замены насильственных, феодальных, военных связей добровольными связями.

Мы выше всего ценим равноправие наций в народной свободе и для социализма... и отстаивания привилегий великороссов. А мы говорим: никаких привилегий ни одной нации, полное равноправие наций и сплочение, слияние рабочих всех наций.

Восемнадцать лет тому назад, в 1896 году, Лондонский международный конгресс рабочих и социалистических организаций принял решение по национальному вопросу, которое одно только указывает правильные


* В рукописи отсутствуют 25 и 26 страницы. Ред.


71
К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

пути и для стремлений в пользу действительной «народной свободы» и для социализма. Это решение гласит:

«Конгресс объявляет, что он выступает за полное право самоопределения всех наций и сочувствует рабочим всякой страны, страдающей в настоящее время под гнетом военного, национального или иного деспотизма. Конгресс призывает рабочих всех этих стран вступать в ряды сознательных рабочих всего мира, чтобы вместе с ними бороться за преодоление международного капитализма и за осуществление целей международной социал-демократии».

К единству рядов рабочих всех наций России зовем и мы, ибо только такое единство способно дать гарантии равноправия наций, свободы народа и интересов социализма.

Пятый год объединил рабочих всех наций России. Реакция старается разжечь национальную вражду. Либеральная буржуазия всех наций, а великорусская прежде всего и больше всего, борется за привилегии своей нации (пример: польское коло против равноправия евреев в Польше 36), - борется за национальное обособление, за национальную исключительность и тем помогает политике нашего министерства внутренних дел.

А истинная демократия, с рабочим классом во главе, поднимает знамя полного равноправия наций и слияния рабочих всех наций в их классовой борьбе. С этой точки зрения мы отвергаем так называемую «культурно-национальную» автономию, то есть разделение по национальностям школьного дела в одном государстве или изъятие школьного дела из ведения государства с передачей его отдельно организованным национальным союзам. Демократическое государство должно признавать автономию разных областей, особенно областей и округов с разным национальным составом населения. Такая автономия нисколько не противоречит демократическому централизму; напротив, лишь посредством автономии областей в большом и пестром по национальному составу государстве можно осуществить действительно демократический централизм. Демократическое государство безусловно должно признать


72
В. И. ЛЕНИН

полную свободу родных языков и отвергнуть всякие привилегии одного из языков. Демократическое государство не допустит подавления, майоризирования, ни единой национальности другою ни в одной области, ни в одной отрасли общественных дел.

Но отнимать школьное дело из рук государства и делить его по нациям, отдельно организованным в национальные союзы, это - вредная мера и с точки зрения демократии и еще больше с точки зрения пролетариата. Это повело бы лишь к упрочению обособленности наций, а мы должны стремиться к сближению их. Это повело бы к росту шовинизма, а мы должны идти к теснейшему союзу рабочих всех наций, к совместной борьбе их против всякого шовинизма, против всякой национальной исключительности, против всякого национализма. Школьная политика у рабочих всех наций едина: свобода родного языка, демократическая исветская школа.

Я закончу еще раз выражением признательности Пуришкевичу, Маркову 2 и Боб-ринскому за их успешную агитацию против всего государственного строя России, за их наглядные уроки о неизбежности превращения России в демократическую республику.

Написано позднее 6 (19) апреля 1914 г.

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи



73

КОНСТИТУЦИОННЫЙ КРИЗИС В АНГЛИИ

В № 34 «Пути Правды», описывая интересные события в Ирландии, мы говорили о политике английских либералов, которые дали себя запугать консерваторам *.

С тех пор, как написаны были эти строки, произошли новые события, превратившие частное столкновение (либералов и консерваторов) из-за самоуправления Ирландии в общеконституционный кризис в Англии.

Так как консерваторы грозили «восстанием» протестантов в Ольстере против гомруля (автономии, самоуправления) Ирландии, то либеральное правительство двинуло известную часть войска, чтобы заставить уважать волю парламента.

И что же?

Генералы и офицеры английского войска взбунтовались!

Они заявили, что не будут сражаться против протестантов Ольстера, что это противоречит их «патриотизму», что они подают в отставку!

Либеральное правительство было совершенно ошеломлено этим бунтом помещиков, стоящих во главе армии. Либералы привыкли утешать себя конституционными иллюзиями и фразами о законности, закрывая глаза на действительное соотношение сил, на классовую борьбу. А это действительное соотношение сил было и


* См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 365-368. Ред.


74
В. И. ЛЕНИН

остается таково, что в Англии сохранился, благодаря трусости буржуазии, целый ряд добуржуазных, средневековых учреждений и привилегий гг. помещиков.

Чтобы сломить бунт аристократов-офицеров, либеральное правительство должно было бы обратиться к народу, к массам, к пролетариям, но этого-то господа «просвещенные» либеральные буржуа и боялись больше всего на свете. И правительство на деле уступило бунтующим офицерам, убедив их взять отставку назад и дав им письменное удостоверение, что войска не будут употреблены против Ольстера.

От народа постарались скрыть этот позорный факт выдачи подобного письменного удостоверения (21-го марта нов. стиля), и вожаки либералов, Асквит, Морли и др., лгали самым невероятным и бесстыдным образом в своих официальных заявлениях. Однако правда все же вышла наружу. Выдача письменных обещаний офицерам не опровергнута. «Давление» со стороны короля, видимо, имело место. Отставка военного министра Сили и переход его портфеля к «самому» Асквиту, перевыбор Асквита, циркуляр к войску об уважении законности - все это одно сплошное официальное лицемерие. Факт уступки либералов разорвавшим конституцию помещикам остается фактом.

В английском парламенте после этого произошел ряд самых бурных сцен. Консерваторы обдавали либеральное правительство вполне заслуженными им насмешками и презрением, а рабочий депутат Рамсей Макдональд, один из самых умеренных либеральных рабочих политиков, протестовал самым горячим образом против поведения реакционеров. «Эти люди, - говорил он, - всегда готовы стараться и неистовствовать против стачечников. Но, когда дело зашло об Ольстере, они отказываются исполнить свой долг, так как закон об автономии Ирландии затрагивает их классовые предрассудки и интересы». (Помещики в Ирландии - англичане, и самоуправление Ирландии, будучи самоуправлением ирландских буржуа и крестьян, грозит чуточку урезать грабительские аппетиты господ благородных лордов.) «Эти люди, - продолжал Р. Мак-


75
КОНСТИТУЦИОННЫЙ КРИЗИС В АНГЛИИ

дональд, - думают только о том, чтобы воевать против рабочих, а когда речь заходит о том, чтобы заставить богачей и собственников уважать законы, они отказываются выполнить свой долг».

Значение этого бунта помещиков против «всемогущего» (как думали и говорили миллионы раз либеральные тупицы, особенно либеральные ученые) парламента Англии необыкновенно велико. 21-ое марта (8-ое марта старого стиля) 1914 года будет днем всемирно-исторического поворота, когда благородные лорды-помещики Англии, сломав вдребезги английскую конституцию и английскую законность, дали великолепный урок классовой борьбы.

Урок этот вытек из невозможности притупить остроту противоречий между пролетариатом и буржуазией Англии посредством половинчатой, лицемерной, притворно-реформистской политики либералов. Урок этот не пройдет даром для всего рабочего движения Англии; рабочий класс быстро станет теперь стряхивать с себя филистерскую веру в ту бумажонку, называемую английской законностью и конституцией, которую на глазах всего народа разорвали английские аристократы.

Эти аристократы поступили как революционеры справа и тем разорвали все и всякие условности, все покровы, мешавшие народу видеть неприятную, но несомненную действительность классовой борьбы. Все увидали то, что лицемерно скрывалось буржуазией и либералами (везде и всюду они лицемерны, но едва ли где доходит лицемерие до таких размеров и до такой утонченности, как в Англии). Все увидали, что заговор сломать волю парламента готовился давно. Действительное классовое господство лежало и лежит вне парламента. Упомянутые выше средневековые учреждения, долго не действовавшие (вернее: как бы не действовавшие), - быстро пришли в действие и оказались сильнее парламента. А мелкобуржуазные либералы Англии, с их усыпляющими рабочих речами о реформах и о мощи парламента, оказались на деле пустышкой, подставными фигурами, которые пускаются в ход для


76
В. И. ЛЕНИН

одурачивания народа, но сразу были «оборваны» аристократией, имевшей в руках власть.

Сколько книг написано, особенно немецкими и русскими либералами, для восхваления законности и социального мира в Англии! Известно ведь что историческое призвание немецких и русских либералов - холопски преклоняться перед тем, что дала в Англии и Франции классовая борьба, и провозглашать результаты этой борьбы «истинами науки», стоящей «выше классов». В действительности же «законность и социальный мир» Англии были только кратковременным результатом спячки английского пролетариата, примерно с 1850-х годов до 1900-х.

Пришла к концу монополия Англии. Обострилась мировая конкуренция. Наступила дороговизна жизни. Союзы крупных капиталистов раздавили мелких и средних хозяйчиков и всей тяжестью обрушились на рабочих. Проснулся снова и снова, после эпохи конца XVIII века, после чартизма 1830-х и 1840-х годов 37, английский пролетариат.

Конституционный кризис 1914 года составит один из важных этапов в истории этого пробуждения.

«Путь Правды» №57, 10 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



77

ЕДИНСТВО

В Петербурге вышло уже три номера журнала «Борьба», объявляющего себя «нефракционным». Основная линия этого журнала - защита единства.

Единство с кем? - С ликвидаторами.

В последней книжке «Борьбы» в защиту единства с ликвидаторами помещены две статьи.

Первая статья принадлежит известному ликвидатору Ю. Ларину. Это тот самый Ларин, который недавно в одном из ликвидаторских органов писал:

«Очищение пути капиталистического развития от абсолютистских остатков произойдет безо всякой революции... Очередной задачей является... проникновение широких кругов руководящей идеей о том, что в наступившем периоде рабочий класс должен организоваться не «для революции», не «в ожидании революции»...»

Так вот, этот самый ликвидатор теперь в «Борьбе» отстаивает единство и предлагает форму его: федерацию.

Федерация есть соглашение равноправных организаций. Значит - Ларин предлагает уравнять в деле определения тактики рабочего класса волю громадного большинства рабочих, стоящих на точке зрения «неурезанных лозунгов», с волей незначительных группок ликвидаторов, стоящих в той и в другой степени на точке зрения сейчас приведенных слов. По хитроумному плану ликвидатора Ларина большинство рабочих лишается права на какой-либо шаг до тех пор, покуда


78
В. И. ЛЕНИН

на это не получится согласия гг. ликвидаторов из «Северной Рабочей Газеты».

Рабочие отвергли ликвидаторов, теперь по плану ликвидатора Ларина они опять должны получить руководящее значение при помощи федерации. Федерация, предложенная Лариным, есть, таким образом, попросту попытка вновь навязать рабочим волю ликвидаторов, отвергнутых рабочим движением. Не пустили в двери, рассуждают ликвидаторы, - полезем через окно, и назовем это фактическое нарушение воли большинства рабочих «единством через федерацию».

С Лариным спорит редакция журнала «Борьба». Федерация, т. е. постепенное соглашение ликвидаторов и марксистов, как равноправных сторон, не удовлетворяет эту редакцию.

Она хочет не соглашения с ликвидаторами, а нового слияния с ними «на основе общих тактических решений», это значит: громадное большинство рабочих, сплотившихся вокруг тактической линии «Пути Правды», должно отказаться от своих решений во имя общей с ликвидаторами тактики.

Тактика, выработанная сознательными рабочими, проверенная на опыте всего движения последних лет, по взгляду редакции «Борьбы», должна быть отложена в сторону. Во имя чего? Во имя того, чтобы дать место тактическим планам ликвидаторов, взглядам, осужденным и самими рабочими и всем ходом событий.

Полное неуважение к воле, решениям и взглядам сознательных рабочих - вот что лежит в основе проповеди единства с ликвидаторами редакцией «Борьбы».

Воля рабочих сказалась ясно и определенно. Всякий человек, не сошедший еще с ума, скажет точно, какой тактике сочувствует громадное большинство рабочих. Но вот приходит ликвидатор Ларин и заявляет: воля большинства рабочих - пустяки для меня; пускай это большинство посторонится и признает волю группки ликвидаторов равноправной и равноценной воле большинства сознательных рабочих.


79
ЕДИНСТВО

А за ликвидатором приходит примиренец из «Борьбы» и заявляет: рабочие выработали себе определенную тактику и работают над ее проведением? Пустяки. Пусть откажутся от этой испытанной тактики во имя общих с ликвидаторами тактических решений.

Вот это-то нарушение ясно высказанной воли большинства рабочих во имя того, чтобы дать равноправное место ликвидаторам, и называют примиренцы из журнала «Борьба» единством.

Но это не единство, а издевка и над единством и над волей рабочих.

Рабочие-марксисты понимают единство не так.

Не может быть единства ни федеративного ни какого-либо другого с либеральными рабочими политиками, с дезорганизаторами рабочего движения, с нарушителями воли большинства. Может и должно быть единство всех последовательных марксистов, всех защитников марксистского целого и неурезанных лозунгов независимо от ликвидаторов и помимо них.

Единство - великое дело и великий лозунг! Но рабочему делу нужно единство марксистов, а не единство марксистов с противниками и извратителями марксизма.

И каждого говорящего об единстве мы должны спросить: с кем единство? с ликвидаторами? - Тогда нам нечего делать вместе.

А если речь идет об единстве действительно марксистском, - тогда мы скажем: с самого возникновения правдистских газет мы зовем к сплочению всех сил марксизма, к единству снизу, к единству на практической работе.

Никаких заигрываний с ликвидаторами, никаких дипломатических переговоров с кружками разрушителей целого, - и все силы на сплочение рабочих-марксистов вокруг марксистских лозунгов, вокруг марксистского целого. Преступлением сочтут сознательные рабочие всякую попытку навязать им волю ликвидаторов и таким же преступлением - раздробление сил действительных марксистов.


80
В. И. ЛЕНИН

Ибо основа единства - в классовой дисциплине, в признании воли большинства, в дружной работе в рядах и в ногу с этим большинством. К этому единству, к этой дисциплине, к этой дружной работе мы не устанем звать всех рабочих.

«Путь Правды» № 59, 12 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



81

ОРГАНИЗОВАННЫЕ МАРКСИСТЫ О ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ МЕЖДУНАРОДНОГО БЮРО 38

Нам сообщают, что в Международное бюро поступил ответ организованных марксистов по поводу предложения Бюро о вмешательстве в дела с.-д. России. Ниже мы приводим существенные части этого ответа.

* * *

Получив «Приложение» к № 11 «Периодического Бюллетеня Международного Бюро», представительство организованных марксистов России считает своим долгом выразить глубокую благодарность Международному бюро и его Исполнительному комитету за поддержку рабочего движения и за заботы об его усилении и укреплении посредством обеспечения его единства.

Положение дел среди русских марксистов представляется в настоящее время в следующем виде.

Общее положение дел в 1907-1908 гг. вызвало страшный идейный кризис среди марксистов и распад организаций. И в 1908 и в 1910 гг. организованные марксисты формально признали существование течения ликвидаторов, ликвидирующих, отрицающих старую и мечтающих о новой, открытой партии. Это течение было решительно и бесповоротно осуждено формальным решением. Но ликвидаторы не подчинились решениям и продолжали свою раскольническую и разрушающую «целое» работу.


82
В. И. ЛЕНИН

В январе 1912 года марксистское целое было восстановлено против ликвидаторов, которые были признаны стоящими вне его.

С тех пор подавляющее большинство сознательных рабочих России сплотилось вокруг решений, принятых в январе 1912 г., и выбранного тогда руководящего учреждения. Этот факт, известный всем рабочим в России, возможно и необходимо подтвердить объективными фактами ввиду невероятного обилия совершенно голословных и бьющих в лицо истине утверждений, распространяемых ликвидаторами и разрозненными заграничными группами: 1) Избирательный закон в России выделяет рабочих в особую рабочую курию. Из депутатов Государственной думы, выбранных по этой курии, было большевиков - в II

Думе 47% (1907 г.) 39, в III Думе (1907- 1912 гг.) 40 - 50% и в IV Думе (1912-1914 гг.) - 67%.

Выборы в IV Думу произошли в сентябре 1912 года, и завоеванное большинство (%) доказало полную победу организованного марксизма над ликвидаторством. 2) В апреле 1912 года возникла ежедневная марксистская газета «Правда». Ликвидаторы против нее создали тоже в Петербурге конкурирующий, раскольнический орган

«Луч». За два года, с 1 января 1912 года по 1 января 1914 года, газете ликвидаторов вместе со всеми их помощниками в виде многочисленных заграничных групп и Бунда пришли на помощь, по отчетам самой этой газеты, 750 рабочих групп, тогда как за тот же срок борющаяся за марксистскую линию «Правда» сплотила 2 801 рабочую группу. 3) В начале 1914 года состоялись в Петербурге выборы от рабочих больничных касс в Всероссийский страховой совет и Столичное страховое присутствие. В первое учреждение рабочие выбрали 5 человек и 10 заместителей, во второе 2-х человек и 4-х заместителей. В обоих случаях прошли целиком списки сторонников «Правды». На послед них выборах председателем были установлены числа сторонников «Правды» -


83
ОРГАНИЗОВ. МАРКСИСТЫ О ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ МЕЖДУНАРОДН. БЮРО

3 7 человек, ликвидаторов - 7 человек, народников - 4 человека и воздержавшихся - 5 человек.

Мы ограничиваемся этими, самыми краткими, фактическими сообщениями. Из них видно, что действительное единство марксистов в России неуклонно подвигается вперед и достигло уже сплочения большинства сознательных рабочих на почве решений января 1912 года.

Далее документ переходит к характеристике дезорганизаторской работы отдельных заграничных групп и ликвидаторов, упорно пытающихся сорвать волю большинства рабочих России.

За границей действуют теперь, помимо партийцев и ликвидаторов, не менее пяти обособленных русских социал-демократических групп, не считая национальных. За два полные года, 1912 и 1913, не обнаружилось нигде ни тени объективных данных о связи этих заграничных групп с рабочим движением в России. Ликвидаторы составили в августе 1912 года так называемый «Августовский блок», в который входили, между прочим, Троцкий, Бунд и латышская социал-демократия. На фиктивность этого «блока», прикрывавшего на деле ликвидаторов, указывалось давно. Теперь этот «блок» окончательно распался: февральский 1914 года конгресс латышской социал-демократии постановил отозвать из блока своих представителей, ибо этот блок не отмежевался от ликвидаторов. Троцкий тоже в феврале 1914 года основал журнал своей группы, в котором он подкрепляет свои возгласы о единстве своим отколом от Августовского блока!

«Организационный комитет», представляющий в данное время «Августовский блок», есть чистая фикция, и само собою понятно, что ни в какие сношения с этой фикцией входить невозможно. Если ликвидаторы говорят о «единстве» и о «равноправии», то следует отметить, что первое дело сторонников единства - отказаться от дезорганизации сплотившегося громадного большинства рабочих и решительно отречься от ликвидаторов, разрушителей «целого». Речи о «единстве» в устах ликвидаторов - такая же насмешка над действительным единством большинства рабочих в России, как если бы


84
В. И. ЛЕНИН

говорила о единстве «партия Аллемана-Камбиэ» во Франции или «PPS» в Германии.

Далее авторы обращаются к Исполнительному комитету Международного социалистического бюро с настойчивой просьбой ускорить всеми силами «обмен мнений между всеми фракциями с.-д. по спорным вопросам» (резолюция декабрьской 1913 г. сессии Международного бюро), дабы перед лицом беспристрастного коллегиума разоблачить перед Интернационалом всю фиктивность «Августовского блока» и «Организационного комитета» ликвидаторов и всю дезорганизаторскую деятельность их по отношению к сплоченному большинству с.-д. рабочих России.

«Путь Правды» № 61, 15 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



85

НАЦИОНАЛЬНОЕ РАВНОПРАВИЕ

В № 48 (от 28 марта) «Пути Правды» Российская социал-демократическая рабочая фракция опубликовала законопроект о национальном равноправии, или, как гласит его официальное название, - «Проект закона об отмене всех ограничений прав евреев и всех вообще ограничений, связанных с происхождением или принадлежностью к какой бы то ни было национальности» *.

Среди тревог и треволнений, приносимых борьбой за существование, за кусок хлеба, русские рабочие не могут и не должны забывать о том национальном угнетении, под игом которого находятся десятки и десятки миллионов «инородцев», населяющих Россию. Господствующая национальность - великороссы - составляют около 45 процентов всего населения империи. Из каждых 100 жителей свыше 50 принадлежат к «инородцам».

И все это громадное население поставлено в условия жизни еще более бесчеловечные, чем условия жизни русского человека.

Политика угнетения национальностей есть политика разделения наций. Она вместе с тем есть политика систематического развращения народного сознания. На противопоставлении интересов различных наций, на отравлении сознания темных и забитых масс построены все расчеты черносотенцев. Возьмите любую черносотенную газетку и вы увидите, что преследование «инородцев», разжигание взаимного недоверия между русским крестьянином, русским мещанином, русским ремесленником


* См. настоящий том, стр. 16-18. Ред.


86
В. И. ЛЕНИН

и крестьянином, мещанином, ремесленником еврейским, финским, польским, грузинским, украинским - вот хлеб, которым питается вся черносотенная банда.

Но рабочему классу нужно не разделение, а единение. Нет для него горшего врага, как дикие предрассудки и суеверия, которые в темной массе сеют его враги. Угнетение «инородцев» - палка о двух концах. Одним она бьет «инородца», другим русский народ.

И потому рабочий класс должен решительнейшим образом высказаться против какого бы то ни было угнетения национальностей.

Агитации черносотенцев, пытающихся отвлечь его внимание к травле инородцев, он должен противопоставить свое убеждение в необходимости полного равноправия, полного и окончательного отказа от каких-либо привилегий для какой-либо нации.

Особо ненавистническая агитация ведется черносотенцами против евреев. Козлом отпущения за все свои грехи пытаются сделать Пуришкевичи - еврейский народ.

И потому совершенно правильно РСДРФракция главное место в своем законопроекте уделяет еврейскому бесправию.

И школа, и печать, и парламентская трибуна - все, все используется для того, чтобы посеять темную, дикую, злобную ненависть к евреям.

За это черное, подлое дело берутся не только отбросы черносотенства, за него берутся и реакционные профессора, ученые, журналисты, депутаты. Миллионы и миллиарды рублей тратятся на то, чтобы отравить сознание народа.

Дело чести русских рабочих - чтобы законопроект РСДРФракции против национального гнета был подкреплен десятками тысяч пролетарских подписей и заявлений... Это лучше всего укрепит полное единство, слияние между всеми рабочими России без различия национальностей.

«Путь Правды» № 62, 16 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



87

ЛИКВИДАТОРЫ И ЛАТЫШСКОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ

Недавнее решение всех организованных латышских рабочих, осудившее ликвидаторство и поддержавшее марксистскую линию, нанесло решительный удар «Августовскому блоку», показав, что все пролетарские элементы рано или поздно рвут с ликвидаторами. От этого неприятного факта «Северная Рабочая Газета» всеми силами старается «отписаться». За эту нелегкую задачу взялись Л. М. и Ф. Д.

На мелкую перебранку, поднятую ликвидаторами, мы отвечать не станем. Нам важна здесь только та сторона дела, которая имеет организационно-политическое значение.

Ликвидаторы говорят: хорошо, латышские марксисты ушли из «Августовского блока», но ведь они не вошли и к «ленинцам».

Совершенно верно, господа! Латышские марксисты действительно остались нейтральны. В первых же наших статьях по поводу латышских решений мы сказали, что латыши сделали лишь первый шаг, что они, вообще говоря, выступили как примиренцы *.

Но подумали ли ликвидаторы, что отсюда вытекает?

Если латыши в самом деле примиренцы, если они сторонники единства во что бы то ни стало, если они нейтральны в организационной борьбе, то тем больнее для ликвидаторов та политическая оценка ликвидаторства,


* См. настоящий том, стр. 22-26, 27-30. Ред.


88
В. И. ЛЕНИН

которую дали примирительно-настроенные латышские марксисты.

А эта оценка с политической стороны вполне ясна и недвусмысленна. Латышские рабочие решительно подтвердили старое решение о том, что ликвидаторство есть проявление буржуазного влияния на пролетариат. Они заявили, что объединиться с ликвидаторами значит попасть «в идейно-политическую зависимость от ликвидаторов».

Да, г-да Л. М. и Ф. Д., латыши действительно остались нейтральны, да, они еще не изжили «примирительных» надежд, да, они еще не сделали всех практических выводов из своей позиции, да, они еще отнеслись к защищающим вас группам слишком мягко. Но именно от этих мягких и нейтральных людей вы получили заявление, что ваша ликвидаторская линия выражает лишь влияние буржуазии на отсталые слои рабочих.

Насколько забавно запутались ликвидаторы в оценке латышских решений, видно из статей в газете еврейских ликвидаторов «Цайт» 41. Здесь г. Ионов в длиннейших статьях повествует, что «товарищи латыши не стоят на стороне раскола, напротив, они самые резкие противники такой тактики».

И тот же автор заявляет, что «общий дух резолюции (латышей) без всякого сомнения ленинский дух. Она (резолюция) построена на враждебном отношении к ликвидаторству, на признании необходимости бороться с ним» («Цайт» № 14).

Столкуйтесь, господа ликвидаторы, между собой и пишите что-нибудь одно.

Ликвидаторы надеются, что латыши еще сделают шаг назад - к ликвидаторству. Мы надеемся, что они сделают шаг вперед - к позиции русских марксистов. Чьи надежды оправдаются - поживем, увидим. Мы спокойно предоставляем это ходу латышского и всего российского рабочего движения. Но в данный момент достигнуто одно: латыши нанесли смертельный удар «Августовскому блоку» и признали ликвидаторство буржуазным течением.


89
ЛИКВИДАТОРЫ И ЛАТЫШСКОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ

Еще несколько слов относительно решения латышей по поводу раскола с.-д. фракции. 6 депутатов-ликвидаторов не дали прямого ответа на вопрос, принимают ли они условия латышей. С помощью г. Ф. Д. они пытаются, что называется, «заговорить зубы». Это им не удастся.

Посмотрите на «доводы» г. Ф. Д. Ему приводят решение 1908 г. (подтвержденное латышами) против объединения с партией Ягелло. А он отвечает ссылкой на то, что во втородумскую фракцию были приняты... литовские с.-д. «Маленькая» разница заключается лишь в том, что с литовцами российские марксисты не раз постановляли объединиться, а с ППС постановляли не объединяться, ибо это партия не марксистская. Разница в том, что литовские депутаты прошли в Думу при полной поддержке всех местных с.-д., а Ягелло прошел против польских с.-д., против большинства рабочих выборщиков.

Латыши поставили условием единства признание всероссийских решений 1908 и 1910 гг., осудивших ликвидаторство, как буржуазное течение. Принимает ли это условие фракция Чхеидзе? Что имеет сказать по этому поводу ее защитник г. Ф. Д.? А только то, что «недостаток места не позволяет нам (т. е. ему) остановиться» на этих всероссийских решениях.

Что же, подождем, пока в «Северной Рабочей Газете» найдется больше свободного места, чтобы, наконец, ответить, как же относится эта газета к решениям общемарксистского целого от 1908 и 1910 гг., признающим ликвидаторство буржуазным течением.

А рабочие из этих виляний ликвидаторов, несомненно, сделают свои выводы и убедятся, что эти люди для дела марксизма - мертвые люди.

«Путь Правды» № 62, 16 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



90

КРЕПОСТНОЕ ХОЗЯЙСТВО В ДЕРЕВНЕ

Наши либералы никак не хотят признать того, что в русской деревне до сих пор необъятно широко еще применяется крепостное хозяйство. Крепостничество еще живо. Ибо, когда полунищий крестьянин работает на помещика своим убогим скотом и орудиями, будучи закабален выдачей денег взаймы или арендой земли, то это и есть экономическая сущность крепостного хозяйства.

При капитализме рабочий не имеет ни земли, ни орудий труда. При крепостническом хозяйстве эксплуатируемый работник имеет и земли и орудия труда, но все это служит именно для закабаления его, для прикрепления его к «барину-помещику».

И вот в журнале «Русская Мысль» 42, который известен проповедью почтения к помещичьей собственности, в мартовской книжке нечаянно проскользнула правда.

«Зимние наемки, - читаем мы там, - разве это не нелепость в наш век, век электричества и аэропланов? А эта форма рабства и кабалы продолжает процветать и посейчас, играя роль пиявок на крестьянском организме.

Зимние наемки - любопытное и характерное явление на Руси. Они сохранили во всей свежести крепостной термин «обязанных» крестьян».

Это пишет не какой-нибудь «левый» орган, а журнал контрреволюционных либералов!

Количество «обязанных» дворов, по местным сведениям относительно весны 1913 года, достигает иногда


91
КРЕПОСТНОЕ ХОЗЯЙСТВО В ДЕРЕВНЕ

56%, например, в Черниговской губернии, т. е. почти трех пятых всего числа дворов. А при зимней наемке крестьянин получает за работу вдвое и втрое дешевле, чем при летнем найме.

Перед нами чисто крепостническая кабала и безысходная нищета крестьян - наряду с теми «прогрессами» отрубов, травосеяния, введения машин и т. п., которые так восхищают иных наивных людей. На деле эти прогрессы, при сохранении отчаянной нищеты и кабалы массы крестьян, только ухудшают их положение, обостряют неизбежность кризиса, увеличивают противоречие между требованиями современного капитализма и варварской, средневековой, азиатской «зимней наемкой».

Испольщина, обработка земли из половины урожая или уборка сенокосов из третьей копны («на третьяк») представляет собой тоже прямое переживание крепостничества. Количество испольно обрабатываемых крестьянами земель достигает 21-68% собственных крестьянских земель, по разным районам России и по новейшим данным. А количество испольных сенокосов еще больше: от 50 до 185% собственной крестьянской земли!..

«В некоторых случаях, - читаем в умеренно-либеральном журнале, - кроме оплаты земли половиною урожая, а сенокоса двумя третями, испольщик обязывается 1-2 неделями бесплатной работы в экономии, чаще всего с лошадью или с подростком».

Чем же это отличается от крепостного права? Крестьянин бесплатно работает на помещика, получая землю от него исполу!

Наши либералы постоянно рассматривают «крестьянский вопрос» с точки зрения «малоземелья» крестьян или необходимости «государственного устройства» их быта или наделения землей по той или иной «норме» (этим грешат и народники). Такая точка зрения в корне не верна. Дело идет о классовой борьбе на почве крепостнических отношений хозяйства, только и всего. При сохранении теперешнего землевладения помещиков неизбежно сохранение кабалы, крепостничества


92
В. И. ЛЕНИН

и, по выражению «Русской Мысли», рабства. Никакие «реформы» и никакие политические изменения тут не помогут. Тут идет речь о землевладении класса, превращающем всякий «прогресс» в черепаший, превращающем массу крестьян в задавленных и привязанных к «барину» нищих.

Не о «потребительной» или «производительной» норме идет тут речь (все это народнический вздор), не о «малоземелье», не о «наделении землей», - надо говорить об устранении классового крепостнического гнета, мешающего развитию капиталистической страны. Так и только так можно прийти к пониманию известной «поговорки» - «кита» сознательных русских рабочих.

«Путь Правды» № 66, 20 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



93

ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ

История рабочей печати в России неразрывно связана с историей демократического и социалистического движения. Поэтому, только зная главные этапы освободительного движения, можно действительно добиться понимания того, почему подготовка и возникновение рабочей печати шли таким, а не другим каким-либо путем.

Освободительное движение в России прошло три главные этапа, соответственно трем главным классам русского общества, налагавшим свою печать на движение: 1) период дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разночинский или буржуазно-демократический, приблизительно с 1861 по 1895 год; 3) пролетарский, с 1895 по настоящее время.

Самыми выдающимися деятелями дворянского периода были декабристы и Герцен. В ту пору, при крепостном праве, о выделении рабочего класса из общей массы крепостного, бесправного, «низшего», «черного» сословия не могло быть и речи. Предшественницей рабочей (пролетарски-демократической или социал-демократической) печати была тогда общедемократическая бесцензурная печать с «Колоколом» 43 Герцена во главе ее.

Как декабристы разбудили Герцена, так Герцен и его «Колокол» помогли пробуждению разночинцев, образованных представителей либеральной и демократической буржуазии, принадлежавших не к дворянству,


94
В. И. ЛЕНИН

а к чиновничеству, мещанству, купечеству, крестьянству. Предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении был еще при крепостном праве В. Г. Белинский. Его знаменитое «Письмо к Гоголю» 44, подводившее итог литературной деятельности Белинского, было одним из лучших произведений бесцензурной демократической печати, сохранивших громадное, живое значение и по сию пору.

Падение крепостного права вызвало появление разночинца, как главного, массового деятеля и освободительного движения вообще и демократической, бесцензурной печати в частности. Господствующим направлением, соответствующим точке зрения разночинца, стало народничество. Оно никогда не могло, как общественное течение, отмежеваться от либерализма справа и от анархизма слева. Но Чернышевский, развивший вслед за Герценом народнические взгляды, сделал громадный шаг вперед против Герцена. Чернышевский был гораздо более последовательным и боевым демократом. От его сочинений веет духом классовой борьбы. Он резко проводил ту линию разоблачений измен либерализма, которая доныне ненавистна кадетам и ликвидаторам. Он был замечательно глубоким критиком капитализма, несмотря на свой утопический социализм.

Эпоха 60-х и 70-х годов знает целый ряд начавших уже идти в «массы» бесцензурных произведений печати боевого демократического и утопически-социалистического содержания. А среди деятелей той эпохи виднейшее место занимают рабочие Петр Алексеев, Степан Халтурин и др. Но в общем потоке народничества пролетарски-демократическая струя не могла выделиться. Выделение ее стало возможно лишь после того, как идейно определилось направление русского марксизма (группа «Освобождение труда», 1883 г.) и началось непрерывное рабочее движение в связи с социал-демократией (петербургские стачки 1895-1896 годов).

Но прежде чем переходить к этой эпохе, с которой собственно начинается рабочая печать в России, приведем данные, наглядно показывающие классовое раз-


95
ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ

личие между движениями трех намеченных исторических периодов. Это - данные о распределении по сословиям и по занятиям (по классам) лиц, привлеченных за государственные (политические) преступления *. На 100 таковых лиц было:

дворян мещан и
крестьян
крестьянрабочихинтелли-
гентов
В 1827-1846 гг. 7623???
» 1884-1890 » 30,646,67,115,173,2
» 1901-1903 » 10,780,99,046,136,7
» 1905-1908 » 9,187,724,247,428,4

В период дворянский, крепостной (1827-1846) дворяне, составлявшие ничтожное меньшинство населения, дают громадное большинство (76%) «политических». В период народнический, разночинский (1884-1890 гг.; о 60-х и 70-х годах, к сожалению, нет подобных данных) дворяне отходят на второй план, но все же дают еще громадный процент (30,6%). Интеллигенция дает подавляющее большинство (73,2%) участников демократического движения.

Период 1901-1903 гг., как раз период первой политической марксистской газеты, старой «Искры» 45, дает уже преобладание рабочих (46,1%) над интеллигенцией (36,7%) при полной демократизации движения (10,7% дворян и 80,9% «непривилегированных»).

Забегая вперед, отметим, что период первого массового движения (1905-1908) показывает изменение лишь в виде вытеснения интеллигенции (28,4% против 36,7%) крестьянством (24,2% против 9,0%).

Основателем социал-демократии в России является группа «Освобождение труда», возникшая за границей в 1883 году. Литературные произведения этой группы, печатавшиеся без цензуры за границей, стали впервые излагать систематически и со всеми практическими выводами идеи марксизма, которые, как показал опыт всего мира, одни только выражают правильно сущность рабочего движения и его задачи, За 12 лет, с 1883 по


* См. Сочинения, 5 изд., том 23, стр. 397-399. Ред.


96
В. И. ЛЕНИН

1895 г., едва ли не единственной попыткой создать с.-д. рабочую печать в России было издание в Петербурге в 1885 году с.-д. газеты «Рабочий», конечно, без цензуры, но этой газеты вышло только 2 номера. Отсутствие массового рабочего движения не давало возможности широко развиться рабочей печати.

С 1895-1896 года, со времени знаменитых петербургских стачек, начинается массовое рабочее движение с участием социал-демократии. Именно это время есть в собственном смысле слова время появления рабочей печати в России. Главными произведениями рабочей печати были тогда бесцензурные листки, большей частью не печатные, а гектографированные и посвященные «экономической» (а также и неэкономической) агитации, т. е. изложению нужд и требований рабочих разных фабрик и отраслей промышленности. Разумеется, без самого активного участия передовых рабочих в составлении и распространении такой литературы она существовать бы не могла. Из петербургских рабочих, действовавших в то время, можно назвать Василия Андреевича Шелгунова, который впоследствии ослеп и лишен был возможности действовать с прежней активностью, и Ивана Васильевича Бабушкина, горячего «искровца» (1900- 1903) и «большевика» (1903-1905), который был расстрелян за участие в восстании в Сибири в конце 1905 или в начале 1906 года.

Листки издавались с.-д. группами, кружками и организациями, которые с конца 1895 года стали принимать большею частью название «Союзов борьбы за освобождение рабочего класса». В 1898 году съезд представителей местных с.-д. организаций и основал «Российскую социал-демократическую рабочую партию» 46.

Вслед за листками начали появляться бесцензурные рабочие газеты, - например, в С.-Петербурге в 1897 г. «СПБ. Рабочий Листок» 47 и там же «Рабочая Мысль», перенесенная вскоре за границу. Местные с.-д. газеты существуют с этого времени почти непрерывно до революции бесцензурно, - разумеется, будучи постоянно разрушаемы, но возникая снова и снова во всех концах России.


97
ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ

Взятые вместе рабочие листки и с.-д. газеты того времени, т. е. 20 лет тому назад, являются прямыми и непосредственными предшественниками теперешней рабочей печати: те же фабричные «обличения», та же хроника «экономической» борьбы, то же принципиальное освещение задач рабочего движения с точки зрения марксизма и последовательного демократизма, - наконец, те же два основных направления, марксистское и оппортунистическое, в рабочей печати.

Замечательный факт, далеко еще недостаточно оцененный по сю пору: как только возникло массовое рабочее движение в России (1895-1896 гг.), так немедленно появляется разделение на марксистское и оппортунистическое направления, - разделение, которое меняет форму, обличие и т. д., но остается в сущности тем же самым с 1894 по 1914 год. Очевидно, есть глубокие социальные, классовые корни именно такого, а не иного какого-либо разделения и внутренней борьбы между социал-демократами.

Названная выше «Рабочая Мысль» представляла тогдашнее оппортунистическое направление, так называемый «экономизм». В спорах местных деятелей рабочего движения это направление обрисовалось уже в 1894-1895 годах. А за границей, где пробуждение русских рабочих привело к громадному расцвету с.-д. литературы уже с 1896 года, появление и сплочение «экономистов» кончилось расколом весной 1900 года (т. е. еще до возникновения «Искры», первый номер которой вышел в самом конце 1900 года).

История рабочей печати за двадцатилетие 1894- 1914 гг. есть история двух направлений в русском марксизме и русской (вернее: российской) социал-демократии. Чтобы понять историю рабочей печати в России, надо знать не только и даже не столько названия разных органов печати, названия, ничего не говорящие современному читателю и только сбивающие его с толку, а содержание, характер, идейную линию разных частей социал-демократии.

Главными органами «экономистов» были «Рабочая Мысль» (1897-1900) и «Рабочее Дело» (1898-1901).


98
В. И. ЛЕНИН

Во главе «Рабочего Дела» стояли Б. Кричевский, впоследствии перешедший к синдикалистам, А. Мартынов, видный меньшевик и теперь ликвидатор, и Акимов, ныне «независимый с.-д.», во всем существенном согласный с ликвидаторами.

Против «экономистов» боролись сначала только Плеханов и вся группа «Освобождение труда» (журнал «Работник» 48 и т. д.), потом «Искра» (с 1900 г. по август 1903 г., до II съезда РСДРП). В чем же состояла сущность «экономизма»?

«Экономисты» на словах защищали особенно энергично массовый характер рабочего движения и самодеятельность рабочих, настаивая на первостепенном значении «экономической» агитации и на умеренности или постепенности в переходе к политической агитации. Как видит читатель, это - все те же излюбленные словечки, которыми щеголяют и ликвидаторы. На деле же «экономисты» проводили либеральную рабочую политику, суть которой один из тогдашних вождей «экономизма», г. С. Н. Прокопович, выразил кратко: «рабочим - экономическая, либералам - политическая борьба». На деле «экономисты», больше всего шумевшие о рабочей самодеятельности и о массовом движении, были оппортунистическим, мещански-интеллигентским крылом в рабочем движении.

Подавляющее большинство сознательных рабочих, которые уже в 1901-1903 гг. давали на 100 привлеченных за государственные преступления 46 человек против 37 интеллигентов, встало на сторону старой «Искры» против оппортунизма. Трехлетняя (1901-1903) деятельность «Искры» выработала и программу с.-д. партии, и основы ее тактики, и формы соединения экономической и политической борьбы рабочих на основе последовательного марксизма. Вокруг «Искры» и под ее идейным руководством рабочая печать выросла за предреволюционные годы в громадных размерах. Количество бесцензурных листков и неразрешенных типографий было чрезвычайно велико и быстро росло во всех концах России.

Полная победа «Искры» над «экономизмом», пролетарски-последовательной тактики над оппортунисти-


99
ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ

чески-интеллигентской в 1903 году, привела к новому усиленному притоку «попутчиков» социал-демократии в ее ряды, и оппортунизм воскрес на почве искровства, как его часть, под видом «меньшевизма».

Меньшевизм образовался на II съезде РСДРП (август 1903 г.) 49 из меньшинства «искровцев» (отсюда и название меньшевизм) и из всех оппортунистических противников «Искры». «Меньшевики» повернули назад к «экономизму», конечно, в несколько обновленной форме; все «экономисты», оставшиеся в движении, наполнили, с А. Мартыновым во главе, ряды «меньшевиков».

Главным органом «меньшевизма» стала новая «Искра», с ноября 1903 года выходившая под измененной редакцией 50: «между старой и новой «Искрои» лежит пропасть», - заявил откровенно тогдашний горячий меньшевик Троцкий. Главными органами «большевиков», которые защищали тактику последовательного марксизма, верную старой «Искре», были «Вперед» 51 и «Пролетарий» (1905 г.) 52.

Проверкой обоих главных направлений в социал-демократии и в рабочей печати, меньшевистского и большевистского, с точки зрения действительной связи с массами и выражения тактики пролетарских масс были годы революции, 1905-1907 гг. Открытая с.-д. печать не могла бы возникнуть сразу осенью пятого года, если бы деятельность передовых рабочих, тесно связанная с массами, не подготовила почвы для такой печати. И если открытая с.-д. печать и 1905, и 1906, и 1907 годов была печатью двух направлений и двух фракций, то это в свою очередь не может быть объяснено иначе, как различием мелкобуржуазной и пролетарской линии в рабочем движении той эпохи.

Открытая рабочая печать появлялась во все три периода подъема и сравнительной «свободы»: и осенью 1905 года («Новая Жизнь» 53 большевиков, «Начало» 54 меньшевиков - мы называем только главные органы среди многочисленных других), и весной 1906 года («Волна», «Эхо» 55 и т. д. у большевиков, «Народная Дума» 56 и др. у меньшевиков), и весной 1907 года


100
В. И. ЛЕНИН

Сущность меньшевистской тактики этой эпохи сам Л. Мартов недавно выразил словами: «меньшевизм не видел для пролетариата иной возможности плодотворного участия в данном кризисе, кроме содействия буржуазно-либеральной демократии в ее попытках оттеснить от государственной власти реакционную часть имущих классов, - содействия, которое, однако, пролетариат должен осуществлять, сохраняя полную политическую самостоятельность» («Среди книг» Рубакина, т. II, с. 772). Вот эта тактика «содействия» либералам и означала на деле зависимость рабочих от них, была на деле либеральной рабочей политикой. Наоборот, тактика большевизма обеспечивала самостоятельность пролетариата в буржуазном кризисе, борьбой за доведение его до конца, разоблачением измен либерализма, просвещением и сплочением мелкой буржуазии (особенно деревенской) в противовес этим изменам.

Известно - и сами меньшевики вплоть до теперешних ликвидаторов, Кольцова, Левицкого и др. многократно признали это, - что в эти годы (1905-1907) рабочие массы шли с большевиками. Большевизм выразил пролетарскую сущность движения, меньшевизм - его оппортунистическое, мещански-интеллигентское крыло.

Мы не можем здесь характеризовать подробнее содержание и значение тактики обоих направлений рабочей печати. Мы должны ограничиться тем, чтобы точно установить основные факты, определить главные линии исторического развития.

Рабочая печать в России имеет за собой почти вековую историю - сначала подготовительную, т. е. историю не рабочего, не пролетарского, а «общедемократического», т. е. буржуазно-демократического освободительного движения, - а затем свою собственную, двадцатилетнюю историю пролетарского движения, пролетарской демократии или социал-демократии.

Нигде в мире пролетарское движение не рождалось и не могло родиться «сразу», в чистом классовом виде, явиться на свет готовым, как Минерва из головы Юпитера. Лишь долгой борьбой и тяжелым трудом самих


101
ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ

передовых рабочих, всех сознательных рабочих давалось выделение и упрочение пролетарского классового движения из всяческих мелкобуржуазных примесей, ограничений, узостей, извращений. Рабочий класс живет бок о бок с мелкой буржуазией, которая разоряясь дает все новых и новых пришельцев в ряды пролетариата. А Россия - наиболее мелкобуржуазная, наиболее мещанская из капиталистических стран, переживающая только теперь ту эпоху буржуазных революций, которая, например, в Англии знаменует XVII век, а во Франции XVIII и первую половину XIX века.

Сознательный рабочий, берясь теперь за родное, кровное, свое дело ведения рабочей печати, ее постановки, укрепления, развития, не забудет о двадцатилетней истории марксизма и с.-д. печати в России.

Плохую услугу оказывают рабочему движению те слабонервные интеллигентские друзья его, которые отмахиваются от внутренней борьбы среди с.-д. и наполняют воздух возгласами и призывами отмахнуться от нее. Добрые, но пустые это люди и пустые их возгласы.

Только изучая историю борьбы марксизма с оппортунизмом, только знакомясь основательно и подробно с выделением самостоятельной пролетарской демократии из мелкобуржуазной мешанины, передовые рабочие окончательно укрепят свое сознание и свою рабочую печать.

«Рабочий» № 1, 22 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Рабочий»



102

НАШИ ЗАДАЧИ

Мы дали краткий обзор истории рабочей печати в России и возникновения «Правды». Мы старались показать, как вековая история демократических движений в России привела к образованию самостоятельного движения рабочей демократии под идейным знаменем марксизма; - как двадцатилетняя история марксизма и рабочего движения в России, в результате долгой борьбы рабочего авангарда против мелкобуржуазных, оппортунистических течений, привела к сплочению громадного большинства сознательных рабочих вокруг «Правды», созданной знаменитым весенним подъемом рабочего движения 1912 года.

Мы видели, как за два года существования газеты сплотились идейно, и до известной степени также организационно, сознательные рабочие-правдисты, своими усилиями создавая и поддерживая, укрепляя и развивая последовательно-марксистскую рабочую печать. Строго отстаивая свою преемственность с организованными марксистами предыдущей исторической эпохи, не нарушая ни одного из их решений, строя новое на фундаменте старого и идя систематически, неуклонно вперед к твердо и точно намеченной цели последовательного марксизма, рабочие-правдисты положили начало решению необыкновенно трудной исторической задачи.

Целая тьма врагов, целая уйма трудностей, и внешних и внутренних, встали на пути рабочего движения


103
НАШИ ЗАДАЧИ

в эпоху 1908-1911 годов. Ни в одной стране мира не удавалось еще до сих пор рабочему движению выйти из подобных кризисов, сохраняя преемственность, организованность, верность старым решениям, программе, тактике.

А русскому, - вернее: российскому - рабочему удалось это, удалось выйти из невероятно тяжелого кризиса с честью, сохранив верность прошлому, сохранив организационную преемственность, усваивая вместе с тем новые формы подготовки своих сил, новые приемы просвещения и сплочения свежих поколений пролетариата для решения старыми методами старых, все еще нерешенных, исторических задач.

Удалось это из всех классов русского общества только рабочему классу России не потому, конечно, что он стоял выше рабочих других стран; - напротив, он сильно еще отстал от них по своей организованности и сознательности. Удалось это ему потому, что он опирался сразу на опыт рабочих всего мира и на их теоретический опыт, на завоевания их сознательности, их науки, опыт, подытоженный марксизмом, - и на практический опыт пролетариев соседних стран с их великолепной рабочей печатью и массовой организованностью.

Рабочие-правдисты, отстояв в самое трудное и тяжелое время свою линию от преследований извне и от уныния, маловерия, малодушия, измены извнутри, с полной сознательностью и твердостью могут сказать теперь себе: мы знаем, что мы на верном пути, но мы делаем только еще первые шаги на этом пути, и нам предстоят впереди главные трудности, нам еще много надо сделать, чтобы укрепиться окончательно самим, чтобы поднять к сознательной жизни миллионы отсталых, спящих и забитых пролетариев.

Пусть мелкобуржуазные «попутчики» пролетариата, рабски идущие за либералами, говорят с презрительным видом против «подполья», против «рекламирования нелегальной печати»; пусть обольщаются они третьеиюньской «легальностью». Мы знаем непрочность этой «легальности», мы не забудем исторических уроков о значении бесцензурной печати.


104
В. И. ЛЕНИН

Развивая дальше «правдистскую» работу, мы будем чисто газетное дело двигать вперед рука об руку со всеми сторонами рабочего дела.

«Путь Правды» надо распространить втрое, вчетверо и впятеро больше, чем теперь. Надо создать общепрофессиональное приложение с участием в редакции представителей всех профессиональных союзов и групп. Надо создать областные (московское, уральское, кавказское, прибалтийское, украинское) приложения к нашей газете. Надо укреплять - вопреки всяким буржуазным и мелкобуржуазным националистам всех без исключения наций - единство рабочих всех национальностей России и для этого положить, между прочим, начало приложениям к нашей газете, посвященным движению рабочих разных национальностей России.

Надо еще во много-много раз расширить и заграничный отдел «Пути Правды» и хронику организационной, идейной и политической жизни сознательных рабочих.

Надо создать копеечную «Вечернюю Правду»; «Путь Правды» в его теперешнем виде необходим для сознательного рабочего и должен быть еще расширен, но он слишком дорог, слишком труден, слишком велик для рабочего с улицы, для массовика, для представителя не втянутых еще в движение миллионов... О них никогда не забудет передовой рабочий, знающий, что цеховая замкнутость, выделение аристократии труда, обособление ее от массы означают отупение и оскотинение пролетария, превращение его в убогого мещанина, в жалкого холопа, означают потерю всякой надежды на его освобождение.

Надо создать копеечную «Вечернюю Правду», которая бы в 200-х, в 300-х тысячах экземпляров шла в глубь пролетарской и полупролетарской массы, показывая ей свет всемирного рабочего движения, внушая ей веру в свои силы, толкая ее на сплочение, помогая подняться до полной сознательности.

Надо добиться гораздо большей, чем в настоящее время, организованности читателей «Пути Правды», по отдельным фабрикам, заводам, районам и т. д., более активного участия в корреспондировании, в ведении


105
НАШИ ЗАДАЧИ

газеты, в распространении ее. Надо добиться систематического участия рабочих в редакторской работе.

Надо... да мало ли еще что надо! Мы не можем здесь перечислить всего, что надо, мы были бы смешны даже (и хуже, чем смешны), если бы захотели здесь перечислить все или главные области, поприща нашей работы!

Мы знаем, что стоим на верном пути. Мы знаем, что мы идем рука об руку с передовыми рабочими всех стран. Мы знаем, что наше данное поприще работы - лишь маленькая частица целого, что мы еще в начале нашего великого пути к освобождению. Но мы знаем также, что нет силы на свете, способной задержать нас на этом пути.

«Рабочий» № 1, 22 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Рабочий»



106

ЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ ПОДРАЖАТЬ В НЕМЕЦКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

Недавно один из самых видных и ответственных представителей немецких профессиональных союзов К. Легин издал свой отчет о поездке в Америку в виде довольно объемистой книги под заглавием: «Из рабочего движения Америки».

Будучи виднейшим представителем не только германского, но и международного профессионального движения, К. Легин обставил свою поездку с особой, так сказать, государственной важностью. Он годами вел переговоры об этой поездке и с социалистической партией Америки и с «Американской федерацией рабочего класса» (American Federation of Labor) 57, союзом профессиональных организаций, руководимым знаменитым (печально знаменитым) Гомперсом. Когда оказалось, что в Америку едет Карл Либкнехт, Легин не пожелал ехать одновременно с ним, «чтобы в Соединенных Штатах не выступали в одно и то же время два оратора, воззрения которых на тактику партии и на значение и ценность отдельных отраслей рабочего движения не вполне совпадают».

Материалов по профессиональному движению в Америке К. Легин собрал массу, но совершенно не сумел обработать их в своей книге, заполненной преимущественно хламом в виде отрывочных описаний поездки, фельетонных по содержанию и хуже, чем фельетонных, по скучному изложению. Даже уставы профессиональных обществ Америки, особенно интересовавшие Ле-


107
ЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ ПОДРАЖАТЬ В НЕМЕЦКОМ РАБОЧ. ДВИЖЕНИИ

гина, не изучены, не разработаны, а только переведены - бессистемно и неполно.

Один эпизод из поездки Легина чрезвычайно поучителен и замечательно ярко вскрывает две тенденции всемирного, а в особенности немецкого рабочего движения.

Легин посетил палату депутатов Соединенных Штатов, так называемый «конгресс». Демократические порядки республики произвели приятное впечатление на человека, воспитанного в полицейском прусском государстве, и он с понятным удовольствием отмечает, что государство дает в Америке каждому депутату не только особую комнату, обставленную со всеми новейшими удобствами, но и платного секретаря для выполнения массы депутатских работ. Простота и непринужденность обращения депутатов и президента палаты резко отличались от того, что видел Легин в других европейских парламентах и особенно в Германии. В Европе социал-демократ не мог бы и думать о том, чтобы говорить приветственную речь буржуазному парламенту в его официальном заседании! А в Америке это сделалось очень просто, и звание социал-демократа никого не испугало... кроме самого этого социал-демократа!

Вот тут-то и сказалась американско-буржуазная манера «мягкостью убивать» нетвердых социалистов и немецкая оппортунистическая манера отказываться от социализма в угоду «мягкой», любезной и демократической буржуазии.

Приветственная речь Легина была переведена на английский язык (демократия не испугалась нисколько «чужого» языка в своем парламенте), 200 депутатов слишком, каждый по очереди, пожали руку Легину, как «гостю» республики; президент палаты особо поблагодарил его.

«Форма и содержание моей приветственной речи, - пишет Легин, - встречены были сочувственно социалистической печатью как Соединенных Штатов, так и Германии. Некоторые редактора в Германии не могли, однако, обойтись без того, чтобы не заметить, что моя речь снова доказывает, как неосуществима для социал-демократа задача держать социал-демократическую речь перед буржуазной аудиторией. Ну, они, эти


108
В. И. ЛЕНИН

редактора, наверное, на моем месте произнесли бы речь против капитализма и за массовую стачку, тогда как я счел важным подчеркнуть перед этим парламентом, что социал-демократические и организованные в профессиональные союзы рабочие Германии хотят мира между народами и при посредстве мира хотят дальнейшего развития культуры до наивысшей достижимой ступени».

Бедные «редактора», как их уничтожил своей речью «государственного мужа» наш Легин! В рабочем движении Германии оппортунизм вожаков профессионального движения вообще, Легина в частности и в особенности, - вещи давно известные и очень многими сознательными рабочими правильно оцениваемые. Но у нас в России, где об «образце» европейского социализма слишком часто говорят, выбирая при этом как раз худшие, как раз отрицательные черты «образца», на речи Легина не мешает несколько подробнее остановиться.

Вождь двухмиллионной армии германских профессионалистов, именно социал-демократических профессиональных союзов, член социал-демократической фракции германского рейхстага перед верховным собранием представителей капиталистической Америки держит чисто либерально-буржуазную речь. Разумеется, ни один либерал, ни один октябрист даже не отказался бы подписаться под словами о «мире» и о «культуре».

И когда социалисты в Германии заметили, что это - речь не социал-демократическая, наш «вождь» наемных рабов капитала обдает социалистов своим великолепным презрением. «Редактора», что это такое по сравнению с «деловым политиком» и собирателем рабочих грошей! К редакторам наш мещанский Нарцисс питает презрение такое же, как помпадур полицейский в некоем государстве к третьему элементу 58.

Они, «эти редактора», наверное, держали бы речь «против капитализма».

Подумайте, над чем смеется этот тоже-социалист: над тем, что социалисту может прийти в голову мысль о необходимости говорить против капитализма. «Государственным мужам» немецкого оппортунизма подобная мысль чужда бесконечно: они говорят так, чтобы


109
ЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ ПОДРАЖАТЬ В НЕМЕЦКОМ РАБОЧ. ДВИЖЕНИИ

не задеть «капитализма». И, позоря себя этим лакейским отречением от социализма, они хвастаются своим позором.

Легин - не первый встречный. Он - представитель армии или, вернее, офицерского корпуса армии профессиональных союзов. Его речь вовсе не случайность, вовсе не обмолвка, вовсе не единичная выходка, вовсе не ошибка захолустного немецкого «заседателя» в конторе, смутившегося перед любезными и незараженными полицейским чванством капиталистами Америки. Если бы это было только так, на речи Легина не стоило бы останавливаться.

Но это заведомо не так.

На международном съезде в Штутгарте половина немецкой делегации оказалась вот этакими же горе-социалистами и голосовала за архиоппортунистическую резолюцию по колониальному вопросу 59.

Возьмите немецкий журнал «Социалистический (??) Ежемесячник» 60, и вы увидите в нем постоянные выступления подобных Легину деятелей, насквозь оппортунистические, ничего не имеющие общего с социализмом, выступления, касающиеся всех важнейших вопросов рабочего движения.

И если «официальное» объяснение «официальной» германской партии состоит в том, что «никто не читает» «Социалистического Ежемесячника», что он не пользуется влиянием и т. п., то это неправда. Штутгартский «случай» доказал, что это неправда. Виднейшие и ответственные деятели, парламентарии, вожди профессиональных союзов, пишущие в «Социалистическом Ежемесячнике», проводят свой взгляд в массу постоянно и неуклонно.

«Казенный оптимизм» немецкой партии давно уже отмечен в ее собственном лагере теми людьми, которые заслужили от Легина презрительную (с точки зрения буржуа) и почетную (с точки зрения социалиста) кличку «эти редактора». И чем чаще в России либералами и ликвидаторами (Троцкий, конечно, в том числе) делаются попытки переносить на нашу почву это милое качество, тем решительнее должен быть дан отпор этому.


110
В. И. ЛЕНИН

У германской социал-демократии есть громадные заслуги. У нее есть строго выработанная, благодаря борьбе Маркса со всякими Хёхбергами, Дюрингами и К°, теория, которую напрасно пытаются обойти или оппортунистически подправить наши народники. У нее есть массовая организация, газеты, профессиональные союзы, политические союзы, - та самая массовая организованность, которая так явственно складывается теперь и у нас в виде повсеместной победы марксистов-правдистов и на выборах в Думу, и в области ежедневной печати, и на выборах в Страховой совет, и в профессиональных союзах. Потуги наших ликвидаторов, «снятых с постов» рабочими, обходить вопрос об этой, приспособленной к русским условиям, массовой организованности в России так же тщетны и так же означают лишь интеллигентский откол от рабочего движения, как и потуги народников.

Но заслуги немецкой социал-демократии являются заслугами не благодаря таким постыдным речам, как речь Легина и «речи» (в печати) сотрудников «Социалистического Ежемесячника», а несмотря на них. Несомненную болезнь немецкой партии, обнаруживающуюся в явлениях такого порядка, мы должны не затушевывать и не запутывать «казенно-оптимистическими» фразами, а вскрывать перед русскими рабочими, чтобы мы учились на опыте более старого движения, учились, чему не подражать.

«Просвещение» № 4, апрель 1914 г.
Подпись:В. И.
Печатается по тексту журнала «Просвещение»



111

РЕЦЕНЗИЯ

Н. А. Рубакин. Среди книг, том II (изд-тво «Наука»). М. 1913 г. Цена 4 руб. (изд. 2-ое)

Громадный том в 930 страниц большого формата очень убористой печати, частью в два столбца, представляет из себя «опыт обзора русских книжных богатств в связи с историей научно-философских и литературно-общественных идей». Так значится в подзаголовке книги.

Содержание рассматриваемого второго тома охватывает различные области общественных наук. Сюда входит, между прочим, и социализм как в Западной Европе, так и в России. Нечего и говорить, что издание подобного типа представляет громадный интерес и что план автора, в общем и целом, вполне верен. В самом деле, дать разумный «обзор русских книжных богатств» и «справочное пособие» для самообразования и библиотек нельзя иначе, как в связи с историей идей. Тут нужны именно «предварительные замечания» по каждому отделу (которые и дает автор) с общим обзором предмета и с точным изложением каждого идейного течения, а затем перечень литературы к этому отделу и по каждому идейному течению.

Автором и его многочисленными сотрудниками, названными в предисловии, затрачен громадный труд и начато чрезвычайно ценное предприятие, которому от души надо пожелать расти и развиваться вширь и вглубь. Особенно ценно, между прочим, то, что автор не исключает ни зарубежных, ни подвергшихся


112
В. И. ЛЕНИН

преследованиям изданий. Ни одной солидной библиотеке без сочинения г-на Рубакина нельзя будет обойтись.

Недостатки сочинения - эклектизм автора и недостаточно широкое (вернее, едва только начавшее применяться) обращение к специалистам за сотрудничеством по определенным вопросам.

Первый недостаток стоит, пожалуй, в связи с курьезным предубеждением автора против «полемики». В предисловии г. Рубакин заявляет, что он «на своем веку никогда не участвовал ни в каких полемиках, полагая, что в огромнейшем числе случаев полемика - один из лучших способов затемнения истины посредством всякого рода человеческих эмоций». Автор не догадывается, во-1-х, что без «человеческих эмоций» никогда не бывало, нет и быть не может человеческого искания истины. Автор забывает, во-2-х, что он хочет дать обзор «истории идей», а история идей есть история смены и, следовательно, борьбы идей.

Одно из двух: или относиться бессознательно к борьбе идей - и тогда трудненько браться за ее историю (не говоря уже об участии в этой борьбе); или отказаться от претензии «никогда не участвовать ни в каких полемиках». Я открываю, например, «предварительные замечания» г. Рубакина относительно теории политической экономии и вижу сразу, что автор выходит из указанной дилеммы посредством, во-1-х, прикрытой полемики (вид полемики, имеющий все недостатки ее и ни одного из ее больших достоинств), во-2-х, посредством защиты эклектицизма.

Излагая «Краткий курс» Богданова, г. Рубакин «позволяет себе» отметить «интересную» аналогию одного из выводов автора-«марксиста» с «известной формулой прогресса Н. К. Михайловского» (стр. 815)...

О, г. Рубакин, «никогда на своем веку не участвовавший ни в каких полемиках»!..

А страничкой раньше воспевается «строгая научность, глубокий анализ и критическое отношение к важнейшим теориям»... кого бы вы думали?., образцового эклектика г. Тугана-Барановского!!. Г-н Ру-


113
РЕЦЕНЗИЯ

бакин сам вынужден признать, что сей профессор сторонник немножечко марксизма, немножечко народничества, немножечко «теории предельной полезности», но тем не менее называет его «социалистом»!!! Разве писать такую чудовищную вещь не значит полемизировать в самой худшей возможной форме против социализма?

Если бы г. Рубакин те 80 с лишним тысяч букв (т. е. целую брошюру), которые он написал как введение в литературу политической экономии, разделил на четыре части и поручил написать их, скажем, черносотенцу, либералу, народнику и марксисту, - то открытой полемики было бы больше, и 999 читателей из 1000 в тысячу раз легче и быстрее нашли бы истину.

Подобный прием - обращение за сотрудничеством к представителям «полемики» - г. Рубакин осуществил в вопросе о большевизме и меньшевизме, уделив по полу страничке мне и Л. Мартову. Что до меня касается, то я изложением Л. Мартова чрезвычайно доволен, например, его признанием, что ликвидаторство сводится к попыткам

«создать открытую рабочую партию» и к «отрицательному отношению к сохранившимся подпольным организациям» (стр. 771-772), или его признанием: «меньшевизм не видел для пролетариата иной возможности плодотворного участия в данном кризи се» (т. е. кризисе 1905 года), «кроме содействия буржуазно-либеральной демократии в ее попытках оттеснить от государственной власти реакционную часть имущих классов - содействия, которое, однако, пролетариат должен осуществлять, сохраняя полную политическую самостоятельность» (772).

Как только г. Рубакин начинает самостоятельно продолжать очерк меньшевизма, получаются ошибки, например, утверждение, будто Аксельрод вместе с Плехановым «отошел» от ликвидаторства (772). Не ставя в особую вину г-ну Рубакину подобных ошибок, неизбежных вначале при таком разностороннем сводном


* См. Сочинения, 5 изд., том 22, стр. 279-280. Ред.


114
В. И. ЛЕНИН

издании, нельзя не пожелать, чтобы автор почаще применял метод обращения к представителям разных течений во всех областях знания. От этого выиграют точность и полнота работы да и объективность ее; от этого проиграют только эклектицизм и прикрытая полемика.

«Просвещение» № 4, апрель 1914 г.
Подпись: В. И.
Печатается по тексту журнала «Просвещение»



115

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛИКВИДАТОРСТВА

Читатели нашей газеты знают, сколько споров и борьбы вызывает ликвидаторство в современном рабочем движении России. Мы неустанно указывали на то, что ни один сознательный рабочий (а в известном смысле можно даже сказать: ни один сознательный демократ) не может обойтись без ясного и отчетливого понимания ликвидаторства.

Между тем наши противники, и в «Северной Рабочей Газете» и в «Нашей Заре», не только не приводят полностью и не разъясняют своим читателям официальных решений сути дела (например, по тексту 1908 и 1910 годов) о ликвидаторстве, но делают нечто еще гораздо более дурное и вредное: они либо вовсе «отрицают» ликвидаторство, либо вместо точного изложения единогласного решения 1910 года заменяют его сбивчивыми и не относящимися к делу фразами.

Поэтому мы считаем необходимым воспользоваться тем необыкновенно редким случаем, когда сам Л. Мартов дал в печати невероятно (для этого писателя невероятно) точное и правдивое определение или описание ликвидаторства.

Во II томе известной книги Н. Рубакина «Среди книг» (издание 2, Москва, 1913, стр. 771) находим перепечатанное г. Рубакиным без всяких изменений письмо Л. Мартова в ответ на просьбу г. Рубакина «изложить сущность и историю меньшевизма». Л. Мартов пишет в этом письме дословно следующее:


116
В. И. ЛЕНИН

«После разгрома общественного движения та же тенденция меньшевиков» (именно тенденция «положить начало новому, партийному строительству в более определенном классово-социалистическом духе или дать социал-демократии новую базу для ее коренного самореформирования») «к организационному реформированию партии нашла свое выражение в усиленной деятельности по образованию всякого рода беспартийных рабочих организаций - профессиональных союзов, самообразовательных обществ (частью кооперативов) и т. д. ив попытках, опираясь на эти общества, создать открытую рабочую партию или ее организационные аванпосты (участники этих попыток получили в полемике прозвище «легалистов» или «ликвидаторов» за свое отрицательное отношение к сохранившимся подпольным организациям) ".

Это - все, что сказал Мартов о ликвидаторстве. Мы подчеркнули здесь главные места. Не будем останавливаться на маленькой неправде, будто только «в полемике» и только «участники попыток» названы были ликвидаторами; на самом деле в общемарксистском, официальном, для всех марксистов обязательном, решении 1908 года говорится о ликвидаторстве, как известном течении. Но это - сравнительно мелочь.

А главное и существенное - то, что Л. Мартов нечаянно обнаружил здесь понимание и знание того, что такое ликвидаторство.

Попытки создать открытую рабочую партию и, само собою разумеется, проповедь и защита этой идеи. Отрицательное отношение к сохранившимся (и, само собою разумеется, к возникающим вновь) организациям «старого типа». Вот в чем суть дела, которую тысячи раз пытались и пытаются запутать, затемнить и отрицать «Наша Заря», «Луч» и «Северная Рабочая Газета».

Читатель, который вдумается в значение приведенных фактов, поймет, почему одни уже разговоры ликвидаторов о «единстве» вызывают у сознательных рабочих либо бурное негодование и возмущение, либо (смотря по настроению) злую насмешку. Ибо можно вполне представить себе, что сторонник идеи открытой партии искренне и честно отрицает «подполье», раз таково его убеждение. Но нельзя себе представить искренних и честных речей об «единстве» со стороны тех, кто сотрудничает в «Нашей Заре» или в «Северной


117
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛИКВИДАТОРСТВА

Рабочей Газете». Сотрудничать в этих органах значит на деле бороться против «подполья» за открытую партию, которую они продолжают проповедовать и защищать.

Поэтому, когда Международное социалистическое бюро в декабре 1913 года поставило на очередь вопрос о выяснении условий единства в России, то организованные марксисты и Питера и Москвы сказали сразу и публично: первое и основное условие - решительный и безусловный отказ от ликвидаторства, полное, коренное изменение всего направления группы «Нашей Зари» и «Луча». Лучисты ответили тоже публично (и Ф. Д. и Л. М.), что они на это не согласны.

Раз так, то очевидно, что люди, толкующие об «единстве» с этой, упорствующей в своих либеральных идеях, группой, обманывают себя и других. Действительное единство большинства сознательных рабочих уже сложилось и будет складываться дальше в сплочении вокруг марксистских решений и марксистского целого против этой раскольничьей группы.

«Путь Правды» № 73, 29 апреля 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



118

ЗАКЛЮЧЕНИЕ К СБОРНИКУ «МАРКСИЗМ И ЛИКВИДАТОРСТВО» 61

Вопрос о ликвидаторстве имеет самое существенное значение не только для рабочей демократии, но и для демократии России вообще. Если наша демократическая печать старается обходить этот вопрос или мимоходом задевать его, как «частный спор» среди марксистов, то этим обнаруживается лишь стремление уклониться от оценки важнейших политических проблем современной эпохи. Ибо вопрос о ликвидаторстве есть не что иное, как вопрос о всей оценке нашей третьеиюньской системы 62, даже шире: нашей контрреволюции вообще, вопрос об основных задачах и методах действия демократии»

Ни один еще человек не сомневался, кажется, в том, что новейшая эпоха русской истории, с 1908, примерно, года, характеризуется не только крайним усилением преследований всего демократического со стороны реакции, но и сильнейшим идейным развалом и распадом, который коснулся и пролетариата и всех элементов буржуазной демократии. Но если все признают этот очевидный факт, то одни только марксисты поставили себе прямую и ясную задачу: точно определить классовые источники и классовое значение этого развала и распада. Сознательный выбор тактики невозможен без такого определения.

И в марксистской зарубежной печати работа такого определения начата была с 1908 же года, т. е. тотчас вслед за выяснением факта распада. Марксисты не могли


119
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К СБОРНИКУ «МАРКСИЗМ И ЛИКВИДАТОРСТВО»

поддаться этому распаду, как либералы, но они не могли также ограничиться субъективным осуждением распада, как ограничились этим даже лучшие (в демократическом отношении) из народников. Общественные течения требовали общественно-экономического, то есть классового, объяснения.

Мы видели, как к декабрю 1908 года был выработан большевистской печатью ответ на вопрос о сути ликвидаторства, ответ, закрепленный тогда общеобязательным партийным решением. А весной 1909 года - формальный разрыв большевиков (в лице их руководящего учреждения) с так называемыми «впередовцами» *, представителями отзовизма, или допущения его в число «законных оттенков», защитниками «богостроительства» и реакционной философии махизма** 63, Этот разрыв наметил основные черты «ликвидаторства слева», в сторону анархизма - подобно тому, как ликвидаторство справа, или ликвидаторство в собственном значении слова, было поворотом в сторону либерализма.

К январю 1910 года этот, произведенный на девять десятых большевистской зарубежной печатью, марксистский анализ современного развала и распада настолько был уже закончен, настолько был уже бесспорно установлен, что известные январские 1910 года решения всех марксистов, представителей всех течений (с участием и ликвидаторов и «впередовцев»), вынуждены были единогласно признать проявлением буржуазного влияния на пролетариат как ликвидаторское, так и впередовское «уклонение».

Чтобы оценить общественное значение этого марксистского анализа и марксистского решения, достаточно бросить взгляд на немарксистские течения. У либералов мы увидим самое крайнее ликвидаторство «веховцев» 64 и до сих пор царящий разброд по вопросу о том, ликвидированы ли методы пятого года. У левонародников мы увидим крайние ликвидаторские


* Алексинский, Богданов, Луначарский, Стан. Вольский и др.

** См. Сочинения, 5 изд., том 19, стр. 1-42. Ред.


120
В. И. ЛЕНИН

выступления, начиная от парижских изданий 1908-1911 годов вплоть до неопределенно-ликвидаторского «Почина» 65 и кончая ликвидаторскими речами гг. Савинкова-Ропшина и Чернова в «Заветах» 66. А с другой стороны, официальный «отзовизм» лево-народников продолжает разъедать и обессиливать это направление.

Объективная истинность марксистского анализа подтвердилась именно тем, что в течение более чем пяти лет, после 1908 года, все передовые течения общественной мысли постоянно натыкались и до сих пор продолжают натыкаться именно на «эти», ликвидаторские и народнические, ошибки, именно на «эти» вопросы об уменьи отстоять защиту старых методов решения старых, все еще нерешенных, задач с подготовкой сил в новой обстановке новыми приемами.

В начале третьеиюньского периода марксистский анализ вскрывал теоретические уклонения в сторону ликвидаторства и «отзовизма». В конце этого периода мы видим, как даже на открытой арене, у всех на виду громадное большинство сознательных рабочих России сплотилось вокруг марксистов, а оба фланга демократической печати, старающейся воздействовать на пролетариат, заняты мелкобуржуазным ликвидаторством и мелкобуржуазным народничеством. Не очень давно левонародническая «Северная Мысль» (№ 1) писала в корреспонденции из Риги г. Брайнеса о страховой кампании:

«Бойкотистское течение заметно только у сапожников, где создались бойкотистские группы. Главными вдохновителями бойкотистских групп являются, к сожалению, народники» (цитировано в «Пролетарской Правде», 1913 г., № 12, 20 декабря, статья «Народничество и ликвидаторство как элементы распада в рабочем движении» ).

Та же газета признавалась:

«К дести марксистов надо сказать, что сейчас в союзах (профессиональных) они пользуются большим влиянием, мы же, левонародники, действуем в них без определенного плана, и потому почти ничем не проявляем себя» (цитировано там же).


* См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 250-254. Ред.


121
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К СБОРНИКУ «МАРКСИЗМ И ЛИКВИДАТОРСТВО»

Теоретическая беспомощность левонародников, соединяющих новейший оппортунизм европейских мещан с истинно русской мещанской защитой «трудовых» хозяйчиков, естественно дополняется тактической беспомощностью и шатаниями. От старой партии левонародников ничего не осталось, кроме шатаний, совершенно так же, как и у ликвидаторов. Побежденным в рабочем движении, обоим этим мелкобуржуазным течениям ничего не осталось, как блокироваться (объединяться) против марксистов.

Со ступеньки на ступеньку! От проповеди открытой партии, от речей гг. Потресовых и Юшкевичей, отрекавшихся от идеи гегемонии и от марксизма, ликвидаторы докатились до прямой борьбы против марксистской партии. Вот что писал на днях один петербургский левонародник в «Стойкой Мысли» (№ 5):

«Как только мы прошли в помещение (для выборов в Страховой совет), сразу стала ясна узкофракционная позиция правдистов, но мы не теряем надежды. Вместе с ликвидаторами составляем общий нефракционный список, где нам отводится одно место среди членов Совета и два среди заместителей к ним» (цитировано в «Пути Правды», 1914 г., № 38, 16 марта 1914 г.).

Мелкобуржуазные демократы всех течений, желающие развращать рабочих буржуазным влиянием, соединяйтесь против марксистов! Глупенькое словечко «нефракционность», пленяющее людей, не способных думать и ничему не учившихся, так удобно и так нравится филистерам! Бедным ликвидаторам не помог только - и не поможет - блок с левонародниками; сознательные рабочие выбрали сплошь марксистов, противников ликвидаторства, в Страховой совет.

Группки беспартийных интеллигентов, проводящих подчинение рабочих буржуазной политике и буржуазной идеологии, вполне определились теперь в России: ликвидаторы и левонародники. Почти двадцать лет, со времен первого возникновения «экономизма» (1894- 1895 года), подготовлялся этот союз оппортунистов из числа околопартийных марксистов с народниками против последовательного марксизма. Теперь уже пора


122
В. И. ЛЕНИН

взглянуть на вещи прямо и сказать твердо и решительно: только в борьбе с ликвидаторством и народничеством складывается и может сложиться марксистское рабочее движение в России.

Везде в мире пролетариат, неизбежно связанный во всяком капиталистическом обществе тысячами переходных нитей с мелкой буржуазией, переживал в эпоху складывания рабочих партий эпоху более или менее длительного и упорного идейно-политического подчинения буржуазии. Это, общее всем капиталистическим странам, явление в различных странах принимало разные формы в зависимости от исторических и экономических особенностей, В Англии либеральная буржуазия, при условиях полной политической свободы и долгого монопольного положения Англии, сумела на десятилетия развратить и поработить идейно большинство сознательных рабочих. Во Франции традиции республиканского мелкобуржуазного радикализма превратили и превращают очень многих рабочих в сторонников «радикальной» буржуазной партии или не менее буржуазного анархизма. В Германии полвека тому назад рабочие шли еще за либеральным Шульце-Деличем и поддавались «национал-либеральным» (в то же время «королевски-прусским») оппортунистическим шатаниям Лассаля и Швейцера, а теперь сотни тысяч рабочих идут за играющим в «демократизм» католическим «центром».

В России не завершено еще доныне буржуазно-демократическое решение крестьянского вопроса. Что же удивительного, что мелкобуржуазное народничество рядится в костюм «социализма»? Россия - самая мещанская из всех капиталистических стран. И поэтому, как только марксизм стал массовым общественным течением в России, в нем появился интеллигентский мелкобуржуазный оппортунизм, сначала в форме «экономизма» и «легального марксизма» (1895-1902), затем в форме меньшевизма (1903- 1908), наконец в форме ликвидаторства (1908-1914 гг.).


* Особенно смешную картину представляют ликвидаторские историки, когда им приходится вертеться и вилять, чтобы прикрыть неприятный, но несомненный факт образования меньшевизма (а еще более ликвидаторства) из того самого «экономизма», «бундизма» и «легального марксизма», с которыми три года боролась создавшая партию рабочего класса в России старая «Искра». Смотри, например, брошюру г. Потресова об Аксельроде. Г-н Потресов не менее усердно и не менее тщетно пытается прикрыть и сокрыть тот факт, что Аксельрод в «плане земской кампании» 67 говорил о незапугивании либералов. Кстати, по отношению к ликвидаторству даже меньшевик Плеханов вполне признал историческое его родство (помимо теоретического) с «экономизмом» и «легальным марксизмом».


123
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К СБОРНИКУ «МАРКСИЗМ И ЛИКВИДАТОРСТВО»

Теперь ликвидаторство вполне созрело и дозрело до полного отпадения от марксистской рабочей партии: если самый «левый» из ликвидаторов - и самый ловкий по части уклончивых формулировок - г. Л. М. пишет, что

«опытом доказано, что «открытая рабочая партия» - не реакционная мечта, ибо в настоящий момент в России такая партия в известном смысле слова есть...» (курсив г-на Л. М.: «Наша Заря», 1914, № 2, стр. 83)

... то всем должна быть ясна полная нелепость и смехотворность мысли о возможности «объединения» или «примирения» такой группы с марксистской рабочей партией.

Только совсем пустые люди могут говорить теперь о «единстве» марксистской рабочей партии с такой группой, с группой «Нашей Зари» и «Северной Рабочей Газеты».

Политическая определенность классовых делений России во всех отношениях далеко шагнула вперед с 1904 по 1914 год. Тогда еще не расчлененным было благородное поместное дворянство, и салонный либерализм некоторых его представителей пугал даже старую власть. Тогда «серячка»-крестьянина та же власть настолько считала опорой порядка, что давала ему громадное влияние и в булыгинской и в виттевской Думе 68. Тогда еще мог быть сплошным и единым гучковско-милюковско-пешехоновский либерализм и демократизм. Тогда меньшевизм хотел быть и действительно был - взятый в общем и целом - внутрипартийным течением, отстаивавшим свои оппортунистические лозунги в «дискуссиях по платформам» в пределах рабочей партии.


124
В. И. ЛЕНИН

Теперешнее ликвидаторство, ушедшее с тех пор за версту вправо, ушедшее из партии и отряхнувшее свой прах от «подполья», сплотившееся в прочный антипартийный центр легальных журналистов либеральных и ликвидаторских газет, снятое с постов рабочими во всех и всякого рода рабочих организациях и обществах, - сравнивать это ликвидаторство с меньшевизмом 1903-1907 годов значит давать себя ослеплять и оглушать старыми кличками и именами, звоном старых слов, значит ровнехонько ничего не понимать в десятилетней эволюции классовых и партийных отношений России.

Теперешнее, 1914 года, ликвидаторство, это - то же, что группа газеты «Товарищ» 1907 года 69.

Вполне естественно, что в ссылке и в эмиграции, где люди так оторваны от живой жизни, Так замурованы в воспоминаниях о том, что было 7-10 лет тому назад, можно встретить десятки и десятки «бывших людей» (очень многочисленных также, только в гораздо более печальном, в нравственно-худом смысле слова, среди интеллигентских участников рабочей партии 1904- 1907 годов, теперь засевших по разным легальным «доходным местечкам»), которые мечтают о «единстве» рабочей партии с группой гг. Л. М., Ф. Д., Потресовых, Ежовых, Седовых и К°.

Не менее естественно, однако, что среди современной русской рабочей молодежи, которая видела уход из партии ликвидаторов, их бегство из «омертвелых ячеек», - которая слышала их ренегатские речи о подполье и о вреде «рекламирования нелегальной печати» (см. цитату из «Северной Рабочей Газеты» от 13-го марта 1914 г.), - которая вынуждена была бороться против блока этих господ и с народниками и с беспартийными на целом ряде съездов, на выборах в IV Думу, на ряде собраний рабочих обществ, на выборах в Страховой совет, - которая вынуждена была снять с постов во всех и всякого рода рабочих обществах подобную публику, - совершенно естественно, что среди современной рабочей молодежи мечтания и фразы добродушных людей о «единстве» ликвидаторов с рабочей партией


125
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К СБОРНИКУ «МАРКСИЗМ И ЛИКВИДАТОРСТВО»

вызывают только, смотря по настроению, или гомерический, совсем невежливый, хохот или взгляд недоумения и сострадания по адресу интеллигентских Маниловых.

Пусть Троцкий в «Борьбе», кидая молящие взгляды на Скобелева и Чхеидзе, или сотрудники парижской газеты «За Партию»* 70, с надеждой и упованием взирающие на Бурьянова, твердят эти фразы о «единстве», - их слова звучат уже как-то грустно и некстати.

Чтобы проповедовать «единство» марксистов с людьми, которые говорят, что «открытая рабочая партия не реакционная мечта» и т. д., для этого надо быть либо человеком сверхъестественно неумным, либо ровно ничего не знать и не понимать в делах русского рабочего движения и в положении дел на местах, либо, наконец, для этого надо вожделеть такого приятного «маятникового» положения, когда - неровен час! - именно Троцкого (или какого-нибудь другого «нефракционного» имярека) пригласят в качестве «нефракционного» при объединении «на началах равенства» группы литераторов «Нашей Зари», «Дня» 71 и «Киевской Мысли» с группами рабочих марксистов. Какая упоительно-сладкая перспектива!

Но действительная жизнь, действительная история попыток «объединиться» с ликвидаторами показывает нам нечто весьма далекое от этих упоительно-сладких перспектив. Была серьезная и действительно общая попытка объединения с ликвидаторами в январе 1910 года, - ее сорвали ликвидаторы. Было объединение всех групп и группочек с ликвидаторами против ненавистной январской двенадцатого года конференции. Это было такое горячее, страстное объединение на почве самых страстных (даже трехэтажных) ругательств против этой конференции: и Троцкий, и сотрудники «За Партию» участвовали в этом «объединении» и, разумеется, все впередовцы. Если бы, в самом деле, злые раскольники-«ленинцы» были помехой единству, то как быстро расцвело бы настоящее единство после


* Плеханов.


126
В. И. ЛЕНИН

этого совместного выступления, в марте 1912 года, на страницах «Vorwarts'а» 72 всех и всяческих групп купно с ликвидаторами против «ленинцев»!

Но увы! Эти странные объединители как раз с той поры - когда рабочие в России, начав в апреле «Правду», стали объединять, на началах самого добросовестного отношения к партийности, сотни и тысячи рабочих групп во всех концах России, - эти странные объединители как раз с марта 1912 года все энергичнее распадаются!! К августу 1912 года знаменитый «Августовский блок» ликвидаторов устраивается уже без впередовцев, без «За Партию».

Проходит полтора года. Окончательно выросло, возмужало, окрепло объединение рабочих групп России во всех легальных рабочих обществах, во всех союзах и организациях, в целом ряде газет и органов, с готовой выполнять волю большинства рабочих Российской социал-демократической рабочей фракцией Думы.

А наши «объединители»?

О, они так успешно, так успешно «объединялись», - что вместо одной группы «Вперед» оказалось две группы «Вперед» (не считая Богданова, эмпириомониста, которого некоторые принимают за третью группу «Вперед» 73), - что вместо единого органа Троцкого и ликвидаторов («Луча») оказался особый орган Троцкого «Борьба», сулящий на этот раз истинную «нефракционность». А кроме боязливого отпадения от ликвидаторов Троцкого произошло еще вполне решительное отпадение от них всех организованных латышских марксистов, которые, несмотря на свою строгую нейтральность и нефракционность, на их конгрессе в 1914 году заявили прямо:

«примирители (участники Августовского блока) сами попали в идейно-политическую зависимость от ликвидаторов»!!

С марта 1912 года, когда все объединились с ликвидаторами против злых «расколь-ников»-«ленинцев», до марта 1914 года, когда окончательно распался фиктивный «Августовский блок», обнаружилось яснее ясного,


127
ЗАКЛЮЧЕНИЕ К СБОРНИКУ «МАРКСИЗМ И ЛИКВИДАТОРСТВО»

что действительное объединение марксистских рабочих (в России, а не в Париже, не в Вене) идет и пойдет только против группы ликвидаторов и мимо пустых речей о «единстве» с поклонниками «открытой рабочей партии».

Тысячи рабочих групп, открыто перед всеми сплачивающиеся вокруг марксистской газеты, - вот живое доказательство действительного единства и его роста. Стоя на идейной почве, выработанной марксистами еще в начале эпохи 3-го июня, это единство сумело использовать - во сто раз успешнее, чем кто бы то ни было, - все и всякие легальные возможности, но использовать их в духе беспощадной войны с теми идеями, которые заставляют осуждать «рекламирование нелегальной печати», или которые мирятся с сочувствием к «открытой партии», или к отречению от гегемонии, или к отодвиганию на задний план «китов» и т. д. и т. п.

И только такое единство, только на этой идейной основе, указывает рабочему классу России верный путь.

Написано в апреле 1914 г.

Напечатано в июле 1914 г. в сборнике «Марксизм и ликвидаторство», часть II, изданном в С.-Петербурге издательством «Прибой»

Печатается по тексту сборника



128

ЕЩЕ О ПОЛИТИЧЕСКОМ КРИЗИСЕ

Газеты уже много говорили о знаменитом заседании Думы 22-го апреля с изгнанием всех социал-демократов и трудовиков 74. Но значение этого события осталось еще недостаточно освещенным.

Всякий политический кризис, независимо от его исхода, приносит пользу тоже тем, что делает тайное явным, вскрывает действующие в политике силы, разоблачает обманы и самообманы, фразы и фикции, показывает наглядно и вбивает, так сказать, насильно в головы «то, что есть».

Всех демократических депутатов Думы, как социал-демократов, так и трудовиков, исключили на 15 заседаний и удалили большей частью военной силой. Проведено было это исключение в угоду тем, которые привлечением Чхеидзе наглядно обнаружили «твердое» намерение сделать шаг (а вернее, десяток шагов сразу) вправо. Голосовали за это исключение правые и октябристы плюс часть прогрессистов, т. е. буржуазных либералов, находящихся в теснейшем, фактически неразрывном, союзе с кадетами.

Кадеты воздерживались!!! Это воздержание партии, претендующей на демократизм, превосходно обнаружило - далеко не в первый раз - истинную природу либерализма господ кадетов. IV Дума готовится изгнать Чхеидзе, а за ним и других социал-демократов, а потом и всех демократов, начиная с исключения их,


129
ЕЩЕ О ПОЛИТИЧЕСКОМ КРИЗИСЕ

а господа «вожди» либеральной оппозиции воздерживаются!! Какие бы моря чернил ни были изведены после этого либералами и кадетами для сочинения софизмов и уверток, вроде того, что мы-де не одобряли лишь «форму» выступлений с.-д. и т. п., суть дела останется ясной для всякого не желающего себя обманывать человека.

Воздержаться, когда Горемыкин, Родзянко и их большинство исключало демократических депутатов, значило фактически поддерживать своим молчанием, нравственно одобрять, политически подкреплять Горемыкина и Родзянко и их большинство.

Нельзя признать правильной точку зрения Л. М. в № 61 «Северной Рабочей Газеты», где он писал, что «думское большинство с октябристами во главе совершило политическое самоубийство». Это - точка зрения левого либерала, а не демократа и подавно уже не социал-демократа.

Думское большинство и октябристы никакого самоубийства не совершали. Все они - сознательные контрреволюционеры, сознательные участники третьеиюньского блока и столыпинской системы, сознательные враги демократии. Какое же тут самоубийство, если они, признавая Горемыкина своим политическим вождем, идут за этим вождем против своих классовых врагов? против представителей демократии, заведомо враждебной октябристам?

К чему эти надутые и в корне неверные фразы о «самоубийстве»? Ведь эти фразы предполагают, что октябристы не враги демократии, т. е. предполагают нечто возмутительно лживое. Ведь эти фразы похожи на вульгарный демократизм тех неразумных левонародников, которые часто кричали, будто III и IV Дума есть учреждение «карточное», есть карточный домик. Самоубийством можно бы считать октябристское голосование за Горемыкина, Маклакова и Щегловитова лишь в том случае, если бы октябристы были выразителями «воли народа». На деле же это - выразители «воли» тех слоев крупнейшей буржуазии и помещиков, которые смертельно боятся народа.


130
В. И. ЛЕНИН

Нет, будем смотреть правде прямо в лицо. В политике это всегда самая лучшая и единственно правильная система.

Событие 22-го апреля в Думе разбило и убило остатки конституционных и легалистских иллюзий - вот это будет правда. Контрреволюционный блок Пуришкевича, Род-зянки и «левых» октябристов плюс часть прогрессистов выступил прямо, открыто, решительно, по-солдатски (не в переносном, а в прямом смысле этого последнего выражения, ибо солдаты были призваны в Думу) против демократии. Контрреволюционные либералы, Милюковы и К° , воздержались. Этого нельзя было не ожидать после всей истории III и IV Думы, после всей истории десяти первых лет двадцатого века.

Что ж! Меньше самообмана - лучше для народа. Что выиграла страна от думского происшествия 22-го апреля? Она выиграла то, что потеряла еще частичку иллюзий, вредных для дела свободы этой страны.

«Путь Правды» № 76, 3 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



131

ИДЕЙНАЯ БОРЬБА В РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

Чрезвычайно важная отличительная особенность послереволюционной России состоит в глубоком идейном повороте среди оппозиционных или прогрессивных слоев. Кто забывает эту особенность, тот лишает себя возможности понять как русскую революцию и ее характер, так и задачи рабочего класса в современную эпоху.

Идейный поворот среди либеральной буржуазии состоит в создании антидемократического направления (Струве, Изгоев, В. Маклаков открыто, остальные кадеты - тайком, «стыдливо»).

Среди демократии поворот состоит в громадном идейном развале и шатании как среди с.-д. (пролетарская демократия), так и среди с.-р. (буржуазная демократия). Даже лучшие представители демократии ограничиваются тем, что оплакивают развал, шатания, ренегатство. Марксисты же ищут классовых корней этого общественного явления.

Главное проявление этого развала есть ликвидаторство, которое еще в 1908 году получило официальное, «марксистским целым» утвержденное, определение, как «попытки некоторой части интеллигенции ликвидировать» подполье и «заменить» его открытой рабочей партией. На последнем официальном собрании руководящих марксистов, на котором присутствовали представители всех «течений» и группок, в январе 1910 г., не нашлось ни единого человека, способного возразить против осуждения ликвидаторства как проявления


132
В. И. ЛЕНИН

буржуазного влияния на пролетариат. Это осуждение и в то же время объяснение классовых корней ликвидаторства принято было единогласно.

С тех пор прошло более 4-х лет, и громаднейший опыт массового рабочего движения дал тысячи подтверждений такой оценки ликвидаторства.

Факты доказали, что и теория марксизма и практика массового рабочего движения бесповоротно покончили с ликвидаторством, как буржуазным, противорабочим течением. Достаточно припомнить, например, за один месяц март 1914 года, как «Северная Рабочая Газета» поносила «нелегальную печать» (№ от 13 марта) или демонстрации (г. Горский в № от 11 апреля), как Булкин поносил совершенно по-либеральному «подполье» («Наша Заря» № 3), как печально знаменитый Л. М. от имени редакции «Нашей Зари» вполне поддерживал по этому пункту Булкина и защищал «строительство открытой рабочей партии», - достаточно припомнить это, чтобы понять, почему сознательные рабочие не могут относиться к ликвидаторству иначе, как с беспощадным осуждением и полным бойкотом ликвидаторов.

Но тут является очень важный вопрос: как исторически возникло такое течение?

Оно возникло в двадцатилетней истории связи марксизма с массовым рабочим движением в России. До 1894-1895 гг. не было такой связи. Группа «Освобождение труда» лишь теоретически основала социал-демократию и сделала первый шаг навстречу рабочему движению.

Только агитация 1894-1895 гг. и стачки 1895- 1896 гг. создали прочную, непрерывную связь социал-демократии с массовым рабочим движением. И тотчас же началась идейная борьба двух течений в марксизме: борьба «экономистов» с последовательными или (позже) «искровцами» (1895-1902), борьба «меньшевиков» с «большевиками» (1903-1908), борьба ликвидаторов с марксистами (1908-1914).

«Экономизм» и ликвидаторство, это - разные формы одного и того же мелкобуржуазного, интеллигентского оппортунизма, который существует 20 лет. Не только


133
ИДЕЙНАЯ БОРЬБА В РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

идейная, но и личная связь всех этих форм оппортунизма есть несомненный факт. Достаточно назвать вожака «экономистов» А. Мартынова, впоследствии меньшевика, ныне ликвидатора. Достаточно сослаться на такого свидетеля, как Г. В. Плеханов, который сам был в очень многих пунктах близок меньшевикам и тем не менее признал прямо, что меньшевики вобрали в себя интеллигентски-оппортунистические элементы, что ликвидаторы - продолжатели ошибок «экономизма» и разрушители рабочей партии.

Величайший вред приносят рабочим те люди, которые (подобно ликвидаторам и Троцкому) обходят или искажают эту 20-летнюю историю идейной борьбы в рабочем движении.

Не может быть сознательным рабочим тот, кто относится, как Иван Непомнящий, к истории своего движения. Россия из всех капиталистических стран одна из наиболее отсталых, наиболее мелкобуржуазных стран. Поэтому массовое движение рабочих не случайно, а неизбежно порождало мелкобуржуазное, оппортунистическое крыло в этом движении.

Прогресс очищения рабочего движения от влияния буржуазии, от влияния «эконо-мизма»-ликвидаторства за эти 20 лет громаден. Теперь впервые прочно складывается настоящий пролетарский фундамент настоящей марксистской партии. Все признают, даже противники правдистов вынуждены признать, - факты заставляют это признать! - что среди сознательных рабочих правдистов огромное большинство. То, что марксистский «пленум» в январе 1910 года признал


* Почему мы говорим в «очень многих пунктах»? Потому что Плеханов занимал особую позицию, много раз отходя от меньшевизма: 1) на съезде 1903 г. Плеханов боролся с оппортунизмом меньшевиков; 2) после съезда Плеханов редактировал №№ 46-51 «Искры», тоже против меньшевиков; в 1904 г. Плеханов защищал аксельродовский план земской кампании таким образом, что обходил молчанием как раз главные ошибки его; в 1905 г. весной Плеханов ушел от меньшевиков; 5) в 1906 г. после разгона I Думы Плеханов занял совсем не меньшевистскую позицию (смотри «Пролетарий», август 1906 г. 75) (см. Сочинения, 5 изд., том 13, стр. 378-382. Ред.); 6) на Лондонском съезде 1907 г., - как рассказывает Черева-нин, Плеханов боролся с «организационным анархизмом» меньшевиков. Эти факты надо знать, чтобы понять, почему меньшевик Плеханов так долго и решительно боролся с ликвидаторством и разоблачал его.


134
В. И. ЛЕНИН

теоретически (ликвидаторство есть «буржуазное влияние на пролетариат»), то сознательные рабочие за четыре года провели в жизнь, заставили признать практически, обессилив ликвидаторов, сняв их с постов, превратив ликвидаторство в постороннюю для массового рабочего движения группу легальных оппортунистов-литераторов.

Рабочее движение в России на протяжении этих двух десятилетий борьбы идей растет и крепнет, мужает неуклонно. Оно победило «экономизм»: весь цвет сознательного пролетариата встал на сторону «искровцев». Оно оставило в меньшинстве во все решительные моменты революции «меньшевиков»: даже сам Левицкий должен был признать, что рабочие массы шли с большевиками.

Оно, наконец, победило теперь ликвидаторство и встало благодаря этому на верный путь широкой, освещенной марксистской теорией, обобщенной неурезанными лозунгами, борьбы передового класса за передовые исторические задачи человечества.

«Путь Правды» № 77, 4 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



135

ПРОЕКТ ЗАКОНА О РАВНОПРАВИИ НАЦИЙ И О ЗАЩИТЕ ПРАВ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ 76

1. Границы административных делений России, как сельских, так и городских (села, волости, уезды, губернии, части и участки городов, пригороды и т. п.), преобразуются на основании учета современных хозяйственных условий и национального состава местного населения.

2. Учет этот производится комиссиями, выбранными местным населением на основе всеобщего, прямого, равного и закрытого голосования, с пропорциональным представительством, причем инонациональные меньшинства, которые так незначительны, что не могут выбрать (при пропорциональном представительстве) одного члена комиссии, выбирают члена комиссии с совещательным голосом,

3. Окончательное утверждение новых границ принадлежит центральному парламенту государства.

4. Местное самоуправление вводится во всех без исключения местностях государства на основе всеобщего, прямого, равного и закрытого голосования с пропорциональным представительством, причем совокупность местностей, отличающихся особыми географическими, бытовыми или хозяйственными условиями или особым национальным составом населения, вправе образовывать автономные области с автономными областными сеймами.

5. Определение пределов ведомства автономных сеймов и местных самоуправляющихся учреждений принадлежит центральному парламенту государства.


136
В. И. ЛЕНИН

6. Все нации государства безусловно равноправны и какие бы то ни было привилегии, принадлежащие одной из наций или одному из языков, признаются недопустимыми и противоконституционными.

7. Местные самоуправляющиеся учреждения и автономные сеймы определяют язык, на котором ведутся дела всех государственных и общественных установлений данной местности или края, причем всякое инонациональное меньшинство вправе требовать безусловной охраны прав своего языка на основании принципа равноправия, например, права получать ответ от государственных и общественных установлений на том же языке, на котором было обращение и т. д. Мероприятия земств, городов и пр., нарушающие равноправие языков национальных меньшинств как в области финансовой, так и административной, судебной и всякой иной, признаются недействительными и подлежат отмене по протесту, который может быть заявлен любым гражданином государства, независимо от места его жительства.

8. Каждая самоуправляющаяся единица государства, как сельская, так и городская, выбирает, на основе всеобщего, равного, прямого и закрытого голосования, с пропорциональным представительством, школьные советы, которые заведуют, всецело и автономно, расходами на все без исключения культурно-просветительные потребности населения под контролем и руководством городских и земских учреждений.

9. В неоднородных по национальному составу территориальных единицах число членов школьных советов должно быть не менее 20. Число это (20) может быть повышаемо по постановлению самоуправляющихся единиц и автономных сеймов. Местностями с неоднородным национальным составом населения признаются те, в которых инонациональное меньшинство достигает 5% населения.

10. Всякое национальное меньшинство данной самоуправляющейся единицы, которое так незначительно, что при пропорциональном представительстве не может вы брать одного члена школьного совета, вправе выби-


137
ПРОЕКТ ЗАКОНА О РАВНОПРАВИИ НАЦИЙ

рать в школьный совет члена, пользующегося совещательным голосом.

11. Пропорциональная доля сумм, расходуемых на культурно-просветительные нужды инонациональных меньшинств данной местности, не может быть меньше, чем пропорциональная доля инонациональных меньшинств во всем населении данной местности.

12. Переписи населения, с учетом родного языка граждан, производятся не реже 1 раза в 10 лет во всем государстве и не реже 1 раза в 5 лет в областях и местностях с не однородным национальным составом населения.

13. Всякие меры школьных советов, нарушающие в чем бы то ни было полное равноправие наций и языков местного населения или пропорциональность расходов на культурно-просветительные нужды в соответствии с долей национальных меньшинств в населении, признаются недействительными и подлежат отмене по протесту, который вправе заявлять любой гражданин государства, независимо от его места жительства.

Написано позднее 6 (19) мая 1914 г.

Впервые напечатано в 1937 г. в Ленинском сборнике XXX

Печатается по рукописи



138

«СОСЕДИ ПО ИМЕНИЮ»

Бывают такие крылатые слова, которые с удивительной меткостью выражают сущность довольно сложных явлений. К числу таких слов принадлежит, несомненно, изречение одного из помещиков, членов правого большинства Государственной думы, по поводу речи Горемыкина в историческом заседании Думы 22-го апреля.

«Как приятно было бы иметь И. Л. Горемыкина соседом по имению!»

Эти слова, сказанные в день изгнания рабочих и крестьянских депутатов из Государственной думы, очень полезно вспомнить теперь, когда изгнанные депутаты вновь заняли свои места. Эти слова прекрасно рисуют ту силу, с которой демократия встречается и в Думе и вне Думы.

Дворянчик, бросивший это крылатое словечко, хотел пошутить, но нечаянно сказал правду серьезную и более глубокую, чем он думал сказать. В самом деле, вся эта IV Дума, все это большинство правых и октябристов, а затем и «сановники» в Государственном совете, что это такое, как не «соседи по имению»?

В России во владении 194 тайных советников находится 3 103 579 десятин земли, т. е. в среднем свыше двадцати тысяч десятин на одного тайного советника *.


* Очевидно, здесь в источнике допущена опечатка; в среднем получается около 16 тысяч десятин. Ред.


139
«СОСЕДИ ПО ИМЕНИЮ»

А всего крупнейшие землевладельцы России, числом менее 30-ти тысяч, имеют 70 миллионов десятин земли. В руках именно этого класса находится большинство и Государственной думы и Государственного совета и высшего чиновничества, не говоря уже о земстве и местном управлении. Все это - «соседи по имению».

«Соседи по имению» в наш капиталистический век все чаще сами становятся заводчиками, винокурами, сахароварами и т. п., все больше принимают участия во всевозможных торгово-промышленных, финансовых, железнодорожных предприятиях. Крупнейшее дворянство тесно переплетается с крупнейшей буржуазией.

«Соседи по имению» представляют из себя наилучшую в России классовую организацию, ибо они организованы не только по-соседски, не только в союзы, по также организованы как государственная сила. Все важнейшие учреждения заняты ими, построены «по их образу и подобию», соответственно их «нуждам» и интересам. Конечно, есть также весьма важные особенности нашего государственного строя, объясняемые военной историей России и т. д., - особенности, способные иногда вызывать недовольство и помещичьего класса. А все же, в общем и целом, прекрасный образчик классовой организованности дают господа великорусские помещики!

Наша буржуазия плохо пользуется этим образчиком, боясь, например, думать об организации своего класса в государственную силу. Но зато пролетариат, организуясь как класс, никогда не забывал и никогда не забудет превосходного образца «соседей по имению»...

«Путь Правды» № 80, 8 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



140

НАРОДНИКИ И «ФРАКЦИОННОЕ НАСИЛИЕ»

Чем больше развертывается рабочее движение, чем сплоченнее его выступления, - тем громче оторванные от масс интеллигентские группки кричат о «фракционности», «правдистском поветрии», «фракционном ослеплении» и т. д. Эти добрые люди даже не догадываются, что этим они сами выдают себе свидетельство о бедности. Там, где они видят только какое-то стихийное бедствие, по поводу которого остается только громко причитать, там на деле сказывается зрелость и выдержанность нашего рабочего движения.

Ничто так не разоблачило всей неприглядности, всей фальши интеллигентских криков против рабочей «фракционности», как недавние открытые страховые выборы от рабочих.

Возьмите народническую газету «Мысль Труда». Уже после всех петербургских страховых выборов мы в номере от 20 апреля находим чрезвычайно крикливую статью, с серьезным видом доказывающую, что ни в каком случае не следует «подчиниться фракционному насилию (!!) правдистов».

Фракционное насилие! Сколько развязности нужно было народнической газете, чтобы написать эти демагогические слова!

Подумайте, читатель. Происходят открытые выборы от рабочих. Рабочие производят между собой опрос относительно политического направления участников. В общее сведение публикуются никем не оспоренные


141
НАРОДНИКИ И «ФРАКЦИОННОЕ НАСИЛИЕ»

следующие данные о политическом составе выборщиков: 37 правдистов, 7 ликвидаторов, 4 народника и 5 неопределенных. Рабочие выбирают, конечно, большинство правдистов. (Некоторое представительство дано и меньшинству: меньшевикам не ликвидаторам.) После этого народническая газета подымает шум о «фракционном насилии».

Но ведь вы делаете себя просто смешными, господа народники. Вы на своем примере ясно показываете всю бессмысленность истрепанного словечка «фракционность». Вы забыли две простых цифры: 37 и 4. Из 53-х рабочих выборщиков народников оказалось четыре человека, т. е. каких-нибудь 7 процентов. Но народники, очевидно, находят, что рабочие должны выбирать своих представителей не по большинству голосов, а по меньшинству. Чтобы угодить народникам, 37 рабочих выборщиков надо было уравнять с 4-мя. 37 равно четырем - вот что собственно пытаются втолковать рабочим добрые и «нефракционные» народники. Неудивительно, что рабочие никак не возьмут в толк эту народническую премудрость.

Всему есть предел, господа «нефракционные» народники. Если, имея 4-х выборщиков из 53-х, вы позволяете себе кричать о «фракционном насилии» большинства, вы этим показываете только одно: что вы не умеете уважать волю большинства, что своими бесшабашными криками против «фракционности» вы пытаетесь сорвать волю огромного большинства рабочих. Вы, а не кто другой, пытаетесь действительно осуществить насилие ничтожного меньшинства над подавляющим большинством.

Проводя самую мизерную, самую беспринципную политику оторванного от масс кружка, вы воплями против «фракционного насилия» пытаетесь подействовать на нервы рабочих и вымогаете этим непривлекательным способом удовлетворение ваших кружковых интересов. Если есть какая-либо «фракционность» самого худого пошиба, так это именно поведение ликвидаторского и народнического кружков, срывающих волю рабочих.


142
В. И. ЛЕНИН

Ту же самую картину мы видим и в связи со страховыми выборами в таком крупном центре, как Рига.

Происходит собрание правленцев больничных касс для намечения кандидатов в губернское страховое присутствие. Представлена 21 касса. Происходит резкая борьба политических направлений. На одной стороне ликвидаторы, народники, беспартийные, некоторые профессиональные союзы. На другой - правдисты. Выступает масса ораторов с той и другой стороны. В результате список правдистов получает 44 голоса, блок всех остальных - 20. (Заимствуем эти данные из самой «Мысли Труда» № 2.) У правдистов таким образом больше двух третей.

После этого народники опять подымают плач о «фракционности» и «фракционном насилии».

Заметьте, как играют словами. Народники ведь никогда не были фракцией социал-демократии. Народники и с.-д. всегда составляли две особых партии - с особой программой, тактикой, организацией. Борьба между социал-демократами и народниками есть политическая партийная борьба, а вовсе не «фракционная». При чем тут «фракционность»?

Не ясно ли, что крики ликвидаторов и «примиренцев» против «фракционности» только играют на руку врагам рабочей партии, только сеют хаос и разброд, спутывают понятия, сбивают с толку рабочих.

Крики против «фракционности» стали системой. Ею сознательно пользуются враги марксистов, чтобы сбивать с толку рабочих. Не понравилось тому или другому интеллигенту или кружку интеллигентов решение рабочих, он кричит: караул, «фракционность», спасайте, «фракционное насилие»!

Никого вы этим не удивите, господа. Когда раскольник и либерал Ф. Д. в «Северной Ликвидаторской Газете» через каждую строчку божится, что он за «единство»; когда Троцкий в своем архиинтеллигентском, насквозь-интеллигентском журнальчике в напыщенных выражениях кричит о «фракционном раскрепощении»; когда мелкобуржуазные тоже-социалисты из «Мысли Труда» уверяют, будто они за един-


143
НАРОДНИКИ И «ФРАКЦИОННОЕ НАСИЛИЕ»

ство - рабочие отвечают им: кто стоит за подлинное единство рабочего движения, тот должен подчиниться большинству сознательных рабочих, тот не смеет бороться против марксистской программы и марксистской тактики.

«Путь Правды» № 81, 9 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



144

РАЗВРАЩЕНИЕ РАБОЧИХ УТОНЧЕННЫМ НАЦИОНАЛИЗМОМ

Чем сильнее развивается рабочее движение, тем более отчаянными бывают попытки буржуазии и крепостников подавить или раздробить его. Оба эти приема, подавление насилием и раздробление буржуазным влиянием, практикуются постоянно во всем мире, во всех странах, причем то один, то другой прием выдвигаются на очередь различными партиями господствующих классов.

В России в особенности после пятого года, когда наиболее умные буржуа ясно увидали ненадежность одного голого насилия, со стороны всяких «прогрессивных» буржуазных партий и групп все чаще употребляется прием разделения рабочих проповедью различных буржуазных идей и учений, ослабляющих борьбу рабочего класса.

К числу таких идей относится утонченный национализм, проповедующий разделение и раздробление пролетариата под самыми благовидными и прекраснозвучными предлогами, например, под предлогом охраны интересов «национальной культуры», «национальной автономии или независимости» и т. д. и т. п.

Сознательные рабочие все усилия прилагают, чтобы дать отпор всякому национализму, как грубому, насильственному, черносотенному, так и самому утонченному, проповедующему равноправие наций вместе... с раздроблением рабочего дела, рабочих организаций, рабочего движения по национальностям. Сознатель-


145
РАЗВРАЩЕНИЕ РАБОЧИХ УТОНЧЕННЫМ НАЦИОНАЛИЗМОМ

ные рабочие, проводя в жизнь решения последнего (летнего 1913 г.) совещания марксистов 77, отстаивают - в отличие от всех разновидностей националистической буржуазии - не только самое полное, последовательное, до конца доведенное равноправие наций и языков, но и слияние рабочих разных национальностей в единых пролетарских организациях всякого рода.

В этом - коренное отличие национальной программы марксизма и какой угодно буржуазии, хотя бы самой «передовой».

Признание равноправия наций и языков дорого для марксистов не только потому, что они самые последовательные демократы. Интересы пролетарской солидарности, товарищеского единства классовой борьбы рабочих требуют самого полного равноправия наций для устранения самомалейшего национального недоверия, отчуждения, подозрительности, вражды. А полное равноправие включает и отрицание всяких привилегий за одним из языков, включает признание права на самоопределение всех наций.

Но для буржуазии требование равноправия наций очень часто равносильно на деле проповеди национальной исключительности и шовинизма, очень часто совместимо с проповедью разделения и отчуждения наций. С этим безусловно не мирится пролетарский интернационализм, проповедующий не только сближение наций, но слияние рабочих всех национальностей данного государства в единых пролетарских организациях. Поэтому марксисты решительно осуждают так называемую «культурно-национальную автономию», то есть изъятие школьного дела из ведения государства и передачу в руки отдельных национальностей. Этот план есть разделение школьного дела по национальностям данного государственного союза в вопросах «национальной культуры» на национальные союзы с своими особыми сеймами, школьными финансами, школьными советами, школьными учреждениями.

Это - план утонченного национализма, развращающий и разделяющий рабочий класс. Этому плану


146
В. И. ЛЕНИН

(бундовцев, ликвидаторов, народников, т. е. различных мелкобуржуазных групп) марксисты противопоставляют принцип: самое полное равноправие наций и языков вплоть до отрицания надобности в государственном языке, но вместе с этим отстаивание наибольшего сближения наций, единства государственных учреждений для всех наций, единства школьных советов, единства школьной политики (светская школа!), единства рабочих разных наций в борьбе с национализмом всякой национальной буржуазии, национализмом, который для обмана простачков преподносят в виде лозунга «национальной культуры».

Пусть мещанские националисты, бундовцы, ликвидаторы, народники, писатели «Дзвша»78, защищают открыто свои принципы утонченного буржуазного национализма, это их право. Но пусть не обманывают рабочих, как это делает, например, г-жа В. О. в № 35 «Северной Рабочей Газеты», пытаясь уверить читателей, будто газета «За Правду» отрицает преподавание на родном языке!!!

Это - грубая клевета, ибо правдисты не только признают это право, но последовательнее всех признают его. Правдисты первые в России, примкнув к совещанию марксистов, провозгласившему отсутствие обязательного государственного языка, признали полностью права родного языка!

Смешивать обучение на родном языке с «разделением по национальностям школьного дела в пределах одного государства», с «культурно-национальной автономией», с «изъятием школьного дела из ведения государства» есть самое вопиющее невежество.

Нигде в мире марксисты (и даже демократы) не отрицают обучения на родном языке. И нигде в мире не принята марксистами программа «культурно-национальной автономии», - в одной Австрии она была выдвинута.

Пример Финляндии, приведенный г-жей В. О., побивает ее самое, ибо в этой стране признано и проведено равноправие наций и языков (что мы безусловно и последовательнее всех признаем), по нет и речи об


147
РАЗВРАЩЕНИЕ РАБОЧИХ УТОНЧЕННЫМ НАЦИОНАЛИЗМОМ

«изъятии школьного дела из ведения го су дар ст ва», об особых национальных союзах для заведования всем школьным делом, о разгораживании всего государственного школьного дела национальными перегородками и т. п.

«Путь Правды» № 82, 10 мая 1914 г.
Подпись: В . И.
Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



148

О ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ

Современное политическое положение в России характеризуется ростом стачечного движения вообще, затем ростом политических стачек (например, первомайских) и усилением «правдистского» направления среди рабочих (выборы в столичные страховые учреждения и в всероссийское страховое учреждение доказали это еще раз).

Связь между характером рабочего движения и тем направлением, которое признали своим сознательные рабочие в огромном большинстве, - очевидна и не требует особых пояснений.

Далее, современное политическое положение знаменуется особенно ясной и отчетливой обрисовкой «левого блока», т. е. совместных действий пролетарской и буржуазной демократии (трудовики и ликвидаторы) как против Пуришкевичей, так и против предательского буржуазного либерализма. Обструкция левых в Думе и исключение с-д. и трудовиков голосами правых, октябристов и части прогрессистов, при воздержании кадетов, наглядно показали этот «левый блок». Пролетарская демократия ни на йоту не ослабила своей самостоятельности и не отступила от своей пролетарской, правдистской линии. Поддержали эту линию против либералов только трудовики и ликвидаторы, хотя и те и другие нередко колеблются в пользу либералов.


149
О ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ

Наконец, в среде буржуазных классов современное политическое положение знаменуется колебаниями и недовольством. Это выразилось речами и резолюцией торгово-промышленного съезда. Явное недовольство правительством, явно оппозиционное настроение.

Это выразилось принятием в Думе октябристами - земцами и либералами - резолюции против министерства, при обсуждении сметы министерства внутренних дел. Кадеты, ликуя по поводу перехода октябристов на «их» точку зрения, забывают добавить, что и сами кадеты перешли здесь на октя бр и ст с кую точку зрения!!

Принятая IV Думой резолюция стоит на вполне определенной контрреволюционной и империалистской точке зрения. Правительственная политика осуждается в этой резолюции за то, что

«повсеместный административный произвол вызывает недовольство и глухое брожение в широких, спокойных» (т. е. буржуазно-реакционных и помещичьих) «слоях населения и тем способствует возникновению и усилению противогосударственных течений».

Речь идет у господ октябристов о демократии. Господа кадеты паки и паки публично отреклись от демократии. Тем лучше, ибо они никогда не были и не могут быть демократами, ибо они лишь обманывали демократию, когда брались представлять ее. Демократия не может в России сделать шагу вперед, не освобождаясь от обманов буржуазного либерализма кадетов.

Итог.

Дальнейшее усиление рабочего движения. Дальнейшее сплочение большинства рабочих с «правдизмом».

Определенная обрисовка «левого блока» в смысле совместных действий пролетарской и буржуазной демократии (трудовики и ликвидаторы) против правых и против кадетов.

Распад, колебания, взаимное недоверие и недовольство внутри системы 3-его июня, внутри помещиков


150
В. И. ЛЕНИН

и реакционной буржуазии. «Они» обвиняют друг друга - Пуришкевичи либералов, либералы Пуришкевичей - в поощрении и ускорении новой революции. Таково положение.

«Путь Правды» № 85, 13 мал 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



151

ЕДИНСТВО РАБОЧИХ И «ТЕЧЕНИЯ» ИНТЕЛЛИГЕНТОВ

Сознательные рабочие, ведя дальше свое движение, постоянно оглядываются на пройденный рабочим движением путь и обдумывают снова и снова, правилен ли этот путь, нет ли возможности улучшить его.

Из всех классов России ни один класс, даже образованная и богатая буржуазия, не обсуждает так прямо, отчетливо, по мере возможности, открыто, своей тактики, то есть направления и приемов своего движения, как рабочий класс. Только людям неумным или боящимся участия широких масс в политике кажутся неуместными или излишними открытые и страстные споры о тактике, которые постоянно наблюдаются в рабочей печати. На самом деле, именно эти горячие споры и помогают тому, чтобы все рабочие втягивались, приучались всесторонне обдумывать свою, рабочую, политику, вырабатывали твердую, ясную, определенную классовую линию движения.

Недавно рабочие «Экспедиции заготовления государственных бумаг» вполне убедительно показали, каким является и каким должно быть отношение сознательных рабочих к спорам о тактике.

«Мы указываем, - писали они в № 68 «Пути Правды», - товарищам экспедиции, примкнувшим к призыву сторонников «Северной Рабочей Газеты» и производившим сбор поровну на обе газеты, считая это якобы за шаг к исполнению единства, что этот шаг мы считаем неправильным и не приводящим к единству рабочего


152
В. И. ЛЕНИН

движения, а, наоборот, отдаляющим момент слияния рабочих под одно знамя марксизма. На самом деле, возьмем такой пример. Допустим, мы видим двух человек, азартно спорящих по вопросу, касающемуся самих нас, и нам эта ссора неприятна, и мы желаем ее прекратить. Что мы в таком случае должны сделать? Ясно, как день: разобраться, кто более прав, и встать на его сторону, и тогда неправый убедится в его ошибке или, если он не может понять своей ошибки, то истощится силами и прекратит спор. Но если мы будем поддерживать и поощрять того и другого, то спору не будет конца».

Так писали рабочие экспедиции. И опровергнуть их простое разъяснение дела для всех рабочих - совершенно невозможно.

Помощь «поровну» или желание слить или «объединить все течения» (о чем говорят, между прочим, депутаты Думы, сочувствующие ликвидаторству) означает на деле не что иное, как стремление со стороны командовать рабочими в надежде, что сами рабочие, будто бы, не в состоянии «разобраться». Каждая группка интеллигентов может издать брошюрку или журнальчик, объявив себя «течением», как, например, группка антимарксистского философа Богданова или группка Троцкого или группка колеблющихся между народниками и марксистами Н. Н. Гиммера и т. п.

«Течений» сколько угодно, а рабочих зовут: помогайте «поровну», признавайте «все течения»!!!

Разумеется, всякий рабочий, хоть сколько-нибудь сознательный, скажет: о чем спор идет? о моей борьбе? о моей политике и тактике? о моей партии?

Так я разберусь сам, господа любезные, и только ту тактику объявлю своей, которую я одобряю и разделяю.

Это ясно, как ясен ясный божий день.

Лишь потому, что в России нет свободы печати и (особенно в провинции) есть еще массы рабочих, которые впервые видят ту или иную рабочую газету, совершенно еще «не разбираясь» в вопросах рабочей политики, лишь поэтому возможно в России такое командирство интеллигентов над рабочими, которое выражается в


153
ЕДИНСТВО РАБОЧИХ И «ТЕЧЕНИЯ» ИНТЕЛЛИГЕНТОВ

призывах признавать «все течения» и помогать им «поровну».

На базаре часто бывает, что больше всего кричит и божится тот, кто хочет сбыть особенно гнилой товар.

На базаре интеллигентской суеты часто бывает, что против командования над рабочими громче всего кричат как раз интеллигенты, командующие над рабочими, объявляющие великое множество антимарксистских и антипролетарских «течений».

Возьмите Петербург. Едва ли человек, не сойдя с ума, может спорить, что по сравнению с провинцией рабочие в Питере более культурны и сознательны, более привыкли и более способны действительно самостоятельно «разбираться» во всех вопросах учения марксизма и практики рабочего движения.

И что же?

Петербургские рабочие разобрались и признали правильным правдистское течение.

В Петербурге подавляющее большинство рабочих высказалось за «правдизм» и доказало делами, что только это «течение» они признают своим.

В провинции преобладание правдистов менее значительно, но все же мы видим преобладание. Это доказали за два года данные о рабочих группах, данные, которые «неприятны» противникам «правдизма», но которые от этого не перестают быть фактами.

Большинство сознательных рабочих разобралось, проверило доводы за и против той или иной тактики, признало правдистскую тактику своей. Единство и волю этого большинства рабочих пытаются теперь сорвать, нарушить основатели интеллигентских «течений», ликвидаторства, троцкизма («Борьба»), помеси народничества с марксизмом («Современник» 79 г-на Гиммера) и др.

Мы уверены, что все эти интеллигентские «течения», проповедующие антимарксистские идеи или уступки таковым, разобьются о сознание и волю передовых рабочих марксистов. Пример Питера подтверждает нашу уверенность.


154
В. И. ЛЕНИН

Особенно смешно, когда интеллигентские основатели группок и «течений», разрушая единство рабочих, кричат о «единстве». Они против единства рабочих, сложившегося на деле, и за единство интеллигентских течений, обещанное на словах.

«Путь Правды» № 85, 13 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



155

О ЛЕВОНАРОДНИКАХ

Левонародники в № 20 «Стойкой Мысли» и народники в № 4 «Русского Богатства» обрушились на народнические «Русские Ведомости» 80 за то, что они высказались за свободу мобилизации, т. е. купли, продажи и залога, надельных земель.

Вопрос этот интересен потому, что с особенной наглядностью подтверждает марксистскую оценку крайней отсталости и реакционности народнической теории. Кроме того, практическое значение этого вопроса тоже заставляет остановиться на нем.

В обществе, в котором господствует товарное производство, всякий мелкий хозяйчик в земледелии неизбежно втягивается все более и более в обмен и в зависимость от рынка не только местного и национального, но и мирового рынка. Каждый день экономического развития всего мира, каждая верста новых железных дорог, каждый новый отход работника из деревни в город или вообще на фабрику «на заработки», каждая новая сельскохозяйственная машина, - одним словом, буквально каждый шаг всемирной хозяйственной жизни втягивает в обмен самые захолустные местности. Миллионы и миллиарды повседневно наблюдаемых явлений доказывают во всех концах мира и во всех странах без исключения этот рост менового хозяйства, товарного производства, капитализма. Ибо превращение менового хозяйства и простого товарного производства в капитализм есть равным образом явление, подтверждаемое миллионами и миллиардами повседневных


156
В. И. ЛЕНИН

экономических наблюдений в каждой деревне, в каждом ремесле и «кустарном» промысле.

Ясно, что крестьянин, поставленный в эту обстановку мирового хозяйства, является товаропроизводителем и с каждым днем все более втягивается в зависимость от рынка, продавая свои продукты, покупая орудия труда и предметы потребления, нанимая рабочих или нанимаясь сам в рабочие. При таком положении дела, раз существует собственность на землю, свобода купли - продажи - залога ее есть необходимое условие развития капитализма. Попытки ограничений этой свободы не могут привести ни к чему, кроме как к тысяче и одному способу обхода закона, к тысяче и одной волоките и чиновничьей казенщине, ^ухудшению положения крестьянина. Пытаться остановить всемирный капитализм законами или правилами, ограничивающими свободу мобилизации земли, такая же тупоумная вещь, как попытки остановить поезд прутиками из плетня. Защищать такие попытки значит защищать крепостническую кабалу, застой игниение деревни.

Кто учился хоть капельку политической экономии, тот знает, что в России происходит смена крепостничества - капитализмом.

Никакого иного, «третьего», уклада народного хозяйства в России нет. И крепостничество и капитализм означают эксплуатацию труда, в этом смысле означают оба строя - «петлю и кабалу». Но крепостничеству свойственны: вековой застой, забитость и темнота трудящихся, низкая степень производительности труда. А капитализму свойственно очень быстрое экономическое и общественное развитие, громадное повышение производительности труда, разрушение забитости трудящихся и пробуждение в них способности к сплочению и к сознательной жизни.

Поэтому называть капитализм петлей и кабалой, отстаивая в то же время - как это делают народники - задержки развития капитализма, значит на деле становиться защитниками остатков крепостничества, дикости и застоя.


157
О ЛЕВОНАРОДНИКАХ

Марксисты всегда объявляли левонародников и будут объявлять за их защиту ограничений свободы мобилизации «социалистами-реакционерами».

Мы советуем сознательным рабочим именно по этому вопросу «давать бой» левым и всяким народникам! Ручаемся головой, что за левонародников будут выжившие из ума старики, защищающие, наряду с ограничением свободы мобилизации, веру в черта, раболепство, розгу, снохачество и «ученье» «баб» поленом.

А за нас будет все свежее, грамотное, молодое, не верящее в чертей поколение. Достаточно будет одной цитаты из г. Пешехонова, чтобы это поколение стало относиться к подобным людям достойным образом:

«Я сказал, - пишет г. Пешехонов, - у крестьян нет уменья с достаточным благоразумием пользоваться ипотечным кредитом. И это, конечно, вполне понятно - не таков строй трудового хозяйства...»

У крестьян нет «благоразумия», изволите видеть! У крепостников и либеральных чиновников есть, изволите видеть, «уменье» решать sa крестьянина!!

Вот - живой, близкий, практический, маленький, но ясный вопрос. Вот на каком вопросе следует предавать гг. левонародников осмеянию перед каждым собранием, где есть проснувшиеся, сознательные крестьяне.

А «трудовое» хозяйство - пустая сладенькая фраза интеллигента. Всякий крестьянин прекрасно знает, что нельзя жить, не продавая и не покупая. Перед этим простым фактом болтовня о «строе трудового хозяйства» разлетается в прах.

* * *

Левонародники пускают песок в глаза «мужичку», смешивая вопрос о свободе мобилизации с защитой «изъятия земли из товарного кругооборота и обращения ее в общенародное достояние» («Стойкая Мысль» № 20).

Во-первых, только круглые невежды могут не знать, что «обращение земли в общенародное достояние» есть


158
В. И. ЛЕНИН

не изъятие земли из товарного кругооборота, а наоборот: еще более широкое, свободное и быстрое вовлечение ее в такой кругооборот.

Поучитесь-ка политической экономии Маркса, господа «социалисты-реакционеры»!

Во-вторых, радикальные буржуа, как доказал и показал Маркс, могут выставлять и выставляли не раз требование «обращения земли в общенародное достояние». Это неоспоримо. Но думать, что защита крепостнических ограничений свободы мобилизации облегчает такое обращение, значит быть не радикальным, а отсталым буржуа.

Пока существует частная собственность на землю, стеснение ее мобилизации есть вредная и реакционная мера. Для осуществления идеалов рабочей демократии нет иного пути, как скорейшее исчезновение следов крепостничества и быстрейшее развитие капитализма.

* * *

Марксисты всегда говорили и повторяют теперь: надо очищать демократические воззрения крестьян от крепостнических пережитков. Народник заслуживает поддержки лишь постольку, поскольку он против крепостничества и за демократию. А поскольку он защищает забитость и отсталость, узколобие и эгоизм мелких буржуа, - он величайший реакционер.

«Путь Правды» № 86, 14 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Путь Правды»



159

ЛИКВИДАТОРЫ И БИОГРАФИЯ МАЛИНОВСКОГО

В своих многочисленных статьях по поводу ухода Малиновского 81 ликвидаторы, между прочими клеветами, утверждают, что Малиновского выдвинуло на видный пост только «раскольничество» правдистов, что Малиновский - политический «флюгер» и пр. и т. п.

Ниже мы приводим слово в слово редакционную статью ликвидаторской газеты «Луч», помещенную ликвидаторами на второй день после выборов Малиновского в Государственную думу, т. е. тогда, когда ликвидаторам еще не надо было унижаться до площадной лжи в борьбе с противником.

Вот эта статья полностью («Луч» от 28 октября 1912 г., № 37):

Р. В. МАЛИНОВСКИЙ (Депутат от московских рабочих)

Депутатом от рабочих по Московской губернии избран бывший секретарь союза петербургских металлистов Роман Малиновский. В его лице думская социал-демократическая фракция впервые приобретает видного практика профессионального движения, в самые тяжелые годы реакции принимавшего живое участие в открытых рабочих организациях.

Членом союза Малиновский состоял со дня его основания 1 мая 1906 года. В начале 1907 года он был избран секретарем союза и бессменно состоял в этой ответственной должности до ноября 1909 года, когда был арестован на подготовительном собрании первой рабочей делегации на антиалкогольный съезд. Высылка из СПБ прервала его активное участие в союзной


160
В. И. ЛЕНИН

работе, но идейная связь с организацией сохранилась по-прежнему.

Годы секретарской деятельности Малиновского были тем периодом в жизни союза, когда приходилось бороться не только с тяжелыми внешними условиями, но и с апатией самих рабочих. Личный пример Малиновского мог служить острым оружием против этого «внутреннего врага».

Его энергия, казалось, не знала устали. Он с одинаковой горячностью брался и за ответственное дело руководства стачкой и за кропотливую работу по организационному строительству.

И что самое главное - эту повседневную работу Малиновский всегда стремился связать с общими задачами рабочего движения, в борьбе за вопросы дня, не упуская из виду конечной цели.

Много времени и сил брала у Малиновского союзная работа. И все-таки он не замыкался только в ней: в той или иной степени он участвовал во всех рабочих выступлениях последних лет. Он был делегатом от петербургских рабочих на кооперативном съезде в Москве в 1908 г. На пасхе 1909 г. он представлял спб. металлистов на 1-м съезде фабричных врачей, где выступил с докладом о страховании на случай старости и инвалидности. Металлисты же делегировали его и на антиалкогольный съезд, но арест устранил его от участия в съезде.

В Москве деятельность Малиновского поневоле сузилась. Но и здесь он не сидел сложа руки: он принимал участие в подготовке ко второму съезду фабричных врачей, близко стоял одно время к рабочей кооперации и т. д.

Политическое рабочее движение также всегда живо интересовало нового московского депутата.

По убеждениям своим он большевик. Но это не помешало ему в 1908 г. во имя единства профессионального движения выступить против своих единомышленников, когда они после Лондонского съезда стали добиваться представительства партии в правлениях союзов. Это не помешало ему на 1-м съезде фабричных врачей во имя единства рабочей делегации выступить против дезорганизаторского поведения московских большевиков.

Можно смело надеяться, что деятельность и на политическом поприще будет столь же плодотворна, как и в области профессионального движения нового рабочего депутата.

В таких почетных выражениях писали сами ликвидаторы о большевике Малиновском 2 года тому назад. Да и могло ли быть иначе после работы Малиновского, прошедшей перед всеми рабочими? Даже ликвидаторы, уже и тогда его политические враги, не могли отказать ему в огромном уважении. Они говорят об его предыдущей работе, выдвинувшей его уже тогда, в самых лестных для Малиновского выражениях. Они


161
ЛИКВИДАТОРЫ И БИОГРАФИЯ МАЛИНОВСКОГО

ставят его в пример другим. О «флюгерстве» нет и речи. Не изобретена еще и сказка, будто он прошел в Думу, как кандидат ликвидаторского «единства».

Через пару недель происходит первое собрание объединенной с.-д. думской фракции. Малиновского сами ликвидаторы единогласно выбирают товарищем председателя думской фракции, точно так же, как раньше они же поддерживали его кандидатуру в председатели рабочих делегаций на общественных съездах (например, съезд фабрично-заводских врачей) и т. п. Виднейший «августовец» (столп нынешнего журнала «Борьба») после выборов в Думу пишет Малиновскому архилестные для последнего письма, называя его чуть не будущим Бебелем.

А когда Малиновский оказался резким противником ликвидаторства, когда он сделал шаг, который сам же вскоре должен был признать глубоко ошибочным, - нет такой грязной клеветы, которой ликвидаторы не подобрали бы в мусорной куче черносотенных газет и не бросили бы в бывшего депутата, которого они же осыпали похвалами.

Что Малиновский при его политической биографии и его таланте играл бы видную роль в любой фракции, что ликвидаторы посадили бы его под образа, если бы он солидаризировался с ними - это все знают. А ликвидаторы не стыдятся говорить, что Малиновского выдвинул «раскол».

Стыдно за людей, когда видишь, что личное несчастье одного человека пытаются использовать для борьбы с враждебным политическим направлением. Мы не хотим сравнивать Малиновского с Хрусталевым. Но что сказали бы ликвидаторы, если бы их политические противники после случившегося с Хрусталевым стали на основании судьбы этого отдельного человека позорить меньшевизм и «использовать» случай Хрусталева против всего меньшевистского направления? А ведь известно, что Хрусталев был меньшевиком, выступал их видным представителем на Лондонском конгрессе, в печати и т. д., известно, что в свое время меньшевики гордились Хрусталевым.


162
В. И. ЛЕНИН

У «правдистов» нет недостатка в политических противниках. Но ни одна враждебная газета - исключая разве только дубровинцев и газеты Пуришкевича - не дошла до тех низостей, до которых опустилась в эти дни ликвидаторская газета. Даже либералы вели себя несравненно приличнее.

Наговорить про противника самых невероятных мерзостей, а кончить велеречивым призывом к... единству с этим же самым оклеветанным противником. Такова фальшивая, недостойная, презренная тактика всех этих Мартовых и Данов.

Их омерзительное поведение в связи с уходом Малиновского должно раскрыть глаза даже слепым.

«Рабочий» № 2, 22 мая 1914 г.
Подпись: Правдист
Печатается по тексту газеты «Рабочий»



163

О ДВУХ ПУТЯХ

Недавно вождь кавказских ликвидаторов Аи в статье, обратившей на себя внимание сознательных рабочих, заявил о своем несогласии с «Лучом» и его преемниками, с их оппортунистической тактикой.

Это заявление равняется распаду «Августовского блока» - никакие увертки и выходки не опровергнут этого факта.

Но в данную минуту мы хотели бы остановить внимание читателей на другом, именно на рассуждении Ана о двух путях развития России. Ан пишет:

««Луч» свою тактику связывает с возможностью реформ, держит курс на реформы. «Правда» свою тактику связывает с «бурей», держит курс на ломку».

Ан делает отсюда вывод: надо соединить обе тактики. Вывод никуда не годится. Вывод не марксистский.

Разберемся.

Чем определяется путь России, характер и быстрота ее развития?

Соотношением общественных сил, равнодействующей классовой борьбы.

Это очевидно.

Какие общественные силы действуют в России? Какова линия классовой борьбы?

Россия есть капиталистическая страна; она не может не развиваться капиталистически. Теперь Россия переживает буржуазно-демократическое преобразование,


164
В. И. ЛЕНИН

освобождение от крепостничества, раскрепощение. В обстановке всемирного капитализма раскрепощение России неизбежно. Неизвестно пока лишь то, какова будет равнодействующая социальных сил, стремящихся к раскрепощению. Силы эти, главным образом, следующие: 1) буржуазный монархический либерализм (капиталисты и частью помещики партий прогрессистской, кадетской, частью октябристской); 2) буржуазная демократия (крестьянство, городское мещанство, интеллигенция и т. п.); 3) пролетариат.

Каждый из этих классов действует - мы берем, конечно, только действия масс - по линии, определяемой экономическим положением каждого класса. Равнодействующая будет и может быть т о ль ко одна.

В каком же смысле можно говорить о двух путях России? Только в том смысле, что мы не знаем и до исхода борьбы не узнаем этой равнодействующей, которая пройдет ближе к одной из двух наиболее простых, ясных и сразу для всех видных линий. Первая линия - «реформы», вторая - «буря».

Реформами называются такие перемены, которые не отнимают власти в государстве из рук старого господствующего класса. Перемены противоположного характера называются «бурей». Классовые интересы буржуазного либерализма требуют только реформ, ибо буржуазия боится «бури» больше, чем реакции, буржуазия хочет сохранить старые, крепостнические учреждения (бюрократию, две палаты и пр. и пр.) для защиты против рабочих. Крестьянство во всех без исключения странах мира, в России в том числе, колеблется при буржуазно-демократическом преобразовании между буржуазией и пролетариатом. Такие колебания неизбежны, ибо крестьяне - противники помещиков и крепостничества, но в то же время сами мелкие хозяйчики, мелкие буржуа.

Что касается пролетариата, то его интересы, совпадающие с интересами громадного большинства населения, всех эксплуатируемых, идут по пути не реформистскому, пути, который в России характеризуется известными «тремя китами».


165
О ДВУХ ПУТЯХ

Если большинство крестьян и населения пойдет за либералами, «путь» будет из наихудших, наименее выгодный для рабочих и эксплуатируемых, наиболее мучительный для них. Если большинство крестьян и населения пойдет за рабочими, - получится обратное. Ту или иную равнодействующую вполне раскроет только окончательный исход борьбы.

Теперь мы видим, каков действительный смысл неясного и сбивчивого рассуждения Ана, который скорее почувствовал, чем понял, оппортунизм ликвидаторов и их измену рабочему классу.

Ликвидаторы - реформисты. Они ведут на деле либеральную, а не марксистскую, рабочую политику, ведут рабочих к подчинению буржуазии.

«Правдисты» ведут марксистскую, пролетарскую политику, отстаивая интересы рабочего класса в преобразовании России. Не упускают ли «правдисты» из виду использование реформ? На это легко ответить ссылкой на факты. Возьмите действительную, а не выдуманную, реформу, страхование. Всякий видит, что правдисты вдесятеро крепче «уцепились» за нее, чем ликвидаторы: смотри «Вопросы Страхования» 82 и итоги выборов в Всероссийский страховой совет.

Возьмите «частичные требования» экономической борьбы при стачках. Всякий знает, что правдисты в 1000 раз больше и энергичнее ведут эту настоящую, а не выдуманную кампанию.

Если бы была такая группа, которая отрицала бы использование реформ и частичных улучшений, с ней нельзя бы было соединяться: это была бы вредная для рабочих, не марксистская политика.

Нельзя соединяться и с ликвидаторами, ибо отрицание и брань «подполья», отрицание и отодвигание двух «китов», провозглашение в современной России борьбы за открытую партию и возможности политических реформ - все это есть измена рабочему классу, переход на сторону буржуазии.

Правдисты «держат курс на бурю или ломку», по выражению Ана, не упуская - это говорят факты - ни единой, ни малейшей возможности действительных


166
В. И. ЛЕНИН

реформ и частичных улучшений и разъясняя массам лживость реформизма. Такая тактика - единственно правильная, единственно марксистская, и потому ее приняли в громадном, подавляющем большинстве (это доказали факты, числа рабочих групп) сознательные рабочие всей России.

Только сторонники мелкобуржуазной демократии, народники и ликвидаторы, тщетно борются против рабочих, против «правдизма».

«Рабочий» № 3, 24 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Рабочий»



167

ПЛЕХАНОВ, НЕ ЗНАЮЩИЙ ЧЕГО ОН ХОЧЕТ

Известно, что с Плехановым в вопросах тактики и организации не раз уже случались печальные происшествия. Он запутывался в этих вопросах за последние 11 лет (с осени 1903 года, когда он перешел от большевиков к меньшевикам) многократно и комично.

Теперь он начинает опять запутываться, и нам приходится познакомить читателей с этой грустной картиной. Припомним сначала большую заслугу Плеханова за время лихолетья (1909-1911 годы). Он воспевал подполье и решительно поддерживал партийные решения о борьбе с ликвидаторством. Он показывал оппортунизм ликвидаторов и воскрешение ими «экономизма» (буржуазное течение в марксизме в 1894-1902 годах). Он доказывал, что ликвидаторы, отрицая подполье, изменили партии. Он справедливо разъяснял, что «господин Потресов» равен Иуде и что без Иуды апостолы были сильнее, чем с ним.

Это были ясные, точные, цельные мысли, вполне проводившие решения 1908 и 1910 гг.

Посмотрите же на новый «поворот» Плеханова. В газете «Единство» 83 он проклинает теперь правдистов за «фракционность» и «узурпацию» (незаконный захват, самозванство), уверяя, будто у нас «не одна рабочая печать, а целых две».

Это - не очень грамотно, но все же понятно. Ликвидаторская газета объявлена рабочей! ! Вот тебе раз!


168
В. И. ЛЕНИН

А ведь тот же Плеханов защищал правильность резолюции, объявившей ликвидаторство буржуазным влиянием на пролетариат.

Напрасно Плеханов хочет забыть это. Рабочие только посмеются над такой забывчивостью.

Ликвидаторская печать не есть рабочая печать, а есть печать, проводящая буржуазное влияние на пролетариат. Это точно и ясно сказано в решении «целого» 84. Это для всех наглядно подтверждают до сего дня ликвидаторы - (смотри, например, согласные речи Булкина и Мартова против подполья в «Нашей Заре», 1914, № 3).

Какой же смысл имеет у Плеханова призыв к единству с ликвидаторами? Единство с той группой литераторов, которая совершенно по-потресовски отрицает подполье? Чтобы защищать такое единство, надо защищать отречение от подполья!

Плеханов до того запутался, что у него выходит ни тпру ни ну!

Ведь ликвидаторы сказали яснее ясного и в «Нашей Заре», и в «Новой Рабочей Газете» (Ф. Д. и Л. М., вожди ее), и устами Чхеидзе с К°, что они стоят на своем, т. е. защищают Потресова и позволяют разносить подполье. Они защищают идею открытой рабочей партии.

А Плеханов в одно и то же время осуждает ликвидаторство, как преступление против партии, и защищает «единство» с ликвидаторами.

На это можно лишь улыбнуться.

Всех рабочих, желающих на деле признать «форму», отвергаемую Потресовым, правдисты принимают с распростертыми объятиями, а пустые фразы о «единстве» с противниками подполья они считают пустыми фразами людей, кои не знают сами, чего хотят.

На обвинение в «узурпации» правдисты отвечают спокойно: не похож ли на узурпатора и самозванца тот, кто любит декламацию, фразы и боится фактов? Плеханов живет за границей; отчего же он скромно молчит о том факте, что с августа 1912 года по май 1914 года у ликвидаторов не было ни единого номера


169
ПЛЕХАНОВ. НЕ ЗНАЮЩИЙ ЧЕГО ОН ХОЧЕТ

заграничной газеты? Ни единого фактического указания на такие «организации», которые отстаивал и Плеханов??

У противников же ликвидаторства ряд фактических указаний на все местности России, в ряде номеров.

Плеханов умалчивает о фактах, ибо факты побивают его фразы.

Возьмем опубликованные в России и допускающие открытую проверку данные. За два полные года, 1912 и 1913, правдисты сплотили (и доказали это групповыми сборами) 2801 рабочую группу, ликвидаторы - 750. Прибавляя 1914 год, с 1 февраля по 6 мая (предварительный подсчет), имеем 5302 против 1382.

У правдистов большинство около четырех пятых!!

Понятно, что людям, которые боятся фактов, остаются фразы и фразы.

Вокруг точных и ясных решений, трижды дополненных и проверенных представителями рабочих (в январе 1912 года, в феврале и летом 1913 года), правдисты сплотили 4/5 сознательных рабочих России. Эти решения развиты в сотнях статей и проведены в жизнь.

Вот это не фразы, не басни, не анекдоты о зобах и о дикарях (Плеханов все жует старые анекдоты!), а факты. Вот - единство на деле, единство рабочих, опытом проверивших свою тактику.

Если эту тактику, тысячами рабочих одобренную, назвать пренебрежительно «ленинской», - это будет только похвала Ленину, а 5000 рабочих групп от этого не исчезнут, не исчезнет их единство, их партия.

Словечки о «фракционности», «распылении», «распаде» и пр. падают как раз на Плеханова и его нынешних друзей. Посмотрите на напечатанный на 1-ой странице плехановского «Единства» список сотрудников интеллигентского народнического журнальчика «Современник». Перед нами г. Гиммер и К° , проповедующие антимарксистские идеи; Плеханов был прав, когда звал эти идеи идеями «социалистов-реакционеров». Перед нами богоискатели и махисты: Богданов, Базаров, Луначарский. Перед нами ликвидаторы: Дан, Мартов, Череванин (почему-то исчез названный в № 66


170
В. И. ЛЕНИН

«Северной Рабочей Газеты» Потресов). Здесь же либерал Богучарский и т. д.

И в этом «Современнике», где рабочим и не пахнет, г. Гиммер открыто хвастает, что Плеханов за единство с ним!! А Плеханов молчит.

Не пора ли снять маску, а то рабочие, пожалуй, невежливо стащат ее! Интеллигентские антимарксистские кружки, обломки буржуазной демократии - вот куда нечаянно попал бедный Плеханов, вот где хаос, распыление и фракцийки против единства сплотившихся за два года тысяч рабочих групп правдистского направления.

Пожалеем Плеханова - он заслужил лучшего своей борьбой с оппортунистами, народниками, махистами и ликвидаторами. Будем продолжать строить, на 4/5 уже построенное, единство рабочих групп, имеющих точную, опытом проверенную тактику.

Примем всех и каждого, отрекающегося от ликвидаторства, двери не заперты.

А на примере «Борьбы» Троцкого и «Единства» Плеханова будем показывать печальные и смешные колебания оторвавшихся от рабочего движения интеллигентских группок, которые колеблются и колеблются без конца, сегодня в одну, завтра в другую сторону, от интеллигентика Потресова к интеллигентику Гиммеру.

Зрелище печальное, но неизбежное в мелкобуржуазной стране в эпоху буржуазно-демократических преобразований.

«Рабочий» № 4, 25 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Рабочий»



171

К ВОПРОСУ О СМЕТЕ МИНИСТЕРСТВА ЗЕМЛЕДЕЛИЯ 85

Свою новую аграрную политику, политику усиленного и ускоренного разрушения общины при помощи земских начальников, политику поощрения отрубов наше правительство считает особенно большим успехом в своей борьбе с революцией. Совет объединенного дворянства 86 еще в 1906 году, тотчас после революции, призвал правительство к насаждению частной поземельной собственности крестьян, чтобы поскорее создать слой богатых крестьян, которые бы встали на сторону помещиков против крестьян. Столыпин немедленно вступил на путь, указанный Советом объединенного дворянства. Помещичьи партии в III Думе, правые и октябристы, всеми силами поддержали эту новую поземельную политику, видя в ней не только лучшее средство борьбы с революцией, но и великий прогресс к европейскому экономическому строю, шаг вперед к уничтожению остатков крепостного права.

Известно, что это восхваление новой аграрной политики, как дела «раскрепощения», повторялось и повторяется на тысячи ладов в правительственной, правой и октябристской печати.

Именно с этой стороны я и хочу в своей речи подойти к оценке основ правительственной политики в земельном вопросе. Нам все говорят о том, как растет число «укреплений» земли в частную собственность, как увеличивается количество отрубов. Но нам ни слова не говорят о том, каких размеров и теперь еще достигают


172
В. И. ЛЕНИН

кабальные и крепостнические отношения в нашей деревне. А в этом ведь гвоздь вопроса. Нам сулят «европейское» преобразование нашего отсталого земледелия при сохранении экономического и политического всевластия класса крепостников - Пуришке-вичей. Посулы остаются посулами, а каково сейчас положение дела в деревне, после всех тех прогрессов, которыми хвастает правительство? Каково сейчас, в данное время, распространение кабалы и крепостнической придавленности массы крестьян??

Для разъяснения этого вопроса я возьму в свидетели такой журнал, руководитель которого заслужил недавно - и вполне справедливо - восторженные похвалы самого Антония Волынского, а вместе с ним, конечно, таких известных своей реакционностью (и своей готовностью быть прислужником правительства) писателей, как Розанов из «Нового Времени». Это - не какой-нибудь «левый» журнал, боже упаси! Это - журнал людей, которые повторили все нападки и бранные выходки реакционеров против революции. Это - журнал, в котором защищают горой всяческую поповщину и неприкосновенность помещичьей собственности. Вы догадались, вероятно, что я говорю о «Русской Мысли».

Этот журнал, в виде исключения, сказал правду и привел данные, точные данные о распространении в России таких явлений, как испольщина и зимняя наемка. Все знают, что это - самые обычные, повседневные вещи в нашей деревне. Но «все» предпочитают говорить, о чем угодно, только не об этих повседневных вещах.

«Зимние наемки, - пишет названный журнал, - разве это не нелепость в наш век, век электричества и аэропланов? А эта форма рабства и кабалы продолжает процветать и посейчас, играя роль пиявок на народном организме... Зимние наемки сохранили во всей свежести крепостной термин «обязанных» крестьян».

Эта оценка зимней наемки принадлежит не мне, а журналу, известному своей ненавистью к революции. Рабство, кабала, крепостничество - вот как вынуждены


173
К ВОПРОСУ О СМЕТЕ МИНИСТЕРСТВА ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

называть наши деревенские «порядки» вполне «благонамеренные» люди. При зимней наемке:

«крестьянин идет на самое строжайшее условие, за цену вдвое-втрое дешевле против весенней и летней оплаты труда. Приблизительно зимой дается за десятину - три раза вспахать, посеять, подвалить (скосить или сжать), связать и свезть в гумно, - то, что летом платится за одну уборку (подвалить и связать)».

И сколько же крестьян находится в этом крепостном, кабальном, рабском положении?

«По местным сведениям, в юго-западном районе по некоторым деревням «обязанных» дворов насчитывалось к весне 1913 года до 48%, по Могилевской губернии до 52%, по Черниговской - до 56%".

Заметьте: это говорится о весне 1913 года!! Это - после урожая 1912 года!! Это - во время тех головокружительных будто бы успехов так называемого «землеустройства», о котором правительство так шумит и хвастает на весь мир!!

Можно ли после этого иначе назвать пресловутое «землеустройство», как гробом повапленным, скрывающим все то же, прежнее, старое, крепостничество?

Половина крестьянских дворов - «обязанные», закабаленные безысходной нуждой. Голод, голод даже в самый урожайный год заставляет их зимой втрое дешевле кабалить свой труд помещику. На деле это равняется целиком продолжению барщины, крепостного права, потому что уцелела самая суть этого крепостничества: уцелел нищий, голодный, разоренный мужик, который и в лучший год вынужден своими убогими орудиями и своим изможденным скотом обрабатывать помещичью землю на условиях «зимней наемки».

Пусть увеличивается число укреплений земли в частную собственность. Это может быть даже очень полезной мерой по отношению к тем пролетариям, которые развяжутся с обузой и станут более свободны для борьбы за свободу и за социализм.

Но ясно, что никакие «укрепления», никакие «блага» частной собственности не помогут тем миллионам


174
В. И. ЛЕНИН

дворов, тем десяткам миллионов крестьян, которым некуда уйти из деревни и которые должны зимой идти в кабалу помещикам.

Эти крестьяне неизбежно должны стремиться к безмездному переходу в их руки всех помещичьих земель, ибо таков единственный для них выход из безысходной кабалы. Тут общинное землевладение ни при чем. И подворник и самый полный «частный собственник» так же, как общинник, останутся вечно задавленными рабами, если они дальше, чем «до Миколы» не могут дотянуть с своим хлебом и вынуждены занимать у помещика на ростовщических условиях.

Для этих десятков миллионов крестьян смешно и говорить о «прогрессе» хозяйства, о «подъеме культуры», об усовершенствовании обработки земли и тому подобное! Какие уже тут усовершенствования, когда отчаянная нужда заставляет втрое дешевле наниматься к помещику, а летом свой хлеб будет осыпаться, - летом полицейские и стражники будут силком тащить к «барину», у которого взяты вперед под работу хлеб или деньги!!

И помещик, дающий зимой под работу хлеб или деньги, вовсе не похож ни на «европейского» хозяина, ни на капиталиста-предпринимателя вообще. Это не предприниматель, а ростовщик или крепостной барин. Усовершенствования производства не только ненужны при такой «системе хозяйства», а прямо нежелательны с ее точки зрения, ненужны и вредны для нее. Разоренный, нищий, голодный мужик с голодным скотом и убогими орудиями - вот что нужно для подобного помещичьего хозяйства, которое увековечивает отсталость России и забитость крестьян. Если масса крестьянского населения попала в подобные условия зависимости крепостнической, то эти условия могут продержаться еще целые десятилетия, пока крестьяне не освободят себя от такого ярма, - ибо выделение небольшого меньшинства «отрубников»-богатеев или укрепление земли и продажа ее пролетариями ничуть не изменяют кабального положения массы крестьян.


175
К ВОПРОСУ О СМЕТЕ МИНИСТЕРСТВА ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Вот что забывают или вернее: вот что стараются забыть, заслонить, затемнить хвалители новой, столыпинской, земельной политики. Они хором поют, что эта политика означает «прогресс», но они умалчивают, что прогресс касается слишком небольшого меньшинства и идет черепашьим шагом, а большинство все же остается в старом, кабальном, крепостническом положении.

Число отрубников растет, машин ввозится в Россию больше, травосеяние развивается, кооперативы в деревне множатся. Все это верно, господа защитники правительства! Но есть другая сторона медали, которую вы скрываете. Большинство крестьян, несмотря на все пресловутые прогрессы, остается в крепостническом рабстве. От этого так узки ж шатки все «прогрессы», от этого неизбежны голодовки, от этого слаб и убог весь внутренний рынок, от этого бесправие и произвол держатся так прочно, от этого еще сильнее неизбежность новой аграрной революции. Ибо сильнее противоречие века аэропланов, электричества, автомобилей и «зимней наемки» или «испольщины».

А вот вам новейшие данные из того же, одобренного Антонием Волынским, журнала об испольщине в России. Испольные посевы крестьян, по сравнению с посевами на собственной земле их, составляют 21 % в центральных губерниях, 42% в приозерных, 68% в северо-западных!! А испольные покосы 50% в центральных губерниях и 110-185% в приозерных, заволжских и северо-западных!!

Значит, испольные сенокосы преобладают над собственными в трех громадных районах России!!

А что это такое «испольщина»?

«Крестьянин, пользующийся помещичьей землей, при своих семенах, полной обработке земли и при полной уборке, вплоть до свозки снопов в гумно, берет себе только половину урожая. Сенокосы же рабо-таются «на третьяк» - испольщик берет себе третью копну, а две идут помещику».

Да и этого еще мало.


176
В. И. ЛЕНИН

«В некоторых случаях (в Минской и Черниговской губерниях в особенности) кроме оплаты земли половиною урожая, а сенокоса двумя третями, испольщик обязывается 1 - 2 неделями бесплатной работы в экономии, чаще всего с лошадью или с подростком».

Разве это не чистейшая барщина? Разве это не старинное крепостное хозяйничанье?

В этих данных нет ровно ничего нового. Напротив, это - седая старина, уцелевшая во всей своей чудовищности/" я до м с «новой» земельной политикой. Об этой седой старине знает давным-давно всякий, соприкасающийся с деревенской жизнью. Об этой седой старине написаны десятки и сотни книг статистиками и наблюдателями деревни. И эта седая старина господствует по сю пору, укрепляя вопиющую отсталость и вопиющее бесправие России.

Никакими законами нельзя прекратить этого крепостничества, пока масса земель находится в руках всевластных помещиков; никакая замена «общины» забитых крестьян «частным землевладением» тут не поможет.

По правительственной статистике землевладения 1905 года, изданной министерством внутренних дел, в Европейской России менее чем 3 0000 помещиков имело 70 миллионов десятин земли...

Написано до 28 мая (10 июня) 1914 г.

Впервые напечатано не полностью в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи



* На этом рукопись обрывается. Ред.


177

ОБ ЕДИНСТВЕ

«Рабочие устали от раскола. Рабочие хотят единства. Рабочие возмущены тем, что раскол доходит иногда до драки...»

Такие и подобные сообщения приходится иногда слышать от тех или иных рабочих.

Единство, действительно, необходимо рабочим. И всего необходимее понять, что кроме самих рабочих никто им не «даст» единства, никто не в состоянии помочь их единству. Единство нельзя «обещать» - это будет пустым хвастовством, самообманом; единство нельзя «создать» из «соглашения» интеллигентских группок - это печальнейшее, наивнейшее и невежественнейшее заблуждение.

Единство надо завоевать, и только сами рабочие, сами сознательные рабочие в состоянии добиться этого - упорным, настойчивым трудом.

Нет ничего легче, как написать аршинными буквами слово «единство», как посулить его, «провозгласить» себя сторонником его. На деле, однако, двинуть единство вперед можно только трудом и организацией передовых рабочих, всех сознательных рабочих.

Единство невозможно без организации. Организация невозможна без подчинения меньшинства большинству.

Истины эти - бесспорные. Никто в них не усомнится. Остается только - только! - провести их в жизнь. Это не легко. Это требует труда, настойчивости,


178
В. И. ЛЕНИН

сплочения всех сознательных рабочих. Но без такого труда нечего и говорить о рабочем единстве.

Амстердамская резолюция Интернационала настаивает на единстве рабочей партии каждой страны 87. Эта резолюция верна. Она требует единства рабочих, а у нас подменяют ее единством интеллигентских группок, не желающих признавать воли большинства рабочих!!

Это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Большинство сознательных рабочих всей России за 2 1/2 года (с 1 января 1912 г.) объединилось на деле вокруг правдистских решений, принятых в январе 1912, в феврале 1913 и летом 1913 года. Это доказано точными данными о рабочих группах, делавших свои взносы в разные газеты. Если разные интеллигентские группки, не могущие найти сторонников в рабочей массе, обходят эти данные, молчат о них, то от этого данные не исчезают: этим только доказывается оторванность от рабочей массы разных интеллигентских группок и их боязнь правды.

Число рабочих групп, делавших взносы на газеты в С.-Петербурге: » Ликвидатор-

Правдистские v ские

За два полных года, 1912 и 1913 2 801 750

За половину 1914 г.(с 1 янв. по 13 мая) 2 873 671

Всего 5 674 1421

Из этих данных, которые много раз печатались и никем не исправлены, не оспорены, видно, что ликвидаторы имели всего одну пятую среди сознательных рабочих (причем к ликвидаторам тут причислялись все их союзники, кавказцы, троцкисты, бундисты, латыши, а теперь союзники от них отпадают; латыши уже отпали).

Итак, 4/5 рабочих признали правдистские решения своими, одобрили правдизм, объединились на деле вокруг правдизма.


179
ОБ ЕДИНСТВЕ

Вот это - единство рабочих, а не интеллигентских группок, единство на деле, а не на словах, единство в итоге 2 1/2 лет рабочего движения всей России, а не единство в посуле.

Вот за это единство и надо бороться дальше, за подчинение этому большинству рабочих в 4/5. Другого пути нет и быть не может. Неужели рабочие - дети и поверят, что большинство рабочих в 4/5 позволит меньшинству в 1/5 или интеллигентам вовсе без рабочих срывать волю большинства рабочих?? Об этом смешно и нелепо даже думать.

Пусть кто хочет ругает правдистов «узурпаторами» (захватчиками, самозванцами). Пусть объединяются на этой ругани ликвидаторы, Плеханов, Троцкий, впередовцы, бундисты и кто угодно. Все это - ругань бессильных группок, сердитых на свое бессилие. Крича об «единстве», эти бессильные, оторвавшиеся от рабочей массы группки лицемерят, ибо именно они нарушают единство, именно они раскольнически срывают волю большинства.

Потуги этих группок бессильны. На ругань их не стоит обращать внимания. А единство рабочих правдистские рабочие строят и будут строить вопреки всяким бранным словечкам сердитых, но бессильных интеллигентских группок.

«Трудовая Правда» № 2, 30 мая 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



180

ПОСПЕШИШЬ - ЛЮДЕЙ НАСМЕШИШЬ

Недавно в австрийском социал-демократическом ежемесячнике «Борьба» 88 появилась за подписью Ф. А. сенсационная заметка, будто известный вождь немецких оппортунистов Эдуард Бернштейн отказался от своих ревизионистских, оппортунистических взглядов и снова вернулся к марксизму.

Ревизионизм или «пересмотр» марксизма является в настоящее время одним из главных, если не самым главным, проявлением буржуазного влияния на пролетариат и буржуазного развращения пролетариев. Именно поэтому вождь оппортунистов, Эдуард Бернштейн, и получил такую (печальную) всемирную знаменитость.

И будто бы Эдуард Бернштейн снова вернулся к марксизму? Известие должно было показаться странным для всех, кто хоть сколько-нибудь знаком с немецкой социал-демократической литературой: главный орган оппортунистов «Социалистический Ежемесячник» (на немецком языке) продолжает выходить, продолжает по-прежнему проповедовать чисто буржуазные взгляды, которые по сути дела сводятся к полной измене социализму. Бернштейн продолжает быть виднейшим сотрудником этого журнала. В чем же дело?

Дело в том, что Бернштейн прочел реферат в Будапеште, и, по изложению местной газеты, в этом реферате он будто бы отрекся от ревизионизма.

Австриец Ф. А. оказался очень доверчивым и неразумно-торопливым, когда поспешил объявить всему


181
ПОСПЕШИШЬ - ЛЮДЕЙ НАСМЕШИШЬ

миру о новой перемене взглядов Бернштейна. А ликвидатор В. Левицкий, один из виднейших оппортунистических сотрудников оппортунистического журнала «Наша Заря» (этот журнал меньшевиком Плехановым был объявлен русским «Социалистическим Ежемесячником»), оказался вдесятеро более неразумным, написав только со слов Ф. А. в «Северной Рабочей Газете» (от 3 апреля, № 46) целый громадный фельетон под звонким заглавием: «От ревизионизма к марксизму».

Г-н Левицкий не дождался даже появления доклада Бернштейна в печати. Поспешишь - людей насмешишь.

Эд. Бернштейн, услыхавши о том, какая «слава» пошла по всему миру про его будапештский реферат, написал 11 апреля (нового стиля) письмо в брюссельскую социал-демократическую газету «Народ» 89 и в этом письме заявил прямо: «сообщение «Борьбы» совершенно не верно, ничего нового я в Будапеште не говорил, ни в чем от взглядов «Предпосылок социализма» (главный оппортунистический труд Бернштейна) не отступил, а отчет будапештской газеты о моем реферате просто спутал мои слова с замечаниями составителя отчета!!»

Весь шум оказался обыкновенной газетной уткой.

Вскрылась при этом только печальная слабость некоторых австрийских (да и одних ли австрийских?) социал-демократов прикрывать оппортунизм и объявлять его исчезнувшим.

Усердный не по разуму г. Левицкий прямо-таки разбивал себе лоб. Он писал в «Северной Рабочей Газете»: «После поворота (?) родоначальника (?) ревизионизма Бернштейна к марксизму ревизионизм внутри германской социал-демократии окончательно (!!?)убит».

Тут что ни слово, то - перл. Поворота не было. Бернштейн не родоначальник. Ревизионизм не убит.

«... В России, - пишет усердный г. Левицкий, - ревизионизм перестал быть теоретической модой даже среди левонародников, которые одно время не прочь были опереться в борьбе с марксизмом на это учение. Внутри самой русской социал-демократии он не имел никакого влияния, несмотря на попытки отдельных писателей пересадить его на русскую почву...»


182
В. И. ЛЕНИН

Опять, что ни слово, то неправда. Левонародники и сейчас по всем важнейшим вопросам «опираются» на ревизионистские «учения»; это видно из каждой книжки «Русского Богатства» и «Заветов», из каждого номера «Стойкой Мысли». Затушевывать оппортунизм левонародников - вредно.

В русской социал-демократии ревизионизм с самого начала массового рабочего и массового социал-демократического движения, 1895-1896 гг., имел влияние. Неужели г. Левицкий не слыхал о многолетней борьбе последовательных марксистов и сторонников старой «Искры» с «экономистами»? Неужели он не слыхал о партийных резолюциях и многочисленных статьях той эпохи, утверждавших, доказывавших и разъяснявших, что «экономизм» есть русская форма ревизионизма, оппортунизма? Неужели г. Левицкий забыл о г. А. Мартынове, сегодняшнем видном ликвидаторе, вчерашнем видном «экономисте»?

Г-н Левицкий отрекается от ревизионизма, чтобы прикрыть свой ревизионизм. Напомним ему хотя бы только следующие четыре вещи: 1) не заявлял ли меньшевик Плеханов в печати в 1909-1910 гг., что меньшевики набрали себе целый ряд оппортунистических элементов? 2) не доказывал ли тот же Плеханов оппортунистический характер ликвидаторского лозунга: «борьба за легальность»? 3) не доказывали ли несколько меньшевиков-антиликвидаторов связь ликвидаторства с «экономизмом»? 4) не является ли оппортунизмом отрицание Кольцовым «двух китов» (из трех) с точки зрения пригодности их для агитации?

Даже эти четыре факта - а их можно бы привести сорок четыре - говорят ясно о том, что «экономизм» 1895-1902 годов, «меньшевизм» 1903-1908 годов, ликвидаторство 1908-1914 годов есть не что иное, как русская форма или разновидность оппортунизма и ревизионизма.

«Просвещение» № 5, май 1914 г.
Подпись:В. И.
Печатается по тексту журнала «Просвещение»



183

О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА, ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

Напечатано в мае 1914 г. в журнале «Просвещение» № 5 Подпись:В. Ильин

Печатается по тексту журнала



185

Вопросы современного рабочего движения во многих отношениях являются больными вопросами - в особенности для представителей вчерашнего дня (т. е. только что исторически миновавшего этапа) этого движения. Сюда прежде всего относятся вопросы о так называемой фракционности, расколе и т. д. Нередко от интеллигентских участников рабочего движения можно слышать возбужденные, нервные, почти истерические просьбы не касаться этих больных вопросов. Для тех, кто пережил долгие годы борьбы разных течений среди марксистов, например, с 1900-1901 годов, естественно могут быть излишними повторениями многие рассуждения на тему этих больных вопросов.

Но участников 14-летней борьбы среди марксистов (а тем более 18-19-летней, если считать с первых симптомов появления «экономизма») в настоящее время не так уже много. Громадное большинство рабочих, заполняющих в наши дни ряды марксистов, старой борьбы либо не помнят, либо не знают вовсе. Для этого громадного большинства (как показывает, между прочим, и анкета нашего журнала 90) больные вопросы представляют особенно большой интерес. И мы намерены остановиться на этих вопросах, поднимаемых как бы заново (а для молодого поколения рабочих действительно заново) «нефракционным рабочим журналом» Троцкого «Борьба».


186
В. И. ЛЕНИН

I. О «ФРАКЦИОННОСТИ»

Троцкий называет свой новый журнал «нефракционным». Это слово он ставит на первое место в объявлениях, это подчеркивает на все лады в редакционных статьях как самой «Борьбы», так и ликвидаторской «Северной Рабочей Газеты», где до выхода «Борьбы» появилась о ней статья Троцкого.

Что же это такое: «нефракционность»?

«Рабочий журнал» Троцкого есть журнал Троцкого для рабочих, ибо ни рабочего почина, ни связи с рабочими организациями в журнале нет и следа. Желая быть популярным, Троцкий в своем журнале для рабочих поясняет читателям слова «территория», «фактор» и т. п.

Очень хорошо. Отчего бы не пояснить для рабочих и слово: «нефракционность»? Неужели оно более понятно, чем слова территория и фактор?

Нет. Дело не в этом. Дело в том, что ярлычком «нефракционность» вводят в обман молодое поколение рабочих худшие представители худших остатков фракционности. На разъяснении этого стоит остановиться.

Фракционность есть главная отличительная черта социал-демократической партии одной определенной исторической эпохи. Какой именно? С 1903 по 1911 год.

Чтобы пояснить наиболее наглядно, в чем была сущность фракционности, надо вспомнить конкретные условия хотя бы 1906-1907 годов. Партия тогда была едина, не было раскола, но была фракционность, т. е. на деле существовало в единой партии две фракции, две фактически отдельные организации. Рабочие организации внизу были едины, но по каждому серьезному вопросу две фракции вырабатывали две тактики; защитники их спорили между собой в единых рабочих организациях (например, при обсуждении лозунга: думское - или кадетское - министерство в 1906 году или при выборах на Лондонский съезд в 1907 году), и вопросы решались по большинству: одна фракция оказалась побежденной на едином Стокгольмском съезде (1906), другая на едином Лондонском (1907) 91.


187
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

Это - общеизвестные факты из истории организованного марксизма в России.

Достаточно припомнить эти общеизвестные факты, чтобы увидать вопиющую неправду, которую распространяет Троцкий.

С 1912 года, уже более двух лет, нет в России фракционности среди организованных марксистов, нет споров о тактике в единых организациях, на единых конференциях и съездах. Есть полная разорванность между партией, формально заявившей в январе 1912 года о том, что ликвидаторы не принадлежат к ней, и ликвидаторами. Троцкий называет нередко это положение дела «расколом», и о таком наименовании мы будем говорить ниже особо. Но остается несомненным фактом, что слово: «фракционность» расходится с истиной.

Это слово, как мы уже сказали, есть повторение, некритическое, неразумное, бессмысленное повторение того, что было верно вчера, т. е. в эпоху уже миновавшую. И когда Троцкий говорит нам о «хаосе фракционной борьбы» (см. № 1, стр. 5, 6 и многие другие), то сразу ясно становится, какое именно отжившее прошлое говорит устами его.

Посмотрите на теперешнее положение дела с точки зрения молодого русского рабочего, каких теперь 9/10 среди организованных марксистов России. Он видит перед собой три массовых проявления разных взглядов или течений в рабочем движении: «правдистов» вокруг газеты с тиражом в 40 000 экземпляров, «ликвидаторов» (15 000 экземпляров) и левонародников (10 000 экземпляров). Данные о тираже поясняют читателю массовый характер известной проповеди.

Спрашивается, при чем же тут «хаос»? Троцкий любит звонкие и пустые фразы - это известно, но словечко «хаос» есть не только фраза, а кроме того есть перенесение (вернее, тщетная попытка перенесения) на русскую почву современной эпохи заграничных отношений вчерашней эпохи. Вот в чем суть дела.

Никакого «хаоса» нет в борьбе марксистов с народниками. Этого, надо надеяться, далее Троцкий не решится утверждать. Борьба марксистов с народниками


188
В. И. ЛЕНИН

идет свыше 30 лет, с самого рождения марксизма. Причина этой борьбы - коренное расхождение интересов и точки зрения двух разных классов, пролетариата и крестьянства. «Хаос», если где и есть, то только в головах чудаков, не понимающих этого.

Что же остается? «Хаос» борьбы марксистов с ликвидаторами? И опять-таки это неправда, ибо нельзя назвать хаосом борьбу с течением, которое признано всей партией за течение и осуждено с 1908 года. А кто не беззаботен насчет истории марксизма в России, тот знает, что ликвидаторство неразрывно и теснейшим образом даже в смысле состава вождей и участников связано с «меньшевизмом» (1903-1908) и «экономизмом» (1894-1903). Значит, и тут перед нами почти двадцатилетняя история. Относиться к истории собственной партии, как к «хаосу», значит иметь непростительную пустоту в голове.

Но посмотрите на теперешнее положение с точки зрения Парижа или Вены. Сразу все переменится. Кроме «правдистов» и «ликвидаторов» есть еще не менее пяти русских «фракций», т. е. отдельных групп, желающих причислять себя к одной и той же социал-демократической партии: группа Троцкого, две группы «Вперед», «большевики-партийцы» и «меньшевики-партийцы» 92. В Париже и в Вене (беру для примера два особенно крупных центра) это всем марксистам прекрасно известно.

И тут Троцкий в известном смысле прав: это действительно фракционность, это поистине хаос!

«Фракционность», т. е. номинальное единство (на словах все одной партии) и реальная раздробленность (на деле все группы самостоятельны и вступают друг с другом в переговоры и соглашения, как суверенные державы).

«Хаос», т. е. отсутствие (1) объективных допускающих проверку данных о связи этих фракций с рабочим движением в России и (2) отсутствие материала для суждения о подлинной идейной и политической физиономии этих фракций. Возьмите период полных двух лет - 1912и 1913. Как известно, это - годы оживле-


189
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

ния и подъема рабочего движения, когда всякое сколько-нибудь похожее на массовое (а в политике только массовое и считается) течение или направление не могло не сказаться на выборах в IV Думу, на стачечном движении, на легальных газетах, на профессиональных союзах, на страховой кампании и т. п. Ни одна, ни единая из этих пяти заграничных фракций за весь этот двухлетний период не проявила себя абсолютно ничем заметным ни на одном из указанных сейчас проявлений массового рабочего движения в России!

Это - факт, который всякому легко проверить.

И этот факт доказывает, что мы были правы, говоря о Троцком, как о представителе «худших остатков фракционности».

На словах будучи нефракционным, Троцкий есть заведомо для всех, сколько-нибудь знакомых с рабочим движением России, представитель «фракции Троцкого» - здесь есть фракционность, ибо налицо оба существенные признака ее: (1) номинальное признание единства и (2) групповая обособленность на деле. Здесь есть остаток фракционности, ибо ничего серьезного в смысле связей с массовым рабочим движением России открыть тут невозможно.

Здесь есть, наконец, худший вид фракционности, ибо нет никакой идейно-политической определенности. Нельзя отказать в этой определенности ни правдистам (даже наш решительный противник Л. Мартов признает у нас «сплоченность и дисциплину» вокруг всем известных формальных решений по всем вопросам), ни ликвидаторам (у них очень определенная, по крайней мере у виднейших из них, физиономия, именно либеральная, а не марксистская).

Нельзя отказать в некоторой определенности части тех фракций, которые, подобно фракции Троцкого, реально существуют исключительно с венско-парижской, отнюдь не с русской точки зрения. Например, определенны махистские теории у махистской группы «Вперед»; определенно решительное отрицание этих теорий и защита марксизма, наряду с теоретическим осуждением ликвидаторов, у «меньшевиков-партийцев».


190
В. И. ЛЕНИН

У Троцкого же нет никакой идейно-политической определенности, ибо патент на «нефракционность» означает лишь (мы сейчас увидим это подробнее) патент на полную свободу перелетов от одной фракции к другой и обратно.

Итог: 1) исторического значения идейных расхождений между течениями и фракциями в марксизме Троцкий не объясняет и не понимает, хотя эти расхождения наполняют двадцатилетнюю историю социал-демократии и касаются основных вопросов современности (как мы еще покажем); 2) основных особенностей фракционности, как номинального признания единства и реальной раздробленности, Троцкий не понял; 3) под флагом «нефракционности» Троцкий отстаивает одну из заграничных фракций, особенно безыдейных и лишенных почвы в рабочем движении России.

Не все то золото, что блестит. Много блеску и шуму в фразах Троцкого, но содержания в них нет.

II. О РАСКОЛЕ

«Если у вас, правдистов, нет фракционности, т. е. номинального признания единства при раздробленности на деле, то у вас есть худшее - раскольничество», - возразят нам. Именно так говорит Троцкий, который, не умея продумать своих мыслей и связать концы с концами своих фраз, то вопиет против фракционности, то кричит: «раскол делает одно самоубийственное завоевание за другим» (№ 1, стр. 6).

Смысл этого заявления может быть только один: «правдисты делают одно завоевание за другим» (это объективный, допускающий проверку факт, устанавливаемый изучением массового рабочего движения России хотя бы в 1912 и 1913 годах), но я, Троцкий, осуждаю правдистов (1) как раскольников и (2) как самоубийственных политиков.

Разберемся в этом.


191
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

Прежде всего поблагодарим Троцкого: недавно (с августа 1912 г. по февраль 1914 г.) он шел за Ф. Даном, который, как известно, грозил и призывал «убить» антиликвидаторство. Теперь Троцкий не грозит «убить» наше направление (и нашу партию - не сердитесь, гражданин Троцкий, это ведь правда!), а только пророчит, что оно само убьет себя!

Это - гораздо мягче, не правда ли? Это - почти «нефракционно», не так ли?

Но шутки в сторону (хотя шутка есть единственный способ мягкого отклика на невыносимое фразерство Троцкого).

«Самоубийство» - просто фраза, пустая фраза, один «троцкизм».

Раскольничество есть серьезное политическое обвинение. Это обвинение повторяют против нас на тысячи ладов и ликвидаторы и все, перечисленные выше, с точки зрения Парижа и Вены несомненно существующие, группы.

И все они повторяют это серьезное политическое обвинение удивительно несерьезно. Посмотрите на Троцкого. Он признал, что «раскол делает (читай: правдисты делают) одно самоубийственное завоевание за другим». Он добавляет к этому:

«Многочисленные передовые рабочие в состоянии полной политической растерянности сами становятся нередко деятельными агентами раско-л а» (№ 1, стр. 6).

Можно ли найти образцы более несерьезного отношения к вопросу, чем то, которое вскрывается этими словами?

Вы нас обвиняете в раскольничестве, тогда как мы перед собой на арене рабочего движения в России ровно ничего кроме ликвидаторства не видим. Значит, вы находите неправильным наше отношение к ликвидаторству? И действительно, все перечисленные выше заграничные группы, как ни сильно они друг от друга отличаются, сходятся именно в том, что наше отношение к ликвидаторству признают неправильным,


192
В. И. ЛЕНИН

«раскольническим». В этом состоит также сходство (и существенное политическое сближение) всех этих групп с ликвидаторами.

Если наше отношение к ликвидаторству теоретически, принципиально неправильно, то об этом следовало бы Троцкому прямо сказать, определенно заявить, без обиняков указать, в чем он видит эту неправильность. Троцкий годами избегает, однако, этот существенный пункт.

Если практически, в опыте движения опровергается наше отношение к ликвидаторству, надо разобрать этот опыт, чего Троцкий опять-таки не делает. «Многочисленные передовые рабочие, - признает он, - становятся деятельными агентами раскола» (читай: деятельными агентами правдистской линии, тактики, системы организации).

Почему же это происходит такое печальное явление, подтверждаемое, по признанию Троцкого, опытом, что передовые рабочие, и притом многочисленные, стоят за «Правду»?

Вследствие «полной политической растерянности» этих передовых рабочих, отвечает Троцкий.

Объяснение, слов нет, чрезвычайно лестное для Троцкого, для всех пяти заграничных фракций и для ликвидаторов. Троцкий очень любит давать, «с ученым видом знатока», с напыщенными и звонкими фразами, лестные для Троцкого объяснения исторических явлений. Если «многочисленные передовые рабочие» становятся «деятельными агентами» политической и партийной линии, не согласующейся с линией Троцкого, то Троцкий решает вопрос, не стесняясь, сразу и прямиком: эти передовые рабочие находятся «в состоянии полной политической растерянности», а он, Троцкий, очевидно, «в состоянии» политической твердости, ясности и правильности линии!.. И тот же самый Троцкий, бия себя в грудь, громит фракционность, кружковщину, интеллигентское навязывание своей воли рабочим!..

Право, читая такие вещи, невольно спрашиваешь себя, не из сумасшедшего ли дома раздаются подобные голоса?


193
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

Перед «передовыми рабочими» вопрос о ликвидаторстве и его осуждении поставлен партией с 1908 года, а вопрос о «расколе» с точно определенной группой ликвидаторов (именно: группой «Нашей Зари»), т. е. о невозможности строить партию иначе как без этой группы и против нее, этот последний вопрос поставлен в январе 1912 года, более 2-х лет тому назад. Передовые рабочие в огромном большинстве высказались именно за поддержку «январской (1912 г.) линии». Троцкий сам признает этот факт словами о «завоеваниях» и о «многочисленных передовых рабочих». И Троцкий отделывается тем, что просто бранит этих передовых рабочих «раскольниками» и «политически-растерянными» !

Люди, не сошедшие с ума, сделают из этих фактов иной вывод. Там, где сплотилось большинство сознательных рабочих вокруг точных и определенных решений, там есть единство мнений и действий, там есть партийность и партия.

Там, где мы видели ликвидаторов, «снятых с постов» рабочими, или с полдюжины заграничных групп, за два года ничем не доказавших своей связи с массовым рабочим движением России, там именно царит растерянность и раскольничество. Пытаясь теперь убедить рабочих не исполнять решений того «целого», которое признают марксисты-правдисты, Троцкий пытается дезорганизовать движение и вызвать раскол.

Эти попытки бессильны, но надо же разоблачить зарвавшихся в своем самомнении вождей интеллигентских группок, которые, производя раскол, кричат о расколе, которые, потерпев за два и более года полное поражение перед «передовыми рабочими», с невероятной наглостью плюют на решения и на волю этих передовых рабочих, называя их «политически-растерянными». Ведь это же целиком приемы Ноздрева или Иудушки Головлева.

И, по должности публициста, мы на повторяемые крики о расколе не устанем повторять точные данные, не опровергаемые и неопровержимые. Во II Думе было в рабочей курии 47% депутатов большевиков, в III - 50%, в IV - 67%.


194
В. И. ЛЕНИН

Вот где большинство «передовых рабочих», вот где партия, вот где единство мнений и действий большинства сознательных рабочих.

Ликвидаторы возражают (см. Булкина, Л. М., в № 3 «Нашей Зари»), что мы пользуемся аргументами от столыпинских курий. Это - неразумное и недобросовестное возражение. Немцы измеряют свои успехи выборами по бисмарковскому избирательному закону, отстраняющему женщин. Только сумасшедшие могли бы попрекнуть за это немецких марксистов, которые меряют свои успехи при данном избирательном законе, отнюдь не оправдывая его реакционных урезок.

Так и мы, ни курий, ни куриальности не защищая, меряли свои успехи при данном избирательном законе. Курии были при всех трех (II, III, IV) Думах, и внутри одной и той же рабочей курии, внутри социал-демократии произошла полная передвижка против ликвидаторов. Кто не хочет обманывать себя и других, тот должен признать этот объективный факт победы рабочего единства против ликвидаторов.

Другое возражение не менее «умно»: «за такого-то и такого-то большевика голосовали (или в выборах участвовали) меньшевики и ликвидаторы». Прекрасно! А не относится ли это и к 53% депутатов не большевиков II Думы, к 50% III Думы, к 33% IV Думы?

Если бы можно было вместо данных о депутатах взять данные о выборщиках или уполномоченных от рабочих и т. п., мы с охотой взяли бы их. Но таких более подробных данных нет, и, следовательно, «возражатели» просто бросают публике песок в глаза.

А данные о рабочих группах, помогавших газетам разных направлений? За два года (1912 и 1913) 2801 группа за «Правду» и 750 за «Луч» *. Всякий может проверить эти цифры, и никто не пытался опровергать их.

Где же тут единство действий и воли большинства «передовых рабочих» и где нарушение воли большинства?


* По 1 апреля 1914 г. предварительный подсчет дал 4000 групп за «Правду» (с 1 января 1912 г.) и 1000 за ликвидаторов плюс всех их союзников.


195
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

«Нефракционность» Троцкого есть именно раскольничество в смысле самого беззастенчивого нарушения воли большинства рабочих.

III. О РАСПАДЕ АВГУСТОВСКОГО БЛОКА

Но есть еще способ, и очень важный, проверить правильность и правдивость бросаемых Троцким обвинений в раскольничестве.

Вы находите, что именно «ленинцы» - раскольники? Хорошо. Допустим, что вы правы.

Но если вы правы, почему же все остальные фракции и группы не доказали без «ленинцев» и против «раскольников» возможности единства с ликвидаторами?.. Если мы - раскольники, почему же вы, объединители, не объединились между собой и с ликвидаторами? Ведь этим вы на деле показали бы рабочим возможность единства и пользу его!..

Припомним хронологию.

В январе 1912 года «раскольники» «ленинцы» объявляют, что они - партия без ликвидаторов и против них.

В марте 1912 года против этих «раскольников» объединяются в своих русских листках и на страницах немецкой социал-демократической газеты «Vorwarts» все группы и «фракции»: ликвидаторы, троцкисты, впередовцы, «большевики-партийцы», «меньшевики-партийцы». Все вместе дружно, единодушно, согласно, едино ругают нас «узурпаторами», «мистификаторами» и прочими не менее нежными и ласковыми прозвищами.

Очень хорошо, господа! Но чего же вам легче было, как соединиться против «узурпаторов» и показать «передовым рабочим» пример единства? Неужели передовые рабочие, если бы они видели с одной стороны единство всех против узурпаторов, единство и ликвидаторов и не ликвидаторов, а с другой стороны одних «узурпаторов», «раскольников» и пр., не поддержали бы первых??

Если разногласия только выдуманы или раздуты и т. п. «ленинцами», а на деле возможно единство ликвидаторов, плехановцев, впередовцев, троцкистов и пр.,


196
В. И. ЛЕНИН

то отчего не доказали вы этого за два года своим примером?

В августе 1912 года собралась конференция «объединителей». Сразу началось разъединение: плехановцы вовсе отказались идти, впередовцы пошли, но ушли с протестом и с разоблачением фиктивности всей затеи.

«Объединились» ликвидаторы, латыши, троцкисты (Троцкий и Семковский), кавказцы, семерка. Объединились ли? Мы заявили тогда же, что нет, что это лишь прикрытие ликвидаторства. Опровергли ли нас события?

Ровно через полтора года, в феврале 1914 года, оказывается: 1) Что семерка распадается - Бурьянов уходит от нее. 2) Что в оставшейся новой «шестерке» Чхеидзе и Туляков или кто-то другой не могут спеться насчет ответа Плеханову. Они в печати заявляют, что ответят ему, и не могут ответить. 3) Что Троцкий, фактически уже много месяцев исчезнувши из «Луча», откалывается, издавая «свой» журнал: «Борьба». Называя этот журнал «нефракционным», Троцкий ясно говорит этим (ясно для всех, кто сколько-нибудь знаком с делом), что «Наша Заря» и «Луч» оказались, по его, Троцкого, мнению, «фракционными», т. е. плохими, объединителями.

Если вы - объединитель, любезный Троцкий, если вы объявляете возможным единство с ликвидаторами, если вы вместе с ними стоите на позиции «основных идей, формулированных в августе 1912 года» («Борьба» № 1, стр. 6, «От редакции»), то отчего же вы сами не объединились с ликвидаторами в «Нашей Заре» и в «Луче»?

Когда в «Северной Рабочей Газете» еще до выхода журнала Троцкого появилась злая заметка о «невыясненной» физиономии журнала и о том, что «в марксистских кругах довольно много говорили» о нем, то «Путь Правды» (№ 37) *, естественно, должен был разоблачить неправду: «в марксистских кругах говорили»


* См. настоящий том, стр. 1-4. Ред.


197
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

о секретной записке Троцкого против лучистов; физиономия Троцкого и его откол от Августовского блока вполне «выяснены». 4) Ан, известный вождь кавказских ликвидаторов, выступивший было против Л. Седова (и получивший за это публичную головомойку от Ф. Дана и К°), появляется теперь в «Борьбе». Остается «невыясненным», с Троцким или с Даном желают теперь идти кавказцы? 5) Латышские марксисты, бывшие единственной вполне бесспорной организацией в

«Августовском блоке», формально вышли из него, заявив (1914 г.) в резолюции своего последнего конгресса, что

«попытка со стороны примирителей объединиться во что бы то ни стало с ликвидаторами (августовская конференция 1912 года) оказалась бесполезной, и объединители сами попали в идейно-политическую зависимость от ликвидаторов».

Это заявила, после полуторагодового опыта, организация, которая сама стоит на нейтральной позиции, не желая вступать в связь ни с одним из двух центров. Тем более веско должно быть для Троцкого это решение нейтральных людей!

Кажется, довольно?

Люди, нас обвинявшие в раскольничестве, в нежелании или неуменье ужиться с ликвидаторами, сами но ужились с ними. Августовский блок оказался фикцией и распался.

Скрывая от своих читателей этот распад, Троцкий обманывает их.

Опыт наших противников доказал нашу правоту, доказал невозможность работы с ликвидаторами.

IV. СОВЕТЫ ПРИМИРЕНЦА «СЕМЕРКЕ»

В редакционной статье № 1 «Борьбы»: «Раскол думской фракции» содержатся советы примиренца семерке ликвидаторствующих (или колеблющихся в сторону ликвидаторства) депутатов Государственной думы. Гвоздь этих советов - следующая фраза:


198
В. И. ЛЕНИН

«обращаться к шестерке в первую очередь во всех случаях, когда необходимо соглашение с другими фракциями» (стр. 29).

Вот - разумный совет, из-за которого, между прочим, расходится, видимо, Троцкий с ликвидаторами-лучистами. С самого начала борьбы двух фракций в Думе, с резолюции летнего (1913) совещания, правдисты стояли именно на этой точке зрения. Российская социал-демократическая рабочая фракция неоднократно и после раскола в печати заявляла, что продолжает стоять на этой позиции, вопреки повторным отказам «семерки».

С самого начала, с резолюции летнего совещания, мы думали и думаем, что соглашения по вопросам думской работы желательны и возможны: если такие соглашения неоднократно практиковались с мелкобуржуазными крестьянскими демократами (трудовиками), то тем более, разумеется, возможны и необходимы они с мелкобуржуазными, либеральными рабочими политиками.

Не надо преувеличивать разногласий и надо смотреть действительности прямо в лицо: «семерка» - колеблющиеся в сторону ликвидаторства люди, вчера шедшие вполне за Даном, сегодня с тоской переводящие свои взгляды с Дана на Троцкого и обратно. Ликвидаторы, это - отколовшаяся от партии группа легалистов, проводящая либеральную рабочую политику. Ввиду отрицания ими «подполья», ни о каком единстве с этой группой в делах партийного строительства и рабочего движения не может быть и речи. Кто думает иначе, тот глубоко заблуждается, не учитывая глубины происшедших после 1908 года перемен.

Но соглашения с этой внепартийной или околопартийной группой по отдельным вопросам, конечно, допустимы: мы и эту группу, как и трудовиков, всегда должны заставлять делать выбор между рабочей (правдистской) и либеральной политикой. Например, в вопросе о борьбе за свободу печати у ликвидаторов ясно обнаружились колебания между либеральной постановкой вопроса с отрицанием или забвением бесцензурной печати и обратной, рабочей, политикой.


199
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

В пределах думской политики, где не ставится непосредственно самых важных, вне-думских, вопросов, соглашения с семеркой либеральных рабочих депутатов возможны и желательны. По этому пункту Троцкий от ликвидаторов перешел к позиции партийного летнего (1913) совещания.

Не надо забывать только, что с точки зрения внепартийной группы под соглашением разумеется совсем не то, что понимают под этим обычно партийные люди. Для непартийных людей «соглашение» в Думе есть «выработка тактической резолюции или линии». Для партийных людей соглашение есть попытка привлечь других к осуществлению партийной линии.

Например, у трудовиков партии нет. Под соглашением они разумеют «вольную», так сказать, «выработку» линии, сегодня с кадетами, завтра с социал-демократами. Мы же под соглашением с трудовиками разумеем совсем не то: у нас есть партийные решения по всем важным вопросам тактики, и никогда мы от этих решений отступать не будем; соглашаться же с трудовиками для нас значит привлекать их на свою сторону, убеждать их в нашей правоте, не отказываться от общих действий против черносотенцев и против либералов.

До какой степени Троцкий забыл (не даром все же побывал у ликвидаторов!) это элементарное различие о соглашениях с партийной и беспартийной точки зрения, показывает следующее его рассуждение:

«Необходимо, чтобы доверенные лица Интернационала свели обе части нашего расколовшегося парламентского представительства и совместно с ними рассмотрели, что их объединяет и что их раскалывает... Может быть выработана детальная тактическая резолюция, формулирующая основы парламентской тактики...» (№ 1, стр. 29-30).

Вот - характерный и типичнейший образчик ликвидаторской постановки вопроса! О партии журнал Троцкого забывает: стоит ли помнить о подобной мелочи, в самом деле?

Когда в Европе (Троцкий любит некстати говорить о европеизме) соглашаются или объединяются различные партии, то дело бывает так: представители их


200
В. И. ЛЕНИН

сходятся и выясняют прежде всего пункты расхождения (именно то, что Интернационал и поставил на очередь для России, отнюдь не включив в резолюцию необдуманного утверждения Каутского, будто «старой партии нет» 93). Выяснив пункты расхождения, представители намечают, какие решения (резолюции, условия и т. п.) по вопросам тактики, организации и т. д. должны быть представлены съездам обеих партий. Если удается наметить проект единых решений, съезды решают, принять ли их; если намечаются различные предложения, то их равным образом окончательно обсуждают съезды обеих партий.

Для ликвидаторов и Троцкого «симпатичны» лишь европейские образцы оппортунизма, но вовсе не образцы европейской партийности.

«Детальную тактическую резолюцию» будут вырабатывать думские депутаты!! Русские «передовые рабочие», которыми недаром так недоволен Троцкий, могут наглядно видеть на этом примере, до чего доходит в Вене и в Париже смехотворное прожектерство заграничных группочек, уверивших даже Каутского, что в России «партии нет». Но если иностранцев иногда удается обмануть на этот счет, то русские «передовые рабочие» (под страхом вызвать новое недовольство грозного Троцкого) рассмеются в лицо этим прожектерам.

«Детальные тактические резолюции, - скажут они им, - вырабатываются у нас партийными съездами и конференциями (не знаем, как у вас, беспартийных), например, 1907, 1908, 1910, 1912 и 1913 годов. Мы с удовольствием познакомим несведущих иностранцев, а также забывчивых русских, с нашими партийными решениями и еще с большим удовольствием попросим представителей «семерки» или «августовцев», или «левицевцев», или кого угодно познакомить нас с резолюциями их съездов или конференций, внести на их будущий съезд определенный вопрос об отношении к нашим резолюциям или к резолюции нейтрального латышского съезда 1914 года и т. д.»

Вот что скажут «передовые рабочие» России разным прожектерам, вот что уже сказали, например, в марк-


201
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

систской печати организованные марксисты Петербурга. Троцкому угодно игнорировать эти напечатанные условия для ликвидаторов? Тем хуже для Троцкого. Наш долг - предупредить читателей насчет того, как смешно «объединительное» (по типу августовского «объединения»?) прожектерство, не желающее считаться с волей большинства сознательных рабочих России.

V. ЛИКВИДАТОРСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ТРОЦКОГО

О своих взглядах по существу Троцкий постарался как можно меньше сказать в своем новом журнале. «Путь Правды» (№ 37) уже отметил, что ни по вопросу о подполье, ни о лозунге борьбы за открытую партию и т. д. Троцкий не сказал ни звука *. Вот почему, между прочим, мы говорим о худшей фракционности в этом случае, когда обособленная организация хочет возникнуть без всякой идейно-политической физиономии.

Но если Троцкий не пожелал изложить своих взглядов прямо, то целый ряд мест его журнала показывает, какие идеи он проводит тайком и пряча их.

В первой же редакционной статье первого номера мы читаем:

«Дореволюционная социал-демократия была у нас только по своей идее, по своим целям рабочей партией. В действительности она представляла собой организацию марксистской интеллигенции, которая вела за собой пробуждавшийся рабочий класс» (5).

Это - давно известная либеральная и ликвидаторская песенка, служащая на деле введением к отрицанию партии. Песенка эта основана на извращении исторических фактов. Уже стачки 1895-1896 годов создали массовое рабочее движение, связанное и идейно и организационно с социал-демократией. И на эти стачки, на экономическую и неэкономическую агитацию «интеллигенция вела за собой рабочий класс»!!?


* См. настоящий том, стр. 1 - 4. Ред.


202
В. И. ЛЕНИН

Или вот точные данные о государственных преступлениях за 1901-1903 годы сравнительно с предыдущей эпохой:

На 100 участников освободительного движения (привлеченных за государственные преступления) было лиц, занимающихся:

Эпохи: Сельским хозяйством Промышленностью и торговлей Либеральными профессиями и учащихся Неопределенных занятий и без занятий
1884-18907,115,153,319,9
1901-19039,046,128,78,0

Мы видим, что в 80-ые годы, когда не было еще социал-демократической партии в России, когда движение было «народническим», преобладала интеллигенция: она дает больше половины участников.

Полное изменение этой картины в 1901-1903 годах, когда уже была социал-демократическая партия, когда вела свою работу старая «Искра». Интеллигенция уже составляет меньшинство среди участников движения, рабочих («промышленность и торговля») уже гораздо больше, чем интеллигенции, а рабочих и крестьян вместе больше половины всего числа.

Именно в борьбе течений внутри марксизма сказалось мелкобуржуазно-интеллигентское крыло социал-демократии, начиная с «экономизма» (1895-1903), продолжая «меньшевизмом» (1903-1908) и «ликвидаторством» (1908-1914). Троцкий повторяет ликвидаторские клеветы на партию, боясь прикоснуться к истории двадцатилетней борьбы течений внутри партии.

Вот другой пример:

«Русская социал-демократия в своем отношении к парламентаризму прошла те же три стадии... (что и в других странах)... сперва «бойкотизм»... далее, принципиальное признание парламентарной тактики, но... (великолепное «но», то самое «но», которое Щедрин переводил фразой: не растут уши выше лба, не растут!)... с чисто агитационными целями... и, наконец, перенесение на думскую трибуну... очередных требований...» (№ 1, стр. 34).

Опять ликвидаторское искажение истории. Различие второй и третьей стадии придумано для того, чтобы тайком провести защиту реформизма и оппортунизма.


203
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

Бойкотизма, как стадии в «отношении к парламентаризму социал-демократии», не было ни в Европе (там был и остался анархизм), ни в России, где бойкот, например, булыгинской Думы относился только к определенному учреждению, никогда не связывался с «парламентаризмом» и был порожден своеобразной борьбой либерализма и марксизма за продолжение натиска. Как эта борьба отразилась на борьбе двух течений внутри марксизма, Троцкий и не заикается!

Если касаться истории, надо разъяснить конкретные вопросы и классовые корни разных течений; кто пожелает по-марксистски изучить борьбу классов и борьбу течений из-за участия в булыгинской Думе, тот увидит там корни либеральной рабочей политики. Но Троцкий «касается» истории, чтобы обойти конкретные вопросы и сочинить оправдание или подобие оправдания для современных оппортунистов!

«... Фактически всеми течениями, - пишет он, - применяются одни и те же методы борьбы и строительства». - «Крики о либеральной опасности в нашем рабочем движении являются просто грубой сектантской карикатурой на действительность» (№ 1, стр. 5 и 35).

Это очень ясная защита ликвидаторов и очень сердитая. Но мы позволим себе все же взять хоть один маленький факт из тех, что поновее, - Троцкий бросает только фразы, мы бы желали, чтобы рабочие сами обдумывали факт.

Факт - что «Северная Рабочая Газета» в № от 13-го марта писала:

«Вместо подчеркивания определенной, конкретной задачи, стоящей перед рабочим классом, - заставить Думу отклонить законопроект (о печати), выдвигается расплывчатая формула борьбы за «неурезанные лозунги», наряду с рекламированием нелегальной печати, которое способно только ослабить борьбу рабочих за свою легальную прессу».

Вот документальная, ясная, точная защита ликвидаторской политики и критика правдистской. Что же?


204
В. И. ЛЕНИН

найдется ли грамотный человек, который скажет, что оба течения применяют в данном вопросе «одни и те же методы борьбы и строительства»? Найдется ли грамотный человек, который скажет, что ликвидаторы не проводят здесь либеральной рабочей политики? что либеральная опасность в рабочем движении здесь выдумана?

Троцкий потому и избегает фактов и конкретных указаний, что они беспощадно опровергают все его сердитые возгласы и напыщенные фразы. Конечно, встать в позу и сказать: «грубая сектантская карикатура» - очень легко. Подбавить еще похлестче, еще понапыщеннее словечек о «раскрепощении от консервативной фракционности» тоже не трудно.

Только не очень ли уж это дешево? Не взято ли это оружие из арсенала той эпохи, когда Троцкий блистал перед гимназистами?

«Передовые рабочие», на которых сердит Троцкий, пожелают все же, чтобы им сказали прямо и ясно: одобряете ли вы тот «метод борьбы и строительства», который точно выражен в приведенной оценке конкретной политической кампании? да или нет? если да, то это есть либеральная рабочая политика, это есть измена марксизму и партии, и говорить о «мире» или о «единстве» с такой политикой, с группами, ее проводящими, значит обманывать себя и других.

Нет? - так скажите прямо. А фразами нынешнего рабочего не удивишь, не удовлетворишь и не запугаешь.

Кстати сказать: политика, проповедуемая ликвидаторами в приведенной цитате, даже с либеральной точки зрения глупа, ибо проведение закона в Думе зависит от «земцев-октябристов» типа Беннигсена, уже раскрывшего свои карты в комиссии.

* * *

Старые участники марксистского движения в России хорошо знают фигуру Троцкого, и для них не стоит говорить о ней. Но молодое рабочее поколение не знает


205
О НАРУШЕНИИ ЕДИНСТВА. ПРИКРЫВАЕМОМ КРИКАМИ О ЕДИНСТВЕ

ее, и говорить приходится, ибо это - типичная фигура для всех тех пяти заграничных группок, которые фактически также колеблются между ликвидаторами и партией.

Во времена старой «Искры» (1901-1903) для этих колеблющихся и перебегающих от «экономистов» к «искровцам» и обратно была кличка: «тушинский перелет» (так звали в Смутное время на Руси воинов, перебегавших от одного лагеря к другому).

Когда мы говорим о ликвидаторстве, мы устанавливаем известное идейное течение, годами выраставшее, связанное корнями с «меньшевизмом» и «экономизмом» в 20-летней истории марксизма, связанное с политикой и идеологией определенного класса, либеральной буржуазии.

«Тушинские перелеты» объявляют себя выше фракций на том единственном основании, что они «заимствуют» идеи сегодня одной, завтра другой фракции. Троцкий был ярым «искровцем», в 1901-1903 годах, и Рязанов назвал его роль на съезде 1903 года ролью «ленинской дубинки». В конце 1903 года Троцкий - ярый меньшевик, т. е. от искровцев перебежавший к «экономистам»; он провозглашает, что «между старой и новой «Искрой» лежит пропасть». В 1904-1905 году он отходит от меньшевиков и занимает колеблющееся положение, то сотрудничая с Мартыновым («экономистом»), то провозглашая несуразно-левую «перманентную революцию». В 1906-1907 году он подходит к большевикам и весной 1907 года заявляет себя солидарным с Розой Люксембург.

В эпоху распада, после долгих «нефракционных» колебаний, он опять идет вправо и в августе 1912 года входит в блок с ликвидаторами. Теперь опять отходит от них, повторяя, однако, по сути дела их же идейки.

Такие типы характерны, как обломки вчерашних исторических образований и формаций, когда массовое рабочее движение в России еще спало и любой группке «просторно» было изображать из себя течение, группу, фракцию, - одним словом, «державу», толкующую об объединении с другими.


206
В. И. ЛЕНИН

Надо, чтобы молодое рабочее поколение хорошо знало, с кем оно имеет дело, когда с невероятными претензиями выступают люди, не желающие абсолютно считаться ни с партийными решениями, которые с 1908 года определили и установили отношение к ликвидаторству, ни с опытом современного рабочего движения в России, создавшего на деле единство большинства на почве полного признания указанных решений.


207

РЕЦЕНЗИЯ

И. Дроздов. Заработная плата земледельческих рабочих в России в связи с аграрным движением 1905-1906 гг. СПБ. (Изд. М. И. Семенова.) 1914 г. Стр. 68. Ц. 50 к.

Нельзя не приветствовать почин г-на Дроздова, поставившего в своей брошюре чрезвычайно интересный и важный вопрос. Автор взял данные о поденной заработной плате (выраженной в деньгах и в хлебе) и об урожайности ржи на владельческих полях за 1902- 1904 годы, а затем погодные данные за 1905-1910 годы и сравнил эти данные по районам Европейской России.

Наибольшее повышение заработной платы в 1905 году автор нашел в юго-западном районе (увеличение на 10% по сравнению с 1902-1904 гг.). В среднем по России увеличение оказалось на 1,2% в 1905 году и на 12,5% в 1906 году. Автор делает отсюда вывод, что всего больше повысилась плата в районах наиболее развитого сельскохозяйственного капитализма и наибольшей распространенности стачечной формы борьбы (в отличие от так называемой «разгромно-порубочной» формы). Говоря строго, для такого вывода данные еще недостаточны. Например, второе место среди районов по увеличению платы в 1905 году занимает приуральский район (увеличение на 9,68% против 10,35% в юго-западном районе). Если взять среднюю плату за весь пореволюционный период, т. е. за 1905-1910 годы, то получается 110,3% (по сравнению с 1902-1904 гг.) в юго-западном районе и 121,7% в приуральском районе. Автор предъявляет, так сказать, «отвод» по отношению к приуральскому району, ссылаясь при этом на мое «Развитие капитализма». Но я отводил


208
В. И. ЛЕНИН

там приуральский район при изучении массового передвижения рабочих, а не высоты заработной платы вообще *, так что ссылка автора неправильна. Едва ли также удовлетворительна ссылка на незначительность процента владельческих посевов на Урале *. Автору следовало бы взять более детальные, погубернские данные и сопоставить увеличение платы с данными о сравнительной силе аграрного движения вообще, и в его стачечной и в его «разгромно-порубочной» форме и пр..

В общем и целом по России денежная заработная плата сельскохозяйственным рабочим поднялась больше всего с 1905 по 1906 год: принимая за 100 плату 1902- 1904 годов, имеем 101,2% в 1905 г. и 112,5% в 1906 г. Для последующих четырех лет соответствующие цифры - 114,2%, 113,1%, 118,4% и 119,6%. Ясно, что при общем повышении денежной заработной платы в результате революции мы имеем прямое и преобладающее влияние борьбы 1905-1906 годов.

Отсылая читателя за подробностями к содержательной брошюре г. Дроздова, отметим, что он совершенно напрасно объявляет «заведомо-неисполнимыми» те требования крестьян, которые сводились в сущности к «выкуриванию помещиков» (стр. 30). Столь же неосновательно и не продумано заявление, что в разгромно-порубочном районе «борьба шла за уравнительное землепользование и вообще за другие подобные же, мелкобуржуазные, утопические требования» (38). Во-первых, крестьяне боролись не только за землепользование, но и за землевладение («выкуривание»); во-вторых, они боролись не за уравнительность, а за переход к ним помещичьих земель - это две вещи разные; в-третьих, утопическими были и остались субъективные чаяния (и «теории») народников насчет «уравнительности», «социализации», «изъятия земли из торгового оборота» и тому подобный вздор, но в «выкуривании»


* См. Сочинения, 5 изд., том 3, стр. 587-588. Ред.

** Северный район автор приравнивает в этом отношении к Уралу. Но в северном районе заработная плата в 1905 г. понизилась на 6%, а в 1906 году поднялась всего на 8%.


209
РЕЦЕНЗИЯ

крепостников мелкобуржуазной массой нет ничего «утопического». Автор смешивает объективно-историческое значение крестьянской борьбы за землю, борьбы, которая была прогрессивно-буржуазной и радикально-буржуазной, с субъективными теориями и чаяниями народников, каковые были и остались утопическими и реакционными. Такое смешение глубоко ошибочно, недиалектично, неисторичио.

Общий вывод автора, при сравнении среднего за 1891-1900 и за 1901-1910 годы, состоит в том, что поденная денежная плата повысилась по России на 25,5%, & реальная, выраженная в хлебе, плата всего на 3,9%, т. е., можно сказать, почти что не изменилась. Заметим, что по высоте повышения денежной платы за указанные десятилетия районы располагаются в таком порядке: литовский + 39%, приволжский + 33%, приуральский + 30%, малороссийский + 28%, центрально-земледельческий + 26% и т. д.

В заключение автор сравнивает за два последние десятилетия (1891-1900 и 1901- 1910 годы) рост заработной платы сельских рабочих с ростом земельной ренты. Оказывается, что по России средняя заработная плата поднялась с 52,2 коп. в день до 66,3 коп., т. е. на 27%. А цена земли - известно, что цена земли есть капитализированная рента, - поднялась с 69,1 руб. за 1 десятину до 132,4 руб., то есть на 91%. Другими словами, заработная плата поднялась на четверть, а земельная рента почти удвоилась!!

«А это обстоятельство, - справедливо заключает автор, - означает только одно, а именно: понижение относительного жизненного уровня земледельческих рабочих в России при одновременном относительном повышении такого же уровня землевладельческого класса... Социальное расстояние между классом помещичьим и классом наемных рабочих все более и более возрастает».

«Просвещение» № 5, май 1914 г.
Подпись: В. И.
Печатается по тексту журнала «Просвещение»



210

РЕЦЕНЗИЯ 94

И. М. Козьминых-Ланин. Сверхурочные работы на фабриках и заводах Московской губернии. Москва. 1914 г. Ц. 1 р.

В вышедшей недавно новой статистической брошюрке г. Козьминых-Ланина рассматривается чрезвычайно больной для русских рабочих вопрос о сверхурочных работах.

Нужно отметить, что статистические данные, приводимые Козьминых-Ланиным, относятся к одному 1908 г. и касаются исключительно рабочих Московской губернии. К тому же и цифры 1908 г. должны явиться сейчас в сильной степени устаревшими, особенно, если иметь в виду, что 1908 г. был годом промышленного застоя и что после него развитие русской промышленности характеризуется годом промышленного подъема, а вместе с тем и усиленного спроса на рабочие руки. А это, в свою очередь, должно было способствовать усиленному применению сверхурочных работ в целом ряде отраслей промышленности.

Данные Козьминых-Ланина (фабричного инспектора Московской губ.) несомненно носят полуофициальный характер - собраны путем опроса хозяев, так что относиться к ним нужно с известной осторожностью, тем не менее нельзя не обратить на них самого серьезного внимания. Прежде всего - литература вопроса настолько бедна у нас в России, что каждая работа должна быть использована здесь, а кроме того, даже и эта


211
РЕЦЕНЗИЯ

полуофициальная статистика дает нам весьма много любопытного.

Г-ном Козьминых-Ланиным было обследовано в общем 112 380 рабочих в 152 преимущественно крупных предприятиях Московской губернии; причем преобладающее место заняла в исследовании текстильная промышленность.

Из приводимых в брошюре цифр следует, что сверхурочные работы в текстильной промышленности Московского района не имеют широкого распространения. Так, из 59 тысяч обследованных рабочих по обработке хлопка только 767 человек занято праздничными сверхурочными работами. Значительно большее число было занято сверхурочными работами в будни (1717 чел.), но и тут процент колеблется в пределах 1-2% к общему числу. Это и понятно, так как текстильная промышленность технически требует в каждый данный момент более или менее наперед определенного количества рабочих рук; а главное, 1908 г. был годом далеко не благоприятным для текстильной промышленности. Предприниматели были заинтересованы часто скорее в сокращении производства, чем в увеличении производительности предприятий путем применения сверхурочных работ.

Иную картину представляет другая главная отрасль промышленности - металлообрабатывающая. Здесь сверхурочные работы практикуются широко, захватывая иногда до 20% общего числа рабочих.

Что касается длительности сверхурочных работ, то, по данным Козьминых-Ланина, она вообще колеблется как для металлистов, так и для текстильщиков от 25 до 35 часов на одного рабочего, занятого сверхурочными работами (считая и будничные, и праздничные работы). Цифра очень большая. Эти 30 часов свободного времени в среднем, отнимаемых сверхурочными заработками, идут, само собой, всецело в ущерб культурному и умственному развитию рабочего.

Посмотрим, что же получают рабочие за умственное расхищение своего труда, мышц, нервов... Г-нКозь-


212
В. И. ЛЕНИН

миных-Ланин очень подробно высчитывает часовое вознаграждение рабочих за сверхурочные работы по разным отраслям. И вот мы видим, что работы эти у текстильщиков оплачиваются в среднем всего по 15-16 коп. в час - редко выше. Повышаясь несколько к апрелю и сентябрю, цены падают затем снова в декабре - феврале до 13 копеек. Особенно мизерными являются заработки на шерстоткацких фабриках; так, за март месяц средняя плата за час составляла здесь всего 6,75 коп. за воскресные и праздничные работы. Какова же должна быть обыкновенная плата при таких расценках!

Не многим лучше текстильщиков оплачивается, как это видно из таблиц, и труд металлиста; его средний заработок колеблется от 13 до 20 коп. за сверхурочный час. Вообще движение и величина расценок сверхурочной работы московских металлистов - ясно показывает, какими неблагоприятными являются условия труда здесь по сравнению хотя бы даже с Петербургом.

В результате всех сверхурочных работ московские рабочие получают сущие гроши.

Так, средний месячный заработок на сверхурочных равнялся:

Текстильщики (в копейках) { обязат. 408 необязат. 221 { обязат. 353 необязат. 235

Металлисты

Г обязат. 337

Воскресные и праздничные ¦< [_ необязат. 184

Г обязат. 325

Будни o< [_ необязат. 231

В заключение нужно подчеркнуть, что исследование г. Козьминых-Ланина почти совершенно не коснулось


213
РЕЦЕНЗИЯ

главного очага сверхурочных работ - мелкой промышленности (только 1,45% обследованных рабочих было занято в заведениях, охватывающих менее 100 человек). Между тем рассмотрение условий труда в мелкой промышленности несомненно могло бы дать поразительные результаты.

«Просвещение» № 5, май 1914 г.
Подпись:И. В.
Печатается по тексту журнала «Просвещение»



214

ЯСНОСТЬ СОЗДАНА

ВНИМАНИЮ СОЗНАТЕЛЬНЫХ РАБОЧИХ

В № 63 «Пути Правды» Российская социал-демократическая фракция сделала последнюю попытку выяснить, намерены ли 6 депутатов (фракция Чхеидзе) теперь - после того как огромное большинство сознательных рабочих осудило их союз с ликвидаторами - пойти навстречу соглашению с РСДРФ 95.

Российская с.-д. рабочая фракция поставила «с.-д. фракции» вопрос, намерена ли она теперь признать без всяких оговорок решения марксистского целого от 1903 года (программа) и 1908-1910 гг. (осуждение ликвидаторства). Понятно, почему РСДРФ поставила в первую очередь именно этот вопрос: решения 1903, 1908 и 1910 годов приняты еще до всяких расколов марксистов с ликвидаторами; эти решения являются знаменем всех марксистов; если какое-либо соглашение РСДРФ с «с.-д. фракцией» возможно, то, конечно, только на почве безусловного признания этих решений, принятых до раскола.

В № 2 «Нашей Рабочей Газеты» фракция Чхеидзе выступила с «Гласным ответом», который окончательно создал ясность и потому заслуживает самого серьезного внимания всех рабочих, стремящихся серьезно разобраться в разногласиях и желающих подлинного единства.


215
ЯСНОСТЬ СОЗДАНА

1. ПРОГРАММА И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

На марксистском конгрессе, вырабатывавшем программу (1903 г.), бундисты (еврейские ликвидаторы) предложили внести в программу требование «создания учреждений, гарантирующих им полную свободу культурного развития». Против этого выступили нынешние ликвидаторы Мартынов, Мартов, Кольцов. Они доказывали вполне правильно, что это требование идет вразрез с международными принципами социал-демократии. Всеми голосами против бундистов съезд отверг это требование (см. протоколы).

Марксисты утверждают, что «создание учреждений» и есть «культурно-национальная автономия», отвергаемая социал-демократией.

В «Гласном ответе» шесть депутатов утверждают обратное. Они говорят: «создание учреждений» мы провозгласили, но мы не провозгласили культурно-национальной автономии.

- Хорошо, отвечаем мы им. Допустим на минуту, что это в самом деле не одно и то же. Но съезд-то ведь отверг и «создание учреждений». Вы это отлично знаете. Вы знаете, что вы отступили от программы в угоду националистам. Бундисты, предложение которых отверг съезд, за это нарушение программы вас и приветствовали.

После декларации с.-д. фракции в начале IV Думы они писали:

- «Можно указать, что формула с.-д. (т. е. ликвидаторов) была недостаточно ясна. Совершенно верно. Но важно то, что рабочие депутаты (т. е. сторонники Чхеидзе) сошли с окостенелой точки зрения, на которой стоит официальная теория в национальном вопросе» («Цайт» № 9, передовая, столбец 3).

«Официальная теория» это и есть программа. Бундисты хвалят Чхеидзе и его друзей за нарушение программы. РСДРФ запросила: согласна ли «с.-д. фракция» взять назад это нарушение программы.

Ответ последовал ясный: «формула эта (т. е. «создание учреждений») не содержит решительно ничего


216
В. И. ЛЕНИН

такого, от чего с.-д. фракции следовало бы отказываться» (см. «Гласный ответ»). Отказываться от нарушения программы не желаем - таков ответ «с.-д. фракции».

2. РЕШЕНИЕ 1908 ГОДА

РСДРФракция запросила далее «с.-д. фракцию», согласна ли она признать решение марксистов от 1908 года, подтвержденное недавно и примиренцами-латышами.

Это решение гласит:

«Ликвидаторство, это - попытки некоторой части партийной интеллигенции ликвидировать» (т. е. распустить, разрушить, отменить, прекратить) «существующую организацию партии и заменить ее бесформенным объединением в рамках легальности» (т. е. законности, «открытого» существования) «во что бы то ни стало, хотя бы последняя покупалась ценою явного отказа от программы, тактики и традиций» (т. е. прежнего опыта) «партии».

И это решение признает «необходимым самую решительную идейную и организационную борьбу с ликвидаторскими попытками» (см. отчет, стр. 38) 96.

Это решение принято марксистским целым, в присутствии представителей всех фракций, в том числе ликвидаторов (Дан, Аксельрод и др.), бундистов и пр. Оно принято в декабре 1908 года, до всяких расколов.

РСДРФ запросила фракцию Чхеидзе, признает ли она это решение 1908 г., осуждающее ликвидаторство.

Что же ответила фракция Чхеидзе?

Ни слова!! Ни звука! Она обошла это решение 1908 года, как будто его вовсе не существует. Это невероятно, но это факт. И это молчание красноречивее всяких слов. Оно показывает невероятно бесцеремонное отношение к решениям. Те решения, которые мне не нравятся, просто не существуют для меня - такова мораль ликвидаторст-вующих депутатов.

Так же поступили эти депутаты и с вопросом о принятии во фракцию депутата Ягел-ло. Им указывают, что


217
ЯСНОСТЬ СОЗДАНА

решение 1908 года отвергло «единство» с не с.-д. партией Ягелло. А они возражают, что в 1907 году, т. е. за год до этого решения, втородумекая фракция приняла в свою среду бесспорных с.-д. - литовцев. Это - явное издевательство над решениями.

3. РЕШЕНИЕ 1910 ГОДА

Это решение гласит:

«Историческая обстановка социал-демократического движения в эпоху буржуазной контрреволюции неизбежно порождает, как проявление буржуазного влияния на пролетариат, с одной стороны, отрицание нелегальной социал-демократической партии, принижение ее роли и значения, попытки укоротить программные и тактические задачи и лозунги последовательной социал-демократии и т. д.; с другой стороны, отрицание думской работы социал-демократии и использования легальных возможностей, непонимание важности того и другого, неумение приспособить последовательно-социал-демократическую тактику к своеобразным историческим условиям современного момента и т. д.

Неотъемлемым элементом социал-демократической тактики при этих условиях является преодоление обоих уклонений путем расширения и углубления с.-д. работы во всех областях классовой борьбы пролетариата и разъяснение опасности этих уклонений».

Оно принято единогласно до всяких расколов, в присутствии представителей всех фракций. Оно осуждает ликвидаторство и отзовизм.

РСДРФ спрашивает «с.-д. фракцию»: признаете ли вы это решение? Последняя отвечает: да ведь «даже слова ликвидаторство в решениях 1910 года нет».

Нет «слова»! А кого же это имело в виду марксистское целое, когда осуждало «отрицание нелегальной с.-д. партии, принижение ее роли и значения»?? Кого, как не ликвидаторов.

Наконец, мы имеем самый точный документ, три года тому назад опубликованный и никем не опровергнутый, документ, исходящий от всех «национальных» (латышей,


218
В. И. ЛЕНИН

бундистов, поляков) марксистов и от Троцкого (свидетелей, лучше которых ликвидаторы не могут и представить); документ этот заявляет прямо, что «по существу было бы желательно назвать ликвидаторством указанное в резолюции течение, с которым необходимо бороться...»

Как же решаются депутаты так не... красиво вводить в... явное заблуждение рабочих?

«С.-д. фракция» решения 1910 года не желает признать! Вместо этого она заявляет о своей «полной солидарности» с ликвидаторской «Нашей Рабочей Газетой».

Решения марксистского целого от 1903, 1908, 1910 годов для ликвидаторствующих депутатов не существуют. Для них существуют только «решения» ликвидаторской газеты.

4. «ТЕЧЕНИЯ»

Отрицая прямые решения, игнорируя волю рабочих, «с.-д. фракция» подробно распространяется о пользе всех «течений марксизма».

Во всем мире марксисты исходят из рабочих организаций, у нас желают исходить из неуловимых «течений». В Германии, да и во всем мире, с.-д. объединяют рабочих, их ячейки, организации, группы. У нас желают объединять какие-то «течения».

«Все течения среди марксистов»! Ведь среди одних ликвидаторов теперь минимум два «течения»: «Борьба» и «Наша Рабочая Газета», спорящие о том, кто лучше хранит «августовские заветы».

Объединение 10 «течений», оторванных от масс, дело безнадежное. Объединение всех рабочих, желающих строить марксистское целое, - великое дело, совершающееся пред нашими глазами при горячей поддержке РСДРФ.

* * *

Ясность создана. Подавляющее большинство рабочих (см. данные о страховых выборах, групповых сборах, сношениях рабочих групп с обеими думскими


219
ЯСНОСТЬ СОЗДАНА

фракциями) высказалось за марксистов, за РСДРФ против ликвидаторов. Августовский блок распался: ушли латышские с.-д., ушел Бурьянов, уходят сторонники Ана и «Борьбы». 6 депутатов, группирующихся вокруг Чхеидзе, примкнули к самому худшему, к самому ликвидаторскому обломку Августовского блока. Рабочие должны сделать свои выводы.

«Трудовая Правда» № 7, 5 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



220

ОБ АВАНТЮРИЗМЕ

Когда марксисты говорят об авантюристичности известных группок, они имеют при этом в виду вполне определенные общественно-исторические особенности такого явления, с которым надо быть знакомым всякому сознательному рабочему.

История российской социал-демократии кишмя кишит группками, которые возникали «на час», на несколько месяцев, не имея никаких корней в массах (а политика без масс есть авантюристическая политика), не имея никаких серьезных и прочных идей. В стране мелкобуржуазной, в исторический период буржуазных перестроек неизбежно присоединение к рабочим разношерстной интеллигенции, неизбежны попытки основания ею всяческих группок - авантюристических в указанном смысле слова.

Рабочие, не желающие давать себя водить за нос, должны строго проверять всякую группку и с точки зрения серьезности ее идей и с точки зрения корней в массах. Не верить на слово, проверять строжайше - вот лозунг марксистов-рабочих.

Припомним борьбу «искровства» и «экономизма», 1895-1902 годы. Это были два течения с.-д. мысли, одно - пролетарское и марксистское, проверенное трехлетней кампанией «Искры», проверенное всеми передовыми рабочими, которые признали своими точные, ясные, оформленные решения об «искровской» тактике и организации, «Экономизм» был течением


221
ОБ АВАНТЮРИЗМЕ

буржуазным, оппортунистическим, подчинявшим рабочих либералам.

Кроме этих двух серьезных течений, была масса беспочвенных группок («Свобода», «Борьба» 97, группа берлинских листков и т. д.), которые давно забыты. В этих группах было немало честных и добросовестных с.-д., но они оказались авантюристскими в том смысле, что ни прочных, серьезных идей, программы, тактики, организации, ни корней в массах у них не было.

Так, и только так, изучая историю, вдумываясь в идейное значение определенной проповеди, проверяя фразы фактами, должны подходить серьезные люди к оценке теперешних течений и группок.

На слово - верят одни дурачки.

«Правдизм» есть течение, давшее точные марксистские ответы, резолюции (1908, 1910, 1912, 1913 - февраль и лето) по всем вопросам тактики и организации и программы. Преемственность этих решений со времен старой «Искры» (1901-1903) выдержана строжайше, не говоря уже о Лондонском (1907) съезде. Правильность этих решений проверена 5-6-летним (1908-1914) опытом всех передовых рабочих, которые признали эти решения своими. «Правдизм» объединил на деле А сознательных рабочих России (5300 групп рабочих с.-д. из 6700 за 21/2 года).

Ликвидаторство есть течение. У него есть почти 20-летняя история, ибо оно - прямое продолжение «экономизма» (1895-1902) и порождение меньшевизма (1903- 1908). Либерально-буржуазные корни и либерально-буржуазное содержание этого течения признано решениями (1908 и 1910; недаром их боятся даже опубликовать полностью ликвидаторы!!). Либеральные идеи ликвидаторов связаны и цельны: долой подполье, долой китов, за открытую партию, против «стачечного азарта», против высших форм борьбы и т. д. Сочувствие ликвидаторам в либерально-буржуазном «обществе» и у кадетов и у беспартийной (и околопартийной) интеллигенции давнее и прочное. Ликвидаторство серьезное, только не марксистское, не пролетарское, а либерально-


222
В. И. ЛЕНИН

буржуазное течение. О «мире» с ликвидаторами могут говорить лишь люди без головы.

Теперь возьмите все остальные группки, желающие тоже быть «течениями». Перечислим их: 1) впередовцы с Алексинским; 2) тоже с Богдановым; 3) тоже с Воиновым; 4) плехановцы; 5) «большевики-партийцы» (на деле примиренцы: Марк Зоммер с домочадцами); 6) троцкисты (т. е. Троцкий, даже без Семковского); 7) «кавказцы» (т. е. Ан - без Кавказа).

Мы перечислили те группки, о коих было в печати; в России и за рубежом заявлено, что они желают быть особыми «течениями» и группами. Мы старались перечислить все русские группки, оставляя в стороне не русские.

Все эти группки, без единого исключения, один сплошной авантюризм.

Почему? Где доказательство? - спросит читатель.

Доказательство - история последнего десятилетия (1904-1914), самого богатого событиями и самого знаменательного. Деятели всех названных группок обнаружили за эти 10 лет самые беспомощные, самые жалкие, самые смехотворные колебания по серьезным вопросам тактики и организации, обнаружили полную неспособность создать течения, имеющие корни в массах.

Возьмем лучшего из всех, Плеханова. Его личные заслуги громадны в прошлом. За 20 лет, 1883-1903, он дал массу превосходных сочинений, особенно против оппортунистов, махистов, народников.

Но с 1903 года по вопросам тактики и организации Плеханов колеблется самым смешным образом: 1) 1903, август - большевик; 2) 1903, ноябрь (№ 52 «Искры») - за мир с » оппортунистами "-мепъшевик&ми; 3) 1903, декабрь - меньшевик и ярый; 4) 1905, весна, после победы большевиков, - за «единство» «враждующих братьев»; 5) 1905, с конца до половины 1906 - меньшевик; 6) половина 1906 - начинает иногда отходить от меньшевиков и в Лондоне, 1907, порицает их (признание Череванина) за «организационный анархизм»; 7) 1908 - разрыв с ликвидаторами; 8) 1914 - новый


223
ОБ АВАНТЮРИЗМЕ

поворот к ликвидаторам. Плеханов проповедует «единство» с ними, не умея двух ясных слов сказать, каковы же условия единства? Почему оно стало возможно с господином Потресовым? Где гарантии выполнения тех или иных условий?

После опыта такого десятилетия мы ручаемся, что Плеханов способен дать брызги, но «течения» здесь нет и не будет.

Мы вполне понимаем правдистов, которые охотно печатали статьи Плеханова против ликвидаторов: разве можно было правдистам отклонять статьи, вполне проводившие решения 1908 и 1910 гг. против ликвидаторов? Плеханов принялся теперь повторять за ликвидаторами, за Богдановым и пр. фразы о единстве «всех течений». Мы решительно осуждаем этот прием, с которым надо вести беспощадную борьбу.

Нигде в мире рабочие партии не объединяют интеллигентских группок и «течений», а объединяют рабочих на условии 1) признания и проведения в жизнь определенных марксистских решений по вопросам тактики и организации; 2) подчинения меньшинства сознательных рабочих большинству их.

Это единство, на почве безусловного отречения противников подполья, осуществлено правдистами за 21/2 года (1912-1914) на 4/5. Сколько бы правдистов ни ругали пустые люди фракционерами, раскольниками и пр., от этих фраз и ругани факт единства рабочих не исчезнет...

Плеханов грозит теперь разрушить это единство большинства. Мы спокойно и твердо заявляем рабочим: не верьте словам, проверяйте их фактами, и вы увидите, что каждый шаг каждой из названных выше авантюристических группок будет все нагляднее обнаруживать их беспомощные и жалкие колебания.

«Рабочий» № 7, 9 июня 1914 г.
Подпись:В. Ильин
Печатается по тексту газеты «Рабочий»



224

РЕШЕНИЯ ЛАТЫШСКИХ МАРКСИСТОВ И ЛИКВИДАТОРЫ

Кто из рабочих не помнит, какой шум подняли ликвидаторы, когда мы в специальном номере газеты ознакомили читателей с последними решениями латышских марксистов и сказали по поводу них: латыши отдали дань примиренчеству, но вместе с тем нанесли смертельный удар ликвидаторскому Августовскому блоку *.

Ликвидаторы пустили в ход все, что могли, чтобы оспорить этот вывод. Вся изворотливость Мартова, вся... правдивость Дана, весь ум и блестящий литературный талант Семковского и Ионова, - все было мобилизовано для этой цели. Во что бы то ни стало ликвидаторы хотели «доказать», будто латышский съезд вовсе ликвидаторства не осуждал, против Августовского блока не высказывался и т. д. и т. п. Одним словом: я не я, лошадь не моя.

Но вот прошло всего 2-3 месяца. В журнале самих ликвидаторов («Наша Заря» № 4) мы находим теперь статью самого «видного» латышского ликвидатора г. Ф. Вей-са, который целиком подтверждает ту самую фактическую оценку событий, которую дали мы.

Г-н Вейс наш самый резкий противник. Он осыпает самой сердитой «критикой» русских «ленинцев» и латышское большинство. Но он имеет мужество открыто признать свое поражение, обещая бороться дальше за


* См. настоящий том, стр. 22-26, 27-30. Ред.


225
РЕШЕНИЯ ЛАТЫШСКИХ МАРКСИСТОВ И ЛИКВИДАТОРЫ

свои ликвидаторские взгляды. Он не юлит, не виляет, подобно Семковским он не старается белое превратить в черное и обратно. С таким противником можно резко спорить, но он все-таки заслуживает уважения за то, что не прибегает к... мизернейшим методам Семковских. Г-н Вейс пишет:

- «На нем (съезде) преобладало, правда большинством только одного, по некоторым вопросам двух голосов, то течение среди латышских марксистов, которые симпатизируют... «ленинскому кружку».

- IV съезд латышских марксистов означает попытку возврата к старой... большевистской идеологии.

- Резолюция о фракции (думской) принята единогласно. Она является большой уступкой со стороны меньшинства съезда (т. е. уступкой «ленинцам»).

- Ленинский кружок сможет рассчитывать на официальную поддержку латышей» и т. д.

Автор оговаривается, что «меньшинству удалось немного испортить ленинское торжество», он называет (поделом!) «курьезными» те уступки, которые большинство сделало примиренцам.

Но он ясно и недвусмысленно признает факт: съезд стал на почву «борьбы с ликвидаторством», съезд в главном пошел за правдистами.

Повторяется старая история. 2-3 месяца ликвидаторы пошумят, а потом сами вынуждены признать, что факты излагали правильно именно мы.

До чего иногда доходят ликвидаторы в своем стремлении «разъяснить» неприятные им партийные решения, видно из следующего. Как известно, в декабре 1908 года, общероссийское совещание марксистов отвергло объединение с партией Ягелло (ППС). Сделано это было в самой резкой форме: в форме перехода к очередным делам через самое предложение об объединении с несоциал-демократической партией депутата Ягелло. Латыши на своем конгрессе в 1914 году подтвердили все решения 1908 года и тем сказали, что они осуждают принятие в с.-д. фракцию не с.-д. Ягелло. Это решение особенно неприятно ликвидаторам.

И что же? В газете еврейских ликвидаторов «Цайт» следующим образом «разъясняют» это решение:


226
В. И. ЛЕНИН

- «Что означает переход к очередным делам? Это означает, что собрание не хочет баллотировать предложения, не хочет ни отклонить, ни принять его. Тогда переходят к другому вопросу. Собрание 1908 года просто оставило открытым (!!) вопрос об объединении с направлением Ягелло» («Цайт» № 17).

Разве такое «разъяснение» партийных решений не верх бес... церемонности? Когда предложение ликвидаторов об объединении с направлением Ягелло было отвергнуто, Ф. Дан в его официальном печатном отчете тогда в 1908 году писал:

- «По предложению польской делегации (польских с.-д.), конференция не пожелала даже обсуждать нашей резолюции, а перешла через нее к очередным делам. В этом маленьком факте кружковая нетерпимость и кружковые навыки мысли достигли, по-видимому, своей наивысшей точки» (Отчет Ф. Дана, стр. 45).

Ф. Дан потому и ругался, что знал: переход к очередным делам есть самый резкий отказ от объединения с несоциал-демократической партией Ягелло. А теперь нам «разъясняют» этот самый резкий отказ в том смысле, что вопрос «оставлен открытым» и что каждый волен решать его по-своему! Дальше некуда идти в издевательстве над марксистскими решениями.

Сколько ни извиваются ликвидаторы, жизнь берет свое. Жизнь - за марксистскую линию. События в латышской с.-д. подтверждают это так же наглядно, как и весь ход рабочего движения во всей России.

«Рабочий» № 7, 9 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Рабочий»



227

РАБОЧИЙ КЛАСС И РАБОЧАЯ ПЕЧАТЬ

Нет задачи для сознательных рабочих важнее той, чтобы понять значение своего движения и точно познать его. Единственный, - но зато и непобедимый, - источник силы рабочего движения, это - сознательность рабочих и широта их борьбы, т. е. участие в ней массы наемных рабочих.

Марксистская печать в С.-Петербурге, существуя уже годы, дает единственный, превосходный, незаменимый, допускающий проверку всяким и каждым, материал о широте рабочего движения и о господстве в нем разных направлений. Обходить этот материал, как делают либералы и ликвидаторы, могут лишь люди, желающие скрыть истину.

Полные данные о сборах на «правдистские» (марксистские) и ликвидаторские газеты в С.-Петербурге с 1 января по 13 мая 1914 г. разработал тов. В. А. Т. Мы печатаем полностью составленную им таблицу, а в тексте статьи будем иногда, чтобы не слишком затруднять читателя цифрами, приводить округленные данные.

Вот таблица тов. В. А. Т. [См. стр. 228-229. Ред.]

Прежде всего остановимся на данных о числе рабочих групп. Эти данные есть за все время существования и «правдистских» и «ликвидаторских» газет. Число рабочих групп было:

Правд, газ.Ликвид. газ.
За весь 1912 год62089
За весь 1913 год2181661
1914 г., с 1 янв. по 13 мая2873671

Всего56741421


228
В. И. ЛЕНИН

Таблица со стр. 228-229 [[перенесена при оцифровке в отдельный файл для широких таблиц]]

Общее число групп 7095. Конечно, есть группы, делавшие сборы неоднократно, но о числе таких групп данных не имеется.

Мы видим, что ликвидаторам сочувствует всего 1/5 (одна пятая) общего числа рабочих групп. «Правдизм», правдистские решения, правдистская тактика объединили за 21/2 года 4/5 сознательных рабочих России. Этот факт единства рабочих полезно сопоставлять с фразами о «единстве» со стороны разных интеллигентских группок, «впередовцев», «плехановцев», «троцкистов» и пр. и пр.

Сравним данные за 1913 и 1914 годы (за 1912 г. данные несравнимы, ибо «Правда» возникла в апреле, а «Луч» 5 месяцев позже). Мы увидим, что число правдистских групп увеличилось на 692, т. е. на 31,7%, а число ликвидаторских на 10, т. е. на 1,5%. Следо-


229
РАБОЧИЙ КЛАСС И РАБОЧАЯ ПЕЧАТЬ

Таблица со стр. 228-229 [[перенесена при оцифровке в отдельный файл для широких таблиц]]

вательно, готовность рабочих поддерживать правдистские газеты возросла в 20 раз быстрее, чем готовность их поддерживать ликвидаторские газеты.

Посмотрим на распределение рабочих обоих направлений по всей России:

Процент рабочих групп
ПравдистскихЛиквидаторских
В С.-Петербурге86%14%
» Москве83%17%
» провинции68%32%

Вывод ясен: чем развитее рабочие массы, чем выше их сознательность и политическая активность, тем сильнее преобладание правдистов среди рабочих. В Питере ликвидаторы совсем почти вытеснены (14 из 100); кое-как держаться они продолжают еще в провинции


230
В. И. ЛЕНИН

(32 из 100), где массы наименее разбираются в политике.

Крайне поучительно отметить, что данные совсем из другого источника, именно: о составе уполномоченных от рабочих по выборам в страховые учреждения, замечательно близко сходятся с данными о рабочих группах. При выборах в столичное присутствие было 37 уполномоченных правдистов и 7 ликвидаторов, т. е. 84% и 16%. Из всего числа уполномоченных правдисты составляли 70% (37 из 53), а на выборах в всероссийское страховое учреждение 47 из 57, т. е. 82%. Ликвидаторы, беспартийные и народники - небольшое меньшинство рабочих, остающихся еще под буржуазным влиянием.

Далее. Вот интересные данные о средней величине сборов от рабочих групп:

Средняя сумма сбора от рабочих групп
ПравдистскихЛиквидаторских
В С.-Петербурге6 р.88 к.7 р.24 к.
»Москве6 »65 »10 »54 »
»провинции5 »74 »8 »28 »

По России6 »58»7 »89 »

Правдистские группы показывают нам естественное, понятное, нормальное, так сказать, явление: по мере повышения среднего заработка рабочих масс повышается средний взнос средней рабочей группы.

У ликвидаторов же, помимо особого скачка московских групп (их всего 25!), наблюдаем более высокий взнос провинциальных групп по сравнению с питерскими!!! Чем можно объяснить это странное явление?

Достоверный ответ на этот вопрос может дать лишь более подробная разработка данных, требующая много труда. Предположительный ответ наш таков: ликвидаторы объединяют меньшинство наилучше оплачиваемых рабочих из некоторых слоев промышленности. Во всем мире наблюдалось, что такие рабочие прочнее всего держатся за либеральные и оппортунистические идеи. У нас в Питере дольше всего терпели ликвидаторов печатники, и лишь на последних выборах в их союзе,


231
РАБОЧИЙ КЛАСС И РАБОЧАЯ ПЕЧАТЬ

27 апреля 1914 г., правдисты завоевали половину в списке членов правления и большинство в списке кандидатов к ним. А печатники во всех странах наиболее склонны к оппортунизму, и некоторые разряды их наилучше оплачиваются.

Если наш вывод о сочувствии ликвидаторам меньшинства из рабочей аристократии является лишь предположительным, то относительно отдельных лиц дело не подлежит никакому сомнению. Из нерабочих взносов больше половины составляют взносы от отдельных лиц (531 из 713 у нас, 266 из 453 у ликвидаторов). Средний размер такого взноса у нас - 1 р. 97 к., у ликвидаторов - 6р. 05 к.!!

Ясно, что в первом случае речь идет о низших служащих, чиновниках и т. п. мелкобуржуазных элементах полупролетарского характера. У ликвидаторов же мы видим богатых друзей из буржуазии.

Еще определеннее эти богатые друзья из буржуазии выступают перед нами в виде «групп сторонников, друзей и т. п.». Нам эти группы дали 458 р. 82 к., т. е. 2% общей суммы сборов, причем средний сбор одной группы - 10 р. 92 к., всего в 11/2 раза больше среднего сбора рабочей группы. Ликвидаторам же рассматриваемые группы дали 2450 р. 60 к., т. е. свыше 20% общей суммы сборов, а средний сбор одной группы = 45р. 39 коп., т. е. вшестеро больше среднего сбора рабочей группы!!

Прибавляем сюда заграницу, где главный источник денежных сборов - буржуазное студенчество. Нам заграница дала 49 р. 79 к., т. е. меньше 1Ц%; ликвидаторам - 1709 р. 17 к., т. е. 14%.

Соединяя вместе отдельных лиц, «сторонников, друзей» и заграницу, получаем итог сборов из этих источников:

У правдистов - 1555 р. 23 к., т. е. 7% всех сборов.

У ликвидаторов - 5768 р. 09 к., т. е. 48% всех сборов.

У нас этот источник дает меньше 1/10 по сравнению с рабочими группами (18 934 р.). У ликвидаторов больше, чем рабочие группы (5296 р.)!!


232
В. И. ЛЕНИН

Вывод ясен: ликвидаторская газета не рабочая газета, а буржуазная газета. Она содержится главным образом на средства богатых друзей из буржуазии.

Действительная зависимость ликвидаторов от буржуазии гораздо больше, чем показывают наши данные. Дело в том, что правдистские газеты много раз публиковали во всеобщее сведение свои финансовые отчеты. Из них было видно, что газета, добавляя к доходу и сборы, окупается. При тираже в 40 000 (среднее за май 1914 г.) это понятно, несмотря на конфискации и недостаток объявлений. Ликвидаторы же только раз (№ 101 «Луча») напечатали свой отчет, показывающий дефицит в 4000 руб., а потом перешли к общебуржуазному обычаю: не публиковать отчетов. При 15 000 тиража их газеты дефицит неизбежен, и покрывают его, очевидно, еще и еще богатые друзья из буржуазии.

Либеральные рабочие политики любят намекать на «открытую рабочую партию», но открыть действительным рабочим свою действительную зависимость от буржуазии они не хотят! Приходится нам, подпольщикам, учить ликвидаторов-либералов пользе открытых отчетов...

В общем итоге соотношение рабочих и нерабочих сборов таково:

Приходится сборов:Из каждого рубля сборов в газеты:
правдистовликвидаторов
от рабочих87копеек44копейки
не от рабочих13копеек56копеек

Всего1 р. 00копеек1 р. 00копеек

Правдисты на 1/7 пользуются помощью буржуазии, причем, как мы видали, наиболее демократических и наименее состоятельных слоев ее. Ликвидаторское предприятие есть главным образом буржуазное предприятие, за которым идет еще меньшинство рабочих.

Данные об источнике сборов указывают нам и на классовое положение читателей-покупателей газеты.

Добровольные взносы поступают лишь от постоянных читателей, наиболее сознательно сочувствующих на-


233
РАБОЧИЙ КЛАСС И РАБОЧАЯ ПЕЧАТЬ

правлению газеты. И, в свою очередь, направление газеты волей-неволей «приспособляется» к наиболее «влиятельному» слою газетной аудитории.

Выводы из наших данных вытекают, во-первых, теоретические, т. е. служащие к познанию рабочим классом условий своего движения; во-вторых, практические, дающие прямые указания для нашей работы.

Иногда говорят, что в России две рабочие печати. Недавно это повторил даже Плеханов. Но это неверно. Говорящие так обнаруживают либо свое полное невежество, либо тайное желание помочь ликвидаторам проводить буржуазное влияние на рабочих. Партийные решения давно и неоднократно (например, в 1908 и 1910 гг.) указывали точно, ясно и прямо буржуазный характер ликвидаторства. В статьях марксистской печати эта истина разъяснялась сотни раз.

Опыт ежедневной газеты, открыто обращающейся к массам, неминуемо должен был вскрыть действительный классовый характер ликвидаторского течения. Опыт вскрыл его. Ликвидаторская газета оказалась на деле буржуазным предприятием, ведущим за собой меньшинство рабочих.

Не забудем, кроме того, что ликвидаторская газета почти до весны 1914 г. была органом Августовского блока. От него отпали только теперь латыши, от ликвидаторов ушли и уходят Троцкий, Эм-Эль, Ан, Бурьянов, Егоров; блок продолжает распадаться. Ближайшее будущее неизбежно вскроет еще яснее и буржуазный характер ликвидаторского течения и безжизненность интеллигентских группок: впередовцев, плехановцев, троцкистов и т. п.

Практические выводы можно свести в следующие пункты:

1) Число: 5674 рабочие группы, объединенные правдистами менее чем за 2 1/2 года, довольно значительно при тяжелых русских условиях. Но это лишь начало. Нам нужны не тысячи, а десятки тысяч рабочих групп. Работу надо удесятерить. Собранные копейками от сотен рабочих 10 рублей важнее и ценнее, как в идейном, так и в организационном значении, чем 100 руб.


234
В. И. ЛЕНИН

от богатых друзей из буржуазии. Даже в финансовом отношении опыт заставит признать, что на рабочие копейки можно поставить прочную рабочую газету, а на буржуазные рубли невозможно. Ликвидаторское предприятие есть мыльный пузырь, который должен лопнуть и лопнет.

2) Особенно отстала у нас провинция, где за ликвидаторами идет целых 32% рабочих групп!! Всякий сознательный рабочий должен напрячь все усилия, чтобы положить конец этому печальному и постыдному явлению. На провинцию надо налечь изо всех сил.

3) Сельские рабочие, видимо, почти вовсе еще не затронуты движением. Как ни трудна здесь работа, ее надо вести самым упорным и настойчивым образом.

4) Как мать заботливо ухаживает за больным ребенком и лучше кормит его, так сознательные рабочие должны заботливее ухаживать за районами и фабриками, где рабочие болеют ликвидаторством. Эта, идущая от буржуазии, болезнь неизбежна в молодом рабочем движении, но при правильном уходе и настойчивом лечении она проходит, не оставляя на рабочих особенно вредных следов на всю жизнь. Усерднее кормить больных рабочих марксистской литературой, - заботливее и популярнее разъяснять историю и тактику партии, смысл партийных решений о буржуазном характере ликвидаторства, - обстоятельнее останавливаться на безусловной необходимости пролетарского единства, то есть подчинения меньшинства рабочих большинству, то есть подчинения одной пятой четырем пятым сознательных рабочих России. Такова одна из наших важнейших задач.

Напечатано 13 и 14 июня 1914 г. в газете » Трудовая Правда» №№ 14 и 15; в июле 1914 г. в сборнике: «Марксизм и ликвидаторство», часть 11, изд. «Прибой», С.-Петербург. Подпись:В. Ильин

Печатается по тексту сборника, сверенному с текстом газеты



235

ЛЕВОНАРОДНИЧЕСТВО И МАРКСИЗМ

Марксисты неоднократно уже указывали на значение вопроса о свободной мобилизации (т. е. купле-продаже и залоге) крестьянской земли. Именно на этом, особенно живом и практическом, вопросе всего нагляднее видна мелкобуржуазность и даже прямая реакционность наших народников.

Все народники, от полукадетов («социал-кадетов», как правильно звали их некогда гг. Чернов, Вихляев и т. п.) из «Русского Богатства» до самых «левых» народников «Стойкой Мысли», являются противниками полной свободы мобилизации крестьянских, особенно надельных земель.

Марксисты же в своей программе говорят прямо, что они «всегда и неизменно будут противодействовать всяким попыткам задержать ход экономического развития».

Экономическое развитие России, как и всего мира, идет от крепостничества к капитализму и через крупный, машинный капитализм к социализму.

«Мечтания» об «ином» пути к социализму кроме как через дальнейшее развитие капитализма, через крупное машинное капиталистическое производство, свойственны в России или либеральным баричам или отсталым мелким хозяйчикам (мелким буржуа). В этих мечтаниях, которыми до сих пор засоряют свои головы левонародники, отражается только отсталость (реакционность) и беспомощность мелкой буржуазии.


236
В. И. ЛЕНИН

Сознательные рабочие во всем мире, и в России в том числе, все больше убеждаются в правильности марксизма, ибо сама жизнь показывает им, что только крупное машинное производство будит рабочих, просвещает и сплачивает их, создает объективные условия для массового движения.

Когда «Путь Правды» повторил общеизвестную марксистскую истину, что капитализм прогрессивен по сравнению с крепостничеством *, что задержка развития капитализма есть самая бессмысленная, самая реакционная, самая вредная для трудящихся утопия, то левонародник г. Н. Ракитников (№ 7 «Смелой Мысли») упрекнул «Путь Правды» в «малопочтенной задаче приукрасить капиталистическую петлю».

Вот над чем не мешает подумать каждому, кто интересуется марксизмом и опытом всемирного рабочего движения!! Редко можно встретить такое чудовищное незнакомство с марксизмом, как у г. Н. Ракитникова и левонародников, - только разве у буржуазных экономистов.

Неужели г. Ракитников не читал ни «Капитала», ни «Нищеты философии», ни «Коммунистического манифеста»? Если не читал, тогда нечего вообще разговаривать о социализме, смешно и время терять.

А если читал, то должен знать, что основная идея (мысль) Маркса во всех его сочинениях, мысль, подтвержденная после Маркса опытом всех стран, есть мысль о прогрессивности капитализма по сравнению с крепостничеством. В этом смысле именно Маркс и все марксисты «приукрашивают» (по неуклюжему и неумному выражению Ракитникова) «капиталистическую петлю»!!

Только анархисты или мелкие буржуа, не понимающие условий исторического развития, могут говорить: все равно, крепостническая или капиталистическая петля, обе - петли!! Это значит ограничиться осуждением, и не попять объективного хода экономического развития.

Осуждение означает наше субъективное недовольство. Объективный же ход развития крепостничества в капи-


* См. настоящий том, стр. 155-158. Ред.


237
ЛЕВОНАРОДНИЧЕСТВО И МАРКСИЗМ

тализм делает то, что миллионы трудящихся вследствие роста городов, железных дорог, крупных фабрик, передвижения рабочих вырываются из условий крепостнической спячки, пробуждаются самим капитализмом, сплачиваются им.

И крепостничество и капитализм гнетут рабочего и стремятся удержать его в темноте. Но крепостничество может удержать и веками держит миллионы крестьян в забитости (например, в России с IX по XIX век; в Китае еще больше столетий). А капитализм не может удержать рабочих в неподвижности, сонности, забитости, темноте.

Века крепостничества были веками спячки трудящихся.

Десятилетия капитализма разбудили миллионы наемных рабочих.

Не понимать этого, гг. левонародники, значит ровнехонько ничего не понимать в социализме или превращать социализм из порождаемой объективными условиями борьбы миллионов в побасенку доброго барича!

Защищать какую бы то ни было, хотя бы малейшую, несвободу мобилизации надельных земель значит на деле становиться реакционером, пособником крепостников.

Ограничения свободы мобилизации надельных земель задерживают экономическое развитие, затрудняют образование, рост, пробуждение, сплочение класса наемных рабочих, ухудшают положение и рабочих и крестьян, усиливают влияние крепостников.

Гг. Пешехоновы и Ракитниковы на деле оказываются пособниками именно этих «разрядов», когда защищают ограничение свободы мобилизации крестьянских земель.

«Трудовая Правда» № 19. 19 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



238

ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС В РОССИИ

Земельный вопрос в России имеет в настоящее время громадное значение. Общеизвестно, что не только широкие народные массы, но и правительство поставило этот вопрос на одно из центральных мест.

Движение 1905 года исторически характеризуется именно тем, что громадное большинство населения России, именно крестьянство, выдвинуло земельный вопрос на самое первое место. Как либерально-буржуазная, так и рабочая партия учли этот факт в своих программах. С другой стороны, и правительство, осуществляя в системе 3-го июня союз помещиков и верхушек буржуазии, центром своей политики сделало именно земельный вопрос (насильственное разрушение общинного землевладения и насаждение частной собственности на надельную землю, преимущественно в хуторской системе).

В чем же экономическая сущность земельного вопроса в России? В буржуазно-демократическом преобразовании России. Россия стала капиталистической, буржуазной страной. А землевладение у нас осталось еще в очень большой степени крепостническим: как помещичье, так и надельное, крестьянское. Система хозяйства в очень большом числе случаев осталась крепостническая: отработки, барщина, когда мелкие хозяйчики, полуразоренные, нищие, голодные, берут землю, покосы, выгоны, деньги взаймы у помещиков, обязуясь за это «отработать» на «барской» земле.


239
ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС В РОССИИ

Чем больше отстала в своем крепостничестве деревенская Русь от промышленной, торговой, капиталистической, тем круче должна была быть неизбежная ломка старого, крепостнического, и помещичьего, и надельного землевладения.

Помещики старались провести эту ломку по-помещичьи, в помещичьих интересах, сохраняя все свое землевладение, помогая кулакам наскоро обезземелить крестьян. Крестьяне, в большинстве своем, старались произвести эту ломку по-крестьянски, в крестьянских интересах.

В обоих случаях преобразование остается буржуазным. Маркс вполне доказал и в «Нищете философии», и в «Капитале», и в «Теориях прибавочной стоимости», что буржуазные экономисты не раз требовали национализации земли, т. е. превращения всей земли в общественную собственность, и что мера эта вполне буржуазная. Капитализм еще шире, еще свободнее, еще быстрее разовьется от такой меры. Эта мера очень прогрессивна, очень демократична; она искоренит окончательно крепостничество, она подорвет монополию землевладения, она подорвет абсолютную ренту (которую ошибочно отрицает ликвидатор П. Маслов, плетясь за буржуазными учеными). Она ускорит развитие производительных сил в земледелии и очистит классовое движение наемных рабочих.

Но, повторяем, это - буржуазно-демократическая мера. Левонародники, например, г. В-димов в «Смелой Мысли», упорно называют буржуазную национализацию земли «социализацией» и упорно обходят самые обстоятельные разъяснения Марксом сущности национализации земли при капитализме.

Левонародники упорно повторяют чисто буржуазное учение о «трудовом хозяйстве» и его развитии при «социализации», тогда как на деле при национализации земли именно капиталистическое землевладение, и притом в самой чистой и свободной от крепостничества форме, неизбежно разовьется всего шире и всего быстрее.

Словечко: «социализация земли» обнаруживает со стороны левонародников только полное непонимание


240
В. И. ЛЕНИН

основ политической экономии Маркса и их переход (урывками, тайком, часто бессознательно) на сторону буржуазной политической экономии.

Маркс рекомендовал сознательным рабочим, вырабатывая в себе ясное сознание буржуазности всех земельных реформ на почве капитализма (в том числе и национализации), поддерживать буржуазно-демократические преобразования против крепостников и крепостничества. Но смешивать буржуазные меры с социализмом марксисты не могут.

«Трудовая Правда» № 22, 22 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



241

О ПОЛИТИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ БРАНИ
(К ВОПРОСУ ОБ ЕДИНСТВЕ)

Разве брань может иметь политическое значение? - спросит читатель.

Несомненно. Вот вам пример из области, интересующей всех сознательных рабочих.

Нас, правдистов, бранят «узурпаторами» (незаконными захватчиками). На этой брани в марте 1912 года «объединились» плехановцы, впередовцы, троцкисты, ликвидаторы и еще куча иных группок.

Теперь, в июне 1914 года, через два с лишним года, еще раз «объединяются» на этой брани против нас сторонники «Единства», ликвидаторы, впередовцы, троцкисты, и, вероятно, еще дюжина иных группок.

Чтобы вдуматься в политическое значение этой брани, мы приглашаем читателя вспомнить некоторые азбучные вещи, которые хотят «заговорить» шумом и бранью сторонники «Единства» и К° .

Конференцию января 1912 года «они» все объявили узурпацией, незаконным захватом. Она-де не имела права называть себя верховным органом, учреждением всего целого.

Превосходно, господа! Только посмотрите, как политические факты разоблачают всю бессодержательность и лживость ваших фраз.

Допустим, что вы правы, допустим, что конференция января 1912 года была «незаконным захватом». Что отсюда следует?


242
В. И. ЛЕНИН

Отсюда следует, что все группы, течения, кружки, все с.-д., обиженные этим «незаконным захватом», должны бы были встать за «законность»? Не так ли? Объединиться не только для брани узурпаторов, но и для ниспровержения их.

Кажется, это бесспорно?

Кажется, храбрый Плеханов, мужественный Троцкий, смелые впередовцы, благородные ликвидаторы не могли бы объединиться для руготни узурпаторов без того, чтобы не объединиться для свержения узурпаторов.

Ведь если бы наши герои не сделали этого, они оказались бы пустыми болтунами, не так ли?

А что требовалось для свержения «узурпаторов»?

Для этого достаточно было бы, чтобы благородные протестанты против узурпации собрались вместе без узурпаторов, осудили их и показали рабочим пример, опыт, факт - факт, а не посул, дело, а не фразы - законных учреждений в отличие от узурпаторских.

Тот, кто не считает всех сознательных рабочих России идиотами, конечно, согласится, что эти рабочие, увидев объединенную работу благородных протестантов, против «узурпаторов», поддержали бы этих протестантов, выкинули бы вон узурпаторов, наградили бы их насмешками и осуждением!!

Кажется, это ясно?

Кажется, совершенно неоспоримо, что не только марксист, но и всякий уважающий себя демократ обязан был бы соединиться со всеми противниками «узурпаторства» для ниспровержения узурпаторов?

А на деле?

Что вышло на деле?

Что получилось через два года после того, как наши благородные противники «узурпаторства» пошли в поход против узурпаторов?

Получилось то, что «узурпаторы» объединили вокруг своих решений 4/5 (четыре пятых) всех сознательных рабочих России.

За 21/2 года, с 1 января 1912 г. по 13 мая 1914 г., правдистским газетам пришли на помощь своими


243
О ПОЛИТИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ БРАНИ

взносами 5674 рабочие группы, а благородным противникам «узурпаторства», ликвидаторам и их друзьям, 1421 рабочая группа.

«Узурпаторы» осуществили единство 4/5 рабочих России, на деле, не на словах.

А благородные враги «узурпаторства» рассыпались прахом, ибо распался их Августовский блок, отделились Троцкий, латыши, вожди кавказцев и т. д. в отдельные группки, оказавшиеся в действительном движении нулями и порознь и вместе.

Что за чудеса?

Как же это могли 4/5 рабочих встать за гнусное «узурпаторство», против многочисленных, различных, представляющих «множество течений», благородных врагов узурпаторства?

Это могло и должно было случиться, читатель, по следующей причине: брань в политике нередко прикрывает полнейшую безыдейность и беспомощность, бессилие, сердитое бессилие бранящихся.

Только и всего.

А сознательные рабочие, несмотря на всю брань против «правдистов», «узурпаторов», «ленинцев» и т. д. и т. д., объединяются и будут объединяться вокруг идей и тактики последовательного марксизма. Несмотря на всю эту брань, они признают единство только снизу, единство рабочих на почве осуждения ликвидаторства, на почве признания всех решений «целого». Только подчинение меньшинства большинству - может быть принципом рабочего движения, а не соглашение с интеллигентскими группками.

«Трудовая Правда» № 23, 24 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



244

ОБЪЕКТИВНЫЕ ДАННЫЕ О СИЛЕ РАЗНЫХ ТЕЧЕНИЙ В РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ 98

Для сознательных рабочих нет важнее задачи, как задача познать движение своего класса, его сущность, его цели и задачи, его условия и практические формы. Ибо вся сила рабочего движения в его сознательности и в его массовом характере: капитализм каждым шагом своего развития увеличивает число пролетариев, наемных рабочих, сплачивает, организует, просвещает их, готовя таким образом классовую силу, которая неизбежно должна идти к своим целям.

Программа марксистов и их тактические решения, постоянно разъясняемые в печати, помогают выработке сознания у рабочей массы относительно сущности, целей и задач движения.

Борьба разных течений в рабочем движении России имеет глубокие классовые корни. Оба «течения», борющиеся с марксизмом (правдизмом) в рабочем движении России и заслуживающие (по своей массовидности и по своим корням в истории) названия «течений» - народничество и ликвидаторство - выражают собой влияние буржуазии на пролетариат. Это много раз разъяснялось марксистами и признано в ряде решений марксистов как относительно народников (с ними борьба идет 30 лет), так и относительно ликвидаторов (история ликвидаторства насчитывает около 20 лет, ибо ликвидаторство есть прямое продолжение «экономизма» и меньшевизма).


245
ОБЪЕКТИВНЫЕ ДАННЫЕ О СИЛЕ РАЗНЫХ ТЕЧЕНИЙ

В настоящее время все более скапливается уже объективных данных о силе разных течений в рабочем движении России. Надо всеми силами собирать, проверять и изучать эти объективные данные, касающиеся поведения и настроения не отдельных лиц и групп, а масс, данные, взятые из различных, враждебных газет, данные, допускающие проверку всяким грамотным человеком.

Только по таким данным можно учиться и изучать движение своего класса. Один из главных, если не главный, недостаток (или преступление против рабочего класса), как народников и ликвидаторов, так и разных интеллигентских группок, «впередовцев», плехановцев, троцкистов, есть их субъективизм. Свои желания, свои «мнения», свои оценки, свои «виды» они выдают на каждом шагу за волю рабочих, за потребности рабочего движения. Когда они говорят, например, о «единстве», они величественно игнорируют опыт создания действительного единства большинством сознательных рабочих России за 21/2 года, с начала 1912 по середину 1914 года.

Сделаем же сводку имеющихся в наличности объективных данных о силе разных направлений в рабочем движении. Пусть кто хочет верит субъективным оценкам и посулам, идет к «группкам», а мы зовем лишь желающих изучать объективные факты. Вот факты:

 ПравдистыЛиквида-
торы
ПроцентЛевона-
родники
Прав-
дисты
Лик-
вида-
торы
Выборы в Государственную думу:
1. Число депутатов рабочей курии I, II Дума, 1907 г.11124753-
III Дума, 1907-1912445050бойкот
IV Дума, 1912 г.636733


246
В. И. ЛЕНИН

 ПравдистыЛиквида-
торы
ПроцентЛевона-
родники
Прав-
дисты
Лик-
вида-
торы
Число рабочих групп, делавших взносы:
2. Число взносов от рабочих групп в петербургские газеты год 191262089---
год 19132 18166176,923,1264
по 13 мая 1914 г.2 87367181,118,9524
Выборы от рабочих в страховые учреждения:
3. Число уполномоченных при выборах во всеросс. страховое учрежд471082,417,6?1-2?
4. То же при выборах в столичное страховое учреждение.37784,115,94
Подписи в резолюциях за каждую думскую фракцию:
5. Подписи в обеих газетах за «шестерку» (правд.) и за «семерку» (ликвид.)6 7222 98569,230,8-
Связи с рабочими группами:
6. Число обращений с разными взносами от рабочих групп в ту и другую фракцию (с окт. 1913 г. по 6 июня 1914 г.)1 29521585,714,3-
Тираж петербургских газет:
7. Сколько печатается экземпляров (данные, собранные и опубликованные Э. Вандервельдом).400001600071,428,612000
(три раза
в неде-
лю)
Зарубежная печать:
8. Число номеров руководящей газеты, вы- шедших после августовской (1912 г.) конференции ликвидаторов по июнь 1914 г. 50--9


247
ОБЪЕКТИВНЫЕ ДАННЫЕ О СИЛЕ РАЗНЫХ ТЕЧЕНИЙ

 ПравдистыЛиквида-
торы
ПроцентЛевона-
родники
Прав-
дисты
Лик-
вида-
торы
9. Число указаний в этих номерах на не открытые организации (каждое место считается за одно указание)440--21
Зависимость от буржуазии:
10. Денежные сборы на СПБ. газеты (с 1 января по 13 мая 1914 г.). Процент сборов не от рабочих--135650
11. Число денежных отчетов, напечатанных газетами за все время31--? (0?)
12. Из них процент отчетов с дефицитом, покрытым из неизвестных, т. е. буржуазных источников--0100?
13. Денежные суммы, прошедшие через ту и другую думскую фракцию (с октября 1913 г. по 6 июня 1914 г.). Процент сумм не от рабочих--646-
14. Число корреспонденций, выданных молчаливо за рабочие, а на деле взятых из буржуазных газет, без указания источника -5 (в двух номерах: 17 и 19 «Нашей Рабочей Газеты»)0
Профессиональные союзы:
15. Число проф. союзов в СПБ., в которых большинство членов (судя по большинству членов правления) сочувствует такому-то направлению141/2 *31/2 *--2


* В одном союзе число сторонников правдистов и ликвидаторов разделилось поровну.


248
В. И. ЛЕНИН

Приведенные данные снабдим, прежде всего, краткими пояснениями, а затем перейдем к выводам.

Пояснения удобнее всего делать по пунктам. Пункт 1. Данных о выборщиках и уполномоченных нет. Кто жалуется на употребление «куриальных» данных, тот просто смешон, ибо других данных нет. Немецкие с.-д. измеряют свои успехи по бисмарков-скому избирательному закону, исключающему женщин, создающему «мужскую» курию!

Пункт 2. Число рабочих групп, платящих, а не только «подмахивающих резолюции», - самый надежный и верный признак силы не только течения, но и организованности, партийности.

Поэтому ликвидаторы и «группки» обнаруживают субъективную неприязнь к этому признаку.

Ликвидаторы возражали: у нас есть еще еврейская и грузинская газеты, а «Правда» - одна. Неверно. Во-первых, эстонская и литовская газеты правдистские 99. Во-вторых, если брать провинцию, то позволительно ли забывать Москву? Московская рабочая газета 100 сплотила, объединила за 1913 год 39 0 рабочих групп («Рабочий» № 1, с. 19), а еврейская газета «Цайт» с № 2 (29 декабря 1912 г.) по 1 июня 1914 г. объединила 296 рабочих групп (из них 190 по 20 марта 1914 г. и 106 с 20. III. по 1. VI. 1914 г.). Значит, одна Москва с избытком «покрыла» субъективную ссылку ликвидаторов на «Цайт»!

Приглашаем грузинских и армянских товарищей собрать данные о кавказских газетах ликвидаторов. Сколько там рабочих групп? Необходимы всесторонние объективные данные.

Ошибки при подсчете групп возможны, но частичные. Приглашаем всех проверять и исправлять.

Пункты 3 и 4 не требуют пояснений. Желательна анкета для сбора новых провинциальных данных.

Пункт 5-ый. В 2985 ликвидаторских подписей вошли 1086 бундовских и 719 кавказских. Желательна проверка этих цифр местными товарищами.

Пункт 6-ой. Казначеи обеих фракций печатают отчеты о всех суммах, поступающих во фракцию на разные


Страница рукописи В. И. Ленина с наброском таблицы к статье «Объективные данные о силе разных течений в рабочем движении». - Июнь 1914 г.
Уменьшено


249
ОБЪЕКТИВНЫЕ ДАННЫЕ О СИЛЕ РАЗНЫХ ТЕЧЕНИЙ

цели. Точный, объективный показатель связей с рабочими.

Пункт 7-ой. Тираж газет. Данные, собранные и опубликованные Э. Вандервельдом, но скрываемые ликвидаторами и либералами («Киевская Мысль»). «Субъективизм». Желательно собрать хотя бы за месяц более полные данные.

Пункты 8-ой и 9-ый. Одна из объективных иллюстраций отречения ликвидаторов от «подполья», т. е. от партии. А заграница с 1 января по 13 мая 1914 г. дала правдистам 49 р. 79 к. (1/4%), а ликвидаторам 1709 р. 17 к. (14%). Не говори: «не могу», а говори: «не хочу»!

Пункты 10-14. Объективные признаки зависимости ликвидаторов и народников от буржуазии, их буржуазности. Субъективно, ликвидаторы и народники - «социалисты» и «социал-демократы». Объективно, как по содержанию их идей, так и по опыту массового движения, это - буржуазные интеллигентские группы, откалывающие от рабочей партии меньшинство рабочих.

Обращаем особое внимание читателей на подделку рабочих корреспонденции ликвидаторами. Неслыханный, вопиющий обман! Пусть все местные марксисты разоблачают его и собирают объективные данные (см. «Трудовую Правду» № 12 от 11 июня 1914 г. 101).

Пункт 15-й. Данные особенно важные, которые бы следовало пополнить и проверить особой анкетой. Мы взяли данные «Спутника Рабочего», изд. «Прибой», СПБ., 1914 г. 102 К ликвидаторским союзам отнесли конторщиков, чертежников и фармацевтов (на последних выборах правления печатников 27 апреля 1914 г. было выбрано правдистов 1/2 в члены правления и больше половины в кандидаты к членам правления). К народническим союзам отнесены булочники и футлярщики. Общее число членов около 22 тысяч.

В Москве из 13-ти союзов 10 правдистских, 3 неопределенных, но ближе к правдистам. Ликвидаторского и народнического ни одного.


250
В. И. ЛЕНИН

Выводы из объективных данных показывают, что только в правдизме мы имеем действительно независимое от буржуазии, марксистское, пролетарское течение, организующее, объединяющее свыше 4/5 рабочих (81,1% рабочих групп в 1914 г., по сравнению с ликвидаторами). Ликвидаторство и народничество, несомненно, течения, но буржуазно-демократические, не рабочие.

Опыт массового движения за 1912, 1913 и половину 1914 года всецело и блестяще подтвердил и программные, и тактические, и организационные идеи, решения, линию правдистов. В уверенности, что мы на верном пути, мы должны почерпнуть энергию для еще более усиленной работы.

«Трудовая Правда» № 25, 26 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



251

НАСКОЛЬКО СИЛЬНО ЛЕВОНАРОДНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ СРЕДИ РАБОЧИХ

Известно, что во всем мире часть рабочих идет еще за теми или иными буржуазными партиями. В России, в эпоху буржуазно-демократических преобразований, меньшинство сознательных рабочих идет еще за буржуазной группой литераторов-ликвидаторов и за буржуазно-демократическим народническим течением.

О том, что все народническое направление, левонародники в том числе, представляет из себя буржуазную (крестьянскую) демократию в России, говорено много раз в самых точных, ясных и формальных решениях марксистов (1903, 1907, 1913 гг.) 103. Что часть рабочих идет за левонародниками, называющими «социализмом» смелые крестьянские (по существу вполне и безусловно буржуазные) требования, это вполне понятно в капиталистической стране в эпоху обостренного движения против крепостничества.

Но какая же именно часть сознательных рабочих идет за левонародниками?

Недавно один из наиболее беспринципных интеллигентских журнальчиков, «Современник», «объединяющий» (на лживой фразе) левонародников, Плеханова, г. Потресова и К°, заявил, что «около 1/3» рабочих идет за левонародниками.

Это - такая же ложь, наглая, бессовестная, как и обычная ложь ликвидаторов.

Объективные данные о степени влияния левонародников среди рабочих имеются только трех родов,


252
В. И. ЛЕНИН

насколько нам известно. Во-первых, данные о тираже газет. Во-вторых, данные о числе рабочих групп, делавших взносы. В-третьих, данные о числе уполномоченных при выборах в столичное страховое учреждение.

Сопоставим эти данные, которые отличаются от бессовестной лжи гг. Мартовых, Гиммеров и К° тем, что всякий может найти и проверить их по источникам открытым, публичным, относящимся к разным партиям.

ПравдистыЛиквида-
торы
Левонар.Проценты
ПравдистыЛиквид.Левонар.
Число экземпляров петербургской газеты, выпускаемых в неделю240000960003600064,525,89,7
Число денежных взносов от рабочих групп за весь 1913 г.218166126470,221,38,5
За 1914 г. (по 13 мая)287367152470,616,612,8
Число уполномоченных при выборах в столичное страховое учреждение377477,114,68,3

Самые «выгодные» для буржуазных групп (ликвидаторов и левонародников), это - данные о тираже газет. Но у ликвидаторов и левонародников именно не рабочие, а буржуазные газеты! Это доказывают данные о сборах (с 1 января по 13 мая 1914 г.). У ликвидаторов напечатаны сборы не от рабочих в размере 56% всех сборов («Трудовая Правда» № 15) *. У левонародников соответствующая цифра = 50%. При этом левонародники вовсе не печатали, насколько известно, отчетов своей газеты, которую содержат, очевидно, как и у ликвидаторов, богатые друзья из буржуазии.

Только правдистская газета есть рабочая газета. И ликвидаторская и левонародниче-ская газеты суть буржуазные газеты. Никакой ложью нельзя опровергнуть этого объективного факта.


* См. настоящий том, стр. 227-234. Ред.


253
НАСКОЛЬКО СИЛЬНО ЛЕВОНАРОДНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ

Данные о рабочих группах всего точнее и ближе всего подходят к европейским данным о числе членов партии.

Левонародники растут очень быстро (удвоение за год) и достигли 12,8% всех газет. Растут они на счет ликвидаторов, ибо у этих последних почти абсолютный застой числа групп (в 1/2 1914 года при общем громадном росте рабочего движения прибавка всего 10 групп) -^уменьшение относительно доли рабочих групп: с 21,3% до 16,6%.

Оппортунизм и отреченство от партии гг. ликвидаторов отталкивает рабочих к другой буржуазной группе, более «радикальной» (на словах).

Правдисты прибавили с 1913 по 1914 год 692 группы, ликвидаторы 10, левонародники 260. В процентах: правдисты +31,7%, ликвидаторы +1,5%, левонародники +100% (маленькие цифры всегда растут быстрее больших; например, если у Плеханова 9 рабочих групп, а к Вене - и для Вены 104 - будет 27 или 45, то в процентах это выразится +200% +400%).

Данные о выборах в страховые учреждения относятся только к Питеру. Надо заметить, что в С.-Петербурге в 1914 году левонародники, по числу взносов от рабочих групп, оказались впереди ликвидаторов.

Именно, число взносов от рабочих групп в С.-Петербурге с 1 января по 13 мая 1914 года было у правдистов - 2024, у ликвидаторов - 308, а у левонародников -391. В процентах: правдисты - 74,3%, ликвидаторы - 11,4%, левонародники - 14,3%.

Как настоящие оппортунисты, наши ликвидаторы вследствие этого усиления левонародников перешли не к усиленной принципиальной борьбе за марксизм, а к блоку (союзу) с левонародниками против марксистов (правдистов) !!

При этом левонародники открыто проповедуют такой союз от лица всех своих вождей в «Современнике». А ликвидаторы не смеют прямо и ясно сказать рабочим, в чем дело, и прячутся. Настоящие кадеты.

Например, недавно в левонароднической газете («Живая Мысль Труда» № 3, 15 июня 1914 г.) была помещена


254
В. И. ЛЕНИН

статья: «К выборам уполномоченных в больничную кассу на заводе «Айваз»». В этой статье читаем: «... на суд айвазовцев по необходимости будет предложено два списка: один совместный, меньшевиков и левонародников... другой список правдистский...» (подчеркнуто нами).

Союз с ликвидаторами левонародники в той же статье истолковывают прямо как принцип сотрудничества всех «социалистических» направлений, т. е. ликвидаторам прямо приписывается отречение не только от резолюции 1907 года о буржуазности направления левонародников, но и от резолюции 1903 года, предложенной Аксельродом.

Для марксистов усиление левонародников есть один из признаков или предвестников подъема в крестьянстве, который естественно может «кружить голову» несознательным пролетариям и мелкобуржуазным интеллигентам. Нас, марксистов, это обстоятельство заставит лишь энергичнее вести проповедь марксизма в отличие от мещанского народничества.

Товарищи рабочие! Поменьше верьте уверениям - басням! Повнимательнее изучайте объективные данные и о своем, рабочем, движении и о том, как влияют на меньшинство рабочих буржуазные идеи и буржуазная практика ликвидаторов и левонародников.

«Трудовая Правда» № 27, 28 июня 1914 г. Печатается по тексту газеты «Трудовая Правда»



255

О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Написано в феврале - мае 1914 г.

Напечатано в апреле - июне 1914 г. в журнале » Просвещение» №№ 4, 5 и б
Подпись:В. Ильин

Печатается по тексту журнала



257

Параграф девятый программы российских марксистов, говорящий о праве наций на самоопределение, вызвал в последнее время (как мы уже указывали в «Просвещении») целый поход оппортунистов. И русский ликвидатор Семковский в петербургской ликвидаторской газете, и бундовец Либман, и украинский национал-социал Юркевич - в своих органах обрушились на этот параграф, третируя его с видом величайшего пренебрежения. Нет сомнения, что это «нашествие двунадесяти языков» оппортунизма на нашу марксистскую программу стоит в тесной связи с современными националистическими шатаниями вообще. Поэтому подробный разбор поднятого вопроса представляется нам своевременным. Заметим только, что ни единого самостоятельного довода ни один из названных оппортунистов не привел: все они повторяют лишь сказанное Розой Люксембург в ее длинной польской статье 1908-1909 года: «Национальный вопрос и автономия». С «оригинальными» доводами этого последнего автора мы и будем чаще всего считаться в нашем изложении.

1. ЧТО ТАКОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ НАЦИЙ?

Естественно, что этот вопрос становится в первую голову, когда делаются попытки марксистски рассмотреть так называемое самоопределение. Что следует


* См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 113-150. Ред.


258
В. И. ЛЕНИН

понимать под ним? Искать ли ответа в юридических дефинициях (определениях), выведенных из всяческих «общих понятий» права? Или ответа надо искать в историко-экономическом изучении национальных движений?

Неудивительно, что гг. Семковские, Либманы, Юркевичи даже и не догадались поставить этого вопроса, отделываясь простым хихиканьем по поводу «неясности» марксистской программы и, видимо, даже не зная, в своей простоте, что о самоопределении наций говорит не только российская программа 1903 года, но и решение Лондонского международного конгресса 1896 года (об этом подробно в своем месте). Гораздо более удивительно, что Роза Люксембург, много декламирующая по поводу будто бы абстрактности и метафизичности данного параграфа, сама впала именно в этот грех абстрактности и метафизичности. Именно Роза Люксембург постоянно сбивается на общие рассуждения о самоопределении (вплоть даже до совсем забавного умствования о том, как узнать волю нации), не ставя нигде ясно и точно вопроса, в юридических ли определениях суть дела или в опыте национальных движений всего мира?

Точная постановка этого, неизбежного для марксиста, вопроса сразу подорвала бы девять десятых доводов Розы Люксембург. Национальные движения не впервые возникают в России и не одной ей свойственны. Во всем мире эпоха окончательной победы капитализма над феодализмом была связана с национальными движениями. Экономическая основа этих движений состоит в том, что для полной победы товарного производства необходимо завоевание внутреннего рынка буржуазией, необходимо государственное сплочение территорий с населением, говорящим на одном языке, при устранении всяких препятствий развитию этого языка и закреплению его в литературе. Язык есть важнейшее средство человеческого общения; единство языка и беспрепятственное развитие есть одно из важнейших условий действительно свободного и широкого, соответствующего современному капитализму, торгового оборота,


259
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

свободной и широкой группировки населения по всем отдельным классам, наконец - условие тесной связи рынка со всяким и каждым хозяином или хозяйчиком, продавцом и покупателем.

Образование национальных государств, наиболее удовлетворяющих этим требованиям современного капитализма, является поэтому тенденцией (стремлением) всякого национального движения. Самые глубокие экономические факторы толкают к этому, и для всей Западной Европы - более того: для всего цивилизованного мира - типичным, нормальным для капиталистического периода является поэтому национальное государство.

Следовательно, если мы хотим понять значение самоопределения наций, не играя в юридические дефиниции, не «сочиняя» абстрактных определений, а разбирая историко-экономические условия национальных движений, то мы неизбежно придем к выводу: под самоопределением наций разумеется государственное отделение их от чуженацио-нальных коллективов, разумеется образование самостоятельного национального государства.

Мы увидим ниже еще другие причины, почему неправильно было бы под правом на самоопределение понимать что-либо иное кроме права на отдельное государственное существование. Теперь же мы должны остановиться на том, как Роза Люксембург пыталась «отделаться» от неизбежного вывода о глубоких экономических основаниях стремлений к национальному государству.

Розе Люксембург прекрасно известна брошюра Каутского: «Национальность и интернациональность» (приложение к «Neue Zeit» 105, № 1, 1907-1908; русский перевод в журнале «Научная Мысль», Рига, 1908 106). Ей известно, что Каутский *, подробно разобрав в § 4


* В 1916 году, готовя переиздание статьи, В. И. Ленин к этому месту сделал примечание: «Просим читателя не забывать, что Каутский до 1909 г., до его прекрасной брошюры «Путь к власти» был врагом оппортунизма, к защите которого он повернул лишь в 1910-1911 гг., а решительнее всего лишь в 1914-1916 гг.»


260
В. И. ЛЕНИН

этой брошюры вопрос о национальном государстве, пришел к выводу, что Отто Бауэр «недооценивает силу стремления к созданию национального государства» (стр. 23 цитируемой брошюры). Роза Люксембург цитирует сама слова Каутского: «Национальное государство есть форма государства, наиболее соответствующая современным» (т. е. капиталистическим, цивилизованным, экономически-прогрессивным в отличие от средневековых, докапиталистических и проч.) «условиям, есть та форма, в которой оно всего легче может выполнить свои задачи» (т. е. задачи наиболее свободного, широкого и быстрого развития капитализма). К этому надо добавить еще более точное заключительное замечание Каутского, что пестрые в национальном отношении государства (так называемые государства национальностей в отличие от национальных государств) являются «всегда государствами, внутреннее сложение которых по тем или другим причинам осталось ненормальным или недоразвитым» (отсталым). Само собою разумеется, что Каутский говорит о ненормальности исключительно в смысле несоответствия тому, что наиболее приспособлено к требованиям развивающегося капитализма.

Спрашивается теперь, как же отнеслась Роза Люксембург к этим историко-экономическим выводам Каутского. Верны они или неверны? Прав ли Каутский с его историко-экономической теорией или Бауэр, теория которого является, в основе своей, психологической? В чем состоит связь несомненного «национального оппортунизма» у Бауэра, его защиты культурно-национальной автономии, его националистических увлечений («кое-где усиление национального момента», как выразился Каутский), его «громадного преувеличения момента национального и полного забвения момента интернационального» (Каутский), с его недооценкой силы стремления к созданию национального государства?

Роза Люксембург не поставила даже этого вопроса. Она не заметила этой связи. Она не вдумалась в целое теоретических взглядов Бауэра. Она совсем даже не


261
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

противопоставила историко-экономической и психологической теории в национальном вопросе. Она ограничилась следующими замечаниями против Каутского.

«... Это «наилучшее» национальное государство есть только абстракция, легко поддающаяся теоретическому развитию и теоретической защите, но не соответствующая действительности» («Przega^d Socjal-demokratyczny»*, 1908, № 6, стр. 499).

И в подтверждение этого решительного заявления следуют рассуждения о том, что развитие великих капиталистических держав и империализм делают иллюзорным «право на самоопределение» мелких народов. «Можно ли серьезно говорить, - восклицает Роза Люксембург, - о «самоопределении» формально независимых черногорцев, болгар, румын, сербов, греков, отчасти даже швейцарцев, независимость которых сама является продуктом политической борьбы и дипломатической игры «европейского концерта»?»! (стр. 500). Наилучше соответствует условиям «не государство национальное, как полагает Каутский, а государство хищническое». Приводится несколько десятков цифр о величине колоний, принадлежащих Англии, Франции и пр.

Читая подобные рассуждения, нельзя не подивиться способности автора не понимать, что к чему! Поучать с важным видом Каутского тому, что мелкие государства экономически зависят от крупных; что между буржуазными государствами идет борьба из-за хищнического подавления других наций; что существует империализм и колонии, - это какое-то смешное, детское умничание, ибо к делу все это ни малейшего отношения не имеет. Не только маленькие государства, но и Россия, например, целиком зависят экономически от мощи империалистского финансового капитала «богатых» буржуазных стран. Не только балканские миниатюрные государства, но и Америка в XIX веке была, экономически, колонией Европы, как указал еще Маркс в «Капитале» 107. Все это Каутскому и каждому марксисту,


* - «Социал-Демократическое Обозрение». Ред.


262
В. И. ЛЕНИН

конечно, прекрасно известно, но по вопросу о национальных движениях и о национальном государстве это решительно ни к селу ни к городу.

Роза Люксембург подменила вопрос о политическом самоопределении наций в буржуазном обществе, об их государственной самостоятельности вопросом об их экономической самостоятельности и независимости. Это так же умно, как если бы человек, обсуждающий программное требование о верховенстве парламента, т. е. собрания народных представителей, в буржуазном государстве, принялся выкладывать свое вполне правильное убеждение в верховенстве крупного капитала при всяких порядках буржуазной страны.

Нет сомнения, что большая часть Азии, наиболее населенной части света, находится в положении либо колоний «великих держав» либо государств, крайне зависимых и угнетенных национально. Но разве это общеизвестное обстоятельство колеблет хоть сколько-нибудь тот бесспорный факт, что в самой Азии условия наиболее полного развития товарного производства, наиболее свободного, широкого и быстрого роста капитализма создались только в Японии, т. е. только в самостоятельном национальном государстве? Это государство - буржуазное, а потому оно само стало угнетать другие нации и порабощать колонии; мы не знаем, успеет ли Азия, до краха капитализма, сложиться в систему самостоятельных национальных государств, подобно Европе. Но остается неоспоримым, что капитализм, разбудив Азию, вызвал и там повсюду национальные движения, что тенденцией этих движений является создание национальных государств в Азии, что наилучшие условия развития капитализма обеспечивают именно такие государства. Пример Азии говорит за Каутского, против Розы Люксембург.

Пример балканских государств тоже говорит против нее, ибо всякий видит теперь, что наилучшие условия развития капитализма на Балканах создаются как раз в мере создания на этом полуострове самостоятельных национальных государств.


263
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Следовательно, и пример всего передового цивилизованного человечества, и пример Балкан, и пример Азии доказывают, вопреки Розе Люксембург, безусловную правильность положения Каутского: национальное государство есть правило и «норма» капитализма, пестрое в национальном отношении государство - отсталость или исключение. С точки зрения национальных отношений, наилучшие условия для развития капитализма представляет, несомненно, национальное государство. Это не значит, разумеется, чтобы такое государство, на почве буржуазных отношений, могло исключить эксплуатацию и угнетение наций. Это значит лишь, что марксисты не могут упускать из виду могучих экономических факторов, порождающих стремления к созданию национальных государств. Это значит, что «самоопределение наций» в программе марксистов не может иметь, с историко-экономической точки зрения, иного значения кроме как политическое самоопределение, государственная самостоятельность, образование национального государства.

Какими условиями обставляется, с марксистской, т. е. классовой пролетарской, точки зрения, поддержка буржуазно-демократического требования «национального государства», об этом подробно будет речь ниже. Сейчас мы ограничиваемся определением понятия «самоопределения» и должны еще только отметить, что Роза Люксембург знает о содержании этого понятия («национальное государство»), тогда как ее оппортунистические сторонники, Либманы, Семковские, Юркевичи, не знают даже и этого!

2. ИСТОРИЧЕСКАЯ КОНКРЕТНАЯ ПОСТАНОВКА ВОПРОСА

Безусловным требованием марксистской теории при разборе какого бы то ни было социального вопроса является постановка его в определенные исторические рамки, а затем, если речь идет об одной стране (например, о национальной программе для данной страны), учет конкретных особенностей, отличающих эту страну


264
В. И. ЛЕНИН

от других в пределах одной и той же исторической эпохи.

Что означает это безусловное требование марксизма в применении к нашему вопросу?

Прежде всего оно означает необходимость строго разделить две, коренным образом отличные, с точки зрения национальных движений, эпохи капитализма. С одной стороны, это - эпоха краха феодализма и абсолютизма, эпоха сложения буржуазно-демократического общества и государства, когда национальные движения впервые становятся массовыми, втягивают так или иначе все классы населения в политику путем печати, участия в представительных учреждениях и т. д. С другой стороны, перед нами эпоха вполне сложившихся капиталистических государств, с давно установившимся конституционным строем, с сильно развитым антагонизмом пролетариата и буржуазии, - эпоха, которую можно назвать кануном краха капитализма.

Для первой эпохи типично пробуждение национальных движений, вовлечение в них крестьянства, как наиболее многочисленного и наиболее «тяжелого на подъем» слоя населения в связи с борьбой за политическую свободу вообще и за права национальности в частности. Для второй эпохи типично отсутствие массовых буржуазно-демократических движений, когда развитой капитализм, все более сближая и перемешивая вполне уже втянутые в торговый оборот нации, ставит на первый план антагонизм интернационально слитого капитала с интернациональным рабочим движением.

Конечно, та и другая эпоха не отделены друг от друга стеной, а связаны многочисленными переходными звеньями, причем разные страны отличаются еще быстротой национального развития, национальным составом населения, размещением его и т. д. и т. п. Не может быть и речи о приступе к национальной программе марксистов данной страны без учета всех этих общеисторических и конкретно-государственных условий.

И вот здесь как раз мы натыкаемся на самое слабое место в рассуждениях Розы Люксембург. Она с необык-


265
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

новенным усердием украшает свою статью набором «крепких» словечек против § 9 нашей программы, объявляя его «огульным», «шаблоном», «метафизической фразой» и так далее без конца. Естественно было бы ожидать, что писательница, так превосходно осуждающая метафизику (в марксовском смысле, т. е. антидиалектику) и пустые абстракции, даст нам образец конкретно-исторического рассмотрения вопроса. Речь идет о национальной программе марксистов одной определенной страны, России, одной определенной эпохи, начала XX века. Вероятно, Роза Люксембург и ставит вопрос о том, какую историческую эпоху переживает Россия, каковы конкретные особенности национального вопроса и национальных движений данной страны в данную эпоху?

Ровнехонько ничего об этом Роза Люксембург не говорит! Ни тени разбора вопроса о том, как стоит национальный вопрос в России в данную историческую эпоху, каковы особенности России в данном отношении, - вы у нее не найдете!

Нам говорят, что иначе ставится национальный вопрос на Балканах, чем в Ирландии, что Маркс вот так-то оценивал польское и чешское национальное движение в конкретных условиях 1848 года (страница выписок из Маркса), что Энгельс вот так-то оценивал борьбу лесных кантонов Швейцарии против Австрии и битву под Моргартеном, имевшую место в 1315 году (страничка цитат из Энгельса с соответствующим комментарием из Каутского), что Лассаль считал реакционной крестьянскую войну в Германии в XVI веке и т. п.

Нельзя сказать, чтобы эти замечания и цитаты блистали новизной, но, во всяком случае, читателю интересно еще и еще раз вспомнить, как именно Маркс, Энгельс и Лассаль подходили к разбору конкретно-исторических вопросов отдельных стран. И, перечитывая поучительные цитаты из Маркса и Энгельса, видишь с особенной наглядностью, в какое смешное положение поставила себя Роза Люксембург. Она красноречиво и сердито проповедует необходимость конкретно-исторического анализа национального вопроса в разных


266
В. И. ЛЕНИН

странах в разное время, - и она не делает ни малейшей попытки определить, какую же историческую стадию развития капитализма переживает Россия в начале XX века, каковы особенности национального вопроса в этой стране. Роза Люксембург показывает примеры, как другие разбирали вопрос по-марксистски, точно нарочно подчеркивая этим, как часто благими намерениями мостят ад, добрыми советами прикрывают нежелание или неуменье пользоваться ими на деле.

Вот одно из поучительных сопоставлений. Восставая против лозунга независимости Польши, Роза Люксембург ссылается на свою работу 1898 года, доказавшую быстрое «промышленное развитие Польши» с сбытом фабричных продуктов в России. Нечего и говорить, что отсюда еще ровно ничего не следует по вопросу о праве на самоопределение, что этим доказано только исчезновение старой шляхетской Польши и т. д. Роза же Люксембург незаметным образом переходит постоянно к тому выводу, будто среди факторов, соединяющих Россию с Польшей, преобладают уже теперь чисто экономические факторы современно-капиталистических отношений.

Но вот переходит наша Роза к вопросу об автономии и - хотя ее статья озаглавлена «Национальный вопрос и автономия» вообще - начинает доказывать исключительное право королевства Польского на автономию (смотри об этом «Просвещение» 1913 г., № 12 ). Чтобы подтвердить право Польши на автономию, Роза Люксембург характеризует государственный строй России по признакам, очевидно, и экономическим, и политическим, и бытовым, и социологическим - совокупностью черт, которые дают в сумме понятие «азиатского деспотизма» (№ 12 «Przegla^d'а» 108, стр. 137).

Всем известно, что подобного рода государственный строй обладает очень большой прочностью в тех случаях, когда в экономике данной страны преобладают совершенно патриархальные, докапиталистические черты и ничтожное развитие товарного хозяйства и клас-


* См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 143-150. Ред.


267
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

совой дифференциации. Если же в такой стране, в которой государственный строй отличается резко докапиталистическим характером, существует национально-отграниченная область с быстрым развитием капитализма, то, чем быстрее это капиталистическое развитие, тем сильнее противоречие между ним и докапиталистическим государственным строем, тем вероятнее отделение передовой области от целого, - области, связанной с целым не «современно-капиталистическими», а «азиатско-деспотическими» связями.

Роза Люксембург, таким образом, совершенно не свела концов с концами даже по вопросу о социальной структуре власти в России по отношению к буржуазной Польше, а вопроса о конкретно-исторических особенностях национальных движений в России она даже и не поставила.

На этом вопросе мы и должны остановиться.

3. КОНКРЕТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОПРОСА В РОССИИ И ЕЕ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ

«... Несмотря на растяжимость принципа «право наций на самоопределение», который является чистейшим общим местом, будучи, очевидно, одинаково применимым не только к народам, живущим в России, но и к нациям, живущим в Германии и Австрии, Швейцарии и Швеции, Америке и Австралии, мы не находим его ни в одной программе современных социалистических партий...» (№6 «Przegla^d'а», стр. 483).

Так пишет Роза Люксембург в начале своего похода против § 9 марксистской программы. Подсовывая нам понимание этого пункта программы, как «чистейшего общего места», Роза Люксембург сама именно в этот грех и впадает, заявляя с забавной смелостью, будто этот пункт «очевидно, одинаково применим» к России, Германии и т. д.

Очевидно, - ответим мы, - что Роза Люксембург решила дать в своей статье собрание логических ошибок, которые годятся для учебных занятий гимназистов. Ибо тирада Розы Люксембург - сплошь бессмыслица


268
В. И. ЛЕНИН

и насмешка над исторически-конкретной постановкой вопроса.

Если толковать марксистскую программу не по-ребячьи, а по-марксистски, то весьма нетрудно смекнуть, что она относится к буржуазно-демократическим национальным движениям. Раз так, - а это, несомненно, так, - то отсюда «очевидно», что эта программа относится «огульно», как «общее место» и т. д., ко всем случаям буржуазно-демократических национальных движений. Не менее очевидным был бы также для Розы Люксембург, при самом небольшом размышлении, тот вывод, что программа наша относится только к случаям наличности такого движения.

Подумав над этими очевидными соображениями, Роза Люксембург без особого труда увидела бы, какую бессмыслицу она сказала. Обвиняя нас в преподнесении «общего места», она против нас приводит тот довод, что о самоопределении наций не говорится в программе тех стран, где нет буржуазно-демократических национальных движений. Замечательно умный довод!

Сравнение политического и экономического развития разных стран, а также их марксистских программ имеет громадное значение с точки зрения марксизма, ибо несомненны как общая капиталистическая природа современных государств, так и общий закон развития их. Но подобное сравнение надо производить умеючи. Азбучным условием при этом является выяснение вопроса, сравнимы ли исторические эпохи развития сравниваемых стран. Например, аграрную программу российских марксистов могут «сравнивать» с западноевропейскими только полные невежды (подобно князю Е. Трубецкому в «Русской Мысли»), ибо наша программа дает ответ на вопрос о буржуазно-демократическом аграрном преобразовании, о котором и речи нет в западных странах.

То же самое относится к национальному вопросу. В большинстве западных стран он давным-давно решен. Смешно искать ответа на несуществующие вопросы в западных программах. Роза Люксембург упустила здесь из виду как раз самое главное: различие между


269
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

странами с давно законченными и с незаконченными буржуазно-демократическими преобразованиями.

В этом различии весь гвоздь. Полное игнорирование этого различия и превращает длиннейшую статью Розы Люксембург в набор пустых, бессодержательных общих мест.

В Западной, континентальной, Европе эпоха буржуазно-демократических революций охватывает довольно определенный промежуток времени, примерно, с 1789 по 1871 год. Как раз эта эпоха была эпохой национальных движений и создания национальных государств. По окончании этой эпохи Западная Европа превратилась в сложившуюся систему буржуазных государств, по общему правилу при этом национально-единых государств. Поэтому теперь искать права самоопределения в программах западноевропейских социалистов значит не понимать азбуки марксизма.

В Восточной Европе и в Азии эпоха буржуазно-демократических революций только началась в 1905 году. Революции в России, Персии, Турции, Китае, войны на Балканах - вот цепь мировых событий нашей эпохи нашего «востока». И в этой цепи событий только слепой может не видеть пробуждения целого ряда буржуазно-демократических национальных движений, стремлений к созданию национально-независимых и национально-единых государств. Именно потому и только потому, что Россия вместе с соседними странами переживает эту эпоху, нам нужен пункт о праве наций на самоопределение в нашей программе.

Но продолжим еще несколько вышеприведенную цитату из статьи Розы Люксембург:

«... В особенности, - пишет она, - программа партии, которая действует в государстве с чрезвычайно пестрым национальным составом и для которой национальный вопрос играет первостепенную роль, - программа австрийской социал-демократии не содержит принципа о праве наций на самоопределение» (там же).

Итак, читателя хотят убедить «в особенности» примером Австрии. Посмотрим, с конкретно-исторической точки зрения, много ли разумного в этом примере.


270
В. И. ЛЕНИН

Во-1-х, ставим основной вопрос о завершении буржуазно-демократической революции. В Австрии она началась 1848 годом и закончилась 1867. С тех пор почти полвека там господствует установившаяся, в общем и целом, буржуазная конституция, на почве которой легально действует легальная рабочая партия.

Поэтому в внутренних условиях развития Австрии (т. е. с точки зрения развития капитализма в Австрии вообще и в отдельных ее нациях в частности) нет факторов, порождающих скачки, одним из спутников каковых может быть образование национально-самостоятельных государств. Предполагая своим сравнением, что Россия находится, по этому пункту, в аналогичных условиях, Роза Люксембург не только делает в корне неверное, антиисторическое допущение, но и скатывается невольно к ликвидаторству.

Во-2-х, особенно большое значение имеет совершенно различное соотношение между национальностями в Австрии и в России по занимающему нас вопросу. Австрия не только была долгое время государством с преобладанием немцев, но австрийские немцы претендовали на гегемонию среди немецкой нации вообще. Эта «претенция», как может быть соблаговолит припомнить Роза Люксембург (столь не любящая будто бы общие места, шаблоны, абстракции...), разбита войной 1866 года. Господствующая в Австрии нация, немецкая, оказалась за пределами самостоятельного немецкого государства, создавшегося окончательно к 1871 году. С другой стороны, попытка венгров создать самостоятельное национальное государство потерпела крушение еще в 1849 году, под ударами русского крепостного войска.

Таким образом создалось чрезвычайно своеобразное положение: со стороны венгров, а затем и чехов, тяготение как раз не к отделению от Австрии, а к сохранению целости Австрии именно в интересах национальной независимости, которая могла бы быть совсем раздавлена более хищническими и сильными соседями! Австрия сложилась, в силу этого своеобразного положения, в двухцентровое (дуалистическое) государ-


271
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

ство, а теперь превращается в трехцентровое (триалистическое: немцы, венгры, славяне).

Есть ли что-либо похожее в России? Есть ли у нас тяготение «инородцев» к соединению с великорусами под угрозой худшего национального гнета?

Достаточно поставить этот вопрос, чтобы увидеть, до какой степени сравнение России с Австрией по вопросу о самоопределении наций бессмысленно, шаблонно и невежественно.

Своеобразные условия России, в отношении национального вопроса, как раз противоположны тому, что мы видели в Австрии. Россия - государство с единым национальным центром, великорусским. Великорусы занимают гигантскую сплошную территорию, достигая по численности приблизительно 70 миллионов человек. Особенность этого национального государства, во-1-х, та, что «инородцы» (составляющие в целом большинство населения - 57%) населяют как раз окраины; во-2-х, та, что угнетение этих инородцев гораздо сильнее, чем в соседних государствах (и даже не только в европейских); в-3-х, та, что в целом ряде случаев живущие по окраинам угнетенные народности имеют своих сородичей по ту сторону границы, пользующихся большей национальной независимостью (достаточно вспомнить хотя бы по западной и южной границе государства - финнов, шведов, поляков, украинцев, румын); в-4-х, та, что развитие капитализма и общий уровень культуры нередко выше в «инородческих» окраинах, чем в центре государства. Наконец, именно в соседних азиатских государствах мы видим начавшуюся полосу буржуазных революций и национальных движений, захватывающих частью родственные народности в пределах России.

Таким образом, именно исторические конкретные особенности национального вопроса в России придают у нас особую насущность признанию права наций на самоопределение в переживаемую эпоху.

Впрочем, даже с чисто фактической стороны утверждение Розы Люксембург, что в программе австрийских с.-д. нет признания права наций на самоопределение,


272
В. И. ЛЕНИН

неверно. Стоит открыть протоколы Брюннского съезда, принявшего национальную программу 109, и мы увидим там заявления русинского с.-д. Ганкевича от имени всей украинской (русинской) делегации (стр. 85 протоколов) и польского с.-д. Регера от имени всей польской делегации (стр. 108) о том, что австрийские с.-д. обеих указанных наций включают в число своих стремлений стремление к национальному объединению, свободе и самостоятельности своих народов. Следовательно, австрийская социал-демократия, не выставляя прямо в своей программе права наций на самоопределение, в то же время вполне мирится с выставлением частями партии требования национальной самостоятельности. Фактически это и значит, разумеется, признавать право наций на самоопределение! Ссылка Розы Люксембург на Австрию оказывается, таким образом, во всех отношениях говорящей против Розы Люксембург.

4. «ПРАКТИЦИЗМ» В НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ

С особенным усердием подхватили оппортунисты тот довод Розы Люксембург, что § 9 нашей программы не содержит в себе ничего «практического». Роза Люксембург так восхищена этим доводом, что мы встречаем иногда в ее статье по восьми раз на странице повторение этого «лозунга».

§ 9 «не дает, - пишет она, - никакого практического указания для повседневной политики пролетариата, никакого практического разрешения национальных проблем».

Рассмотрим этот довод, который формулируется еще так, что § 9 либо не выражает ровно ничего, либо обязывает поддерживать все национальные стремления.

Что означает требование «практичности» в национальном вопросе?

Либо поддержку всех национальных стремлений; либо ответ: «да или нет» на вопрос об отделении каждой нации; либо вообще непосредственную «осуществимость» национальных требований.


273
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Рассмотрим все эти три возможных смысла требования «практичности».

Буржуазия, которая естественно выступает в начале всякого национального движения гегемоном (руководителем) его, называет практическим делом поддержку всех национальных стремлений. Но политика пролетариата в национальном вопросе (как и в остальных вопросах) лишь поддерживает буржуазию в определенном направлении, но никогда не совпадает с ее политикой. Рабочий класс поддерживает буржуазию только в интересах национального мира (которого буржуазия не может дать вполне и который осуществим лишь в меру полной демократизации), в интересах равноправия, в интересах наилучшей обстановки классовой борьбы. Поэтому как раз против практицизма буржуазии пролетарии выдвигают принципиальную политику в национальном вопросе, всегда поддерживая буржуазию лишь условно. Всякая буржуазия хочет в национальном деле либо привилегий для своей нации, либо исключительных выгод для нее; это и называется «практичным». Пролетариат против всяких привилегий, против всякой исключительности. Требовать от него «практицизма» значит идти на поводу буржуазии, впадать в оппортунизм.

Дать ответ: «да или нет» на вопрос об отделении каждой нации? Это кажется требованием весьма «практичным». А на деле оно нелепо, метафизично теоретически, на практике же ведет к подчинению пролетариата политике буржуазии. Буржуазия всегда на первый план ставит свои национальные требования. Ставит их безусловно. Для пролетариата они подчинены интересам классовой борьбы. Теоретически нельзя ручаться наперед, отделение ли данной нации или ее равноправное положение с иной нацией закончит буржуазно-демократическую революцию; для пролетариата важно в обоих случаях обеспечить развитие своего класса; буржуазии важно затруднить это развитие, отодвинув его задачи перед задачами «своей» нации. Поэтому пролетариат ограничивается отрицательным, так сказать, требованием признания права


274
В. И. ЛЕНИН

на самоопределение, не гарантируя ни одной нации, не обязуясь дать ничего насчет другой нации.

Пусть это не «практично», но это на деле вернее всего гарантирует наиболее демократическое из возможных решений; пролетариату нужны только эти гарантии, а буржуазии каждой нации нужны гарантии ее выгод без отношения к положению (к возможным минусам) иных наций.

Буржуазии интереснее всего «осуществимость» данного требования, - отсюда вечная политика сделок с буржуазией иных наций в ущерб пролетариату. Пролетариату же важно укрепление своего класса против буржуазии, воспитание масс в духе последовательной демократии и социализма.

Пусть это не «практично» для оппортунистов, но это единственная гарантия на деле, гарантия максимального национального равноправия и мира вопреки и феодалам и националистической буржуазии.

Вся задача пролетариев в национальном вопросе «непрактична», с точки зрения националистической буржуазии каждой нации, ибо пролетарии требуют «абстрактного» равноправия, принципиального отсутствия малейших привилегий, будучи враждебны всякому национализму. Не поняв этого, Роза Люксембург своим неразумным воспеванием практицизма открыла настежь ворота именно для оппортунистов, в особенности для оппортунистических уступок великорусскому национализму.

Почему великорусскому? Потому что великорусы в России нация угнетающая, а в национальном отношении, естественно, оппортунизм выразится иначе среди угнетенных и среди угнетающих наций.

Буржуазия угнетенных наций во имя «практичности» своих требований будет звать пролетариат к безусловной поддержке ее стремлений. Всего практичнее сказать прямое «да», за отделение такой-то нации, а не за право отделения всех и всяких наций!

Пролетариат против такого практицизма: признавая равноправие и равное право на национальное государство, он выше всего ценит и ставит союз пролетариев


275
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

всех наций, оценивая под углом классовой борьбы рабочих всякое национальное требование, всякое национальное отделение. Лозунг практицизма есть на деле лишь лозунг некритического перенимания буржуазных стремлений.

Нам говорят: поддерживая право на отделение, вы поддерживаете буржуазный национализм угнетенных наций. Так говорит Роза Люксембург, так повторяет за ней оппортунист Семковский - единственный, кстати сказать, представитель ликвидаторских идей по этому вопросу в ликвидаторской газете!

Мы отвечаем: нет, именно буржуазии важно здесь «практичное» решение, а рабочим важно принципиальное выделение двух тенденций. Поскольку буржуазия нации угнетенной борется с угнетающей, постольку мы всегда и во всяком случае и решительнее всех за, ибо мы самые смелые и последовательные враги угнетения. Поскольку буржуазия угнетенной нации стоит за свой буржуазный национализм, мы против. Борьба с привилегиями и насилиями нации угнетающей и никакого попустительства стремлению к привилегиям со стороны угнетенной нации.

Если мы не выставим и не проведем в агитации лозунга права на отделение, мы сыграем на руку не только буржуазии, но и феодалам и абсолютизму угнетающей нации. Этот довод Каутский давно выдвинул против Розы Люксембург, и этот довод неоспорим. Боясь «помочь» националистической буржуазии Польши, Роза Люксембург своим отрицанием права на отделение в программе российских марксистов помогает на деле черносотенцам великорусам. Она помогает на деле оппортунистическому примирению с привилегиями (и хуже, чем привилегиями) великорусов.

Увлеченная борьбой с национализмом в Польше, Роза Люксембург забыла о национализме великорусов, хотя именно этот национализм и страшнее всего сейчас, именно он менее буржуазен, но более феодален, именно он главный тормоз демократии и пролетарской борьбы. В каждом буржуазном национализме угнетенной нации есть общедемократическое содержание


276
В. И. ЛЕНИН

против угнетения, и это-то содержание мы безусловно поддерживаем, строго выделяя стремление к своей национальной исключительности, борясь с стремлением польского буржуа давить еврея и т. д. и т. д.

Это - «непрактично» с точки зрения буржуа и мещанина. Это - единственно практичная и принципиальная и действительно помогающая демократии, свободе, пролетарскому союзу политика в национальном вопросе.

Признание права на отделение за всеми; оценка каждого конкретного вопроса об отделении с точки зрения, устраняющей всякое неравноправие, всякие привилегии, всякую исключительность.

Возьмем позицию угнетающей нации. Может ли быть свободен народ, угнетающий другие народы? Нет. Интересы свободы великорусского населения требуют борьбы с таким угнетением. Долгая история, вековая история подавления движений угнетенных наций, систематическая пропаганда такого подавления со стороны «высших» классов создали громадные помехи делу свободы самого великорусского народа в его предрассудках и т. д.

Великорусские черносотенцы сознательно поддерживают эти предрассудки и разжигают их. Великорусская буржуазия мирится с ними или подлаживается к ним. Великорусский пролетариат не может осуществить своих целей, не может расчистить себе пути к свободе, не борясь систематически с этими предрассудками.

Создание самостоятельного и независимого национального государства остается пока в России привилегией одной только великорусской нации. Мы, великорусские пролетарии, не защищаем никаких привилегий, не защищаем и этой привилегии. Мы боремся на почве данного государства, объединяем рабочих всех наций данного государства, мы не можем ручаться


* Некоему Л. Вл. из Парижа это слово кажется немарксистским. Этот Л. Вл. забавно «superklug» (в ироническом переводе на русский: «вумный»). «Вумный» Л. Вл. собирается, видимо, написать исследование об изгнании из нашей программы-минимум (с точки зрения классовой борьбы!) слов: «население», «народ» и т. п.


277
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

за тот или иной путь национального развития, мы через все возможные пути идем к своей классовой цели.

Но идти к этой цели нельзя, не борясь со всяким национализмом и не отстаивая равенства различных наций. Суждено ли, например, Украине составить самостоятельное государство, это зависит от 1000 факторов, не известных заранее. И, не пытаясь «гадать» попусту, мы твердо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право, мы не поддерживаем привилегий великоросса над украинцами, мы воспитываем массы в духе признания этого права, в духе отрицания государственных привилегий какой бы то ни было нации.

В скачках, которые переживали все страны в эпоху буржуазных революций, столкновения и борьба из-за права на национальное государство возможны и вероятны. Мы, пролетарии, заранее объявляем себя противниками великорусских привилегий и в этом направлении ведем всю свою пропаганду и агитацию.

Гоняясь за «практицизмом», Роза Люксембург просмотрела главную практическую задачу и великорусского и инонационального пролетариата: задачу повседневной агитации и пропаганды против всяких государственно-национальных привилегий, за право, одинаковое право всех наций на свое национальное государство; такая задача наша главная (сейчас) задача в национальном вопросе, ибо лишь таким путем мы отстаиваем интересы демократии и равноправного союза всех пролетариев всяческих наций.

Пусть эта пропаганда «непрактична» и с точки зрения великорусов-угнетателей и с точки зрения буржуазии угнетенных наций (и те и другие требуют определенного да или нет, обвиняя с.-д. в «неопределенности»). На деле именно эта пропаганда, и только она, обеспечивает действительно демократическое и действительно социалистическое воспитание масс. Только такая пропаганда гарантирует и наибольшие шансы национального мира в России, если она останется пестрым национальным государством, и наиболее мирное (и безвредное для пролетарской классовой борьбы) разделение


278
В. И. ЛЕНИН

на разные национальные государства, если встанет вопрос о таком разделении.

Для более конкретного пояснения этой, единственно пролетарской, политики в национальном вопросе мы рассмотрим отношение к «самоопределению наций» великорусского либерализма и пример отделения Норвегии от Швеции.

5. ЛИБЕРАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ОППОРТУНИСТЫ В НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ

Мы видели, что одним из главных своих «козырей» в борьбе против программы российских марксистов Роза Люксембург считает такой довод: признание права на самоопределение равняется поддержке буржуазного национализма угнетенных наций. С другой стороны, говорит Роза Люксембург, если понимать под этим правом только борьбу против всякого насилия по отношению к нациям, то особый пункт программы не нужен, ибо с.-д. вообще против всякого национального насилия и неравноправия.

Первый довод, как неопровержимо указал почти 20 лет тому назад Каутский, сваливает национализм с больной головы на здоровую, ибо, боясь национализма буржуазии угнетенных наций, Роза Люксембург оказывается на деле играющей на руку черносотенному национализму великорусов! Второй довод есть, в сущности, боязливое уклонение от вопроса: включает ли или не включает признание национального равноправия признание права на отделение? Если да, то, значит, Роза Люксембург признает принципиальную правильность § 9-го нашей программы. Если нет, значит, она не признает национального равноправия. Уклончивостью и увертками тут делу не поможешь!

Однако лучшей проверкой вышеуказанных и всех подобных доводов является изучение отношения к вопросу различных классов общества. Для марксиста такая проверка обязательна. Надо исходить из объек-


279
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

тивного, надо взять взаимоотношение классов по данному пункту. Не делая этого, Роза Люксембург впадает как раз в тот грех метафизичности, абстрактности, общего места, огульности и пр., в котором она тщетно пытается обвинить своих противников.

Речь идет о программе российских марксистов, т. е. марксистов всех национальностей России. Не следует ли взглянуть на позицию господствующих классов России?

Позиция «бюрократии» (извиняемся за неточное слово) и феодальных помещиков типа объединенного дворянства общеизвестна. Безусловное отрицание и равноправия национальностей и права на самоопределение. Старый, взятый из времен крепостного права лозунг: самодержавие, православие, народность, причем под последней имеется в виду только великорусская. Даже украинцы объявлены «инородцами», даже их родной язык преследуется.

Взглянем на буржуазию российскую, «призванную» к участию - очень скромному, правда, но все же участию во власти, в системе законодательства и управления «3-го июня». Что октябристы идут на деле за правыми в данном вопросе, об этом тратить много слов не приходится. К сожалению, некоторые марксисты гораздо менее внимания обращают на позицию либеральной великорусской буржуазии, прогрессистов и кадетов. А между тем, кто не изучит этой позиции и не вдумается в нее, тот неизбежно впадет в грех абстрактности и голословности при обсуждении права наций на самоопределение.

В прошлом году полемика «Правды» с «Речью» заставила этот главный орган партии к.-д., столь искусный в дипломатическом уклонении от прямого ответа на «неприятные» вопросы, сделать все же некоторые ценные признания. Сыр-бор загорелся из-за всеукраинского студенческого съезда в Львове летом 1913 года 110. Присяжный «украиновед» или украинский сотрудник «Речи» г. Могилянский поместил статью, в которой осыпал самыми отборными ругательствами («бред», «авантюризм» и пр.) идею сепарации (отделения) Украины,


280
В. И. ЛЕНИН

идею, за которую ратовал национал-социал Донцов и которую одобрил названный съезд.

Газета «Рабочая Правда», нисколько не солидаризируясь с г. Донцовым, прямо указав, что он национал-социал, что с ним не согласны многие украинские марксисты, заявила, однако, что тон «Речи», вернее: принципиальная постановка вопроса «Речи» совершенно неприлична, недопустима для великорусского демократа или желающего слыть демократом человека *. Пусть «Речь» прямо опровергает гг. Донцовых, но принципиально недопустимо великорусскому органу якобы демократии забывать о свободе отделения, о праве на отделение.

Несколько месяцев спустя г. Могилянский в № 331 «Речи» выступил с «объяснениями», узнав из львовской украинской газеты «Шляхи» 111 о возражениях г. Донцова, который, между прочим, отметил, что «шовинистический выпад «Речи» надлежащим образом запятнала (заклеймила?) только русская с.-д. пресса». «Объяснения» г. Могилян-ского состояли в том, что он троекратно повторил: «критика рецептов г. Донцова» «ничего общего не имеет с отрицанием права наций на самоопределение».

«Следует сказать, - писал г. Могилянский, - что и «право наций на самоопределение» не является каким-то фетишем (слушайте!!), не допускающим критики: нездоровые условия жизни нации могут порождать нездоровые тенденции в национальном самоопределении, и вскрывать последние еще не значит отрицать право наций на самоопределение».

Как видите, фразы либерала насчет «фетиша» были вполне в духе фраз Розы Люксембург. Было очевидно, что г. Могилянский желал уклониться от прямого ответа на вопрос: признает он или нет право на политическое самоопределение, т. е. на отделение?

И «Пролетарская Правда» (№ 4 от 11 декабря 1913 г.) в упор поставила этот вопрос и г. Могилянскому и к.-д. партии *.


* См. Сочинения, 5 изд., том 23, стр. 337-338. Ред.

** См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 208-210. Ред.


281
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Газета «Речь» поместила тогда (№ 340) неподписанное, т. е. официально-редакционное, заявление, дающее ответ на этот вопрос. Ответ этот сводится к трем пунктам:

1) В § 11 программы к.-д. партии прямо, точно и ясно говорится о «праве свободного культурного самоопределения» наций.

2) «Пролетарская Правда», по уверению «Речи», «безнадежно смешивает» самоопределение с сепаратизмом, отделением той или иной нации.

3) «Действительно, к.-д. никогда и не брались защищать право «отделения наций» от русского государства». (См. статью: «Национал-либерализм и право наций на самоопределение» в «Пролетарской Правде» № 12 от 20 декабря 1913 г. )

Обратим внимание сначала на второй пункт заявления «Речи». Как наглядно показывает он господам Семковским, Либманам, Юркевичам и прочим оппортунистам, что их крики и толки насчет будто бы «неясности» или «неопределенности» смысла «самоопределения» представляют из себя на деле, т. е. по объективному соотношению классов и классовой борьбы в России, простой перепев речей либерально-монархической буржуазии!

Когда «Пролетарская Правда» поставила гг. просвещенным «конституционалистам-демократам» из «Речи» три вопроса: 1) отрицают ли они, что во всей истории международной демократии, особенно с половины XIX века, под самоопределением наций разумеется именно политическое самоопределение, право на образование самостоятельного национального государства? 2) отрицают ли они, что известное решение Лондонского международного социалистического конгресса 1896 года имеет тот же смысл? и 3) что Плеханов, еще в 1902 г. писавший о самоопределении, понимал под ним именно политическое самоопределение? - когда «Пролетарская Правда» поставила эти три вопроса, господа кадеты замолчали!!


* См. Сочинения, 5 изд., том 24, стр. 247-249. Ред.


282
В. И. ЛЕНИН

Они не ответили ни слова, потому что им нечего было ответить. Они молча должны были признать, что «Пролетарская Правда» безусловно права.

Крики либералов на тему о неясности понятия «самоопределения», о «безнадежном смешении» его с сепаратизмом у с.-д. есть не что иное, как стремление запутать вопрос, уклониться от признания общеустановленного демократией принципа. Если бы гг. Семковские, Либманы и Юркевичи не были так невежественны, они бы посовестились выступать перед рабочими в либеральном духе.

Но пойдем дальше. «Пролетарская Правда» заставила «Речь» признать, что слова о «культурном» самоопределении имеют в программе к.-д. смысл именно отрицания политического самоопределения.

«Действительно, к.-д. никогда и не брались защищать право «отделения наций» от русского государства» - эти слова «Речи» «Пролетарская Правда» недаром рекомендовала «Новому Времени» и «Земщине» 112, как образец «лояльности» наших кадетов. Газета «Новое Время» в № 13563, не упуская, конечно, случая вспомнить «жида» и сказать всяческую колкость кадетам, заявила, однако:

«Что для эсдеков составляет аксиому политической мудрости» (т. е. признание права наций на самоопределение, на отделение), «то по нынешним временам даже в кадетской среде начинает возбуждать разногласия».

Кадеты встали принципиально на вполне одинаковую позицию с «Новым Временем», заявив, что они «никогда и не брались защищать право отделения наций от русского государства». В этом и состоит одна из основ национал-либерализма кадетов, их близости к Пуришкевичам, их идейно-политической и практически-политической зависимости от этих последних. «Господа кадеты учились истории, - писала «Пролетарская Правда», - и знают прекрасно, к каким, выражаясь мягко, «погромообразным» действиям приводило нередко на практике применение исконного права Пуришкевичей «тащить и не пущать»» 113. Прекрасно зная


283
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

феодальный источник и характер всевластия Пуришкевичей, кадеты тем не менее становятся целиком на почву именно этим классом созданных отношений и границ. Прекрасно зная, как много неевропейского, антиевропейского (азиатского, сказали бы мы, если бы это не звучало, как незаслуженное пренебрежение к японцам и китайцам) в отношениях и границах, созданных или определенных этим классом, господа кадеты признают их пределом, его же не прейдеши.

Это и есть приспособление к Пуришкевичам, раболепство перед ними, боязнь поколебать их положение, защита их от народного движения, от демократии. «Это означает на деле, - писала «Пролетарская Правда», - приспособление к интересам крепостников и к худшим националистическим предрассудкам господствующей нации вместо систематической борьбы с этими предрассудками».

Как люди, знакомые с историей и претендующие на демократизм, кадеты не делают даже попытки утверждать, что демократическое движение, характеризующее в наши дни и Восточную Европу и Азию, стремящееся переделать ту и другую по образцу цивилизованных, капиталистических стран, - что это движение должно непременно оставить неизменными границы, определенные феодальной эпохой, эпохой всевластия Пуришкевичей и бесправия широких слоев буржуазии и мелкой буржуазии.

Что вопрос, поднятый полемикой «Пролетарской Правды» с «Речью», вовсе не был только литературным вопросом, что он касался действительной политической злобы дня, это доказала, между прочим, последняя конференция к.-д. партии 23-25 марта 1914 года. В официальном отчете «Речи» (№ 83, 26 марта 1914) об этой конференции читаем:

«Национальные вопросы обсуждались также особенно оживленно. Киевские депутаты, к которым примкнули Н. В. Некрасов и А. М. Колюбакин, указывали, что национальный вопрос есть назревающий крупный фактор, которому необходимо пойти навстречу более решительно, чем это было прежде. Ф. Ф. Кокошкин указал, однако» (это то самое «однако», которое соответствует щедринскому «но» - «не растут уши выше лба,


284
В. И. ЛЕНИН

не растут»), «что и программа и предыдущий политический опыт требуют очень осторожного обращения с «растяжимыми формулами» «политического самоопределения национальностей»».

Это в высшей степени замечательное рассуждение на кадетской конференции заслуживает громадного внимания всех марксистов и всех демократов. (Заметим в скобках, что «Киевская Мысль», видимо, очень хорошо осведомленная и, несомненно, правильно передающая мысли г. Кокошкина, добавила, что он специально выдвигал, конечно в виде предостережения своим оппонентам, угрозу «распада» государства.)

Официальный отчет «Речи» составлен виртуозно-дипломатически, чтобы возможно меньше поднять завесу, чтобы возможно больше скрыть. Но все же в основных чертах ясно, что произошло на кадетской конференции. Делегаты - либеральные буржуа, знакомые с положением дел в Украине, и «левые» кадеты поставили вопрос именно о политическом самоопределении наций. Иначе г-ну Кокошкину незачем было бы призывать к «осторожному обращению» с этой «формулой».

В программе кадетов, которая, разумеется, была известна делегатам кадетской конференции, стоит именно не политическое, а «культурное» самоопределение. Значит, г. Кокошкин защищал программу от делегатов с Украины, от левых кадетов, защищал «культурное» самоопределение против «политического». Совершенно очевидно, что, восставая против «политического» самоопределения, выдвигая угрозу «распада государства», называя формулу «политического самоопределения» «растяжимою» (вполне в духе Розы Люксембург!), г. Кокошкин защищал великорусский национал-либерализм против более «левых» или более демократических элементов к.-д. партии и против украинской буржуазии.

Г-н Кокошкин победил на кадетской конференции, как это видно из предательского словечка «однако» в отчете «Речи». Великорусский национал-либерализм восторжествовал среди кадетов. Не поможет ли эта победа прояснению умов тех неразумных единиц среди


285
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

марксистов России, которые тоже начали бояться, вслед за кадетами, «растяжимых формул политического самоопределения национальностей»?

Посмотрим, «однако», по существу дела, на ход мыслей г-на Кокошкина. Ссылаясь на «предыдущий политический опыт» (т. е., очевидно, на опыт пятого года, когда великорусская буржуазия испугалась за свои национальные привилегии и испугала своим испугом кадетскую партию), выдвигая угрозу «распада государства», г. Кокошкин обнаружил прекрасное понимание того, что политическое самоопределение не может означать ничего другого, кроме как права на отделение и на образование самостоятельного национального государства. Спрашивается, как следует смотреть на эти опасения г-на Кокошкина с точки зрения демократии, вообще, и с точки зрения пролетарской классовой борьбы, в особенности?

Г-н Кокошкин хочет уверить нас, что признание права на отделение увеличивает опасность «распада государства». Это - точка зрения будочника Мымрецова с его девизом: «тащить и не пущать». С точки зрения демократии вообще как раз наоборот: признание права на отделение уменьшает опасность «распада государства».

Г-н Кокошкин рассуждает совершенно в духе националистов. На своем последнем съезде они громили украинцев-«мазепинцев». Украинское движение - восклицал г. Савенко и К° - грозит ослаблением связи Украины с Россией, ибо Австрия украино-фильством укрепляет связь украинцев с Австрией!! Оставалось непонятным, почему же Россия не может попробовать «укрепить» связь украинцев с Россией тем же методом, который гг. Савенки ставят в вину Австрии, т. е. предоставлением украинцам свободы родного языка, самоуправления, автономного сейма и т. п.?

Рассуждения гг. Савенко и гг. Кокошкиных совершенно однородны и одинаково смешны и нелепы с чисто логической стороны. Не ясно ли, что чем больше свободы будет иметь украинская национальность в той


286
В. И. ЛЕНИН

или другой стране, тем прочнее будет связь этой национальности с данной страной? Кажется, нельзя спорить против этой азбучной истины, если не порвать решительно со всеми посылками демократизма. А может ли быть большая свобода национальности, как таковой, чем свобода отделения, свобода образования самостоятельного национального государства?

Чтобы разъяснить еще более этот, запутываемый либералами (и теми, кто по неразумению перепевает их) вопрос, приведем самый простой пример. Возьмем вопрос о разводе. Роза Люксембург пишет в своей статье, что централизованное демократическое государство, вполне мирясь с автономией отдельных частей, должно оставить в ведении центрального парламента все важнейшие отрасли законодательства и, между прочим, законодательство о разводе. Эта заботливость об обеспечении центральной властью демократического государства свободы развода вполне понятна. Реакционеры против свободы развода, призывая к «осторожному обращению» с ней и крича, что она означает «распад семьи». Демократия же полагает, что реакционеры лицемерят, защищая на деле всевластие полиции и бюрократии, привилегии одного пола и худшее угнетение женщины; - что на деле свобода развода означает не «распад» семейных связей, а, напротив, укрепление их на единственно возможных и устойчивых в цивилизованном обществе демократических основаниях.

Обвинять сторонников свободы самоопределения, т. е. свободы отделения, в поощрении сепаратизма - такая же глупость и такое же лицемерие, как обвинять сторонников свободы развода в поощрении разрушения семейных связей. Подобно тому, как в буржуазном обществе против свободы развода выступают защитники привилегий и продажности, на которых строится буржуазный брак, так в капиталистическом государстве отрицание свободы самоопределения, т. е. отделения наций, означает лишь защиту привилегий господствующей нации и полицейских приемов управления в ущерб демократическим.


287
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Несомненно, что политиканство, вызываемое всеми отношениями капиталистического общества, вызывает иногда крайне легкомысленную и даже просто вздорную болтовню парламентариев или публицистов об отделении той или иной нации. Но только реакционеры могут давать себя запугать (или прикидываться, будто они запуганы) подобной болтовней. Кто стоит на точке зрения демократии, т. е. решения государственных вопросов массой населения, тот прекрасно знает, что от болтовни политиканов до решения масс - «дистанция огромного размера» 114. Массы населения превосходно знают, по повседневному опыту, значение географических и экономических связей, преимущества крупного рынка и крупного государства, и на отделение они пойдут лишь тогда, когда национальный гнет и национальные трения делают совместную жизнь совершенно невыносимой, тормозят все и всяческие хозяйственные отношения. А в подобном случае интересы капиталистического развития и свободы классовой борьбы будут именно на стороне отделяющихся.

Итак, с какой стороны ни подойти к рассуждениям г-на Кокошкина, они оказываются верхом нелепости и насмешкой над принципами демократии. Но известная логика в этих рассуждениях есть; это - логика классовых интересов великорусской буржуазии. Г-н Кокошкин, как и большинство партии к.-д., - лакей денежного мешка этой буржуазии. Он защищает ее привилегии вообще, ее государственные привилегии в особенности, защищает их вместе с Пуришкевичем, рядом с ним, - только Пуришкевич больше верит в крепостную дубину, а Кокошкин с К° видят, что дубина эта пятым годом сильно надломана, и полагаются более на буржуазные средства надувания масс, например, на запугивания мещан и крестьян призраком «распада государства», на обман их фразами о соединении «народной свободы» с историческими устоями и т. д.

Реальное классовое значение либеральной вражды к принципу политического самоопределения наций - одно и только одно: национал-либерализм, отстаивание государственных привилегий великорусской буржуазии.


288
В. И. ЛЕНИН

И российские оппортунисты среди марксистов, ополчившиеся именно теперь, в эпоху третьеиюньской системы, против права наций на самоопределение, все эти: ликвидатор Семковский, бундист Либман, украинский мелкий буржуа Юркевич, на деле просто плетутся в хвосте национал-либерализма, развращают рабочий класс национал-либеральными идеями.

Интересы рабочего класса и его борьбы против капитализма требуют полной солидарности и теснейшего единства рабочих всех наций, требуют отпора националистической политике буржуазии какой бы то ни было национальности. Поэтому уклонением от задач пролетарской политики и подчинением рабочих политике буржуазной явилось бы как то, если бы с.-д. стали отрицать право самоопределения, т. е. право отделения угнетенных наций, так и то, если бы с.-д. взялись поддерживать все национальные требования буржуазии угнетенных наций. Наемному рабочему все равно, будет ли его преимущественным эксплуататором великорусская буржуазия предпочтительно перед инородческой или польская предпочтительно перед еврейской и т. д. Наемный рабочий, сознавший интересы своего класса, равнодушен и к государственным привилегиям капиталистов великорусских и к посулам капиталистов польских или украинских, что водворится рай на земле, когда они будут обладать государственными привилегиями. Развитие капитализма идет и будет идти вперед, так или иначе, и в едином пестром государстве и в отдельных национальных государствах.

Во всяком случае наемный рабочий останется объектом эксплуатации, и успешная борьба против нее требует независимости пролетариата от национализма, полной, так сказать, нейтральности пролетариев в борьбе буржуазии разных наций за первенство. Малейшая поддержка пролетариатом какой-либо нации привилегий «своей» национальной буржуазии вызовет неизбежно недоверие пролетариата другой нации, ослабит интернациональную классовую солидарность рабочих, разъединит их на радость буржуазии. А отрицание права на самоопределение, или на отделение, неизбежно озна-


289
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

чает на практике поддержку привилегий господствующей нации.

Мы еще нагляднее можем убедиться в этом, если возьмем конкретный пример отделения Норвегии от Швеции.

6. ОТДЕЛЕНИЕ НОРВЕГИИ ОТ ШВЕЦИИ

Роза Люксембург берет именно этот пример и рассуждает по поводу его следующим образом:

«Последнее событие в истории федеративных отношений, отделение Норвегии от Швеции, - в свое время торопливо подхваченное социал-патриотичной польской печатью (см. краковский «Напшуд») как отрадное проявление силы и прогрессивности стремлений к государственному отделению, - немедленно превратилось в разительное доказательство того, что федерализм и вытекающее из него государственное отделение отнюдь не являются выражением прогрессивности или демократизма. После так называемой норвежской «революции», которая состояла в смещении и удалении из Норвегии шведского короля, норвежцы преспокойно выбрали себе другого короля, формально отвергнув народным голосованием проект учреждения республики. То, что поверхностные поклонники всяких национальных движений и всяческих подобий независимости провозгласили «революцией», было простым проявлением крестьянского и мелкобуржуазного партикуляризма, желания за свои деньги иметь «собственного» короля вместо навязанного шведской аристократией, а следовательно, было движением, не имеющим решительно ничего общего с революционностью. Вместе с тем эта история разрыва шведско-норвежской унии снова доказала, до какой степени и в данном случае федерация, существовавшая до тех пор, была только выражением чисто династических интересов, а следовательно, формой монархизма и реакции» («Пшеглонд»).

Это - буквально все, что говорит Роза Люксембург по данному пункту!! И, надо признаться, трудно было бы рельефнее обнаружить беспомощность своей позиции, чем сделала это Роза Люксембург в данном примере.

Вопрос шел и идет о том, необходима ли для с.-д. в пестром национальном государстве программа, признающая право на самоопределение или на отделение.

Что же говорит нам по этому вопросу взятый самой Розой Люксембург пример Норвегии?

Наш автор вертится и виляет, остроумничает и шумит против «Напшуда» 115, но на вопрос не отвечает!!


290
В. И. ЛЕНИН

Роза Люксембург говорит о чем угодно, чтобы не сказать ни слова по существу вопроса!!

Несомненно, что норвежские мелкие буржуа, пожелав за свои деньги иметь своего короля и провалив народным голосованием проект учреждения республики, обнаружили весьма дурные мещанские качества. Несомненно, что «Напшуд», если он не заметил этого, обнаружил столь же дурные и столь же мещанские качества.

Но при чем все это??

Ведь речь шла о праве наций на самоопределение и об отношении социалистического пролетариата к этому праву! Почему же Роза Люксембург не отвечает на вопрос, а ходит кругом да около?

Говорят, для мыши сильнее кошки зверя нет. Для Розы Люксембург, видимо, сильнее «фрака» зверя нет. «Фраками» зовут в просторечии «польскую социалистическую партию», так называемую революционную фракцию, и краковская газетка «Напшуд» разделяет идеи этой «фракции». Борьба Розы Люксембург с национализмом этой «фракции» до того ослепила нашего автора, что из его кругозора исчезает все, кроме «Напшуда».

Если «Напшуд» говорит: «да», Роза Люксембург считает своим священным долгом немедленно провозгласить: «нет», совершенно не думая, что таким приемом она обнаруживает не свою независимость от «Напшуда», а, как раз напротив, свою забавную зависимость от «фраков», свою неспособность взглянуть на вещи с точки зрения немного более глубокой и широкой, чем точка зрения краковского муравейника. «Напшуд», конечно, очень плохой и вовсе не марксистский орган, но это не должно помешать нам разобрать по существу пример Норвегии, раз мы его взяли.

Чтобы разобрать этот пример по-марксистски, мы должны остановиться не на дурных качествах ужасно страшных «фраков», а, во-1-х, на конкретных исторических особенностях отделения Норвегии от Швеции и, во-2-х, на том, каковы были задачи пролетариата обеих стран при этом отделении.

Норвегию сближают с Швецией связи географические, экономические и языковые не менее тесные, чем связи


291
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

многих невеликорусских славянских наций с великорусами. Но союз Норвегии с Швецией был недобровольный, так что о «федерации» Роза Люксембург говорит совсем зря, просто потому, что она не знает, что сказать. Норвегию отдали Швеции монархи во время наполеоновских войн, вопреки воле норвежцев, и шведы должны были ввести войска в Норвегию, чтобы подчинить ее себе.

После этого в течение долгих десятилетий, несмотря на чрезвычайно широкую автономию, которой пользовалась Норвегия (свой сейм и т. д.), трения между Норвегией и Швецией существовали беспрерывно, и норвежцы всеми силами стремились сбросить с себя иго шведской аристократии. В августе 1905 года они, наконец, и сбросили его: норвежский сейм постановил, что король шведский перестал быть королем норвежским, а произведенный затем референдум, опрос норвежского народа, дал подавляющее большинство голосов (около 200 тысяч против нескольких сот) за полное отделение от Швеции. Шведы, после некоторых колебаний, примирились с фактом отделения.

Этот пример показывает нам, на какой почве возможны и бывают случаи отделения наций при современных экономических и политических отношениях и какую форму принимает иногда отделение в обстановке политической свободы и демократизма.

Ни один социал-демократ, если он не решится объявить безразличными для себя вопросы политической свободы и демократизма (а в таком случае, разумеется, он перестал бы быть социал-демократом), не сможет отрицать, что этот пример фактически доказывает обязательность для сознательных рабочих систематической пропаганды и подготовки того, чтобы возможные столкновения из-за отделения наций решались только так, как они разрешены были в 1905 г. между Норвегией и Швецией, а не «по-русски». Это именно и выражается программным требованием признания права наций на самоопределение. И Розе Люксембург пришлось отговариваться от неприятного для ее теории факта посредством грозных нападок на мещанство


292
В. И. ЛЕНИН

норвежских мещан и на краковский «Напшуд», ибо она прекрасно понимала, до какой степени бесповоротно опровергает этот исторический факт ее фразы, будто право самоопределения наций есть «утопия», будто оно равняется праву «есть на золотых тарелках» и т. п. Такие фразы выражают лишь убого-самодовольную, оппортунистическую веру в неизменность данного соотношения сил между национальностями Восточной Европы.

Пойдем далее. В вопросе о самоопределении наций, как и во всяком другом вопросе, нас интересует прежде всего и более всего самоопределение пролетариата внутри наций. Роза Люксембург обошла скромненько и этот вопрос, чувствуя, как неприятен для ее «теории» разбор его на взятом ею примере Норвегии.

Какова была и должна была быть позиция норвежского и шведского пролетариата в конфликте из-за отделения? Сознательные рабочие Норвегии голосовали бы, конечно, после отделения за республику *, и если были социалисты, голосовавшие иначе, то это лишь доказывает, как много иногда тупого, мещанского оппортунизма в европейском социализме. Об этом не может быть двух мнений, и мы касаемся данного пункта лишь потому, что Роза Люксембург пытается замять суть дела разговорами не на тему. По вопросу об отделении мы не знаем, обязывала ли социалистическая норвежская программа норвежских с.-д. держаться одного определенного мнения. Допустим, что нет, что норвежские социалисты оставляли открытым вопрос о том, насколько достаточна была для свободной классовой борьбы автономия Норвегии и насколько тормозили свободу хозяйственной жизни вечные трения и конфликты с шведской аристократией. Но что норвежский пролетариат должен был идти против этой аристократии за норвежскую крестьянскую демо-


* Если большинство норвежской нации было за монархию, а пролетариат за республику, то перед норвежским пролетариатом, вообще говоря, открывалось два пути: или революция, если условия для нее назрели, или подчинение большинству и длительная работа пропаганды и агитации.


293
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

кратию (при всех мещанских ограниченностях последней), это неоспоримо.

А шведский пролетариат? Известно, что шведские помещики, споспешествуемые шведскими попами, проповедовали войну против Норвегии, и так как Норвегия гораздо слабее Швеции, так как она испытывала уже шведское нашествие, так как шведская аристократия имеет очень сильный вес в своей стране, то проповедь эта была очень серьезной угрозой. Можно ручаться, что шведские Кокошкины долго и усердно развращали шведские массы призывами к «осторожному обращению» с «растяжимыми формулами политического самоопределения наций», размалевыванием опасностей «распада государства» и уверениями в совместимости «народной свободы» с устоями шведской аристократии. Не подлежит ни малейшему сомнению, что шведская социал-демократия изменила бы делу социализма и делу демократии, если бы она не боролась изо всех сил и с помещичьей и с «кокошкинской» идеологией и политикой, если бы она не отстаивала помимо равноправия наций вообще (признаваемого и Кокошкиными) права наций на самоопределение, свободы отделения Норвегии.

Тесный союз норвежских и шведских рабочих, их полная товарищеская классовая солидарность выигрывала от этого признания шведскими рабочими права норвежцев на отделение. Ибо норвежские рабочие убеждались в том, что шведские не заражены шведским национализмом, что братство с норвежскими пролетариями для них выше, чем привилегии шведской буржуазии и аристократии. Разрушение связей, навязанных Норвегии европейскими монархами и шведскими аристократами, усилило связи между норвежскими и шведскими рабочими. Шведские рабочие доказали, что через все перипетии буржуазной политики - вполне возможно на почве буржуазных отношений возрождение насильственного подчинения норвежцев шведам! - они сумеют сохранить и отстоять полное равноправие и классовую солидарность рабочих обеих наций в борьбе и против шведской и против норвежской буржуазии.


294
В. И. ЛЕНИН

Отсюда видно, между прочим, как неосновательны и просто даже несерьезны попытки, делаемые иногда «фраками», «использовать» наши разногласия с Розой Люксембург против польской социал-демократии. «Фраки» - не пролетарская, не социалистическая, а мелкобуржуазная националистическая партия, нечто вроде польских социал-революционеров. Ни о каком единстве российских с.-д. с этой партией никогда не было и не могло быть речи. Наоборот, ни один российский социал-демократ никогда не «раскаивался» в сближении и соединении с польскими с.-д. Польской социал-демократии принадлежит громадная историческая заслуга впервые создать действительно марксистскую, действительно пролетарскую партию в Польше, насквозь пропитанной националистическими стремлениями и увлечениями. Но эта заслуга польских с.-д. является великой заслугой не благодаря тому обстоятельству, что Роза Люксембург наговорила вздору против § 9 российской марксистской программы, а вопреки этому печальному обстоятельству.

Для польских с.-д. «право самоопределения», конечно, не имеет такого важного значения, как для русских. Вполне понятно, что борьба с националистически ослепленной мелкой буржуазией Польши заставила с.-д. поляков с особенным (иногда, может быть, чуточку чрезмерным) усердием «перегибать палку». Ни один российский марксист никогда и не думал ставить в вину польским с.-д., что они против отделения Польши. Ошибку делают эти с.-д. лишь тогда, когда пробуют - подобно Розе Люксембург - отрицать необходимость признания права на самоопределение в программе российских марксистов.

Это значит, в сущности, переносить отношения, понятные с точки зрения краковского горизонта, на масштаб всех народов и наций России, великороссов в том числе. Это значит быть «польскими националистами навыворот», а не российскими, не интернациональными социал-демократами.

Ибо интернациональная социал-демократия стоит именно на почве признания права наций на самоопределение. К этому мы теперь и переходим.


295
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

7. РЕШЕНИЕ ЛОНДОНСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА 1896 ГОДА

Решение это гласит:

«Конгресс объявляет, что он стоит за полное право самоопределения (Selbstbestimmungsrecht) всех наций и выражает свое сочувствие рабочим всякой страны, страдающей в настоящее время под игом военного, национального или другого абсолютизма; конгресс призывает рабочих всех этих стран вступать в ряды сознательных (Klassenbewusste = сознающих интересы своего класса) рабочих всего мира, чтобы вместе с ними бороться за преодоление международного капитализма и за осуществление целей международной социал-демократии» *.

Как мы уже указывали, наши оппортунисты, гг. Семковский, Либман, Юркевич, просто-таки не знают об этом решении. Но Роза Люксембург знает и приводит его полный текст, в котором стоит то же выражение, что и в нашей программе: «самоопределение».

Спрашивается, как же устраняет Роза Люксембург это препятствие, лежащее на пути ее «оригинальной» теории?

О, совсем просто: ... центр тяжести здесь во второй части резолюции... декларативный характер ее... только по недоразумению можно на нее ссылаться!!

Беспомощность и растерянность нашего автора просто поразительны. Обыкновенно на декларативный характер последовательных демократических и социалистических программных пунктов указывают одни оппортунисты, трусливо уклоняясь от прямой полемики против них. Видимо, недаром на этот раз Роза Люксембург оказалась в печальной компании гг. Семковских, Либмана и Юркевича. Прямо заявить Роза Люксембург не решается, считает ли она приведенную резолюцию правильной или ошибочной. Она увертывается


* См. официальный немецкий отчет о Лондонском конгрессе: «Verhandlungen und Beschlusse des internationalen sozialistischen Arbeiterand Gewerkschafts-Kongresses zu London, vom 27. Juli bis 1. August 1896", Berlin, 1896, S. 18 («Протоколы и постановления международного конгресса социалистических рабочих партий и профессиональных союзов в Лондоне, с 27 июля по 1 августа 1896", Берлин, 1896, стр. 18. Ред.). Есть русская брошюра с решениями международных конгрессов, где вместо «самоопределения» переведено неправильно: «автономия».


296
В. И. ЛЕНИН

и прячется, как бы рассчитывая на такого невнимательного и незнающего читателя, который забывает первую часть резолюции, дочитывая до второй, или никогда не слыхал о дебатах в социалистической печати перед Лондонским конгрессом.

Но Роза Люксембург очень ошибается, если воображает, что ей удастся, перед сознательными рабочими России, так легко наступить ногой на резолюцию Интернационала по важному принципиальному вопросу, не соблаговоляя даже критически разобрать ее.

В дебатах перед Лондонским конгрессом - главным образом на страницах журнала немецких марксистов «Die Neue Zeit» - была выражена точка зрения Розы Люксембург, и эта точка зрения, по существу, потерпела поражение перед Интернационалом! Вот в чем суть дела, которую в особенности должен иметь в виду русский читатель.

Дебаты велись по поводу вопроса о независимости Польши. Три точки зрения были высказаны:

1) Точка зрения «фраков», от имени которых выступал Геккер. Они хотели, чтобы Интернационал своей программой признал требование независимости Польши. Это предложение не было принято. Эта точка зрения потерпела поражение перед Интернационалом.

2) Точка зрения Розы Люксембург: польские социалисты не должны требовать независимости Польши. О провозглашении права наций на самоопределение с этой точки зрения не могло быть и речи. Эта точка зрения тоже потерпела поражение пред Интернационалом.

3) Точка зрения, которую тогда всего обстоятельнее развивал К. Каутский, выступая против Розы Люксембург и доказывая крайнюю «односторонность» ее материализма. С этой точки зрения, Интернационал не может в настоящее время ставить своей программой независимость Польши, но польские социалисты - говорил Каутский - вполне могут выставлять подобное требование. С точки зрения социалистов, безусловно ошибочно игнорировать задачи национального освобождения в обстановке национального гнета.


297
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

В резолюции Интернационала и воспроизведены самые существенные, основные положения этой точки зрения: с одной стороны, совершенно прямое и не допускающее никаких кривотолков признание полного права на самоопределение за всеми нациями; с другой стороны, столь же недвусмысленный призыв рабочих к интернациональному единству их классовой борьбы.

Мы думаем, что эта резолюция совершенно правильна и что для стран Восточной Европы и Азии в начале XX века именно эта резолюция и именно в неразрывной связи обеих своих частей дает единственно правильную директиву пролетарской классовой политики в национальном вопросе.

Остановимся несколько подробнее на трех вышеуказанных точках зрения.

Известно, что К. Маркс и Фр. Энгельс считали безусловно обязательным для всей западноевропейской демократии, а тем более социал-демократии, активную поддержку требования независимости Польши. Для эпохи 40-х и 60-х годов прошлого века, эпохи буржуазной революции Австрии и Германии, эпохи «крестьянской реформы» в России, эта точка зрения была вполне правильной и единственной последовательно-демократической и пролетарской точкой зрения. Пока народные массы России и большинства славянских стран спали еще непробудным сном, пока в этих странах не было самостоятельных, массовых, демократических движений, шляхетское освободительное движение в Польше приобретало гигантское, первостепенное значение с точки зрения демократии не только всероссийской, не только всеславянской, но и всеевропейской* 116.


* Было бы весьма интересной исторической работой сопоставить позицию польского шляхтича-повстанца 1863 года - позицию всероссийского демократа-революционера Чернышевского, который тоже (подобно Марксу) умел оценить значение польского движения, и позицию выступавшего гораздо позже украинского мещанина Драгоманова, который выражал точку зрения крестьянина, настолько еще дикого, сонного, приросшего к своей куче навоза, что из-за законной ненависти к польскому пану он не мог понять значения борьбы этих панов для всероссийской демократии. (Ср. «Историческая Польша и великорусская демократия» Драгоманова.) Драгоманов вполне заслужил восторженные поцелуи, которыми впоследствии награждал его ставший уже национал-либералом г. П. Б. Струве.


298
В. И. ЛЕНИН

Но если эта точка зрения Маркса была вполне верна для второй трети или третьей четверти XIX века, то она перестала быть верной к XX веку. Самостоятельные демократические движения и даже самостоятельное пролетарское движение пробудилось в большинстве славянских стран и даже в одной из наиболее отсталых славянских стран, России. Шляхетская Польша исчезла и уступила свое место капиталистической Польше. При таких условиях Польша не могла не потерять своего исключительного революционного значения.

Если ППС («Польская социалистическая партия», нынешние «фраки») пыталась в 1896 году «закрепить» точку зрения Маркса иной эпохи, то это означало уже использование буквы марксизма против духа марксизма. Поэтому совершенно правы были польские социал-демократы, когда они выступили против националистических увлечений польской мелкой буржуазии, показали второстепенное значение национального вопроса для польских рабочих, создали впервые чисто пролетарскую партию в Польше, провозгласили величайшей важности принцип теснейшего союза польского и русского рабочего в их классовой борьбе.

Значило ли это, однако, что Интернационал в начале XX века мог признать излишним для Восточной Европы и для Азии принцип политического самоопределения наций? их права на отделение? Это было бы величайшим абсурдом, который равнялся бы (теоретически) признанию законченного буржуазно-демократического преобразования государств турецкого, российского, китайского; - который равнялся бы (практически) оппортунизму по отношению к абсолютизму.

Нет. Для Восточной Европы и Азии, в эпоху начавшихся буржуазно-демократических революций, в эпоху пробуждения и обострения национальных движений, в эпоху возникновения самостоятельных пролетарских партий, задача этих партий в национальной политике должна быть двусторонняя: признание права на самоопределение за всеми нациями, ибо буржуазно-демократическое преобразование еще не закончено, ибо рабочая демократия последовательно, серьезно и искренне,


299
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

не по-либеральному, не по-кокошкински, отстаивает равноправие наций, - и теснейший, неразрывный союз классовой борьбы пролетариев всех наций данного государства, на все и всяческие перипетии его истории, при всех и всяческих переделках буржуазией границ отдельных государств.

Именно эту двустороннюю задачу пролетариата формулирует резолюция Интернационала 1896 года. Именно такова, в ее принципиальных основах, резолюция летнего совещания российских марксистов 1913 года. Есть люди, которым кажется «противоречивым», что эта резолюция в 4-ом пункте, признавая право на самоопределение, на отделение, как будто бы «дает» максимум национализму (на деле в признании права на самоопределение всех наций есть максимум демократизма и минимум национализма), - а в пункте 5-ом предостерегает рабочих против националистических лозунгов какой бы то ни было буржуазии и требует единства и слияния рабочих всех наций в интернационально-единых пролетарских организациях. Но видеть здесь «противоречие» могут лишь совсем плоские умы, не способные понять, например, почему единство и классовая солидарность шведского и норвежского пролетариата выиграли, когда шведские рабочие отстояли свободу отделения Норвегии в самостоятельное государство.

8. УТОПИСТ КАРЛ МАРКС И ПРАКТИЧНАЯ РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ

Объявляя «утопией» независимость Польши и повторяя это до тошноты часто, Роза Люксембург иронически восклицает; почему бы не ставить требование независимости Ирландии?

Очевидно, «практичной» Розе Люксембург неизвестно, как относился К. Маркс к вопросу о независимости Ирландии. На этом стоит остановиться, чтобы показать анализ конкретного требования национальной независимости с действительно-марксистской, а не оппортунистической точки зрения.


300
В. И. ЛЕНИН

Маркс имел обыкновение «щупать зуб», как он выражался, своим знакомым социалистам, проверяя их сознательность и убежденность 117. Познакомившись с Лопатиным, Маркс пишет Энгельсу 5 июля 1870 года в высшей степени лестный отзыв о молодом русском социалисте, но добавляет при этом:

«... Слабый пункт: Польша. По этому пункту Лопатин говорит совершенно так же, как англичанин - скажем, английский чартист старой школы - об Ирландии» 118.

Социалиста, принадлежащего к угнетающей нации, Маркс расспрашивает об его отношении к угнетенной нации и сразу вскрывает общий социалистам господствующих наций (английской и русской) недостаток: непонимание их социалистических обязанностей по отношению к нациям подавленным, пережевывание предрассудков, перенятых от «великодержавной» буржуазии.

Надо оговориться, прежде чем переходить к положительным заявлениям Маркса об Ирландии, что к национальному вопросу вообще Маркс и Энгельс относились строго критически, оценивая условно-историческое значение его. Так, Энгельс писал Марксу 23 мая 1851 года, что изучение истории приводит его к пессимистическим выводам насчет Польши, что значение Польши временное, только до аграрной революции в России. Роль поляков в истории - «смелые глупости». «Ни на минуту нельзя предположить, что Польша, даже только против России, с успехом представляет прогресс или имеет какое-либо историческое значение». В России больше элементов цивилизации, образования, индустрии, буржуазии, чем в «шляхетско-сонной Польше». «Что значат Варшава и Краков против Петербурга, Москвы, Одессы!» 119. Энгельс не верит в успех восстаний польских шляхтичей.

Но все эти мысли, в которых так много гениально-прозорливого, нисколько не помешали Энгельсу и Марксу, 12 лет спустя, когда Россия все еще спала, а Польша кипела, отнестись с самым глубоким и горячим сочувствием к польскому движению.


301
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

В 1864 году, составляя адрес Интернационала, Маркс пишет Энгельсу (4 ноября 1864 года), что приходится бороться с национализмом Мадзини. «Когда в адресе речь идет об интернациональной политике, я говорю о странах, а не о национальностях и разоблачаю Россию, а не менее важные государства», - пишет Маркс. По сравнению с «рабочим вопросом» подчиненное значение национального вопроса не подлежит сомнению для Маркса. Но от игнорирования национальных движений его теория далека, как небо от земли.

Наступает 1866 год. Маркс пишет Энгельсу про «прудоновскую клику» в Париже, которая «объявляет национальности бессмыслицей и нападает на Бисмарка и Гарибальди. Как полемика с шовинизмом, эта тактика полезна и объяснима. Но когда верующие в Прудона (к ним принадлежат также мои здешние добрые друзья, Лафарг и Лонге) думают, что вся Европа может и должна сидеть тихо и смирно на своей задней, пока господа во Франции отменят нищету и невежество... то они смешны» (письмо от 7 июня 1866 г.).

«Вчера, - пишет Маркс 20 июня 1866 г., - были прения в Совете Интернационала о теперешней войне... Прения свелись, как и следовало ожидать, к вопросу о «национальностях» и о нашем отношении к нему... Представители «молодой Франции» (нерабочие) выдвигали ту точку зрения, что всякая национальность и самая нация - устарелые предрассудки. Прудонистское штирнерианство... Весь мир должен ждать, пока французы созреют для совершения социальной революции... Англичане очень смеялись, когда я начал свою речь с того, что наш друг Лафарг и другие, отменившие национальности, обращаются к нам по-французски, т. е. на языке, непонятном для 9/10 собрания. Далее я намекнул, что Лафарг, сам того не сознавая, под отрицанием национальностей понимает, кажется, их поглощение образцовой французской нацией» 120.

Вывод из всех этих критических замечаний Маркса ясен: рабочий класс меньше всего может создать себе фетиш из национального вопроса, ибо развитие капитализма не обязательно пробуждает к самостоятельной


302
В. И. ЛЕНИН

жизни все нации. Но, раз возникли массовые национальные движения, отмахнуться от них, отказаться от поддержки прогрессивного в них - значит на деле поддаться националистическим предрассудкам, именно: признать «свою» нацию «образцовой нацией» (или, добавим от себя, нацией, обладающей исключительной привилегией на государственное строительство).

Но вернемся к вопросу о Ирландии.

Всего яснее позиция Маркса по этому вопросу выражена в следующих отрывках из его писем:

«Демонстрацию английских рабочих в пользу фенианизма я старался вызвать всяческими способами... Прежде я считал отделение Ирландии от Англии невозможным. Теперь я считаю его неизбежным, хотя бы после отделения дело и пришло к федерации». Так писал Маркс в письме к Энгельсу от 2-го ноября 1867 года.

В письме от 30-го ноября того же года он добавлял:

«Что мы должны советовать английским рабочим? По моему мнению, они должны сделать пунктом своей программы Repeal (разрыв) союза» (Ирландии с Англией, т. е. отделение Ирландии от Англии) - «короче говоря, требование 1783 года, только демократизированное и приноровленное к современным условиям. Это - единственно легальная форма ирландского освобождения и потому единственно возможная для принятия в программу английской партии. Опыт впоследствии должен показать, сможет ли существовать длительно простая личная уния между обеими странами... ... Ирландцам необходимо следующее:
1. Самоуправление и независимость от Англии.
2. Аграрная революция...»

Придавая громадную важность вопросу об Ирландии, Маркс читал в немецком рабочем союзе полуторачасовые доклады на эту тему (письмо от 17 декабря 1867 г.)123.


* Сравни еще письмо Маркса к Энгельсу от 3 июня 1867 г. «... С истинным удовольствием узнал из парижской корреспонденции «Таймса» 121 о полонофильских возгласах парижан против России... Г-н Прудон и его маленькая доктринерская клика - не то, что французский народ» 122.


303
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Энгельс отмечает в письме от 20-го ноября 1868 г. «ненависть к ирландцам среди английских рабочих», а почти год спустя (24 октября 1869 г.), возвращаясь к этой теме, он пишет:

«От Ирландии до России il n'y a qu'un pas (один только шаг)... На примере ирландской истории можно видеть, какое это несчастье для народа, если он поработил другой народ. Все английские подлости имеют свое происхождение в ирландской сфере. Кромвелевскую эпоху я еще должен изучать, но во всяком случае для меня несомненно, что дела и в Англии приняли бы иной оборот, если бы не было необходимости господствовать по-военному в Ирландии и создавать новую аристократию».

Мимоходом отметим письмо Маркса к Энгельсу от 18 августа 1869 г.:

«В Познани польские рабочие провели победоносную стачку благодаря помощи их берлинских товарищей. Эта борьба против «Господина Капитала» - даже в ее низшей форме, форме стачки - покончит с национальными предрассудками посерьезнее, чем декламации о мире в устах господ буржуа» 124.

Политика по ирландскому вопросу, которую вел Маркс в Интернационале, видна из следующего: 18-го ноября 1869 г. Маркс пишет Энгельсу, что он держал речь в 11/4 часа в Совете Интернационала по вопросу об отношении британского министерства к ирландской амнистии и предложил следующую резолюцию: «Постановлено, что в своем ответе на ирландские требования освободить ирландских патриотов г. Гладстон умышленно оскорбляет ирландскую нацию; что он связывает политическую амнистию с условиями, одинаково унизительными и для жертв дурного правительства и для представляемого ими народа; что Гладстон, связанный своим официальным положением, публично и торжественно приветствовал бунт американских рабовладельцев, а теперь принимается


304
В. И. ЛЕНИН

проповедовать ирландскому народу учение пассивного повиновения; что вся его политика по отношению к ирландской амнистии является самым настоящим проявлением той «политики завоевания», разоблачением которой г. Гладстон ниспроверг министерство своих противников - тори; что Генеральный Совет Интернациональной ассоциации рабочих выражает свое восхищение тем, как смело, твердо и возвышенно ведет ирландский народ свою кампанию за амнистию; что эта резолюция должна быть сообщена всем секциям Интернациональной ассоциации рабочих и всем связанным с ней рабочим организациям Европы и Америки» 125. 10-го декабря 1869 г. Маркс пишет, что его доклад по ирландскому вопросу в Совете Интернационала будет построен следующим образом:

«... Совершенно независимо от всякой «интернациональной» и «гуманитарной» фразы о «справедливости к Ирландии» - ибо это само собою разумеется в Совете Интернационала - прямой абсолютный интерес английского рабочего класса требует разрыва его теперешней связи с Ирландией. Таково мое самое глубокое убеждение, и основанное на причинах, которые я отчасти не могу раскрыть самим английским рабочим. Я долго думал, что возможно ниспровергнуть ирландский режим подъемом английского рабочего класса. Я всегда защищал этот взгляд в «Нью-Йоркской Трибуне» (американская газета, в которой Маркс долго сотрудничал) 126. Более глубокое изучение вопроса убедило меня в обратном. Английский рабочий класс ничего не поделает, пока он не избавится от Ирландии... Английская реакция в Англии коренится в порабощении Ирландии» (курсив Маркса) 127.

Теперь читателям должна быть вполне ясна политика Маркса в ирландском вопросе.

«Утопист» Маркс так «непрактичен», что стоит за отделение Ирландии, оказавшееся и полвека спустя неосуществленным.


305
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Чем же вызвана эта политика Маркса и не была ли она ошибкой?

Сначала Маркс думал, что не национальное движение угнетенной нации, а рабочее движение среди угнетающей нации освободит Ирландию. Никакого абсолюта из национальных движений Маркс не делает, зная, что полное освобождение всех национальностей сможет дать только победа рабочего класса. Учесть наперед все возможные соотношения между буржуазными освободительными движениями угнетенных наций и пролетарским освободительным движением среди угнетающей нации (как раз та проблема, которая делает столь трудным национальный вопрос в современной России) - вещь невозможная.

Но вот обстоятельства сложились так, что английский рабочий класс попал довольно надолго под влияние либералов, став их хвостом, обезглавив себя либеральной рабочей политикой. Буржуазное освободительное движение в Ирландии усилилось и приняло революционные формы. Маркс пересматривает свой взгляд и исправляет его. «Несчастье для народа, если он поработил другой народ». Не освободиться рабочему классу в Англии, пока не освободится Ирландия от английского гнета. Реакцию в Англии укрепляет и питает порабощение Ирландии (как питает реакцию в России порабощение ею ряда наций!).

И Маркс, проводя в Интернационале резолюцию симпатий «ирландской нации», «ирландскому народу» (умный Л. Вл., вероятно, разнес бы бедного Маркса за забвение классовой борьбы!), проповедует отделение Ирландии от Англии, «хотя бы после отделения дело и пришло к федерации».

Каковы теоретические посылки этого вывода Маркса? В Англии вообще давно закончена буржуазная революция. Но в Ирландии она не закончена; ее заканчивают только теперь, полвека спустя, реформы английских либералов. Если бы капитализм в Англии был ниспровергнут так быстро, как ожидал Маркс сначала, то места для буржуазно-демократического, общенационального, движения в Ирландии не было бы. Но раз


306
В. И. ЛЕНИН

оно возникло, Маркс советует английским рабочим поддержать его, дать ему революционный толчок, довести его до конца в интересах своей свободы.

Экономические связи Ирландии с Англией в 60-х годах прошлого века были, конечно, еще теснее, чем связи России с Польшей, Украиной и т. п. «Непрактичность» и «неосуществимость» отделения Ирландии (хотя бы в силу географических условий и в силу необъятного колониального могущества Англии) бросались в глаза. Будучи принципиальным врагом федерализма, Маркс допускает в данном случае и федерацию *, лишь бы освобождение Ирландии произошло не реформистским, а революционным путем, в силу движения масс народа в Ирландии, поддержанного рабочим классом Англии. Не может подлежать никакому сомнению, что только такое решение исторической задачи наиболее благоприятствовало бы интересам пролетариата и быстроте общественного развития.

Вышло иначе. И ирландский народ и английский пролетариат оказались слабы. Только теперь, жалкими сделками английских либералов с ирландской буржуазией решается (пример Ольстера показывает, насколько туго) ирландский вопрос земельной реформой (с выкупом) и автономией (пока еще не введенной). Что же? Следует ли из этого, что Маркс и Энгельс были «утопистами», что они ставили «неосуществимые» национальные требования, что они поддавались влиянию ирландских националистов - мелких буржуа (мелкобуржуазный характер движения «фениев» несомненен) и т. п.?


* Между прочим, нетрудно видеть, почему под правом «самоопределения» наций нельзя, с социал-демократической точки зрения, понимать ни федерации, ни автономии (хотя, абстрактно говоря, и то и другое подходит под «самоопределение»). Право на федерацию есть вообще бессмыслица, ибо федерация есть двусторонний договор. Ставить в свою программу защиту федерализма вообще марксисты никак не могут, об этом нечего и говорить. Что же касается автономии, то марксисты защищают не «право на» автономию, а самое автономию, как общий, универсальный принцип демократического государства с пестрым национальным составом, с резким различием географических и др. условий. Поэтому признавать «право наций на автономию» было бы так же бессмысленно, как и «право наций на федерацию».


307
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Нет. Маркс и Энгельс и в ирландском вопросе вели последовательно-пролетарскую политику, действительно воспитывавшую массы в духе демократизма и социализма. Только эта политика способна была избавить и Ирландию и Англию от полувековой затяжки необходимых преобразований и от изуродования их либералами в угоду реакции.

Политика Маркса и Энгельса в ирландском вопросе дала величайший, доныне сохранивший громадное практическое значение, образец того, как должен относиться пролетариат угнетающих наций к национальным движениям; - дала предостережение против той «холопской торопливости», с которой мещане всех стран, цветов и языков спешат признать «утопичным» изменение границ государств, созданных насилиями и привилегиями помещиков и буржуазии одной нации.

Если бы ирландский и английский пролетариат не приняли политики Маркса, не поставили своим лозунгом отделения Ирландии, это было бы злейшим оппортунизмом с их стороны, забвением задач демократа и социалиста, уступкой английской реакции и буржуазии.

9. ПРОГРАММА 1903 ГОДА И ЕЕ ЛИКВИДАТОРЫ

Протоколы съезда 1903 года, принимавшего программу российских марксистов, сделались величайшей редкостью, и громадное большинство современных деятелей рабочего движения не знакомо с мотивами отдельных пунктов программы (тем более, что далеко не все из относящейся сюда литературы пользуется благами легальности...). Поэтому остановиться на разборе интересующего нас вопроса на съезде 1903 г. необходимо.

Отметим прежде всего, что, как ни скудна русская с.-д. литература, относящаяся к «праву наций на самоопределение», все же из нее совершенно ясно видно, что понималось это право всегда в смысле права на отделение. Гг. Семковские, Либманы и Юрке-вичи, сомневающиеся в этом, объявляющие § 9 «неясным» и т. п.,


308
В. И. ЛЕНИН

только по крайнему невежеству или беззаботности толкуют о «неясности». Еще в 1902 году в «Заре» Плеханов *, защищая «право на самоопределение» в проекте программы, писал, что это требование, не обязательное для буржуазных демократов, «обязательно для социал-демократов». «Если бы мы позабыли о нем, или не решились выставить его, - писал Плеханов, - опасаясь затронуть национальные предрассудки наших соотечественников великорусского племени, то в наших устах стал бы постыдной ложью... клич...: «пролетарии всех стран, соединяйтесь!»» 128.

Это - очень меткая характеристика основного довода за рассматриваемый пункт, настолько меткая, что ее недаром боязливо обходили и обходят «непомнящие родства» критики нашей программы. Отказ от данного пункта, какими бы мотивами его ни обставляли, на деле означает «постыдную» уступку великорусскому национализму. Почему великорусскому, когда говорится о праве всех наций на самоопределение? Потому, что речь идет об отделении от великорусов. Интерес соединения пролетариев, интерес их классовой солидарности требуют признания права наций на отделение - вот что признал в цитированных словах Плеханов 12 лет тому назад; вдумавшись в это, наши оппортунисты не сказали бы, вероятно, так много вздору о самоопределении.

На съезде 1903 г., где был утвержден этот, защищавшийся Плехановым, проект программы, главная работа была сосредоточена в программной комиссии. Ее протоколы, к сожалению, не велись. А именно по данному пункту они были бы особенно интересны, ибо только в комиссии представители польских с.-д., Варшавский и Ганецкий, пробовали защищать свои взгляды и оспаривать «признание права на самоопределение». Читатель, который пожелал бы сравнить их доводы (изложенные в речи Варшавского и в заявлении его и


* В 1916 году В. И. Ленин к этому месту сделал примечание: «Просим читателя не забывать, что Плеханов в 1903 г. был одним из главных противников оппортунизма, далеким от своего печально-знаменитого поворота к оппортунизму и впоследствии к шовинизму».


309
О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Ганецкого, стр. 134-136 и 388-390 протоколов) с доводами Розы Люксембург в ее разобранной нами польской статье, увидал бы полное тождество этих доводов.

Как же отнеслась к этим доводам программная комиссия II съезда, где против польских марксистов выступал больше всего Плеханов? Над этими доводами жестоко посмеялись! Нелепость предложения российским марксистам выкинуть признание права на самоопределение наций была так ясно и наглядно показана, что польские марксисты даже не решились повторить своих доводов на полном собрании съезда!! Они покинули съезд, убедившись в безнадежности своей позиции перед высшим собранием марксистов и великорусских, и еврейских, и грузинских, и армянских.

Этот исторический эпизод имеет, само собою разумеется, очень важное значение для всякого, интересующегося серьезно своей программой. Полный разгром доводов польских марксистов в программной комиссии съезда и отказ их от попытки защищать свои взгляды на собрании съезда - факт чрезвычайно знаменательный. Роза Люксембург недаром «скромно» умолчала об этом в своей статье 1908 года - слишком уже неприятно, видимо, было воспоминание о съезде! Умолчала она и о том, до смешного неудачном, предложении «исправить» § 9-ый программы, которое сделали Варшавский и Ганецкий от имени всех польских марксистов в 1903 году и которого не решались (и не решатся) повторять ни Роза Люксембург, ни другие польские с.-д.

Но если Роза Люксембург, скрывая свое поражение в 1903 году, умолчала об этих фактах, то люди, интересующиеся историей своей партии, позаботятся о том, чтобы узнать эти факты и продумать их значение.

«... Мы предлагаем, - писали друзья Розы Люксембург съезду 1903 года, уходя с него, - дать следующую формулировку седьмому (теперешнему 9-му) пункту в проекте программы: § 7. Учреждения, гарантирующие полную свободу культурного развития всем нациям, входящим в состав государства» (стр. 390 протоколов).


310
В. И. ЛЕНИН

Итак, польские марксисты выступали тогда с взглядами по национальному вопросу настолько неопределенными, что вместо самоопределения предлагали, по сути дела, не что иное, как псевдоним пресловутой «культурно-национальной автономии»!

Это звучит почти невероятно, но это, к сожалению, факт. На самом съезде, хотя на нем было 5 бундовцев с 5 голосами и 3 кавказца с 6 голосами, не считая совещательного голоса у Кострова, не нашлось ни единого голоса за устранение пункта о самоопределении. За добавление к этому пункту «культурно-национальной автономии» высказалось три голоса (за формулу Гольдблата: «создание учреждений, гарантирующих нациям полную свободу культурного развития») и четыре голоса за формулу Либера («право на свободу их - наций - культурного развития»).

Теперь, когда появилась русская либеральная партия, партия к.-д., мы знаем, что в ее программе заменено политическое самоопределение наций «культурным самоопределением». Польские друзья Розы Люксембург, следовательно, «борясь» с национализмом ППС, делали это с таким успехом, что предлагали марксистскую программу заменить либеральной программой! И они же при этом обвиняли нашу программу в оппортунизме - удивительно ли, что в программной комиссии II съезда это обвинение встречалось только смехом!

В каком смысле понимали «самоопределение» делегаты II съезд