[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


В.И. Ленин. Полное собрание сочинений
Том 27

Содержание

[В.И. Ленин. Полное собрание сочинений]



Владимир Ильич Ленин

ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА • 1969


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ТОМ

27

Август 1915 ~ июнь 1916

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА • 1969


3K2
1-1-2 69


VII

ПРЕДИСЛОВИЕ

В двадцать седьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написанные с августа 1915 по июнь 1916 года, в разгар империалистической войны 1914-1918 годов.

Эта война явилась продолжением иными, насильственными средствами политики империалистических государств; она была порождена империализмом и, в свою очередь, усилила и до крайности обострила все его противоречия. Интересы революционной борьбы рабочего класса требовали анализа экономической и политической сущности империализма; без этого невозможно было правильное руководство революционным движением, успешная борьба с идеологией империалистической реакции и с реформистской политикой соглашательства.

Исследование империализма находилось в центре теоретической работы Ленина в годы первой мировой войны. Еще задолго до войны Ленин отмечал в различных своих работах новые явления в развитии капитализма. В произведениях, написанных в 1915-1916 годах и напечатанных в Центральном Органе РСДРП - газете «Социал-Демократ», журнале «Коммунист» и органе Циммервальдской левой - журнале «Vorbote» («Предвестник»), вошедших в настоящий том, Ленин дает характеристику свойственных империализму явлений, освещает борьбу за рынки, колониальную политику, угнетение народов мира горсткой империалистических держав, обострение классовых противоречий, показывает созревание условий для революционного перехода к социализму.


VIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

Всестороннее исследование империализма Ленин дал в своем классическом произведении «Империализм, как высшая стадия капитализма», которое является результатом огромного и напряженного труда. Ленин изучил и обобщил большое количество материалов по самым различным вопросам экономики и политики империализма, критически переработал данные из сотен книг, статей, брошюр, статистических сборников, изданных в разных странах на многих языках. Подготовительные материалы к книге - «Тетради по империализму» составляют около 50 печатных листов и войдут в следующий, 28, том.

Труд Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» занимает центральное место в настоящем томе. В этой работе Ленин подытожил развитие мирового капитализма за полвека, прошедшие после выхода в свет «Капитала» Маркса. Опираясь на открытые Марксом и Энгельсом законы возникновения, развития и упадка капитализма, Ленин впервые дал глубокий научный анализ экономической и политической сущности империализма. Ленинский труд является дальнейшим развитием марксистской теории капитализма, обогащает ее учением о его высшей и последней стадии - империализме. Обобщая новые явления в экономике мирового капитализма, Ленин показал неизбежность обострения при империализме всех противоречий, присущих капиталистическому обществу. Он характеризует империализм как паразитический, загнивающий, умирающий капитализм и вскрывает условия его гибели, неизбежность и необходимость замены капитализма новым, прогрессивным общественным строем - социализмом.

При империализме, экономическую сущность которого составляет господство монополий и финансового капитала, до крайности обостряется основное противоречие капиталистического общества - противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения.

Все более обостряется антагонизм между трудом и капиталом. Господство монополий, финансовой олигархии все более обнажает антинародный, паразитический


IX
ПРЕДИСЛОВИЕ

характер капитализма, усиливает гнет капитала и вместе с тем вызывает рост возмущения рабочего класса, угнетенных народов против капитализма. Ленин характеризует империализм как всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения гигантского большинства населения земли горстью империалистических стран. Свержение капитализма, революционный переход к социализму становятся жизненной необходимостью. На основе научного анализа противоречий капитализма на его последней стадии Ленин пришел к выводу, что империализм есть канун социалистической революции. «Это, - писал Ленин в предисловии к французскому и немецкому изданиям своей книги в 1920 году, - подтвердилось с 1917 года в всемирном масштабе» (настоящий том, стр. 308).

Труд Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» дает экономическое обоснование теории социалистической революции. Развивая и обосновывая гениальные положения, впервые сформулированные в августе 1915 года в статье «О лозунге Соединенных Штатов Европы» (см. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 351-355), Ленин доказал, что неравномерность экономического и политического развития капиталистических стран при империализме ведет к разновременности революций в различных странах. Он разработал учение о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Великая сила и жизненность ленинской теории социалистической революции доказана историческим опытом Советского Союза и других социалистических стран.

В Программе КПСС, принятой XXII съездом партии, подчеркивается, что ленинский анализ и выводы об основных закономерностях капитализма на его последней стадии подтверждаются реальной действительностью современного капитализма. Новые явления в развитии империализма являются углублением свойственных ему противоречий, продолжением и развитием основных признаков империализма, указанных Лениным. Современный монополистический капитализм характеризуется усилением концентрации производства и


X
ПРЕДИСЛОВИЕ

обращения в руках финансовой олигархии; крупнейшие монополии сосредоточивают подавляющую часть общественного производства; всем богатством капиталистического мира, созданным народным трудом, бесконтрольно распоряжается небольшая кучка магнатов капитала. Усиливается политическая реакция по всем линиям, которую Ленин считал важнейшим признаком империализма; монополистический капитал установил свою диктатуру над обществом. Усиливается паразитизм и загнивание капитализма, что особенно ярко проявляется в милитаризации экономики, в задержке развития производительных сил. Для современного империализма характерно усиление неравномерности и скачкообразности развития капиталистических стран, дальнейшее обострение борьбы за рынки сбыта, сферы приложения капитала, за источники сырья, за передел мира.

Жизнь полностью подтверждает ленинскую характеристику империализма как последней стадии капитализма. Глубокие и острые противоречия, подмывающие и разрушающие устои империализма, неотвратимо ведут к его ослаблению и гибели. После свержения капитализма в России, Китае и ряде других стран Европы и Азии, начала крушения колониальной системы капитализма империализм вступил в период заката, он уже бесповоротно утратил власть над большинством человечества. Главное направление исторического развития человечества определяет теперь мировая социалистическая система, одерживающая все новые успехи в соревновании с капитализмом.

Ленинский труд «Империализм, как высшая стадия капитализма», направленный против буржуазных и мелкобуржуазных идеологов, реформистов и ревизионистов, является боевым оружием в борьбе против современных «теорий» защитников империализма. Ленинская критика апологетов империализма помогает разоблачению и разгрому идеологии современных защитников капитала, которые изображают империализм как обновленный «народный капитализм», как бесклассовое общество, где капиталисты якобы стали тружениками, а рабочие - собственниками (совладельцами) предприятий, с кото-


XI
ПРЕДИСЛОВИЕ

рыми капиталисты делят прибыли. Реальная действительность полностью подтверждает ленинскую критику апологетической теории «демократизации» капитала путем распространения мелких акций. Ленин убедительно доказал, что приобретение мелких акций отдельными трудящимися не ослабляет, а усиливает господство крупного капитала; выгода от выпуска мелких акций идет заправилам капиталистических монополий, и восхваляемая реформистами «демократизация» владения акциями «на деле есть один из способов усиления мощи финансовой олигархии» (настоящий том, стр. 345).

Развитие современного капитализма доказывает правильность вывода Ленина о том, что империализм отнюдь не устраняет анархию производства и кризисы. Опровергая буржуазно-реформистские теории о превращении империализма в «организованный» и «плановый» капитализм, Ленин писал: «Устранение кризисов картелями есть сказка буржуазных экономистов, прикрашивающих капитализм во что бы то ни стало. Напротив, монополия, создающаяся в некоторых отраслях промышленности, усиливает и обостряет хаотичность, свойственную всему капиталистическому производству в целом» (стр. 324). Это всецело подтверждается жизнью.

Важное значение для борьбы с современными защитниками империализма имеет ленинская характеристика государственно-монополистического капитализма. Идеологи буржуазии, реформисты и ревизионисты изображают государственно-монополистический капитализм, который получает широкое развитие на стадии империализма, почти как социализм. В действительности государственно-монополистический капитализм не меняет природы империализма; он еще больше обостряет противоречия капитализма, углубляет пропасть между трудом и капиталом, между народом и монополиями.

Обобществление производства, происходящее в форме государственно-монополистического капитализма, само по себе не создает социалистического уклада. Ленин показал, что государственно-монополистический капитализм означает лишь подготовку материальных условий для революционного перехода к социализму, создание


XII
ПРЕДИСЛОВИЕ

аппарата общественного ведения хозяйства, учета и контроля за производством и распределением продуктов, который пролетариат может использовать после победы социалистической революции в строительстве социализма. Социализм, писал Ленин, ближайший шаг вперед от государственно-монополистического капитализма; для революционного марксизма это является доводом за близость, неотложность и осуществимость социалистической революции.

Многие произведения, вошедшие в настоящий том, посвящены анализу первой мировой войны, разоблачению ее империалистического характера. Ленин обосновывает и пропагандирует большевистские лозунги поражения своего империалистического правительства в войне, превращения империалистической войны в гражданскую войну за социализм.

Бедствия, которые война обрушила на плечи трудящихся, усиливали рост революционных настроений масс. Во всех воюющих странах происходило собирание сил рабочего класса, нарастало его возмущение. Рост революционного брожения в массах, протесты против войны, братание солдат в траншеях, стачки и демонстрации рабочих говорили о начале революционных массовых выступлений. Полевение масс явилось той основой, на которой все чаще и сильнее происходили выступления левой оппозиции в социалистических партиях против официального социал-шовинистского и центристского руководства. Более резким и ясным становилось размежевание внутри социалистических партий на правое, социал-шовинистское, крыло и левое, революционно-интернационалистское, крыло. «Во всем мире, - писал Ленин в статье «Раскол или гниение?», - фактически теперь две партии. Интернационала фактически сейчас уже два» (стр. 295).

Разработанные Лениным в начале первой мировой войны документы большевистской партии, давшие марксистскую оценку этой войны и обосновавшие тактику революционной социал-демократии, сыграли громадную роль в идейном сплочении интернационалистских элементов в международном рабочем движении. В произве-


ХIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

дениях, вошедших в двадцать седьмой том Полного собрания сочинений, нашла отражение огромная неустанная работа Ленина по сплочению революционных элементов социалистических партий, его борьба за пролетарский интернационализм, за создание III, Коммунистического, Интернационала, пропаганда в международном рабочем движении революционно-марксистских принципов, революционной теории и тактики пролетарской партии.

В произведениях, вошедших в настоящий том, - письмо «В Интернациональную социалистическую комиссию (I. S. К.)», статьи «Первый шаг», «Революционные марксисты на международной социалистической конференции 5-8 сентября 1915 г.», дается оценка первой международной социалистической конференции в Циммервальде, подводятся ее итоги. Ленин характеризовал Циммервальдскую конференцию как первый шаг в развитии интернационального движения против войны.

Сплочение левых интернационалистов на принципах революционного марксизма представляло значительные трудности. Циммервальдская левая, организованная Лениным на конференции, не была однородной; только большевики во главе с Лениным занимали внутри Циммервальдской левой до конца последовательную революционную позицию. На конференции группа левых делегатов, сплотившаяся вокруг Ленина, выступала едино по всем вопросам; вокруг этой группы стало складываться движение интернационалистов во всех странах.

Документы, вошедшие в том, дают представление о громадной работе Ленина по сплочению левых на революционных позициях в период между первой, Циммервальдской, и второй, Кинтальской, международными социалистическими конференциями и на самих конференциях. В результате работы, проведенной Лениным и большевиками в период между конференциями, а также на совещании расширенной Интернациональной социалистической комиссии, проходившем 5-9 февраля 1916 года, левое крыло на Кинтальской конференции оказалось сильнее, чем на Циммервальдской, выступало более сплоченно. Хотя и Кинтальская конференция


XIV
ПРЕДИСЛОВИЕ

не приняла основных положений большевизма по вопросам войны, мира и тактики пролетариата, тем не менее она способствовала дальнейшему выделению и сплочению интернационалистских элементов, из которых впоследствии в капиталистических странах возникали коммунистические партии.

В произведениях, вошедших в том, прежде всего в статье «Оппортунизм и крах II Интернационала» Ленин вскрывает сущность социал-шовинизма как законченного оппортунизма, показывает, что социал-шовинизм есть открытый и грубый «союз с буржуазией и генеральными штабами», и разоблачает политическое содержание его, состоящее в проповеди сотрудничества классов, отречении от социалистической революции и диктатуры пролетариата. Одновременно Ленин подвергает беспощадной критике центризм, который освящал и оправдывал измену социализму социал-шовинистами; оппортунизм центристов отличался от оппортунизма откровенных социал-шовинистов только оттенками в способе достижения одной цели. Центристская, прикрытая, каутскианская политика, указывает Ленин, во сто раз вреднее и опаснее для рабочего движения, чем откровенный оппортунизм.

В период разгула социал-шовинизма и измены марксизму со стороны оппортунистических партий II Интернационала Ленин ведет непримиримую борьбу в защиту революционной теории марксизма, против ее опошления и искажения. «Величайшее в мире освободительное движение угнетенного класса, - писал он в статье «Честный голос французского социалиста», - самого революционного в истории класса, невозможно без революционной теории. Ее нельзя выдумать, она вырастает из совокупности революционного опыта и революционной мысли всех стран света. И такая теория выросла со 2-ой половины XIX века. Она называется марксизмом. Нельзя быть социалистом, нельзя быть революционным социал-демократом, не участвуя но мере сил в разработке и применении этой теории, а в наши дни в беспощадной борьбе против уродования ее Плехановым, Каутским и К°» (стр. 11).


XV
ПРЕДИСЛОВИЕ

Одной из важнейших задач Ленин считал революционный выход из войны. На вопрос, что бы сделала партия пролетариата, если бы революция поставила ее у власти в теперешней войне, Ленин ответил: «мы предложили бы мир всем воюющим на условии освобождения колоний и всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов» (стр. 50).

В «Предложении Центрального Комитета РСДРП второй социалистической конференции» и в статье «О «программе мира»» Ленин сформулировал главную и основную задачу в борьбе за прочный и демократический мир, которая состояла в разъяснении массам необходимости революционной борьбы, в расширении революционных массовых действий. Демократический мир не могла дать империалистическая буржуазия, его следовало искать и добиваться в социалистической революции пролетариата.

Огромное значение имеют указания Ленина о необходимости для пролетариата вести решительную борьбу за широкие демократические требования, сплачивая в этой борьбе народные массы. Ленин рассматривал борьбу за демократию как составную часть борьбы за социализм. Он считал в корне ошибочным мнение, будто борьба за демократические преобразования может отвлечь пролетариат от социалистической революции. Пролетариат, учил Ленин, не может подготовиться к победе над буржуазией, не ведя всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию. Но формулировать и проводить демократические требования необходимо не реформистски, а революционно; не ограничиваться парламентскими выступлениями, словесными протестами, а втягивать в активное действие массы, расширять борьбу за демократические требования до прямого натиска пролетариата на буржуазию, т. е. до социалистической революции.

Эти положения Ленин обосновал в своих произведениях, посвященных национальному вопросу, который приобрел особую остроту в тот период. В 1915-1916 годах в международном социалистическом движении развернулась дискуссия о праве наций на самоопределение.


XVI
ПРЕДИСЛОВИЕ

В тезисах «Социалистическая революция и право наций на самоопределение», которые были одобрены ЦК РСДРП и разосланы для обсуждения большевистским секциям за границей и левым социалистам стран Запада, Ленин разрабатывает программу большевиков по национально-колониальному вопросу в эпоху империализма и дает глубокое обоснование теории и тактики коммунистической партии в национальном вопросе. Национально-колониальный вопрос рассматривается Лениным как составная часть вопроса о социалистической революции, о ее резервах и союзниках в борьбе против империализма.

Конкретизируя задачи пролетариата и его марксистских партий в разных странах, Ленин выделяет три главных типа стран в отношении к самоопределению наций в эпоху империализма. Первая группа - высокоразвитые капиталистические страны Западной Европы и США, каждая из которых угнетает другие нации в колониях и внутри страны. Задачей пролетариата этих стран является отстаивание права на свободу отделения как для колоний, так и для угнетенных наций внутри страны, борьба с великодержавным шовинизмом своей нации. Вторая группа стран - восток Европы, Австрия, Балканы и Россия, где в XX веке особенно развились национальные движения и обострилась национальная борьба. «Задачи пролетариата этих стран, как в деле довершения их буржуазно-демократического преобразования, так и в деле помощи социалистической революции других стран, не могут быть выполнены без отстаивания права наций на самоопределение» (стр. 260-261). Третья группа - полуколониальные страны (Китай, Персия, Турция), все колонии. Социалисты должны требовать немедленного и безусловного освобождения колоний и зависимых стран, всемерно поддерживать национально-освободительные движения, помогать революционной войне порабощенных народов против угнетающих их империалистических держав.

Ленинские указания приобретают особую актуальность и значение в современных условиях, когда национально-освободительные революции сметают коло-


XVII
ПРЕДИСЛОВИЕ

ниальную систему империализма, и одной из основных задач является борьба за полную ликвидацию колониализма во всех его формах и проявлениях. Со всей силой звучат в наши дни ленинские слова, предостерегающие народы слабых стран об опасности потери самостоятельности в условиях империализма.

В тезисах «Социалистическая революция и право наций на самоопределение», а также в статье «Революционный пролетариат и право наций на самоопределение» обосновывается важное положение о необходимости различать конкретные задачи революционных социалистов угнетающих и угнетенных наций. Социалисты угнетающих наций должны последовательно бороться за право самоопределения всех наций, требовать свободы политического отделения всех колоний и наций и, в первую очередь, угнетенных народов своей страны. С другой стороны, социалисты угнетенных наций должны отстаивать и проводить единство и слияние рабочих угнетенной нации с рабочими угнетающей нации. Ленин предвидел, что только социализм обеспечит сближение наций на истинно демократической, истинно интернационалистской базе, приведет к союзу и дружбе свободных и равноправных народов. Определяя задачи российского пролетариата в национальном вопросе, Ленин указывал, что рабочий класс может идти во главе народа на победоносную демократическую, а затем и на социалистическую революцию только с требованием немедленной, полной и безоговорочной свободы самоопределения наций, свободы отделения и самостоятельного государственного существования для всех угнетенных наций царской России.

В ряде работ, вошедших в настоящий том, содержится характеристика революционного кризиса в России, который развертывался в новой международной обстановке, когда мировая война охватила главные капиталистические страны. Теперь, писал Ленин, буржуазно-демократическая революция в России уже не только пролог, а неразрывная составная часть социалистической революции на Западе. Важное значение в этих условиях приобретала оценка соотношения классовых


XVIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

сил в стране, выяснение позиции разных классов и их партий. Это, подчеркивал Ленин, первая задача марксиста перед лицом надвигающейся революции.

Определяя конкретные задачи российского пролетариата и его марксистской партии в условиях назревания революции, Ленин указывал, что лозунгами партии по-прежнему являются низвержение монархии, демократическая республика, конфискация помещичьей земли, 8-часовой рабочий день. Социальным содержанием ближайшей революции в России, писал Ленин в статье «Несколько тезисов», явится революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства.

Победа буржуазно-демократической революции создала бы условия для развертывания социалистической революции. Ленин вскрывает порочность теории перманентной революции Троцкого, отрицавшего революционную роль крестьянства, необходимость поднимать крестьян на революцию. «Пролетариат, - писал Ленин в статье «О двух линиях революции», - борется и будет беззаветно бороться за завоевание власти, за республику, за конфискацию земель, то есть за привлечение крестьянства, за исчерпание его революционных сил, за участие «непролетарских народных масс» в освобождении буржуазной России от военно-феодального «империализма» (= царизма). И этим освобождением буржуазной России от царизма, от земель и власти помещиков пролетариат воспользуется немедленно не для помощи зажиточным крестьянам в их борьбе с сельским рабочим, а - для совершения социалистической революции в союзе с пролетариями Европы» (стр. 81).

Большое внимание Ленин уделяет развертыванию партийной работы в России, налаживанию регулярных связей с организациями партии, восстановлению деятельности Бюро ЦК в России. Получив из России листовки Петербургского комитета РСДРП, изданные за время войны, Ленин тщательно изучает поставленные в них вопросы. В статье «Несколько тезисов», опубликованной в газете «Социал-Демократ», Ленин намечает основные задачи партийной работы в России. Эта статья сыграла большую роль в развертывании


XIX
ПРЕДИСЛОВИЕ

практической деятельности большевиков в России, в идейной подготовке второй русской революции.

В том входит написанная в 1915 году работа «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии. Выпуск I. Капитализм и земледелие в Соединенных Штатах Америки». Ленин подверг критике антимарксистскую теорию некапиталистической эволюции земледелия в буржуазном обществе. Буржуазные экономисты, реформисты и ревизионисты, извращая действительность, изображали фермерское хозяйство США как образец «некапиталистической эволюции» земледелия, где «мелкое трудовое земледелие» якобы вытесняет крупное производство, большинство ферм является «трудовыми хозяйствами» и т. п.

Опираясь на данные американской статистики, проанализировав обширный фактический материал, Ленин доказал, что сельское хозяйство США, вопреки утверждениям буржуазных экономистов, реформистов, развивается по капиталистическому пути. Об этом свидетельствовали данные о повсеместном употреблении наемного труда, уменьшении числа самостоятельных хозяев, вымывании средних групп и усилении крайних в общей совокупности ферм, рост крупных капиталистических хозяйств и вытеснение мелких.

Ленин показал в своей книге усиление концентрации производства в сельском хозяйстве, экспроприацию мелких земледельцев, бедственное положение мелких фермеров и арендаторов. Одним из показателей разорения мелких фермеров США являлся рост числа заложенных ферм, что означало фактический переход власти над ними в руки финансового капитала. Большинство фермеров, попадая в лапы финансового капитала, еще более разоряется. «Кто держит в руках банки, тот непосредственно держит в руках треть всех ферм Америки, а посредственно господствует над всей массой их» (стр. 224). Особенно бедственным является положение негров, которые подвергаются бесстыдному угнетению. «Замкнутость, заскорузлость, отсутствие свежего воздуха, какая-то тюрьма для «освобожденных» негров - вот что такое американский юг» (стр. 144).


XX
ПРЕДИСЛОВИЕ

Со времени ленинского анализа капиталистического сельского хозяйства США минули десятилетия; за эти годы там произошли значительные изменения. Однако развитие капиталистического сельского хозяйства США и других стран полностью подтверждает правильность ленинского анализа, доказывает непреложность объективных законов развития капитализма в сельском хозяйстве. В капиталистическом сельском хозяйстве так же, как и в промышленности, монополии заняли господствующие позиции; миллионы фермеров и мелких крестьян разоряются и сгоняются с земли; крестьянство стонет под бременем растущих налогов и задолженности.

Ленинская критика буржуазно-реформистских и ревизионистских взглядов по аграрному вопросу имеет актуальное значение и в настоящее время, как блестящий образец непримиримой борьбы против буржуазной апологетики, реформизма и ревизионизма. Учение Ленина по аграрному вопросу вооружает коммунистические и рабочие партии умением правильно решать важнейший вопрос об отношении рабочего класса к крестьянству, как союзнику в борьбе против капитализма и колониализма, за демократию и социализм.

В том включен публикуемый впервые документ - «Проект постановления ЦК РСДРП о прекращении издания журнала «Коммунист»».

В раздел «Подготовительные материалы» включено 12 документов. Среди них: «Тезисы доклада на совещании левых социал-демократов», план речи на Циммервальдской конференции, добавления к заявлению Циммервальдской левой группы. Эти документы, как и «Поправки и дополнения к обращению «Ко всем примыкающим партиям и группам», принятому совещанием расширенной Интернациональной социалистической комиссии», публикуются впервые в Сочинениях. В этот раздел входят материалы к реферату «Империализм и право наций на самоопределение», а также публикуется впервые план реферата «Два Интернационала».

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС



1

ВОЗЗВАНИЕ О ВОЙНЕ

Товарищи рабочие!

Вот уже больше года тянется европейская война. Судя по всему, она протянется еще очень долго, ибо если Германия наилучше подготовлена и сейчас всех сильнее, то зато четверное согласие (Россия, Англия, Франция и Италия) имеет больше людей и денег, а кроме того свободно получает военные припасы из самой богатой страны мира - Соединенных Штатов Америки.

Из-за чего же идет эта война, которая несет человечеству невиданные бедствия и мучения? Правительство и буржуазия каждой воюющей страны выкидывает миллионы рублей на книги и газеты, сваливая вину на противника, возбуждая в народе бешеную ненависть к неприятелю, не останавливаясь ни перед какой ложью, чтобы представить себя в виде «обороняющейся» стороны, которая подверглась несправедливому нападению. На самом же деле это есть война между двумя группами разбойнических великих держав из-за дележа колоний, из-за порабощения других наций, из-за выгод и привилегий на мировом рынке. Это - самая реакционная война, война современных рабовладельцев за сохранение и укрепление капиталистического рабства. Англия и Франция лгут, уверяя, что ведут войну за свободу Бельгии. На деле они давно готовили войну


2
В. И. ЛЕНИН

и ведут ее ради ограбления Германии, отнятия ее колоний, они заключили договор с Италией и Россией о грабеже и разделе Турции и Австрии. Царская монархия в России ведет грабительскую войну, стремясь к захвату Галиции, к отнятию земель у Турции, к порабощению Персии, Монголии и т. д. Германия ведет войну за грабеж колоний Англии, Бельгии, Франции. Победит ли Германия, победит ли Россия, будет ли «ничья» - во всяком случае война принесет человечеству новое угнетение сотен и сотен миллионов населения в колониях, Персии, Турции, Китае, новое порабощение наций, новые цепи для рабочего класса всех стран.

Каковы задачи рабочего класса в отношении к этой войне? На этот вопрос уже дан был ответ единогласно принятой социалистами всего мира резолюцией Базельского международного социалистического конгресса 1912 года. Эта резолюция была принята в предвидении именно такой войны, которая в 1914 г. наступила. Эта резолюция говорит, что война реакционна, что она готовится в интересах «прибыли капиталистов», что рабочие считают «преступлением стрелять друг в друга», что война поведет к «пролетарской революции», что образцом тактики для рабочих является Парижская Коммуна 1871 г. и октябрь - декабрь 1905 года в России, т. е. революция.

Все сознательные рабочие России стоят на стороне Российской социал-демократической рабочей фракции в Государственной думе (Петровского, Бадаева, Муранова, Самойлова и Шагова), которые сосланы царизмом в Сибирь за революционную пропаганду против войны и против правительства 1. Только в такой революционной пропаганде и революционной деятельности, ведущей к возмущению масс, лежит спасение человечества от ужасов современной войны и грядущих войн. Только революционное свержение буржуазных правительств, и в первую голову самого реакционного, дикого и варварского царского правительства, открывает дорогу к социализму и к миру между народами.


3
ВОЗЗВАНИЕ О ВОЙНЕ

И лгут те, - сознательные и бессознательные слуги буржуазии, - которые хотят уверить народ, что революционное свержение царской монархии может привести только к победам и усилению германской реакционной монархии и германской буржуазии. Хотя главари немецких социалистов, как и многие самые видные социалисты России, перешли на сторону «своей» буржуазии и помогают обманывать народ сказками об «оборонительной» войне, но в рабочих массах Германии растет и крепнет протест и возмущение против своего правительства. Социалисты Германии, не перешедшие на сторону буржуазии, объявили печатно, что считают «геройской» тактику Российской с.-д. рабочей фракции. В Германии издаются нелегально воззвания против войны и против правительства. Десятки и сотни лучших социалистов в Германии, в том числе известная представительница женского рабочего движения Клара Цеткина, брошены немецким правительством в тюрьмы за пропаганду в революционном духе. Во всех без исключения воюющих странах зреет возмущение рабочих масс, и пример революционной деятельности с.-д. России, а тем более всякий успех революции в России, неминуемо двинет вперед великое дело социализма, победы пролетариата над эксплуататорской и кровавой буржуазией.

Война наполняет карманы капиталистов, которым течет море золота из казны великих держав. Война вызывает слепое озлобление против неприятеля, и буржуазия всеми силами направляет в эту сторону недовольство народа, отвлекая его внимание от главного врага: правительства и командующих классов своей страны. Но война, неся бесконечные бедствия и ужасы трудящимся массам, просвещает и закаляет лучших представителей рабочего класса. Если погибать, погибнем в борьбе за свое дело, за дело рабочих, за социалистическую революцию, а не за интересы капиталистов, помещиков и царей, - вот что видит и чувствует всякий сознательный рабочий. И как ни трудна теперь революционная с.-д, работа, она


4
В. И. ЛЕНИН

возможна, она идет вперед во всем мире, в ней одной спасение!

Долой царскую монархию, втянувшую Россию в преступную войну и угнетающую народы! Да здравствует всемирное братство рабочих и международная революция пролетариата!

Написано в августе 1915 г.

Впервые напечатано 21 января 1928 г. в газете «Правда» № 18

Печатается по рукописи



5

ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС ФРАНЦУЗСКОГО СОЦИАЛИСТА 2

Во французской Швейцарии, где франкофильский шовинизм бешенствует немногим разве слабее, чем во Франции, раздался голос честного социалиста. В наше подлое время это - целое событие. И нам тем более необходимо внимательнее прислушаться к этому голосу, что в данном случае мы имеем дело с социалистом типично французского - вернее: романского, ибо итальянцы, например, тоже таковы - темперамента и умонастроения.

Речь идет о маленькой брошюрке Павла Голэя, редактора небольшой социалистической газеты в Лозанне. Автор прочел в этом городе 11 марта 1915 г. реферат на тему «Социализм умирающий и социализм, который должен возродиться» и переиздал его затем отдельно *.

«Первого августа 1914 года война вспыхнула. В течение недель, перед этой отныне знаменитой датой и после нее, миллионы людей ждали». Так начинает автор. Миллионы ждали, не поведут ли резолюции и заявления вождей социализма «к могучему восстанию, которое своим вихрем сметет преступные правительства». Но ожидания миллионов были обмануты. Мы пытались, говорит Голэй, «по-товарищески» оправдать социалистов «молниеносной неожиданностью войны», неосведомленностью, но эти оправдания нас не удовлетворяли.


* Paul Golay. «Le socialisme qui meurt et le socialisme qui doit renaitre». Lausanne, 1915, 22 страницы, цена 15 сантимов. En vente a l'Administration du «Grutleen», Maison du Peuple, Lausanne.


6
В. И. ЛЕНИН

«Мы чувствовали себя не по себе, как будто бы наша совесть была погружена в грязную воду двусмысленности и лжи». Читатель может видеть уже отсюда, что Голэй - искренен. Качество, по нашим временам, почти необыкновенное.

Голэй вспоминает «революционную традицию» пролетариата. Вполне сознавая, что «для каждой ситуации необходимо подходящее действие», он напоминает: «для исключительных ситуаций нужны исключительные меры. Сильные болезни - сильные лекарства». Он напоминает «решения конгрессов», «которые прямо обращаются к массам и побуждают их к революционным и повстанческим действиям». Следуют цитаты соответственных мест Штутгартской и Базельской резолюций 3. И автор подчеркивает, что «эти различные резолюции не содержат никакого рассуждения об оборонительной и наступательной войне, а следовательно, не предлагают никакой особой, националистской, тактики в отмену общепризнанных основных принципов».

Дочитавши до этого места, читатель убеждается, что Голэй - не только искренний, но и убежденный, честный социалист. Качество видных деятелей II Интернационала прямо уже исключительное!

«... Пролетариат поздравляли военные начальники, а буржуазная пресса восхваляла, в теплых выражениях, воскрешение того, что она называет «национальной душой». Это воскрешение стоит нам трех миллионов трупов.

И однако - никогда рабочая организация не достигала такого большого числа платящих членов, никогда не было такого изобилия парламентариев, такой превосходной организации печати. Никогда не было также более гнусного дела, против которого следовало бы восстать.

В столь трагических обстоятельствах, когда дело идет о существовании миллионов людей, все революционные действия не только допустимы, они - законны. Они более чем законны, они - священны. Повелительный долг пролетариата требовал попытать невозможное, чтобы спасти наше поколение от событий, которые заливают кровью Европу.

Не было ни энергичного поступка, ни попыток возмущения, пи действий, ведущих к восстанию...

... Наши противники кричат о крахе социализма. Они чересчур торопятся. И, однако, кто осмелился бы утверждать, что они во всех отношениях неправы? Что умирает в данный момент,


7
ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС ФРАНЦУЗСКОГО СОЦИАЛИСТА

это - не социализм вообще, а одна разновидность социализма, социализм сладенький, без духа идеализма, без страсти, с манерами чиновника и с брюшком серьезного отца семейства, социализм без смелости, без безумия, любитель статистики, ушедший по уши в полюбовные соглашения с капитализмом, социализм, занятый одними только реформами, продавший за чечевичную похлебку свое право первородства, социализм, который представляет из себя для буржуазии душителя народного нетерпения, своего рода автоматический тормоз пролетарских смелых действий.

Вот этот-то социализм, грозивший заразить весь Интернационал, ответствен до известной степени за то бессилие, за ту импотентность, которые ставят нам в упрек».

В других местах брошюры Голэй говорит прямо о «реформистском социализме» и об «оппортунизме», как об извращении социализма.

Говоря об этом извращении, признавая «общую ответственность» пролетариата всех воюющих стран, подчеркивая, что «эта ответственность падает на голову вождей, которым масса оказала доверие и от которых она ждала лозунга», - Голэй вполне правильно берет за образец именно немецкий социализм, «лучше всего организованный, больше всего оформленный, больше всего напичканный доктринами», и показывает «его численную силу, его революционную слабость».

«Одушевленная революционным духом, немецкая социал-демократия могла бы противопоставить милитаристским предприятиям достаточно определенное, достаточно упорное сопротивление, чтобы увлечь за собой, на этот единственный путь спасения, пролетариат других стран центральной Европы.

... Немецкий социализм имел большое влияние в Интернационале. Он мог сделать больше всех. От него ждали наибольшего усилия. Но число есть ничто, если личная энергия парализована слишком суровой дисциплиной или если «вожаки» употребляют свое влияние для получения наименьшего усилия». (Насколько правильна вторая часть фразы, настолько неверна первая: дисциплина вещь прекрасная и необходимая, - например, дисциплина партии, исключающей оппортунистов и противников революционного действия.) «Немецкий пролетариат, благодаря своим ответственным вождям, послушался голоса военной камарильи... другие отделы Интернационала испугались и поступили точно так же; во Франции двое социалистов сочли необходимым участвовать в буржуазном правительстве! И, таким образом, несколько месяцев спустя после торжественного заявления на конгрессе, что социалисты считают преступлением стрелять


8
В. И. ЛЕНИН

друг в друга, миллионы рабочих вступили в войско и принялись совершать это преступление с такой настойчивостью, с таким увлечением, что капиталистическая буржуазия и правительства неоднократно выражали им свою признательность».

Но Голэй не ограничивается тем, что он беспощадно клеймит «социализм умирающий». Нет, он обнаруживает полное понимание того, чем порождено это умирание и какой социализм должен прийти на смену умирающему. «Рабочие массы каждой страны испытывают, в известной мере, влияние идей, распространенных в буржуазных кругах». «Когда Бернштейн под именем ревизионизма формулировал своего рода демократический реформизм», Каутский его «разгромил при помощи подходящих фактов». «Но, когда приличия были соблюдены, партия продолжала по-прежнему свою «реальную политику». Социал-демократическая партия стала тем, что она есть в настоящее время. Организация превосходная. Тело могучее, но душа из него ушла». Не только германская социал-демократия, но и все отделы Интернационала обнаруживают те же тенденции. «Растущее число чиновников» порождает определенные последствия; внимание устремляется только на правильность взносов; на стачки смотрят, «как на манифестации, имеющие целью добиться лучших условий соглашения» с капиталистами. Привыкают связывать интересы рабочих с интересами капиталистов, «подчинять судьбу рабочего судьбе самого капитализма», «желать усиленного развития «своей» «национальной» промышленности в ущерб иностранной».

Р. Шмидт (Schmiedt), депутат рейхстага, писал в одной статье, что регулирование условий труда профессиональными союзами выгодно и капиталистам, ибо оно «вносит порядок и устойчивость в экономическую жизнь», «облегчает расчеты капиталистов и противодействует нечестной конкуренции».

«Итак, - восклицает Голэй, цитируя эти слова, - профессиональное движение должно считать честью для себя, что оно делает более устойчивыми прибыли капиталистов! Цель социализма состоит, должно быть, в том, чтобы в рамках капиталистического общества требовать максимума выгод, совместимых с существованием самого капиталистического режима? Если


9
ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС ФРАНЦУЗСКОГО СОЦИАЛИСТА

так, то перед нами - отречение от всех принципов. Пролетариат стремится не к укреплению капиталистического строя, не к получению минимальных условий в пользу наемного труда, а к устранению строя частной собственности и к уничтожению системы наемного труда.

... Секретари больших организаций становятся важными персонами. А в политическом движении депутаты, литераторы, ученые, адвокаты, все, кто приносит, вместе с своей наукой, известное личное честолюбие, пользуются таким влиянием, которое представляет иногда прямо опасность.

Могущественная организация профессиональных союзов и солидность их касс развила у их членов цеховой дух. Одна из отрицательных сторон профессионального движения, по существу своему реформистского, состоит в том, что оно улучшает положение наемных рабочих по отдельным слоям или прослойкам, ставя одну из них выше другой. Это разрушает основное единство и порождает у наилучше поставленных дух боязливости, заставляющий их иногда опасаться «движения», могущего быть роковым для их положения, для их кассы, для их актива. Таким образом создается своего рода разделение между различными разрядами пролетариата, - разрядами, искусственно создаваемыми самим профессиональным движением».

Это не довод, конечно, против сильных организаций - говорит автор, предвидя, должно быть, придирки известного рода «критиков». Это доказывает лишь необходимость «души» в организациях, «энтузиазма».

«Каковы существенные черты, которыми должен отличаться социализм завтрашнего дня? Он будет интернациональным, непримиримым и повстанческим».

«Непримиримость есть сила», - справедливо говорит Голэй, приглашая читателя бросить взгляд на «историю доктрин». - «Когда они оказывались влиятельными? Тогда ли, когда они бывали приручены властями, или тогда, когда они бывали непримиримыми? Когда христианство потеряло свою ценность? Не тогда ли, когда Константин обещал ему доходы и предложил ему, вместо преследований и казней, обшитое галунами платье придворных лакеев?..

Один французский философ сказал: мертвые идеи суть те, которые являются в изящном одеянии, без терпкости, без смелости. Они мертвы, потому что они входят в всеобщее обращение и составляют часть обычного интеллектуального багажа великой армии


10
В. И. ЛЕНИН

филистеров. Сильные идеи - те, которые толкают и вызывают скандал, возбуждают негодование, гнев, раздражение у одних, энтузиазм у других». Напомнить эту истину автор считает необходимым современным социалистам, среди которых очень часто отсутствует всякая «горячность убеждения: ни во что не верят, ни в реформы, которые запаздывают, ни в революцию, которая все не приходит».

Непримиримость, готовность к восстанию «вовсе не ведет к мечтательности, а, напротив, ведет к действиям. Социалист не будет пренебрегать ни одной из форм деятельности. Он сумеет найти новые, сообразно потребностям и условиям момента... Он требует немедленных реформ, он добивается их не пререканиями с противником, он вырывает их, как уступку у буржуазии, которой внушает страх полная энтузиазма и смелости масса».

После бесстыднейшего опошления марксизма и опозорения социализма Плехановым, Каутским и К° поистине отдыхаешь душой на брошюре Голэя. У него приходится отметить лишь два следующие недостатка.

Во-первых, Голэй разделяет с большинством романских социалистов, не исключая и теперешних гедистов, несколько невнимательное отношение к «доктрине», т. е. к теории социализма. Он чувствует к марксизму известное предубеждение, которое может быть объяснено, но не оправдано, современным господством злейшей карикатуры на марксизм у Каутского, в «Neue Zeit» 4 и у немцев вообще. Кто, подобно Голэю, сознал необходимость смерти социализма реформистского и возрождения социализма революционного, «повстанческого», т. е. понимающего необходимость восстания, проповедующего его, способного серьезно готовиться к нему и готовить его, тот на деле в тысячу раз ближе к марксизму, чем те, наизусть знающие «тексты» господа, которые занимаются ныне (в «Neue Zeit», например) оправданием социал-шовинизма в какой бы то ни было форме - вплоть до той формы, что сейчас надо «мириться» с шовинистским ЦК («форштандом») и не «вспоминать прошлого».


11
ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС ФРАНЦУЗСКОГО СОЦИАЛИСТА

Но, как ни понятно, «по человечеству», пренебрежение марксизмом у Голэя, как ни много вины снимается здесь с него и падает на умирающее и умершее направление французских марксистов (гедистов), а все же вина есть. Величайшее в мире освободительное движение угнетенного класса, самого революционного в истории класса, невозможно без революционной теории. Ее нельзя выдумать, она вырастает из совокупности революционного опыта и революционной мысли всех стран света. И такая теория выросла со 2-ой половины XIX века. Она называется марксизмом. Нельзя быть социалистом, нельзя быть революционным социал-демократом, не участвуя по мере сил в разработке и применении этой теории, а в наши дни в беспощадной борьбе против уродования ее Плехановым, Каутским и К°.

Из невнимания к теории проистекает у Голэя ряд неверных или непродуманных выпадов, например, против централизма или дисциплины вообще, против «исторического материализма», который будто бы недостаточно «идеалистичен» и т. п. Отсюда же поразительная недоговоренность в вопросе о лозунгах. Например, требование, чтобы социализм стал «повстанческим», полно глубочайшего содержания и представляет из себя единственно правильную мысль, вне которой все фразы об интернационализме и революционности, о марксизме - сплошное недомыслие, а еще чаще лицемерие. Но эту идею, идею гражданской войны, надо было бы развить, сделать из нее центральный пункт тактики, а Голэй ограничился тем, что высказал ее. Это очень много «по нынешним временам», но это недостаточно с точки зрения запросов революционной борьбы пролетариата. Например, Голэй узко ставит вопрос об «ответе» на войну революцией, если можно так выразиться. Он не учитывает, что, если на войну не сумели ответить революцией, то сама война стала учить и учит массы революции, создавая революционную ситуацию, углубляя и расширяя ее.

Второй недостаток у Голэя иллюстрируется всего нагляднее следующим рассуждением в его брошюре:


12
В. И. ЛЕНИН

«Мы не порицаем никого. Интернационал, чтобы возродиться, нуждается в том, чтобы братский дух одушевлял все отделы его; но приходится заявить, что перед лицом великой задачи, которую возложила на него капиталистическая буржуазия в июле и августе 1914 г., реформистский, централизаторский (?) и иерархический социализм явил жалкое зрелище».

«Мы не порицаем никого»... В этом состоит ваша ошибка, товарищ Голэй! Вы сами признали, что «социализм умирающий» связан с буржуазными идеями (значит, его питает и поддерживает буржуазия), с определенным идейным течением в социализме («реформизм»), с интересами и особым положением определенных слоев (парламентарии, чиновники, интеллигенция, некоторые наилучше поставленные слои или группки рабочих) и т. д. Из этого вытекает с неизбежностью вывод, которого вы не делаете. Физические лица «умирают» так называемой естественной смертью, но идейно-политические течения так умирать не могут. Как буржуазия не умрет, пока ее не свергнут, так течение, питаемое и поддерживаемое буржуазией, выражающее интересы вступившей в союз с буржуазией группки интеллигентов и аристократии рабочего класса, не умрет, если его не «убить», т. е. не свергнуть, не лишить всякого влияния на социалистический пролетариат. Это течение сильно именно своими связями с буржуазией, оно стало благодаря объективным условиям «мирной» эпохи 1871-1914 годов своего рода командующим, паразитическим слоем в рабочем движении.

Тут обязательно не только «порицать», но бить в набат, разоблачать беспощадно, свергать, «снимать с постов» этот паразитический слой, разрушать его «единство» с рабочим движением, ибо такое «единство» означает на деле единство пролетариата с национальной буржуазией и раскол интернационального пролетариата, единство лакеев и раскол революционеров.

«Непримиримость есть сила», - справедливо говорит Голэй, требуя, чтобы «социализм, который должен возродиться», был непримиримым. Но не все ли равно для буржуазии, будет ли пролетариат примиренчествовать прямо с ней или косвенно через посредство ее сторон-


13
ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС ФРАНЦУЗСКОГО СОЦИАЛИСТА

ников, защитников, агентов внутри рабочего движения, т. е. оппортунистов? Последнее даже выгоднее для буржуазии, ибо обеспечивает ей более прочное влияние на рабочих! Голэй тысячу раз прав, что есть социализм умирающий и социализм, который должен возродиться, но это умирание и это возрождение представляет из себя именно беспощадную борьбу с течением оппортунизма, не только идейную борьбу, но и удаление из рабочих партий этого уродливого нароста, исключение из организаций определенных представителей этой, чужой пролетариату, тактики, полный разрыв с ними. Они не умрут ни физически, ни политически, но рабочие порвут с ними, столкнут их в яму прислужников буржуазии и на примере их гниения будут воспитывать новое поколение, вернее: новые армии пролетариата, способные на восстание.

«Коммунист» № 1-2, 1915 г.
Подпись: Н. Ленин
Печатается по тексту журнала «Коммунист»



14

ИМПЕРИАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ В ИТАЛИИ

(ЗАМЕТКА)

Для освещения тех вопросов, которые поставила теперешняя империалистская война перед социализмом, небесполезно бросить взгляд на различные европейские страны, чтобы научиться отделять национальные видоизменения и частности общей картины от коренного и существенного. Со стороны, говорят, виднее. Поэтому, чем меньше сходство Италии с Россией, тем интереснее в некоторых отношениях сравнить империализм и социализм в обеих странах.

В настоящей заметке мы намерены лишь отметить материал, который дают по этому вопросу вышедшие после войны сочинения буржуазного профессора Роберта Михельса: «Итальянский империализм» и социалиста Т. Барбони: «Интернационализм или классовый национализм? (Итальянский пролетариат и европейская война)» *. Болтливый Михельс остался столь же поверхностным, как и в других своих сочинениях, едва коснувшись экономической стороны империализма, но в его книге собран ценный материал о происхождении итальянского империализма и о том переходе, который составляет сущность современной эпохи и который особенно наглядно выступает в Италии, именно: переходе от эпохи войн национально-освободительных


* Roberto Michels. «L'imperialismo italiano», Milano, 1914. - T. Barboni. «Intemazionalismo о Nazionalismo di Classe? (il proletariate) d'Italia e la guerra europea)». Edite dall'autore a Campione d'Intelvi (provincia di Como) 1915.


15
ИМПЕРИАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ В ИТАЛИИ

к эпохе войн империалистски-грабительских и реакционных. Италия революционно-демократическая, т. е. революционно-буржуазная, свергавшая иго Австрии, Италия времен Гарибальди, превращается окончательно на наших глазах в Италию, угнетающую другие народы, грабящую Турцию и Австрию, в Италию грубой, отвратительно реакционной, грязной буржуазии, у которой текут слюнки от удовольствия, что и ее допустили к дележу добычи. Михельс, как и всякий порядочный профессор, считает, разумеется, свое услужничество перед буржуазией «научным объективизмом» и называет этот дележ добычи «дележом той части мира, которая еще осталась в руках слабых народов» (стр. 179). Пренебрежительно отвергая, как «утопическую», точку зрения тех социалистов, которые враждебны всякой колониальной политике, Михельс повторяет рассуждения людей, считающих, что Италия «должна была бы быть второй колониальной державой», уступая первенство лишь Англии, по густоте населения и силе эмиграционного движения. А что в Италии 40% населения безграмотны, что в ней доныне бывают холерные бунты и пр. и т. п., то этот аргумент опровергается ссылкой на Англию: разве она не была страной невероятного разорения, принижения, вымирания голодной смертью рабочих масс, алкоголизма и чудовищной нищеты и грязи в бедных кварталах городов в первой половине XIX века, когда английская буржуазия так успешно закладывала основы своего теперешнего колониального могущества? И надо сказать, что с буржуазной точки зрения это рассуждение непререкаемо. Колониальная политика и империализм - вовсе не болезненные, исцелимые, уклонения капитализма (как думают филистеры и Каутский среди них), а неизбежное следствие самых основ капитализма: конкуренция между отдельными предприятиями ставит вопрос только так - разориться или разорить других; конкуренция между отдельными странами ставит вопрос только так - остаться на девятом месте и вечно рисковать судьбой Бельгии или разорять и покорять другие страны, проталкивая себе местечко среди «великих» держав.


16
В. И. ЛЕНИН

Итальянский империализм прозвали «империализмом бедняков» (l'imperialismo della povera gente), имея в виду бедность Италии и отчаянную нищету массы итальянских эмигрантов. Итальянский шовинист Артур Лабриола, который отличается от своего бывшего противника, Г. Плеханова, только тем, что немножко раньше него обнаружил свой социал-шовинизм и пришел к этому социал-шовинизму через мелкобуржуазный полуанархизм, а не через мелкобуржуазный оппортунизм, этот Артур Лабриола писал в своей книжке о триполитанской войне (в 1912 году):

«... Ясно, что мы боремся не только против турок,.. но и против интриг, угроз, денег и войск плутократической Европы, которая не может потерпеть, чтобы маленькие нации дерзнули совершить хоть один жест, сказать хоть одно слово, компрометирующее железную гегемонию ее» (стр. 92). А вождь итальянских националистов, Коррадини, заявлял: «Как социализм был методом освобождения пролетариата от буржуазии, так национализм будет для нас, итальянцев, методом освобождения от французов, немцев, англичан, американцев севера и юга, которые по отношению к нам являются буржуазией».

Всякая страна, которая имеет больше «нашего» колоний, капиталов, войска, отнимает у «нас» известные привилегии, известную прибыль или сверхприбыль. Как среди отдельных капиталистов получает сверхприбыль тот, кто имеет машины лучше среднего или обладает известными монополиями, так и среди стран получает сверхприбыль та, которая экономически поставлена лучше других. Дело буржуазии - бороться за привилегии и преимущества для своего национального капитала и надувать народ или простонародье (при помощи Лабриола и Плеханова), выдавая империалистскую борьбу ради «права» грабить других за национально-освободительную войну.

До триполитанской войны Италия не грабила - по крайней мере в больших размерах - других народов. Разве это не нестерпимая обида для национальной гордости? Итальянцы - в угнетении и в унижении


17
ИМПЕРИАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ В ИТАЛИИ

перед другими нациями. Итальянская эмиграция составляла около 100 000 человек в год в 70-х годах прошлого века, а теперь достигает от 1/2 до 1 миллиона, и все это нищие, которых гонит из своей страны прямо голод в самом буквальном значении слова, все это поставщики рабочей силы в наихудше оплачиваемых отраслях промышленности, вся эта масса населяет самые тесные, бедные и грязные кварталы американских и европейских городов. Число итальянцев, живущих за границей, с 1 миллиона в 1881 году поднялось до 5 1/2 миллионов в 1910 году, причем громадная масса приходится на богатые и «великие» страны, по отношению к которым итальянцы являются самой грубой и «черной», нищей и бесправной рабочей массой. Вот главные страны, потребляющие дешевый итальянский труд: Франция - 400 тысяч итальянцев в 1910 г. (240 тысяч в 1881 г.); Швейцария - 135 тысяч (41) - (в скобках число тысяч в 1881 г.); Австрия - 80 тысяч (40); Германия - 180 тысяч (7); Соединенные Штаты - 1779 тысяч (170); Бразилия - 1500 тысяч (82); Аргентина - 1000 (254). «Блестящая» Франция, которая 125 лет тому назад боролась за свободу и по этому случаю называет «освободительной» свою теперешнюю войну за свое и английское рабовладельческое «право на колонии», эта Франция держит сотни тысяч итальянских рабочих прямо-таки в особых гетто, от которых мелкобуржуазная сволочь «великой» нации старается отгородиться как можно больше, которых она всячески старается унизить и оскорбить. Итальянцев зовут презрительной кличкой: «макароны» (пусть припомнит великорусский читатель, сколько презрительных кличек ходит в нашей стране по отношению к «инородцам», которые не имели счастья родиться с правом на благородные великодержавные привилегии, служащие для Пуришкевичей орудием угнетения и великорусского и всех других народов России). Великая Франция заключила в 1896 году договор с Италией, в силу которого эта последняя обязуется не увеличивать число итальянских школ в Тунисе! А итальянское население в Тунисе с тех пор увеличилось вшестеро. Итальянцев


18
В. И. ЛЕНИН

в Тунисе 105 000 против 35 000 французов, но из первых только 1167 поземельные собственники, имеющие 83 000 гектаров, а из вторых 2395, награбившие в «своей» колонии 700 000 гектаров. Ну, как же не согласиться с Лабриола и другими итальянскими «плехановцами» в том, что Италия имеет «право» на свою колонию в Триполи, на угнетение славян в Далмации, на раздел Малой Азии и т. д.!*

Как Плеханов поддерживает «освободительную» войну России против стремления Германии превратить ее в свою колонию, так вождь партии реформистов Леонид Биссолати вопиет против «нашествия иностранного капитала в Италии» (стр. 97): немецкий капитал в Ломбардии, английский в Сицилии, французский в Пиячентино, бельгийский в трамвайных предприятиях и т. д. и т. д. без конца.

Вопрос поставлен ребром, и нельзя не признать, что европейская война принесла человечеству гигантскую пользу, поставив его действительно ребром перед сотнями миллионов людей разных наций: либо защищать, ружьем или пером, прямо или косвенно, в какой бы то ни было форме, великодержавные и вообще национальные привилегии или преимущества или притязания


* В высшей степени поучительно отметить связь между переходом Италии к империализму и согласием правительства на избирательную реформу. Реформа эта повысила число избирателей с 3 219 000 до 8 562 000, т. е. «почти что» дала всеобщее избирательное право. До триполитанской войны тот же Джолитти, проведший реформу, был решительно против нее. «Мотивировка перемены линии правительством» и умеренными партиями, - пишет Михельс, - была, по своему существу, патриотической. «Несмотря на старинное теоретическое отвращение к колониальной политике, промышленные рабочие, а еще больше чернорабочие, дрались против турок чрезвычайно дисциплинированно и послушно, вопреки всем предвидениям. Такое рабское по отношению к правительственной политике поведение заслуживало награды, чтобы побудить пролетариат продолжать идти по этому новому пути. В парламенте председатель совета министров заявил, что итальянский рабочий класс своим патриотическим поведением на полях сражения в Ливии доказал перед родиной, что он достиг отныне самой высокой ступени политической зрелости. Кто способен жертвовать жизнью ради благородной цели, тот способен также защищать интересы родины в качестве избирателя и имеет поэтому право на то, чтобы государство считало его достойным всей полноты политических прав» (стр. 177). Хорошо говорят итальянские министры! Но еще лучше немецкие «радикальные» социал-демократы, которые повторяют теперь это лакейское рассуждение: «мы» исполнили свой долг, помогали «вам» грабить чужие страны, а «вы» не хотите дать «нам» всеобщего избирательного права в Пруссии...


19
ИМПЕРИАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ В ИТАЛИИ

«своей» буржуазии, и тогда это значит быть ее сторонником или лакеем; либо использовать всякую, и особенно вооруженную, борьбу за великодержавные привилегии для разоблачения и низвержения всякого, а прежде всего своего правительства посредством революционных действий интернационально солидарного пролетариата. Середины тут нет, или другими словами: попытка занять среднюю позицию означает на деле прикрытый переход на сторону империалистской буржуазии.

Вся книжка Барбони посвящена, в сущности, именно тому, чтобы прикрыть этот переход. Барбони корчит из себя интернационалиста совершенно так же, как наш г. Потресов, рассуждая, что надо с интернациональной точки зрения определить, успех какой стороны полезнее или безвреднее для пролетариата, и решая этот вопрос, разумеется, против... Австрии и Германии. Барбони вполне в духе Каутского предлагает Итальянской социалистической партии 5 торжественно провозгласить солидарность рабочих всех стран, - воюющих в первую голову, конечно, - интернационалистские убеждения, программу мира на основе разоружения и национальной независимости всех наций с образованием «лиги всех наций для взаимной гарантии неприкосновенности и независимости» (стр. 126). И как раз во имя этих принципов Барбони объявляет, что милитаризм - «паразитическое» явление в капитализме, а «вовсе не необходимое»; - что «милитаристским империализмом» пропитаны Германия и Австрия, что их агрессивная политика была «постоянно угрозой европейскому миру», что Германия «постоянно отвергала предложения об ограничении вооружений, делавшиеся Россией (sic!! *) и Англией» и т. д. и т. д. - и что социалистическая партия Италии должна высказаться за вмешательство Италии в пользу тройственного согласия 6 в подходящий момент!

Остается неизвестным, в силу каких принципов можно предпочесть буржуазному империализму Германии,


* - так! ! Ред.


20
В. И. ЛЕНИН

которая развивалась экономически в XX веке быстрее остальных европейских стран и которая особенно «обижена» при разделе колоний, - буржуазный империализм Англии, развивающейся гораздо медленнее, заграбившей бездну колоний, применяющей там (вдали от Европы) зачастую не менее зверские приемы подавления, чем немцы, и нанимающей на свои миллиарды миллионные войска различных континентальных держав для грабежа Австрии и Турции и пр. Интернационализм Барбони сводится, в сущности, как и у Каутского, к словесной защите социалистических принципов, а под прикрытием этого лицемерия проводится на деле защита своей, итальянской буржуазии. Нельзя не отметить, что Барбони, издавший свою книгу в свободной Швейцарии (цензура которой заклеила только половину одной строки, на стр. 75, по-видимому, посвященную критике Австрии), на протяжении всех 143 страниц не пожелал привести основных положений Базельского манифеста и добросовестно разобрать их. Зато двух русских бывших революционеров, которых рекламирует теперь вся франкофильская буржуазия, мещанина от анархизма, Кропоткина, и филистера от социал-демократизма, Плеханова, наш Барбони цитирует с глубоким сочувствием (стр. 103). Еще бы! Софизмы Плеханова ничем, по сути дела, не отличаются от софизмов Барбони. Только политическая свобода в Италии лучше срывает покровы с этих софизмов, яснее разоблачает истинную позицию Барбони, как агента буржуазии в рабочем лагере.

Барбони жалеет об «отсутствии истинного и настоящего революционного духа» в германской социал-демократии (совсем как Плеханов); он горячо приветствует Карла Либкнехта (как приветствуют его французские социал-шовинисты, не видящие бревна в своем глазу); но он решительно заявляет, что «не может быть и речи о банкротстве Интернационала» (стр. 92), что немцы «не изменили духу Интернационала» (стр. 111), поскольку они действовали в «добросовестном» убеждении, что защищают отечество. И Барбони в том же елейном духе, как и Каутский, только с романским краснобай-


21
ИМПЕРИАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ В ИТАЛИИ

ством заявляет, что Интернационал готов (после победы над Германией...) «простить немцам, как Христос простил Петру, минуту недоверия, залечить забвением глубокие раны, нанесенные милитаристским империализмом, и протянуть руку для достойного и братского мира» (стр. 113).

Умилительная картина: Барбони и Каутский - не без участия, вероятно, наших Косовского и Аксельрода - прощают друг друга! !

Вполне довольный Каутским и Гедом, Плехановым и Кропоткиным, Барбони недоволен своей социалистической, рабочей, партией в Италии. В этой партии, которая имела счастье еще до войны избавиться от реформистов Биссолати и К°, создана, видите ли, такая «атмосфера, что нельзя дышать» (стр. 7) тем, кто (подобно Барбони) не разделяет лозунга «абсолютной нейтральности» (т. е. решительной борьбы с защитой вмешательства в войну со стороны Италии). Бедный Барбони горько плачется, что людей, подобных ему, называют в итальянской социалистической рабочей партии «интеллигентами», «людьми, потерявшими контакт с массами, выходцами из буржуазии», «людьми, сбившимися с прямого пути социализма и интернационализма» (стр. 7). Наша партия - возмущается Барбони - «более фанатизирует, чем воспитывает массы» (стр. 4).

Старый мотив! Итальянский вариант знакомого напева русских ликвидаторов и оппортунистов против «демагогии» злых большевиков, «натравливающих» массы на прекрасных социалистов из «Нашей Зари» 7, OK 8 и фракции Чхеидзе 9! Но какое ценное признание итальянского социал-шовиниста, что в единственной стране, где можно было несколько месяцев свободно обсуждать платформы социал-шовинистов и революционеров-интернационалистов, именно рабочие массы, именно сознательный пролетариат встал на сторону последних, а мелкобуржуазные интеллигенты и оппортунисты на сторону первых.

Нейтральность есть узкий эгоизм, непонимание международной ситуации, есть подлость по отношению к Бельгии, есть «отсутствие» - а «отсутствующие всегда


22
В. И. ЛЕНИН

неправы», рассуждает Барбони вполне в духе Плеханова и Аксельрода. Но, так как в Италии две открытые партии, реформистская и социал-демократическая рабочая, так как в этой стране нельзя надувать публику, прикрывая наготу гг. Потресовых, Череваниных, Левицких и К° фиговым листком фракции Чхеидзе или OK, то Барбони признается откровенно:

«С этой точки зрения я вижу больше революционности в действиях социалистов-реформистов, которые быстро поняли, какое громадное значение имело бы для будущей антикапиталистической борьбы это обновление политической обстановки» (вследствие победы над германским милитаризмом) «и вполне последовательно встали на сторону тройственного согласия, чем в тактике официальных революционных социалистов, которые спрятались, точно черепаха, под щит абсолютной нейтральности» (стр. 81).

По поводу этого ценного признания нам остается лишь выразить пожелание, чтобы кто-либо из товарищей, знакомых с итальянским движением, собрал и систематически обработал громадный и интереснейший материал, данный двумя партиями Италии, по вопросу о том, какие общественные слои, какие элементы, при чьей помощи, какими аргументами защищали революционную политику итальянского пролетариата, с одной стороны, и лакейство перед итальянской империалистской буржуазией, с другой. Чем больше будет собрано такого материала в разных странах, тем яснее выступит перед сознательными рабочими истина о причинах и значении краха II Интернационала.

Заметим в заключение, что Барбони, имея перед собой рабочую партию, старается софистически подделаться под революционные инстинкты рабочих. Он изображает социалистов-интернационалистов в Италии, враждебных войне, которая на деле ведется ради империалистских интересов итальянской буржуазии, сторонниками трусливого воздержания, эгоистического желания спрятаться от ужасов войны. «Народ, воспитанный в страхе перед ужасами войны, вероятно, испугается также и ужасов революции» (стр. 83). И рядом с этой омерзительной попыткой подыграться под революционеров - грубо-деляческая ссылка на «ясные» слова министра Саландры: «порядок будет охранен во


23
ИМПЕРИАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ В ИТАЛИИ

что бы то ни стало» - попытка всеобщей стачки против мобилизации приведет лишь к «бесполезной бойне»; «мы не могли помешать войне ливийской (триполитанской), еще менее сможем помешать войне с Австрией» (стр. 82). Барбони, подобно Каутскому, Кунову и всем оппортунистам, сознательно, с самым подлым расчетом надуть кое-кого из массы, приписывает революционерам глупенький план «сразу» «сорвать войну» и дать себя перестрелять в наиболее удобный для буржуазии момент, - желая отговориться от ясно поставленной, в Штутгарте и Базеле, задачи: использовать революционный кризис для систематической революционной пропаганды и подготовки революционных действий масс. А что Европа переживает революционный момент, это Барбони видит совершенно ясно:

«... Есть пункт, на котором я считаю необходимым настаивать, даже рискуя надоесть читателю, ибо нельзя правильно оценить теперешней политической ситуации, не выяснив этого пункта: период, который мы переживаем, есть период катастрофический, период действия, когда дело идет не о выяснении идей, не о составлении программ, не об определении линии политического поведения для будущего, а о применении живой и активной силы для достижения результата на протяжении месяцев, а может быть даже только недель. При таких условиях речь идет не о том, чтобы философствовать о будущем пролетарского движения, а о том, чтобы закрепить точку зрения пролетариата перед лицом текущего момента» (стр. 87-88).

Еще один софизм с подделкой под революционность! 44 года после Коммуны, переживший почти полвека собирания и подготовки массовых сил, революционный класс Европы должен думать, в момент, когда она переживает катастрофический период, о том, как бы поскорее стать лакеем своей национальной буржуазии, помочь ей грабить, насиловать, разорять, покорять чужие народы, а не о том, чтобы развернуть в массовых размерах непосредственно революционную пропаганду и подготовку революционных действий.

«Коммунист» № 1-2, 1915 г.
Подпись: Н. Ленин
Печатается по тексту журнала «Коммунист»



24

СПАСИБО ЗА ОТКРОВЕННОСТЬ

«... Пустопорожняя мысль о необходимости составить Интернационал из «социал-демократов-интернационалистов»»... (из) «оппозиционных элементов, понадерганных из всех социалистических партий... Интернационал можно восстановить только из тех же элементов, из которых он до сих пор состоял... Восстановленный Интернационал будет не «третьим» по счету, в котором нуждается только кучка сектантов и раскольных дел мастеров, а тем же вторым, который не умер, а лишь временно парализован мировой катастрофой...»

Так пишет г. Вл. Косовский в № 8 «Информационного Листка» Бунда 10. От души благодарим за откровенность этого, не самого умного, бундовца. Он не первый уже раз защищает оппортунизм с прямотой, неприятной для дипломатов бундовцев. Он поможет и теперь борьбе с оппортунизмом, разъясняя рабочим, как безнадежно далек Бунд от пролетарского социализма. Г-н Вл. Косовский не видит связи оппортунизма с социал-шовинизмом. Чтобы увидеть ее, надо уметь подумать: каковы основные идеи того и другого течения? каково развитие оппортунизма в Европе за последние десятилетия? каково отношение к социал-шовинизму оппортунистического и революционного крыла в целом ряде европейских стран, например, в России, Германии, Бельгии, Франции, Англии, Италии, Швеции, Швейцарии, Голландии, Болгарии?

Думал ли об этом г. Вл. Косовский? Если бы он попробовал ответить хотя бы на первый вопрос, он увидал бы быстро свою ошибку.


25
СПАСИБО ЗА ОТКРОВЕННОСТЬ

Кстати. В № 7 «Информационного Листка» г. Вл. Косовский обнаружил германофильский шовинизм, ибо он, обвиняя французских социал-демократов, защищал голосование за кредиты немецких социал-демократов. Некий W. (стр. 11-12 в № 8), защищая г. Вл. Косовского от «обвинения» в шовинизме, пишет, что германофильского шовинизма у организации, работающей в России, быть не может. Не объяснит ли г. Вл. Косовский г-ну W., почему украинский или польский буржуа в России, датский или эльзасский во Франции, ирландский в Англии обнаруживают часто шовинизм, враждебный угнетающим их нациям?

Написано летом 1915 г.

Впервые напечатано в 1931 г. в Ленинском сборнике XVII

Печатается по рукописи



26

ПОРАЖЕНИЕ РОССИИ И РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС

«Разгон» IV Думы 11, как ответ на образование оппозиционного блока в ней из либералов, октябристов и националистов, - вот одно из самых рельефных проявлений революционного кризиса в России. Поражение армий царской монархии - рост стачечного и революционного движения в пролетариате - брожение в широких массах - либерально-октябристский блок для соглашения с царем на программе реформ и мобилизации промышленности для победы над Германией. Такова последовательность и связь событий в конце первого года войны.

Все видят теперь, что революционный кризис в России налицо, но не все правильно понимают его значение и вытекающие из него задачи пролетариата.

История как бы повторяется: снова война, как и в 1905 году, притом война, в которую царизм втянул страну ради определенных и явных завоевательных, хищнических и реакционных целей. Снова поражение в войне и ускоренный им революционный кризис. Снова либеральная буржуазия, - на этот раз даже с самыми широкими слоями консервативной буржуазии и помещиков, - выдвигает программу реформ и соглашения с царем. Почти как летом 1905 года перед булыгинской Думой или как летом 1906 года после разгона I Думы.

Однако на деле громадной разницей является то, что война охватила теперь всю Европу, все передовые


27
ПОРАЖЕНИЕ РОССИИ И РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС

страны с массовым и могучим социалистическим движением. Империалистская война связала революционный кризис в России, кризис на почве буржуазно-демократической революции, с растущим кризисом пролетарской, социалистической революции на Западе. Эта связь настолько непосредственна, что никакое отдельное решение революционных задач в той или иной стране невозможно: буржуазно-демократическая революция в России теперь уже не только пролог, а неразрывная составная часть социалистической революции на Западе.

Довести до конца буржуазную революцию в России, чтобы разжечь пролетарскую революцию на Западе, - так ставилась задача пролетариата в 1905 году. В 1915 вторая половина этой задачи стала настолько насущной, что она на очередь становится одновременно с первой. Возникло новое политическое деление в России на почве новых, более высоких, более развитых, более переплетенных международных отношений. Это новое деление между революционерами - шовинистами, которые хотят революции для победы над Германией, и революционерами - пролетарскими интернационалистами, которые хотят революции в России для пролетарской революции на Западе и одновременно с ней. Это новое деление, по сути дела, есть деление между мелкой буржуазией, городской и деревенской, в России и социалистическим пролетариатом. Это новое деление надо отчетливо сознать, ибо первая задача марксиста, т. е. всякого сознательного социалиста, перед лицом надвигающейся революции состоит в уразумении позиции разных классов, в сведении разногласий тактических и принципиальных вообще к различиям в позиции разных классов.

Нет ничего пошлее, нет ничего презреннее и вреднее, как ходячая идея революционных филистеров: «забыть» разногласия «по случаю» ближайшей общей задачи в наступающей революции. Кого опыт десятилетия, 1905-1914 гг., не убедил в глупости этой идеи, тот безнадежен в революционном отношении. Кто ограничивается теперь революционными восклицаниями, без


28
В. И. ЛЕНИН

анализа того, какие классы доказали, что они могут идти и идут за такой-то революционной программой, тот не отличается, в сущности, от «революционеров» Хрусталевых, Аладьиных, Алексинских.

Перед нами ясная позиция монархии и крепостников-помещиков: «не отдать» России либеральной буржуазии; скорее сделка с монархией немецкой. Так же ясна позиция либеральной буржуазии: воспользоваться поражением и растущей революцией, чтобы добиться у испуганной монархии уступок и дележа власти с буржуазией. Так же ясна позиция революционного пролетариата, стремящегося довести революцию до конца, используя колебания и затруднения правительства и буржуазии. Мелкая же буржуазия, т. е. гигантская масса едва просыпающегося населения России, идет ощупью, «вслепую», в хвосте буржуазии, в плену националистических предрассудков, с одной стороны, подталкиваемая к революции невиданными, неслыханными ужасами и бедствиями войны, дороговизны, разорения, нищеты и голода, с другой стороны, оглядываясь на каждом шагу назад, к идее защиты родины, или к идее государственной целости России, или к идее мелкокрестьянского благоденствия благодаря победе над царизмом и над Германией, без победы над капитализмом.

Эти колебания мелкого буржуа, мелкого крестьянина, не случайность, а неизбежный результат его экономического положения. От этой «горькой», но глубокой истины неумно прятаться, ее надо понять и проследить в наличных политических течениях и группировках, чтобы не обманывать самих себя и народ, чтобы не ослаблять, не обессиливать революционной партии социал-демократического пролетариата. Пролетариат обессилит себя, если позволит своей партии колебаться так, как колеблется мелкая буржуазия. Пролетариат выполнит свою задачу лишь тогда, если он сумеет идти к своей великой цели, не колеблясь, толкая вперед мелкую буржуазию, предоставляя ей учиться на своих ошибках, когда она качается вправо, утилизируя все ее силы для напора, когда жизнь заставляет ее идти влево.


29
ПОРАЖЕНИЕ РОССИИ И РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС

Трудовики, эсеры 12, ликвидаторы-«окисты» - вот те политические течения в России, которые вполне обрисовались за минувшее десятилетие, доказали свою связь с различными группами, элементами и слоями мелкой буржуазии, обнаружили свои колебания от крайней революционности на словах до союза с шовинистскими народными социалистами 13 или с «Нашей Зарей» на деле. Например, 3 сентября 1915 года пятерка заграничных секретарей OK выпустила воззвание о задачах пролетариата, в котором ни звука не говорится об оппортунизме и социал-шовинизме, но говорится о «восстании» в тылу немецкой армии (это после годичной борьбы с лозунгом гражданской войны!) и провозглашается столь расхваленный кадетами 14 в 1905 году лозунг «учредительного собрания для ликвидации войны и для ликвидации самодержавного (третьеиюньского) строя»!! Кто не понял необходимости полного отделения, в интересах успеха революции, партии пролетариата от этих мелкобуржуазных течений, тот всуе приемлет имя социал-демократа.

Нет, перед лицом революционного кризиса в России, ускоренного именно поражением, - в этом боятся сознаться разношерстные противники «пораженчества» - задачи пролетариата будут состоять по-прежнему в борьбе с оппортунизмом и шовинизмом, без которой невозможно развитие революционного сознания масс, и в помощи их движению посредством недвусмысленных лозунгов революции. Не учредительное собрание, а низвержение монархии, республика, конфискация помещичьей земли и 8-часовой рабочий день, - таковы будут по-прежнему лозунги социал-демократического пролетариата, лозунги нашей партии. И в неразрывной связи с этим, чтобы на деле, во всей своей пропаганде и агитации, во всех выступлениях рабочего класса, отделить и противопоставить задачи социализма задачам буржуазного (в том числе плехановского и каутскианского) шовинизма, наша партия будет по-прежнему ставить лозунг превращения империалистской войны в войну гражданскую, т. е. лозунг социалистической революции на Западе.


30
В. И. ЛЕНИН

Уроки войны заставляют даже наших противников признавать на деле как позицию «пораженчества», так и необходимость выдвигать - сначала, как хлесткую фразу в воззвании, а потом и более серьезно, более вдумчиво, - лозунг «восстания в тылу» германских милитаристов, т. е. лозунг гражданской войны. Уроки войны, оказывается, вбивают в голову именно то, что мы проповедовали с начала ее. Поражение России оказалось наименьшим злом, ибо оно двинуло вперед революционный кризис в величайшем масштабе, расшевелило миллионы, десятки и сотни миллионов. А революционный кризис в России, в обстановке империалистской войны, не мог не толкнуть мысль к идее о единственном спасении народов, к идее о «восстании в тылу» германской армии, т. е. к идее о гражданской войне во всех воюющих странах.

Жизнь учит. Жизнь идет через поражение России к революции в ней, а через эту революцию, в связи с ней, к гражданской войне в Европе. Жизнь пошла этим путем. И партия революционного пролетариата России, почерпнув новую силу в этих оправдавших ее уроках жизни, с еще большей энергией пойдет по намеченному ею пути.

Написано в сентябре, позднее 5 (18), 1915 г.

Впервые напечатано 7 ноября
1928 г. в газете «Правда» № 260

Печатается по рукописи



31

В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ (I. S. К.) 15

Уважаемые товарищи!

Получив Ваше письмо от 25 сентября, мы выражаем наше полное сочувствие плану создания постоянной международной «расширенной комиссии» (erweiterte Kommission) в Берне. Будучи уверены, что и остальные, примкнувшие к I. S. К., организации разделят этот план, мы назначаем от ЦК РСДРП членом этой расширенной комиссии т-ща Зиновьева, а заместителями, кандидатами (suppleant, Stellvertreter) к нему (1) т. Петрову и (2) т. Ленина. Адрес для сношений: Herrn Radomislsky (bei Fr. Aschwanden), Hertenstein (Ks. Luzern). Schweiz.

Далее. Что касается до остальных вопросов, поднятых в письме Вашем от 25 сентября, то мы, со своей стороны, держимся следующего мнения:

1. Мы вполне согласны с Вами, что «общие точки зрения» («allgemeine Gesichtspunkte»), установленные конференцией 5-8 сентября 16, «недостаточны» («nicht genugen»). Настоятельно необходимо дальнейшее, гораздо более подробное и детальное, развитие этих принципов. Необходимо это и с принципиальной и с узкопрактической точки зрения, ибо для осуществления единого действия в международном масштабе требуется как ясность основных идейных взглядов, так и точная определенность тех или иных практических приемов действия. Нет сомнения, что переживаемый Европой вообще, и рабочим движением Европы в особенности, великий кризис лишь медленно может вести


32
В. И. ЛЕНИН

к выяснению массами обеих сторон вопроса, но задача I. S. К. вместе с партиями, примыкающими к ней, состоит именно в содействии такому выяснению. Не ожидая невозможного - быстрого объединения всех на солидарных, точно выработанных взглядах, мы должны добиваться точного выяснения основных течений и направлений в современном интернационалистском социализме, а затем того, чтобы рабочие массы ознакомились с этими течениями, обсудили их всесторонне, проверили их опытом своего практического движения. Эту задачу, по нашему мнению, I. S. К. следовало бы считать главной своей задачей.

2. Письмо от 25 сентября определяет задачи пролетариата или как борьбу за мир (на случай продолжения войны) или как «конкретная и детальная формулировка интернациональной точки зрения пролетариата по отношению к различным предложениям и программам мира» («den internationalen Standpunkt des Proletariats zu den verschiedenen Friedensvorschlagen und Programmen konkret und ins einzelne gehend zu umschreiben»). В особенности подчеркивается при этом национальный вопрос (Эльзас-Лотарингия, Польша, Армения и т. д.).

Мы полагаем, что в обоих документах, единогласно принятых конференцией 5-8 сентября, именно: и в манифесте и в «резолюции симпатии» («Sympathieerklarung») выражена мысль о связи борьбы за мир с борьбой за социализм («борьба за мир... есть борьба за социализм» - «dieser Kampf ist der Kampf... für den Sozialismus» - говорит манифест), с «непримиримой пролетарской классовой борьбой» («unversohnlicher proletarischer Klassenkampf» - в том тексте резолюции, который голосовала конференция, стояло не «непримиримая», а «революционная» классовая борьба, и если замена была сделана по соображениям легальности, то смысл от этого не должен был измениться). Резолюция о симпатии прямо говорит о необходимости и «торжественном обещании» конференции «будить революционный дух в массах международного пролетариата».


33
В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ

Вне связи с революционной классовой борьбой пролетариата борьба за мир есть лишь пацифистская фраза сентиментальных или обманывающих народ буржуа.

Мы не можем и не должны становиться в позу «государственных мужей» и составлять «конкретные» программы мира. Напротив, мы должны разъяснять массам обманчивость всяких надежд на демократический (без аннексий, насилий, грабежа) мир, без развития революционной классовой борьбы. Мы сказали массам твердо, ясно и определенно в самом начале манифеста, что причина войны - империализм и что империализм есть «порабощение» наций, всех наций мира горсткой «великих держав». Мы должны, значит, помогать массам свергнуть империализм, вне свержения которого невозможен мир без аннексий. Конечно, борьба за свержение империализма трудна, но массы должны знать правду о трудной, но необходимой борьбе. Массы не должны быть убаюкиваемы надеждой на мир без свержения империализма.

3. Исходя из этих соображений, мы вносим предложение:

поставить в порядок дня ближайших заседаний расширенной комиссии (для выработки или сводки и опубликования тезисов или проектов резолюции), а затем и следующей международной конференции (для окончательного принятия резолюции) следующие вопросы:
a) связь борьбы за мир с массовыми революционными действиями или с революционной классовой борьбой пролетариата;
b) самоопределение наций;
c) связь социал-патриотизма с оппортунизмом.

Мы подчеркиваем, что в манифесте, принятом конференцией, все эти вопросы вполне определенно затронуты, что их принципиальное и практическое значение крайне насущно, что ни один практический шаг пролетарской борьбы немыслим без того, чтобы социалисты и синдикалисты не натыкались на эти вопросы.

Разработка этих вопросов необходима именно для содействия массовой борьбе за мир, за самоопределение


34
В. И. ЛЕНИН

наций, за социализм, против «лжи капиталистов» (слова манифеста) о «защите отечества» в данной войне.

Если вина или беда II Интернационала состоит, как справедливо указано в письме от 25 сентября, в неопределенности и неразработанности важных вопросов, то наша задача именно помочь массам яснее поставить и точнее разрешить их.

4. Относительно издания бюллетеня на трех языках опыт показывает, по нашему мнению, что этот план нецелесообразен. Такое издание будет стоить, при ежемесячном выпуске, 2-3 тысячи франков в год, и такую сумму найти не легко. Между тем две газеты в Швейцарии, «Berner Tagwacht» 17 и «La Sentinelle» 18, печатают почти все, что есть в бюллетене. Мы вносим предложение в I. S. К.:

попытаться войти в соглашение с редакциями названных газет и с одной из газет в Америке о печатании как бюллетеня, так и всех сообщений и материалов I. S. К. в этих газетах (либо в тексте от имени I. S. К., либо в отдельных приложениях).

Это будет не только дешевле, но и даст возможность несравненно лучше, полнее, чаще осведомлять рабочий класс о деятельности I. S. К. Наш интерес, чтобы большее число рабочих читало сообщения I. S. К., чтобы все проекты резолюций печатались для осведомления рабочих и помощи им выработать свое отношение к войне.

Мы надеемся, что не будет возражений против необходимости напечатать и проект резолюции (за который голосовало, для взятия его в основу, 12 делегатов против 19, т. е. около 40% всего числа) и письмо видного немецкого социалиста 19 (с опущением имени и всего, не относящегося к тактике).

Мы надеемся, что I. S. К. будет получать систематические сведения из разных стран о преследованиях и арестах за борьбу с войной, о ходе классовой борьбы против войны, о братании в траншеях, о закрытии газет, о запрещении печатать воззвания о мире и т. д., - и что все эти сведения могли бы, от имени I. S. К., периодически появляться в названных газетах.


35
В ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ

Соглашение с одной из американских ежедневных или еженедельных газет могла бы, вероятно, заключить т. Коллонтай, сотрудник «Нашего Слова» 20 и других с.-д. газет, которая как раз теперь выехала в Америку для объезда ее с рефератами. Мы могли бы снестись с Коллонтай или доставить ее адрес.

5. По вопросу о способе представительства частей партий (особенно Германии и Франции, а также, вероятно, Англии) мы вносим предложение:

пусть I. S. К. предложит товарищам из этих партий обсудить вопрос, не было ли бы целесообразно составлять под разными названиями группы, обращения которых к массам (в виде прокламаций, резолюций и т. п.) будут печататься I. S. К. с отметкой о принадлежности их таким-то группам.

При таком способе, во-первых, массы осведомлялись бы о тактике и взглядах интернационалистов, вопреки запретам военной цензуры; во-вторых, получалась бы возможность видеть развитие и успех пропаганды интернационалистских взглядов, по мере того, как собрания рабочих, организации их и т. п. принимали бы решения о сочувствии их взглядам той или иной группы; в-третьих, получалась бы возможность выражать различные оттенки взглядов (например, в Англии В. S. Р. 21, меньшинство ее, и I. L. Р. 22; во Франции - социалисты, как Bourderon и др., синдикалисты, как Merrheim и др.; в Германии, как показала конференция, есть оттенки среди оппозиции).

Само собою разумеется, что эти группы, как указано в письме от 25 сентября, не создавали бы отдельных организационных единиц, а существовали бы внутри старых организаций только для сношений с I. S. К. и для пропаганды борьбы за мир.

Представительство в «расширенной комиссии» и на конференциях было бы от этих групп.

6. По вопросу о числе членов в «расширенной комиссии» и о голосовании мы предлагаем:

не ограничивать числа членов maximum'ом в 3, а ввести, вместо этого, для небольших групп, дроби при голосованиях (1/2, 1/3 и т. п.).


36
В. И. ЛЕНИН

Это удобнее, ибо лишать представительства группы, имеющие свой оттенок, прямо невозможно и вредно для развития и пропаганды в массах тех принципов, которые установлены манифестом.

7. Относительно опасности «русско-польского характера» расширенной комиссии мы полагаем, что это опасение товарищей (как оно ни обидно для русских) законно, поскольку возможно представительство эмигрантских групп без серьезных связей с Россией. Представлены должны быть, по нашему мнению, лишь организации или группы, доказавшие не менее как 3-летней работой свою способность представлять движение в самой России. Мы предлагаем I. S. К. обсудить и установить такой принцип, а также обратиться ко всем группам с просьбой о доставлении сведений и данных о работе их в России.

8. Наконец, мы пользуемся случаем, чтобы указать на одну неточность в № 1 «Бюллетеня» 23 и просить исправить ее в № 2 (или в «Berner Tagwacht» и в «La Sentinelle»).

Именно, в «Бюллетене» № 1, стр. 7, столб. 1, в начале, говорится, что проект резолюции подписали ЦК, польские с.-д. (Landesvorstand *), латыши, шведы и норвежцы. Опущены в этом перечне:
один немецкий делегат (имя которого не печатается по причинам понятным) и один швейцарский, Платтен.

Написано в сентябре, позднее 12 (25), 1915 г.

Впервые напечатано 6 сентября
1925 г. в газете «Правда» № 203

Печатается по рукописи



* - Главное правление. Ред.


37

ПЕРВЫЙ ШАГ

Медленно движется вперед развитие интернационального социалистического движения в эпоху неимоверно тяжелого кризиса, вызванного войной. Но все же движется именно в сторону разрыва с оппортунизмом и социал-шовинизмом. Международная социалистическая конференция в Циммервальде (Швейцария) 5-8 сентября 1915 г. ясно показала это.

В течение целого года среди социалистов воюющих и нейтральных стран наблюдался процесс колебаний и выжиданий: боялись признаться самим себе в глубине кризиса, не хотели взглянуть прямо в лицо действительности, оттягивали тысячами способов неизбежный разрыв с господствующими в официальных партиях Западной Европы оппортунистами и каутскианцами.

Но та оценка событий, которую мы дали год тому назад в манифесте Центрального Комитета (№ 33 «Социал-Демократа» 24) *, оказалась верна; события доказали ее правильность; события пошли именно таким путем, что на первой международной социалистической конференции оказались представленными протестующие элементы меньшинства (Германии, Франции, Швеции, Норвегии), действующие вопреки решениям официальных партий, то есть фактически действующие раскольнически.

Итоги работы конференции состоят в манифесте и в резолюции сочувствия арестованным и преследуемым.


* См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 13-23. Ред.


38
В. И. ЛЕНИН

Оба эти документа напечатаны в этом номере «Социал-Демократа». Конференция отклонила, 19 голосами против 12, сдачу в комиссию проекта резолюции, предложенного нами и другими революционными марксистами, а наш проект манифеста сдали в комиссию вместе с двумя другими для выработки общего манифеста. Читатель найдет в другом месте данного номера оба наши проекта, сличение которых с принятым манифестом явно указывает на то, что ряд основных мыслей революционного марксизма удалось провести.

Принятый манифест фактически означает шаг к идейному и практическому разрыву с оппортунизмом и социал-шовинизмом. Но в то же время этот манифест, как покажет его разбор, страдает непоследовательностью и недоговоренностью.

Манифест объявляет войну империалистическою, отмечая два признака этого понятия: стремление капиталистов каждой нации к прибыли, к эксплуатации; стремление великих держав к разделу мира и к «порабощению» слабых наций. Самое существенное из того, что надо сказать об империалистском характере войны и что сказано в нашей резолюции, здесь повторено. Манифест в этой своей части только популяризирует нашу резолюцию. Популяризация - вещь полезная, бесспорно. Но, если мы хотим добиваться ясности мысли рабочего класса, если мы придаем значение систематической, упорной пропаганде, то надо точно и полно устанавливать те принципы, которые должны быть популяризуемы. Не делая этого, мы рискуем повторить именно ту ошибку, тот грех II Интернационала, который породил его крах, именно: мы оставляем место для двусмысленностей и кривотолков. Например, можно ли отрицать, что выраженная в резолюции мысль о зрелости объективных предпосылок социализма имеет существенное значение? В «популярном» изложении манифеста она опущена; попытка соединить в одно ясную и точную принципиальную резолюцию с воззванием не удалась.

«Капиталисты всех стран... утверждают, что война служит защите отечества... Они лгут...» Так продол-


39
ПЕРВЫЙ ШАГ

жает манифест. Опять-таки это прямое объявление «ложью» основной идеи оппортунизма в данной войне, идеи «защиты отечества», есть повторение самой существенной мысли из резолюции революционных марксистов. И опять-таки получается обидная недоговоренность, какая-то робость, боязнь сказать всю правду. Кто же не знает теперь, после года войны, что действительной бедой для социализма явилось повторение и поддержка лжи капиталистов не только капиталистической печатью (на то она и капиталистическая, чтобы повторять ложь капиталистов), но и большей частью социалистической печати? Кто не знает, что не «ложь капиталистов» вызвала величайший кризис европейского социализма, а ложь Геда, Гайндмана, Вандервельде, Плеханова, Каутского? Кто не знает, что ложь именно таких вождей доказала внезапно всю силу оппортунизма, увлекшего их за собой в решительный момент?

Посмотрите, что получается. Для популярности широким массам говорят, что идея обороны отечества в данной войне есть ложь капиталистов. Но ведь массы в Европе не безграмотны, и почти все, читающие манифест, слышали и слышат именно эту ложь от сотен социалистических газет, журналов, брошюр, повторяющих ее за Плехановым, Гайндманом, Каутским и К°. Что же подумают читатели манифеста? Какие мысли придут им в голову от этого наглядного демонстрирования робости авторов манифеста? Не слушайтесь капиталистической лжи о защите отечества, - учит рабочих манифест. Хорошо. Почти все ответят или подумают про себя: ложь капиталистов нас давно перестала смущать, а вот ложь Каутского и К°...

А дальше манифест повторяет еще одну существенную мысль нашей резолюции, говоря, что социалистические партии и рабочие организации разных стран «попрали обязательства, вытекающие из решений конгрессов в Штутгарте, Копенгагене 25, Базеле», что также не исполнило своего долга Международное социалистическое бюро 26, что это неисполнение долга состояло в голосовании кредитов, в участии в министерстве, в признании «гражданского мира» (манифест называет


40
В. И. ЛЕНИН

подчинение ему рабским, т. е. обвиняет Геда, Плеханова, Каутского и К° в замене проповеди социализма проповедью рабских идей).

Спрашивается, последовательно ли это: говорить в «популярном» манифесте о нарушении своего долга рядом партий - общеизвестно, что речь идет о сильнейших партиях и рабочих организациях всех самых передовых стран, Англии, Франции, Германии - и не давать объяснения этому поразительному, неслыханному и невиданному факту? Неисполнение своего долга большинством социалистических партий и самим Международным социалистическим бюро! Что же это? Случайность и крах отдельных лиц? Или это перелом целой эпохи? Если первое, если мы допускаем в массах подобную мысль, это равняется нашему отречению от основ социалистического учения. Если второе, как же можно не сказать об этом прямо? Всемирно-исторический момент, крах всего Интернационала, перелом целой эпохи, а мы боимся сказать массам, что надо искать и разыскать всю правду, что надо додумывать свои мысли до конца, что нелепо и смешно допускать предположение о крахе Международного социалистического бюро и ряда партий без связи этого явления с длительной историей возникновения, роста, созревания и перезревания общеевропейского оппортунистического течения, имеющего глубокие экономические корни - глубокие не в смысле неразрывной связи его с массами, а в смысле связи с определенным слоем общества.

Переходя к «борьбе за мир», манифест заявляет: «эта борьба есть борьба за свободу, за братство народов, за социализм» - и дальше поясняется, что на войне рабочие приносят жертвы «на службе господствующим классам», а надо уметь приносить жертвы «за свое дело» (дважды подчеркнуто в манифесте), «за священные цели социализма», а в резолюции о симпатии борцам, арестованным и преследуемым, говорится, что «Конференция торжественно обязуется чтить этих живых и умерших борцов подражанием их примеру» и что она ставит задачей «будить революционный дух в международном пролетариате».


41
ПЕРВЫЙ ШАГ

Все эти мысли есть повторение той существенной мысли нашей резолюции, что борьба за мир без революционной борьбы есть пустая, лживая фраза, что единственный путь к избавлению от ужасов войны заключается в революционной борьбе за социализм. И опять недоговоренность, непоследовательность, робость: звать массы подражать революционным борцам, объявлять, что пятеро осужденных на ссылку в Сибирь членов РСДР Фракции продолжали «славные революционные традиции России», провозглашать необходимость «будить революционный дух» и... не говорить прямо, открыто, определенно о революционных средствах борьбы.

Следовало ли нашему Центральному Комитету подписывать страдающий непоследовательностью и робостью манифест? Мы думаем, что да. О нашем несогласии, - о несогласии не только Центрального Комитета, но всей левой, международной, революционно-марксистской части конференции, - сказано открыто и в особой резолюции, и в особом проекте манифеста, и в особом заявлении по поводу голосования за компромиссный манифест 27. Мы не скрыли ни йоты из своих взглядов, лозунгов, тактики. На конференции было роздано немецкое издание брошюры «Социализм и война» *. Мы распространили, распространяем и будем распространять наши взгляды не менее, чем будет распространяться манифест. Что этот манифест делает шаг вперед к действительной борьбе с оппортунизмом, к разрыву и расколу с ним, это факт. Было бы сектантством отказываться сделать этот шаг вперед вместе с меньшинством немцев, французов, шведов, норвежцев, швейцарцев, когда мы сохраняем полную свободу и полную возможность критиковать непоследовательность и добиваться большего **. Было бы плохой военной тактикой


* См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 307-350). Ред.

** А что «OK» и социал-революционеры подписали манифест, как дипломаты, сохраняя все свои связи - и всю свою связанность - с «Нашей Зарей», Рубановичем и июльской (1915 г.) конференцией народных социалистов и социал-революционеров в России 28 - это нас не пугает. Мы имеем достаточно возможности бороться с гнилой дипломатией и разоблачать ее. Она сама все более разоблачает себя. «Наша Заря» и фракция Чхеидзе помогают нам разоблачать Аксельрода и К°.


42
В. И. ЛЕНИН

отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает «только» один шаг вперед, что оно готово и хочет завтра сделать шаг назад, пойти на мир со старым Международным социалистическим бюро. Готовность мириться с оппортунистами есть пока только пожелание, не более. Согласятся ли оппортунисты на мир? Возможен ли, объективно, мир между расходящимися все глубже и глубже течениями социал-шовинизма, каутскизма и революционного интернационалистского марксизма? Мы думаем, что нет, и мы поведем и дальше свою линию, ободренные успехом ее на конференции 5-8 сентября.

Ибо успех нашей линии несомненен. Сравните факты. В сентябре 1914 года манифест нашего Центрального Комитета - как будто одинокий. В марте 1915 года международная женская конференция 29 с бедной пацифистской резолюцией, за которой слепо идет ОК. В сентябре 1915 года мы сплачиваемся в целую группу международной левой, выступаем со своей тактикой, проводим ряд основных наших идей в общем манифесте, участвуем в образовании ИСК (Интернациональной социалистической комиссии), т. е. фактически нового Международного социалистического бюро, вопреки воле старого, на базе манифеста, прямо осуждающего тактику старого.

Рабочие России, которые в подавляющем большинстве шли за нашей партией и ее Центральным Комитетом еще в 1912-1914 годах, увидят теперь на опыте международного социалистического движения, что наша тактика подтверждается и на более широкой арене, что наши основные идеи разделяются все более и более обширной и лучшей частью пролетарского Интернационала.

«Социал-Демократ» № 45-46,
11 октября 1915 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



43

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ МАРКСИСТЫ
НА МЕЖДУНАРОДНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ
КОНФЕРЕНЦИИ 5-8 СЕНТЯБРЯ 1915 г.

Идейная борьба на конференции шла между сплоченной группой интернационалистов, революционных марксистов и колеблющимися почти-каутскианцами, составлявшими правый фланг конференции. Сплочение указанной группы - один из самых важных фактов и один из самых больших успехов конференции. После целого года войны единственным течением в Интернационале, которое выступало с вполне определенной резолюцией, - а также с основанным на ней проектом манифеста, - и объединило последовательных марксистов России, Польши, Латышского края, Германии, Швеции, Норвегии, Швейцарии, Голландии, оказалось течение, представленное нашей партией.

Какие же доводы были выдвигаемы против нас колеблющимися? Немцы признавали, что мы идем навстречу революционным битвам, но - говорили они - о таких вещах, как братанье в траншеях, политические стачки, уличные демонстрации, гражданская война, не надо кричать на весь мир. Это делают, но об этом не говорят. А другие добавляли: это - ребячество, это - вспышко-пускательство.

За эти до смешного, до неприличного противоречивые и уклончивые речи немецкие полукаутскианцы наказали сами себя, приняв выражение симпатии и заявление о необходимости «подражать» членам РСДР Фракции, которые как раз распространяли наш ЦО «Социал-Демократ», «кричавший на весь мир» о гражданской войне.


44
В. И. ЛЕНИН

Вы поступаете по дурному примеру Каутского, отвечали мы немцам: на словах признание грядущей революции, на деле - отказ от того, чтобы говорить массам прямо о ней, звать к ней, намечать самые конкретные средства борьбы, которые масса испытывает, узаконяет в ходе революции. Маркс и Энгельс из-за границы - немецким филистерам казалось ужасным, что о революционных средствах борьбы хотят говорить из-за границы! - в 1847 году, в знаменитом «Манифесте коммунистической партии», звали к революции, говорили прямо и открыто о применении насилия, объявляли «презренным» делом сокрытие своих революционных целей, задач и приемов борьбы. Революция 1848 г. доказала, что только Маркс и Энгельс подходили к событиям с верной тактикой. В России, за несколько лет до революции 1905 г., в старой «Искре» 1901 г. 30 Плеханов, бывший тогда марксистом, писал в статье, шедшей без подписи, как выражение взглядов всей редакции, о грядущем восстании и о таких путях подготовки его, как уличные демонстрации, и даже о таких технических приемах, как употребление проволоки для борьбы с кавалерией. Революция в России доказала, что только старые «искровцы» подходили к событиям с верной тактикой.

И теперь: одно из двух. Либо мы действительно твердо убеждены, что война создает в Европе революционную ситуацию, что вся экономическая и социально-политическая обстановка империалистской эпохи ведет к революции пролетариата. Тогда наш безусловный долг разъяснять массам необходимость революции, звать к ней, создавать соответствующие организации, не бояться говорить самым конкретным образом о различных приемах насильственной борьбы и об ее «технике». Этот наш безусловный долг не зависит от того, будет ли революция достаточно сильна и наступит ли она в связи с 1 -ой или 2-ой империалистской войной и т. п. Либо мы не уверены в том, что ситуация революционна, и тогда нечего по-пустому употреблять слова о войне с войной. Тогда мы на деле национал-либеральные рабочие политики зюдекумо-плехановского или каутскианского оттенка.


45
РЕВОЛЮЦ. МАРКСИСТЫ НА МЕЖДУНАР. СОЦ. КОНФЕРЕНЦИИ

Французские делегаты тоже заявили, что, по их убеждению, теперешнее положение дел в Европе приведет к революции. Но, говорили они, мы пришли сюда не затем, чтобы «давать формулу III Интернационала», это во-1-х; а во-2-х, французский рабочий «не верит никому и ни во что»; он развращен и пресыщен анархистской и эрвеистской фразой. Первый довод неразумен, ибо в общем компромиссном манифесте все же «дана формула» III Интернационала, только непоследовательная, недоговоренная, недодуманная. Второй довод очень важен, как серьезный фактический довод, учет особого положения Франции - не в смысле обороны отечества и нашествия неприятеля, а в смысле «больных мест» французского рабочего движения. Но из этого учета вытекало бы лишь то, что французские социалисты, может быть, медленнее подходили бы к общеевропейским революционным выступлениям пролетариата, а вовсе не то, что эти действия не нужны. Вопрос о том, с какой быстротой пролетариат разных стран, каким путем, в каких особых формах способен совершать переход к революционным действиям, этот вопрос вовсе и не ставился на конференции, да и нельзя было его ставить. Нет еще данных для него. Наше дело пока - сообща проповедовать верную тактику, а там события покажут темп движения и видоизменения (национальные, локальные, профессиональные) общего русла. Если французский пролетариат развращен анархической фразой, то он развращен также и мильеранизмом; и не наше дело усиливать это развращение недомолвками манифеста.

Не кто иной, как сам Мергейм обронил характерную и глубоко верную фразу: «партия (социалистическая), Жуо (секретарь Генеральной конфедерации труда 31) и правительство - это три головы под одним колпаком». Это правда. Это факт, доказанный годичным опытом борьбы французских интернационалистов с партией и с гг. Жуо. Но вывод отсюда только один: нельзя бороться с правительством, не борясь с партиями оппортунистов и с главарями анархо-синдикализма. А задачи этой борьбы общий манифест, в отличие от


46
В. И. ЛЕНИН

нашей резолюции, только наметил, но не договорил до конца.

Один итальянец, возражая против нашей тактики, сказал: «ваша тактика является либо слишком поздно (ибо война уже начата), либо слишком рано» (ибо война еще не породила условий революции); и притом вы предлагаете «изменение программы» Интернационала, ибо всегда вся наша пропаганда велась «против насилия». Нам легко было ответить на это, - цитатой из «En garde!» («На страже!») Жюля Геда, - что никогда ни один влиятельный вождь II Интернационала не отрицал применения насилия и непосредственно революционных приемов борьбы вообще. Всегда все говорили, что легальная борьба, парламентаризм и восстание взаимно связаны и неизбежно должны переходить друг в друга, смотря по изменению условий движения. Кстати, из той же книги «En garde!» была приведена нами цитата из речи Геда 1899 года, где он говорит о вероятности войны из-за рынков, колоний и т. п., указывая при этом, что если бы при такой войне оказались налицо Мильераны французский, немецкий, английский, то «что сталось бы с интернациональной солидарностью пролетариата?». Гед заранее осудил сам себя этой речью. А что касается до «несвоевременности» проповеди революции, то это возражение покоится на обычном у романских социалистов смешении понятий: начало революции они смешивают с открытой и прямой проповедью ее. В России начало революции 1905 года никто не признает ранее 9 января 1905 года; а революционная проповедь в самом узком смысле, пропаганда и подготовка массовых выступлений, демонстраций, стачек, баррикад велась годами до этого. Например, старая «Искра» с конца 1900 года вела эту проповедь, как Маркс вел ее с 1847 года, когда о начале революции в Европе не могло быть еще и речи.

Когда революция уже началась, тогда ее «признают» и либералы и другие враги ее, признают часто для того, чтобы обмануть и предать ее. Революционеры до наступления революции предвидят ее, сознают ее неизбеж-


47
РЕВОЛЮЦ. МАРКСИСТЫ НА МЕЖДУНАР. СОЦ. КОНФЕРЕНЦИИ

ность, учат массы ее необходимости, разъясняют массам пути и способы ее.

Ирония истории сделала так, что именно Каутский и его друзья, пытавшиеся прямо вырвать из рук Гримма созыв конференции, пытавшиеся прямо сорвать конференцию левых (ближайшие друзья Каутского совершали даже поездки для этой цели, что было разоблачено Гриммом на конференции), именно они толкнули конференцию влево. Оппортунисты и каутскианцы своей практикой доказывают правильность позиции, занятой нашей партией.

«Социал-Демократ» № 45-46,
11 октября 1915 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



48

НЕСКОЛЬКО ТЕЗИСОВ

ОТ РЕДАКЦИИ

Приведенный в этом номере материал показывает, какую громадную работу развернул Петербургский комитет нашей партии 32. Для России и для всего Интернационала это - поистине образец социал-демократической работы во время реакционной войны, при самых трудных условиях. Рабочие Питера и России всеми силами поддержат эту работу и поведут ее дальше, энергичнее, сильнее, шире по тому же пути.

Считаясь с указаниями товарищей из России, мы формулируем несколько тезисов по злободневным вопросам социал-демократической работы: 1) Лозунг «учредительного собрания», как самостоятельный лозунг, неверен, ибо весь вопрос теперь в том, кто созовет его. Либералы принимали этот лозунг в 1905 году, ибо его можно было толковать в смысле созванного царем и соглашающегося с ним собрания. Правильнее всего лозунги «трех китов» (демократическая республика, конфискация помещичьей земли и 8-часовой рабочий день) с добавлением (ср. № 9) 33 призыва к международной солидарности рабочих в борьбе за социализм, за революционное свержение воюющих правительств и против войны. - 2) Мы против участия в военно-промышленных комитетах 34, помогающих вести империалистскую, реакционную войну. Мы за использование выборной кампании, например, за участие на первой стадии выборов только в агитационных и организационных целях. - О бойкоте Государственной думы


49
НЕСКОЛЬКО ТЕЗИСОВ

не может быть и речи. Участие в перевыборах безусловно необходимо. Пока в Государственной думе нет депутатов нашей партии, необходимо использовать все происходящее в Думе с точки зрения революционной социал-демократии. - 3) Самыми очередными и насущными задачами мы считаем упрочение и расширение социал-демократической работы в пролетариате, а затем распространение ее на сельский пролетариат, на деревенскую бедноту и на войско. - Важнейшей задачей революционной социал-демократии является - развивать начавшееся стачечное движение, проводя его под лозунгом «трех китов». В агитации необходимо отводить должное место требованию немедленного прекращения войны. Среди других требований рабочие не должны забывать о требовании - вернуть немедленно рабочих депутатов, членов РСДР Фракции. - 4) Советы рабочих депутатов и т. п. учреждения должны рассматриваться, как органы восстания, как органы революционной власти. Лишь в связи с развитием массовой политической стачки и в связи с восстанием, по мере его подготовки, развития, успеха, могут принести прочную пользу эти учреждения. - 5) Социальным содержанием ближайшей революции в России может быть только революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства. Революция не может победить в России, не свергнув монархию и крепостников-помещиков. А свергнуть их нельзя без поддержки пролетариата крестьянством. Шаг вперед расслоения деревни на «хуторян-помещиков» и на сельских пролетариев не уничтожил гнета Марковых и К° над деревней. За необходимость отдельной организации сельских пролетариев мы стояли и стоим безусловно, во всех и всяких случаях. - 6) Задача пролетариата России - довести до конца буржуазно-демократическую революцию в России, дабы разжечь социалистическую революцию в Европе. Эта вторая задача теперь чрезвычайно приблизилась к первой, но она остается все же особой и второй задачей, ибо речь идет о разных классах, сотрудничающих с пролетариатом России: для первой задачи сотрудник - мелкобуржуазное крестьянство


50
В. И. ЛЕНИН

России, для второй - пролетариат других стран. - 7) Участие социал-демократов во Временном революционном правительстве вместе с демократической мелкой буржуазией мы считаем, по-прежнему, допустимым, но только не с революционерами-шовинистами. - 8) Революционерами-шовинистами мы считаем тех, кто хочет победы над царизмом для победы над Германией, - для грабежа других стран, - для упрочения господства великороссов над другими народами России и т. д. Основа революционного шовинизма - классовое положение мелкой буржуазии. Она всегда колеблется между буржуазией и пролетариатом. Теперь она колеблется между шовинизмом (который мешает ей быть последовательно революционной даже в смысле демократической революции) и пролетарским интернационализмом. Политические выразители этой мелкой буржуазии в России в данный момент - трудовики, социал-революционеры, «Наша Заря», фракция Чхеидзе, OK, г. Плеханов и тому подобные. - 9) Если бы в России победили революционеры-шовинисты, мы были бы против обороны их «отечества» в данной войне. Наш лозунг - против шовинистов, хотя бы революционеров и республиканцев, против них и за союз международного пролетариата для социалистической революции. - 10) На вопрос, возможна ли руководящая роль пролетариата в буржуазной русской революции, мы отвечаем: да, возможна, если мелкая буржуазия в решающие моменты качнется влево, а ее толкает влево не только наша пропаганда, но и ряд объективных факторов, экономических, финансовых (тяжести войны), военных, политических и пр. - 11) На вопрос, что бы сделала партия пролетариата, если бы революция поставила ее у власти в теперешней войне, мы отвечаем: мы предложили бы мир всем воюющим на условии освобождения колоний и всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов. Ни Германия, ни Англия с Францией не приняли бы, при теперешних правительствах их, этого условия. Тогда мы должны были бы подготовить и повести революционную войну, т. е. не только полностью провели бы самыми решительными мерами всю


51
НЕСКОЛЬКО ТЕЗИСОВ

нашу программу-минимум, но и систематически стали бы поднимать на восстание все ныне угнетенные великороссами народы, все колонии и зависимые страны Азии (Индию, Китай, Персию и пр.), а также - и в первую голову - поднимали бы на восстание социалистический пролетариат Европы против его правительств и вопреки его социал-шовинистам. Не подлежит никакому сомнению, что победа пролетариата в России дала бы необыкновенно благоприятные условия для развития революции и в Азии и в Европе. Это доказал даже 1905 год. А международная солидарность революционного пролетариата есть факт, вопреки грязной пене оппортунизма и социал-шовинизма. - Выставляя эти тезисы для обмена мнений с товарищами, мы будем развивать наши взгляды в следующих номерах ЦО.

Написано между 23 и 26 сентября (6 и 9 октября) 1915 г.

Напечатано 13 октября 1915 г. в газете «Социал-Демократ» № 47

Печатается по тексту газеты



52

ИСТИННЫЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ: КАУТСКИЙ, АКСЕЛЬРОД, МАРТОВ

Незадолго до Циммервальдской конференции вышла в Цюрихе по-немецки брошюра П. Аксельрода: «Кризис и задачи международной социал-демократии». В цюрихской газете «Народное Право» 35 появились затем две хвалебные статьи об этой брошюре, принадлежащие Л. Мартову. Мы не знаем, выступят ли оба автора по-русски с этими произведениями. Лучшей иллюстрации того, какими доводами защищают вожди OK оппортунизм и социал-шовинизм, не найти.

Красной нитью через всю брошюру проходит борьба против «опасностей, грозящих единству партии». «Раскол и смута» - вот чего боится Аксельрод, вот о чем он говорит с бесконечными повторениями до назойливости часто. Не подумайте, что смутой и расколом кажется ему теперешнее положение социал-демократии, союз ее вождей с той или иной национальной буржуазией. Нет! Смутой называет Аксельрод ясное размежевание и разделение с социал-шовинистами. Каутского Аксельрод зачисляет в разряд товарищей, «коих интернациональное чувство и сознание выше всякого сомнения». При этом на протяжении 46 страниц ни тени попытки свести воедино взгляды Каутского, точно процитировать их, взвесить, не заключается ли шовинизм в признании идеи защиты отечества в данной войне. Ни слова по существу. Ни звука о наших доводах. Зато «донос по начальству»: Ленин на реферате в Цюрихе называл-де Каутского шовинистом, фили-


53
ИСТИННЫЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ: КАУТСКИЙ, АКСЕЛЬРОД, МАРТОВ

стером, изменником (стр. 21)... Это же не литература, любезные Мартов и Аксельрод, а какая-то «письменность» полицейского участка!

«На Западе... нет той разновидности сверхчеловеков, которые используют всякий партийный кризис, всякое трудное положение, чтобы выступить в роли единоспасателя партии от гибели и чтобы с легким сердцем вести внутреннюю партийную политику смуты и дезорганизации» (22).

Что это такое? литература?

Но если «на Западе» нет таких сверхчудовищ, которые «самого» Каутского и Аксельрода считают шовинистами и оппортунистами и при мысли о которых любезный Аксельрод трепещет от злобы и изливает потоки такой изящной и благоуханной... «лирики», то как же мог Аксельрод двумя страницами раньше написать:

«Если принять во внимание растущее возмущение во все более широких партийных кругах, особенно в Германии и Франции, против той политики «держаться до конца», которую ведут наши ответственные партийные учреждения, то представляется отнюдь не невозможным, что практические тенденции ленинской пропаганды в состоянии проникнуть различными каналами и в ряды западной с.-д.».

Значит, дело не в истинно русских сверхчудовищах, обижающих любезного Аксельрода! Значит, интернациональный шовинизм официальных партий - и в Германии и во Франции, как признал сам Аксельрод, это заметьте! - вызывает возмущение и отпор интернациональных революционных с.-д. Перед нами, следовательно, два течения. Оба интернациональны. Аксельрод сердится и бранится потому, что не понимает неизбежности обоих течений, неизбежности решительной борьбы между ними, а затем потому, что ему совестно, неловко и невыгодно открыто признать его собственную позицию, состоящую в стремлении казаться интернационалистом, а быть шовинистом.

«Проблема интернационализирования рабочего движения не тождественна с вопросом о революционизировании наших форм и методов борьбы»... это, видите ли, «идеологическое объяснение» сводить все к оппор-


54
В. И. ЛЕНИН

тунизму и игнорировать «громадную силу» «патриотических идей», «являющихся продуктами тысячелетнего исторического процесса»... «надо стремиться создать в рамках этого, буржуазного, общества реальную действительность (курсив Аксельрода), объективные жизненные условия, по крайней мере для борющихся рабочих масс, каковые условия могли бы ослаблять указанную зависимость», именно: «зависимость масс от исторически сложившихся национальных и территориальных общественных образований». «Например, - поясняет свою глубокую мысль Аксельрод, - законодательство об охране труда и о страховании, а также различные другие важные политические требования, наконец, и культурно-просветительные потребности и стремления рабочих должны стать объектом интернациональных (курсив Аксельрода) действий и организаций» пролетариев отдельных стран. Все дело в «интернационализации именно «будничной» борьбы за требования сегодняшнего дня...»

Ну, вот и прекрасно! А то какие-то сверхчудовища придумали там борьбу с оппортунизмом! Истинный интернационализм - курсивом - и настоящий «марксизм», не удовлетворяющийся «идеологическими» объяснениями, состоит в заботе об интернационализации страхового законодательства!! Какая гениальная мысль... без всякой «борьбы, расколов, смуты» все интернациональные оппортунисты, все интернациональные либералы, от Ллойд Джорджа до Фр. Наумана и от Леруа-Болье до Милюкова, Струве и Гучкова, обеими руками подпишут этот научный, глубокий, объективный «интернационализм» Аксельрода, Мартова и Каутского.

Перлы «интернационализма»: Каутский - если я защищаю свое отечество в империалистской войне, т. е. войне из-за грабежа и порабощения чужих стран, и признаю за рабочими других воюющих стран право на защиту их отечества, то это и есть истинный интернационализм. Аксельрод - не увлекаясь «идеологическими» нападками на оппортунизм, надо реально бороться с тысячелетним национализмом посредством


55
ИСТИННЫЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ: КАУТСКИЙ, АКСЕЛЬРОД, МАРТОВ

(тоже тысячелетнего) интернационализирования будничной работы в области страховых законов. Мартов согласен с Аксельродом!

Фразы Аксельрода о тысячелетних корнях национализма и т. п. имеют совершенно такое же политическое значение, как речи русских крепостников перед 1861 годом о тысячелетних корнях крепостного права. Эти фразы - вода на мельницу реакционеров и буржуазии, ибо Аксельрод умалчивает, - скромно умалчивает, - о том, что десятилетия капиталистического развития, особенно после 1871 года, создали именно те объективные интернациональные связи между пролетариями всех стран, которые как раз теперь, как раз в данный момент надо реализовать в интернационально-революционных действиях. Аксельрод против таких действий. Он за напоминание о тысячелетних корнях кнута и против действий, направленных к уничтожению кнута!

Ну, а как же быть с пролетарской революцией? Базельский манифест 1912 года говорил о ней в связи с этой, грядущей, - и через два года вспыхнувшей, - войной. Аксельрод считает, должно быть, этот манифест легкомысленной «идеологией» - выраженьице совсем в духе «марксизма» à la Струве и Кунов! - и не говорит о нем ни словечка. От революции же он отделывается следующим образом:

«Тенденция видеть рычаг к преодолению национализма единственно и исключительно в бурных революционных массовых действиях или восстаниях имела бы еще известное оправдание, если бы мы стояли непосредственно накануне социальной революции, подобно тому, например, как дело было в России со времени студенческих демонстраций 1901 года, бывших предвестниками приближения решающих битв против абсолютизма. Но даже те товарищи, которые строят все свои надежды на быстром наступлении бурного революционного периода, не рискуют утверждать наверное, что решающее столкновение пролетариата с буржуазией предстоит непосредственно. Напротив, они тоже рассчитывают на период, длящийся десятилетия» (стр. 41).

И дальше, разумеется, громы против «утопии» и «бакунистов» в русской эмиграции.

Но пример, взятый Аксельродом, разоблачает нашего оппортуниста бесподобно. Мог ли кто-нибудь, не сойдя


56
В. И. ЛЕНИН

с ума, «утверждать наверное», в 1901 году, что решающая борьба с абсолютизмом в России «предстоит непосредственно»? Никто не мог, никто не утверждал. Никто не мог тогда знать, что через четыре года предстоит одна из решающих битв (декабрь 1905 г.); а следующая «решающая» битва с абсолютизмом «предстоит», может быть, в 1915-1916 гг., а может быть и позже.

Если никто не утверждал, не только наверное, а и вообще не утверждал в 1901 году, что решающая битва предстоит «непосредственно», если мы утверждали тогда, что «истерические» крики Кричевского, Мартынова и К° о «непосредственной» битве несерьезны, то мы, революционные с.-д., утверждали тогда наверное иную вещь: мы утверждали тогда, что только безнадежные оппортунисты могли в 1901 году не понимать задачи непосредственной поддержки революционных демонстраций 1901 года, поощрения, развития их, пропаганды самых решительных революционных лозунгов для них. И история оправдала нас, только нас, осудив оппортунистов и выкинув их надолго вон из рабочего движения, хотя «непосредственно» решающей битвы не предстояло, хотя первая решающая битва произошла только через четыре года и все же оказалась непоследней, значит, нерешающей.

Совершенно то же самое, буквально то же самое переживает Европа теперь. Ни тени сомнения не может быть, что в Европе 1915 года есть налицо революционная ситуация, как была в России 1901 года. Мы не можем знать, произойдет ли первая «решающая» битва пролетариата с буржуазией через четыре года или через два или через десять и более лет, - последует ли «вторая» «решающая» битва еще через десятилетие. Но мы твердо знаем и «наверное» утверждаем, что теперь наш немедленный и непосредственный долг поддерживать родившееся брожение и демонстрации, которые уже начались. В Германии толпа освистывала Шейдемана, во многих странах толпа демонстрировала против дороговизны. От этой прямой и безусловной обязанности с.-д. Аксельрод увертывается и отговаривает рабочих. Если брать


57
ИСТИННЫЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ: КАУТСКИЙ, АКСЕЛЬРОД, МАРТОВ

политический смысл и итог рассуждений Аксельрода, то вывод может быть только один: Аксельрод вместе с вождями социал-патриотизма и социал-шовинизма против немедленной пропаганды и подготовки революционных действий. В этом суть. Все остальное - слова.

Мы стоим, несомненно, накануне социалистической революции. Это признавали и «осторожнейшие» теоретики вроде Каутского еще в 1909 году («Путь к власти»), это признал и единогласно принятый Базельский манифест 1912 года. Как в 1901 году мы не знали, продолжится ли с этого времени «канун» первой русской революции четыре года, так мы не знаем этого и теперь. Революция может состоять и, вероятно, будет состоять из долголетних битв, из нескольких периодов натиска, с промежутками контрреволюционных судорог буржуазного строя. Вся соль теперешнего политического положения состоит всецело в том, использовать ли революционную ситуацию, которая уже есть налицо, поддержкой и развитием революционных движений. Да или нет. По этому вопросу делятся сейчас политически социал-шовинисты и революционные интернационалисты. И в этом вопросе Каутский, Аксельрод и Мартов на стороне социал-шовинистов, несмотря на революционные фразы всех их, как и пяти заграничных секретарей ОК.

Свою защиту социал-шовинизма Аксельрод прикрывает необыкновенно щедрой фразеологией. Его брошюра годится в образец - для иллюстрации того, как прикрывают свои воззрения, как пользуются языком и печатным словом для сокрытия своих мыслей. Аксельрод бесчисленное количество раз склоняет слово интернационализм, он порицает и социал-патриотов и их друзей за нежелание подвинуться влево, он намекает, что он «левее» Каутского, он говорит и о необходимости III Интернационала, который должен быть так силен, чтобы на попытки буржуазии зажечь мировой пожар войны ответить «не угрозами, а воспламенением революционного штурма» (14) и т. д. и т. п. без конца. На словах Аксельрод готов признать все, что угодно, вплоть до


58
В. И. ЛЕНИН

революционного штурма, а на деле он хочет единства с Каутским и, следовательно, с Шейдеманом в Германии, с шовинистским и контрреволюционным «Нашим Делом» 36 и фракцией Чхеидзе в России, на деле он против того, чтобы сейчас поддерживать и развивать начинающееся революционное движение. На словах все, на деле ничто. Клятва и божба, что мы «интернационалисты» и революционеры, а на деле поддержка социал-шовинистов и оппортунистов всего мира в их борьбе против революционных интернационалистов.

Написано не ранее 28 сентября (11 октября) 1915 г.

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале
«Пролетарская Революция» № 3

Печатается по рукописи



59

Первая страница рукописи В. И. Ленина «Революционный пролетариат и право наций на самоопределение». - 1915 г.
Уменьшено


61

РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПРОЛЕТАРИАТ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ 37

Циммервальдский манифест, как и большинство программ или тактических резолюций с.-д. партий, провозглашает «право наций на самоопределение». Парабеллум в №№ 252-253 «Berner Tagwacht» объявляет «иллюзорной» «борьбу за несуществующее право на самоопределение» и противопоставляет ей «революционную массовую борьбу пролетариата против капитализма», уверяя при этом, что «мы против аннексий» (это уверение пять раз повторено в статье Парабеллума) и против всяких насилий над нациями.

Мотивировка позиции Парабеллума сводится к тому, что теперь все национальные вопросы, эльзас-лотарингский, армянский и др., суть вопросы империализма, - что капитал перерос рамки национальных государств, - что нельзя «повернуть колесо истории назад» к отжившему идеалу национальных государств и т. д.

Посмотрим, правильны ли рассуждения Парабеллума.

Во-первых, именно Парабеллум смотрит назад, а не вперед, когда, идя в поход против принятия рабочим классом «идеала национального государства», обращает свои взоры на Англию, Францию, Италию, Германию, т. е. на страны, где национально-освободительное движение лежит в прошлом, а не на Восток, Азию, Африку, колонии, где это движение лежит в настоящем и будущем. Достаточно назвать Индию, Китай, Персию, Египет.


62
В. И. ЛЕНИН

Далее. Империализм означает перерастание капиталом рамок национальных государств, он означает расширение и обострение национального гнета на новой исторической основе. Отсюда вытекает, вопреки Парабеллуму, именно то, что мы должны связать революционную борьбу за социализм с революционной программой в национальном вопросе.

У Парабеллума выходит так, что во имя социалистической революции он с пренебрежением отбрасывает последовательно революционную программу в демократической области. Это неправильно. Пролетариат не может победить иначе, как через демократию, т. е. осуществляя демократию полностью и связывая с каждым шагом своей борьбы демократические требования в самой решительной их формулировке. Нелепо противопоставлять социалистическую революцию и революционную борьбу против капитализма одному из вопросов демократии, в данном случае национальному. Мы должны соединить революционную борьбу против капитализма с революционной программой и тактикой по отношению ко всем демократическим требованиям: и республики, и милиции, и выбора чиновников народом, и равноправия женщин, и самоопределения наций и т. д. Пока существует капитализм, все эти требования осуществимы лишь в виде исключения и притом в неполном, искаженном виде. Опираясь на осуществленный уже демократизм, разоблачая его неполноту при капитализме, мы требуем свержения капитализма, экспроприации буржуазии, как необходимой базы и для уничтожения нищеты масс и для полного и всестороннего проведения всех демократических преобразований. Одни из этих преобразований будут начаты до свержения буржуазии, другие в ходе этого свержения, третьи после него. Социальная революция не одна битва, а эпоха целого ряда битв по всем и всяческим вопросам экономических и демократических преобразований, завершаемых лишь экспроприацией буржуазии. Как раз во имя этой конечной цели мы должны дать последовательно революционную формулировку каждого из наших демократических требований. Вполне мыслимо,


63
РЕВ. ПРОЛЕТАРИАТ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

что рабочие какой-либо определенной страны свергнут буржуазию до осуществления хотя бы одного коренного демократического преобразования полностью. Но совершенно немыслимо, чтобы пролетариат, как исторический класс, мог победить буржуазию, если он не будет подготовлен к этому воспитанием в духе самого последовательного и революционно-решительного демократизма.

Империализм есть прогрессирующее угнетение наций мира горсткой великих держав, есть эпоха войн между ними за расширение и упрочение гнета над нациями, эпоха обмана народных масс лицемерными социал-патриотами, т. е. людьми, которые под предлогом «свободы наций», «права наций на самоопределение» и «обороны отечества» оправдывают и защищают угнетение большинства наций мира великими державами.

Поэтому в программе с.-д. центральным местом должно быть именно то разделение наций на угнетающие и угнетенные, которое составляет суть империализма и которое лживо обходят социал-шовинисты и Каутский. Это разделение не существенно с точки зрения буржуазного пацифизма или мещанской утопии мирной конкуренции независимых наций при капитализме, но оно как раз существенно с точки зрения революционной борьбы против империализма. А из этого разделения должно вытекать наше, последовательно демократическое, революционное и соответствующее общей задаче немедленной борьбы за социализм, определение «права наций на самоопределение». Во имя этого права, отстаивая его нелицемерное признание, с.-д. угнетающих наций должны требовать свободы отделения наций угнетенных, - ибо в противном случае признание равноправия наций и интернациональной солидарности рабочих было бы на деле лишь пустым словом, лишь лицемерием. А с.-д. угнетенных наций во главу угла должны ставить единство и слияние рабочих угнетенных наций с рабочими угнетающих наций, - ибо в противном случае эти с.-д. окажутся невольно союзниками той или иной национальной буржуазии, всегда предающей интересы народа и демократии, всегда


64
В. И. ЛЕНИН

готовой, в свою очередь, к аннексиям и к угнетению других наций.

Поучительным примером может служить постановка национального вопроса в конце 60-х гг. прошлого века. Мелкобуржуазные демократы, чуждые всякой мысли о классовой борьбе и о социалистической революции, рисовали себе утопию мирной конкуренции свободных и равноправных наций при капитализме. Прудонисты вовсе «отрицали» национальный вопрос и право наций на самоопределение с точки зрения непосредственных задач социальной революции. Маркс высмеивал французский прудонизм, показывал его родство с французским шовинизмом («вся Европа может и должна сидеть тихо и смирно на своей задней, пока господа во Франции отменят нищету»... «под отрицанием национальностей они, сами того не сознавая, понимают, кажется, их поглощение образцовой французской нацией»). Маркс требовал отделения Ирландии от Англии, - «хотя бы после отделения дело и пришло к федерации» - и требовал его не с точки зрения мелкобуржуазной утопии мирного капитализма, не из «справедливости к Ирландии» 38, а с точки зрения интересов революционной борьбы пролетариата угнетающей, т. е. английской, нации против капитализма. Свободу этой нации связывало и уродовало то, что она угнетала другую нацию. Интернационализм английского пролетариата оставался бы лицемерной фразой, если бы он не требовал отделения Ирландии. Не будучи никогда сторонником ни мелких государств, ни государственного дробления вообще, ни принципа федерации, Маркс рассматривал отделение угнетенной нации, как шаг к федерации и, следовательно, не к дроблению, а к концентрации и политической и экономической, но к концентрации на базе демократизма. С точки зрения Парабеллума, Маркс вел, вероятно, «иллюзорную борьбу», когда выставлял это требование отделения Ирландии. А на деле только такое требование было последовательно революционной программой, только оно отвечало интернационализму, только оно отстаивало концентрацию не по-империалистически.


65
РЕВ. ПРОЛЕТАРИАТ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

Империализм наших дней привел к тому, что угнетение наций великими державами стало общим явлением. Именно точка зрения борьбы с социал-шовинизмом великодержавных наций, которые ведут теперь империалистскую войну ради укрепления гнета над нациями и которые угнетают большинство наций мира и большинство населения земли, именно эта точка зрения должна быть решающей, главной, основной в национальной программе с.-д.

Посмотрите же на теперешние направления с.-д. мысли в этом вопросе. Мелкобуржуазные утописты, мечтающие о равенстве и мире наций при капитализме, уступили место социал-империалистам. Воюя с первыми, Парабеллум воюет с ветряными мельницами, играя невольно на руку вторым. Какова программа социал-шовинистов в национальном вопросе?

Либо они вовсе отрицают право на самоопределение, приводя доводы вроде пара-беллумовских (Кунов, Парвус, русские оппортунисты: Семковский, Либман и пр.). Либо они признают это право явно лицемерным образом, именно не применяя его как раз к тем нациям, которые угнетены их собственной нацией или военным союзником собственной нации (Плеханов, Гайндман, все франкофильские патриоты, затем Шейдеман и пр. и пр.). Наиболее благовидную, и потому наиболее опасную для пролетариата, формулировку социал-шовинистской лжи дает Каутский. На словах он за самоопределение наций, на словах он за то, чтобы с.-д. партия «die Selbstandigkeit der Nationen allseitig (!!) und ruckhaltlos (??) achtet und fordert»* («Neue Zeit», 33, II, S. 241; 21. V. 1915). А на деле он приспособляет национальную программу к господствующему социал-шовинизму, искажает и урезывает ее, не определяет точно обязанностей социалистов угнетающих наций и даже прямо фальсифицирует демократический принцип, говоря, что требовать «государственной самостоятельности» (staatliche Selbstandigkeit) для каждой нации


* - «всесторонне (!!) и безоговорочно (??) уважала и отстаивала самостоятельность наций». Ред.


66
В. И. ЛЕНИН

значило бы требовать «чрезмерного» («zu viel», «Neue Zeit», 33, II, 77; 16. IV. 1915). Довольно, изволите видеть, «национальной автономии»!! Как раз тот главный вопрос, которого не позволяет касаться империалистская буржуазия, - вопрос о границах государства, строящегося на угнетении наций, Каутский и обходит, выкидывая из программы самое существенное в угоду этой буржуазии. Буржуазия готова обещать какое угодно «равноправие наций» и какую угодно «национальную автономию», лишь бы пролетариат остался в рамках легальности и «мирно» подчинился ей в вопросе о границах государства! Национальную программу социал-демократии Каутский формулирует реформистски, а не революционно.

Национальную программу Парабеллума, вернее его уверения, что «мы против аннексий», Parteivorstand*, Каутский, Плеханов и К° подписывают обеими руками, именно потому, что эта программа не разоблачает господствующих социал-патриотов. Эту программу подпишут и буржуа-пацифисты. Прекрасная общая программа Парабеллума («революционная массовая борьба против капитализма») служит ему, - как и прудонистам 60-х годов, - не для того, чтобы в соответствии с ней, в духе ее выработать непримиримую, столь же революционную программу в национальном вопросе, а для того, чтобы очистить здесь поле перед социал-патриотами. Большинство социалистов мира принадлежит в нашу империалистскую эпоху к нациям, угнетающим другие нации и стремящимся расширить это угнетение. Поэтому наша «борьба против аннексий» останется бессодержательной, нисколько не страшной для социал-патриотов борьбой, если мы не будем заявлять: тот социалист угнетающей нации, который не ведет и во время мира и во время войны пропаганды свободы отделения угнетенных наций, не социалист и не интернационалист, а шовинист! Тот социалист угнетающей нации, который не ведет этой пропаганды вопреки запретам правительств, т. е. в свободной, т. е. в нелегальной


* - Правление Германской с.-д. партии. Ред.


67
РЕВ. ПРОЛЕТАРИАТ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

печати, остается лицемерным сторонником равноправия наций!

Про Россию, которая не завершила еще своей буржуазно-демократической революции, Парабеллум сказал одну-единственную фразу:

«Selbst das wirtschaftlich sehr zuruckgebliebene Rußland hat in der Haltung der Polnischen, Lettischen, Armenischen Bourgeoisie gezeigt, daß nicht nur die militarische Bewachung es ist, die die Volker in diesem «Zuchthaus der Volker» zusammenhalt, sondern Bedurfnisse der kapitalistischen Expansion, für die das ungeheure Territorium ein glanzender Boden der Entwicklung ist» *.

Это не «социал-демократическая точка зрения», а либерально-буржуазная, не интернационалистская, а великорусско-шовинистская. Видимо, с этим последним шовинизмом очень мало знаком Парабеллум, столь превосходно борющийся с немецкими социал-патриотами. Чтобы сделать из этой фразы Парабеллума социал-демократическое положение и с.-д. выводы, ее надо переделать и дополнить следующим образом:

Россия есть тюрьма народов не только в силу военно-феодального характера царизма, не только потому, что буржуазия великорусская поддерживает царизм, но и потому, что буржуазия польская и т. д. интересам капиталистической экспансии принесла в жертву свободу наций, как и демократизм вообще. Пролетариат России не может ни идти во главе народа на победоносную демократическую революцию (это его ближайшая задача), ни бороться вместе со своими братьями-пролетариями Европы за социалистическую революцию, не требуя уже сейчас полностью и «ruckhaltlos»** свободы отделения всех угнетенных царизмом наций от России. Мы требуем этого не независимо от нашей революционной борьбы за социализм, а потому, что эта


*- «Даже очень отставшая в хозяйственном отношении Россия показала на поведении польской, латышской и армянской буржуазии, что не только военная стража удерживает народы в этой «тюрьме народов», но и потребности капиталистической экспансии, для которой громадная территория является блестящей почвой для развития». Ред.

** - «безоговорочно». Ред.


68
В. И. ЛЕНИН

последняя борьба останется пустым словом, если не связать ее воедино с революционной постановкой всех демократических вопросов, в том числе и национального. Мы требуем свободы самоопределения, т. е. независимости, т. е. свободы отделения угнетенных наций не потому, чтобы мы мечтали о хозяйственном раздроблении или об идеале мелких государств, а, наоборот, потому, что мы хотим крупных государств и сближения, даже слияния, наций, но на истинно демократической, истинно интернационалистской базе, немыслимой без свободы отделения. Как Маркс в 1869 г. требовал отделения Ирландии не для дробления, а для дальнейшего свободного союза Ирландии с Англией, не из «справедливости к Ирландии», а ради интереса революционной борьбы английского пролетариата, так и мы считаем отказ социалистов России от требования свободы самоопределения наций, в указанном нами смысле, прямой изменой демократии, интернационализму и социализму.

Написано на немецком языке
не ранее 16 (29) октября 1915 г.
Подпись: N. Lenin

Впервые напечатано в 1927 г.
в Ленинском сборнике VI

Печатается по переводу с немецкого, сделанному Н. К. Крупской, с поправками В. И. Ленина



69

Первая страница письма В. И. Ленина «Секретарю «Лиги социалистической пропаганды»». - Ноябрь 1915 г.
Уменьшено


71

СЕКРЕТАРЮ «ЛИГИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ» 39

Дорогие товарищи!

Мы очень обрадовались, получив вашу листовку. Ваше обращение к членам социалистической партии с призывом бороться за новый Интернационал, за подлинный революционный социализм, которому учили Маркс и Энгельс, против оппортунизма, в особенности против тех, кто стоит за участие рабочего класса в оборонительной войне, полностью соответствует позиции, которую наша партия (Российская социал-демократическая рабочая партия, Центральный Комитет) заняла с самого начала этой войны и которую она всегда занимала на протяжении более 10 лет.

Мы шлем вам самые искренние приветы и наилучшие пожелания успеха в нашей борьбе за истинный интернационализм.

В нашей печати и нашей пропаганде мы по ряду вопросов расходимся с вашей программой. Мы считаем совершенно необходимым указать вам вкратце на эти расхождения, для того чтобы немедленно предпринять серьезные шаги с целью согласования во всех странах международной борьбы не идущих на компромисс революционных социалистов, в особенности марксистов.

Мы подвергаем самой суровой критике старый, второй (1889-1914) Интернационал, мы объявляем его мертвым и не заслуживающим того, чтобы его восстановили на старой основе. Но мы никогда не говорим в нашей печати, что до сих пор слишком большое место уделялось так называемым «непосредственным требованиям» и что


72
В. И. ЛЕНИН

это может привести к выхолащиванию социализма. Мы утверждаем и доказываем, что все буржуазные партии, все партии, кроме революционной партии рабочего класса, лгут и лицемерят, когда говорят о реформах. Мы стараемся помочь рабочему классу добиться хотя бы самого незначительного, но реального улучшения (экономического и политического) его положения, и мы всегда добавляем, что никакая реформа не может быть прочной, подлинной и серьезной, если она не поддерживается революционными методами борьбы масс. Мы всегда учим, что социалистическая партия, не соединяющая этой борьбы за реформы с революционными методами рабочего движения, может превратиться в секту, может оторваться от масс и что это является наиболее серьезной угрозой успеху подлинного революционного социализма.

Мы всегда защищаем в нашей печати внутрипартийную демократию. Но мы никогда не высказываемся против централизации партии. Мы за демократический централизм. Мы говорим, что централизация германского рабочего движения является не слабой, а сильной и положительной его чертой. Порок современной социал-демократической партии Германии заключается не в централизации, а в преобладании оппортунистов, которые должны быть исключены из партии, особенно теперь, после их предательского поведения во время войны. Если бы при каждом данном кризисе маленькая группа (например наш ЦК является маленькой группой) могла направлять широкие массы в сторону революции, это было бы очень хорошо. При всех кризисах массы не могут действовать непосредственно, массы нуждаются в помощи со стороны маленьких групп центральных учреждений партий. Уже с самого начала этой войны, с сентября 1914 года, наш ЦК внушал массам, чтобы они не верили лживым фразам об «оборонительной войне» и чтобы они порвали с оппортунистами и так называемыми «джинго-социалистами» (так мы называем «социалистов», которые теперь стоят за оборонительную войну). Мы думаем, что эти централистические мероприятия нашего Центрального Комитета были полезны и необходимы.


73
СЕКРЕТАРЮ «ЛИГИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ»

Мы соглашаемся с вами, что мы должны быть против цеховых союзов и за промышленные союзы, т. е. за крупные, централизованные профсоюзы и за наиболее деятельное участие всех членов партии в экономической борьбе и во всех профсоюзных и кооперативных организациях рабочего класса. Но таких людей, как г. Легин в Германии и г. Гомперс в США, мы считаем буржуями, и их политику - не социалистической политикой, а националистической буржуазной политикой. Гг. Легин, Гомперс и подобные им люди не являются представителями рабочего класса: они представляют лишь аристократию и бюрократию рабочего класса.

Мы всецело сочувствуем вам, когда при политическом выступлении вы требуете «массового выступления» рабочих. Германские революционные интернационалисты-социалисты также требуют этого. В нашей печати мы стараемся подробнее определить, что именно нужно понимать под таким политическим массовым выступлением, как, например, политические забастовки (очень обычные в России), уличные демонстрации и гражданская война, которая подготовляется настоящей империалистской войной между нациями.

Мы не проповедуем единства внутри теперешних (преобладающих во II Интернационале) социалистических партий. Наоборот, мы настаиваем на разрыве с оппортунистами. Война, это - лучший наглядный урок. Во всех странах оппортунисты, их лидеры, их наиболее влиятельные газеты и журналы стоят за войну, другими словами, они действительно объединились с «их» национальной буржуазией (средним классом, капиталистами) против пролетарских масс. Вы говорите, что в Америке есть также социалисты, которые высказывались в пользу оборонительной войны. Мы убеждены, что союз с такими людьми - преступление. Такой союз является союзом с национальным средним классом и капиталистами и разрывом с международным революционным рабочим классом. А мы стоим за разрыв с националистскими оппортунистами и за союз с международными революционерами-марксистами и партиями рабочего класса.


74
В. И. ЛЕНИН

Мы никогда не возражаем в нашей печати против объединения Социалистической партии с Социалистической рабочей партией (S. P. and S. L. Р.) в Америке 40. Мы всегда ссылаемся на письма Маркса и Энгельса (особенно к Зорге, активному члену американского социалистического движения), где оба осуждают сектантский характер СРП (S. L. Р.) 41.

Мы вполне согласны с вашей критикой старого Интернационала. Мы участвовали в Циммервальдской конференции (Швейцария 5-8. IX. 1915 г.). Мы образовали там левое крыло и предложили нашу резолюцию и проект манифеста. Мы только что опубликовали эти документы на немецком языке, и я посылаю их вам (вместе с немецким переводом нашей брошюры «Социализм и война»), надеясь, что в вашей Лиге есть товарищи, знающие немецкий язык. Если бы вы могли помочь нам издать эти вещи на английском языке (это возможно только в Америке, после чего мы послали бы их в Англию), мы охотно приняли бы вашу помощь.

В нашей борьбе за истинный интернационализм и против «джинго-социализма» мы в нашей печати всегда указываем на оппортунистических вождей СП (S. Р.) в Америке, которые стоят за ограничение иммиграции китайских и японских рабочих (особенно после конгресса в Штутгарте в 1907 г. и вопреки его решениям). Мы думаем, что нельзя быть интернационалистом и в то же время стоять за подобные ограничения. Мы утверждаем, что если только американские и особенно английские социалисты, принадлежащие к правящей и угнетающей нации, не против каких бы то ни было ограничений иммиграции и обладания колониями (Гавайские острова), если они не стоят за полную независимость последних, то такие социалисты в действительности - «джинго».

В заключение я еще раз повторяю наилучшие приветы и пожелания вашей Лиге. Мы были бы очень рады и далее получать от вас информацию и соединить нашу борьбу против оппортунизма за истинный интернационализм.

Ваш Н. Ленин


75
СЕКРЕТАРЮ «ЛИГИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ»

NB: В России две социал-демократические партии. Наша партия («Центральный Комитет») против оппортунизма. Вторая партия {«Организационный комитет») оппортунистична. Мы против союза с нею.

Вы можете писать на наш официальный адрес (Русская библиотека. Для ЦК - улица Гюго де Санже, 7, Женева, Швейцария). Но лучше пишите на мой личный адрес: Вл. Ульянов. Зайденвег, 4-а. III. Берн. Швейцария.

Написано на английском языке
между 31 октября и 9 ноября
(13 и 22 ноября) 1915 г.

Впервые напечатано в 1924 г.
в Ленинском сборнике II

Печатается по рукописи
Перевод с английского



76

О ДВУХ ЛИНИЯХ РЕВОЛЮЦИИ

В «Призыве» 42, № 3, г. Плеханов пытается поставить основной теоретический вопрос о грядущей революции в России. Он берет одну цитату из Маркса, где говорится, что революция 1789 г. во Франции шла по восходящей линии, а 1848 г. по нисходящей. В первом случае власть переходила постепенно от более умеренной партии к более левой: конституционалисты - жирондисты - якобинцы. Во втором - наоборот (пролетариат - мелкобуржуазные демократы - буржуазные республиканцы - Наполеон III). «Желательно, - умозаключает наш автор, - направить русскую революцию по восходящей линии», т. е. чтобы власть сначала перешла к кадетам и октябристам 43, потом к трудовикам, затем к социалистам. Вывод из этого рассуждения делается, конечно, тот, что неразумны левые в России, не желающие поддерживать кадетов и преждевременно дискредитирующие их.

Это «теоретическое» рассуждение г. Плеханова представляет из себя еще и еще один образец подмена марксизма либерализмом. Г-н Плеханов сводит дело к вопросу, «правильны» или неправильны были «стратегические понятия» передовых элементов? Маркс рассуждал иначе. Он указывал факт: революция в обоих случаях шла по-разному, а объяснения этой разницы Маркс не искал в «стратегических понятиях». Смешно, с точки зрения марксизма, искать ее в понятиях. Ее надо искать в различии соотношения классов. Тот же


77
О ДВУХ ЛИНИЯХ РЕВОЛЮЦИИ

самый Маркс писал, что в 1789 г. буржуазия во Франции соединилась с крестьянством и что в 1848 г. мелкобуржуазная демократия изменила пролетариату 44. Г-н Плеханов знает это мнение Маркса, но молчит о нем, чтобы подделать Маркса «под Струве». Во Франции 1789 г. дело шло о свержении абсолютизма и дворянства. Буржуазия на тогдашней ступени экономического и политического развития верила в гармонию интересов, не боялась за прочность своего господства и шла на союз с крестьянством. Этот союз обеспечил полную победу революции. В 1848 г. дело шло о свержении буржуазии пролетариатом. Последнему не удалось привлечь к себе мелкой буржуазии, и ее измена вызвала поражение революции. Восходящая линия была в 1789 г. формой революции, в которой масса народа победила абсолютизм. Нисходящая линия 1848 г. была формой революции, когда измена пролетариату со стороны массы мелкой буржуазии вызвала поражение революции.

Г-н Плеханов марксизм подменил вульгарным идеализмом, сводя дело к «стратегическим понятиям», а не к соотношению классов.

Опыт русской революции 1905 года и контрреволюционной эпохи после нее говорит нам, что у нас наблюдались две линии революции в смысле борьбы двух классов, пролетариата и либеральной буржуазии, за руководящее влияние на массы. Пролетариат выступал революционно и вел за собой демократическое крестьянство на свержение монархии и помещиков. Что крестьянство проявляло революционные стремления в демократическом смысле, это доказали в массовых размерах все крупные политические события: и крестьянские восстания 1905-1906 гг., и военные волнения тех же лет, и «крестьянский союз» 1905 г., и обе первые Думы, где крестьяне-трудовики выступали не только «левее кадетов», но и революционнее иитеппигентов-социал-революционеров и трудовиков. Об этом, к сожалению, часто забывают, но это - факт. И в III и в IV Думах крестьяне-трудовики показали, при всей их слабости, что деревенские массы настроены против помещиков.


78
В. И. ЛЕНИН

Первая линия русской буржуазно-демократической революции, взятая из фактов, а не из «стратегической» болтовни, состояла в том, что решительно боролся пролетариат, нерешительно шло за ним крестьянство. Шли оба эти класса против монархии и против помещиков. Недостаток силы и решительности этих классов вызвали поражение (хотя частичная брешь в самодержавии была все же пробита).

Второй линией было поведение либеральной буржуазии. Мы, большевики, всегда говорили, особенно с весны 1906 года, что ее представляют кадеты и октябристы, как единая сила. Десятилетие 1905-1915 гг. подтвердило наш взгляд. В решающие моменты борьбы кадеты вместе с октябристами изменяли демократии и «шли» помогать царю и помещикам. «Либеральная» линия русской революции состояла в «успокоении» и раздроблении борьбы масс ради примирения буржуазии с монархией. И международная обстановка русской революции, и сила русского пролетариата делала такое поведение либералов неизбежным.

Большевики сознательно помогали пролетариату идти по первой линии, бороться с беззаветной смелостью и вести за собой крестьянство. Меньшевики скатывались постоянно на вторую линию, развращая пролетариат приспособлением его движения к либералам, начиная с приглашения идти в булыгинскую Думу (август 1905 г.), кончая кадетским министерством 1906 г. и блоком с кадетами против демократии в 1907 г. (С точки зрения г. Плеханова - заметим в скобках - «правильные стратегические понятия» кадетов и меньшевиков потерпели тогда поражение. Почему же? Почему массы не послушались мудрого г. Плеханова и кадетских советов, распространявшихся раз во сто шире, чем советы большевиков?)

Только эти течения, большевистское и меньшевистское, одни только они проявили себя в политике масс в 1904-1908, как и после, в 1908-1914 годах. Почему? Потому, что только эти течения имели прочные классовые корни, первое - пролетарские, второе - либерально-буржуазные.


79
О ДВУХ ЛИНИЯХ РЕВОЛЮЦИИ

Теперь мы снова идем к революции. Это все видят. Сам Хвостов говорит о настроении крестьян, напоминающем 1905-1906 годы. И опять перед нами те же две линии революции, то же соотношение классов, только видоизмененное изменившейся международной обстановкой. В 1905 г. вся европейская буржуазия была за царизм и помогала ему кто миллиардами (французы), кто - подготовкой контрреволюционной армии (немцы). В 1914 г. разгорелась европейская война; буржуазия повсюду победила, на время, пролетариат, захлестнула его мутным потоком национализма и шовинизма. В России мелкобуржуазные народные массы, главным образом крестьянство, составляют по-прежнему большинство населения. Они угнетены в первую голову помещиками. Они политически частью спят, частью колеблются между шовинизмом («победа над Германией», «оборона отечества») и революционностью. Политическими выразителями этих масс - и этих колебаний - являются, с одной стороны, народники (трудовики и социал-революционеры), с другой - оппортунисты социал-демократы («Наше Дело», Плеханов, фракция Чхеидзе, OK), которые с 1910 года решительно покатились по дорожке либеральной рабочей политики и к 1915 году докатились до социал-шовинизма гг. Потресова, Череванина, Левицкого, Маслова или до требования «единства» с ними.

Из этого фактического положения вытекает с очевидностью задача пролетариата. Беззаветно смелая революционная борьба против монархии (лозунги конференции января 1912 г. 45, «три кита»), - борьба, увлекающая за собой все демократические массы, т. е., главным образом, крестьянство. А вместе с тем беспощадная борьба с шовинизмом, борьба за социалистическую революцию Европы в союзе с ее пролетариатом. Колебания мелкой буржуазии не случайны, а неизбежны, они вытекают из ее классового положения. Военный кризис усилил экономические и политические факторы, толкающие ее - и крестьянство в том числе - влево. В этом объективная основа полной возможности победы демократической революции в России. Что в Западной


80
В. И. ЛЕНИН

Европе вполне созрели объективные условия социалистической революции, этого нам нет надобности доказывать здесь; это признавали до войны все влиятельные социалисты во всех передовых странах.

Выяснить соотношение классов в предстоящей революции - главная задача революционной партии. От этой задачи уклоняется OK, который в России остается верным союзником «Нашего Дела» и за границей бросает ничего не значащие «левые» фразы. Эту задачу неправильно решает в «Нашем Слове» Троцкий, повторяющий свою «оригинальную» теорию 1905 года и не желающий подумать о том, в силу каких причин жизнь шла целых десять лет мимо этой прекрасной теории.

Оригинальная теория Троцкого берет у большевиков призыв к решительной революционной борьбе пролетариата и к завоеванию им политической власти, а у меньшевиков - «отрицание» роли крестьянства. Крестьянство-де расслоилось, дифференцировалось; его возможная революционная роль все убывала; в России невозможна «национальная» революция: «мы живем в эпоху империализма», а «империализм противопоставляет не буржуазную нацию старому режиму, а пролетариат буржуазной нации».

Вот - забавный пример «игры в словечко»: империализм! Если в России уже противостоит пролетариат «буржуазной нации», тогда, значит, Россия стоит прямо перед социалистической революцией!! тогда неверен лозунг «конфискации помещичьих земель» (повторяемый Троцким в 1915 г. вслед за январской конференцией 1912 г.), тогда надо говорить не о «революционном рабочем», а о «рабочем социалистическом» правительстве!! До каких пределов доходит путаница у Троцкого, видно из его фразы, что решительностью пролетариат увлечет и «непролетарские (!) народные массы» (№217)!! Троцкий не подумал, что если пролетариат увлечет непролетарские массы деревни на конфискацию помещичьих земель и свергнет монархию, то это и будет завершением «национальной буржуазной революции» в России, это и будет революционно-демократической диктатурой пролетариата и крестьянства!


81
О ДВУХ ЛИНИЯХ РЕВОЛЮЦИИ

Все десятилетие - великое десятилетие - 1905-1915 гг. доказало наличность двух и только двух классовых линий русской революции. Расслоение крестьянства усилило классовую борьбу внутри него, пробудило очень многие политически спавшие элементы, приблизило к городскому пролетариату сельский (на особой его организации большевики настаивали с 1906 года и ввели это требование в резолюцию Стокгольмского, меньшевистского, съезда 46). Но антагонизм «крестьянства» и Марковых - Романовых - Хвостовых усилился, возрос, обострился. Это такая очевидная истина, что даже тысячи фраз в десятках парижских статей Троцкого не «опровергнут» ее. Троцкий на деле помогает либеральным рабочим политикам России, которые под «отрицанием» роли крестьянства понимают нежелание поднимать крестьян на революцию!

А в этом сейчас гвоздь. Пролетариат борется и будет беззаветно бороться за завоевание власти, за республику, за конфискацию земель, то есть за привлечение крестьянства, за исчерпание его революционных сил, за участие «непролетарских народных масс» в освобождении буржуазной России от военно-феодального «империализма» (= царизма). И этим освобождением буржуазной России от царизма, от земель и власти помещиков пролетариат воспользуется немедленно не для помощи зажиточным крестьянам в их борьбе с сельским рабочим, а - для совершения социалистической революции в союзе с пролетариями Европы.

«Социал-Демократ» № 48,
20 ноября 1915 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



82

У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Превращение отдельных лиц из радикальных социал-демократов и революционных марксистов в социал-шовинистов - явление, общее всем воюющим странам. Поток шовинизма так стремителен, бурен и силен, что повсюду ряд бесхарактерных или переживших себя левых социал-демократов увлечен им. Парвус, показавший себя авантюристом уже в русской революции, опустился теперь в издаваемом им журнальчике «Die Glocke» («Колокол») 47 до... последней черты. Он защищает немецких оппортунистов с невероятно наглым и самодовольным видом. Он сжег все, чему поклонялся; он «забыл» о борьбе революционного и оппортунистического течений и об их истории в международной социал-демократии. С развязностью уверенного в одобрении буржуазии фельетониста хлопает он по плечу Маркса, «поправляя» его без тени добросовестной и внимательной критики. А какого-то там Энгельса он третирует прямо с презрением. Он защищает пацифистов и интернационалистов в Англии, националистов и ура-патриотов в Германии. Он ругает шовинистами и прихвостнями буржуазии социал-патриотов английских, величая немецких - революционными социал-демократами и лобызаясь с Ленчем, Генишом, Грунвальдом. Он лижет сапоги Гинденбургу, уверяя читателей, что «немецкий генеральный штаб выступил за революцию в России», и печатая хамские гимны этому «воплощению немецкой народной души», его «могучему революционному чув-


83
У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

ству». Он сулит Германии безболезненный переход к социализму через союз консерваторов с частью социалистов и через «хлебные карточки». Как мелкий трус, он снисходительно полуодобряет Циммервальдскую конференцию, делая вид, будто он не заметил в ее манифесте мест, направленных против всех оттенков социал-шовинизма, от парвусовского и плехановского до кольбовского и каутскианского.

В шести номерах его журнальчика нет ни единой честной мысли, ни одного серьезного довода, ни одной искренней статьи. Сплошная клоака немецкого шовинизма, прикрытая разухабисто намалеванной вывеской: во имя будто бы интересов русской революции! Вполне естественно, что эту клоаку похваливают оппортунисты: Кольб и хемницкий «Народный Голос» 48.

Господин Парвус имеет настолько медный лоб, что публично объявляет о своей «миссии» «служить идейным звеном между вооруженным немецким и революционным русским пролетариатом». Эту шутовскую фразу достаточно выставить на осмеяние перед русскими рабочими. Если «Призыв» гг. Плеханова, Бунакова и К° вполне заслужил одобрение шовинистов и Хвостова в России, то «Колокол» г-на Парвуса - орган ренегатства и грязного лакейства в Германии.

Нельзя не отметить по этому поводу еще одну полезную сторону теперешней войны. Она не только убивает «скорострельной пушкой» оппортунизм и анархизм, она великолепно разоблачает также авантюристов и переметных сум социализма. Для пролетариата в высшей степени выгодно, что эту предварительную очистку его движения история начала делать накануне социалистической революции, а не в самом ходе ее.

«Социал-Демократ» № 48,
20 ноября 1915 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



84

ПРИКРЫТИЕ
СОЦИАЛ-ШОВИНИСТСКОЙ ПОЛИТИКИ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТСКИМИ ФРАЗАМИ

Как относятся политические факты к политической литературе? политические события к политическим лозунгам? политическая действительность к политической идеологии? Этот вопрос имеет в настоящее время самое коренное значение для понимания всего кризиса Интернационала, ибо всякий кризис, даже всякий перелом в развитии, неизбежно ведет к несоответствию старой формы с новым содержанием. Мы не говорим уже о том, что буржуазное общество постоянно вскармливает таких политиков, любящих называть себя внеклассовыми, и таких оппортунистов, любящих называть себя социалистами, которые умышленно и систематически обманывают массы самыми пышными, самыми «левыми» словами. Но в эпоху кризиса даже у добросовестных участников его наблюдается сплошь да рядом расхождение слова с делом. И великое прогрессивное значение всяких кризисов, даже самых тяжелых, трудных и болезненных, состоит, между прочим, именно в том, что они с великолепной быстротой, силой, наглядностью разоблачают и отметают прочь гнилые - хотя бы и добросовестные - слова, гнилые - хотя бы и построенные на базе наилучших намерений - учреждения.

В жизни российской социал-демократии самый крупный факт теперь - выборы питерских рабочих в военно-промышленный комитет. Впервые за время войны и только эти выборы притянули действительно массы


85
ПРИКРЫТИЕ СОЦИАЛ-ШОВИНИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

пролетариев к обсуждению и решению основных вопросов современной политики, показали нам настоящую картину того, что есть в социал-демократии, как массовой партии. Оказалось, что есть два, только два течения, одно - революционно-интернационалистское, действительно пролетарское, организованное нашей партией, оно было против обороны. Другое, «оборонческое» или социал-шовинистское, было блоком «нашедельцев» (т. е. главного ядра ликвидаторов), плехановцев, народников и беспартийных, причем весь этот блок поддерживала вся буржуазная печать и все черносотенцы в России, доказав тем буржуазную, а не пролетарскую, сущность политики этого блока.

Таковы факты. Такова действительность. А лозунги и идеология? Питерское «Рабочее Утро» 49, № 2 (22. X), сборник «окистов» («Интернационал и война», № 1, 30. XI. 1915), последние номера «Нашего Слова» дают ответ, над которым должен подумать и еще подумать всякий, интересующийся политикой не так, как гоголевский Петрушка интересовался чтением.

Посмотрим же на содержание и значение этой идеологии.

Питерское «Рабочее Утро» - самый важный документ. Здесь сидят главари ликвидаторства и социал-шовинизма вкупе с доносчиком г. Гвоздевым. Эти люди знают досконально все, что предшествовало выборам 27. IX и что было на этих выборах. Эти люди могли накинуть флер на свой блок с плехановцами, народниками и беспартийными, и они накинули флер, они ни звука не сказали ни о значении этого блока, ни о численном соотношении различных элементов его. Им выгодно было скрыть такую «мелочь» (данные об этом, несомненно, были у г. Гвоздева и его друзей из «Рабочего Утра»), и они скрыли ее. Но выдумать третьей группы, кроме 90 и 81, они не могли; лгать на месте, в Питере, перед лицом рабочих, сочиняя «третью» группу, о которой рассказывает басни «копенгагенский аноним» 50 на страницах немецкой печати и «Нашего Слова», - невозможно, ибо не сошедшие с ума люди не лгут, если знают, что разоблачение лжи неизбежно тут же и тотчас же.


86
В. И. ЛЕНИН

Поэтому «Рабочее Утро» печатает статью К. Оранского (старый знакомый!): «Две позиции», подробнейшим образом разбирает обе позиции, группы 90 и группы 81, ни единым словом не упоминая о 3-ей позиции. Кстати: цензура изуродовала № 2 «Рабочего Утра» почти сплошь; белых полос чуть ли не больше, чем уцелевших, но из статей пощажены именно те, только те две статьи, - «Две позиции» и фельетон, по-либеральному извращающий историю 1905 года, - в которых ругают большевиков за «анархизм» и «бойкотизм». Царскому правительству выгодно, чтобы такие вещи писались и печатались. Такие речи пользуются не случайно монополией легальности всюду, от деспотической России до республиканской Франции!

Какими же доводами защищает «Рабочее Утро» свою позицию «оборончества» или «социал-шовинизма»? Исключительно увертками, исключительно интернационалистскими фразами!! Наша-де позиция вовсе не «национальная», вовсе не «оборонческая», у нас лишь выражено - «нисколько не выраженное в первой позиции» (т. е. в позиции группы 90) - «небезразличное» «отношение к положению страны», к «спасению» ее «от разгрома и гибели». Наша-де позиция была «действительно международная», указывала пути и средства «освобождения» страны, мы «одинаково (!! с первой позицией) оценивали происхождение войны и ее социально-политическую сущность», мы «одинаково (!! с первой позицией) намечали общую проблему международной организации и международной работы пролетариата» (не шутите!) «и демократии во время войны, во все без исключения периоды развития мирового конфликта». Мы-де заявляли в нашем наказе, что «в данной общественно-политической обстановке рабочий класс не может взять на себя никакой ответственности за оборону страны», мы «решительно присоединялись прежде всего к международным задачам демократии», «внесли свою лепту в живую струю стремлений, имеющих своими этапами Копенгаген и Циммервальд» (вот как мы!). Мы-де за лозунг «мира без аннексий» (курсив «Рабочего Утра»). Мы «противопоставили абстрактности и


87
ПРИКРЫТИЕ СОЦИАЛ-ШОВИНИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

космополитическому анархизму первого течения реализм и международность своей позиции, своей тактики».

Не правда ли, ведь это - сплошь перлы! Но в этих перлах, кроме безграмотности и репетиловского вранья 51, есть совершенно трезвая и правильная, с точки зрения буржуазии, дипломатия. Чтобы влиять на рабочих, буржуа должны наряжаться социалистами, эсдеками, интернационалистами и т. д., иначе влиять невозможно. И «Рабочее Утро» наряжается, подкрашивается, румянится, прихорашивается, делает глазки, ни перед чем не останавливаясь! Мы готовы подписать хоть сто раз и Циммервальдский манифест (пощечина тем из циммервальдцев, которые подписали этот манифест, не борясь с его робостью и не делая оговорок!), и какую угодно резолюцию об империалистской сущности войны, и любую присягу в своем «интернационализме» и в своей «революционности» («освобождение страны» в подцензурной печати = революция в нелегальной), - лишь бы... лишь бы нам не мешали звать рабочих к участию в военно-промышленных комитетах, т. е. к фактическому участию в грабительской, реакционной («оборонительной») войне.

Только это есть дело, все остальное слова. Только в этом суть, все остальное фразы. Только это нужно полиции, царской монархии, Хвостову и буржуазии. Умные буржуа в более умных странах терпимы к интернационалистской и социалистической фразе, лишь бы было участие в обороне: припомните отзывы французских реакционных газет о Лондонской конференции социалистов «тройственного согласия» 52. Это у господ социалистов, знаете ли, вид «тика», писала одна из этих газет, вид нервной болезни, когда люди непроизвольно повторяют один жест, одно движение мускулов, одно слово. Вот и «наши» социалисты не могут ни о чем говорить, не повторяя словечек: мы интернационалисты, мы за социальную революцию. Это не опасно! Это только «тик», а «нам» важно то, что они за оборону отечества.

Так рассуждали умные французские и английские буржуа: если участие в грабительской войне защищают фразами о демократии, социализме и т. п., то разве


88
В. И. ЛЕНИН

же это в самом деле не выгодно для хищников-правительств, для империалистской буржуазии? Разве барину не выгодно иметь лакея, который бы божился и клялся перед народом, что барин всю свою жизнь отдает попечению о народе и любви к нему?

«Рабочее Утро» клянется Циммервальдом и на словах отгораживается от плехановцев, заявляя (№ 2), что оно «во многом не согласно» с ними, а на деле соглашается с ними в основном, на деле идет вместе с ними, вместе со своей буржуазией, в «оборонческие» учреждения шовинистской буржуазии.

OK не только клянется Циммервальдом, а «подписывается» и расписывается по всей форме, не только отгораживается от плехановцев, но даже выпускает какого-то анонима А. М., который, спрятавшись за свою анонимность, как за подворотню, пишет: «мы, примыкающие» (? может быть, А. М. это целых два «примыкающих»?) «к Августовскому блоку, считаем нужным заявить: организация «Призыв» далеко перешагнула за пределы терпимого в нашей партии, как мы их понимаем, и членам групп содействия «Призыву» не должно быть места в рядах организаций Августовского блока». Ну и храбрые же эти «примыкающие» А. М., так и режут правду-матку открыто в лицо!

Из пяти лиц, составляющих «Заграничный секретариат» OK, издавший цитируемый сборник, ни одно не пожелало заявить столь храброй вещи! Выходит, что пятерка секретарей против разрыва с Плехановым (еще не так давно П. Аксельрод заявлял, что меньшевик Плеханов ему ближе большевиков-интернационалистов), но боясь рабочих и не желая портить своей «репутации», предпочитает молчать об этом, выпуская, однако, одного или двух анонимных примыкающих, чтобы они поблистали дешевым и безопасным интернационализмом...

С одной стороны, отдельные секретари, А. Мартынов, Л. Мартов, Астров, полемизируют с «Нашим Делом», а Мартов даже высказывается против участия в военно-промышленных комитетах от своего лично имени. С другой стороны, бундовец Ионов, считающий


89
ПРИКРЫТИЕ СОЦИАЛ-ШОВИНИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

себя более «левым», чем отражающий действительную политику Бунда Косовский, и потому охотно выдвигаемый бундистами для прикрытия их национализма, проповедует «дальнейшее развитие старой тактики» (II Интернационала, приведшей к краху его), «но отнюдь не ликвидацию ее». Редакция помещает двусмысленные, ничего не говорящие дипломатически-увертливые оговорочки к статье Ионова, не возражая против ее сути, против защиты гнилого и оппортунистичного в «старой тактике». Анонимные А. М., «примыкающие) к Августовскому блоку 53, прямо защищают «Нашу Зарю»: она-де хотя и «уклонилась» от интернационалистской позиции, но «отвергла (?) политику Burgfrieden'a для России, признала необходимость немедленного восстановления интернациональных связей и, как нам» («примыкающим» анонимным А. М.) «известно, одобрила исключение Манькова из думской фракции». Превосходная защита! И мелкобуржуазные народники за восстановление связей, и Керенский против Манькова, а назвать людей, высказавшихся за «непротиводействие войне», отвергающими политику гражданского мира (Burgfrieden), значит обманывать рабочих пустыми словами.

Редакция сборника OK выступает, как целое, со статьей «Опасные тенденции». Вот образец политической увертливости! С одной стороны, громкие левые фразы против авторов оборонческих воззваний (московских и петроградских социал-шовинистов). С другой стороны, «трудно судить, из каких партийных кругов вышли обе декларации»!! На самом деле, нет ни тени сомнения, что они вышли «из кругов» «Нашего Дела», хотя сотрудники этого легального журнала, конечно, неповинны в составлении нелегальной декларации... Окисты подменили вопрос об идейных корнях этих деклараций, о полном тождестве этих корней с течением ликвидаторства, социал-шовинизма, «нашедельства», - нелепым, крючкотворским и никому, кроме полиции, не нужным вопросом о личном авторстве членов того или иного кружка. С одной стороны, редакции гремит и грозит: сплотим ряды, интернационалисты


90
В. И. ЛЕНИН

Августовского блока, для «самого энергичного противодействия оборонческим тенденциям» (129), для «непримиримой борьбы» (126); а с другой стороны, тут же, рядом, шулерская фраза: «Линия думской фракции, поддерживаемой OK, не встречала» (до сих пор) «открытой оппозиции» (129)!!

А эта линия, как это хорошо известно самим авторам, состоит в отсутствии линии и в прикрытой защите «Нашего Дела» и «Рабочего Утра»...

Возьмите самую «левую» и самую «принципиальную» статью сборника, написанную Л. Мартовым. Достаточно привести одну фразу автора, выражающую главную мысль, чтобы убедиться в том, какова его принципиальность. «Само собою разумеется, что, если б нынешний кризис привел к победе демократической революции, к республике, характер войны коренным образом изменился бы» (116). Это сплошная и вопиющая неправда. Мартов не мог не знать, что демократическая революция и республика суть буржуазно-демократические революция и республика. Характер войны между буржуазными и империалистскими великими державами ни на йоту не изменился бы, если бы в одной из этих держав быстро был сметен империализм военно-абсолютистски-феодальный, ибо от этого не исчез, а только усилился бы империализм чисто буржуазный. Поэтому наша газета в № 47, тезис 9 *, и заявила, что партия пролетариата России не станет защищать в данной войне даже отечества республиканцев и революционеров, пока они шовинисты, как Плеханов, народники, Каутский, нашедельцы, Чхеидзе, OK и т. п.

И нисколько не спасает Мартова уклончивая фраза в примечании на стр. 118, где он, вопреки сказанному им на стр. 116, «сомневается», может ли буржуазная демократия вести борьбу «против международного империализма» (конечно, не может); «сомневается», не превратит ли буржуазия республику 1793 года в республику Гамбетты и Клемансо. Основная теоретическая фальшь здесь остается: в 1793 году передовой


* См. настоящий том, стр. 50. Ред.


91
ПРИКРЫТИЕ СОЦИАЛ-ШОВИНИСТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

класс буржуазной революции во Франции воевал с дореволюционными монархиями Европы. Россия же 1915 года воюет не с более отсталыми, а с более передовыми странами, которые стоят накануне социалистической революции. Значит, сыграть роль якобинцев 1793 года может в войне 1914-1915 гг. только пролетариат, совершающий победоносную социалистическую революцию. Значит, русский пролетариат в теперешней войне мог бы «защищать отечество», мог бы счесть «характер войны коренным образом изменившимся» исключительно в том случае, если бы революция именно партию пролетариата поставила у власти, именно этой партии позволила бы всю силу революционного подъема и государственного аппарата направить на немедленное и непосредственное осуществление союза с социалистическим пролетариатом Германии и Европы (№ 47 «Социал-Демократа», тезис 11) *.

Мартов заканчивает свою, эффектными фразами жонглирующую, статью эффектнейшим призывом к «российской социал-демократии» «в самом начале политического кризиса занять ясную революционно-интернационалистскую позицию». Если читатель желает проверить, не гнилушка ли скрывается под этой эффектной вывеской, пусть он поставит себе вопрос: что значит вообще занять позицию в политике? (1) Дать оформленную, от имени организации (хотя бы «пятерки» секретарей), оценку момента и тактики, ряд резолюций; (2) дать боевой лозунг момента; (3) связать то и другое с действием пролетарских масс и их сознательного авангарда. Мартов и Аксельрод, идейные вожди «пятерки», не только не дают ни первого, ни второго, ни третьего, но дают фактически во всех этих трех областях поддержку социал-шовинистам, прикрытие их! За 16 месяцев войны пятеро заграничных секретарей не заняли ни «ясной», ни вообще никакой программно-тактической позиции. Мартов качается то влево, то вправо, Аксельрод гнет только вправо (см. его немецкую брошюру особенно). Ничего ясного, ничего оформленного, ничего


* См. настоящий том, стр. 50. Ред.


92
В. И. ЛЕНИН

организованного, никакой позиции! «Центральным боевым лозунгом момента, - пишет Мартов от себя, - для российского пролетариата должно стать всенародное учредительное собрание для ликвидации и царизма и войны». Это никуда не годный, не центральный и не боевой лозунг, ибо в нем нет главного, социально-классового и политически-определенного содержания понятия этой двойной «ликвидации». Это - вульгарная буржуазно-демократическая фраза, а не центральный, не боевой, не пролетарский лозунг.

Наконец, в главном, в связи с массами в России Мартов и К° дают не только ноль, но минус. Ибо за ними нет ничего. Выборы доказали, что массы есть только у блока буржуазии и «Рабочего Утра», а ссылка на OK и фракцию Чхеидзе есть лишь фальшивое прикрытие этого буржуазного блока.

«Социал-Демократ» № 49,
21 декабря 1915 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



93

ПРЕДИСЛОВИЕ К БРОШЮРЕ Н. БУХАРИНА «МИРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО И ИМПЕРИАЛИЗМ»

Важность и злободневность той темы, которой посвящена работа Н. И. Бухарина, не требует особых пояснений. Вопрос об империализме не только один из самых существенных, но, можно сказать, самый существенный вопрос в той области экономической науки, которая разрабатывает изменение форм капитализма в новейшее время. Знакомство с фактами, которые сюда относятся и которые так богато подобраны автором на основании последних материалов, безусловно необходимо для всякого интересующегося не одной экономией, а любой сферой современной общественной жизни. Само собою разумеется, что о конкретно-исторической оценке теперешней войны не может быть и речи, если в основу этой оценки не положено полное выяснение сущности империализма, как с его экономической стороны, так и с политической. Иначе нельзя подойти к пониманию экономической и дипломатической истории последних 10-летий, а без этого смешно и говорить о выработке правильного взгляда на войну. С точки зрения марксизма, который особенно рельефно выражает в этом вопросе требования современной науки вообще, может вызвать лишь улыбку «научное» значение таких приемов, когда под конкретно-исторической оценкой войны разумеют выхватывание отдельных, приятных или удобных для господствующих классов одной страны, фактиков из дипломатических «документов», из политических событий дня и т. п. Г-н Плеханов, например, должен


94
В. И. ЛЕНИН

был совершенно распрощаться с марксизмом, чтобы заменить анализ основных свойств и тенденций империализма, как системы экономических отношений новейшего высокоразвитого, зрелого и перезрелого капитализма, вылавливанием пары таких фактиков, которые приятны Пуришкевичам вкупе с Милюковым. При этом научное понятие империализма низводится на степень какого-то бранного выражения по адресу непосредственных конкурентов, соперников и противников двух только что названных империалистов, стоящих на совершенно однородной классовой почве со своими соперниками и противниками! В наше время забытых слов, растерянных принципов, опрокинутых миросозерцаний, отодвинутых прочь резолюций и торжественных обещаний удивляться этому не приходится.

Научное значение работы Н. И. Бухарина состоит особенно в том, что он рассматривает основные факты мирового хозяйства, касающиеся империализма, как целого, как определенной ступени развития наиболее высокоразвитого капитализма. Была эпоха сравнительно «мирного» капитализма, когда он вполне победил феодализм в передовых странах Европы и мог развиваться наиболее - сравнительно - спокойно и плавно, «мирно» расширяясь на громадные еще области незанятых земель и невтянутых окончательно в капиталистический водоворот стран. Конечно, и в эту эпоху, приблизительно отмечаемую годами 1871-1914, «мирный» капитализм создавал условия жизни, весьма и весьма далекие от настоящего «мира» как в военном, так и в общеклассовом смысле. Для 9/10 населения передовых стран, для сотен миллионов населения колоний и отсталых стран эта эпоха была не «миром», а гнетом, мучением, ужасом, который был, пожалуй, тем ужаснее, что казался «ужасом без конца». Эта эпоха миновала безвозвратно, она заменилась эпохой сравнительно гораздо более порывистой, скачкообразной, катастрофичной, конфликтной, когда для массы населения типичным становится не столько «ужас без конца», сколько «конец с ужасом».


95
ПРЕДИСЛОВИЕ К БРОШЮРЕ Н. БУХАРИНА

Чрезвычайно важно при этом иметь в виду, что смена эта произведена не чем иным, как непосредственным развитием, расширением, продолжением самых глубоких и коренных тенденций капитализма и товарного производства вообще. Рост обмена, рост крупного производства - вот эти основные тенденции, наблюдаемые в течение столетий абсолютно во всем мире. И на известной ступени развития обмена, на известной ступени роста крупного производства, именно на той ступени, которая достигнута приблизительно на грани XIX и XX веков, обмен создал такую интернационализацию хозяйственных отношений и интернационализацию капитала, крупное производство стало настолько крупным, что свободную конкуренцию стала сменять монополия. Типичными стали уже не «свободно» конкурирующие - внутри страны и в отношениях между странами - предприятия, а монополистические союзы предпринимателей, тресты. Типичным «владыкой» мира стал уже финансовый капитал, который особенно подвижен и гибок, особенно переплетен, внутри страны и интернационально, - особенно безличен и оторван от непосредственного производства, особенно легко концентрируется и особенно далеко уже сконцентрирован, так что буквально несколько сот миллиардеров и миллионеров держат в руках судьбы всего мира.

Рассуждая абстрактно-теоретически, можно прийти к выводу, к которому и пришел - несколько по-иному, но тоже распрощавшийся с марксизмом - Каутский, именно: что не очень далеко уже и всемирное объединение этих магнатов капитала в единый всемирный трест, заменяющий соревнование и борьбу государственно-обособленных финансовых капиталов интернационально-объединенным финансовым капиталом. Такой вывод, однако, столь же абстрактен, упрощен, неправилен, как аналогичный вывод наших «струвистов» и «экономистов» 90-х гг. прошлого века, когда они из прогрессивности капитализма, из его неизбежности, из его окончательной победы в России делали заключения то апологетические (преклонение перед капитализмом, примирение с ним, славословие вместо борьбы), то


96
В. И. ЛЕНИН

аполитические (т. е. отрицающие политику или отрицающие важность политики, вероятность общеполитических потрясений и т. п.; ошибка специально «экономистов»), то даже прямо «стачкистские» («всеобщая стачка», как апофеоз стачечного движения, доведенный до забвения или игнорирования других форм движения и «прыгающий» прямиком от капитализма к чисто стачечному, только стачечному его преодолению). Есть признаки, что и теперь неоспоримый факт прогрессивности империализма по сравнению с полумещанским «раем» свободной конкуренции, неизбежности империализма и окончательной победы его в передовых странах мира над «мирным» капитализмом способен привести к столь же многочисленным и разнообразным политическим и аполитическим ошибкам и злоключениям.

В частности, у Каутского его явный разрыв с марксизмом принял форму не отрицания или забвения политики, не «прыжка» через многочисленные и разнообразные, особенно в империалистскую эпоху, политические конфликты, потрясения и преобразования, не апологетики империализма, а мечтания о «мирном» капитализме. «Мирный» капитализм сменен немирным, воинственным, катастрофичным империализмом, это Каутский вынужден признать, ибо он признавал это уже в 1909 г. в особом сочинении 54, в котором он последний раз выступал с цельными выводами, как марксист. Но если нельзя попросту, прямо, грубовато помечтать о возврате от империализма назад, к «мирному» капитализму, то нельзя ли тем же, в сущности, мелкобуржуазным мечтам придать форму невинных размышлений о «мирном» «ультраимпериализме»? Если назвать ультраимпериализмом интернациональное объединение национальных (вернее: государственно-обособленных) империализмов, которое «могло бы» устранить особенно неприятные, особенно тревожные и беспокойные для мелкого буржуа конфликты вроде войн, политических потрясений и т. п., то отчего бы тогда не отмахнуться от теперешней, наступившей, наличной, сугубо конфликтной и катастрофичной эпохи империализма невинными мечтаниями о сравнительно мирном,


97
ПРЕДИСЛОВИЕ К БРОШЮРЕ Н. БУХАРИНА

сравнительно бесконфликтном, сравнительно некатастрофичном «ультраимпериализме»? Нельзя ли отмахнуться от «резких» задач, которые ставит и уже поставила наступившая для Европы эпоха империализма, посредством мечтаний о том, что, может быть, эта эпоха скоро пройдет, и что, может быть, мыслима еще вслед за ней сравнительно «мирная», не требующая «резкой» тактики, эпоха «ультраимпериализма»? Каутский именно так и говорит, что «подобная (ультраимпериалистская) новая фаза капитализма во всяком случае мыслима», а «осуществима ли она, для решения этого нет еще достаточных предпосылок» («Neue Zeit», 30. IV. 1915, с. 144).

Марксизма в этом стремлении отмахнуться от наступившего империализма и уйти мечтой в неизвестно, осуществимый ли «ультраимпериализм», нет и грана. Марксизм в этом построении признается для той «новой фазы капитализма», за осуществимость которой сам ее сочинитель не ручается, а для теперешней, уже наступившей, фазы вместо марксизма подается мелкобуржуазное и глубоко реакционное стремление притупить противоречия. Каутский обещал быть марксистом в грядущую, острую и катастрофичную эпоху, которую он вынужден был предвидеть и признать вполне определенно, когда писал свое сочинение 1909 года об этой грядущей эпохе. Теперь, когда стало уже абсолютно несомненным, что эта эпоха наступила, Каутский опять только обещает быть марксистом в грядущую, неизвестно, осуществимую ли, эпоху ультраимпериализма! Одним словом, сколько угодно обещаний быть марксистом в другую эпоху, не теперь, не при настоящих условиях, не в данную эпоху! Марксизм в кредит, марксизм-посул, марксизм на завтра, мелкобуржуазная, оппортунистическая теория - и не только теория - притупления противоречий на сегодня. Нечто вроде очень распространенного «по нонешним временам» интернационализма на вывоз, когда горячие - о, очень горячие! - интернационалисты и марксисты сочувствуют всякому проявлению интернационализма... в лагере противников, везде, только не у себя дома, только


98
В. И. ЛЕНИН

не у своих союзников; сочувствуют демократии... когда она остается обещанием «союзников»; сочувствуют «самоопределению наций», только не тех, которые зависимы от нации, имеющей честь считать сочувствующего в числе лиц, к ней принадлежащих... Одним словом, одна из 1001 разновидностей лицемерия.

Можно ли, однако, спорить против того, что абстрактно «мыслима» новая фаза капитализма после империализма, именно: ультраимпериализм? Нет. Абстрактно мыслить подобную фазу можно. Только на практике это значит становиться оппортунистом, отрицающим острые задачи современности во имя мечтаний о будущих неострых задачах. В теории это значит не опираться на идущее в действительности развитие, а произвольно отрываться от него во имя этих мечтаний. Не подлежит сомнению, что развитие идет в направлении к одному-единственному тресту всемирному, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключения государства. Но развитие идет к этому при таких обстоятельствах, таким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях, - отнюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр. и пр., - что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного треста, до «ультраимпериалистского» всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность.

XII. 1915.

В. Ильин

Впервые напечатано 21 января 1927 г.
в газете «Правда» №17
Печатается по рукописи



99

ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА 55

Поучительно сопоставить отношение разных классов и партий к краху Интернационала, обнаруженному войной 1914-1915 гг. Буржуазия, с одной стороны, расхваливает, превозносит до небес тех социалистов, которые высказываются за «защиту отечества», т. е. за войну и за помощь буржуазии. С другой стороны, более откровенные или менее дипломатичные представители буржуазии злорадствуют по поводу краха Интернационала, краха «иллюзий» социализма. Среди социалистов, «защищающих отечество», те же два оттенка: «крайние», вроде немцев В. Кольба и В. Гейне, признают крах Интернационала, обвиняя в этом крахе «революционные иллюзии» и стремясь к воссозданию еще более оппортунистического Интернационала. Но на практике они сходятся с «умеренными» и осторожными социалистическими «защитниками отечества» типа Каутский, Ренодель, Вандервельде, которые упорно отрицают крах Интернационала, считают его лишь временно приостановленным, защищают жизнеспособность и право на существование именно II Интернационала. Революционные с.-д. разных стран признают крах II Интернационала и необходимость строить третий.

Чтобы решить, кто прав, возьмем исторический документ, который относится как раз к настоящей войне и подписан единогласно, притом официально всеми социалистическими партиями мира. Документ этот - Базельский манифест 1912 года. Замечательно,


100
В. И. ЛЕНИН

что в теории ни один социалист не решится отрицать необходимости конкретно-исторической оценки каждой войны в отдельности. Но теперь никто, кроме малочисленных «левых» с.-д. не решается ни прямо, открыто, определенно отречься от Базельского манифеста, объявить его ошибочным, ни проанализировать его добросовестно, сравнивая его положения с поведением социалистов после войны.

Почему это? Потому, что Базельский манифест беспощадно разоблачает всю фальшь рассуждений и поведения большинства официальных социалистов. Ни единого словечка этот манифест не говорит ни о «защите отечества», ни о различии наступательной и оборонительной войны!! Ни звука о том, о чем больше всего говорят, кричат и вопиют официальные вожди с.-д. как Германии, так и четверного согласия. Базельский манифест совершенно точно, ясно, определенно оценивает именно те конкретные конфликты интересов, которые вели к войне в 1912 году и привели к ней в 1914 году. Манифест говорит, что это - конфликты на почве «капиталистического империализма», конфликты Австрии и России из-за «преобладания на Балканах», Англии, Франции и Германии из-за их (их всех!) «завоевательной политики в Малой Азии», Австрии и Италии из-за стремлений «втянуть Албанию в сферу их влияния», подчинить ее своему «господству», Англии и Германии из-за их общего «антагонизма», далее из-за «покушений царизма на Армению, Константинополь и т. п.». Всякий видит, что это относится целиком именно к теперешней войне. Чисто завоевательный, империалистский, реакционный, рабовладельческий характер этой войны признан яснее ясного в манифесте, который сделал и неизбежный вывод: война не может быть «оправдана ни самомалейшим предлогом какого бы то ни было народного интереса», война готовится «ради прибылей капиталистов и честолюбия династий»; будет со стороны рабочих «преступлением стрелять друг в друга».

В этих положениях содержится все существенное, что необходимо для понимания коренной разницы двух великих исторических эпох. Одна - эпоха 1789-


101
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

1871 гг., когда войны в Европе большей частью были связаны, несомненно, с важнейшим «народным интересом», именно: с могучими, затрагивающими миллионы буржуазно-прогрессивными, национально-освободительными движениями, с разрушением феодализма, абсолютизма, чужестранного гнета. На этой почве и только на ней выросло понятие «защиты отечества», защита освобождающейся буржуазной нации против средневековья. Только в этом смысле признавали социалисты «защиту отечества». И теперь в этом смысле нельзя не признать ее, например, защиты Персии или Китая от России или от Англии, Турции от Германии или России, Албании от Австрии и Италии и т. п.

Война 1914-1915 гг., как это ясно сказано в Базельском манифесте, принадлежит совершенно иной исторической эпохе, носит совершенно иной характер. Война между хищниками из-за раздела добычи, из-за порабощения чужих стран. Победа России, Англии, Франции несет удушение Армении, Малой Азии и т. д. - это сказано в Базельском манифесте. Победа Германии - удушение Малой Азии, Сербии, Албании и пр. Это сказано там же, это признали все социалисты! Лживы, бессмысленны и лицемерны всякие фразы об оборонительной войне или защите отечества со стороны великих держав (читай: великих хищников), воюющих из-за господства над миром, из-за рынков и «сфер влияния», из-за порабощения народов! Неудивительно, что «социалисты», признающие защиту отечества, боятся вспомнить и точно процитировать Базельский манифест, ибо он изобличает их лицемерие. Базельский манифест доказывает, что социалисты, способные признавать «защиту отечества» в войне 1914-1915 гг. - социалисты на словах лишь, а на деле шовинисты. Они - социал-шовинисты.

Из признания войны, связанной с интересами национального освобождения, вытекает одна тактика социалистов. Из признания войны империалистской, завоевательной, хищнической - другая. И Базельский манифест ясно очертил эту другую тактику. Война вызовет «экономический и политический кризис», - говорит


102
В. И. ЛЕНИН

он. Этот кризис надо «использовать» для «ускорения падения господства капитала»: в этих словах признано, что социальная революция назрела, что она возможна, что она грядет в связи с войной. «Господствующие классы» боятся «пролетарской революции», гласит манифест, ссылаясь прямо на пример Коммуны и 1905 года, т. е. на примеры революций, стачек, гражданской войны. Лгут те, кто говорит, что социалисты «не обсуждали», «не решили» вопроса об отношении к войне. Базельский манифест решил эту тактику: тактику пролетарски-революционных действий и гражданской войны.

Ошибкой было бы думать, что Базельский манифест пустая декламация, казенная фраза, несерьезная угроза. Так готовы заявить те, кого этот манифест изобличает! Но это неправда! Базельский манифест есть сводка гигантского пропагандистского и агитационного материала за всю эпоху II Интернационала, 1889-1914 гг. Этот манифест резюмирует, без преувеличения, миллионы и миллионы * прокламаций, газетных статей, книг, речей социалистов всех стран. Объявить ошибкой этот манифест значит объявить ошибкой весь II Интернационал, всю работу десятилетий и десятилетий с.-д. партий. Отмахнуться от Базельского манифеста значит отмахнуться от всей истории социализма. Базельский манифест не говорит ничего особенного, ничего экстраординарного. Он дает то и только то, чем социалисты вели за собой массы: признание «мирной» работы подготовкой к пролетарской революции. Базельский манифест повторил то, что говорил на конгрессе Гед в 1899 г., высмеивая министериализм социалистов на случай войны из-за рынков, «brigandages capitalistes» («En garde!», p. 175-176) **, или Каутский в 1909 г. в «Пути к власти», указывая на конец «мирной эпохи», на наступление эпохи войн и революций, борьбы пролетариата за власть.

Базельский манифест доказывает неопровержимо полную измену социализму со стороны социалистов, го-


* Слова: «без преувеличения, миллионы и миллионы» вписаны Лениным карандашом над незачеркнутыми словами: «резюмирует десятки миллионов». Ред.

** - «капиталистические разбои» («На страже!», стр. 175-176). Ред.


103
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

лосовавших за кредиты, вступавших в министерство, признававших защиту отечества в 1914-1915 гг. Факт измены неоспорим. Отрицать его могут лишь лицемеры. Вопрос лишь в том, как объяснить ее.

Было бы нелепо, ненаучно, смешно сводить дело к личностям, ссылаться на Каутского, Геда, Плеханова («даже» такие люди!). Это - жалкая уловка. Серьезное объяснение требует разбора экономического значения данной политики, затем анализа ее основных идей, наконец, изучения истории направлений в социализме.

В чем экономическая сущность «защиты отечества» в войне 1914-1915 гг.? Ответ дан уже в Базельском манифесте. Войну ведут все великие державы из-за грабежа, раздела мира, из-за рынков, из-за порабощения народов. Буржуазии это несет увеличение прибылей. Маленькому слою рабочей бюрократии и аристократии, затем мелкой буржуазии (интеллигенция и т. п.), «примкнувшей» к рабочему движению, это обещает крохи этих прибылей. Экономическая основа «социал-шовинизма» (этот термин точнее, чем социал-патриотизм, последний прикрашивает зло) и оппортунизма одна и та же: союз ничтожного слоя «верхов» рабочего движения с «своей» национальной буржуазией против массы пролетариата. Союз слуг буржуазии с буржуазией против класса, эксплуатируемого буржуазией. Социал-шовинизм есть законченный оппортунизм.

Политическое содержание социал-шовинизма и оппортунизма одно и то же: сотрудничество классов, отречение от диктатуры пролетариата, отказ от революционных действий, преклонение перед буржуазной легальностью, недоверие к пролетариату, доверие к буржуазии. Те же политические идеи. То же политическое содержание тактики. Социал-шовинизм - прямое продолжение и завершение мильеранизма, бернштейнианства, английской либеральной рабочей политики, их сумма, их итог, их результат.

Два основных направления в социализме, оппортунистическое и революционное, мы видим за всю эпоху 1889-1914 гг. Два направления по вопросу об отношении


104
В. И. ЛЕНИН

к социализму есть и теперь. Отбросьте манеру буржуазных и оппортунистических лгунов, ссылающихся на лиц; возьмите направления в целом ряде стран. Берем 10 европейских стран: Германию, Англию, Россию, Италию, Голландию, Швецию, Болгарию, Швейцарию, Бельгию, Францию. В 8 первых странах деление на оппортунистическое и революционное направления соответствует делению на социал-шовинистов и революционных интернационалистов. Основные ядра социал-шовинизма, - в социальном, политическом смысле, - «Sozialistische Monatshefte» 56 и К° в Германии, фабианцы 57 и рабочая партия в Англии 58 (Независимая рабочая партия шла в блоке с ними, и в этом блоке гораздо больше влияние социал-шовинизма, чем в Британской социалистической партии, в коей ок. 3/7 интернационалистов: 66 и 84), «Наша Заря» и OK (и «Наше Дело») в России, партия Биссолати в Италии, партия Трульстры в Голландии, Брантинг и К° в Швеции, «широкие» в Болгарии 59, Грейлих и «его» люди * в Швейцарии. Именно среди революционных с.-д. во всех этих странах уже раздался более или менее резкий протест против социал-шовинизма. Исключение: 2 страны из 10, но и в этих странах интернационалисты слабы, а не отсутствуют, факты скорее неизвестны (Вальян признавал, что получает письма интернационалистов, но не печатал их), чем не существуют.

Социал-шовинизм есть законченный оппортунизм. Это неоспоримо. Союз с буржуазией был идейный, тайный. Он стал открытым, грубым. Силу социал-шовинизму дал именно союз с буржуазией и генеральными штабами. Лгут те, кто говорят (Kautsky в том числе), что «массы» пролетариев повернули к шовинизму: массы не были опрошены нигде (за исключением, может быть, Италии - 9 месяцев споров до объявления войны! - и в Италии массы были против партии Биссолати). Массы были оглушены, забиты, разъединены, задавлены военным положением. Свободно голосовали только вожди - голосовали за буржуазию против пролета-


* В рукописи над словом «люди» Ленин приписал «крыло». Ред.


105
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

риата! Смешно и дико считать оппортунизм явлением внутрипартийным] Все марксисты, и в Германии и во Франции и т. д., всегда говорили и доказывали, что оппортунизм есть проявление влияния буржуазии на пролетариат, есть буржуазная рабочая политика, есть союз ничтожной части околопролетарских элементов с буржуазией. И оппортунизм, созревая десятки лет в условиях «мирного» капитализма, созрел к 1914-1915 гг. до того, что стал открытым союзником с буржуазией. Единство с оппортунизмом есть единство пролетариата со своей национальной буржуазией, т. е. подчинение ей, есть раскол интернационального революционного рабочего класса. Это не значит, чтобы был желателен или хотя бы лишь возможен немедленный раскол с оппортунистами во всех странах: это значит, что он исторически назрел, стал неизбежен и прогрессивен, необходим для революционной борьбы пролетариата, что история, повернув от «мирного» капитализма к империализму, повернула к такому расколу. Volentem ducunt fata, nolentem trahunt *.

Буржуазия всех стран, и воюющих в первую голову, вполне объединилась с начала войны на расхваливании социалистов, признающих «защиту отечества», т. е. защиту грабительских интересов буржуазии в империалистской войне против пролетариата. Посмотрите же, как этот основной и самый существенный интерес международной буржуазии пролагает себе дорогу, находит себе выражение внутри социалистических партий, внутри рабочего движения. Пример Германии здесь особенно поучителен, ибо в этой стране эпоха II Интернационала создала самую сильную партию, но в других странах мы видим вполне и целиком то же самое, что в Германии, лишь с ничтожными различиями формы, обличья, внешности.

В апреле 1915 г. консервативный германский журнал «Preußische Jahrbucher» 60 поместил статью социал-демократа, члена с.-д. партии, который скрылся под псевдонимом Monitor 'a. И этот оппортунист выболтал


* - Желающего судьба ведет, не желающего - тащит. Ред.


106
В. И. ЛЕНИН

правду, открыто сказал то, в чем состоит суть политики всей всемирной буржуазии по отношению к рабочему движению XX века. Ни отмахнуться от этого движения, ни подавить его грубой силой уже нельзя. Его надо развратить извнутри, купив верхний слой его. Именно так поступала уже десятилетия англо-французская буржуазия, покупая тред-юнионистских вождей, Мильеранов, Брианов и К°. Именно так поступает теперь и немецкая. С.-д. партия, - говорит Monitor перед лицом буржуазии (а, по сути дела, от имени буржуазии) - ведет себя «безукоризненно» во время войны (т. е. безукоризненно служит буржуазии против пролетариата). «Процесс перерождения» с.-д. партии в национал-либеральную рабочую партию идет вперед великолепно. Но опасно было бы для буржуазии, если бы эта партия поправела: «Характер рабочей партии с социалистическими идеалами она должна сохранить. Ибо в тот день, когда она откажется от этого, возникнет новая партия, которая воспримет программу, от которой старая прежняя партия отреклась, и придаст ей еще более радикальную формулировку» («Рг. J», 1915, № 4, 50-51).

В этих словах открыто выражено то, что всегда и повсюду прикрыто делала буржуазия. Массам нужны «радикальные» слова, чтобы массы верили в них. Оппортунисты готовы повторять их лицемерно. Им полезны, нужны такие партии, каковы были с.-д. партии II Интернационала, ибо они породили защиту буржуазии социалистами в кризис 1914-1915 гг.! Совершенно ту же политику, как немец Monitor, ведут фабианцы и либеральные вожди тред-юнионов в Англии 61, оппортунисты и жоресисты 62 во Франции. Monitor - оппортунист откровенный или циничный. Посмотрите на другой оттенок, на оппортуниста прикровенного или «честного». (Энгельс справедливо сказал однажды, что «честные» оппортунисты самые опасные для рабочего движения 63.) Образчик таковых - Каутский.

В № 9 «N. Z.» 26. XI. 1915 г. он пишет, что большинство официальной партии нарушает ее программу (сам Каутский защищал политику этого большинства целый


107
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

год после войны и оправдывал ложь «защиты отечества»!). «Оппозиция против большинства растет» (272). («Die Opposition gegen die Mehrheit im Wachsen ist».) Массы «оппозиционны» («oppositionell»). «Nach dem Kriege»... (nur nach dem Kriege?)... «werden die Klassengegensatze sich so verscharfen, daß der Radikalismus in den Massen die Oberhand gewinnt» (272)... Es «droht uns nach dem Kriege» (nur nach dem Kriege?) «die Flucht der radikalen Elemente aus der Partei u. ihr Zustrom zu einer Richtung antiparlamentarischer» (?? soll heißen: außerparlamentarischer) «Massenaktionen»... «So zerfallt unsere Partei in zwei Extreme, die nichts Gemeinsames haben...»*

Каутский хочет представлять «золотую середину», примирять эти «2 крайности», «не имеющие между собой ничего общего»!! Он признает теперь (16 месяцев после начала войны), что массы революционны. И, осуждая тут же революционные действия, называя их «Abenteuer» «in den Straßen» (S. 272) **, Каутский хочет «примирить» революционные массы с «не имеющими с ними ничего общего» оппортунистами-вожаками - примирить на чем? На словах! На «левых» словах «левого» меньшинства в рейхстаге!! Пускай меньшинство осуждает, как Каутский, революционные действия, называет их авантюрой, но кормит массы левыми словами - и тогда в партии будет единство и мир... с Зюдекумами, Легинами, Давидами, Моппог'ами!!

Да ведь это целиком та же программа Monitor'a, программа буржуазии, лишь выраженная «добрым голосом», «сладенькими фразами»!! И эту программу проводил также Wurm, когда в заседании с.-д. фракции рейхстага 18. III. 1915 er «warnte die Fraktion den Bogen zu uberspannen; in den Arbeitermassen wachse die


* - «После войны»... (только после войны?)... «классовые противоречия так обострятся, что в массах перевес окажется на стороне радикализма» (272)... «Нам угрожает после войны» (только после войны?) «бегство радикальных элементов из партии и их присоединение к сторонникам противопарламентских» (?? следовало бы сказать: внепарламентских) «массовых действий»... «Таким образом, наша партия распадается на два крайних лагеря, не имеющих ничего общего между собой...» Ред.

** - «уличными авантюрами» (стр. 272). Ред.


108
В. И. ЛЕНИН

Opposition gegen die Fraktionstaktik; es gelte, beim marxistischen Zentrum zu verharren». (S. 67 «Klassenkampf gegen den Krieg! Material zum «Fall Liebknecht»». Als Manuskript gedruckt.) *

Заметьте, что здесь от имени всего «марксистского центра» (Каутский в том числе) признается, что массы революционны! И это 18.III.1915!!! Через 8½ месяцев, 26.XI.1915, Каутский опять предлагает успокоить революционные массы левыми речами!!

Оппортунизм Каутского отличается от оппортунизма Monitor'a только словами, только оттенками, только способами достижения одной цели: сохранения влияния оппортунистов (т. е. буржуазии) на массы, сохранить подчинение оппортунистам (т. е. буржуазии) пролетариата!! Очень метко назвали Паннекук и Гортер позицию Каутского «пассивным радикализмом» (verbiage **, как говорят французы, прекрасно изучившие эту разновидность революционности на своих «родных» образцах!!). Но я бы предпочел назвать это прикровенным, робким, лицемерным, слащавым оппортунизмом.

По сути дела 2 направления в социал-демократии отличаются теперь вовсе не словами и не фразами. По части соединения «защиты отечества» (т. е. защиты грабежей буржуазии) с фразами о социализме, интернационализме, свободе народов и т. п. Вандервельде, Ренодель, Самба, Гайндман, Гендерсон, Ллойд Джордж не уступят Легину, Зюдекуму и Каутскому с Гаазе! Действительное различие начинается именно с полного отрицания защиты отечества в данной войне, с признания революционных действий в связи с ней, во время нее и после нее. И в этом, единственном серьезном вопросе, единственно деловом, Каутский и Кольб с Гейне едино суть.

Сравните фабианцев в Англии и каутскианцев в Германии. Первые почти либералы, никогда не признавав-


* - он «предупреждал фракцию не перегибать палку; в рабочих массах растет оппозиция против тактики фракции; надлежит держаться марксистского центра» (Стр. 67 «Классовая борьба против войны! Материал к «Делу Либкнехта»». На правах рукописи.) Ред.

** - болтовня Ред.


109
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

шие марксизма. Энгельс писал о фабианцах 18 января 1893 г.: «... шайка карьеристов, достаточно рассудительных, чтобы понимать неизбежность социального переворота, но ни в коем случае не желающих доверить эту исполинскую работу исключительно незрелому пролетариату... Их основной принцип - страх перед революцией...» 64. И 11 ноября 1893 г.: «высокомерные буржуа, милостиво снисходящие к пролетариату, чтобы освободить его сверху, если бы только он захотел понять, что такая серая необразованная масса не может сама себя освободить и ничего не может достигнуть без милости этих умных адвокатов, литераторов и сентиментальных баб...» 65. Как далеки от них каутскианцы по своей «теории»! А на практике, в их отношении к войне, те и другие вполне совпадают! Наглядное доказательство того, как выветрился весь марксизм у каутскианцев, как превратился он в мертвую букву, в лицемерную фразу.

Какими явными софизмами опровергали каутскианцы после войны тактику революционных пролетарских действий, единогласно принятую социалистами в Базеле, можно видеть из следующих примеров. Каутский выдвинул теорию «ультраимпериализма». Он разумел под этим замену «борьбы национальных финансовых капиталов между собой общею эксплуатациею мира интернационально-объединенным финансовым капиталом» («N. Z.» № 5, 30. IV. 1915, S. 144). При этом сам Каутский добавлял: «Осуществима ли подобная новая фаза капитализма, для решения этого нет еще достаточных предпосылок»!! На основании того, что «мыслима» новая фаза, которую сам же ее сочинитель не решается даже объявить «осуществимой», отрицаются революционные задачи пролетариата теперь, во время заведомо наступившей фазы кризиса и войны! И отрицает революционные действия тот самый авторитет II Интернационала, который в 1909 г. писал целую книгу «Путь к власти», переведенную почти на все главные европейские языки и доказывавшую связь грядущей войны с революцией, доказывавшую, что «революция не может быть преждевременной»!!


110
В. И. ЛЕНИН

В 1909 году Каутский доказывает, что миновала эпоха «мирного» капитализма, грядет эпоха войн и революций. В 1912 году Базельский манифест именно этот взгляд кладет в основу всей тактики социалистических партий мира. В 1914 году наступает война, наступает «экономический и политический кризис», предвиденный Штутгартом и Базелем. И Каутский выдумывает теоретические «отговорки» против революционной тактики!

П. Б. Аксельрод проводит те же идеи в чуточку более «левой» фразеологии: он пишет в свободной Швейцарии и желает влиять на русских революционных рабочих («Die Krise und die Aufgaben der internationalen Sozialdemokratie». Zurich, 1915 *). Здесь мы читаем приятное для оппортунистов и буржуа всего мира открытие, что «das Internationalisierungsproblem der Arbeiterbewegung ist mit der Frage der Revolutionisierung unserer Kampfesformen und Methoden nicht identisch» (37) и что «Der Schwerpunkt des Internationalisierungsproblems der proletarischen Befreiungsbewegung liegt in der weiteren Entwicklung u. Internationalisierung eben jener Alltagspraxis» (40)... «beispielsweise mussen die Arbeiterschutz-u. Versicherungsgesetzgebung... zum Objekt ihrer (der Arbeiter) internationalen Aktionen u. Organisationen werden» (39) **.

Разумеется, не только Зюдекумы, Легины и Гайндманы с Вандервельде, но и Ллойд Джорджи, Науманы и Брианы всецело одобрят такой «интернационализм»! Аксельрод защищает «интернационализм» Каутского, не приведя и не разобрав ни единого довода его за защиту отечества. Аксельрод - как и франкофильские социал-шовинисты - боится даже вспомнить, что Базельский манифест говорит именно о революционной тактике. Для будущего, - неопределенного, неизвест-


* - «Кризис и задачи международной социал-демократии». Цюрих, 1915. Ред.

** - «проблема интернационализации рабочего движения не тожественна с вопросом революционизирования наших форм и методов борьбы» (37) и что «центр тяжести проблемы интернационализации пролетарского освободительного движения лежит в дальнейшем развитии и интернационализации именно той повседневной практики» (40)... «например, законодательство по охране труда и страхованию должно... стать объектом их (рабочих) интернациональных действий и организаций» (39). Ред.


111
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

ного будущего, - Аксельрод готов бросить самые левые, ррреволюционные фразы о том, как будущий Интернационал выступит - entgegentreten wird (den Regierungen im Falle der Kriegsgefahr) «mit der Entfachung eines revolutionaren Sturmes»... «Einleitung der sozialistischen Revolution» (14) *. Не шутите!! А когда речь идет о применении именно теперь, во время теперешнего кризиса, революционной тактики, Аксельрод отвечает ganz à la Kautsky: «revolutionare Massenaktionen»... эта тактика... «hatte noch eine gewisse Berechtigung, wenn wir unmittelbar am Vorabend der sozialen Revolution standen, ahnlich wie es etwa in Rußland seit den Studentendemonstrationen des J. 1901 der Fall war, die das Herannahen entscheidender Kampfe gegen den Absolutismus ankundigten» **... (40-41) и дальше громы против «Utopien»*** «Bakunismus»****, вполне в духе Кольба, Гейне, Зюдекума и Легина!! Но пример России особенно наглядно разоблачает Аксельрода. С 1901 по 1905 г. прошло 4 года, и никто не мог ручаться в 1901 г., что революция в России (первая революция против абсолютизма) наступит через 4 года. Совершенно таково же положение Европы перед соц. революцией. Никто не может ручаться, наступит ли первая революция этого рода через 4 года. Но что революционная ситуация есть налицо, это факт, предсказанный в 1912 г. и наступивший в 1914 г. Демонстрации рабочих и голодающих горожан в России и в Германии 1914 года также несомненно «ankundigen das Herannahen entscheidender Kampfe»*****. Прямой и безусловный долг социалистов - поддерживать и развивать эти демонстрации и всякого рода «революционные массовые


* - выступит (против правительств в случае опасности войны) «и подымет революционную бурю»... «Пролог социалистической революции» (14). Ред.

** - тактика «революционных массовых выступлений»... эта тактика... «имела бы еще некоторое оправдание, если бы мы стояли непосредственно накануне социальной революции, подобно тому, как это было, например, в России, где студенческие демонстрации 1901 года явились предвестниками приближения решающих битв против абсолютизма». Ред.

*** - «утопий». Ред.

**** — «бакунизма». Ред.

***** — «предвещают приближение решающих битв». Ред.


112
В. И. ЛЕНИН

действия» (стачки, экономические и политические, движение в войске вплоть до восстания и гражданской войны), давать им ясные лозунги, создавать нелегальную организацию и литературу, без которой нельзя звать массы к революции, помогать им осознать ее, организоваться для нее. Именно так поступали с.-д. в России 1901 г. перед «Am Vorabend»* буржуазной революции (которая началась в 1905 г., но не кончилась и в 1915). Именно так обязаны поступать с.-д. в Европе 1914-1915 гг. «am Vorabend» der sozialistischen Revolution **. Революции никогда не рождаются готовыми, не выходят из головы Юпитера, не вспыхивают сразу. Им предшествует всегда процесс брожений, кризисов, движений, возмущений, начала революции, причем это начало не всегда развивается до конца (например, если слаб революционный класс). Аксельрод выдумывает отговорки, отвлекая с.-д. от их долга помогать развитию революционных движений, уже начинающихся на почве уже наличной революционной ситуации. Аксельрод защищает тактику Давида и фабианцев, только прикрывая свой оппортунизм левыми фразами.

«Den Weltkrieg in einen Burgerkrieg umwandeln zu wollen ware Wahnsinn gewesen» ***, - пишет вождь оппортунистов Э. Давид («Die Sozial-demokratie im Weltkrieg», Brl., 1915, S. 172 ****), возражая на манифест ЦК нашей партии РСДРП, опубликованный 1. XI. 1914 и бросивший этот лозунг и добавивший «Wie groß die Schwierigkeiten dieser Umwandlung zur gegebenen Zeit auch sein mogen, - die Sozialisten werden niemals ablehnen, die Vorarbeiten in der bezeichneten Richtung systematisch, unbeugsam und energisch auszufuhren, falls der Krieg zur Tatsache geworden ist» (zitiert bei David. S. 171 *****). Заметим, что за месяц


* - «кануном». Ред.

** - «накануне» социалистической революции. Ред.

*** - «Было бы безумием захотеть превратить мировую войну в гражданскую». Ред.

**** - «Социал-демократия во всемирной войне», Берлин, 1915, стр. 172. Ред.

***** - «Как бы ни казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической, настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении, раз война стала фактом» (цитировано у Давида, стр. 171). Ред.


113
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

до выхода книги Давида (1. V. 1915 г.) наша партия опубликовала (№ 40 «С.-Д.», 29. III) резолюции о войне: систематические «шаги по пути превращения империалистской войны в гражданскую» определялись в них следующим образом: 1) отказ от вотирования военных кредитов etc; 2) разрыв «Burgfrieden» ; 3) создание нелегальной организации; 4) поддержка братанья солдат в траншеях; 5) поддержка всякого рода революционных массовых выступлений пролетариата вообще.

О, храбрый Давид! В 1912 г. он не находил «безумной» ссылку на пример Парижской Коммуны. В 1914 г. он подпевает буржуазии: «безумие»!!

Вполне согласную с Давидом оценку революционной тактики дал Плеханов, типичный представитель социал-шовинистов «4-ного согласия». Он назвал мысли о...** ... именно «Vorabend»*** социальной революции, от которого может пройти и 4 и более лет до «entscheidende Kampfe»****. Это есть именно начатки, пусть слабые, но все же зачатки «пролетарской революции», о которой говорил Базель и которая никогда не станет сразу сильной, а неизбежно пройдет стадии сравнительно слабых зачатков.

Поддержка, развитие, расширение, обострение революционных массовых действий и революционного движения. Создание нелегальной организации для пропаганды и агитации в этом направлении, для помощи массам осознать движение и его задачи, его средства, его цели. К этим 2-м пунктам неизбежно сводится всякая практическая программа деятельности с.-д. во время данной войны. Все остальное - оппортунистическая, контрреволюционная фраза, какими бы левыми, лжемарксистскими, пацифистскими вывертами она ни украшалась.


* - «гражданского мира». Ред.

** На этом рукопись обрывается. Последующий текст печатается по сохранившейся неполной (недостает начала) странице. Ред.

*** - «канун». Ред.

**** - «решающих битв». Ред.


114
В. И. ЛЕНИН

И если нам возразят, как обычно возражают рутинеры II Интернационала: о! эти «русские» способы!! («Die russische Taktik» - Kap. VIII bei David *), - то мы ответим простой ссылкой на факты. В Берлине 30. X. 1915 несколько сот (einige Hundert) женщин демонстрировали перед Parteivorstand'ом и через свою депутацию заявили ему: «Die Verbreitung von unzensierten Flugblattern und Druckschriften und die Abhaltung nicht genehmigter Versammlungen ware bei dem großen Organisationsapparat heute leichter moglich als zur Zeit des Sozialistengesetzes. Es fehlt nicht an Mitteln und Wegen, sondern offensichtlich an dem Willen»** (курсив мой) («Berner Tagwacht» № 271).

Должно быть, эти берлинские работницы совращены «бакунистским» и «авантюристическим», «сектантским» (siehe Kolb & К° ***) и «безумным» манифестом ЦК русской партии от 1. XI.

Написано в конце 1915 г.

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале
«Пролетарская Революция» № 5

Печатается по рукописи



* - «Русская тактика» - глава VIII у Давида). Ред.

** - «Распространять нелегальные листовки и брошюры и устраивать неразрешенные собрания было бы теперь, при наличии большого организационного аппарата, легче, чем во времена исключительного закона против социалистов. Не ощущается недостатка в средствах и путях, но нет, очевидно, достаточной воли». Ред.

*** - смотри Кольб и К°. Ред.


115

ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА 66

I

Действительно ли перестал существовать II Интернационал? Авторитетнейшие его представители, как Каутский и Вандервельде, упорно отрицают это. Ведь ничего не случилось, за исключением разрыва сношений; все обстоит благополучно; такова их точка зрения.

Для того, чтобы выяснить истину, обратимся к манифесту Базельского конгресса 1912 года, который относится как раз к данной империалистской мировой войне и был принят всеми социалистическими партиями мира. Следует отметить, что ни один социалист не посмеет в теории отрицать необходимость конкретно-исторической оценки каждой войны.

Теперь, когда война разразилась, ни откровенные оппортунисты, ни каутскианцы * не решаются ни отрицать Базельский манифест, ни сопоставлять с его требованиями поведение социалистических партий во время войны. Почему? Да потому, что манифест полностью разоблачает и тех и других.

В нем нет ни единого словечка ни о защите отечества, ни о различии между наступательной и оборонительной войной, ни одного слова обо всем том, о чем теперь на всех перекрестках твердят миру оппортунисты и каутскианцы Германии и четверного согласия.


* Речь идет не о личностях сторонников Каутского в Германии, а о том международном типе мнимых марксистов, которые колеблются между оппортунизмом и радикализмом, а в действительности служат лишь фиговым листочком для оппортунизма.


116
В. И. ЛЕНИН

Манифест и не мог об этом говорить, так как то, что он говорит, абсолютно исключает всякое применение этих понятий. Он вполне конкретно указывает на ряд экономических и политических конфликтов, которые подготовляли эту войну в течение десятилетий, вполне выявились в 1912 г. и вызвали войну 1914 г. Манифест напоминает о русско-австрийском конфликте из-за «гегемонии на Балканах», о конфликте между Англией, Францией и Германией (между всеми этими странами!) из-за их «завоевательной политики в Малой Азии», об австро-итальянском конфликте из-за «стремления к владычеству» в Албании и т. д. Манифест определяет одним словом все эти конфликты, как конфликты на почве «капиталистического империализма». Таким образом, манифест совершенно ясно признает захватнический, империалистический, реакционный, рабовладельческий характер данной войны, т. е. тот характер, который превращает допустимость защиты отечества в теоретическую бессмыслицу и практическую нелепость. Идет борьба крупных акул из-за поглощения чужих «отечеств». Манифест делает неизбежные выводы из бесспорных исторических фактов: эта война не может быть «оправдана ни самомалейшим предлогом какого бы то ни было народного интереса»; она подготовляется «ради прибылей капиталистов, честолюбия династий». Было бы «преступлением», если бы рабочие «стали стрелять друг в друга». Так говорит манифест.

Эпоха капиталистического империализма является эпохой созревшего и перезревшего капитализма, стоящего накануне своего крушения, назревшего настолько, чтоб уступить место социализму. Период 1789-1871 гг. был эпохой прогрессивного капитализма, тогда когда в порядке дня истории стояло низвержение феодализма, абсолютизма, освобождение от чужеземного ига. На этой почве, и только на ней, была допустима «защита отечества», т. е. защита против угнетения. Это понятие можно было бы применить и теперь к войне против империалистических великих держав, но было бы абсурдом применять его к войне между империалистическими великими державами, к войне, в которой дело


117
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

идет о том, кто сумеет больше разграбить Балканские страны, Малую Азию и т. д. Поэтому нечего удивляться, что «социалисты», признающие «защиту отечества» в этой данной войне, обходят Базельский манифест, как вор то место, где он украл. Ведь манифест доказывает, что они - социал-шовинисты, т. е. социалисты на словах, шовинисты на деле, которые помогают «своей» буржуазии грабить чужие страны, порабощать другие нации. Это и есть существенное в понятии «шовинизма», что защищают «свое» отечество даже тогда, когда его действия направлены к порабощению чужих отечеств.

Из признания войны войной за национальное освобождение вытекает одна тактика, из признания ее империалистской - другая. Манифест ясно указывает на эту другую тактику. Война «вызовет экономический и политический кризис», который надо «использовать»: не для смягчения кризиса, не для защиты отечества, а, наоборот, для «встряски» масс, для «ускорения падения господства капитала». Нельзя ускорить то, для чего еще не созрели исторические условия. Манифест признавал, что социальная революция возможна, что ее предпосылки созрели, что она придет именно в связи с войной: «господствующие классы» боятся «пролетарской революции», заявляет манифест, ссылаясь на пример Парижской Коммуны и революции 1905 г. в России, т. е. на примеры массовых стачек, гражданской войны. Это - ложь, когда утверждают, подобно Каутскому, что отношение социализма к этой войне не было выяснено. Вопрос этот не только обсуждался, но и был решен в Базеле, где была принята тактика революционно-пролетарской массовой борьбы.

Является возмутительным лицемерием, когда совершенно, или в наиболее существенных частях, обходят Базельский манифест и вместо того цитируют речи вождей или резолюции отдельных партий, которые, во-первых, говорились до Базеля, во-вторых, не были решениями партий всего мира, в-третьих, относились к различным возможным войнам, только не к этой данной войне. Суть дела в том, что эпоха национальных


118
В. И. ЛЕНИН

войн между европейскими большими державами сменилась эпохой империалистических войн между ними, и что Базельский манифест впервые должен был официально признать этот факт.

Ошибкой было бы думать, что Базельский манифест пустая декламация, казенная фраза, несерьезная угроза. Так хотели бы поставить вопрос те, кого этот манифест изобличает. Но это неправда. Манифест есть лишь результат большой пропагандистской работы всей эпохи II Интернационала, лишь сводка всего, что социалисты бросали в массы в сотнях тысяч своих речей, статей и воззваний на всех языках. Он только повторяет то, что писал, например, Жюль Гед в 1899 г., когда он бичевал министериализм социалистов на случай войны: он говорил о войне, вызванной «капиталистическими пиратами» («En garde!», стр. 175); только то, что писал Каутский в 1909 г. в «Пути к власти», где он признавал окончание «мирной» эпохи и начало эпохи войн и революций. Представлять Базельский манифест в виде фразы или ошибки, это значит считать фразой или ошибкой всю социалистическую работу за последние 25 лет. Противоречие между манифестом и его неприменением потому так и невыносимо для оппортунистов и каутскианцев, что оно вскрывает глубочайшее противоречие в работе II Интернационала. Относительно «мирный» характер периода 1871 до 1914 г. давал питание оппортунизму сначала как настроению, потом как направлению и, наконец, как группе или слою рабочей бюрократии и мелкобуржуазных попутчиков. Эти элементы могли подчинять рабочее движение лишь таким образом, что они на словах признавали революционные цели и революционную тактику. Они могли завоевать доверие масс только путем клятвенных уверений, будто вся «мирная» работа является лишь подготовкой к пролетарской революции. Это противоречие было нарывом, который когда-нибудь должен был лопнуть, и он лопнул. Весь вопрос состоит в том, надо ли пытаться, как это делают Каутский и К°, снова вогнать этот гной в организм во имя «единения» (с гноем) - или же,


119
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

чтобы помочь полному оздоровлению организма рабочего движения, надо как можно скорее и тщательнее удалить этот гной, несмотря на временную острую боль, причиняемую этим процессом.

Предательство социализма со стороны тех, которые голосовали за военные кредиты, вступали в министерство и защищали идею обороны отечества в 1914-1915 гг., очевидно. Отрицать этот факт могут только лицемеры. Необходимо его объяснить.

II

Было бы нелепо рассматривать весь вопрос как вопрос о личностях. Какое это имеет касательство к оппортунизму, если такие люди, как Плеханов и Гед и т. д.? - спрашивал Каутский («Neue Zeit», 28 мая 1915 г.). Какое это имеет касательство к оппортунизму, если Каутский и т. д.? - отвечал Аксельрод от имени оппортунистов четверного согласия («Die Krise der Sozialdemokratie» *, Цюрих, 1915 г., стр. 21). Все это комедия. Чтобы объяснить кризис всего движения, необходимо рассмотреть, во-первых, экономическое значение данной политики, во-вторых, идеи, лежащие в ее основании, и, в-третьих, ее связь с историей направлений в социализме.

В чем состоит экономическая сущность оборончества во время войны 1914-1915 гг.? Буржуазия всех крупных держав ведет войну в целях раздела и эксплуатации мира, в целях угнетения народов. Небольшому кругу рабочей бюрократии, рабочей аристократии и мелкобуржуазных попутчиков могут перепасть кое-какие крохи от крупных прибылей буржуазии. Классовая подоплека социал-шовинизма и оппортунизма одна и та же: союз небольшого слоя привилегированных рабочих со «своей» национальной буржуазией против масс рабочего класса, союз лакеев буржуазии с нею самой против эксплуатируемого ею класса.


* - «Кризис социал-демократии». Ред.


120
В. И. ЛЕНИН

Политическое содержание оппортунизма и социал-шовинизма одно и то же: сотрудничество классов, отказ от диктатуры пролетариата, отказ от революционных действий, безоговорочное признание буржуазной законности, недоверие к пролетариату, доверие к буржуазии. Социал-шовинизм - прямое продолжение и завершение английской либеральной рабочей политики, мильеранизма и бернштейнианства.

Борьба двух основных тенденций в рабочем движении, революционного и оппортунистического социализма, наполняет всю эпоху с 1889 до 1914 года. И теперь также во всех странах существуют два главных течения по вопросу об отношении к войне. Оставим буржуазную и оппортунистическую манеру ссылаться на личности. Возьмем направления в ряде стран. Мы возьмем десять европейских государств: Германию, Англию, Россию, Италию, Голландию, Швецию, Болгарию, Швейцарию, Бельгию, Францию. В первых восьми странах деление на оппортунистическое и революционное направления соответствует делению на социал-шовинистов и интернационалистов. В Германии опорными пунктами социал-шовинизма являются «Sozialistische Monatshefte» и Легин и К°; в Англии - фабианцы и Рабочая партия (I. L. Р. была всегда в блоке с ними, поддерживала их орган и в этом блоке всегда была слабее, чем социал-шовинисты, между тем как в В. S. Р. интернационалисты составляют три седьмых); в России это течение представлено «Нашей Зарей» (теперь «Наше Дело»), Организационным комитетом, думской фракцией под руководством Чхеидзе; в Италии - реформистами во главе с Биссолати; в Голландии - партией Трульстры; в Швеции - большинством партии, руководимым Брантингом; в Болгарии - партией «широких»; в Швейцарии - Грейлихом и К°. Именно среди революционных социал-демократов во всех этих странах уже раздался более или менее резкий протест против социал-шовинизма. Исключение составляют только две страны: Франция и Бельгия, в которых, однако, интернационализм также существует, но только очень слаб.


121
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

Социал-шовинизм, это - завершенный оппортунизм. Он созрел для открытого, часто вульгарного, союза с буржуазией и генеральными штабами. И именно этот союз дает ему большую силу и монополию легального печатного слова и обманывания масс. Нелепо до сих пор считать оппортунизм явлением внутрипартийным. Нелепо помышлять о проведении Базельской резолюции вместе с Давидом, Легином, Гайндманом, Плехановым, Веббом. Единство с социал-шовинистами есть единство с «собственной» национальной буржуазией, эксплуатирующей другие нации, есть раскол интернационального пролетариата. Это не значит, что разрыв с оппортунистами повсюду возможен немедленно, это значит только, что исторически он назрел, что он необходим и неизбежен для революционной борьбы пролетариата, что история, которая привела от «мирного» к империалистическому капитализму, подготовила этот разрыв. Volentem ducunt fata, nolentem trahunt.*

III

Умные представители буржуазии прекрасно это поняли. Поэтому они так хвалят теперешние социалистические партии, во главе которых стоят «защитники отечества», т. е. защитники империалистического грабежа. Поэтому правительства и оплачивают социал-шовинистических вождей то министерскими постами (во Франции и Англии), то монополией легального беспрепятственного существования (в Германии и России). Поэтому-то в Германии, где социал-демократическая партия была наиболее сильной и где ее превращение в национал-либеральную контрреволюционную рабочую партию было наиболее очевидным, дело дошло до того, что в борьбе между «меньшинством» и «большинством» прокуратура видит «возбуждение классовой ненависти»! Поэтому умные оппортунисты больше всего озабочены сохранением прежнего «единства» старых партий, оказавших такие большие услуги буржуазии


* - Желающего судьба ведет, не желающего - тащит. Ред.


122
В. И. ЛЕНИН

в 1914-1915 гг. Один из членов германской социал-демократии, опубликовавший в апреле 1915 г. под псевдонимом «Монитор» статью в реакционном журнале «Preußische Jahrbucher», с заслуживающей благодарности откровенностью выражает воззрения этих оппортунистов во всех странах мира. Монитор полагает, что для буржуазии было бы очень опасно, если бы социал-демократия пошла еще дальше вправо: «Характер рабочей партии с социалистическими идеалами она должна сохранить. Ибо в тот день, когда она откажется от этого, возникнет новая партия, которая воспримет программу, от которой старая прежняя партия отреклась, и придаст ей еще более радикальную формулировку» («Preußische Jahrbucher», 1915, №4, стр. 50-51).

Монитор попал в самую точку. Английские либералы и французские радикалы этого именно и хотели всегда: революционно звучащие фразы, чтобы обманывать массы, чтобы они оказывали доверие Ллойд Джорджам, Самба, Реноделям, Легинам и Каутским, людям, способным проповедовать «защиту отечества» в грабительской войне.

Но Монитор представляет только одну разновидность оппортунизма: откровенную, грубую, циничную. Другие действуют скрыто, тонко, «честно». Энгельс однажды сказал: «честные» оппортунисты - наиболее опасные для рабочего класса...67 Вот один пример:

Каутский пишет в «Neue Zeit» (26-го ноября 1915 г.): «Оппозиция против большинства растет; массы настроены оппозиционно». «После войны (только после войны? Н. Л.) классовые противоречия настолько обострятся, что радикализм среди масс возьмет верх». «После войны (только после войны? Н. Л.) нам угрожает бегство радикальных элементов из партии и отлив их в партию антипарламентских (?? надо понимать: внепарламентских) массовых действий». «Таким образом, наша партия распадается на два крайних лагеря, не имеющих ничего общего между собой». Во имя спасения единства Каутский старается уговорить большинство в рейхстаге, чтоб они позволили меньшинству произнести несколько радикальных парламентских


123
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

речей. Это значит, что Каутский хочет при помощи нескольких радикальных парламентских речей примирить революционные массы с оппортунистами, которые «не имеют ничего общего» с революцией, которые уже давно руководят профсоюзами, а теперь, опираясь на тесный союз с буржуазией и правительством, овладели и партийным руководством. Чем по существу отличается это от «программы» Монитора? Ничем, кроме сладких фраз, проституирующих марксизм.

На заседании фракции рейхстага 18-го марта 1915 г. каутскианец Вурм «предостерегал» фракцию от «слишком сильного натягивания струны; в рабочих массах растет оппозиция против фракционного большинства; необходимо держаться марксистского» (?! вероятно, опечатка: надо читать «мониторского») «центра» («Klassenkampf gegen den Krieg! Material zum «Fall Liebknecht»». Als Manuskript gedruckt *. Стр. 67). Таким образом, мы видим, что факт революционности масс был признан от имени всех каутскианцев (так называемого «центра») уже в марте 1915 г.!! А через 81/2 месяцев Каутский снова выступает с предложением «примирить» массы, которые хотят бороться, с оппортунистической, контрреволюционной партией, и притом с помощью нескольких революционно звучащих фраз!!

Война часто тем полезна, что она вскрывает гниль и отбрасывает условности.

Сравним английских фабианцев с германскими каутскианцами. Вот что писал о первых настоящий марксист, Фридрих Энгельс, 18-го января 1893 г.: «... шайка карьеристов, достаточно рассудительных, чтобы понимать неизбежность социального переворота, но ни в коем случае не желающих доверить эту исполинскую работу исключительно незрелому пролетариату... Их основной принцип - страх перед революцией...» (Переписка с Зорге, стр. 390) 68.

А 11-го ноября 1893 г. он пишет: «Эти высокомерные буржуа, милостиво снисходящие к пролетариату, чтобы


* - «Классовая борьба против войны! Материал к «Делу Либкнехта»». На правах рукописи. Ред.


124
В. И. ЛЕНИН

освободить его сверху, если бы только он захотел понять, что такая серая необразованная масса не может сама себя освободить и ничего не может достигнуть без милости этих умных адвокатов, литераторов и сентиментальных баб...» (там же, стр. 401) 69.

В теории Каутский смотрит на фабианцев с презрением, как фарисей на бедного мытаря. Потому что он ведь клянется «марксизмом». Но какая разница между ними на практике? Оба подписали Базельский манифест, и оба поступили с ним, как Вильгельм II с бельгийским нейтралитетом. А Маркс всю свою жизнь бичевал тех людей, которые стараются погасить революционный дух рабочих.

Каутский противопоставил революционным марксистам новую теорию «ультраимпериализма». Он понимает под этим вытеснение «борьбы национальных финансовых капиталов между собой» и ее замену «совместной эксплуатацией мира международным финансовым капиталом» («N. Z.», 30 апреля 1915 г.). Но добавляет: «у нас еще нет достаточных предпосылок для того, чтобы решить, осуществима ли эта новая фаза капитализма». Итак, на основании одних только предположений о «новой фазе», не решаясь прямо заявить, что она «осуществима», изобретатель этой «фазы» отвергает свои собственные революционные заявления, отвергает революционные задачи и революционную тактику пролетариата теперь, в «фазе» уже начавшегося кризиса, войны, неслыханного обострения классовых противоречий! Разве это не гнуснейшее фабианство?

Лидер русских каутскианцев, Аксельрод, видит «центр тяжести проблемы интернационализации пролетарского освободительного движения в интернационализации повседневной практики»: например, «законодательство об охране труда и страховое законодательство должно стать объектом интернациональных действий и организации рабочих» (Аксельрод. «Кризис социал-демократии», Цюрих, 1915 г., стр. 39-40). Совершенно ясно, что не только Легин, Давид, Веббы, но даже сам Ллойд Джордж, Науман, Бриан и Милюков вполне


125
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

присоединятся к такому «интернационализму». Как и в 1912 г., Аксельрод для далекого-далекого будущего готов преподнести самые революционные фразы, если будущий Интернационал «выступит (против правительств, в случае войны) и подымет революционную бурю». Скажите, пожалуйста, какие мы храбрые! Но когда дело идет о том, чтоб теперь поддерживать и развертывать начинающееся в массах революционное брожение, тогда Аксельрод отвечает, что эта тактика революционных массовых выступлений «имела бы еще некоторое оправдание, если бы мы стояли непосредственно накануне социальной революции, подобно тому, как это было, например, в России, где студенческие демонстрации 1901 года возвещали приближающиеся решительные бои с абсолютизмом». А в данный момент все это - «утопии», «бакунизм» и т. д., совершенно в духе Кольба, Давида, Зюдекума и Легина.

Милейший Аксельрод забывает только, что в 1901 г. в России никто не знал и не мог знать, что первый «решительный бой» наступит через четыре года - не забудьте: через четыре года - и останется «нерешенным». И, тем не менее, тогда только мы, революционные марксисты, были правы: мы высмеивали Кричевских и Мартыновых, призывавших немедленно к штурму. Мы только советовали рабочим повсюду гнать в шею оппортунистов и всеми силами поддерживать, обострять и расширять демонстрации и другие массовые революционные выступления. Совершенно аналогично теперешнее положение в Европе: было бы бессмысленным призывать к «немедленному» штурму. Но было бы позором называться социал-демократом и не посоветовать рабочим разорвать с оппортунистами и всеми силами укреплять, углублять, расширять и обострять начинающееся революционное движение и демонстрации. Революция никогда не падает с неба совершенно готовой, и в начале революционного брожения никто никогда не знает, приведет ли оно и когда к «настоящей», к «доподлинной» революции. Каутский и Аксельрод дают рабочим старые, истасканные, контрреволюционные советы. Каутский и Аксельрод кормят


126
В. И. ЛЕНИН

массы надеждой на то, что будущий Интернационал уже наверное будет революционным, - только бы теперь охранить, прикрыть и приукрасить господство контрреволюционных элементов - Легинов, Давидов, Вандервельде, Гайндманов. Разве не ясно, что «единство» с Легином и К° является наилучшим средством для подготовки «будущего» революционного Интернационала?

«Стремление превратить мировую войну в гражданскую войну было бы безумием», - заявляет лидер германских оппортунистов Давид («Die Sozialdemokratie und der Weltkrieg» - «Социал-демократия и мировая война», 1915, стр. 172), отвечая на манифест Центрального Комитета нашей партии от 1-го ноября 1914 г. В этом манифесте, между прочим, сказано:

«Как бы ни казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической, настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении, раз война стала фактом» *.

(Цитируется и у Давида, стр. 171.) За месяц до появления книги Давида наша партия опубликовала резолюции, в которых «систематическая подготовка» разъяснялась следующим образом: 1. Отказ в кредитах. 2. Разрыв гражданского мира. 3. Создание нелегальных организаций. 4. Поддержка выражений солидарности в окопах. 5. Поддержка всех революционных массовых выступлений **.

Давид почти такой же храбрец, как и Аксельрод: в 1912 г. он не считал «безумием» на случай войны ссылку на Парижскую Коммуну.

Плеханов, типичный представитель антантовских социал-шовинистов, рассуждает о революционной тактике так же, как Давид. Он называет ее «грезофарсом». Но послушаем Кольба, откровенного оппортуниста, который писал: «Результатом тактики людей, окружающих Либкнехта, была бы доведенная до точки


* См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 22. Ред.

** Там же, стр. 164. Ред.


127
ОППОРТУНИЗМ И КРАХ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

кипения борьба внутри германской нации» («Die Sozialdemokratie am Scheidewege» - «Социал-демократия на распутье», стр. 50).

Но что такое борьба, доведенная до точки кипения, как не гражданская война?

Если бы тактика нашего ЦК, которая в своих основных чертах совпадает с тактикой Циммервальдской левой, была «безумием», «мечтой», «авантюрой», «бакунизмом» - как это утверждали Давид, Плеханов, Аксельрод, Каутский и др. - она никогда не могла бы привести «к борьбе внутри нации», тем более доведенной до точки кипения. Анархические фразы нигде в мире не приводили к борьбе внутри нации. Зато факты говорят о том, что как раз в 1915 г., на почве кризиса, вызванного войной, растет революционное брожение в массах, растут стачки и политические демонстрации в России, стачки в Италии и Англии, голодные и политические демонстрации в Германии. Разве это не начало революционных массовых выступлений?

Поддержка, развитие, расширение, обострение массовых революционных действий, создание нелегальных организаций, без которых даже в «свободных» странах нет возможности сказать народным массам правду: вот вся практическая программа социал-демократии в этой войне. Все остальное является ложью или фразой, какими бы оппортунистическими или пацифистскими теориями оно ни украшалось *.

Когда нам говорят, что эта «русская тактика» (выражение Давида) не подходит к Европе, тогда мы обычно отвечаем указанием на факты. 30 октября в Берлине в президиум партии пришла депутация товарищей, берлинских женщин, и заявила, «что теперь, при наличности большого организационного аппарата, можно


* На Бернском международном женском конгрессе в марте 1915 г. представительницы ЦК нашей партии указывали на абсолютную необходимость создания нелегальных организаций. Это было отвергнуто. Англичанки смеялись над этим предложением и прославляли английскую «свободу». Но через несколько месяцев были получены английские газеты, как, например, «Labour Leader» 70, с белыми местами, а затем пришли известия о полицейских обысках, конфискациях брошюр, арестах и драконовских приговорах, вынесенных товарищам, которые говорили в Англии о мире, только о мире !


128
В. И. ЛЕНИН

гораздо легче, чем во времена закона против социалистов, распространять нелегальные брошюры и прокламации и устраивать «неразрешенные собрания»». «Недостатка в средствах и путях не имеется, но, очевидно, нет желания». («Berner Tagwacht», 1915, №271).

Разве этих дурных товарищей сбили с пути истинного русские «сектанты» и т. д.? Разве настоящие массы представлены не этими товарищами, а Легином и Каутским? Легином, громившим в своем докладе 21 января 1915 года «анархическую» идею образования подпольных организаций; Каутским, который стал контрреволюционером до такой степени, что 26 ноября, за четыре дня до десятитысячной демонстрации в Берлине, квалифицировал уличные демонстрации, как «авантюру»!!

Довольно фраз, довольно проституированного «марксизма» à la Каутский! После 25 лет существования II Интернационала, после Базельского манифеста рабочие не станут больше верить фразам. Оппортунизм перезрел, он окончательно перешел в лагерь буржуазии, превратившись в социал-шовинизм: духовно и политически он порвал с социал-демократией. Он порвет с ней и организационно. Рабочие требуют уже «бесцензурной» печати и «неразрешенных» собраний, т. е. подпольных организаций для поддержки революционного движения масс. Только такая «война войне» - социал-демократическое дело, а не фраза. И несмотря на все трудности, временные поражения, ошибки, заблуждения, перерывы, это дело приведет человечество к победоносной пролетарской революции.

Напечатано в январе 1916 г.
в журнале «Vorbote» № 1
Подпись: N. Lenin

На русском языке
впервые напечатано в 1929 г.
во 2-3 изданиях Сочинений В. И. Ленина, том XIX

Печатается по тексту журнала
Перевод с немецкого



129

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ
РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА
В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

ВЫПУСК I
КАПИТАЛИЗМ И ЗЕМЛЕДЕЛИЕ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ 71

Написано в 1915 г.

Впервые напечатано в 1917 г.
в Петрограде отдельной брошюрой
издательством «Жизнь и знание»

Печатается по рукописи



131

Обложка книги В. И. Ленина «Новые данные о законах развития капитализма в земледелии. Выпуск I. Капитализм и земледелие в Соед. Штатах Америки», - 1917 г.
Уменьшено


133

Передовая страна новейшего капитализма представляет особенный интерес для изучения общественно-экономического строя современного сельского хозяйства и его эволюции. Соединенные Штаты не имеют равного себе соперника ни по быстроте развития капитализма в конце XIX и начале XX века, ни по достигнутой уже ими наибольшей высоте его развития, ни по громадности площади, на которой применяется по последнему слову науки оборудованная техника, учитывающая замечательное разнообразие естественно-исторических условий, ни по политической свободе и культурному уровню массы населения. Эта страна - во многих отношениях образец и идеал нашей буржуазной цивилизации.

Изучение форм и законов эволюции сельского хозяйства представляет здесь тем больше удобства, что в Соединенных Штатах каждые десять лет производятся переписи населения («цензы»), соединенные с замечательно подробными переписями всех промышленных и земледельческих хозяйств. Получается такой точный и богатый материал, какого нет ни в одной стране мира и который позволяет проверить целый ряд ходячих утверждений, формулируемых большей частью теоретически небрежно, повторяемых без критики, проводящих обыкновенно буржуазные взгляды и предрассудки.


134
В. И. ЛЕНИН

Г-н Гиммер в июньской книжке «Заветов» 72 за 1913 год привел некоторые данные последнего, тринадцатого, ценза 1910 года и на основании их еще и еще раз повторил самое ходячее и глубоко буржуазное - как по его теоретической основе, так и по его политическому значению - утверждение, что в «Соединенных Штатах громадное большинство ферм суть трудовые хозяйства», что «в более развитых районах земледельческий капитализм разлагается», что в «огромном большинстве местностей страны» «мелкотрудовое земледелие расширяет поле своего господства», что именно «в районах более старой культуры и более высокого экономического развития» «капиталистическое земледелие разрушается, производство дробится и мельчает», что «нет таких районов, где бы процесса колонизации уже не происходило, а крупнокапиталистическое земледелие не разлагалось бы и не вытеснялось бы трудовым» и т. д. и т. п.

Все эти утверждения чудовищно неверны. Они прямо противоположны действительности. Они представляют из себя сплошную издевку над истиной. И на разъяснении их ошибочности тем более стоит подробно остановиться, что г. Гиммер не первый встречный, не случайный автор случайной журнальной статейки, а один из самых видных экономистов, представляющих наиболее демократическое, крайнее левое буржуазное направление русской и европейской общественной мысли. Именно поэтому взгляды г. Гиммера способны иметь - а среди непролетарских слоев населения уже отчасти имеют - особенно широкое распространение и влияние. Ибо это не его личные взгляды, не его индивидуальные ошибки, а лишь особенно демократизированное, особенно подкрашенное якобы социалистической фразеологией выражение общебур-жуазных взглядов, к которым легче всего приходит в обстановке капиталистического общества и казенный профессор, идущий по проторенной дорожке, и мелкий земледелец, выделяющийся своей сознательностью из миллионов ему подобных.


135
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Теория некапиталистической эволюции земледелия в капиталистическом обществе, защищаемая г. Гиммером, есть в сущности теория громадного большинства буржуазных профессоров, буржуазных демократов и оппортунистов в рабочем движении всего мира, т. е. новейшей разновидности тех же буржуазных демократов. Не будет преувеличением сказать, что эта теория есть иллюзия, мечта, самообман всего буржуазного общества. Посвящая дальнейшее изложение опровержению этой теории, я буду стараться давать картину капитализма в американском земледелии в ее целом, ибо одна из главных ошибок буржуазных экономистов состоит в вырывании отдельных фактов и фактиков, цифр и цифирек из общей связи политико-экономических отношений. Все данные берутся из официальных изданий статистики Северо-Американских Соединенных Штатов; сюда относятся в первую голову посвященные земледелию пятые томы 12-го ценза 1900 г. и 13-го ценза 1910 г. *, затем Статистический сборник (Statistical Abstract of the United States) за 1911 год. Указав эти источники, я не буду приводить ссылки на страницы и номера таблиц по поводу каждой отдельной цифры: это обременило бы читателей и загромоздило текст без всякой надобности, ибо интересующиеся без труда найдут соответственные данные по оглавлению названных изданий.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ТРЕХ ГЛАВНЫХ РАЙОНОВ. КОЛОНИЗУЕМЫЙ ЗАПАД И ГОМСТЕДЫ

Гигантская площадь Соединенных Штатов, немногим уступающая целой Европе, и громадное разнообразие условий хозяйства в различных концах страны, -


* Census Reports. Twelfth Census 1900. Vol. V. Agriculture. Wash., 1902. - Thirteenth Census of the United States, taken in the year 1910. Vol. V. Agriculture. Wash., 1913 (Отчеты переписи. Двенадцатая перепись 1900. T. V. Земледелие. Вашингтон, 1902. - Тринадцатая перепись Соединенных Штатов, проведенная в 1910 г. Т. V. Земледелие. Вашингтон, 1913. Ред.).


136
В. И. ЛЕНИН

все это вызывает безусловную необходимость отдельного рассмотрения главных районов, существенно неоднородных по своему экономическому положению. Американские статистики разделяли страну в 1900 г. на пять, в 1910 г. на девять районов: 1) Новая Англия - шесть штатов на северо-востоке, на берегу Атлантического океана (Мэн, Нью-Гэмпшир, Вермонт, Массачусетс, Род-Айлэнд и Коннектикут), 2) Средние Атлантические (Нью-Йорк, Нью-Джерси и Пенсильвания); эти два района вместе составляли «северо-атлантический» район в 1900 году. 3) Центральные северо-восточные (Огайо, Индиана, Иллинойс, Мичиган и Висконсин). 4) Центральные северо-западные (Миннесота, Айова, Миссури, Северная и Южная Дакоты, Небраска и Канзас); эти два района вместе составляли «североцентральный» район в 1900 г. 5) Южно-Атлантические (Делавэре, Мэриленд, Дистрикт Колумбия, Виргиния и Западная Виргиния, Северная и Южная Каролины, Джорджия и Флорида) - тот же район и в 1900 г. 6) Центральные юго-восточные (Кентукки, Теннесси, Алабама и Миссисипи). 7) Центральные юго-западные (Арканзас, Оклахома, Луизиана и Техас); эти два района составляли один «юго-центральный» район в 1900 г. 8) Горные (Монтана, Айдахо, Вайоминг, Колорадо, Нью-Мексико, Аризона, Юта и Невада) и 9) Тихоокеанские (Вашингтон, Орегон и Калифорния); эти два района составляли один «западный» в 1900 г.

Чрезмерная пестрота этих делений побудила американских статистиков сжать их в 1910 г. в три крупные района: север (1-4), юг (5-7) и запад (8-9). Мы сейчас увидим, что это деление на три главные района является действительно самым важным и существенно необходимым, хотя, конечно, и здесь, как и во всем, есть переходные типы, и Новую Англию с Средне-Атлантическими Штатами придется выделять особо по некоторым коренным вопросам.

Чтобы определить самое основное в различии трех главных районов, мы можем назвать их: промышленный север, бывший рабовладельческий юг и колонизуемый запад.


137
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Вот данные о размерах площади, о проценте обработанной земли и о населении:

Районы:Вся площадь
земли в млн. акров
Из нее
обработано %:
Население
(1910) млн.
Север58849%56
Юг56227%29
Запад7535%7

Все Соед. Штаты190325%92

По размерам площади север и юг приблизительно одинаковы, а запад почти в полтора раза больше того и другого. Но населения на севере в 8 раз больше, чем на западе. Запад, можно сказать, почти не населен. С какой быстротой идет его заселение, видно из того, что за 10 лет с 1900 по 1910 г. население возросло на севере на 18%, на юге на 20%, а на западе на 67%! Число ферм на севере почти совсем не увеличивается: 2874 тыс. в 1900 г. и 2891 тыс. в 1910 г. (+0,6%); на юге оно возросло на 18%, с 2,6 до 3,1 миллиона, а на западе на 54%, т. е. увеличилось более чем в полтора раза, с 243 до 373 тысяч.

В какой форме идет занятие земель на западе, видно из данных о гомстедах - участках земли, большей частью по 160 акров, т. е. около 65 десятин, раздаваемых правительством даром или за номинальную плату. За 10 лет, с 1901 по 1910, число занятых гомстедов составляло на севере - 55,3 млн. акров (в том числе 54,3 млн., т. е. более 98%, в одном только районе, именно в центральном северо-западном); на юге - 20,0 млн. (в том числе 17,3 млн. приходится на один район: центральный юго-западный) и на западе - 55,3 млн. акров, падающие на оба района запада. Это значит, что запад - сплошной район гомстедов, т. е. даровой раздачи незанятых земель - нечто вроде захватного землепользования на далеких окраинах России, только урегулированного не крепостническим государством, а демократически (я чуть не сказал: народнически; американская республика осуществила на капиталистический манер «народническую» идею


138
В. И. ЛЕНИН

раздачи незанятых земель каждому желающему). На севере же и на юге мы имеем только по одному району гомстедов, являющемуся как бы переходным типом от незаселенного запада к заселенным северу и югу. Отметим кстати, что совершенно нет розданных за последнее десятилетие гомстедов только в двух районах севера: Новой Англии и Средне-Атлантическом. На этих двух, наиболее промышленных, районах, где совсем уже не происходит процесса колонизации, нам придется останавливаться ниже.

Приведенные данные о занятых гомстедах относятся к первоначальным заявкам на гомстеды, а не к окончательно занятым участкам; данных последнего рода, распределенных по районам, в нашем распоряжении не имеется. Но если, как абсолютные величины, приведенные данные и преувеличены, то они, во всяком случае, точно изображают отношение между районами. На севере всего земли под фермами было в 1910 г. - 414 млн. акров, так что заявленные за последние 10 лет гомстеды составляли около 1/8, на юге около 1/17 (20 из 354), на западе - половину (55 из 111)! Понятно, что смешивать в одну кучу данные о районах, где фактически почти еще нет поземельной собственности, и о районах, где все земли заняты, было бы насмешкой над приемами научного исследования.

Америка особенно наглядно подтверждает ту истину, которую подчеркнул Маркс в III томе «Капитала», именно, что капитализм в земледелии не зависит от формы землевладения и землепользования. Капитал застает средневековое и патриархальное землевладение самых различных видов: и феодальное, и «надельно-крестьянское» (т. е. зависимо-крестьянское), и клановое, и общинное, и государственное и т. д. Все эти виды землевладения капитал подчиняет себе, но в различной форме, различными способами 73. Сельскохозяйственная статистика, если бы она была поставлена осмысленно, разумно, должна бы была видоизменять свои методы исследования, приемы группировок и т. д. в соответствии с формами проникновения капитализма в земледелие, например, особо выделять гомстедные


139
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

участки и прослеживать их хозяйственную судьбу. К сожалению, в статистике слишком часто царит рутина, бессмысленное, шаблонное повторение однообразных приемов.

Насколько экстенсивно земледелие на западе по сравнению с другими районами, видно, между прочим, из данных о величине расходов на искусственные удобрения. По расчету на 1 акр обработанной земли эти расходы составляли в 1909 году на севере 13 центов (0,13 доллара), на юге 50, на западе всего 6. Превосходство юга объясняется тем, что культура хлопка требует много удобрений, а эта культура занимает на юге самое видное место: хлопок вместе с табаком дают здесь 46,8% стоимости всех земледельческих продуктов, зерновые хлеба - только 29,3%, сено и травы - 5,1 %. Напротив, на севере первое место занимают зерновые хлеба - 62,6%, затем сено и травы - 18,8%, причем преобладают посевные травы. На западе зерновые хлеба дают 33,1% стоимости всех земледельческих продуктов; - 31,7% дают сено и травы, причем посевные травы уступают первенство луговым. 15,5% стоимости дают фрукты - особая отрасль торгового земледелия, быстро развивающаяся на тихоокеанском побережье.

2. ПРОМЫШЛЕННЫЙ СЕВЕР

На севере процент городского населения достигал в 1910 г. 58,6% против 22,5% на юге и 48,8% на западе. Роль промышленности видна из следующих данных:

Стоимость продуктов (в миллиардах долл.)Число
рабочих в
промышленности
(млн.)
земле-
делия
ското-
водства
сумма промышленности
за вычетом
стоимости сырья
Север3,12,15,26,95,2
Юг1,90,72,61,11,1
Запад0,50,30,80,50,3

Все Соед. Штаты5,53,18,68,56,6


140
В. И. ЛЕНИН

Общая сумма стоимости продуктов сельского хозяйства получается здесь преувеличенной, ибо часть продуктов земледелия повторяется в стоимости продуктов скотоводства, например, корм скота. Но во всяком случае получается несомненный вывод о концентрации около 5/6 всей американской промышленности севером и о преобладании в этом районе промышленности над сельским хозяйством. Юг и запад, наоборот, носят преимущественно земледельческий характер.

Как видно из приведенных данных, север отличается от юга и запада сравнительно гораздо более высоким развитием промышленности, создающим рынок для сельского хозяйства, обусловливающим его интенсификацию. Но «промышленный» - в таком смысле - север продолжает оставаться тем не менее главным производителем сельскохозяйственных продуктов. Больше половины всего сельскохозяйственного производства, около трех пятых его, сосредоточено на севере. Насколько интенсивнее земледелие на севере по сравнению с остальными районами, можно видеть из следующих данных о стоимости всего сельскохозяйственного имущества - земли, строений, орудий и машин, скота - по расчету на 1 акр земли: на севере эта стоимость составляла в 1910 г. 66 долларов против 25 на юге и 41 на западе. В частности стоимость орудий и машин на 1 акр земли составляла 2,07 доллара на севере, 0,83 на юге и 1,04 на западе.

При этом особо выделяются районы Новая Англия и Средне-Атлантический. Колонизации здесь, как мы уже указывали, нет. Число ферм абсолютно уменьшилось с 1900 по 1910 г., количество обработанной земли, как и всей земли в фермах, тоже. По статистике занятий, здесь занято сельским хозяйством только 10% населения против 33% в среднем для всех Соединенных Штатов, 25%-41% в остальных районах севера, 51- 63% на юге. Под зерновыми хлебами здесь занято всего 6-25% обработанной земли (среднее для Соединенных Штатов - 40%, для севера - 46%), под травами (большей частью посевными) - 52-29% (про-


141
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

тив 15% и 18%), под овощами - 4,6-3,8% (против 1,5% и 1,5%). Это - самый интенсивный земледельческий район. Средний расход на удобрения на 1 акр обработанной земли составлял в 1909 г. - 1,30 и 0,62 доллара; первая цифра максимальная, вторая уступает только одному району юга. Средняя стоимость орудий и машин на 1 акр обработанной земли - 2,58 и 3,88 доллара - цифры максимальные в Соединенных Штатах. Мы увидим в дальнейшем изложении, что эти наиболее промышленные районы промышленного севера, отличающиеся наиболее интенсивным земледелием, отличаются также наиболее капиталистическим характером сельского хозяйства.

3. БЫВШИЙ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЙ ЮГ

Соединенные Штаты Америки, пишет г. Гиммер, это - «страна, никогда не ведавшая феодализма и чуждая его экономическим пережиткам» (стр. 41 назв. статьи). Это - утверждение прямо противоположное истине, ибо экономические пережитки рабства решительно ничем не отличаются от таковых же пережитков феодализма, а в бывшем рабовладельческом юге Соединенных Штатов эти пережитки очень сильны до сих пор. На ошибке г. Гиммера не стоило бы останавливаться, если бы можно было счесть это только ошибкой в спешно написанной журнальной статье. Но вся либеральная и вся народническая литература России доказывает, что по отношению к русской отработочной системе - нашему пережитку феодализма - совершенно одинаковая «ошибка» делается систематически и с необыкновенным упорством.

Юг Соединенных Штатов был рабовладельческим, пока гражданская война 1861- 1865 гг. не смела рабства. До сих пор количество негров, не превышающее 0,7-2,2% в населении северных и западных районов, составляет на юге от 22,6 до 33,7% всего населения. Среднее для всех Соединенных Штатов - 10,7% негров в населении. О приниженном положении негров нечего и говорить: американская буржуазия


142
В. И. ЛЕНИН

в этом отношении ничем не лучше буржуазии других стран. «Освободив» негров, она постаралась на почве «свободного» и республикански-демократического капитализма восстановить все возможное, сделать все возможное и невозможное для самого бесстыдного и подлого угнетения негров. Для характеристики культурного уровня достаточно указать один маленький статистический факт. В то время как число неграмотных среди белого населения Соединенных Штатов составляло в 1900 году 6,2% населения (считая население 10 и более лет от роду), для негров этот % был 44,5%!! Более чем в 7 раз выше!! На севере и западе неграмотных 4-6% (1900 год), на юге 22,9-23,9%!! Нетрудно представить себе, какая совокупность фактов из области правовых и бытовых отношений соответствует этому позорнейшему факту из области народной грамотности.

На какой же экономической основе выросла и держится эта милая «надстройка»?

На основе типично русской, «истинно русской» отработочной системы, именно: издольщины.

Число ферм, принадлежащих неграм, составляло в 1910 году 920 883, т. е. 14,5% всего числа ферм. Из общего числа фермеров арендаторов было 37,0%, собственников - 62,1%, остальные 0,9% ферм были в заведовании управляющих. Но у белых % арендаторов составляет 39,2%, а у негров - 75,3%! Типичный белый фермер в Америке есть собственник своей земли, типичный фермер негр - арендатор. На западе % арендаторов равняется всего 14,0% - колонизуемый район, новые, свободные земли, эльдорадо (кратковременное и непрочное эльдорадо) мелкого «самостоятельного земледельца». На севере % арендаторов составляет 26,5%, а на юге 49,6%! Половина южных фермеров - арендаторы.

Но этого мало. Перед нами вовсе не арендаторы в европейском, культурном, современно капиталистическом смысле. Перед нами преимущественно полуфеодальные или, - что то же в экономическом отношении, - полурабские издольщики. На «вольном» западе среди арендаторов меньшинство издольщиков


143
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

(25 тыс. из 53 тыс.). На старом, давно заселенном севере из 766 тыс. арендаторов - 483 тыс. издольщиков, т. е. 63%. На юге из 1537 тыс. арендаторов 1021 тыс. издольщики, т. е. 66%.

В свободной, республикански-демократической Америке в 1910 году было 11/2 миллиона арендаторов-издольщиков, из них свыше 1 миллиона негров. И число издольщиков в отношении к общему числу фермеров не уменьшается, а неуклонно и довольно быстро возрастает. В 1880 г. процент издольщиков к общему числу всех фермеров в Соединенных Штатах равнялся 17,5%, в 1890 г. - 18,4%, в 1900 г. - 22,2%, в 1910 г. - 24,0%.

«На юге, - читаем в заключениях американских статистиков по поводу переписи 1910 года, - на юге условия всегда были несколько отличны от севера, и многие из арендаторских ферм являются частями плантаций, обладающих значительным размером и происходящих от эпохи, предшествующей гражданской войне». На юге «система хозяйничанья посредством арендаторов, главным образом негров, заменила систему хозяйничанья посредством рабского труда». «Развитие арендной системы всего более бросается в глаза на юге, где большие плантации, в прежнее время обрабатывавшиеся рабским трудом, во многих случаях были разбиты на маленькие участки (парцеллы), сдаваемые арендаторам. ... Эти плантации во многих случаях до сих пор еще обрабатываются в сущности как сельскохозяйственные единицы, так как арендаторы подчинены до известной степени надзору, более или менее аналогичному с тем, которому на севере подчинены наемные рабочие на фермах» (назв. соч., V, 102, 104).

Для характеристики юга необходимо добавить еще, что население бежит из него в другие капиталистические районы и в города, как бежит в России крестьянство из наиболее отсталых, наиболее сохранивших пережитки крепостничества центрально-земледельческих губерний, из-под власти Валяй-Марковых, в более капиталистические районы России, в столицы, в промышленные губернии и на юг (см. «Развитие капитализма в России») *. Район издольщины и в Америке и в России есть район наибольшего застоя, наибольшего принижения и угнетения трудящихся масс. Иммигранты


* См. Сочинения, 5 изд., том 3, стр. 587-592. Ред.


144
В. И. ЛЕНИН

в Америке, которые играют такую выдающуюся роль в хозяйстве страны и всей ее общественной жизни, избегают юга. В 1910 году процент населения, родившегося вне Америки, был 14,5%. Но на юге этот процент составляет всего 1,0-4,0% по отдельным районам, тогда как в остальных районах страны пришельцев не меньше 13,9% и до 27,7% (Новая Англия). Замкнутость, заскорузлость, отсутствие свежего воздуха, какая-то тюрьма для «освобожденных» негров - вот что такое американский юг. Наибольшая оседлость населения, наибольшая «привязанность к земле»: за исключением того района юга, где есть значительная колонизация (центральный юго-западный район), в обоих остальных районах юга 91-92% населения родились в том самом районе, где они живут, тогда как вообще в Америке этот процент составляет 72,6%, т. е. подвижность населения гораздо больше. На западе, который представляет из себя сплошной район колонизации, только 35-41 % населения родились в том районе, в котором они живут.

Из двух, не знающих колонизации, районов юга негры бегут: за 10 лет, прошедших между двумя последними цензами, эти два района отдали другим местностям страны почти 600 000 «черного» населения. Негры бегут, главным образом, в города: на юге 77-80% всех негров живут в деревнях, в остальных же районах всего 8-32%. Экономическая однородность положения негров в Америке и «бывших помещичьих» крестьян в центре земледельческой России оказывается поразительной.

4. СРЕДНИЙ РАЗМЕР ФЕРМ. «РАЗЛОЖЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА» НА ЮГЕ

Рассмотрев основные отличительные черты трех главных районов Соединенных Штатов и общий характер хозяйственных условий, мы можем перейти к разбору тех данных, которыми обыкновенно оперируют. Сюда относятся прежде всего данные о среднем размере ферм. На основании этих данных весьма многие эконо-


145
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

мисты, в том числе и г. Гиммер, делают самые решительные выводы.

ГодыСредний размер ферм в Соед. Штатах:
Все
количество
земли
Количество
обрабатываемой
земли
(в акрах)
1850202,678,0
1860199,279,8

1870153,371,0
1880133,771,0
1890136,578,3
1900146,272,2
1910138,175,2

В общем, получается на первый взгляд уменьшение среднего количества всей земли и неопределенные изменения - то уменьшение, то увеличение - среднего количества обрабатываемой земли. Но ясной гранью служит период 1860-1870 гг., который мы и отметили поэтому чертой. Именно за этот период наблюдается громадное уменьшение среднего количества всей земли на 46 акров (199,2-153,3) и наибольшее изменение (79,8-71,0), тоже в сторону уменьшения, среднего количества обрабатываемой земли.

В чем дело? Очевидно, в гражданской войне 1861-1865 гг. и в отмене рабства. Рабовладельческим латифундиям был нанесен решительный удар. Мы увидим ниже неоднократные подтверждения этому факту, который, впрочем, так общеизвестен, что надо удивляться необходимости подтверждать его. Выделим особо данные о юге и о севере.

ГодыСредний размер ферм в акрах
на югена севере
ср. колич.
всей земли
ср. колич.
обр. земли
ср. колич.
всей земли
ср. колич.
обр. земли
1850332,1101,1127,165,4
1860335,4101,3126,468,3

1870214,269,2117,069,2
1880153,456,2114,976,6
1890139,758,8123,787,8
1900138,248,1132,290,9
1910114,448,6143,0100,3


146
В. И. ЛЕНИН

Мы видим, что количество обрабатываемой земли, в среднем на одну ферму, в громадных размерах уменьшилось за 1860-1870 гг. на юге (101,3-69,2) и немного изменилось в сторону увеличения на севере (68,3-69,2). Дело, значит, именно в условиях эволюции юга. Там и после отмены рабства мы наблюдаем, хотя медленное и не непрерывное, все же уменьшение среднего размера ферм.

«Мелкотрудовое земледелие здесь расширяет поле своего господства, - умозаключает г. Гиммер, - а капитал оставляет сельское хозяйство для иных областей своего приложения». «... Стремительное разложение земледельческого капитализма в Южно-Атлантических Штатах...»

Вот курьез, которому, кажется, можно найти параллель только в рассуждениях наших народников о «разложении капитализма» в России после 1861 года вследствие перехода помещиков от барщинной к отработочной (т. е. полубарщинной!) системе хозяйства. Раздробление рабовладельческих латифундий называется «разложением капитализма». Превращение необрабатываемой земли рабовладельцев вчерашнего дня в мелкие фермы негров, наполовину издольщиков (вспомним, что процент издольщиков возрастает неуклонно от ценза к цензу!), называется «разложением капитализма». Дальше некуда идти в извращении основных понятий экономической науки!

В 12-ой главе объяснительного текста к переписи 1910 года американские статистики привели данные о типичных «плантациях» юга - в наши дни, а не во времена рабства. В 39 073 плантациях мы имеем 39 073 «господских ферм» (landlord farms) и 398 905 арендаторских ферм. В среднем, значит, по 10 арендаторов на одного «господина», «помещика», «лендлорда». Средний размер плантации 724 акра. Из них обработанной земли только 405 акров: свыше 300 акров на плантацию приходится необрабатываемой земли. Недурной запасец для будущих эксплуататорских планов господ вчерашних рабовладельцев...

Распределение земли средней плантации таково: «господская ферма» 331 акр земли, из них обрабаты-


147
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

вается 87. «Арендаторские» фермы, т. е. участки земли негров-издольщиков, работающих по-прежнему на «господина» и под его присмотром, имеют в среднем по 38 акров земли, из коих обрабатывается 31 акр.

Вчерашние рабовладельцы на юге, обладая громадными латифундиями, в которых свыше 9/10 земли и посейчас остаются необработанными, постепенно переходят, по мере роста населения и спроса на хлопок, к продаже этих земель неграм, а еще чаще к раздаче им мелких участков исполу. (С 1900 по 1910 год на юге число фермеров, являющихся полными собственниками всей своей земли, увеличилось с 1237 тыс. до 1329 тыс., т. е. на 7,5%, тогда как число фермеров-издольщиков увеличилось с 772 тыс. до 1021 тыс., т. е. на 32,2%.) И вот является экономист, называющий это явление «разложением капитализма»...

К латифундиям мы относим фермы, имеющие 1000 и более акров земли. Всего в Соединенных Штатах в 1910 г. таких ферм было 0,8% (50 135 ферм), а земли у них 167,1 миллиона акров, 19,0% всего числа. Это дает по 3332 акра в среднем на латифундию. Процент обработанной земли в латифундиях всего 18,7% - вообще же для всех ферм 54,4%. При этом меньше всего латифундий на капиталистическом севере: 0,5% всего числа ферм с 6,9% всей земли, причем доля обработанной земли в латифундиях составляет 41,1%. Больше всего латифундий на западе: 3,9% всего числа ферм с 48,3% всей земли; 32,3% земли в латифундиях обработано. Больше всего процент необработанных земель в латифундиях в бывшем рабовладельческом юге: 0,7% ферм - латифундии; у них 23,9% земли; обработано всего 8,5% земли в латифундиях!! Эти подробные данные наглядно показывают, между прочим, как неосновательно бывает столь распространенное отнесение латифундий - без особого разбора конкретных данных каждой отдельной страны и каждого отдельного района - к капиталистическому хозяйству.

За 10 лет, 1900-1910, именно в латифундиях и только в латифундиях уменьшилось все количество


148
В. И. ЛЕНИН

земли. Уменьшение это очень значительное: с 197,8 до 167,1 млн. акров, т. е. на 30,7 млн. акров. На юге это уменьшение составляет 31,8 млн. акров (на севере увеличение на 2,3 млн., на западе уменьшение на 1,2 млн.). Следовательно, как раз юг и только рабовладельческий юг характеризуется процессом раздробления латифундий в громадных размерах, при ничтожном проценте (8,5%) обработанной земли в этих латифундиях.

Из всего этого с неизбежностью следует, что единственно точным определением происходящего экономического процесса будет такое: переход от рабовладельческих латифундий, на девять десятых вовсе не обрабатываемых, к мелкому торговому земледелию. Не «трудовому», как любит говорить г. Гиммер и народники вместе со всеми буржуазными экономистами, поющими дешевые гимны «труду», а торговому. Слово «трудовой» не имеет никакого политико-экономического смысла и косвенно вводит в заблуждение. Оно лишено смысла, ибо при всех и всяких общественных укладах хозяйства мелкий земледелец «трудится»: и при рабстве, и при крепостничестве, и при капитализме. Слово «трудовой» есть пустая фраза, бессодержательная декламация, прикрывающая выгодное для одной только буржуазии смешение самых различных общественных укладов хозяйства. Слово «трудовой» вводит в заблуждение, обманывает публику, ибо оно намекает на отсутствие наемного труда.

Г-н Гиммер, как и все буржуазные экономисты, обходит как раз данные о наемном труде, хотя это - самые важные данные по вопросу о капитализме в земледелии и хотя они имеются не только в переписи 1900 года, но и в том «бюллетене» переписи 1910 года (Abstract - Farm crops, by states *), который цитирует г. Гиммер (стр. 49 его статьи, примечание).

Что рост мелкого земледелия на юге есть именно рост торгового земледелия, видно из характера глав-


* - Выборочные данные об урожаях ферм по штатам. Ред.


149
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

ного сельскохозяйственного продукта юга. Этот продукт - хлопок. Все зерновые хлеба дают 29,3% стоимости всего сбора хлебов и злаков на юге, сено и кормовые травы - 5,1%, а хлопок - 42,7%. С 1870 по 1910 год производство шерсти возросло в Соединенных Штатах с 162 млн. фунтов до 321 млн. - вдвое; - пшеницы с 236 млн. бушелей до 635 млн., менее чем втрое; - кукурузы с 1094 млн. бушелей до 2886 млн., тоже менее чем втрое, а хлопка с 4 млн. кип (по 500 фунтов) до 12 млн., т. е. втрое. Рост торгового по преимуществу земледельческого продукта обгонял рост других, менее торговых, продуктов. Кроме того в главном районе юга, «Южно-Атлантическом», развилось довольно значительно производство табака (12,1% стоимости урожая в штате Виргиния), овощей (20,1% стоимости всего урожая в штате Делавэре, 23,2% в штате Флорида), фруктов (21,3% стоимости всего урожая в штате Флорида) и т. д. Все это - земледельческие культуры такого рода, которые означают интенсификацию земледелия, увеличение размеров хозяйства при уменьшении площади земли под ним и увеличение в пользовании наемным трудом.

Мы перейдем сейчас к подробному рассмотрению данных о наемном труде; отметим лишь, что хотя юг отстал в этом отношении от других районов - здесь слабее употребление наемного труда, ибо сильнее полурабская издольщина - но и на юге употребление наемного труда возрастает.

5. КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Обыкновенно о капитализме в земледелии судят на основании данных о величине ферм или о числе и значении крупных - по площади земли - ферм. Мы частью рассмотрели, частью рассмотрим еще данные этого рода, но должны заметить, что все это - данные косвенные, ибо размер площади далеко не всегда и далеко не непосредственно указывает на действительно крупный размер хозяйства и на его капиталистический характер.


150
В. И. ЛЕНИН

Данные о наемном труде несравненно доказательнее и показательнее в этом отношении. Сельскохозяйственные переписи последних лет, например, австрийская 1902 г. и германская 1907 г., на разборе которых мы остановимся в другом месте, показали, что употребление наемного труда в современном сельском хозяйстве - и особенно в мелком земледельческом хозяйстве - гораздо значительнее, чем принято думать. Ничто не опровергает столь безусловно и столь наглядно мещанскую побасенку о «трудовом» мелком земледелии, как эти данные.

Американская статистика собрала очень обширный материал по этому вопросу, так как в опросной карточке о каждом отдельном фермере значится, расходует ли он что-либо на наем рабочих и, если да, какую именно сумму. В отличие от европейской статистики, - например, двух только что названных стран, - американская не регистрирует числа наличных в данное время у каждого хозяина наемных рабочих, хотя это было бы очень легко установить, и научное значение этих данных, в дополнение к данным об общей сумме расходов на наемный труд, было бы очень велико. Но что всего хуже, так это никуда негодная разработка этих данных в переписи 1910 года, вообще разработанной неизмеримо хуже, чем перепись 1900 года. Все фермы по переписи 1910 года разделены на группы по размерам площади земли (как и в 1900 г.), но, в отличие от 1900 года, данные об употреблении наемного труда не проведены по этим группам. Мы лишены возможности сравнить мелкие и крупные, по количеству земли, хозяйства в отношении употребления ими наемного труда. В нашем распоряжении оказываются только средние данные по штатам и по районам, т. е. данные, сливающие вместе капиталистические хозяйства с некапиталистическими.

Мы рассмотрим ниже особо данные за 1900 год, разработанные лучше, а теперь приведем данные за 1910 год. Данные относятся собственно к 1899 и 1909 гг.


151
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Районы Процент ферм, нанимавших
рабочих (1909)
Увеличение расходов
на наемный труд с 1899 по 1909 в %
Расход на наемный труд по расчету
на 1 акр обрабат. земли (в долл.)
19091899
Север55,1+ 70,81,260,82
Юг36,6+ 87,11,070,69
Запад52,5+119,03,252,07
Все Соед. Штаты45,9+ 82,31,360,86

Из этих данных вытекает прежде всего с несомненностью, что наиболее капиталистический характер носит земледелие на севере (55,1% ферм, употребляющих наемный труд), затем на западе (52,5%) и менее всего на юге (36,6%). Так и должно быть при соотношении района заселенного и промышленного с районом колонизуемым и с районом издольщины. Данные о проценте ферм, употреблявших наемный труд, разумеется, более пригодны для точного сравнения между районами, чем данные о высоте расходов на наемный труд по расчету на 1 акр обрабатываемой земли. Для сравнимости данных последнего рода требовалось бы, чтобы высота заработной платы в различных районах была одинакова. Мы не имеем данных о заработной плате в сельском хозяйстве Соединенных Штатов, но одинаковость заработной платы при известных нам коренных различиях между районами невероятна.

Итак, на севере и на западе, в двух районах, сосредоточивающих 2/3 всей обработанной земли и 2/3 всего скота, больше половины фермеров не обходится без употребления наемного труда. На юге эта доля меньше только потому, что там сильна еще полуфеодальная (полурабская тож) эксплуатация в виде издольщины. Нет сомнения, что часть наихудше поставленных фермеров и в Америке, как и во всех остальных капиталистических странах мира, прибегает к продаже своей рабочей силы. Данных об этом американская статистика, к сожалению, не дает вовсе - в отличие, например, от германской статистики 1907 г., где эти данные собраны и разработаны обстоятельно.


152
В. И. ЛЕНИН

По германским данным из 5 736 082 владельцев сельскохозяйственных предприятий (общая сумма, включающая и мельчайших «хозяев») - 1 940 867, т. е. свыше 30%, являются, по своему главному занятию, наемными рабочими. Конечно, масса этих батраков и поденщиков с куском земли приходится на низшие группы земледельцев.

Допустим, что в Соединенных Штатах, где мельчайшие фермы (до 3 акров) по общему правилу не регистрировались вовсе, только 10% фермеров прибегают к продаже своей рабочей силы. И в этом случае мы получаем тот результат, что фермеров, непосредственно эксплуатируемых помещиками и капиталистами, более трети общего числа (24,0% издольщиков, т. е. эксплуатируемых бывшими рабовладельцами по-феодальному или полуфеодальному, и 10% эксплуатируемых капиталистами составляет 34%). Из общей суммы фермеров, значит, меньшинство, едва ли более одной пятой или одной четвертой части, не нанимают рабочих и не нанимаются или не кабалятся сами.

Таково фактическое положение дела в стране «образцового и передового» капитализма, в стране с даровой раздачей миллионов десятин земли. Пресловутое «трудовое», некапиталистическое, мелкое земледелие и здесь есть миф.

Как велико число наемных рабочих в сельском хозяйстве Америки? увеличивается или уменьшается это число по сравнению с числом фермеров и со всем сельским населением?

На эти важнейшие вопросы, к сожалению, прямого ответа американская статистика не дает. Поищем приблизительного ответа.

Во-1-х, приблизительный ответ могут дать цифры статистики занятий (том IV работ ценза). Американцам «не удалась» эта статистика. Она разработана до того по-казенному, рутинно, нелепо, что нет данных о положении лица в промысле, т. е. о различии хозяина, семейного рабочего и наемного рабочего. Вместо точного экономического деления довольствовались «ходячим», «обыденным» словоупотреблением, бессмысленно


153
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

соединяя под рубрикой «сельских рабочих» и членов семей фермеров и наемных рабочих. Как известно, не в одной американской статистике царит по этому вопросу полный хаос.

Перепись 1910 года делает попытку немножечко разобраться в этом хаосе, исправить очевидные ошибки и выделить хоть часть наемных рабочих (working out) от семейных (working on the home farm). Произведя ряд вычислений, статистики вносят поправку к общему числу занятых в земледелии лиц, уменьшая это число на 468 100 чел. (том IV, стр. 27). Затем, число женщин наемных работниц определяется в 220 048 в 1900 г. и 337 522 в 1910 г. (увеличение на 53%). Число мужчин наемных рабочих в 1910 году было 2 299 444. Если допустить, что в 1900 году был такой же процент сельских наемных рабочих в общем числе сельских рабочих, как в 1910 году, то число мужчин наемных рабочих в 1900 году определится в 1798 165 чел. Тогда мы получим такую картину:

19001910Увеличение в %
Всего занятых в земледелии лиц10 381 76512 099 825+16%
Число фермеров5 674 8755 981 522+ 5%
Число наемных рабочих2 018 2132 566 966+27%

То есть процент увеличения числа наемных рабочих более чем впятеро больше (27% против 5%) по сравнению с процентом увеличения числа фермеров. Доля фермеров в сельском населении уменьшилась, доля наемных рабочих возросла. Число самостоятельных хозяев в пропорции ко всему сельскому населению уменьшилось; число зависимых, эксплуатируемых возросло.

В Германии в 1907 г. наемных рабочих в сельском хозяйстве сосчитано 4 1/2 миллиона из всего числа 15 млн. и семейных и наемных рабочих. Значит, 30% наемных рабочих. В Америке, по приведенному приблизительному расчету, 21/2 млн. из 12, т. е. 21%. Возможно, что наличность свободных земель,


154
В. И. ЛЕНИН

раздаваемых даром, и громадный процент фермеров-издольщиков должны понижать % наемных рабочих в Америке.

Во-2-х, приблизительный ответ могут дать цифры о величине расходов на наем рабочих в 1899 и 1909 гг. За тот же самый период времени число наемных рабочих в промышленности увеличилось с 4,7 млн. до 6,6 млн., т. е. на 40%, а их заработная плата с 2008 млн. долл. до 3427 млн. долл., т. е. на 70%. (Не надо забывать, что повышение цен на продукты и пр. свело на нет это номинальное увеличение платы.)

Судя по этим данным, можно предположить, что увеличению расходов на наем рабочих в земледелии на 82% соответствует увеличение числа наемных рабочих приблизительно на 48%. Делая аналогичное предположение для трех главных районов, получим такую картину:

Районы:Увеличение в % с 1900 по 1910 год
Всего сельского
населения
Числа фермЧисла наемных
рабочих
Север+ 3,9%+ 0,6%+40%
Юг+14,8%+18,2%+50%
Запад+49,7%+53,7%+66%
Все Соед. Штаты+11,2%+10,9%+48%

И эти данные показывают нам, что увеличение числа хозяев отстает, для всей страны в целом, от увеличения сельского населения, а увеличение числа наемных рабочих обгоняет увеличение числа сельского населения. Другими словами: уменьшается пропорциональное число самостоятельных, растет пропорциональное число зависимых.

Заметим, что громадная разница между увеличением числа наемных рабочих по первому подсчету (+27%) и по второму (+48%) вполне возможна, ибо в первом случае считались только профессиональные наемные рабочие, а во втором - всякий случай употребления наемной рабочей силы. В сельском хозяйстве эпизоди-


155
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

ческое употребление наемной рабочей силы имеет огромное значение, и поэтому следовало бы всегда принять за правило не довольствоваться определением числа наемных рабочих, постоянных и временных, а определять по мере возможности кроме того и общую сумму расходов на наемный труд.

Во всяком случае, оба расчета показывают нам с несомненностью рост капитализма в земледелии Соединенных Штатов, рост употребления наемного труда, обгоняющий рост сельского населения и числа фермеров.

6. РАЙОНЫ САМОГО ИНТЕНСИВНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Рассмотрев общие данные о наемном труде, как самом прямом показателе капитализма в земледелии, мы можем перейти теперь к более детальному разбору того, в каких особых формах проявляется капитализм в данной отрасли народного хозяйства.

Мы ознакомились с одним районом уменьшения среднего размера ферм, именно с югом, где этот процесс означает переход от рабовладельческих латифундий к мелкому торговому земледелию. Есть другой район уменьшения среднего размера ферм, именно часть севера: Новая Англия и Средне-Атлантические Штаты. Вот данные об этих районах:

Районы:Средний размер фермы (обрабатываемой земли) в акрах
Новая АнглияСр.-Атл. Штаты
185066,570,8
186066,470,3
187066,469,2
188063,468,0
189056,567,4
190042,463,4
191038,462,6

Средний размер фермы в Новой Англии - самый мелкий из всех районов Соединенных Штатов. На юге


156
В. И. ЛЕНИН

этот размер в двух районах равняется 42-43 акрам, а в третьем, где есть еще колонизация, центральном юго-западном, 61,8 акра, т. е. почти столько же, сколько в Средне-Атлантических Штатах. Уменьшение среднего размера ферм в Новой Англии и Средне-Атлантических Штатах, «в районах более старой культуры и более высокого экономического развития» (стр. 60 у г. Гиммера), в районах, где нет колонизации, и побудило нашего автора, как и очень многих других буржуазных экономистов, прийти к выводу, что «капиталистическое земледелие разрушается», что «производство дробится и мельчает», что «нет таких районов, где бы процесса колонизации уже не происходило, а крупнокапиталистическое земледелие не разлагалось бы и не вытеснялось бы трудовым».

Г-н Гиммер пришел к этим, прямо противоположным истине, выводам, потому что он забыл... «мелочь»: процесс интенсификации земледелия! Это невероятно, но это факт. И так как целый ряд буржуазных экономистов, почти все, ухитряются тоже забывать эту «мелочь», когда речь заходит о мелком и крупном производстве в земледелии, хотя «в теории» все они превосходно «знают» и признают процесс интенсификации земледелия, то остановиться на этом вопросе надо особенно обстоятельно. Именно здесь один из коренных источников всех злоключений буржуазной (в том числе народнической и оппортунистической) экономии по вопросу о мелком «трудовом» земледелии. Забывают ту «мелочь», что в силу технических особенностей земледелия процесс интенсификации его очень часто ведет к увеличению размеров хозяйства, к росту производства и капитализма при уменьшении среднего количества обрабатываемой земли в хозяйстве.

Рассмотрим прежде всего, есть ли коренные различия в технике земледелия, в общем характере и интенсивности его между Новой Англией и Средне-Атлантическими Штатами, с одной стороны, остальным севером и всеми остальными районами страны, с другой.


157
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Различия в земледельческой культуре характеризуются следующими данными:

Районы:Процент, составляемый в общей стоимости всего урожая (1910), -
зерновыми
хлебами
сеном и
травами
овощами,
фруктами и т. п.
специальными
культурами
Новая Англия7,641,933,5
Средне-Атлант.29,631,431,8

Центр. Сев.-Вост.65,416,511,0
Центр. Сев.-Зап.75,414,65,9

Разница в условиях земледельческой культуры коренная. Два первые района показывают нам высокоинтенсивное земледелие, два вторых - экстенсивное. В последних зерновые хлеба дают подавляющую часть общей стоимости урожая, в первых - не только меньшую часть, но иногда совсем ничтожную (7,6%), причем специальные «торговые» культуры (овощи, фрукты и т. п.) дают большую часть стоимости урожая, чем зерновые хлеба. Экстенсивное земледелие уступило место интенсивному. Широко распространилось травосеяние. В Новой Англии из 3,8 млн. акров, дающих сено и кормовые травы, 3,3 млн. акров заняты посевными травами. В Средне-Атлантических Штатах соответственные цифры: 8,5 и 7,9 млн. Наоборот, в Центральных Северо-Западных Штатах (район колонизации и экстенсивного земледелия) из 27,4 млн. акров, дающих сено и травы, 14,5 млн., т. е. большая половина, заняты «дикими» лугами и т. п.

Урожаи в «интенсивных» штатах значительно выше:

Районы:Сбор с одного акра в бушелях
кукурузыпшеницы
1909189919091899
Новая Англия45,239,423,518,0
Средне-Атлант.32,234,018,614,9

Центр. Сев.-Вост.38,638,317,212,9
Центр. Сев.-Зап.27,731,414,812,2


158
В. И. ЛЕНИН

То же самое явление наблюдается по отношению к торговому скотоводству и молочному хозяйству, особенно развитому в этих районах:

Районы:Среднее число
молочных коров
на 1 ферму
Среднее производство
молока (галлонов)
на 1 корову
(1900)19091899
Новая Англия5,8476548
Ср.-Атлант.6,1490514

Центр. Сев.-Вост.4,0410487
Центр. Сев.-Зап.4,9325371

Юг (3 района)1,9-3,1232-288290-395
Запад (2 района)4,7-5,1339-475334-470

Среднее для Соед. Штатов3,8362424

Отсюда видно, что в «интенсивных» штатах мы наблюдаем значительно более крупное молочное хозяйство, чем во всех остальных. Районы самых мелких - по количеству обрабатываемой земли - ферм суть районы самых крупных молочных хозяйств. Этот факт имеет громадное значение, ибо молочное хозяйство, как известно, развивается всего быстрее в подгородных местностях и в странах (или районах) особенно высокоразвитой промышленности. Статистика Дании, Германии, Швейцарии, на которой мы останавливаемся в другом месте *, показывает нам тоже растущую концентрацию молочного скота.

В «интенсивных» штатах, как мы видели, значительно большую долю в общей стоимости всего урожая дают сено и травы, чем зерновые хлеба. И развитие скотоводства идет здесь в значительной мере на счет покупных кормов. Вот данные об этом за 1909 год:


* См. Сочинения, 5 изд., том 5, стр. 204-268. Ред.


159
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Районы:Сумма (в млн. долл.) Превышение
доходов над
расходами (+)
или обратно (-)
доходов
от продажи
кормов
расходов
на покупку
кормов
Новая Англия+ 4,3-34,6-30,3
Средне-Атлант.+ 21,6-54,7-33,1

Центр. Сев.-Вост.+195,6-40,6+155,0
Центр. Сев.-Зап.+174,4-76,2+ 98,2

Экстенсивные штаты севера продают корма. Интенсивные штаты покупают их. Понятно, что при покупке кормов возможно хозяйство крупных размеров и высококапиталистического характера на мелком участке земли.

Сравним два интенсивные района севера, Новую Англию и Средне-Атлантические Штаты, с самым экстенсивным районом севера, Центральным Северо-Западным:

Районы:Количество акров обработ. земли (млн.)Стоимость всего скота (млн. долл.)Доход от продажи кормов (млн. долл.)Расход на покупку кормов (млн. долл.)
Новая Англия + Ср.-Атлант. Штаты36,54472689
Центр. Сев.-Зап. Штаты 164,3155217476

Мы видим, что в интенсивных штатах приходится больше скота на 1 акр обработанной земли (447 : 36 = 12 долларов на 1 акр), чем в экстенсивных (1552 : 164 = 9 долл.). В единицу земельной площади вкладывается больше капитала в форме скота. И общий оборот торговли кормами (купля + продажа) несравненно выше, по расчету на единицу площади, в интенсивных штатах (26 + 89 = 115 млн. долл. на 36 млн. акров), чем в экстенсивных (174 + 76 = 250 млн. долл. на 164 млн. акров). Ясно, что земледелие имеет более торговый характер в интенсивных штатах, чем в экстенсивных.

Данные о расходах на удобрение и о стоимости орудий и машин служат самым точным статистическим


160
В. И. ЛЕНИН

выражением степени интенсификации земледелия. Вот эти данные:

Районы: Процент
ферм с
расходом
на удобрение
Средний
расход на
1 ферму
(долл.)
Средний расход на
1 акр обраб. земли
(долл.)
Сред, число акров
обраб. земли
на 1 ферму
(1909)
19091899
Се-
вер
Новая Англия 60,9821,300,5338,4
Средне-Атлант. 57,1680,620,3762,6

Центр. Сев.-Вост. 19,6370,090,0779,2
Центр. Сев.-Зап. 2,1410,010,01148,0
ЮгЮ.-Атлант. 69,2771,230,4943,6
Центр. Ю.-Вост. 33,8370,290,1342,2
Центр. Ю.-Зап. 6,4530,060,0361,8
За-
пад
Горные 1,3670,010,0186,8
Тихоок. 6,41890,100,05116,1
Соед. Штаты 28,7630,240,1375,2

Здесь вполне отчетливо выступает разница между экстенсивными районами севера с ничтожным % ферм, употреблявших покупные удобрения (2-19%), и с ничтожным расходом на удобрения по расчету на 1 акр обрабатываемой земли (0,01-0,09 долл.), - и интенсивными штатами, где большинство ферм (57-60%) употребляет покупные удобрения и расход на них достигает значительной суммы. Например, в Новой Англии этот расход достигает 1,30 долл. на акр - цифра максимальная для всех районов (опять самый мелкий размер фермы по площади земли и самый крупный расход на удобрения!) и превышающая цифру для одного района юга (Южно-Атлантические Штаты). Надо заметить, что на юге культура хлопка, где всего сильнее применяется, как мы знаем, труд издольщиков-негров, требует особенно много искусственных удобрений.

В Тихоокеанских Штатах мы видим очень невысокий процент ферм, употреблявших удобрения (6,4%) и максимально высокий расход по расчету на 1 ферму в среднем (189 долл.), считая, конечно, только фермы,


161
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

применявшие удобрения. Здесь мы наблюдаем другой пример: рост крупного и капиталистического земледелия при уменьшении площади земли под хозяйством. Из трех Тихоокеанских Штатов в двух, Вашингтоне и Орегоне, употребление удобрений вообще ничтожно, всего по 0,01 доллара на 1 акр. Только в третьем штате, Калифорнии, эта цифра сравнительно высока: 0,08 в 1899 г. и 0,19 в 1909 г. В этом штате особенную роль играет производство фруктов, которое возрастает чрезвычайно быстро в чисто капиталистической форме и которое к 1909 году давало здесь 33,1% стоимости всего урожая против 18,3% от зерновых хлебов, против 27,6% от сена и трав. В производстве фруктов типична ферма с площадью земли ниже среднего и с употреблением удобрений и наемного труда гораздо выше среднего. Мы еще будем иметь случай останавливаться на такого рода отношениях, типичных для капиталистических стран с интенсивным земледелием и всего более игнорируемых статистиками и экономистами.

Но вернемся к «интенсивным» штатам севера. В Новой Англии не только выше всего применение удобрений - 1,30 долл. на акр - при наиболее низком размере земельной площади под фермой (38,4 акров), но и возрастание расходов на удобрение идет особенно быстро. За 10 лет с 1899 по 1909 г. эти расходы поднялись с 0,53 долл. на акр до 1,30, т. е. увеличились в два с половиной раза. Интенсификация земледелия, технический прогресс его, повышение культуры идет здесь, следовательно, чрезвычайно быстро. Чтобы нагляднее представить значение этого факта, сравним самый интенсивный район севера, Новую Англию, с самым экстенсивным - Центральным Северо-Западным. Этот последний район почти не знает искусственных удобрений (2,1% ферм и 0,01 долл. на акр); размер ферм здесь наиболее крупный из всех районов Америки (148,0 акров) и возрастает он всего быстрее. Обычно берут именно этот район - и г. Гиммер делает это - как образчик капитализма в земледелии Соединенных Штатов. Это обычное мнение


162
В. И. ЛЕНИН

неправильно, как мы подробнее покажем ниже. Оно основано на смешении самой грубой, примитивной формы экстенсивного земледелия с технически прогрессивной интенсивной. В Центральном Северо-Западном районе размер фермы почти вчетверо больше, чем в Новой Англии (148,0 акров против 38,4), а размер расходов на удобрение, по расчету на одну применявшую удобрения ферму в среднем, вдвое меньше: 41 долл. против 82.

В живой действительности, следовательно, бывают случаи, когда громадное уменьшение количества земли под фермой связано с громадным увеличением расходов на искусственные удобрения, так что «мелкое» производство - если продолжать, по рутине, считать его мелким по размеру земельной площади - оказывается «крупным» по количеству капитала, вкладываемого в землю. Такие случаи не единичны, а типичны для всякой страны, в которой происходит смена экстенсивного земледелия интенсивным. А сюда относятся все капиталистические страны, и игнорирование этой типичной, существенной, коренной особенности земледелия порождает ходячие ошибки поклонников мелкого земледелия, судящих только по величине земельной площади.

7. МАШИНЫ И НАЕМНЫЙ ТРУД В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Возьмем другой, технически отличающийся от предыдущего, вид вложения капитала в землю, именно: применение орудий и машин. Вся европейская сельскохозяйственная статистика неопровержимо свидетельствует, что чем крупнее, по количеству земли, хозяйство, тем больший процент хозяйств употребляет машины всех видов и тем большее число машин употребляется. Превосходство крупных хозяйств в этом, весьма важном, отношении вполне и безусловно установлено. Американская статистика и по этому пункту несколько оригинальна: ни орудия, ни с.-х. машины не регистрируются отдельно, а определяется лишь


163
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

общая стоимость их. Возможно, конечно, что такого рода данные менее точны в каждом отдельном случае, но зато в общем и целом они позволяют производить известные сравнения между районами и между группами хозяйств, - сравнения, которые невозможны при данных другого рода.

Вот порайонные данные о сельскохозяйственных орудиях и машинах:

Районы:Стоимость орудий и машин (1909) в долл.
в среднем на
1 ферму
в среднем на
1 акр всей земли
в фермах
Се-
вер
Новая Англия2692,58
Ср.-Атлант.3583,88

Центр. Сев.-Вост.2392,28
Центр. Сев.-Зап.3321,59
Юг (три района)72-88-1270,71-0,92-0,95
Запад (два района)269-3500,83-1,29
Соед. Штаты1991,44

Бывший рабовладельческий юг, район издольщины, оказывается, занимает самое низкое место по употреблению машин. На 1 акр земли здесь приходится втрое, вчетверо, впятеро - по разным районам - меньшая стоимость орудий и машин, чем в интенсивных штатах севера. Эти штаты занимают первое место среди всех остальных и, в частности, далеко оставляют позади самый земледельческий район, житницу Америки, Центральные Северо-Западные Штаты, которые поверхностными наблюдателями все еще рассматриваются сплошь да рядом, как образцовый район употребления машин и капитализма.

Заметим, что прием американских статистиков - определять стоимость машин, как и земли, скота, строений и пр. - на 1 акр всей земли в фермах,


164
В. И. ЛЕНИН

а не только обрабатываемой земли, преуменьшает превосходство «интенсивных» штатов севера и вообще не может быть признан правильным. Различие между районами по проценту обработанной земли очень велико: на западе этот процент понижается для горных штатов до 26,7%, на севере он доходит для Центральных Северо-Восточных Штатов до 75,4%. Для экономической статистики важнее, несомненно, обрабатываемая земля, а не все количество земли. В Новой Англии количество обрабатываемой земли в фермах и процент ее сильно понижается особенно с 1880 года, вероятно, под влиянием конкуренции свободных (свободных от поземельной ренты, от дани господам землевладельцам) земель запада. А вместе с тем в этом районе особенно развито употребление машин, особенно высока стоимость машин на 1 акр обрабатываемой земли. В 1910 году она составила здесь 7 долларов на акр, в Средне-Атлантических Штатах около 51/2 долларов, в остальных районах не более 2-3 долларов.

Район самых мелких, по количеству земли, ферм опять-таки оказывается районом самых крупных применений капитала к земле в виде машин.

Если мы сопоставим из «интенсивных» районов севера Средне-Атлантические Штаты с самым экстенсивным районом севера, Центральным Северо-Западным, то увидим, что по количеству обработанной земли на 1 ферму первый район характеризуется более чем вдвое «мелким» производством - 62,6 акра против 148,0 - а по стоимости употребляемых машин он превосходит второй район - 358 долларов на ферму против 332. Мелкие фермы оказываются более крупными по размеру употребления машин.

Нам остается еще сопоставить данные об интенсивном характере земледелия с данными об употреблении наемного труда. Выше, в § 5, мы приводили уже эти последние данные в сокращенной форме. Теперь мы должны рассмотреть их детальнее но районам.


165
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Районы: Процент
ферм,
нанимавших
рабочих
в 1909 г.
Средний
расход одной
(нанимавшей)
фермы на
наем
рабочих
(долл.)
Расход на наемный
труд по расчету на
1 акр обраб. земли
(долл.)
Увеличение
этого расхода
с 1899 по 1909 г.
в %
19091899
Се-
вер
Новая Англия 66,02774,762,55+86%
Средне-Атлант. 65,82532,661,64+62%

Центр. Сев.-Вост. 52,71991,330,78+71%
Центр. Сев.-Зап. 51,02400,830,56+48%
ЮгЮ.-Атлант. 42,01421,370,80+71%
Центр. Ю.-Вост. 31,61070,800,49+63%
Центр. Ю.-Зап. 35,61781,030,75+37%
За-
пад
Горные 46,85472,952,42+22%
Тихоок. 58,06943,471,92+80%

Соед. Штаты 45,92231,360,86+58%

Отсюда видно, во-1-х, что интенсивные штаты севера отличаются безусловно и во всех отношениях более высоким развитием капитализма в земледелии, чем экстенсивные; ВО-2-Х, что капитализм в первых районах развивается быстрее, чем в экстенсивных; в-З-х, что район самых мелких ферм, Новая Англия, стоит выше всех остальных районов страны и по наибольшей степени развития капитализма в земледелии и по наибольшей быстроте его развития. Возрастание расходов на наемный труд, по расчету на 1 акр обрабатываемой земли, составляет здесь 86%, и Тихоокеанские Штаты занимают в этом отношении второе место. Среди Тихоокеанских Штатов выделяется и в этом отношении Калифорния, в которой, как мы уже говорили, быстро растет «мелкая» капиталистическая культура фруктов.

Обыкновенно считают «образцовым» капиталистическим районом американского земледелия Центральные Северо-Западные Штаты, где всего крупнее размер ферм (148,0 акров в среднем в 1910 г., считая только обработанную землю) и где этот размер всего быстрее


166
В. И. ЛЕНИН

и всего более неуклонно возрастает с 1850 года. Мы видим теперь, что это мнение глубоко ошибочно. Высота употребления наемного труда, конечно, является самым бесспорным и самым прямым показателем развития капитализма. PI этот показатель говорит нам, что «житница» Америки, район пресловутых «пшеничных фабрик», которые особенно бросаются в глаза, менее капиталистичен, чем промышленный и интенсивно-земледельческий район, где агрикультурный прогресс выражается не в увеличении обрабатываемой площади земли, а в увеличении вложений капитала в землю при уменьшении этой площади.

Вполне можно представить себе, как расширение обработки «чернозема», или нераспаханных девственных земель вообще, может идти вперед, при употреблении машин, очень быстро, несмотря на не очень большое возрастание наемного труда. В Центральных Северо-Западных Штатах расход на наемный труд, по расчету на 1 акр обрабатываемой земли, составлял 0,56 доллара в 1899 и 0,83 доллара в 1909 г. Увеличение только на 48%. В Новой Англии, - где уменьшается, а не увеличивается, количество обрабатываемой земли, уменьшается, а не увеличивается, средний размер фермы, - расход на наемный труд не только был гораздо выше и в 1899 г. (2,55 доллара на акр) и в 1909 (4,76 доллара), но и возрос за это время несравненно сильнее (+86%).

Средняя ферма в Новой Англии вчетверо мельче, чем в Центральных Северо-Западных Штатах (38,4 против 148,0 акров), а средний расход на наемный труд здесь больше, чем там: 277 долларов против 240. Уменьшение размеров фермы означает, следовательно, в подобных случаях увеличение размеров капитала, применяемого к земледелию, и усиление его капиталистического характера, рост капитализма и капиталистического производства.

Если Центральные Северо-Западные Штаты, дающие 34,3% всей площади обрабатываемой земли в Соединенных Штатах, особенно характерны, как типичнейший район «экстенсивного» капиталистического земле-


167
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

делия, то горные штаты показывают нам образчик аналогичного экстенсивного хозяйства в условиях наиболее быстрой колонизации. Употребление наемного труда здесь слабее по проценту нанимающих ферм, но гораздо сильнее по средней величине расходов на труд, чем в Центральном Северо-Западном районе. Но возрастание наемного труда здесь отличается наибольшей медленностью (всего + 22%) из всех районов Америки. Вероятно, следующие обстоятельства обусловливали эволюцию такого типа. В этом районе чрезвычайно сильна колонизация и раздача гомстедов. Количество обрабатываемой земли возросло больше, чем в каком бы то ни было другом районе: на 89% с 1900 по 1910 год. Колонисты, владельцы гомстедов, естественно, употребляют - в начале своего хозяйства, по крайней мере - мало наемного труда. С другой стороны, очень крупными размерами употребления наемного труда должны отличаться здесь, во-первых, некоторые латифундии; их особенно много в этом районе, как и на западе вообще; - во-вторых, хозяйства с специальными и высококапиталистическими культурами. Например, в некоторых штатах этого района очень высок процент стоимости всего урожая, составляемый фруктами (Аризона - 6%, Колорадо - 10%), овощами (Колорадо - 11,9%, Невада - 11,2%) и т. п.

Подводя итог, мы должны сказать: утверждение г-на Гиммера, что «нет таких районов, где бы процесса колонизации уже не происходило, а крупнокапиталистическое земледелие не разлагалось бы и не вытеснялось бы трудовым», представляет из себя насмешку над истиной, прямую противоположность действительности. Район Новой Англии, где нет никакой колонизации, где мельче всего фермы, где интенсивнее всего земледелие, показывает нам наибольшую высоту капитализма в земледелии и наибольшую быстроту развития капитализма. Этот вывод имеет самое существенное и коренное значение для понимания процесса развития капитализма в земледелии вообще, ибо интенсификация земледелия и связанное с нею уменьшение среднего


168
В. И. ЛЕНИН

количества земли в фермах есть не случайное, не местное, не эпизодическое, а общее явление всех цивилизованных стран. Тьма ошибок, которые делаются всеми и всякими буржуазными экономистами по поводу данных об эволюции земледелия, например, в Великобритании, Дании, Германии, объясняются тем, что недостаточно знакомо, понято, усвоено и продумано это общее явление.

8. ВЫТЕСНЕНИЕ МЕЛКИХ ХОЗЯЙСТВ КРУПНЫМИ. КОЛИЧЕСТВО ОБРАБОТАННОЙ ЗЕМЛИ

Мы рассмотрели главные формы, которые принимает процесс развития капитализма в земледелии, и убедились в чрезвычайном разнообразии их. Распадение рабовладельческих латифундий на юге, рост крупного экстенсивного хозяйства на экстенсивном севере, наибольшая быстрота развития капитализма при наиболее мелких, в среднем, фермах на интенсивном севере - таковы наиболее существенные из этих форм. Факты неопровержимо показывают, что иногда увеличение размера ферм, иногда увеличение числа их означает рост капитализма. Общие для всей страны данные о среднем размере ферм ничего не говорят, в силу такого положения дел.

Каков же общий итог различных местных и агрикультурных особенностей? Данные о наемном труде показали нам этот общий итог. Растущее употребление наемного труда идет, как общий процесс, через все эти особенности. Но в громадном большинстве цивилизованных стран сельскохозяйственная статистика, отдавая вольную и невольную дань господствующим буржуазным воззрениям и предрассудкам, не дает вовсе систематических сведений о наемном труде или дает их лишь в самое последнее время (германская сельскохозяйственная перепись 1907 года), так что сравнение с прошлым невозможно. В американской статистике, как мы подробнее скажем в своем месте, с 1900 по 1910 год произошло громадное ухудшение в сводке и разработке данных о наемном труде.


169
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Обычным, самым распространенным приемом итоговых данных остается и в Америке и в большинстве других стран сравнение мелких и крупных хозяйств по величине площади земли. К ознакомлению с этими данными мы и перейдем.

Американская статистика при делении ферм на группы по количеству земли берет количество всей земли, а не только обработанной, что было бы, конечно, правильнее и что делает германская статистика. Рациональных оснований составления принятых в Соединенных Штатах при обработке переписи 1910 года семи групп (до 20 акров, 20- 49, 50-99, 100-174, 175-499, 500-999, 1000 и более) не указывается. Видимо, здесь наибольшую роль играет статистическая рутина. Мы будем называть группы в 100- 174 акра средними, так как сюда относятся большей частью гомстеды (казенная норма их - 160 акров) и так как большей частью именно такие размеры землевладения обеспечивают наибольшую «самостоятельность» земледельца при наименьшем употреблении наемного труда. Более высокие группы мы будем называть крупными или капиталистическими, так как без наемного труда дело здесь, по общему правилу, не обходится. Фермы, имеющие 1000 и более акров земли, - из которых 3/5 на севере, 9/10 на юге и 2/3 на западе принадлежит к необработанной земле, - мы называем латифундиями. Фермы, имеющие менее 100 акров, мы называем мелкими; о хозяйственной самостоятельности позволяет судить до известной степени тот факт, что процент безлошадных составляет здесь в трех группах, начиная снизу, 51-43-23%. Само собою разумеется, что такую характеристику следует понимать не в абсолютном смысле и не распространять, без особого анализа, на каждый район или на отличающиеся особыми условиями местности в отдельности.

Приводить данные обо всех семи группах по всем главным районам Соединенных Штатов мы не имеем здесь возможности, ибо это непомерно обременило бы изложение громадным количеством цифр. Поэтому мы ограничимся краткими указаниями на существенные


170
В. И. ЛЕНИН

отличия между севером, югом и западом, а полные данные приведем только о Соединенных Штатах в целом. Напомним, что на севере находится 3/5 всей обработанной земли (60,6%), на юге меньше трети (31,5%), а на западе меньше 1/12 (7,9%).

Больше всего бросается в глаза то отличие между тремя главными районами, что на капиталистическом севере всего меньше латифундий, причем возрастает и число их и все количество земли в них и количество обработанной земли. В 1910 г. было на севере 0,5% ферм с 1000 акров и более; у них 6,9% всей земли и 4,1% обработанной земли. На юге 0,7% таких ферм, у них 23,9% всей земли, 4,8% обработанной земли. На западе 3,9% таких ферм, у них 48,3% всей земли, 32,3% обработанной земли. Это знакомая уже нам картина: рабовладельческие латифундии юга и еще более обширные латифундии запада, представляющие из себя частью основу экстенсивнейшего скотоводства, частью захваченные «колонизаторами» области, запасные пространства земли, перепродаваемые или (реже) сдаваемые в аренду настоящим земледельцам, обрабатывающим «далекий запад».

Пример Америки наглядно говорит нам, как неосторожно было бы смешивать латифундии с крупнокапиталистическим земледелием, как часто латифундии являются пережитком докапиталистических отношений - рабских, феодальных или патриархальных. И на юге и на западе происходит раздробление, распадение латифундий. На севере все количество земли в фермах увеличилось на 30,7 миллионов акров; из этой суммы на латифундии приходится всего 2,3 млн., а на крупные, капиталистические фермы (175- 999 акров) - 32,2 млн. На юге все количество земли в фермах уменьшилось на 7 1/2 млн. В латифундиях оно уменьшилось на 31,8 млн. В мелких фермах увеличение на 13 млн., в средних - на 5 млн. На западе все количество земли в фермах увеличилось на 17 млн.; в латифундиях уменьшение на 1,2 млн.; в мелких фермах увеличение на 2 млн., в средних - на 5 млн., в крупных - на 11 млн.


171
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Количество обработанной земли увеличилось в латифундиях во всех трех районах: сильно на севере (+3,7 млн. акров = + 47,0%), очень слабо на юге (+0,3 млн. = + 5,5%), сильнее на западе (+2,8 млн. = + 29,6%). Но на севере максимум увеличения обработанной земли приходится на крупные фермы (175-999 акров); на юге на мелкие и средние; на западе на крупные и средние. В результате, на севере увеличивают свою долю обработанной земли крупные фермы, на юге и на западе мелкие и частью средние. Картина эта вполне соответствует тому, что мы знаем о различии условий в этих районах. На юге растет мелкое торговое земледелие на счет разлагающихся рабовладельческих латифундий; на западе тот же процесс при более слабом распадении более обширных латифундий не рабовладельческого, а экстенсивно-скотоводческого и «захватного» характера. Кроме того, о Тихоокеанских Штатах запада американские статистики замечают:

«Большое развитие мелких фруктовых и др. ферм на берегу Тихого океана есть результат, по крайней мере отчасти, произведенного в последние годы орошения. Это привело к увеличению мелких ферм меньше 50 акров в Тихоокеанских Штатах» (стр. 264, т. V).

На севере нет ни рабовладельческих ни «примитивных» латифундий, нет их распадения, нет усиления мелких ферм за счет крупных.

В общем и целом, для всех Соединенных Штатов процесс принимает следующий вид:

Группы ферм:Число ферм (в тыс.)То же в %Увеличение
или уменьшение
1900191019001910
До 20 акров 67483911,713,2+1,5
От 20 до 49 акров 1258141521,922,2+0,3
» 50 » 99 » 1366143823,822,6-1,2
» 100 » 174 » 1422151624,823,8-1,0
» 175 » 499 » 86897815,115,4+0,3
» 500 » 999 » 1031251,82,0+0,2
» 1000 и более » 47500,80,8-
Всего5 7386 361100,0100,0


172
В. И. ЛЕНИН

Итак, число латифундий в пропорции ко всему числу ферм осталось неизменным. Изменения в соотношении остальных групп характеризуются вымыванием средних и усилением крайних. Средняя группа (100-174 акра) и наиболее близкая к средней из мелких групп оттеснены назад. Возросли больше всего самые мелкие и мелкие, затем крупнокапиталистические (175-999 акров).

Посмотрим на количество всей земли.

Группы ферм:Количество всей
земли в фермах
(тыс. акров)
То же в %Увеличение
или уменьшение
1900191019001910
До 20 акров7 1818 7940,91,0+0,1
От 20 до 49 акров4153645 3785,05,2+0,2
» 50 » 99 »98 592103 12111,811,7-0,1
» 100 » 174 »192 680205 48123,023,4+0,4
» 175 » 499 »232 955265 28927,830,2+2,4
» 500 » 999 »67 86483 6538,19,5+1,4
» 1000 и более »197 784167 08223,619,0-4,6
Всего838 592878 798100,0100,0-

Здесь мы видим прежде всего очень значительное уменьшение доли земли у латифундий. Напомним, что абсолютное уменьшение ограничивается югом и западом, где в латифундиях процент необработанной земли составлял в 1910 году 91,5% и 77,1%. Затем ничтожное уменьшение доли всей земли наблюдается у верхней из мелких групп (- 0,1% в группе от 50 до 99 акров). Наибольшее увеличение падает на долю крупнокапиталистических групп, от 175 до 499 и от 500 до 999 акров. Увеличение доли всего количества земли у самых мелких групп сравнительно невелико. В средней группе (100-174 акра) почти застой (+ 0,4%).


173
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Перейдем к данным о количестве обработанной земли.

Группы ферм:Количество
обработанной
земли в фермах
(в тыс. акр.)
То же в %Увеличение
или уменьшение
1900191019001910
До 20 акров 6 4407 9921,61,7+0,1
От 20 до 49 акров 3300136 5968,07,6-0,4
» 50 » 99 » 67 34571 15516,214,9-1,3
» 100 » 174 » 118 391128 95428,626,9-1,7
» 175 » 499 » 135 530161 77532,733,8+1,1
» 500 » 999 » 29 47440 8177,18,5+1,4
» 1000 и более » 24 31731 2635,96,5+0,6
Всего 414 498478 452100,0100,0-

На размеры хозяйства указывает, с известной степенью приближения и с рядом исключений, о которых мы говорили и еще будем говорить, только количество обработанной земли, а не всей земли. И здесь мы видим, что доля латифундий, значительно уменьшившаяся по отношению к сумме всей земли, увеличилась по отношению к сумме обработанной земли. Увеличились вообще все капиталистические группы, из них больше всего группа с 500-999 акрами. Уменьшилась больше всего средняя группа (- 1,7%) и затем все мелкие, кроме самой мелкой, до 20 акров, которая незначительно увеличилась (+ 0,1%).

Забегая вперед, заметим, что в разряд мельчайших ферм (до 20 акров) входят и фермы до 3 акров, а американская статистика регистрирует не все такие фермы, а лишь те из них, которые производят продуктов на сумму не менее 250 долларов в год. Поэтому эти мельчайшие фермы (до 3 акров) отличаются более высоким размером производства и более сильно развитым капиталистическим характером, чем соседняя группа с более значительной площадью земли. Вот для иллюстрации данные за 1900 год - за 1910 год, к сожалению, соответственных данных не имеется:


174
В. И. ЛЕНИН

Группы ферм (1900):приходится в среднем на 1 ферму:
обработ. земли акровстоим, всех продукт.(долл.)расхода на наемн. труд(долл.)стоим, орудий и машин(долл.)стоим, всего скота(долл.)
До 3 акров 1,75927753867
От 3 до 10 акр 5,62031842101
» 10 » 20 » 12,62361641116
»20 » 50 » 26,23241854172

Не говоря уже о фермах до 3 акров земли, даже фермы с 3-10 акрами оказываются в некоторых отношениях более «крупными» (расход на наем рабочих, стоимость орудий и машин), чем фермы с 10- 20 акрами *. Поэтому увеличение доли обрабатываемой земли в общей сумме такой земли у ферм, имеющих до 20 акров, мы имеем все основания отнести на счет высококапиталистических хозяйств мельчайшего (по площади земли) размера.

В общем и целом, по поводу относящихся ко всем Соединенным Штатам данных о распределении обработанной земли между мелкими и крупными фермами в 1900 и в 1910 гг. получается совершенно определенный и не допускающий сомнений вывод: усиление крупных, ослабление средних и мелких ферм. Следовательно, поскольку можно судить о капиталистическом или некапиталистическом характере земледелия на основании данных о группах хозяйств по площади земли, постольку Соединенные Штаты показывают нам за последнее десятилетие рост крупных, капиталистических хозяйств и вытеснение мелких, как общее правило.


* За 1900 год мы имеем данные о числе высокодоходных ферм, т. е. ферм со стоимостью продукта свыше 2500 долларов, среди различных групп хозяйств по количеству земли. Вот эти данные: процент высокодоходных ферм составлял среди ферм до 3 акров - 5,2%; от 3 до 10-0,6%; от 10 до 20-0,4%; от 20 до 50-0,3%; от 50 до 100-0,6%; от 100 до 175 - 1,4%; от 175 до 260 - 5,2%; от 260 до 500-12,7%; от 500 до 1000-24,3%; от 1000 и более -39,5%. Мы видим, что во всех разрядах ферм до 20 акров процент высокодоходных ферм выше, чем в разряде 20- 50 акров.


175
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Данные о том, насколько возросло число ферм и количество обработанной земли в каждой группе, сделают этот вывод еще более наглядным:

Группы ферм:Процент увеличения за 1900-1910 годы
числа фермколичества
обработанной
земли
До 20 акров+24,5%+24,1%
От 20 до 49 акров+12,5%+10,9%
» 50 » 99 »+5,3%+5,7%
» 100 » 174 »+6,6%+8,8%
» 175 »499 » +12,7%+19,4%
» 500 »999 »+22,2%+38,5%
» 1 000 и более »+6,3%+28,6%
Всего+10,9%+15,4%

Наибольший процент увеличения обработанной земли приходится на две последние из самых высших групп. Наименьший на среднюю группу и ближайшую к ней из мелких (50-99 акров). В обеих низших группах процент увеличения обработанной земли меньше процента увеличения числа ферм.

9. ПРОДОЛЖЕНИЕ. ДАННЫЕ О СТОИМОСТИ ФЕРМ

Американская статистика, в отличие от европейской, определяет стоимость отдельных элементов хозяйства, земли, строений, орудий, скота и всего хозяйства по отношению к каждой ферме и к каждой группе ферм. Вероятно, эти данные менее точны, чем данные о количестве земли, но в общем и целом они не менее достоверны, учитывая, кроме того (до известной степени), общую капиталистическую обстановку земледелия.

Чтобы дополнить предыдущее изложение, мы возьмем данные о всей стоимости ферм со всем сельскохозяйственным имуществом, а также данные о стоимости орудий и машин. Мы выбираем из отдельных элементов


176
В. И. ЛЕНИН

хозяйства орудия и машины, потому что они непосредственно указывают на то, что земледельческое хозяйство ведется, и на то, как оно ведется - более или менее интенсивно, с большим или меньшим применением технических усовершенствований. Вот данные о всех Соединенных Штатах:

Группы ферм:Процентное распределение стоимости
всего имущества на фермахувеличение
или уменьшение
орудий и машинувеличение
или уменьшение
1900191019001910
До 20 акров 3,83,7-0,13,83,7-0,1
От 20 до 49 акров 7,97,3-0,69,18,5-0,6
» 50 » 99 » 16,714,6-2,119,317,7-1,6
» 100 » 174 » 28,027,1-0,929,328,9-0,4
» 175 »499 » 30,533,3+2,827,130,2+3,1
» 500 »999 » 5,97,1+1,25,16,3+1,2
» 1 000 и более » 7,36,9-0,46,24,7-1,5
Всего100,0100,0-100,0100,0-

Абсолютные цифры показывают нам более чем удвоение всей стоимости всего имущества на фермах за 1900-1910 годы, именно увеличение с 20 440 миллионов долларов до 40 991 млн., т. е. на 100,5%. Вздорожание продуктов сельского хозяйства и повышение ренты положили миллионы и миллиарды долларов в карман всех землевладельцев на счет рабочего класса. Насколько больше или меньше выиграли при этом мелкие и крупные хозяйства? Ответ дают приведенные цифры. Они показывают упадок латифундий (напомним, что все количество земли в них упало с 23,6% до 19,0%, на 4,6%), - затем вытеснение мелких и средних хозяйств крупными, капиталистическими (175-999 акров). Соединяя все мелкие и средние хозяйства, получаем, что их доля в общем имуществе понизилась с 56,4% до 52,7%. Соединяя все крупные хозяйства с латифундиями, получаем, что их доля повысилась с


177
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

43,7% до 47,3%. Совершенно однородны изменения в отношении между мелкими и крупными хозяйствами при распределении общей стоимости орудий и машин.

Что касается латифундий, то мы наблюдаем и на этих данных явление, отмеченное нами выше. Упадок латифундий ограничивается двумя районами: югом и западом. Это есть упадок, с одной стороны, рабовладельческих, с другой, примитивно-захватных и примитивно-экстенсивных латифундий. На заселенном и промышленно-развитом севере мы видим возрастание латифундий: и число ферм этого рода, и количество всей земли у них, и количество обработанной земли, и доли в общей стоимости всего имущества (1900-2,5%; 1910-2,8%), и доли в общей стоимости всех орудий и машин.

При этом увеличение роли латифундий наблюдается не только на севере вообще, но и в частности в обоих интенсивных, совершенно не знающих колонизации, районах севера: в Новой Англии и в Средне-Атлантических Штатах. На этих районах необходимо остановиться подробнее, ибо они, с одной стороны, вводят в заблуждение г. Гиммера и многих других особенно малым средним размером ферм и уменьшением этого размера, а с другой стороны, именно эти наиболее интенсивные районы всего типичнее для старых, давно заселенных и цивилизованных стран Европы.

В обоих названных районах уменьшилось с 1900 по 1910 г. и число ферм, и количество всей земли, и количество обработанной земли. В Новой Англии увеличилось только число мельчайших ферм, до 20 акров, на 22,4% (обработанной земли у них на 15,5%) и число латифундий - на 16,3%, обработанной земли у них на 26,8%. В Средне-Атлантических Штатах увеличились мельчайшие фермы (+7,7% по числу ферм, +2,5% по количеству обработанной земли) и затем фермы от 175 до 499 акров по числу ферм (+1,0%) и фермы в 500-999 акров по количеству обработанной земли (+3,8%). В обоих районах возросла и доля


178
В. И. ЛЕНИН

мельчайших ферм и доля латифундий в общей стоимости всего имущества ферм, а также орудий и машин. Вот более наглядные и более полные данные о каждом из этих районов:

Группы ферм:Процентное возрастание
с 1900 по 1910 г.
в Новой Англиив Средне-Атлант. Штатах
стоимости
всего
имущества
ферм
стоимости
орудий и
машин
стоимости
всего
имущества
ферм
стоимости
орудий и
машин
До 20 акров 60,948,945,842,9
От 20 до 49 акров 31,430,328,337,0
» 50 » 99 » 27,531,223,839,9
» 100 » 174 » 30,338,524,943,8
» 175 »499 » 33,044,629,454,7
» 500 »999 » 53,753,731,550,8
» 1 000 и более » 102,760,574,465,2
Всего35,639,028,144,1

Отсюда видно, что в обоих районах больше всего усилились, больше всего выиграли экономически, больше всего двинулись вперед технически именно латифундии. Крупнейшие капиталистические хозяйства вытесняют здесь остальные, более мелкие. Минимальное прирастание стоимости всего имущества, а также орудий и машин наблюдается либо в средней группе, либо в мелких, но не в мельчайшей. Отстают, значит, всех сильнее средние и мелкие хозяйства.

Мельчайшие же фермы (до 20 акров) усилились в обоих районах выше среднего, уступая первенство только латифундиям. Причину этого явления мы уже знаем: в обоих интенсивных районах 31-33% стоимости урожая дают высококапиталистические культуры (овощи, затем фрукты, цветы и т. п.), отличающиеся чрезвычайно большой суммой производства при чрезвычайно малой площади земли под хозяйством. Зерновые хлеба дают в этих районах всего 8-30% стоимости урожая, а сено и травы 31- 42%: развивается молочное хозяйство, которое тоже отличается размером ферм


179
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

ниже среднего, а стоимостью продукта и расходом капитала на наем рабочих в количестве выше среднего.

В самых интенсивных районах получается уменьшение среднего количества обработанной земли в фермах, потому что эта средняя получается из сложения латифундий и мельчайших ферм, которые увеличиваются в числе быстрее средних. И мельчайшие фермы по числу растут быстрее латифундий. Но капитализм растет в двоякой форме: и увеличивая размеры хозяйств на старой технической базе, и создавая новые, особенно мелкие и мельчайшие по площади земли, хозяйства специально торговых культур, отличающихся при ничтожной площади земли чрезвычайно высоким развитием размеров производства и наемного труда.

В итоге наибольшее усиление латифундий и крупнейших хозяйств, оттеснение средних и мелких, рост мельчайших высококапиталистических.

Мы сейчас увидим, как может быть статистически выражен общий итог столь противоречивых, - по внешности противоречивых, - проявлений капитализма в земледелии.

10. НЕДОСТАТКИ ОБЫЧНЫХ ПРИЕМОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.
МАРКС ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Группировка земледельческих хозяйств по величине площади земли, занимаемой или обрабатываемой ими, есть единственная группировка, примененная в американской статистике 1910 года и применяемая в громадном большинстве европейских стран. Вообще говоря, неоспоримо, что кроме соображений фискальных и казенно-административных есть известные научные соображения за необходимость и правильность такой группировки. Но она явно недостаточна, ибо не учитывает совершенно процесса интенсификации земледелия, роста затрат капитала на единицу земельной площади в виде скота, машин, улучшенных семян,


180
В. И. ЛЕНИН

улучшенных приемов культуры и т. д. А между тем этот процесс повсюду - за исключением весьма немногих районов и стран примитивного и чисто экстенсивного земледелия - является как раз наиболее характерным для капиталистических стран. Поэтому группировка хозяйств по количеству земли в громадном большинстве случаев вносит чрезмерное упрощение и угрубление в представления о развитии земледелия вообще и развитии капитализма в нем особенно.

Когда читаешь у экономистов и статистиков, выражающих наиболее распространенные буржуазные взгляды, длинные рассуждения на тему о неоднородности условий в сельском хозяйстве и в промышленности, о своеобразии первого и т. д. и т. п., то постоянно хочется заметить: господа! вы сами больше всего виноваты в поддержке и распространении упрощенных и угрубленных взглядов на эволюцию земледелия! Вспомните «Капитал» Маркса. Вы найдете там указание на чрезвычайное разнообразие форм землевладения - феодальное, клановое, общинное (добавим: примитивно-захватное), государственное и прочее, - которые застает капитал при своем появлении на историческую сцену. Капитал подчиняет себе и преобразует по-своему все эти различные формы землевладения, но именно для того, чтобы понять, оценить, статистически выразить этот процесс, необходимо уметь видоизменять постановку вопроса и приемы исследования применительно к различиям формы процесса 74. Капитализм подчиняет себе и общинно-надельное землевладение в России, и захватное или регулируемое свободной и даровой раздачей земли в демократическом или крепостническом государстве землевладение Сибири или «дальнего запада» Америки, и рабовладельческое землевладение американского юга, и полуфеодальное землевладение «истинно русских» губерний. Процесс роста и победы капитализма во всех этих случаях однороден, но не одинаков по форме. Чтобы понять и точно изучить этот процесс, нельзя ограничиваться шаблонно-мещанскими фразами о «трудовом» земледелии или рутин-


181
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

ными приемами сопоставления одних только количеств земли.

Вы найдете далее у Маркса анализ происхождения поземельной ренты капиталистического типа и ее отношения к исторически предшествующим формам ренты, например, натуральной, отработочной (барщины и ее пережитков), денежной (оброка и т. п.). А кто из буржуазных или мелкобуржуазных, народнических, экономистов или статистиков подумал сколько-нибудь серьезно над применением этих теоретических указаний Маркса к изучению возникновения капитализма из рабовладельческого хозяйства на юге Америки или из барщинного в центре России?

Вы найдете, наконец, у Маркса систематические, проведенные через весь анализ поземельной ренты, указания на разнообразие условий земледелия, порождаемое не только различиями в качестве и местоположении участков, но и различиями в размерах вложения капитала в землю. А что это значит: применение капитала к земле? Это означает технические изменения в земледелии, интенсификацию его, переход к высшим системам полеводства, усиленное употребление искусственных удобрений, улучшение орудий и машин, рост употребления их, рост употребления наемного труда и т. д. Одним учетом количества земли всех этих, сложных и разнообразных, процессов нельзя выразить, а именно из этих процессов и складывается общий процесс развития капитализма в земледелии.

Русские земские статистики, особенно «доброго старого», дореволюционного времени, снискали себе право на уважение тем, что относились к предмету своих занятий не рутинно, не с одним фискальным или казенно-административным, а с известным научным интересом. Они едва ли не раньше других статистиков заметили недостаточность одной группировки хозяйств по количеству земли и ввели другие приемы группировки: по посеву, по количеству рабочего скота, по употреблению наемного труда и т. п. К сожалению, раздробленный и несистематичный характер работ


182
В. И. ЛЕНИН

нашей земской статистики, которая всегда бывала, так сказать, оазисом в пустыне крепостнической темноты, бюрократической рутины и всяческой тупой канцелярщины, обусловил то, что прочных результатов ни для русской ни для европейской экономической науки создать не удалось.

Заметим, что вопрос о группировке материала, собираемого современными сельскохозяйственными переписями, вовсе не является таким узкотехническим, узкоспециальным вопросом, каким он может показаться на первый взгляд. Материал этот отличается громадным богатством и полнотой сведений о каждом отдельном хозяйстве. Но в силу неумелой, непродуманной, рутинной сводки и группировки этот богатейший материал совершенно теряется, пропадает, обесцвечивается и становится часто никуда не годным для изучения законов эволюции сельского хозяйства. О каждом отдельном хозяйстве можно безошибочно сказать, на основании собранного материала, капиталистическое ли это хозяйство и насколько, интенсивное ли и в какой степени и т. п., а при сводке данных о миллионах хозяйств как раз самые существенные отличия, черты, признаки, которые больше всего и надо было суметь выдвинуть, определить и учесть, исчезают, и экономист получает в свое распоряжение рутинные, бессмысленные столбцы цифр, статистическую «игру в цифирки» вместо осмысленной статистической обработки материала.

Занимающая нас в настоящее время американская перепись 1910 года представляет из себя нагляднейший образец того, как великолепный по богатству и полноте материал обесценен, испорчен рутиной и научным невежеством тех, кто его обрабатывал. По сравнению с переписью 1900 года обработка неизмеримо хуже, и даже традиционная группировка хозяйств по количеству земли не проведена полностью, так что мы лишены возможности сравнить хозяйства разных групп, например, по употреблению наемного труда, по различию систем полеводства, по применению удобрений и т. п.


183
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Приходится обратиться к переписи 1900 года. Она дала единственный в мире, - насколько нам известно, - образец применения не одного, а трех различных приемов группировки или «классификации» (как выражаются американцы) к богатейшему материалу, собранному в одной стране, в одно время, по одной программе и охватывающему свыше пяти с половиной миллионов хозяйств.

Правда, и здесь ни одна из группировок не проведена полностью относительно всех существенных признаков типа и величины хозяйства. Но тем не менее картина капиталистического земледелия и капиталистической эволюции земледелия получается, как мы надеемся показать, неизмеримо более полная, неизмеримо вернее отражающая действительность, чем при обычном, одностороннем и недостаточном, одном приеме группировки. Самые глубокие ошибки и предрассудки буржуазной и мелкобуржуазной, народнической политической экономии вскрываются и разоблачаются, раз дана возможность более полного изучения фактов и тенденций, которые вполне можно назвать всеобщими для всех капиталистических стран мира.

Ввиду столь важного значения данных, о которых идет речь, мы должны будем особенно подробно остановиться на них и чаще, чем до сих пор, прибегать к таблицам. Вполне понимая, насколько таблицы загромождают текст и затрудняют чтение, мы старались в предыдущем изложении сводить их к самому необходимому минимуму. Мы надеемся, что читатель не посетует на нас, если мы вынуждены будем теперь повысить этот минимум, ибо от анализа разбираемых здесь вопросов зависит не только общий вывод по главному вопросу - о направлении, типе, характере, законе эволюции современного земледелия, - но и оценка всех вообще, столь часто приводимых и столь часто извращаемых, данных современной сельскохозяйственной статистики.

Первая группировка - «по земле» - дает следующую картину американского земледелия в 1900 году:


184
В. И. ЛЕНИН

Группы ферм:Число ферм
в % к общему
числу их
Количество
всей земли
(тоже в % к итогу)
Приходится в среднем на 1 ферму:
Обрабо-
танной
земли
акров
Расхода
на наемный
труд (долл.)
Стоимости
продукта **
(в долл.)
Стоимости
орудий и
машин
(долл.)
До 3 акров0,7-*1,77759253
От 3 до 10 акр.4,00,25,61820342
» 10 » 20 »7,10,712,61623641
» 20 » 50 »21,94,926,21832454
» 50 » 100 »23,811,749,333503106
» 100 » 175 »24,822,983,260721155
» 175 » 260 »8,512,3129,01091054211
» 260 » 500 »6,615,4191,41661354263
» 500 » 1 000 »1,88,1287,53121913377
» 1 000 и более »0,823,8520,01 0595 3341222
Всего100,0100,072,3-656133

Можно с уверенностью сказать, что статистика любой капиталистической страны даст совершенно однородную картину. Различие может быть лишь в несущественных частностях. Германия, Австрия, Венгрия, Швейцария, Дания, по их последним переписям, подтверждают сказанное. По мере повышения количества всей земли в фермах от группы к группе повышается среднее количество обработанной земли, средняя стоимость продукта, стоимость орудий и машин, стоимость скота (мы опустили эти цифры) и величина расходов на наемный труд. (О значении небольшого исключения, каким являются фермы до 3-х акров и отчасти от 3 до 10 акров, мы уже говорили выше.)

Казалось бы, иначе и быть не может. Увеличение расходов на наемный труд, по-видимому, безусловно подтверждает, что деление хозяйств на мелкие и крупные по количеству земли вполне соответствует их делению на некапиталистические и капиталистические.


** В стоимость продукта не входят те продукты, которые идут на корм скоту. * Менее 1/10 процента.


185
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Девять десятых обычных рассуждений о «мелком» земледелии основаны на таком отождествлении и на подобных данных.

Возьмем теперь средние величины не на 1 ферму, а на 1 акр (всей) земли:

Группы ферм:Приходится на 1 акр всей земли в долл.
Расхода на
наемный труд
Расхода на
удобрение
Стоимости
всего скота
Стоимости
орудий и
машин
До 3 акров40,302,36456,7627,57
От 3 до 10 акр.2,950,6016,326,71
» 10 » 20 »1,120,338,302,95
» 20 » 50 »0,550,205,211,65
» 50 » 100 »0,460,124,511,47
» 100 » 175 »0,450,074,091,14
» 175 » 260 »0,520,073,961,00
» 260 » 500 »0,480,043,610,77
» 500 »1000 »0,470,033,160,57
» 1000 и более »0,250,022,150,29

За совершенно ничтожными исключениями мы видим правильное понижение признаков интенсивности хозяйства от низших групп к высшим.

По-видимому, получается совершенно бесспорный вывод, что «мелкое» производство в земледелии интенсивнее крупного, что с уменьшением «размеров» производства увеличивается интенсивность и производительность земледелия, что, «следовательно», капиталистическое производство в земледелии держится только экстенсивным, примитивным характером хозяйства и т. д. и т. п.

Так как любая капиталистическая страна при группировке хозяйств по количеству земли (а это не только обычная, но почти единственная группировка) может представить картину совершенно аналогичную, показать то же уменьшение признаков интенсивности земледелия от низших групп к высшим, то именно такие выводы постоянно, на каждом шагу, во всей буржуазной и мелкобуржуазной (оппортунистически-«марксистской»


186
В. И. ЛЕНИН

и народнической) литературе и делаются. Вспомните, например, известный труд известного Эдуарда Давида, этот свод буржуазных предрассудков и буржуазной лжи под прикрытием «тоже-социалистических» словечек - «Социализм и сельское хозяйство». Там именно подобными данными доказывается «превосходство», «жизнеспособность» и т. п. «мелкого» производства.

Одно обстоятельство особенно облегчает подобные умозаключения: обыкновенно данные, аналогичные приведенным, имеются относительно количества скота, о наемном же труде - особенно в такой обобщенной форме, как сумма расходов на наемный труд, - данных почти нигде не собирается. Между тем как раз данные о наемном труде и выдают неправильность всех таких умозаключений. В самом деле, если, например, увеличение стоимости скота (или, что то же, количества всего скота) на единицу площади по мере уменьшения размеров хозяйства свидетельствует о «превосходстве» «мелкого» земледелия, то ведь это «превосходство» оказывается связанным с увеличением расходов на наемный труд по мере уменьшения размеров хозяйства!! А такое увеличение расходов на наемный труд - заметьте, речь идет все время о величинах, отнесенных к единице площади, к 1 акру, 1 гектару, 1 десятине - означает увеличение капиталистического характера хозяйства! А капиталистический характер хозяйства противоречит обычному, наиболее распространенному понятию «мелкого» производства, ибо под мелким производством разумеют такое, которое основано не на наемном труде.

Получается как будто клубок противоречий. Общие данные о группах хозяйств по количеству земли показывают, что «мелкие» хозяйства некапиталистичны, крупные - капиталистичны. И те же данные свидетельствуют, что, чем «мельче» хозяйство, тем выше не только интенсивность его, но и сумма расходов на наемный труд по расчету на единицу земельной площади!

Для разъяснения дела обратимся к другой группировке.


187
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

11. БОЛЕЕ ТОЧНОЕ СРАВНЕНИЕ МЕЛКИХ И КРУПНЫХ ХОЗЯЙСТВ

Как мы уже указывали, американская статистика берет в этом случае сумму стоимости продуктов хозяйства за вычетом тех, которые идут на корм скоту. Взятые в отдельности такого рода данные, имеющиеся едва ли не в одной только американской статистике, конечно, менее точны, чем данные о количестве земли или скота и т. п. Но взятые в целом, по отношению к нескольким миллионам хозяйств и особенно применяемые для определения взаимоотношений между разными группами хозяйств во всей стране, эти данные, несомненно, не могут считаться менее пригодными, чем остальные. Во всяком случае о размерах производства - и особенно торгового производства, т. е. суммы продуктов, идущих на продажу, - эти данные говорят гораздо более непосредственно, чем всякие иные. А ведь во всех рассуждениях на тему об эволюции земледелия и ее законах речь идет именно о мелком и крупном производстве.

Мало того. Речь идет всегда в подобных случаях об эволюции земледелия в капитализме или в связи с капитализмом, под его влиянием и т. п. Для учета этого влияния надо прежде всего и больше всего стараться отделить натуральное хозяйство в земледелии от торгового. Общеизвестно, что натуральное хозяйство, т. е. производство не на рынок, а на собственное потребление хозяйничающей семьи, именно в земледелии играет сравнительно очень большую роль и особенно медленно уступает место торговому земледелию. И если применять установленные теоретические положения политической экономии не шаблонно, не механически, а осмысленно, то, например, закон о вытеснении мелкого производства крупным можно относить только к торговому земледелию. Едва ли кто станет оспаривать это положение теоретически. А между тем в высшей степени редко экономисты и статистики сознательно обращают внимание на то, чтобы особо выделить, проследить и, по мере возможности, учесть именно те признаки,


188
В. И. ЛЕНИН

которые свидетельствуют о превращении земледелия из натурального в торговое. Группировка хозяйств по величине денежной стоимости продуктов, не идущих на корм скоту, делает большой шаг навстречу этому важнейшему теоретическому требованию.

Заметим, что когда говорят о бесспорном факте вытеснения мелкого производства крупным в промышленности, то берут всегда группировку промышленных предприятий по сумме производства или по числу наемных рабочих. В промышленности, в силу ее технических особенностей, дело обстоит гораздо проще. В земледелии гораздо труднее, благодаря несравненно большей сложности и переплетенности отношений, определить размеры производства и денежную стоимость продуктов, а также размеры применения наемного труда. В этом последнем случае необходимо учитывать все годовое количество наемного труда, а не наличное в день переписи, ибо земледелие носит характер особенно «сезонного» производства, а затем необходимо учитывать не только постоянных наемных рабочих, но и поденщиков, играющих в сельском хозяйстве в высшей степени важную роль. Но трудность не есть невозможность. Применение рациональных, приспособленных к техническим особенностям земледелия, приемов исследования, в том числе применение группировок по величине производства, по сумме денежной стоимости продуктов, по частоте и размеру употребления наемного труда, должно будет возрастать, пробивая себе дорогу через густую сеть буржуазных и мелкобуржуазных предрассудков и стремлений прикрасить буржуазную действительность. И можно смело ручаться, что всякий шаг вперед в применении рациональных приемов исследования будет шагом вперед в подтверждении той истины, что в капиталистическом обществе не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве мелкое производство вытесняется крупным.

Вот данные о группах хозяйств в Америке 1900 года, распределенных по величине стоимости продукта:


189
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Группы ферм
по стоимости
продукта в долл.
Число фермКолич. всей землиПриходится в среднем на 1 ферму
В процентах к итогуОбраб.
земли
акров
Расхода
на наемн.
труд
(долл.)
Стоим.
орудий
и машин
О 0,91,833,42454
1 - 50 долл. 2,91,218,2424
50 - 100 » 5,32,120,0428
100 - 250 » 21,810,129,2742
250 - 500 » 27,918,148,21878
500 - 1 000 » 24,023,684,052154
1 000 - 2 500 » 14,523,2150,5158283
2 500 и более » 2,719,9322,3786781
Всего100,0100,072,3-133

К бездоходным фермам, показавшим 0 (нуль) стоимости продукта, принадлежат, вероятно, в первую голову только что занятые гомстеды, на которых владелец не успел еще возвести построек, завести скот, посеяться, собрать урожай. В стране с такой громадной колонизацией, как в Америке, вопрос о том, как долго хозяин владеет фермой, имеет особое значение.

Оставляя в стороне бездоходные фермы, мы получаем картину, однородную с той, которую дала приведенная выше группировка тех же самых данных по количеству всей земли в фермах. По мере увеличения стоимости продуктов фермы, увеличивается и среднее количество обработанной земли в фермах, и средний расход на наем рабочих, и средняя стоимость орудий и машин. В общем и целом, более доходные фермы, - имея в виду валовой доход, т. е. стоимость всех продуктов, - оказываются и более крупными по количеству земли. По-видимому, новая группировка не дает решительно ничего нового.

Но возьмем теперь средние величины (стоимости скота и орудий, расходов на наем труда и на удобрение) не на одну ферму, а на 1 акр земли:


190
В. И. ЛЕНИН

Группы ферм
по стоимости
продукта
Приходится на 1 акр всей земли долларов
Расхода
на наемн.
труд
Расхода
на
удобрение
Стоимости
всего
скота
Стоимости
орудий
и машин
00,080,012,970,19
1 - 50 долл.0,060,011,780,38
50- 100 »0,080,032,010,48
100 - 250 »0,110,052,460,62
250- 500 »0,190,073,000,82
500 - 1 000 »0,360,073,751,07
1 000 - 2 500 »0,670,084,631,21
2 500 и более »0,720,063,980,72

Исключением являются в некоторых отношениях бездоходные фермы, которые вообще занимают совершенно особое положение, и самые высокодоходные, которые по трем из взятых у нас четырех признаков оказываются менее интенсивными, чем соседняя группа. Вообще же говоря, мы наблюдаем правильное повышение интенсивности земледелия по мере увеличения стоимости продуктов, производимых фермой.

Картина прямо противоположная той, которую мы видели при группировке хозяйств по площади земли.

Один и тот же материал дает диаметрально противоположные выводы при различных приемах группировки.

С увеличением размеров хозяйства интенсивность земледелия понижается - если судить о размерах хозяйства по величине площади земли; повышается - если судить о размерах хозяйства по стоимости продукт тов хозяйства.

Какой же из этих двух выводов правильный?

Ясно, что о размерах хозяйства количество земли не дает никакого представления, если земля не обрабатывается (не забудем, что в Америке в основу группировки берут не одну лишь обрабатываемую землю, а всю площадь земли, и что в этой стране процент обрабатываемой земли колеблется по группам хозяйств от 19 до 91%, по районам от 27 до 75%); - не дает никакого верного представления, если между отдельными хозяйствами имеются в значительном числе


191
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

случаев и существенные различия в приемах обработки земли, в интенсивности земледелия, в системах полеводства, в размерах удобрения, в применении машин, в характере скотоводства и т. д.

Именно этот случай заведомо относится ко всем капиталистическим странам и даже ко всем, земледелие которых затронуто капитализмом.

Мы видим теперь одну из самых глубоких и общих причин того, почему ошибочные мнения о «превосходстве» мелкого земледелия так прочно держатся, почему буржуазные и мелкобуржуазные предрассудки этого типа так легко уживаются наряду с большим прогрессом социальной и, в частности, сельскохозяйственной статистики за последние десятилетия. Конечно, прочность этих ошибок и предрассудков поддерживается еще интересами буржуазии, стремящейся затушевать глубину классовых противоречий современного буржуазного общества, а когда дело касается интересов, тогда самые бесспорные истины, как известно, начинают оспариваться.

Но мы ограничиваемся здесь разбором теоретических источников ошибочного взгляда на «превосходство» мелкого земледелия. И не может быть сомнения, что среди этих источников виднейшее место занимает некритическое, рутинное отношение к избитым приемам сравнивать хозяйства только по количеству всей земли или обрабатываемой земли в них.

Соединенные Штаты Америки представляют из себя исключение среди всех капиталистических стран в том отношении, что здесь имеется еще масса незанятых, свободных, раздаваемых даром земель. Сельское хозяйство может еще развиваться здесь и действительно развивается посредством захвата незанятых земель, посредством обработки новых земель, никогда не подвергавшихся обработке, - развивается в форме самого примитивного и экстенсивного скотоводства и земледелия. Ничего подобного в старых, цивилизованных странах капиталистической Европы нет. Сельское хозяйство развивается здесь главным образом интенсивно, не посредством увеличения количества обрабатываемой


192
В. И. ЛЕНИН

земли, а посредством улучшения качества обработки, посредством увеличения размеров капитала, вкладываемого в прежнее количество земли. И именно эту, главную, линию развития капиталистического земледелия, - которая и для Америки постепенно становится главной, - и упускают из виду те, кто ограничивается сравнением хозяйств только по количеству земли.

Главная линия развития капиталистического земледелия состоит именно в том, что мелкое хозяйство, оставаясь мелким по площади земли, превращается в крупное по размерам производства, по развитию скотоводства, по размерам удобрения, по развитию применения машин и т. п.

Поэтому безусловно неправилен тот вывод, который получается при сравнении разных групп хозяйств по количеству земли и который гласит, что с увеличением хозяйства уменьшается интенсивность земледелия. Единственно правильным, наоборот, является тот вывод, который получается при сравнении разных хозяйств по величине стоимости продуктов и который гласит, что с увеличением размеров хозяйства увеличивается интенсивность земледелия.

Ибо о размерах хозяйства количество земли свидетельствует лишь косвенно, и это «свидетельство» тем менее достоверно, чем шире и быстрее идет интенсификация земледелия. Стоимость же продуктов хозяйства свидетельствует о его размерах не косвенно, а прямо и притом во всех случаях. Когда говорят о мелком земледелии, всегда имеют в виду такое, которое держится не на наемном труде. Но переход к эксплуатации наемных рабочих обусловливается не только расширением площади хозяйства при старой технической основе его, - так бывает только при экстенсивном, примитивном хозяйстве, - но и повышением данной техники, превращением ее из старой в новую, приложением к той же площади земли добавочного капитала в виде, например, новых машин или искусственных удобрений или увеличения и улучшения скота и т. д.

Группировка по величине стоимости продуктов фермы соединяет вместе хозяйства, действительно отличаю-


193
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

щиеся одинаковым размером производства независимо от количества земли в них. Высокоинтенсивное хозяйство на мелком участке земли попадает при этом в одну группу с сравнительно экстенсивным хозяйством на большой площади земли; и оба хозяйства будут действительно крупными и по размерам производства и по степени употребления наемного труда.

Наоборот, группировка по площади земли соединяет вместе крупные и мелкие хозяйства, раз они похожи по размерам землевладения, соединяет вместе хозяйства с совершенно различными размерами производства, такие, в которых преобладает семейный труд, с такими, в которых преобладает наемный. От этого получается в корне неправильная, совершенно извращающая действительное положение дела, - но очень нравящаяся буржуазии, - картина притупления классовых противоречий в капитализме. От этого получается не менее фальшивое и не менее нравящееся буржуазии при-крашивание положения мелких земледельцев, получается апологетика капитализма.

В самом деле. Основная и главная тенденция капитализма состоит в вытеснении мелкого производства крупным, и в промышленности и в земледелии. Но это вытеснение нельзя понимать только в смысле немедленной экспроприации. К вытеснению относится также могущее тянуться годами и десятилетиями разорение, ухудшение условий хозяйства мелких земледельцев. Это ухудшение проявляется и в чрезмерном труде или ухудшенном питании мелкого земледельца, и в обременении его долгами, и в ухудшении корма и вообще содержания скота, и в ухудшении условий ухода за землей, обработки, удобрения ее и т. п., и в застое техники хозяйства и т. д. Задача научного исследователя, если он хочет быть свободен от обвинения в вольном или невольном угождении буржуазии путем подкрашивания положения разоряемых и придавляемых мелких земледельцев, состоит прежде всего и больше всего в том, чтобы точно определить признаки разорения, которые вовсе не отличаются простотой и однообразием; - затем в том, чтобы вскрыть эти признаки, проследить и по


194
В. И. ЛЕНИН

возможности учесть широту их распространения, изменение их во времени. На эту, особенно важную, сторону дела меньше всего обращают внимания современные экономисты и статистики.

Представьте себе, что к 90 мелким земледельцам, не имеющим капитала для улучшения своего хозяйства, отстающим от своего времени и постепенно разоряющимся, статистик прибавит 10 хозяев, которые имеют достаточно капитала и на столь же мелких участках заводят крупное по размерам производство и основанное на наемном труде предприятие. В общем и среднем получится подкрашенная картина положения всей сотни мелких земледельцев.

Именно такую подкрашенную картинку - и притом, объективно, в угоду буржуазии подкрашенную - дала американская перепись 1910 года в силу, прежде всего, того обстоятельства, что она отбросила прочь примененное в 1900 году сравнение группировки по земле с группировкой по стоимости продукта. Мы узнаем, например, только, что расходы на удобрения чрезвычайно возросли, именно на 115%, т. е. более чем удвоились, тогда как расходы на наемный труд возросли лишь на 82%, а вся стоимость урожая возросла на 83%. Прогресс громадный. Прогресс народного земледелия. И, пожалуй, какой-нибудь экономист сделает, если уже не сделал, вывод: прогресс мелкого «трудового» земледелия, ибо, вообще говоря, данные о группах хозяйств по земле показывают, что «мелкое» земледелие стоит гораздо выше по величине расходов на удобрение, приходящихся на 1 акр земли.

Но мы знаем теперь, что такой вывод был бы фальшивым, ибо группировка хозяйств по земле как раз объединяет разоряющихся или, по крайней мере, придавленных нуждой мелких земледельцев, не имеющих возможности приобретать покупные удобрения, и капиталистов, хотя бы мелких, но капиталистов, которые заводят улучшенное, интенсивное, крупное хозяйство, с наемными рабочими, на мелком участке земли.

Если мелкое земледелие вообще вытесняется крупным, как показывают данные о стоимости всего иму-


195
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

щества ферм в 1900 и в 1910 гг.; - если особенно быстро развились за это время, как мы сейчас увидим, высококапиталистические культуры на мелких участках земли; - если, по общим данным, относящимся к мелким и крупным хозяйствам по величине стоимости продуктов, расходы на удобрение повышаются по мере увеличения размеров хозяйства, - то отсюда с неизбежностью вытекает вывод, что «прогресс» в деле применения удобрений с 1900 по 1910 год еще более усилил перевес капиталистического земледелия над мелким, еще более оттеснил и придавил это последнее.

12. РАЗЛИЧНЫЕ ТИПЫ ХОЗЯЙСТВ В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Сказанное нами выше об интенсивных, крупных, капиталистических хозяйствах на мелких участках земли вызывает такой вопрос: есть ли основания думать, что интенсификация земледелия должна вести к уменьшению количества земли в хозяйстве? Другими словами, есть ли такие условия, касающиеся самой техники современного земледелия, которые требуют понижения размеров площади земли в хозяйстве для повышения интенсивности земледелия?

Ответа на этот вопрос не могут дать ни общие теоретические соображения, ни примеры. Речь идет о конкретной высоте техники при данных условиях земледелия и о конкретной величине капитала, необходимой для такой-то системы хозяйства. В теории мыслимо любое приложение капитала любых размеров к любому количеству земли, но само собою разумеется, что «это зависит» от имеющихся налицо условий экономических, технических, культурных и т. д., и все дело именно в том, какие условия в данный момент в данной стране налицо имеются. Примеры негодны потому, что в области таких сложных, разнообразных, переплетенных и противоречивых тенденций, как экономика современного земледелия, можно всегда найти примеры для подтверждения противоположных взглядов. Здесь требуется в первую голову и больше, чем где бы то ни было, изображение процесса в целом, учет всех тенденций


196
В. И. ЛЕНИН

и определение их равнодействующей или их суммы, их результата.

Третья система группировки, примененная американскими статистиками в 1900 году, помогает ответить на поставленный вопрос. Это - группировка по главному источнику дохода. Все фермы разделены по этому признаку на следующие категории: 1) сено и хлеба, как главные источники дохода; 2) смешанные; 3) скотоводство; 4) хлопок; 5) овощи; 6) фрукты; 7) молочные продукты; 8) табак; 9) рис; 10) сахар; 11) цветы; 12) тепличные продукты; 13) таро 75; 14) кофе. Последние семь категорий (8-14) все вместе дают только 2,2% общего числа ферм, т. е. такую ничтожную долю, что мы не будем останавливаться на них отдельно. По своему экономическому характеру и значению эти категории (8-14) вполне однородны с предшествующими тремя (5-7), составляя вместе один тип.

Вот данные для характеристики ферм различного типа:

Группы ферм по главному источнику дохода: Процент к общему числу ферм Среднее количество земли на 1 ферму Приходится в среднем на 1 акр всей земли (долл.)
всейобраб.расхода
на наемный
труд
расхода
на
удобрение
стоимости
орудий
и машин
стоимости
всего
скота
Сено и хлеба23,0159,3111 10 470 041 043 17
Смешанные18,5106,846,50,350,080,942,73

Скотоводство27,3226,986,10,290,020,664,45
Хлопок18,783,642,50,300,140,532,11

Овощи2765,133,81620 592 123 74
Фрукты1,474,841,62,460,302,343,35
Молочн. прод6,2121,963,20,860,091,665,58

Все фермы вообще100,0146,672,30,430,070,903,66

Мы видим, что первые две категории (сено и хлеба; смешанные) могут быть названы средними и по степени развития капиталистического характера хозяйства (расход на наемный труд ближе всего к среднему: 0,35- 0,47 при средней для всех Соединенных Штатов 0,43) и по интенсивности земледелия. Все признаки интен-


197
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

сивности хозяйства - расход на удобрения, стоимость машин и скота на 1 акр земли - ближе всего к общей средней для всех Соединенных Штатов.

Нет сомнения, что обе эти группы особенно типичны для большинства земледельческих хозяйств вообще. Сено и хлеба, затем соединение различных продуктов земледелия - («смешанные» источники дохода) - таковы главные типы земледельческих хозяйств во всех странах. Было бы крайне интересно иметь более детализированные данные об этих группах, например, подразделить их на менее и более торговые и т. п. Но американская статистика, как мы видели, сделав один шаг в этом направлении, пошла затем не вперед, а назад.

Две следующие категории, скотоводство и хлопок, показывают нам образец ферм наименее капиталистических (расход на наемный труд 0,29-0,30 при среднем 0,43) и с наименее интенсивным земледелием. Величина стоимости орудий и машин здесь наименьшая и значительно ниже среднего (0,66 и 0,53 против 0,90). Фермы, главный доход которых составляет скотоводство, показывают, разумеется, большее количество скота на 1 акр земли, чем средние для Соединенных Штатов (4,45 против 3,66), но это, очевидно, экстенсивное скотоводство: расход на удобрения минимальный, средний размер ферм самый большой (226,9 акров), доля обработанной земли (86,1 из 226,9) самая маленькая. Хлопковые фермы показывают размеры удобрения выше среднего, но остальные признаки интенсивности земледелия (стоимость скота и машин на 1 акр земли) здесь минимально низки.

Наконец последние три разряда - овощи, фрукты, молочные продукты - суть фермы, во-первых, наиболее мелкие (33-63 акра обработанной земли против 42-86, 46-111 в других категориях); во-вторых, наиболее капиталистические: расход на наемный труд наивысший, в 2-6 раз выше среднего; в-третьих, самые интенсивные. Почти все признаки интенсивности земледелия стоят здесь выше среднего: и расход на удобрение, и стоимость машин, и стоимость скота (небольшое исключение - фруктовые фермы, уступающие в этом отношении


198
В. И. ЛЕНИН

средним, но стоящие выше ферм, получающих доход главным образом от сена и хлебов).

Мы перейдем сейчас к вопросу о том, какую именно долю в общем хозяйстве страны занимают эти высококапиталистические фермы. Но сначала мы должны остановиться несколько подробнее на их более интенсивном характере.

Возьмем фермы, главный доход которых получается от овощей. Известно, что во всех капиталистических странах развитие городов, фабрик, промышленных поселков, железнодорожных станций, портов и проч. вызывает усиленный спрос на продукты этого рода, повышает их цену, увеличивает число сельскохозяйственных предприятий, производящих их на продажу. Средняя «овощная» ферма более чем втрое меньше по количеству обработанной земли, чем «обычная» ферма, получающая доход главным образом от сена и хлебов: первая имеет 33,8 акров, вторая 111,1. Значит, данная техника, при данном накоплении капитала в земледелии, требует меньших размеров «овощной» фермы; другими словами, чтобы помещать капитал в земледелие и получать прибыль не менее среднего, надо при современном состоянии техники организовать хозяйство для производства овощей на меньшей площади земли, чем для производства сена и хлебов.

Мало того. Рост капитализма в земледелии состоит прежде всего в переходе от натурального земледелия к торговому. Это постоянно забывают и на этом приходится снова и снова настаивать. Развитие же торгового земледелия идет вовсе не тем «простым» путем, который рисуется воображению буржуазных экономистов или предполагается ими, - путем увеличения производства тех же продуктов. Нет. Развитие торгового земледелия состоит очень часто в переходе от одних продуктов к другим. Переход от производства сена и хлебов к производству овощей принадлежит именно к числу таких обычных переходов. А что означает такой переход в отношении интересующего нас вопроса о величине площади земли под хозяйством и роста капитализма в земледелии?


199
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Этот переход означает раздробление «крупной» фермы в 111,1 акров на более чем три «мелких» фермы по 33,8 акров. Производство старой фермы было 760 долларов - средняя стоимость продуктов, за вычетом скармливаемых скоту, на ферме, главный доход которой доставляют сено и хлеба. Производство каждой новой фермы равняется 665 долларам. В сумме, значит, 665 ? 3 = 1995 долларов, т. е. более чем вдвое выше прежнего.

Мелкое производство вытесняется крупным при уменьшении количества земли в хозяйстве.

Средний расход на наем рабочих равнялся в старой ферме 76 долларам, в новой 106 долларам - почти в полтора раза больше, при уменьшении площади земли втрое и более. Расход на удобрения с 0,04 долл. на акр поднимается до 0,59 долларов, почти в 15 раз, стоимость орудий и машин вдвое, с 1,04 долл. до 2,12 и т. д.

Нам возразят, как возражают обыкновенно, что число таких высококапиталистических ферм с специальными, «торговыми», культурами ничтожно по отношению к общему числу ферм. Но мы ответим, что, во-первых, число и роль подобных ферм, их хозяйственная роль, гораздо выше, чем принято думать; а во-вторых, - и это главное, - именно такие культуры возрастают быстрее остальных в капиталистических странах. Поэтому-то уменьшение количества земли в хозяйстве при наличности процесса интенсификации земледелия и означает очень часто увеличение, а не уменьшение размеров производства, увеличение, а не уменьшение эксплуатации наемного труда.

Вот точные данные об этом американской статистики, охватывающие всю страну в целом. Берем все специальные или «торговые» культуры, перечисленные выше под рубриками 5-14: овощи, фрукты, молочные продукты, табак, рис, сахар, цветы, тепличные продукты, таро и кофе. Все число ферм в Соединенных Штатах 1900 года, - ферм, для которых главным источником дохода были эти продукты, составляло 12,5% общего числа ферм. Значит, небольшое меньшинство, одна восьмая. Всей земли у них было 8,6% общего количества


200
В. И. ЛЕНИН

земли - всего 1/12. Но пойдем дальше. Возьмем всю стоимость продуктов всего американского земледелия, за вычетом скармливаемых скоту. Из этой стоимости на долю названных ферм приходится уже 16,0%, т. е. доля, почти вдвое превышающая долю земли.

Значит, производительность труда и земли в этих фермах почти вдвое выше среднего.

Возьмем сумму всех расходов на наемный труд в американском земледелии. Из этой суммы на долю названных ферм приходится 26,6%, т. е. более четверти; эта доля более чем втрое превышает долю земли, более чем втрое выше среднего. Значит, капиталистический характер этих ферм несравненно выше среднего.

Их доля в общей стоимости орудий и машин равняется 20,1 %, а в общей сумме расходов на удобрение - 31,7%, т. е. немногим менее трети общей суммы, немногим менее чем вчетверо выше среднего.

В итоге, следовательно, мы получаем тот несомненный и установленный для всей страны в целом факт, что особенно интенсивные фермы отличаются особенно малым количеством земли в ферме и особенно высоким употреблением наемного труда, особенно высокой производительностью труда; - что хозяйственная роль этих ферм во всем земледелии данной страны вдвое - втрое и более превышает их долю в общей сумме ферм, не говоря уже об общем количестве земли.

Уменьшается или растет во времени роль этих высококапиталистических и высокоинтенсивных культур и ферм среди прочих культур и ферм в сельском хозяйстве?

Ответ дает сравнение двух последних переписей безусловно в смысле увеличения этой роли. Возьмем площадь земли под разными культурами. С 1900 по 1910 г. площадь земли под зерновыми хлебами всех видов возросла в Соединенных Штатах всего на 3,5%; - под бобами, горохом и т. п. на 26,6%; - под сеном и кормовыми травами на 17,2%; - под хлопком на 32,0%; - под овощами на 25,5%; - под сахарной свеклой, тростником и пр. на 62,6%.

Возьмем данные о производстве сельскохозяйственных продуктов. Сумма сбора всех зерновых хлебов с 1900 по


201
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

1910 год возросла всего на 1,7%; - бобов на 122,2%; - сена и кормовых трав на 23,0%; - сахарной свеклы на 395,7%; сахарного тростника на 48,5%; - картофеля на 42,4%; - винограда на 97,6%; неурожай ягод, яблок и т. п. в 1910 г. идет рядом, например, с утроением сбора апельсинов, лимонов; и т. д.

Итак, доказанным по отношению ко всему американскому земледелию является тот, кажущийся парадоксальным и тем не менее несомненный факт, что не только происходит, вообще говоря, вытеснение мелкого производства крупным, но что это вытеснение идет также в следующей форме:

мелкое производство вытесняется крупным путем вытеснения более «крупных» по площади земли, но менее производительных, менее интенсивных и менее капиталистических ферм более «мелкими» по площади земли, но более производительными, более интенсивными и более капиталистическими фермами.

13. КАК ПРЕУМЕНЬШАЕТСЯ ВЫТЕСНЕНИЕ
МЕЛКОГО ПРОИЗВОДСТВА КРУПНЫМ
В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Нам могут возразить: если вытеснение мелкого производства идет «также» в форме интенсификации (и «капитализации») хозяйства в более мелких фермах, то можно ли считать вообще пригодной к чему-нибудь группировку по количеству земли? не получается ли тогда наличность двух противоположных тенденций и невозможность сделать какой-либо общий вывод?

Чтобы ответить на это возражение, надо представить в целом всю картину американского земледелия и его эволюции. Для этого надо попытаться сравнить и сопоставить вместе все три группировки, представляющие из себя, так сказать, максимум того, что дала социальная статистика в области сельского хозяйства за последние годы.

Такое сравнение и сопоставление возможно. Оно требует лишь составления таблицы, которая на первый взгляд может показаться чересчур абстрактной и


202
В. И. ЛЕНИН

сложной и тем «отпугнуть» читателя. Однако при сравнительно небольшом внимании «чтение», усвоение и анализ этой таблицы не представляет никаких трудностей.

Для сравнения трех различных группировок надо брать исключительно процентные отношения между разными группами. Соответственные вычисления даны все в американской переписи 1900 года. Каждую группировку мы сводим в три главные группы. По количеству земли, мы берем: 1) фермы мелкие (до 100 акров); 2) средние (100-175 акров) и 3) крупные (175 и свыше акров). По стоимости продукта, мы берем: 1) фермы некапиталистические (до 500 долларов); 2) средние (500-1000 долларов) и 3) капиталистические (1000 долларов и свыше). По главному источнику дохода, мы берем: 1) фермы слабокапиталистические (скот; хлопок); 2) средние (сено и хлеба; смешанные) и 3) высококапиталистические (те специальные, «торговые» культуры, которые перечислены выше, в § 12, под рубриками 5-14).

Для каждой группы мы берем прежде всего процент ферм, т. е. процентное отношение числа ферм в данной группе ко всему числу ферм в Соединенных Штатах вообще. Затем, процент всей земли, т. е. процентное отношение количества всей земли в данной группе ко всему количеству земли во всех фермах Соединенных Штатов. Количество земли может служить показателем экстенсивных размеров хозяйства (к сожалению, в нашем распоряжении есть данные только о всей земле, а не об одной обработанной земле, что было бы точнее). Если процентная доля всей земли выше процентной доли числа ферм, например, на 17,2% ферм приходится 43,1% земли, то, значит, мы имеем дело с фермами крупными, крупнее среднего и притом более чем вдвое крупнее среднего. Если процент земли ниже процента ферм, значит - вывод обратный.

Далее берутся показатели интенсивности хозяйства, стоимость орудий и машин и общая сумма расходов на удобрение. И здесь берется процентная доля приходящейся на данную группу стоимости и суммы расходов к общей величине для всей страны, И здесь, если этот


203
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

процент больше процента земли, то получается вывод об интенсивности выше среднего, и т. д.

Наконец, для точного определения капиталистического характера хозяйства тот же самый прием употребляется по отношению к общей сумме расходов на заработную плату, а для определения размеров производства - по отношению ко всей величине стоимости продуктов земледелия всей страны.

Таким образом составлена следующая таблица, к пояснению и разбору которой мы и переходим.

Сопоставление трех группировок:
(цифры означают проценты к итогу; сумма трех горизонтальных граф = 100)
по главному
источнику
дохода фермы
по количеству
земли фермы
по стоимости
продукта
фермы
слабо-
капи-
талис-
тичес-
кие
сред-
ние
высоко-
капита-
листи-
ческие
мел-
кие
сред-
ние
круп-
ные
не-
капи-
талис-
тичес-
кие
сред-
ние
капи-
талис-
тичес-
кие
Число ферм 46,041,512,557,524,817,758,824,017,2 показатель экстенсивных размеров хозяйства
Количество акров
всей земли
52,938,58,617,522,959,633,323,643,1
Пос-
то-
ян-
ный
ка-
пи-
тал
Стоимость орудий и машин 37,242,720,131,728,939,425,328,046,7 показатели интенсивности хозяйства
Расходы на удобрение 36,531,831,741,925,732,429,126,144,8
Пе-
ре-
мен-
ный
ка-
пи-
тал
Расходы на наем рабочих 35,238,226,622,323,554,211,319,669,1 показатель
капитали-
стического
характера
хозяйства
Раз-
меры
произ-
вод-
ства
Стоимость продукта 45,039,016,033,527,339,222,125,652,3


204
В. И. ЛЕНИН

Возьмем первую группировку: по главному источнику дохода. Фермы распределены здесь, так сказать, по специальности сельского хозяйства - до некоторой степени аналогично тому, как промышленные предприятия распределяются по отраслям промышленности. Дело обстоит только в земледелии неизмеримо сложнее.

Первый столбец показывает нам группу слабокапиталистических ферм. Эта группа обнимает почти половину всего числа ферм - 46,0%. Земли у них 52,9%, т. е. хозяйства крупнее среднего (здесь соединены особенно крупные, экстенсивные, скотоводческие хозяйства и хлопковые фермы размером ниже среднего). Процентные доли стоимости машин (37,2%) и суммы расходов на удобрение (36,5%) меньше процентной доли земли: значит, интенсивность ниже среднего. Тоже - капиталистический характер хозяйства (35,2%) и стоимость продукта (45,0%). Производительность труда ниже среднего.

Второй столбец - средние фермы. Именно потому, что в среднюю группу, по всем трем группировкам попадают хозяйства во всех отношениях «средние», мы видим здесь наибольшую близость всех процентных отношений друг к другу. Колебания сравнительно невелики.

Третий столбец - высококапиталистические фермы. Мы уже разобрали подробно выше значение цифр этого столбца. Заметим, что только по отношению к этого типа фермам мы имеем точные и сравнимые данные и за 1900 и за 1910 гг., данные, свидетельствующие о том, что эти высококапиталистические культуры растут быстрее среднего.

Каким образом этот более быстрый рост отражается на обычной, в большинстве стран, группировке? Это показывает следующий столбец: группа мелких ферм в группировке по количеству земли.

Эта группа очень велика по числу ферм (57,5% общего числа). Земли у нее всего 17,5% общего числа, т. е. более чем втрое ниже среднего. Следовательно, это - наиболее «малоземельная», наиболее «бедная» группа. Но дальше мы видим, что и интенсивность земледелия


205
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

(стоимость машин и расходы на удобрение), и капиталистический характер его (расходы на наем рабочих), и производительность труда (стоимость продукта) здесь выше среднего: 22,3-41,9 % при 17,5% земли.

В чем дело? Ясно: в том, что особенно много высококапиталистических ферм - смотри предыдущий вертикальный столбец - попадает именно в эту «мелкую», по количеству земли, группу. К большинству действительно мелких земледельцев, имеющих и мало земли и мало капитала, прибавлено здесь меньшинство богатых, сильных капиталом хозяев, которые на мелких участках земли организовали крупное по размерам производства и капиталистическое по своему характеру хозяйство. Таких хозяев во всей Америке всего 12,5% (= процент высококапиталистических ферм); значит, если бы даже все они вошли в одну только группу мелких, по количеству земли, ферм, - в этой группе осталось бы (57,5-12,5 =) 45% хозяев и без достаточного количества земли и без капитала. На самом деле, разумеется, часть, хотя и небольшая, высококапиталистических ферм принадлежит к средним и крупным, по количеству земли, фермам, так что цифра 45% еще преуменьшает действительное число бескапитальных и малоземельных фермеров.

Нетрудно видеть, насколько прикрашивается положение этих сорока пяти процентов - minimum 45 % - наиболее обездоленных и землей и капиталом фермеров от включения в одну группу с ними каких-нибудь 12, 10 и т. п. процентов хозяев, снабженных в размерах выше среднего капиталом, орудиями, машинами, суммами денег на покупку удобрений, на наем рабочих и пр.

Не будем останавливаться отдельно и на средних и на крупных фермах данной группировки. Это значило бы повторять, в чуточку измененных выражениях, сказанное по поводу мелких ферм. Например, если данные о мелких, по количеству земли, фермах прикрашивают придавленное положение мелкого производства, то данные о крупных, по тому же признаку, фермах преуменьшают, очевидно, действительную концентрацию


206
В. И. ЛЕНИН

сельского хозяйства крупным производством. Мы сейчас увидим точное статистическое выражение этого преуменьшения концентрации.

Получается следующее общее положение, которое можно формулировать, как закон, относящийся к группировке хозяйств по количеству земли, во всякой капиталистической стране:

чем шире и быстрее развивается интенсификация земледелия, тем более группировка по земле прикрашивает придавленное положение мелкого производства в земледелии, мелкого земледельца, обездоленного и землей и капиталом; - притупляет действительную остроту классового противоречия между преуспевающим крупным и разоряющимся мелким производством; - преуменьшает концентрацию капитала в руках крупного производства и вытеснение им мелкого.

Наглядно подтверждает это положение последняя, третья, группировка: по стоимости продуктов. Процент некапиталистических (или малодоходных, если иметь в виду валовой доход) хозяйств равен 58,8%, т. е. несколько даже больше процента «мелких» хозяйств (57,5%). Земли у них гораздо больше - 33,3% (против 17,5% в группе «мелких» фермеров). Но доля в общей стоимости продуктов, принадлежащая им, в полтора раза меньше: 22,1% против 33,5%!

В чем дело? Именно в том, что в эту группу не вошли высококапиталистические хозяйства на мелких участках земли, искусственно и фальшиво поднявшие вверх принадлежащую мелким земледельцам долю капитала, в виде машин, удобрений и пр.

Обездоление, придавленность - и, следовательно, разорение - мелкого производства в земледелии оказывается таким образом гораздо сильнее, чем можно бы думать по данным о мелких фермах.

Данные о мелких и крупных фермах, по количеству земли, не учитывают вовсе роли капитала, - понятно, что неучет такой «мелочи» в капиталистическом хозяйстве извращает положение мелкого производства, фальшиво подкрашивает его, ибо оно «могло бы» быть сносным, «если бы» не было капитала, т. е. власти денег и


207
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

отношений наемника к капиталисту, фермера к купцу и кредитору и т. д.!

Концентрация земледелия крупными фермами гораздо ниже поэтому, чем концентрация его крупным, т. е. капиталистическим, производством: 17,7% «крупных» ферм сосредоточивают 39,2% стоимости продукта (немногим более, чем вдвое выше среднего). Между тем 17,2% капиталистических ферм сосредоточивают 52,3% всей стоимости продукта, т. е. более чем втрое выше среднего.

Больше половины всего земледельческого производства страны, в которой существует даровая раздача громадных количеств незанятых земель и которую Маниловы называют страной «трудовых» хозяйств, оказывается сосредоточено в руках около 4 доли капиталистических хозяйств, которые расходуют на наем рабочих вчетверо больше среднего по расчету на 1 среднюю ферму (69,1 % при 17,2% ферм) и в полтора раза больше среднего, по расчету на 1 акр всей земли (69,1 % расхода на наемный труд при 43,1 % всей земли).

На другом полюсе больше половины, почти 3/5 всего числа ферм (58,8%) принадлежат к числу некапиталистических. У них треть всей земли (33,3%), но эта земля оборудована машинами хуже среднего (25,3% стоимости машин), удобряется хуже среднего (29,1% расходов на удобрение) и потому производительность ее в полтора раза ниже среднего. Имея треть всей земли, эта громадная масса наиболее придавленных общим гнетом капитала ферм имеет менее четверти (22,1 %) общей суммы производства, общей стоимости продукта.

По вопросу о значении группировки по земле мы получаем, следовательно, тот общий вывод, что эту группировку нельзя считать совершенно непригодной. Не надо лишь никогда забывать, что она преуменьшает вытеснение мелкого производства крупным и преуменьшает тем сильнее, чем шире и быстрее развивается интенсификация земледелия, чем значительнее различия между хозяйствами по величине вкладываемого в одну и ту же единицу земельной площади капитала. При современных методах исследования, дающих очень хороший,


208
В. И. ЛЕНИН

очень богатый запас сведений о каждом отдельном хозяйстве, было бы, например, достаточно соединить два метода группировки, - скажем, каждую из пяти групп по количеству всей земли подразделять на три, на две подгруппы по размеру употребления наемного труда. Если этого не делают, то в значительной мере именно потому, что боятся слишком неприкрыто изображенной действительности, слишком яркой картины придавленности, нищеты, разорения, экспроприации массы мелких земледельцев, положение которых так «удобно» и «незаметно» прикрашивают «образцовые» капиталистические хозяйства, тоже «мелкие» по количеству земли и составляющие небольшое меньшинство среди массы обездоленных. С точки зрения науки, ни один человек не решится возразить против того, что не только земля, но и капитал играют роль в современном земледелии. С точки зрения статистической техники или количества статистического труда, общее число 10-15 групп вовсе не чрезмерно по сравнению, например, с 18 + 7 группами по земле в германской статистике 1907 года. Эта статистика, группирующая богатейший материал о 5 736 082 хозяйствах на такое количество групп по земле, есть образец чиновничьей рутины, научного хлама, бессмысленной игры в цифирки, ибо ни тени разумных, рациональных, наукой и жизнью оправдываемых, оснований для признания типичными такого количества таких групп не имеется.

14. ЭКСПРОПРИАЦИЯ МЕЛКИХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ

Вопрос об экспроприации мелких земледельцев имеет громадную важность для понимания и оценки капитализма в земледелии вообще. И крайне характерно для современной, насквозь пропитанной буржуазными взглядами и предрассудками, политической экономии и статистики, что именно этот вопрос не разрабатывается почти совсем или разрабатывается наименее тщательно.

Общие данные во всех капиталистических странах показывают процесс роста городского населения на счет сельского, бегство населения из деревень. В Соединен-


209
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

ных Штатах этот процесс идет вперед неуклонно. Процент городского населения поднимался с 29,5% в 1880 г. до 36,1 % в 1890 г., до 40,5% в 1900 г. и до 46,3% в 1910 г. Городское население растет быстрее сельского во всех районах страны: с 1900 по 1910 год в промышленном севере сельское население возросло на 3,9%, городское на 29,8%; в бывшем рабовладельческом юге первое на 14.8%, второе на 41,4%; в колонизуемом западе первое на 49,7%, второе на 89,6%.

Казалось бы, столь всеобщий процесс обязательно было бы изучать и при производстве сельскохозяйственных переписей. Сам собою напрашивается важнейший в научном отношении вопрос, из каких разрядов, слоев, групп сельского населения, при каких условиях берутся беглецы из деревни. Раз собираются каждые десять лет подробнейшие сведения о каждом сельскохозяйственном предприятии, о каждой штуке скота в нем, было бы совсем нетрудно ставить вопрос, сколько и каких ферм продано или сдано в аренду для переселения в город, сколько членов семьи и при каких условиях бросают земледелие на время или навсегда. Но подобных вопросов не ставится, дальше казенно-шаблонной цифры: «сельское население понизилось с 1900 по 1910 г. с 59,5% до 53,7%" исследование не идет. Исследователи как будто даже не подозревают того, какое количество нужды, гнета, разорения скрывается за этими шаблонными цифрами. И сплошь да рядом буржуазные и мелкобуржуазные экономисты не хотят даже замечать очевидной связи между бегством населения из деревень и разорением мелких производителей.

Нам ничего не остается, как попытаться собрать воедино сравнительно крайне скудные и совсем плохо разработанные данные об экспроприации мелких земледельцев, которые имеются в переписи 1910 года.

Мы имеем данные о формах владения фермами: о числе собственников, подразделяемых на тех, кому принадлежит в собственность вся его ферма, и на таких, кому принадлежит в собственность лишь часть его фермы, затем о числе арендаторов из доли продукта и арендаторов, снимающих землю за денежную плату. Данные


210
В. И. ЛЕНИН

эти распределены по районам, но по группам хозяйств не распределены.

Берем общие итоги для 1900 и 1910 гг. и получаем прежде всего такую картину:

Все сельское население возрослона 11,2%
Все число ферм возрослона 10,9%
Все число собственников возрослона 8,1%
Все число собственников всей фермы возрослона 4,8%

Ясно, что эта картина означает растущую экспроприацию мелкого земледелия. Число сельского населения растет медленнее, чем городского. Число фермеров - медленнее, чем сельское население; число собственников - медленнее, чем число фермеров; число собственников всей фермы - медленнее, чем число собственников вообще.

Процент собственников в общем числе фермеров уменьшается неуклонно уже в течение ряда десятилетий. Этот процент составлял:

в 1880 г. - 74,4%
» 1890 » - 71,6%
» 1900 » - 64,7%
» 1910 » - 63,0%

Соответственно растет процент арендаторов, причем число издольщиков растет быстрее, чем число арендаторов за деньги. Процент издольщиков составлял в 1880 г. - 17,5%, затем 18,4% и 22,2%, а в 1910 году уже 24,0%.

Что уменьшение доли собственников и увеличение доли арендаторов означает, в общем и целом, разорение и вытеснение мелких земледельцев, видно из следующих данных:

Разряды ферм:Процент ферм, имевших
домашний скотлошадей
19001910±19001910±
Собственники96,796,1-0,685,081,5-3,5
Арендаторы94,292,9-1,367,960,7-7,2


211
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Собственники по всем данным за оба года стоят экономически выше. Ухудшение положения арендаторов идет сильнее, чем ухудшение положения собственников.

Посмотрим на данные об отдельных районах.

Всего больше число арендаторов, как мы уже указывали раньше, на юге, и здесь оно возрастает всего быстрее: с 47,0% в 1900 г. до 49,6% в 1910 г. Капитал разбил рабовладение полвека тому назад, чтобы теперь восстановлятъ его в обновленной форме, именно в виде издольной аренды.

На севере число арендаторов значительно меньше и возрастает гораздо медленнее: всего с 26,2% в 1900 г. до 26,5% в 1910 г. На западе число арендаторов всего меньше и только в этом районе оно не увеличивается, а уменьшается: с 16,6% в 1900 г. до 14,0% в 1910 г. «Чрезвычайно низкий процент арендаторских ферм», - читаем в итогах переписи за 1910 г., - «наблюдается в горном и тихоокеанском районе» (эти два района и составляют вместе «запад»); «несомненно, что такое обстоятельство вызывается здесь главным образом тем, что оба эти района лишь недавно заселены и что многие фермеры являются здесь гомстедерами» (т. е. получившими даром или за ничтожную плату свободные участки незанятой земли), «получившими свою землю от правительства» (т. V, стр. 104).

Мы видим здесь чрезвычайно наглядно не раз уже отмечавшуюся нами особенность Соединенных Штатов, состоящую в наличности незанятых, свободных земель. Эта особенность, с одной стороны, объясняет чрезвычайно широкое и быстрое развитие капитализма в Америке. Отсутствие частной собственности на землю в известных районах громадной страны не устраняет капитализма - к сведению наших народников ! - а, наоборот, расширяет базу для него, ускоряет его развитие. С другой стороны, эта особенность, совершенно неизвестная старым, давно заселенным, капиталистическим странам Европы, служит в Америке прикрытием процесса экспроприации мелких земледельцев, идущего в уже заселенных и наиболее промышленных районах страны.


212
В. И. ЛЕНИН

Возьмем север. Мы получаем здесь такую картину:

19001910Увеличение
или
уменьшение
Все сельское население (млн.)22,223,1+3,9%
Все число ферм (тыс.)2 8742 891+0,6%
Все число собственников (тыс.)2 0882 091+0,1%
Число собственников всей фермы (тыс.)1 7941 749-2,5%

Мы видим здесь не только относительное уменьшение числа собственников, не только оттеснение их по сравнению с общим числом фермеров и т. д., а прямо уже абсолютное уменьшение числа собственников наряду с ростом производства в главной части Соединенных Штатов, дающей 60% всего количества обработанной земли в стране!

И притом не надо еще забывать, что в одном из четырех районов, составляющих «север», именно в Центральном Северо-Западном районе, до сих пор есть раздача гом-стедов, достигшая за 10 лет, 1901-1910, общей суммы в 54 миллиона акров земли.

Тенденция капитализма к экспроприации мелкого земледелия действует с такой силой, что «север» Америки дает абсолютное уменьшение числа собственников земли, несмотря на раздачу десятков миллионов акров незанятых, свободных земель.

Только два обстоятельства и парализуют еще эту тенденцию в Соединенных Штатах: 1) наличность не раздробленных еще рабовладельческих плантаций на юге, где имеется забитое и приниженное население негров, и 2) незаселенность запада. Ясно, что оба эти обстоятельства служат вместе расширением завтрашней базы для капитализма, подготовкой условий для еще более быстрого и еще более широкого его развития. Обострение противоречий и вытеснение мелкого производства не устраняется, а переносится на более широкую арену. Капиталистический пожар как бы «замедляется» - ценой подготовки для него нового, громадного, еще более горючего материала.


213
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Далее. По вопросу об экспроприации мелкого земледелия мы располагаем данными о числе ферм, владевших скотом. Вот общие итоги для Соединенных Штатов:

Процент ферм, имевших19001910Увеличение
или
уменьшение
вообще домашний скот95,894,9-0,9
молочных коров78,780,8+2,1
лошадей79,073,8-5,2

Эти данные показывают, в общем и целом, уменьшение числа собственников в пропорции к общему числу фермеров. Процент владельцев молочных коров увеличился, но менее сильно, чем уменьшился процент владельцев лошадей.

Рассмотрим данные по группам хозяйств по отношению к двум главным видам скота.

Группы фермПроцент ферм,
имевших молочных коров
Увеличение или
уменьшение
19001910
До 20 акров49,552,9+3,4
20-49 »65,971,2+5,3
50-99 »84,187,1+3,0
100-174 »88,989,8+0,9
175-499 »92,693,5+0,9
500-999 »90,389,6-0,7
1000 и более »82,986,0+3,1

Все Соед. Штаты78,780,8+2,1

Мы видим, что всего более увеличились в числе мелкие фермы, держащие молочных коров, затем латифундии, далее средние фермы. Уменьшился процент ферм с молочным скотом у крупных хозяев с 500-999 акрами земли.

В общем здесь получается, по-видимому, выигрыш мелкого земледелия. Напомним, однако, что владение молочным скотом имеет двоякое значение в сельском хозяйстве: с одной стороны, оно может означать общее повышение благосостояния и улучшение условий


214
В. И. ЛЕНИН

питания. С другой стороны - и чаще - оно означает развитие одной из отраслей торгового земледелия и скотоводства: производство молока на продажу в города и промышленные центры. Мы видели выше, что фермы этого рода, «молочные» фермы, выделены американскими статистиками в особую группу по главному источнику дохода. Эта группа отличается количеством обработанной и всей земли ниже среднего при сумме производства выше среднего, при употреблении наемного труда вдвое выше среднего, по расчету на 1 акр земли. Увеличение роли мелких ферм в молочном хозяйстве очень легко может означать - и, наверное, означает, - рост капиталистических молочных ферм описанного типа на мелких участках земли. Вот, для параллели, данные о концентрации молочного скота в Америке:

Районы: Среднее количество
молочных коров на 1 ферму
Увеличение
на
19001910
Север4,85,3+0,5
Юг2,32,4+0,1
Запад5,05,2+0,2

Всего3,84,0+0,2

Мы видим, что север, всего более богатый молочным скотом, больше всего увеличил свое богатство. Вот как распределилось это увеличение между группами:

Север
Группы ферм:
Процентное увеличение или уменьшение
числа молочных коров с 1900 по 1910 г.
До 20 акров-4%(+10,0% увелич. числа ферм)
От 20 до 49 акр.-3%(-12,6% » » » )
» 50 » 99 »+9%(-7,3% » » » )
» 100 »174 »+14%(+2,2% » » » )
» 175 »499 »+18%(+12,7% » » » )
» 500 »999 »+29%(+40,4% » » » )
»1000 и более»+18%(+16,4% » » » )

Всего+14%(+0,6% увелич. числа ферм)

Более быстрый рост числа мелких ферм с молочным скотом не помешал более быстрой концентрации его в крупных хозяйствах.


215
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Посмотрим теперь на данные о числе ферм, имевших лошадей. Здесь мы имеем перед собой сведения о рабочем скоте, указывающие на общий строй хозяйства, а не на особую отрасль торгового земледелия.

Группы ферм: Процент хозяйств,
имевших лошадей
Уменьшение
на
19001910
До 20 акров 52,448,9-3,5
От 20 до 49 акров66,357,4-8,9
» 50 » 99 » 82,277,6-4,6
» 100 «174 "88,686,5-2,1
» 175 «499 "92,091,0-1,0
» 500 «999 "93,793,2-0,5
«1000 и более»94,294,1-0,1

Все Соед. Штаты79,073,8-5,2

Здесь мы видим, что безлошадность усилилась тем в больших размерах, чем мельче хозяйства. За исключением мельчайших хозяйств (до 20 акров), включающих, как мы знаем, сравнительно больше капиталистических ферм, чем соседние группы, - мы наблюдаем быстрое уменьшение безлошадности и гораздо более слабое возрастание ее. Возможно, что в богатых фермах употребление паровых плугов и другого рода механических двигателей отчасти возмещает уменьшение рабочего скота, но по отношению к массе беднейших хозяйств такое допущение исключено.

Наконец, рост экспроприации виден также из данных о числе заложенных ферм:

Районы:Процент заложенных ферм
189019001910
Север40,340,941,9
Юг5,717,223,5
Запад 23,121,728,6
Все Соед. Штаты28,231,033,6

Процент заложенных ферм возрастает неуклонно во всех районах страны, причем в наиболее заселенном,


216
В. И. ЛЕНИН

промышленном и капиталистическом севере этот процент наибольший. Американские статистики отмечают (стр. 159, т. V), что на юге рост числа заложенных ферм объясняется, вероятно, «раздроблением» плантаций, продаваемых участками неграм и белым фермерам, причем уплачивается только часть покупной цены, а остальная превращается в ипотеку. Получается, следовательно, своеобразная выкупная операция на рабовладельческом юге. Заметим, что неграм принадлежало всего в Соединенных Штатах в 1910 г. 920 883 фермы, т. е. 14,5% общего числа, причем с 1900 по 1910 г. число ферм у белых выросло на 9,5%, а у негров вдвое быстрее - на 19,6%. Стремление негров к освобождению от «плантаторов» полвека спустя после «победы» над рабовладельцами отличается все еще особенной энергией.

Вообще говоря, залог ферм не всегда означает нужды - пишут там же американские статистики - а иногда и добывание капитала на мелиорации и т. п. Это бесспорно. Но это бесспорное замечание не должно заслонять - как слишком часто бывает у буржуазных экономистов - того факта, что лишь меньшинство состоятельных в состоянии добывать таким образом капитал на мелиорации и т. п. и употреблять его производительно, - большинство же еще более разоряется, попадая в лапы финансового капитала в этой его форме.

Зависимость фермеров от финансового капитала могла бы - и должна бы была - обратить на себя несравненно большее внимание исследователей. Но эта сторона вопроса, несмотря на ее громадную важность, осталась в тени.

А рост числа заложенных ферм во всяком случае означает фактический переход власти над ними в руки капитала. Разумеется, кроме официально и нотариально заложенных ферм, есть немалое число ферм, опутанных сетями частной, не оформленной столь строго или не учитываемой переписью, задолженности.


217
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

15. СРАВНИТЕЛЬНАЯ КАРТИНА ЭВОЛЮЦИИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Материал, который дает американская статистика, несмотря на все его недостатки, отличается выгодно от материала, имеющегося для других стран, своей полнотой и однообразием приемов его собирания. Благодаря этому является возможность сравнить данные о промышленности и о земледелии за 1900 и 1910 годы, сопоставить общую картину экономического уклада в обеих частях народного хозяйства и эволюции этого уклада. Наиболее ходячей идеей буржуазной экономии - идеей, повторяемой, между прочим, и г. Гиммером, - является противоположение промышленности и земледелия. Посмотрим, на основании точных и массовых данных, насколько верно это противоположение.

Начнем с числа предприятий в промышленности и в сельском хозяйстве.

Число предприятий в тысячах Увеличение
в %
Увеличение
населения
(гор. и
сельск.)
в %
19001910
Промышленность207,5268,5+29,4%+34,8%
Сельское хозяйство5 7376 361+10,9%+11,2%

В сельском хозяйстве предприятия гораздо более многочисленны и мелки. В этом выражается его отсталость, раздробленность, распыленность.

Возрастание общего числа предприятий в сельском хозяйстве гораздо более медленно, чем в промышленности. В Соединенных Штатах есть два обстоятельства, которых в других передовых странах нет и которые чрезвычайно усиливают и ускоряют рост числа предприятий в земледелии. Это, во-первых, до сих пор происходящее раздробление рабовладельческих латифундий на юге и «выкуп» неграми, а также белыми фермерами, мелких участков у «плантаторов»; во-вторых, наличность громадного количества незанятых, свободных земель, раздаваемых правительством всякому желающему. И тем не менее число предприятий в земледелии растет гораздо медленнее, чем в промышленности.


218
В. И. ЛЕНИН

Причина этого двоякая. С одной стороны, сельское хозяйство еще в довольно сильной степени сохраняет натуральный характер, и от земледелия продолжают откалываться различные операции, которые прежде входили в круг работ крестьянской семьи, - например, производство и починка разных орудий, утвари и т. п., - а теперь составляют особые отрасли промышленности. С другой стороны, сельскому хозяйству свойственна монополия, которой промышленность не знает и которая неустранима при капитализме; это - монополия землевладения. Даже если частной собственности на землю нет - в Соединенных Штатах до сих пор ее фактически нет в очень больших районах страны, - владение землей, занятие ее отдельными, частными хозяевами создает монополию. В главных районах страны вся земля занята, увеличение числа сельскохозяйственных предприятий возможно лишь при раздроблении имеющихся уже предприятий; свободное создание новых предприятий наряду со старыми невозможно. Монополия землевладения создает тормоз развитию земледелия, который, в отличие от промышленности, задерживает развитие капитализма в сельском хозяйстве.

Размеры капитала, вложенного в промышленные и в сельскохозяйственные предприятия, мы не можем сравнить в точности, потому что в стоимость земли входит и земельная рента. Приходится сравнить вложенный в промышленность капитал и цену промышленных продуктов с общей стоимостью всего имущества ферм и с ценой главного земледельческого продукта. Вполне сравнимы будут при этом лишь процентные отношения, показывающие возрастание тех и других сумм стоимости.

Млн. долл. Увеличение
в %
19001910
Промыш-
ленность
Капитал всех предприятий8 97518 428+105,3%
Цена их продуктов1140620 671+81,2%
 
Зем-
ле-
де-
лие
Цена всей собственности ферм20 44040 991+100,5%
Цена сбора всех зерновых хлебов14832 665+79,8%
Количество сбора в млн. бушелей4 4394 513+1,7%


219
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

Мы видим удвоение стоимости и капитала, вложенного в промышленность, и всей собственности на фермах за 10 лет, с 1900 по 1910 год. Громадное и коренное различие состоит в том, что в земледелии производство главного продукта, зерновых хлебов, возросло на ничтожный процент, на 1,7%, - и это при увеличении всего населения на 21,0%.

Земледелие отстает в своем развитии от промышленности - явление, свойственное всем капиталистическим странам и составляющее одну из наиболее глубоких причин нарушения пропорциональности между разными отраслями народного хозяйства, кризисов и дороговизны.

Капитал освободил земледелие от феодализма, втянул его в торговый оборот, а вместе с ним в мировое экономическое развитие, вырвал его из застоя и заскорузлости средневековья и патриархальности. Но капитал не только не устранил задавленности, эксплуатации, нищеты масс, а, напротив, он создает эти бедствия в новом виде и вос-становляет на «современной» базе их старые формы. Противоречие между промышленностью и земледелием не только не устранено капитализмом, а, напротив, расширяется и обостряется им все более. Над земледелием все сильнее и сильнее тяготеет гнет капитала, который образуется главным образом в сфере торговли и промышленности.

Ничтожное увеличение количества земледельческого продукта (+ 1,7%) и громадное увеличение его цены (+79,8%) наглядно показывает нам, с одной стороны, роль поземельной ренты, дани, которую берут с общества землевладельцы. Отсталость земледелия, не поспевающего за развитием промышленности, используется землевладельцами, благодаря их монопольному положению, для того, чтобы класть себе в карман миллионы и миллиарды. Вся собственность на фермах возросла за десять лет на 20 1/2 миллиардов долларов. В этой сумме увеличение цены строений, живого и мертвого инвентаря составляет только 5 миллиардов. На 15 миллиардов (+118,1%) возросла за 10 лет цена земли, капитализированная земельная рента.


220
В. И. ЛЕНИН

С другой стороны, мы видим здесь особенно рельефно различие в классовом положении мелких земледельцев и наемных рабочих. Конечно, «трудятся» те и другие; конечно, подвергаются эксплуатации со стороны капитала, хотя и в совершенно различных формах, те и другие. Но только вульгарные буржуазные демократы могут на этом основании объединять эти различные классы, говорить о мелком «трудовом» земледелии. Это значит именно прикрывать и затушевывать общественный строй хозяйства, его буржуазный уклад, выдвигая на первый план признак, свойственный всем предшествующим укладам: необходимость труда, личного труда, физического труда для существования мелкого земледельца.

Мелкий земледелец при капитализме становится - хочет ли он этого или нет, замечает ли он это или нет - товаропроизводителем. И в этом изменении вся суть дела. Одно это изменение, даже когда он еще не эксплуатирует наемных рабочих, все равно делает его антагонистом пролетариата, делает его мелким буржуа. Он продает свой продукт, пролетарий продает свою рабочую силу. Мелкие земледельцы, как класс, не могут не стремиться к повышению цен на земледельческие продукты, а это равносильно их участию, совместно с крупными землевладельцами, в дележе поземельной ренты, их солидаризации с помещиками против остального общества. Мелкий земледелец, по своему классовому положению, становится неизбежно, по мере развития товарного производства, мелким аграрием.

И среди наемных рабочих бывают случаи, когда частичка их соединяется со своими хозяевами против всего класса наемных рабочих. Но это есть именно объединение частички класса с его противником, против всего класса. Нельзя представить себе улучшение положения наемных рабочих, как класса, без повышения благосостояния массы и без обострения ее антагонизма с царящим в современном обществе капиталом, со всем классом капиталистов. Напротив, вполне можно представить себе такое явление, и оно даже типично для капитализма, когда улучшение положения мелких


221
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

земледельцев, как класса, есть результат их объединения с помещиками, их участия во взимании повышенной земельной ренты со всего общества, их антагонизма с массой пролетариев и полупролетариев, зависящих целиком или главным образом от продажи рабочей силы.

Вот сопоставление данных американской статистики о положении - и числе - наемных рабочих сравнительно с мелкими земледельцами:

19001910Увеличение в %
Промыш-
ленность
Число наемных рабочих (тысяч)4 713 :6 615+40,4%
Их заработная плата (млн. долл.)2 008 :3 427+70,6%
Земле-
делие
Число наемных рабочих ??ок.+47,1%
Их заработная плата (млн. долл.) 357652+82,3%

Число фермеров (тысяч) 5 737 :6 361+10,9%
Цена их главного продукта,
зерновых хлебов (млн. долл.)
1 483 :2 665+79,8%

Рабочие в промышленности проиграли, ибо их заработок увеличился только на 70,6% («только», ибо почти прежнее количество зерновых хлебов, 101,7% прежнего количества, стоят теперь 179,8% прежней цены!!) при увеличении числа рабочих на целых 40%.

Мелкие земледельцы выиграли, как мелкие аграрии, на счет пролетариата. Число мелких земледельцев возросло всего на 10,9% (если даже выделить одних мелких фермеров, все же увеличение только на 11,9%), - количество продукта у них почти не возросло (+1,7%), а цена продукта возросла на 79,8%.

Конечно, торговый и финансовый капитал взяли себе львиную долю этой поземельной ренты, но все же классовое положение мелких земледельцев и наемных рабочих всецело подходит, в их взаимоотношении, к положению мелкого буржуа и пролетария.

Возрастание наемных рабочих обгоняет рост населения (+ 40% первых против + 21 % второго). Растет


222
В. И. ЛЕНИН

экспроприация мелких производителей и мелких земледельцев. Растет пролетаризация населения *.

Возрастание числа фермеров - а еще более, как мы знаем, числа собственников из них - отстает от роста населения (10,9% против 21%). Мелкие земледельцы все более становятся монополистами, мелкими аграриями.

Взглянем теперь на взаимоотношение мелкого и крупного производства в промышленности и в земледелии. По отношению к промышленности данные относятся не к 1900 и 1910, а к 1904 и к 1910 гг.

Промышленные предприятия мы делим на три главные группы по размерам производства, относя к мелким имеющие сумму производства до 20 000 долларов, к средним от 20 до 100 тыс. долларов, к крупным в 100 000 долларов и свыше. Сельскохозяйственные предприятия мы лишены возможности группировать иначе как по количеству земли. Мы относим к мелким фермы до 100 акров, к средним от 100 до 175, к крупным в 175 и выше акров.

Группы предприятий:Число предприятий в тысячах Увеличение в %
1900%1910%
Промыш-
ленность
Мелкие 14466,618067,2+ 25,0%
Средние 4822,25721,3+ 18,7%
Крупные 2411,23111,5+ 29,1%
Всего 216100,0268100,0+ 24,2%
Сельское
хозяй-
ство
Мелкие 3 29757,53 69158,0+ 11,9%
Средние 1 42224,8151623,8+ 6,6%
Крупные 1 01817,71 15418,2+ 13,3%
Всего 5 737100,06 361100,0+10,9%

Оказывается замечательная однородность эволюции.

И в промышленности и в земледелии уменьшается доля именно средних предприятий, которые увеличиваются в числе медленнее и мелких и крупных.


* Число наемных рабочих в земледелии, вернее, их возрастание определено из пропорции: 82,3 : 70,6 = x : 40,4, откуда x = 47,1.


223
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

И в промышленности и в земледелии мелкие предприятия растут в числе медленнее, чем крупные.

Каковы изменения хозяйственной силы или хозяйственной роли различных типов предприятий? О промышленных мы имеем данные о цене продукта, о сельскохозяйственных - о цене всей собственности ферм:

Группы предприятий:Миллионы долларов Увеличение в %
1900%1910%
Промыш-
ленность
Мелкие 9276,31 1275,5+21,5%
Средние 2 12914,42 54412,3+19,5%
Крупные 11 73779,317 00082,2+44,8%
Всего 14 793100,020 671100,0+39,7%
Сельское
хозяй-
ство
Мелкие 5 79028,410 49925,6+81,3%
Средние 5 72128,011 08927,1+93,8%
Крупные 8 92943,619 40347,3+117,3%
Всего 20 440100,040 991100,0+100,5%

И здесь замечательная однородность эволюции.

И в промышленности и в земледелии уменьшается доля как мелких, так и средних предприятий, растет доля только крупных.

И в промышленности и в земледелии происходит, иначе говоря, вытеснение мелкого производства крупным.

Различие между промышленностью и земледелием состоит на этот раз в том, что в промышленности доля мелких предприятий возросла несколько сильнее, чем доля средних (+ 21,5% против + 19,5%), а в земледелии наоборот. Конечно, различие это невелико, и никаких обобщенных выводов на нем строить нельзя. Но факт все же остается фактом, что в передовой капиталистической стране мира за последнее десятилетие мелкое производство в промышленности усилилось больше, чем среднее, а в земледелии наоборот. Этот факт показывает, как несерьезны ходячие утверждения буржуазных экономистов, будто промышленность безусловно и без исключений подтверждает закон вытеснения


224
В. И. ЛЕНИН

мелкого производства крупным, а земледелие его опровергает.

В земледелии Соединенных Штатов не только происходит вытеснение мелкого производства крупным, но оно происходит с большей закономерностью или правильностью, чем в промышленности.

Не надо забывать при этом обстоятельства, доказанного нами выше, именно, что группировка сельских хозяйств по земле преуменьшает процесс вытеснения мелкого производства крупным.

Что касается до достигнутой уже степени концентрации, то в этом отношении земледелие отстало очень сильно. В промышленности 11% крупных предприятий держат в руках свыше восьми десятых всего производства. Роль мелких предприятий ничтожна: 5,5% производства у 2/3 общего числа предприятий! В земледелии, сравнительно с этим, царит еще распыление: 58% мелких предприятий дают четверть общей стоимости всего имущества ферм; 18% крупных предприятий - менее половины (47%). Все число предприятий в земледелии более чем в 20 раз превышает число предприятий в промышленности .

Это подтверждает давно уже сделанное заключение, что капитализм в земледелии находится в стадии ближе к мануфактурной, если сравнить его эволюцию с эволюцией промышленности, чем к крупной машинной индустрии. Ручной труд преобладает еще в земледелии, и применение машин, сравнительно, чрезвычайно слабо. Но приведенные данные вовсе не доказывают невозможности обобществления земледельческого производства и на данной ступени его развития. Кто держит в руках банки, тот непосредственно держит в руках треть всех ферм Америки, а посредственно господствует над всей массой их. Организация производства по одному общему плану в миллионе хозяйств, дающих более половины общей суммы всего производства, - вещь, при современном развитии союзов всякого рода и техники сношений и транспорта, безусловно осуществимая.


225
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

16. ИТОГИ И ВЫВОДЫ

Сельскохозяйственные переписи в Соединенных Штатах в 1900 и 1910 гг. представляют из себя последнее слово социальной статистики в данной области народного хозяйства. Это - лучший из имеющихся в передовых странах материал, охватывающий миллионы хозяйств и позволяющий делать точные фактические выводы и заключения об эволюции сельского хозяйства при капитализме. Законы этой эволюции могут быть изучены на этом материале в особенности еще потому, что Соединенные Штаты Америки представляют из себя страну наиболее обширных размеров и наибольшего разнообразия отношений, наибольшего богатства оттенков и форм капиталистического земледелия.

Мы наблюдаем здесь, с одной стороны, переход от рабовладельческого - или, что в данном случае то же, феодального - уклада земледелия к торговому и капиталистическому; с другой стороны, особенную широту и быстроту развития капитализма в наиболее свободной, передовой буржуазной стране. А рядом с этим замечательно широкую колонизацию, поставленную на демократически-капиталистические рельсы.

Мы наблюдаем здесь и районы давно заселенные, весьма промышленные, высокоинтенсивные, аналогичные большинству местностей цивилизованной, старокапиталистической, Западной Европы; - и районы примитивно-экстенсивного земледелия и скотоводства вроде некоторых окраин России или частей Сибири. Мы видим самых разнообразных типов и крупные и мелкие фермы: крупные латифундии, плантации бывшего рабовладельческого юга и колонизуемого запада, и высококапиталистического северного побережья Атлантического океана; - и мелкие фермы издольщиков-негров, и мелкие капиталистические фермы, производящие молоко или овощи на рынок в промышленном севере или фрукты на берегу Тихого океана; - и «пшеничные фабрики» с наемными рабочими и гомстеды «самостоятельных» мелких земледельцев, полных еще наивных иллюзий о жизни «трудами рук своих».


226
В. И. ЛЕНИН

Разнообразие отношений замечательное, охватывающее и прошлое и будущее, и Европу и Россию. Сравнение с Россией особенно поучительно, между прочим, по вопросу о последствиях возможного перехода всех земель без выкупа к крестьянам, перехода прогрессивного, но безусловно капиталистического.

Общие законы развития капитализма в земледелии и разнообразие форм проявления этих законов всего удобнее изучать на примере Соединенных Штатов. И такое изучение приводит к выводам, которые можно подытожить в следующих кратких положениях.

Ручной труд неизмеримо более преобладает в земледелии над машиной, по сравнению с промышленностью. Но машина неуклонно идет вперед, поднимая технику хозяйства, делая его более крупным, более капиталистическим. Машины употребляются в современном земледелии капиталистически.

Главный признак и показатель капитализма в земледелии - наемный труд. Развитие наемного труда, как и рост употребления машин, мы видим во всех районах страны, во всех отраслях сельского хозяйства. Рост числа наемных рабочих обгоняет рост сельского и всего населения страны. Рост числа фермеров отстает от роста сельского населения. Усиливаются и обостряются классовые противоречия.

Идет вперед вытеснение мелкого производства крупным в земледелии. Сравнение данных 1900 и 1910 гг. о всем имуществе ферм вполне доказывает это.

Но это вытеснение преуменьшается, положение мелких земледельцев прикрашивается в силу того, что исследователи ограничились в 1910 г. в Америке - как ограничиваются почти везде в Европе - классификацией хозяйств по количеству земли. Чем шире и быстрее идет интенсификация земледелия, тем больше получается указанное преуменьшение и прикрашивание.

Капитализм растет не только путем ускорения развития крупных по площади хозяйств в экстенсивных районах, но и путем создания более крупных по размеру производства, более капиталистических хозяйств на более мелких участках земли в интенсивных районах.


227
НОВЫЕ ДАННЫЕ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ

В итоге концентрация производства в крупных хозяйствах на деле сильнее, - вытеснение мелкого производства на деле идет дальше и глубже, чем представляют обычные данные о фермах различного размера по площади земли. Данные переписи 1900 года, разработанной тщательнее, детальнее, научнее, не оставляют на этот счет ни тени сомнения.

Идет вперед экспроприация мелкого земледелия. Неуклонно уменьшается в течение последних десятилетий процент собственников среди общего числа фермеров, которое в свою очередь отстает в своем росте от роста населения. В самом главном районе, дающем наибольшую массу земледельческих продуктов и не знающем ни остатков рабовладения ни громадной колонизации, на севере абсолютно уменьшается число собственников всей фермы. За последнее десятилетие уменьшился процент фермеров, владеющих скотом вообще; в противовес увеличению процента хозяев, имеющих молочный скот, увеличился и гораздо сильнее процент безлошадных, особенно среди мелких фермеров.

В общем и целом сравнение однородных данных за одно и то же время относительно промышленности и земледелия показывает нам, при несравненно большей отсталости второго, замечательную одинаковость законов эволюции, вытеснение мелкого производства и тут и там.


228

ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О СОЗЫВЕ ВТОРОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 76

Бюро (I. S. К.), по совещании с рядом представителей отдельных стран, постановляет:
созвать вторую конференцию социалистов, стоящих на почве циммервальдских решений.

Порядок дня:
1) борьба с войной;
2) интернациональное объединение социалистов, враждебных войне и национализму;
3) практические меры организации, агитации и борьбы с правительствами;
4)развитие циммервальдских решений.

Назначить срок ее созыва 15 апреля 1916 г.

Опубликовать это решение (изменив срок в публикации на 15 марта).

Призвать все организации социалистов, стоящие на почве циммервальдских решений, к обсуждению (дискуссии) всех вопросов порядка дня и проектов резолюций 77. Проекты (при подписи 2-3 делегатов) печатаются в «Berner Tagwacht».

Написано между 23 и 27 января (5 и 9 февраля) 1916 г.

Впервые напечатано в 1948 г.
в 4 издании Сочинений В. И. Ленина, том 22

Печатается по рукописи



229

К КОНФЕРЕНЦИИ 24 АПРЕЛЯ 1916 г.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДЕЛЕГАЦИИ 78

1. Допускаются лишь представители тех политических или профессиональных организаций или же отдельные лица, которые стоят на почве решений Циммервальдской конференции.
2. От тех стран, где официальные партии или профессиональные организации примыкают к I. S. К., допускаются только назначенные этими организациями представители.
3. От тех стран, где официальные партии или профессиональные организации не примкнули к I. S. К., допускаются лишь представители тех организаций и групп, которые:
а) выступают в данной стране устно и письменно в духе циммервальдских решений;
б) поддерживают своей деятельностью I. S. К.
4. Персональное представительство допускается только в виде исключения и лишь с совещательным голосом.
5. Споры о действительности мандатов окончательно разрешает, по выслушании мотивов и с учетом обстоятельств, выбранная конференцией комиссия из 9 членов, в число которых входят и 4 члена I. S. К.
6. Порядок голосования устанавливается конференцией.


230
В. И. ЛЕНИН

[[Добавление не публиковать, - внесено в протокол:

Товарищи, бывшие в Циммервальде, имеют право («le droit» - во французском тексте) участвовать во второй конференции с совещательным голосом.]]

Написано на немецком языке между 23 и 27 января (5 и 9 февраля) 1916 г.

Напечатано 29 февраля 1916 г.
в «Bulletin. Internationale ? *, Sozialistische Kommission zu Bern» № 3

На русском языке впервые напечатано в 1948 г. в 4 издании Сочинений В. И. Ленина, том 22

Печатается по рукописи
Перевод с немецкого



231

РЕЧЬ НА ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМ МИТИНГЕ В БЕРНЕ 8 ФЕВРАЛЯ 1916 г. 79

Товарищи! Вот уже более полутора лет свирепствует европейская война. И с каждым дальнейшим месяцем, с каждым дальнейшим днем войны для рабочих масс становится все яснее, что Циммервальдский манифест сказал правду, когда он сказал, что фразы о «защите отечества» и тому подобное являются не чем иным, как обманом со стороны капиталистов. С каждым днем становится яснее, что это война капиталистов, крупных разбойников, которые спорят друг с другом о том, кто из них получит больше добычи, ограбит больше стран, подавит и поработит больше наций.

Это звучит неправдоподобно, в особенности для швейцарских товарищей, но тем не менее это верно, что и у нас в России не только кровавый царизм, не только капиталисты, но и часть так называемых или бывших социалистов говорит о том, что Россия ведет «оборонительную войну», что Россия борется только против германского нашествия. Между тем в действительности весь мир знает, что царизм уже в течение десятилетий угнетает в России более сотни миллионов людей других национальностей, что Россия уже в течение десятилетий ведет разбойничью политику против Китая, Персии, Армении, Галиции. Ни Россия, ни Германия и никакая другая великая держава не имеют права говорить об «оборонительной войне»: все великие державы ведут империалистическую, капиталистическую войну, разбойничью войну,


232
В. И. ЛЕНИН

войну для угнетения малых и чужих народов, войну в интересах прибыли капиталистов, которые из ужасающих страданий масс, из пролетарской крови выколачивают чистое золото своих миллиардных доходов.

Четыре года тому назад, в ноябре 1912 г., когда уже стало ясно, что надвигается война, представители социалистов всего мира собрались на Международный социалистический конгресс в Базеле. Уже тогда нельзя было сомневаться, что грядущая война будет войной между великими державами, между великими хищниками, что вина за войну лежит на правительствах и капиталистическом классе всех великих держав. И Базельский манифест, единогласно принятый социалистическими партиями всего мира, открыто высказал эту истину. Базельский манифест ни одним словом не упоминает об «оборонительной войне», о «защите отечества». Он бичует правительства и буржуазию всех великих держав без исключения. Он говорит открыто, что война будет величайшим преступлением, что рабочие считают преступлением стрелять друг в друга, что ужасы войны, возмущение рабочих против них неизбежно должны привести к пролетарской революции.

Когда война действительно разразилась, тогда увидали, что в Базеле правильно определили характер этой войны. Но социалистические и рабочие организации не пошли единодушно за базельскими постановлениями, а раскололись. Во всех странах мира мы видим теперь, как социалистические и рабочие организации разделились на два больших лагеря. Меньшая часть, а именно вожди, функционеры и чиновники, изменили социализму и стали на сторону правительств. Другая часть, к которой принадлежат сознательные рабочие массы, продолжает собирать свои силы и бороться против войны за пролетарскую революцию.

Взгляды этой второй части нашли свое выражение, между прочим, в Циммервальдском манифесте.

У нас в России с самого начала вошал рабочие депутаты в Думе вели решительную революционную


233
РЕЧЬ НА ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМ МИТИНГЕ В БЕРНЕ

борьбу против войны и царской монархии. Пять рабочих депутатов: Петровский, Бадаев, Муранов, Шагов и Самойлов, распространяли революционные воззвания против войны и энергично вели революционную агитацию. Царизм приказал арестовать этих 5 депутатов, предал суду и приговорил к пожизненному поселению в Сибири. Уже месяцы вожди рабочего класса России томятся в Сибири, но дело их не разрушено, их работа в том же направлении продолжается сознательными рабочими всей России.

Товарищи! Вы здесь слышали представителей различных стран, которые говорили вам о революционной борьбе рабочих против войны. Я хочу только привести вам еще пример величайшей и богатейшей страны, а именно Соединенных Штатов Америки. Капиталисты этой страны получают теперь колоссальные прибыли от европейской войны. И они также агитируют за войну. Они говорят, что Америка тоже должна готовиться к участию в войне, сотни миллионов долларов народных денег должны быть выкачаны на новые вооружения, на вооружения без конца. И в Америке часть социалистов следует этому лживому, этому преступному призыву. Но я прочитаю вам, что пишет товарищ Евгений Дебс, популярнейший вождь американских социалистов, кандидат американской социалистической партии на пост президента республики.

В американской газете «Appeal to Reason» («Призыв к Разуму») 80 от 11 сентября 1915 года он говорит: «Я не капиталистический солдат, я пролетарский революционер, я принадлежу не к регулярной армии плутократии, а к иррегулярной армии народа. Я отказываюсь идти на войну за интересы капиталистического класса. Я против всякой войны, кроме одной, за одну эту войну я высказываюсь от всей души: за мировую войну во имя социальной революции. В этой войне я готов участвовать, если господствующие классы сделают войну вообще необходимой».


234
В. И. ЛЕНИН

Так пишет американским рабочим их любимый вождь, американский Бебель, тов. Евгений Дебс.

И это снова показывает вам, товарищи, что во всех странах мира действительно подготовляется собирание сил рабочего класса. Ужасы и страдания народа на войне невероятны, но мы не должны и у нас нет никакого основания с отчаянием смотреть на будущее.

Не напрасно падут миллионы жертв на войне и из-за войны. Миллионы, которые голодают, миллионы, которые жертвуют своею жизнью в окопах, они не только страдают, но и собирают силы, размышляют об истинных причинах войны, закаляют свою волю и приходят к все более и более ясному революционному пониманию. Растущее недовольство масс, растущее брожение, стачки, демонстрации, протесты против войны, - все это происходит во всех странах мира. И это служит нам ручательством, что после европейской войны наступит пролетарская революция против капитализма.

«Berner Tagwacht» № 33, 9 февраля 1916 г.

На русском языке
впервые напечатано в 1929 г.
во 2-3 изданиях Сочинений
В. И. Ленина, том XIX

Печатается по тексту газеты «Berner Tagwacht» Перевод с немецкого



235

О ЗАДАЧАХ ОППОЗИЦИИ ВО ФРАНЦИИ
(ПИСЬМО К ТОВАРИЩУ САФАРОВУ)

10/II. 1916.

Дорогой товарищ! Ваша высылка из Франции, отмеченная, между прочим, с протестом даже в шовинистской газете «La Bataille» 81, которая, однако, не пожелала сказать правды, именно: что Вы высланы за сочувствие к оппозиции, эта высылка снова и снова напомнила мне больной вопрос о положении и задачах оппозиции во Франции.

Я видел в Циммервальде Бурдерона и Мергейма. Я слышал их отчеты и читал в газетах об их работе. Для меня невозможно ни малейшее сомнение в их искренности и преданности делу пролетариата. Но тем не менее очевидно, что их тактика ошибочна. Оба они больше всего боятся раскола. Ни одного шага, ни одного слова, которые бы могли вести к расколу социалистической партии или рабочих синдикатов во Франции или к расколу II Интернационала, к созданию III Интернационала, - таков лозунг и Бурдерона и Мергейма.

Между тем раскол рабочего движения и социализма во всем мире есть факт. Налицо две непримиримых тактики и политики рабочего класса по отношению к войне. Закрывать глаза на это смешно. Пытаться примирить непримиримое значит осуждать всю свою работу на бессилие. В Германии даже депутат Otto Ruhle, товарищ Либкнехта, открыто признал неизбежность раскола партии, ибо теперешнее большинство ее, официальные «верхи» немецкой партии встали на сторону


236
В. И. ЛЕНИН

буржуазии. Возражения, с которыми выступили против Рюле и против раскола так называемые представители «центра» или «болота» (le marais), Каутский и «Vorwarts» 82, состоят только из лжи и лицемерия, как бы «благонамеренно» это лицемерие ни было. Каутский и «Vorwarts» не могут и даже не пытаются опровергнуть того факта, что большинство немецкой партии ведет на деле политику буржуазии. Единство с таким большинством вредно для рабочего класса. Такое единство есть подчинение рабочего класса буржуазии «своей» нации, есть раскол международного рабочего класса. И на деле Рюле прав, что в Германии две партии. Одна, официальная, ведет политику буржуазии. Другая, меньшинство, издает нелегальные воззвания, устраивает демонстрации и т. д. Во всем мире та же картина, и бессильные дипломаты или «болото» вроде Каутского в Германии, Лонге во Франции, Мартова и Троцкого в России, приносят величайший вред рабочему движению, отстаивая фикцию единства и тем мешая назревшему, насущному объединению оппозиции всех стран, созданию III Интернационала. В Англии даже такая умеренная газета, как «Labour Leader», печатает письма Russel Williams'a о необходимости раскола с «вождями» рабочих синдикатов и с «Рабочей партией» (Labour Party), «продавшей» интересы рабочего класса. И ряд членов «Независимой рабочей партии» (Independent Labour Party) печатно заявляет о своем сочувствии Russel Williams'y. В России даже «примиритель» Троцкий вынужден теперь признать неизбежность раскола с «патриотами», т. е. партией «Организационного комитета», OK, оправдывающими вхождение рабочих в военно-промышленные комитеты. И только из ложного самолюбия Троцкий продолжает защищать «единство» с думской фракцией Чхеидзе, которая является вернейшим другом, прикрытием, защитой «патриотов» и «OK».

Даже в Соединенных Штатах Америки на деле полный раскол. Ибо одни социалисты стоят там за армию, за «подготовку» («preparedness»), за войну. Другие, в том числе самый популярный вождь рабочих Евгений


237
О ЗАДАЧАХ ОППОЗИЦИИ ВО ФРАНЦИИ

Дебс (Debs), кандидат социалистической партии на пост президента республики, проповедуют гражданскую войну против войны народов!

И посмотрите на дела самих Бурдерона и Мер гейма! На словах они против раскола. А прочитайте резолюцию, которую Бурдерон внес на конгресс Французской социалистической партии 83. В этой резолюции требуется выход социалистов из министерства!! Резолюция прямо «desapprouve» и С. А. Р. и G. Р. (С. А. Р. - Comite Administratif Permanent, G. P. = Groupe Parlementaire)!!! Ясно, как день, что принятие такой резолюции означало бы раскол и социалистической партии и синдикатов, ибо гг. Ренодели, Самба, Jouhaux et С никогда не могут помириться с этим.

Bourderon и Merrheim разделяют ошибку, слабость, робость большинства Циммер-вальдской конференции. С одной стороны, это большинство косвенно призывает в своем манифесте к революционной борьбе, но боится сказать это прямо. С одной стороны, оно пишет: капиталисты всех стран лгут, говоря о «защите отечества» в данной войне. С другой стороны, большинство побоялось прибавить очевидную правду, которую все равно прибавит каждый мыслящий рабочий, именно: что лгут не только капиталисты, но и Ренодель, Самба, Лонге, Hyndmann, Kautsky, Plechanoff et С0!! Большинство Цим-мервальдской конференции хочет снова помириться с Вандервельдом, Гюисмансом, Реноделем и К°. Это вредно для рабочего класса, и «Циммервальдская левая» поступила правильно, открыто сказав правду рабочим.

Посмотрите, как лицемерят les socialistes-chauvins : во Франции они хвалят немецкое «minorite» *, в Германии - французское!!

Какое бы громадное значение имело выступление французской оппозиции, если бы она прямо, безбоязненно, открыто заявила перед всем миром: мы солидарны


* - «дезавуирует» и Постоянную административную комиссию и Парламентскую группу. Ред.

** - социал-шовинисты Ред.

*** - «меньшинство». Ред.


238
В. И. ЛЕНИН

только с немецкой оппозицией, только с Рюле и его единомышленниками!! Только с теми, кто безбоязненно рвет и с прямым и с прикрытым социал-шовинизмом, socialisme chauvin, т. е. со всеми «защитниками отечества» в данной войне!! Мы сами не боимся разрыва с французскими «патриотами», называющими «защитой отечества» защиту колоний, и мы зовем к такому же разрыву социалистов и синдикалистов всех стран!! Мы протягиваем руку Otto Ruhle и Либкнехту, им и только их единомышленникам, мы клеймим и французское и немецкое «majorite» и «le marais» *. Мы провозглашаем великое международное объединение тех социалистов всего мира, которые в данной войне порвали с лживой фразой о «защите отечества» и работают над проповедью и подготовкой всемирной пролетарской революции!

Такое воззвание имело бы гигантское значение. Оно бы разогнало лицемеров, вскрыло и разоблачило международный обман, дало бы величайший толчок сближению действительно оставшихся верными интернационализму рабочих во всем мире.

Во Франции всегда много вредила анархистская фраза. Но теперь анархисты-патриоты, анархисты-chauvins, вроде Кропоткина, Grave, Cornell ssen и прочих рыцарей de la «Bataille Chauvinisten»**, помогут исцелить очень и очень многих рабочих от анархистской фразы. Долой социалистов-патриотов и социалистов-chauvins, - как «долой анархистов-патриотов» и анархистов-chauvins! этот клич будет находить отзыв в сердцах рабочих Франции. Не анархистская фраза о революции, а длительная, серьезная, упорная, настойчивая, систематическая работа по созданию повсюду нелегальных организаций среди рабочих, по распространению свободной, т. е. нелегальной литературы, по подготовке движения масс против своих правительств. Вот что нужно рабочему классу всех стран!

Неправда, что «французы не способны» на систематическую нелегальную работу. Неправда! Французы


* - «большинство» и «болото». Ред.

** - «Шовинистской Битвы». Ред.


239
О ЗАДАЧАХ ОППОЗИЦИИ ВО ФРАНЦИИ

быстро научились прятаться в траншеях. Быстро научатся они и новым условиям нелегальной работы и систематической подготовке революционного движения масс. Я верю в французский революционный пролетариат. Он подтолкнет и французскую оппозицию.

Лучшие пожелания. Ваш Ленин

P. S. Предлагаю французским товарищам издать отдельным листком перевод этого моего письма ((полный перевод)) 84.

Напечатано в 1916 г.
в Женеве отдельным листком
на французском языке

На русском языке впервые
напечатано в 1924 г. в журнале
«Пролетарская Революция» № 4

Печатается по рукописи



240

ЕСТЬ ЛИ СВОЯ ЛИНИЯ У OK И У ФРАКЦИИ ЧХЕИДЗЕ?

Окисты и в своем сборнике 85 и еще определеннее в своем отчете Международной социалистической комиссии (№ 2 Бюллетеня, вышедшего по-немецки 27.XI. 1915) стараются уверить публику, что у фракции Чхеидзе и у OK есть своя линия, вполне интернационалистская и несогласная с линией «Нашего Дела». Эти уверения представляют из себя самую вопиющую неправду. Во-первых, со времени образования OK (август 1912) мы видели много лет полнейшую политическую солидарность во всем основном и теснейшее политическое сотрудничество фракции Чхеидзе и OK с группой «Нашей Зари», причем только эта группа вела систематическую работу в массах (ежедневные газеты ликвидаторов). Сколько-нибудь существенное расхождение столь близких «друзей» надо доказать не словами, а серьезными фактами. Ни одного такого факта нет. Во-вторых, в течение ряда лет, 1912-1914, фракция Чхеидзе и OK играли роль пешек при «Нашей Заре», защищали ее политику систематически, что прекрасно известно рабочим Питера и других мест, причем ни единого раза они не оказали никакого влияния на изменение политики «Нашей Зари», «Луча» 86 и т. д.

В политике, касающейся масс, - например, в борьбе со «стачечным азартом», в выборах руководителей крупнейших профессиональных союзов (металлисты и др.) и важнейших страховых учреждений (Всероссийский страховой совет 87) - группа «Нашей Зари» и


241
ЕСТЬ ЛИ СВОЯ ЛИНИЯ У OK И У ФРАКЦИИ ЧХЕИДЗЕ?

только она выступала самостоятельно, OK и фракция Чхеидзе лишь помогали ей, служили ей верой и правдой. В-третьих, за полтора года войны нет ни единого факта, который бы свидетельствовал об изменении этих, годами сложившихся, отношений фракции Чхеидзе и OK к «Нашей Заре». Напротив, есть обратные факты, даже из таких, которые доступны огласке (большинство фактов этого порядка огласке не подлежат). Факт, что ни единого выступления в России ни со стороны OK ни со стороны фракции Чхеидзе против политики «Нашего Дела» нет, а чтобы добиться действительного ее изменения, необходимо не одно выступление, а длительная и победоносная борьба, ибо «Наше Дело» есть политическая величина, питаемая либеральными связями, а ОК и фракция Чхеидзе суть политические декорации. Факт, что вполне и целиком ведущие политику «Нашего Дела» газеты «Утро» и «Рабочее Утро» подчеркивают даже внешним образом свою политическую близость к фракции Чхеидзе и говорят от имени всего Августовского блока. Факт, что фракция Чхеидзе делает денежные сборы для «Рабочего Утра». Факт, что вся фракция Чхеидзе начала сотрудничать в самарской социал-шовинистской газете «Наш Голос» 88 (см. № 17).

Факт, что виднейший член фракции Чхеидзе, именно Чхенкели, выступил в печати, в журнале «оборонцев» или социал-шовинистов «Современный Мир» 89, в журнале гг. Плеханова и Алексинского, с принципиальными заявлениями вполне в духе Плеханова, «Нашего Дела», Каутского, Аксельрода. Мы уже давно цитировали это заявление Чхенкели, и ни окисты в своем сборнике ни Троцкий в своем «Нашем Слове» не взялись защищать этого заявления, хотя они берутся защищать и рекламировать фракцию Чхеидзе. В-4-х, прямые политические выступления от имени всей фракции Чхеидзе и всего OK доказывают наши положения. Берем важнейшие выступления, которые перепечатаны в сборнике OK: декларацию Чхеидзе с К° и прокламацию ОК. Точка зрения обоих этих документов одинаковая, позиция у них одна и та же. Так как OK есть самое высшее руководящее учреждение


242
В. И. ЛЕНИН

«Августовского блока» против нашей партии и так как OK издал нелегальную прокламацию, т. е. мог говорить свободнее и прямее, чем Чхеидзе в Думе, то рассмотрим именно эту прокламацию.

Интересно, между прочим, что об этой прокламации был уже спор в немецкой социал-демократической печати, в бернской социал-демократической газете. Ее сотрудник назвал эту прокламацию «патриотической». Заграничный секретариат OK возмутился, напечатал возражение, заявил, что и «мы, заграничный секретариат, повинны в таком патриотизме», призвал в качестве как бы судьи редакцию газеты, доставив ей полный немецкий перевод прокламации. Заметим от себя, что это - редакция заведомо пристрастная к OK, рекламирующая его. Что же сказала эта, пристрастная к OK, редакция?

«Мы прочли прокламацию OK, - сказала редакция (№ 250), - и должны признаться, что ее текст несомненно может вызвать недоразумения и придать целому такой смысл, который, может быть, чужд авторам прокламации».

Почему окисты не перепечатали в своем сборнике этого отзыва редакции, которую они сами звали в судьи? Потому что это - отзыв друзей OK, которые публично отказались защищать OK! Отзыв написан с изысканной, дипломатической вежливостью, которая особенно подчеркивает желание редакции сказать Аксельроду и Мартову «приятность». И оказалось, что самая большая «приятность» такова: «может быть (только «может быть»!) OK сказал не то, что он хотел сказать; но то, что он сказал, «несомненно может вызвать недоразумения»»!!

Мы усердно приглашаем читателей ознакомиться с прокламацией OK, перепечатанной и в Листке Бунда (№ 9). Всякий, внимательно прочитавший ее, увидит простые и ясные факты: (1) ни единого слова, принципиально отвергающего всякую оборону страны в данной войне, прокламация не содержит; (2) абсолютно ничего, принципиально неприемлемого для «оборонцев» или «социал-шовинистов», в прокламации нет; (3) це-


243
ЕСТЬ ЛИ СВОЯ ЛИНИЯ У OK И У ФРАКЦИИ ЧХЕИДЗЕ?

лый ряд фраз в прокламации вполне однородны с «оборончеством»: «пролетариат не может относиться безразлично к надвигающемуся разгрому» (почти буквально то же в «Рабочем Утре» № 2: «небезразличное отношение» к «спасению страны от разгрома»); «пролетариат кровно заинтересован в самосохранении страны»; «всенародная революция» должна спасти страну «от внешнего разгрома», и т. д. Тот, кто действительно враждебен социал-шовинизму, должен был бы вместо подобных фраз сказать: помещики, царь и буржуазия лгут, называя самосохранением страны сохранение гнета великороссов над Польшей, ее насильственное удержание; - лгут, когда фразами о спасении «страны» от разгрома прикрывают стремления «спасти» великодержавные привилегии и отвлекают пролетариат от задач борьбы против международной буржуазии. Признавать в одно и то же время международную солидарность пролетариата воюющих стран в грабительской, империалистской войне и допустимость фраз о «спасении от разгрома» одной из этих стран значит лицемерить, значит превращать в пустейшую, лживую декламацию все свои заявления. Ибо это значит ставить тактику пролетариата в зависимость от военного положения данной страны в данный момент, а раз так, то правы и французские социал-шовинисты, помогающие «спасать от разгрома» Австрию или Турцию.

Заграничный секретариат OK в немецкой социал-демократической печати (бернская газета) выдвинул еще один софизм, настолько бесстыдный, настолько грубый, настолько «подделанный» для уловления специально немцев, что перед русской публикой оки-сты благоразумно воздержались от повторения этого софизма.

«Если это патриотизм, - пишут они перед немцами в топе благородного негодования, - указывать пролетариату на революцию, как на единственное средство спасения страны от гибели», то и мы такие же патриоты, «мы желали бы, чтобы Интернационал имел побольше таких «патриотов» в каждой социалистической партии; мы выражаем уверенность, что Либкнехт, Роза Люксембург, Мергейм были бы очень довольны видеть вокруг себя побольше таких «патриотов», которые бы обращались к немецким и французским рабочим с такими прокламациями».


244
В. И. ЛЕНИН

Шулерский прием налицо: пятеро секретарей превосходно знают, что во Франции и в Германии, идущих навстречу социалистической революции, нет и тени буржуазной революционности, нет и тени буржуазного общественного движения, стремящегося к революции ради победы над врагом. А в России, именно потому, что она идет навстречу б^рт/суазно-демократической революции, такое движение заведомо есть. Пятеро секретарей обманывают немцев забавным софизмом: OK и Чхеидзе с К° не могут быть революционерами-шовинистами в России, ибо в Европе соединение революционности с шовинизмом есть абсурд!

Да, в Европе это абсурд. А в России это факт. Вы можете упрекать «призывцев», что они плохие буржуазные революционеры, но что они по-своему соединяют шовинизм с революционностью, этого вы отрицать не можете. Июльская конференция народников в России, «Наше Дело» и «Рабочее Утро» в этом отношении вполне и целиком стоят на позиции «призывцев», они тоже соединяют шовинизм с революционностью.

Фракция Чхеидзе в ее декларации (стр. 141-143 сборника OK) заняла ту же позицию. У Чхеидзе те же шовинистские фразы об «опасности разгрома», и если он признает империалистский характер войны, «мир без аннексий», «общие задачи всего международного пролетариата», «борьбу за мир» и пр. и пр., то ведь это признает и «Рабочее Утро», это признают и русские народники - мелкие буржуа. В том же сборнике OK, на стр. 146, можно прочесть, что мелкобуржуазные народники признали и империалистский характер войны, и «мир без аннексий», и необходимость для социалистов (народники ведь, как и «Рабочее Утро», хотят слыть социалистами) «стремиться к скорейшему воссозданию международной солидарности социалистической организации для прекращения войны» и пр. У народников - мелких буржуа все эти фразы служат для прикрытия лозунга «национальной обороны», который они прямо выдвинули, а у Чхеидзе и OK, как и у «Рабочего Утра», этот же лозунг назван «спасением страны от разгрома»!!


245
ЕСТЬ ЛИ СВОЯ ЛИНИЯ У OK И У ФРАКЦИИ ЧХЕИДЗЕ?

Итог получается тот, что и Чхеидзе и OK наговорили революционных фраз, ровнехонько ни к чему не обязывающих, ровнехонько ничем не мешающих деловой политике призывцев и нашедельцев, а об этой политике промолчали. Участие в военно-промышленных комитетах они так или иначе поддерживают.

Поменьше бы фраз о революции, господа, побольше ясности, прямоты и честности в деловой политике сегодняшнего дня. Вы обещаете быть революционерами, а сейчас помогаете шовинистам, буржуазии, царизму, либо прямо защищая участие рабочих в военно-промышленных комитетах, либо молча прикрывая участников, не борясь с ними.

Мартов может ухищряться как ему угодно. Троцкий может кричать против нашей фракционности, прикрывая этими криками (старый рецепт тургеневского... героя! 90) свои должно быть нефракционные «виды» на то, что какой-нибудь имярек из фракции Чхеидзе с Троцким «согласен» и клянется в своей левизне, интернационализме и пр. Факт остается фактом. Ни тени серьезного политического различия нет не только между OK и фракцией Чхеидзе, но и между обоими этими учреждениями и «Рабочим Утром» или «Призывом».

Поэтому на деле они и идут все вместе против нашей партии, за буржуазную политику участия рабочих в военно-промышленных комитетах, вместе с беспартийными рабочими и народниками. А словесные оговорки и божба «заграничных секретарей», что они «не согласны», остаются пустыми фразами, которые действительной политики масс так же не затрагивают, как клятвы Зюдекума, Легина, Давида, что они «за мир» и «против войны», не очищают их от шовинизма.

«Социал-Демократ» № 50,
18 февраля 1916 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



246

О МИРЕ БЕЗ АННЕКСИЙ
И О НЕЗАВИСИМОСТИ ПОЛЬШИ,
КАК ЛОЗУНГАХ ДНЯ В РОССИИ

«Одной из форм одурачения рабочего класса является пацифизм и абстрактная проповедь мира... Пропаганда мира в настоящее время, не сопровождающаяся призывом к революционным действиям масс, способна лишь сеять иллюзии, развращать пролетариат внушением доверия к гуманности буржуазии и делать его игрушкой в руках тайной дипломатии воюющих стран». Так гласит бернская резолюция нашей партии (см. № 40 «Социал-Демократа» и «Социализм и война») *.

Многочисленные - среди русской эмиграции, а не среди русских рабочих - противники нашей постановки вопроса о мире не дали себе ни разу труда разобрать эти положения. Теоретически неопровержимые, они получают теперь, именно в силу поворота событий в нашей стране, особенно наглядное практическое подтверждение.

Газета питерских ликвидаторов-легалистов, идейно поддерживаемая Организационным комитетом, «Рабочее Утро», заняла, как известно, в первом же номере социал-шовинистскую, «оборонческую» позицию. Она напечатала «оборонческие» манифесты питерских и московских социал-шовинистов. В обоих манифестах выражена, между прочим, идея «мира без аннексий», и № 2 «Рабочего Утра», особо выдвигая вперед этот лозунг, печатает его курсивом, называет его «линией,


* См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 165-166 и 327-328. Ред.


247
О МИРЕ БЕЗ АННЕКСИЙ И О НЕЗАВИСИМОСТИ ПОЛЬШИ

обеспечивающей стране выход из тупика». Вот, дескать, какая это клевета, будто мы шовинисты; мы вполне признаем самый «демократический», даже «истинно социалистический» лозунг «мира без аннексий»!

Нет сомнения, что Николаю Кровавому очень выгодно теперь выдвигание его верноподданными такого лозунга. Царизм, опираясь на помещиков и буржуазию, повел войска грабить и порабощать Галицию (не говоря уже о договоре насчет дележа Турции и пр.). Войска столь же грабительских немецких империалистов отбили русских разбойников и вытеснили их не только из Галиции, но и из «русской Польши». (При этом во имя интересов обеих клик на полях смерти легли сотни тысяч русских и немецких рабочих и крестьян.) Лозунг «мира без аннексий» оказался таким образом чудесной «игрушкой в руках тайной дипломатии» царизма: вот-де, мы обиженные, нас ограбили, у нас отняли Польшу, мы против аннексий!

До какой степени «по нутру» социал-шовинистам «Рабочего Утра» эта роль лакеев царизма, видно особенно из статьи в № 1: «Польская эмиграция». «Истекшие месяцы войны, - читаем в ней, - зародили в сознании широких слоев польского народа глубокое стремление к независимости». До войны его, конечно, не было!! «В общественном сознании широких слоев польской демократии восторжествовала масса» (очевидно, опечатка; надо читать: идея, мысль и т. п.) «национальной независимости Польши»... «Перед русской демократией неотступно встает во всей полноте польский вопрос»... «Русские либералы» отказываются дать простые ответы на проклятые вопросы «о независимости Польши»...

Ну еще бы, Николай Кровавый, Хвостов, Челноков, Милюков и К° вполне за независимость Польши, всей душой за нее теперь, когда этот лозунг на практике означает лозунг победы над Германией, отнявшей у России Польшу. Заметьте, что творцы «столыпинской рабочей партии» 91 войны выступали всецело и исключительно против лозунга самоопределения наций, против свободы отделения Польши, выпуская для этой


248
В. И. ЛЕНИН

благородной цели защиты царского гнета над Польшей оппортуниста Семковского. Теперь, когда Польша отобрана от России, они за «независимость» Польши (от Германии, об этом умалчивается скромно...).

Не обмануть вам сознательных рабочих России, господа социал-шовинисты! Ваш «октябристский» 92 1925 года лозунг независимости Польши и мира без аннексий есть на деле лакейство перед царизмом, которому именно теперь, именно в феврале 1916 года как раз нужно прикрытие его войны прекраснодушными словами о «мире без аннексий» (выгнать Гинденбурга из Польши) и независимости Польши (от Вильгельма, но зависимости от Николая II).

Русский социал-демократ, не забывший своей программы, рассуждает иначе. Русская демократия, скажет он, имея прежде всего и больше всего в виду великорусскую демократию, ибо она одна пользовалась всегда в России свободой языка, эта демократия выиграла безусловно от того, что Россия теперь не угнетает Польши, не держит ее насильно. Русский пролетариат безусловно в выигрыше от того, что он не угнетает одного из народов, который он помогал угнетать вчера. Немецкая демократия проиграла безусловно: пока немецкий пролетариат будет терпеть угнетение Польши Германией, он останется в положении хуже чем раба, в положении хама, помогающего держать в рабстве других. Выиграли безусловно только юнкера и буржуа Германии.

Отсюда вывод: русские социал-демократы должны разоблачать обман царизмом народа, когда теперь в России выдвигаются лозунги «мира без аннексий» и «независимости Польши», ибо оба эти лозунга при данном положении означают стремление продолжать войну и оправдывают такое стремление. Мы должны говорить: никакой войны из-за Польши! Русский народ не хочет снова стать ее угнетателем!

А как помочь освобождению Польши от Германии? Разве мы не должны помогать этому? Конечно, должны, но только не поддержкой империалистской войны царской или хотя бы буржуазной, даже буржуазно-респуб-


249
О МИРЕ БЕЗ АННЕКСИЙ И О НЕЗАВИСИМОСТИ ПОЛЬШИ

ликанской России, а поддержкой революционного пролетариата Германии, поддержкой тех элементов социал-демократической партии Германии, которые борются с контрреволюционной рабочей партией Зюдекумов, Каутского и К°. Каутский совсем недавно доказал свою контрреволюционность особенно наглядно: 26 ноября 1915 г. он назвал выступления на улицах «авантюрой» (как Струве перед 9 января 1905 г. говорил, что в России нет революционного народа). А 30 ноября 1915 г. в Берлине демонстрировало 10 000 работниц!

Все, кто нелицемерно, не по-зюдекумовски, не по-плехановски, не каутскиански хочет признавать свободу народов, право наций на самоопределение, должны быть против войны из-за угнетения Польши; - за свободу отделения от России тех народов, которых Россия теперь угнетает: Украины, Финляндии и пр. Все, кто не хочет быть на деле социал-шовинистом, должны поддерживать исключительно те элементы социалистических партий всех стран, которые прямо, непосредственно, тотчас работают за пролетарскую революцию внутри своей страны.

Не «мир без аннексий», а мир хижинам, война дворцам, мир пролетариату и трудящимся, война буржуазии!

«Социал-Демократ» № 51,
29 февраля 1916 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



250

ВИЛЬГЕЛЬМ КОЛЬБ И ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ

Брошюра откровенного германского оппортуниста Вильгельма Кольба: «Социал-демократия на распутье» (Карлсруэ, 1915) вышла как раз кстати после плехановского сборника «Война». Каутскианец Рудольф Гильфердинг в «Neue Zeit» отвечает Кольбу совсем слабо, умалчивая о главном и хныкая по поводу правдивого заявления Кольба, что единство у германских социал-демократов осталось лишь «чисто формальное».

Тем, кто хочет серьезно вдуматься в значение краха II Интернационала, можно рекомендовать сравнение идейной позиции Кольба и Плеханова. Оба (как Каутский) сходятся в основном: в отрицании и высмеивании идеи революционных действий в связи с данной войной; оба обвиняют революционных социал-демократов в «пораженчестве», употребляя излюбленное словечко плехановцев. Плеханов, называя мысль о революции в связи с данной войной «грезофарсом», шипит против «революционной фразеологии». Кольб, походя, проклинает «революционную фразу», «революционную фантастику», «радикалишек (Radikalinski)-HCTepHKOB», «сектантство» и проч. Кольб и Плеханов согласны в главном, они оба против революции. И то обстоятельство, что Кольб вообще против революции, а Плеханов с Каутским «вообще за», составляет лишь разницу оттенков, слов: на деле Плеханов с Каутским прислужники Кольба.

Кольб честнее - не в личном смысле, а в политическом, т. е. последовательность его позиции не по-


251
ВИЛЬГЕЛЬМ КОЛЬБ И ГЕОРГИЙ ПЛЕХАНОВ

рождает у него лицемерия. Поэтому он не боится признать правды, что весь Интернационал, с его точки зрения, грешил «духом революционной фантастики», выступал с «угрозами» (с угрозами революцией, гг. Плеханов и Кольб!) по поводу войны. Кольб прав, что нелепо «принципиально отрицать» капиталистическое общество после того, как социал-демократические партии Европы встали на его защиту в момент, когда капиталистическое государство трещало по всем швам, когда «под вопросом стояло его существование». Это признание объективной революционной ситуации есть правда.

«Последствием (тактики сторонников Либкнехта), - пишет Кольб, - была бы доведенная до точки кипения внутренняя борьба внутри немецкой нации и тем самым военное и политическое ослабление ее»... к выгодам и победам «империализма тройственного согласия»!! Вот вам гвоздь оппортунистических громов против «пораженчества»!!

Здесь действительно гвоздь всего вопроса. «Доведенная до точки кипения внутренняя борьба» и есть гражданская война. Кольб прав, что тактика левых ведет к этому; прав, что она есть «военное ослабление» Германии, т. е. желание и содействие ее поражению, есть пораженчество. Кольб неправ только - только! - в том, что не хочет видеть интернационального характера такой тактики левых. Во всех воюющих странах возможно «доведение внутренней борьбы до точки кипения», «ослабление военной мощи» империалистской буржуазии и превращение (в силу этого, в связи с этим, посредством этого) империалистской войны в гражданскую. В этом весь гвоздь вопроса. Благодарим Кольба за полезные пожелания, признания и иллюстрации: когда все это дает самый последовательный, честный и откровенный враг революции, это особенно полезно для разоблачения перед рабочими гнусного лицемерия и позорной бесхарактерности Плехановых и Каутских.

«Социал-Демократ» № 51,
29 февраля 1916 г.
Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»



252

СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

(ТЕЗИСЫ)

1. ИМПЕРИАЛИЗМ, СОЦИАЛИЗМ И ОСВОБОЖДЕНИЕ УГНЕТЕННЫХ НАЦИЙ

Империализм есть высшая стадия развития капитализма. Капитал в передовых странах перерос рамки национальных государств, поставил монополию на место конкуренции, создав все объективные предпосылки осуществимости социализма. Поэтому на очереди дня в Западной Европе и Соединенных Штатах стоит революционная борьба пролетариата за низвержение капиталистических правительств, за экспроприацию буржуазии. Империализм толкает массы к такой борьбе, обостряя в громадных размерах классовые противоречия, ухудшая положение масс и в экономическом отношении - тресты, дороговизна - и в политическом: рост милитаризма, учащение войн, усиление реакции, упрочение и расширение национального гнета и колониального грабежа. Победоносный социализм необходимо должен осуществить полную демократию, а следовательно, не только провести полное равноправие наций, но и осуществить право на самоопределение угнетенных наций, т. е. право на свободное политическое отделение. Социалистические партии, которые не докажут всей своей деятельностью и теперь и во время революции и после ее победы, что они освободят порабощенные нации и построят отношение к ним на основе свободного союза, - а свободный союз есть лживая фраза без свободы отделения, -


253
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

такие партии совершили бы измену по отношению к социализму.

Конечно, демократия есть тоже форма государства, которая должна исчезнуть, когда исчезнет государство, но это будет лишь при переходе от окончательно победившего и упрочившегося социализма к полному коммунизму.

2. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И БОРЬБА ЗА ДЕМОКРАТИЮ

Социалистическая революция не один акт, не одна битва по одному фронту, а целая эпоха обостренных классовых конфликтов, длинный ряд битв по всем фронтам, т. е. по всем вопросам экономики и политики, битв, которые могут завершиться лишь экспроприацией буржуазии. Было бы коренной ошибкой думать, что борьба за демократию способна отвлечь пролетариат от социалистической революции, или заслонить, затенить ее и т. п. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляющий полной демократии, так не может подготовиться к победе над буржуазией пролетариат, не ведущий всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию.

Не меньшей ошибкой было бы удалять один из пунктов демократической программы, например, о самоопределении наций, на основании будто бы «неосуществимости» или «иллюзорности» его при империализме. Утверждение, что право наций на самоопределение неосуществимо в пределах капитализма, может быть понимаемо либо в абсолютном, экономическом смысле, либо в условном, политическом.

В первом случае оно в корне ошибочно теоретически. Во-1-х, в таком смысле неосуществимы, при капитализме, например, рабочие деньги или уничтожение кризисов и т. п. Совершенно неверно, что так же неосуществимо самоопределение наций. Во-2-х, даже один пример отделения Норвегии от Швеции в 1905 г. достаточен, чтобы опровергнуть «неосуществимость»


254
В. И. ЛЕНИН

в этом смысле. В-З-х, было бы смешно отрицать, что при небольшом изменении политических и стратегических взаимоотношений, например, Германии и Англии, сегодня или завтра вполне «осуществимо» образование новых государств польского, индийского и т. п. В-4-Х, финансовый капитал в своих стремлениях к экспансии «свободно» купит и подкупит самое свободное демократическое и республиканское правительство и выборных чиновников любой, хотя бы и «независимой» страны. Господство финансового капитала, как и капитала вообще, неустранимо никакими преобразованиями в области политической демократии; а самоопределение всецело и исключительно относится к этой области. Но это господство финансового капитала нисколько не уничтожает значения политической демократии, как более свободной, широкой и ясной формы классового гнета и классовой борьбы. Поэтому все рассуждения о «неосуществимости», в экономическом смысле, одного из требований политической демократии при капитализме сводятся к теоретически неверному определению общих и основных отношений капитализма и политической демократии вообще.

Во втором случае это утверждение неполно и неточно. Ибо не одно только право наций на самоопределение, а все коренные требования политической демократии «осуществимы» при империализме лишь неполно, изуродованно и в виде редкого исключения (например, отделение Норвегии от Швеции в 1905 г.). Требование немедленного освобождения колоний, выдвигаемое всеми революционными социал-демократами, тоже «неосуществимо» при капитализме без ряда революций. Но из этого вытекает отнюдь не отказ социал-демократии от немедленной и самой решительной борьбы за все эти требования - такой отказ был бы лишь на руку буржуазии и реакции, - а как раз наоборот, необходимость формулировать и проводить все эти требования не реформистски, а революционно; не ограничиваясь рамками буржуазной легальности, а ломая их; не удовлетворяясь парламентскими выступлениями и словесными протестами, а втягивая в активное


255
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

действие массы, расширяя и разжигая борьбу из-за всякого коренного демократического требования до прямого натиска пролетариата на буржуазию, т. е. до социалистической революции, экспроприирующей буржуазию. Социалистическая революция может разгореться не только из-за крупной стачки или уличной демонстрации, или голодного бунта, или военного восстания, или колониального мятежа, но и из-за любого политического кризиса вроде дела Дрейфуса 93 или цабернского инцидента 94, или в связи с референдумом по вопросу об отделении угнетенной нации и т. п.

Усиление национального гнета при империализме обусловливает для социал-демократии не отказ от «утопической», как говорит буржуазия, борьбы за свободу отделения наций, а, напротив, усиленное использование конфликтов, возникающих и на этой почве, как поводов для массового действия и для революционных выступлений против буржуазии.

3. ЗНАЧЕНИЕ ПРАВА НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И ЕГО ОТНОШЕНИЕ К ФЕДЕРАЦИИ

Право на самоопределение наций означает исключительно право на независимость в политическом смысле, на свободное политическое отделение от угнетающей нации. Конкретно, это требование политической демократии означает полную свободу агитации за отделение и решение вопроса об отделении референдумом отделяющейся нации. Таким образом это требование вовсе не равносильно требованию отделения, дробления, образования мелких государств. Оно означает лишь последовательное выражение борьбы против всякого национального гнета. Чем ближе демократический строй государства к полной свободе отделения, тем реже и слабее будут на практике стремления к отделению, ибо выгоды крупных государств и с точки зрения экономического прогресса и с точки зрения интересов массы несомненны, причем они все возрастают с ростом капитализма. Признание самоопределения не равносильно признанию федерации, как принципа. Можно


256
В. И. ЛЕНИН

быть решительным противником этого принципа и сторонником демократического централизма, но предпочитать федерацию национальному неравноправию, как единственный путь к полному демократическому централизму. Именно с этой точки зрения Маркс, будучи централистом, предпочитал даже федерацию Ирландии с Англией насильственному подчинению Ирландии англичанами 95.

Целью социализма является не только уничтожение раздробленности человечества на мелкие государства и всякой обособленности наций, не только сближение наций, но и слияние их. И именно для того, чтобы достигнуть этой цели, мы должны, с одной стороны, разъяснять массам реакционность идеи Реннера и О. Бауэра о так называемой «культурно-национальной автономии» 96, а с другой стороны, требовать освобождения угнетенных наций не в общих расплывчатых фразах, не в бессодержательных декламациях, не в форме «откладывания» вопроса до социализма, а в ясно и точно формулированной политической программе, специально учитывающей лицемерие и трусость социалистов в угнетающих нациях. Подобно тому, как человечество может прийти к уничтожению классов лишь через переходный период диктатуры угнетенного класса, подобно этому и к неизбежному слиянию наций человечество может прийти лишь через переходный период полного освобождения всех угнетенных наций, т. е. их свободы отделения.

4. ПРОЛЕТАРСКИ-РЕВОЛЮЦИОННАЯ ПОСТАНОВКА ВОПРОСА О САМООПРЕДЕЛЕНИИ НАЦИЙ

Не одно требование самоопределения наций, а все пункты нашей демократической программы-минимум были раньше, еще в XVII и XVIII веках, выставлены мелкой буржуазией. И мелкая буржуазия до сих пор утопически ставит все их, не видя классовой борьбы и ее усиления при демократии, веруя в «мирный» капитализм. Именно такова обманывающая народ и защищаемая каутскианцами утопия мирного союза равно-


257
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

правных наций при империализме. В противовес этой мещанской, оппортунистической утопии программа социал-демократии должна выдвигать, как основное, существеннейшее и неизбежное при империализме, деление наций на угнетающие и угнетаемые.

Пролетариат угнетающих наций не может ограничиться общими, шаблонными, повторяемыми любым пацифистским буржуа, фразами против аннексий и за равноправие наций вообще. Пролетариат не может обходить молчанием особенно «неприятного» для империалистской буржуазии вопроса о границах государства, покоящегося на национальном гнете. Пролетариат не может не бороться против насильственного удержания угнетенных наций в границах данного государства, а это и значит бороться за право самоопределения. Пролетариат должен требовать свободы политического отделения колоний и наций, угнетаемых «его» нацией. В противном случае интернационализм пролетариата останется пустым и словесным; ни доверие, ни классовая солидарность между рабочими угнетенной и угнетающей наций невозможны; лицемерие реформистских и каутскианских защитников самоопределения, умалчивающих о нациях, угнетаемых «их собственной» нацией и насильно удерживаемых в «их собственном» государстве, остается неразоблаченным.

С другой стороны, социалисты угнетенных наций должны в особенности отстаивать и проводить в жизнь полное и безусловное, в том числе организационное, единство рабочих угнетенной нации с рабочими угнетающей нации. Без этого невозможно отстоять самостоятельную политику пролетариата и его классовую солидарность с пролетариатом других стран при всех и всяческих проделках, изменах и мошенничествах буржуазии. Ибо буржуазия угнетенных наций постоянно превращает лозунги национального освобождения в обман рабочих: во внутренней политике она использует эти лозунги для реакционных соглашений с буржуазией господствующих наций (например, поляки в Австрии и России, входящие в сделки с реакцией для


258
В. И. ЛЕНИН

угнетения евреев и украинцев); во внешней политике она старается заключать сделки с одной из соперничающих империалистских держав ради осуществления своих грабительских целей (политика мелких государств на Балканах и т. п.).

То обстоятельство, что борьба за национальную свободу против одной империалистской державы может быть, при известных условиях, использована другой «великой» державой в ее одинаково империалистских целях, - так же мало может заставить социал-демократию отказаться от признания права на самоопределение наций, как многократные случаи использования буржуазией республиканских лозунгов в целях политического обмана и финансового грабежа, например, в романских странах, не могут заставить социал-демократов отказаться от их республиканизма *.

5. МАРКСИЗМ И ПРУДОНИЗМ В НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ

В противовес мелкобуржуазным демократам, Маркс видел во всех без исключения демократических требованиях не абсолют, а историческое выражение борьбы руководимых буржуазией народных масс против феодализма. Нет ни одного из этих требований, которое бы не могло служить и не служило, при известных обстоятельствах, орудием обмана рабочих со стороны буржуазии. Выделять в этом отношении одно из требований политической демократии, именно самоопределение наций, и противополагать его остальным - в корне неверно теоретически.


* Нечего и говорить, что отвергать право на самоопределение по той причине, что из него вытекает будто бы «защита отечества», было бы совсем смешно. С таким же правом - т. е. столь же несерьезно - ссылаются социал-шовинисты в 1914-1916 гг. и на любое требование демократии (например, на ее республиканизм) и на любую формулировку борьбы против национального гнета для оправдания «защиты отечества». Марксизм выводит признание защиты отечества в войнах, например, великой французской революции или в войнах Гарибальди, в Европе, а также отрицание 8ащиты отечества в империалистской войне 1914-1916 гг. из анализа конкретно-исторических особенностей каждой отдельной войны, а никоим образом не из какого-либо «общего принципа», не из какого-либо отдельного пункта программы.


259
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

На практике пролетариат может сохранить свою самостоятельность, лишь подчиняя свою борьбу за все демократические требования, не исключая и республики, своей революционной борьбе за свержение буржуазии.

С другой стороны, в противовес прудонистам, «отрицавшим» национальный вопрос «во имя социальной революции», Маркс выдвигал на первый план, имея в виду больше всего интересы классовой борьбы пролетариата в передовых странах, коренной принцип интернационализма и социализма: не может быть свободен народ, угнетающий другие народы 97. Именно с точки зрения интересов революционного движения немецких рабочих Маркс требовал в 1848 г., чтобы победоносная демократия Германии провозгласила и осуществила свободу народов, угнетаемых немцами 98. Именно с точки зрения революционной борьбы английских рабочих Маркс требовал в 1869 г. отделения Ирландии от Англии, причем он добавлял: «хотя бы после отделения дело и пришло к федерации» 99. Только ставя такое требование, Маркс действительно воспитывал английских рабочих в интернационалистском духе. Только так он мог противопоставить оппортунистам и буржуазному реформизму, который до сих пор, полвека спустя, не осуществил ирландской «реформы», революционное решение данной исторической задачи. Только так Маркс мог, в противовес апологетам капитала, кричащим об утопичности и неосуществимости свободы отделения мелких наций и о прогрессивности не только экономической, но и политической концентрации, отстаивать прогрессивность этой концентрации не по-империалистски, отстаивать сближение наций на базе не насилия, а свободного союза пролетариев всех стран. Только так Маркс мог словесному, и часто лицемерному, признанию равноправия и самоопределения наций противопоставить революционное действие масс и в области решения национальных вопросов. Империалистская война 1914-1916 гг. и раскрытые ею Авгиевы конюшни лицемерия оппортунистов и каутскианцев наглядно подтвердили правильность этой политики


260
В. И. ЛЕНИН

Маркса, которая должна стать образцом для всех передовых стран, ибо теперь каждая из них угнетает чужие нации *.

6. ТРИ ТИПА СТРАН В ОТНОШЕНИИ К САМООПРЕДЕЛЕНИЮ НАЦИЙ

Надо отличать три главные типа стран в этом отношении:

Во-1-х, передовые капиталистические страны Западной Европы и Соединенные Штаты. Буржуазно-прогрессивные национальные движения здесь давно закончены. Каждая из этих «великих» наций угнетает чужие нации в колониях и внутри страны. Задачи пролетариата господствующих наций здесь именно таковы, каковы были в XIX веке его задачи в Англии по отношению к Ирландии **.

Во-2-х, восток Европы: Австрия, Балканы и особенно Россия. Здесь именно XX век особенно развил буржуазно-демократические национальные движения и обострил национальную борьбу. Задачи пролетариата этих стран, как в деле довершения их буржуазно-демократического


* Нередко ссылаются, - например, в последнее время немецкий шовинист Ленч в номере 8 и 9 «Die Glocke» - на то, что отрицательное отношение Маркса к национальному движению некоторых народов, например, чехов в 1848 г., опровергает необходимость признания самоопределения наций с точки зрения марксизма. Но это неверно, ибо в 1848 г. были исторические и политические основания различать «реакционные» и революционно-демократические нации. Маркс был прав, осуждая первые и стоя за вторые 100. Право на самоопределение есть одно из требований демократии, которое, естественно, должно быть подчинено общим интересам демократии. В 1848 и следующих гг. эти общие интересы состояли в первую голову в борьбе с царизмом.

** В некоторых маленьких государствах, оставшихся в стороне от войны 1914-1916 гг., например, в Голландии, Швейцарии, буржуазия усиленно использует лозунг «самоопределения наций» для оправдания участия в империалистской войне. Это является одним из мотивов, толкающих с.-д. таких стран к отрицанию самоопределения. Правильную пролетарскую политику, именно: отрицание «защиты отечества» в империалистической войне, защищают неправильными доводами. Получается в теории извращение марксизма, а на практике своего рода мелконациональная узость, забвение о сотнях миллионов населения наций, порабощенных «великодержавными» нациями. Тов. Гортер в своей превосходной брошюре: «Империализм, война и социал-демократия» неправильно отрицает принцип самоопределения наций, но правильно применяет его, когда требует немедленно «политической и национальной независимости» Голландской Индии и разоблачает голландских оппортунистов, отказывающихся выставлять такое требование и бороться за него.


261
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

преобразования, так и в деле помощи социалистической революции других стран, не могут быть выполнены без отстаивания права наций на самоопределение. Особенно трудна и особенно важна здесь задача слияния классовой борьбы рабочих угнетающих и рабочих угнетенных наций.

В-З-х, полуколониальные страны, каковы Китай, Персия, Турция, и все колонии, вместе до 1000 миллионов населения. Здесь буржуазно-демократические движения частью едва начинаются, частью далеко не закончены. Социалисты должны не только требовать безусловного, без выкупа, и немедленного освобождения колоний, - а это требование в его политическом выражении означает не что иное, как именно признание права на самоопределение; социалисты должны самым решительным образом поддерживать наиболее революционные элементы буржуазно-демократических национально-освободительных движений в этих странах и помогать их восстанию, - а при случае и их революционной войне - против угнетающих их империалистских держав.

7. СОЦИАЛ-ШОВИНИЗМ И САМООПРЕДЕЛЕНИЕ НАЦИЙ

Империалистская эпоха и война 1914-1916 гг. особенно выдвинула задачу борьбы против шовинизма и национализма в передовых странах. По вопросу о самоопределении наций есть два главных оттенка среди социал-шовинистов, т. е. оппортунистов и каутскианцев, прикрашивающих империалистскую, реакционную войну применением к ней понятия «защиты отечества».

С одной стороны, мы видим довольно откровенных слуг буржуазии, защищающих аннексии во имя того, что империализм и политическая концентрация прогрессивны, и отрицающих якобы утопическое, иллюзорное, мелкобуржуазное и т. п. право на самоопределение. Сюда относятся: Кунов, Парвус и крайние оппортунисты в Германии, часть фабианцев и вождей тред-юнионов в Англии, оппортунисты в России: Семковский, Либман, Юркевич и т. п.


262
В. И. ЛЕНИН

С другой стороны, мы видим каутскианцев, к которым относятся также Вандервельде, Ренодель и многие пацифисты Англии и Франции и пр. Они стоят за единство с первыми и на практике вполне совпадают с ними, защищая право на самоопределение чисто словесно и лицемерно: они считают «чрезмерным» («zu viel verlangt»: Kautsky в «Neue Zeit» 21 мая 1915 г.) требование свободы политического отделения, они не отстаивают необходимости революционной тактики социалистов именно угнетающих наций, а, напротив, затушевывают их революционные обязанности, оправдывают их оппортунизм, облегчают их обман народа, обходят как раз вопрос о границах государства, насильственно удерживающего в своем составе неполноправные нации, и т. п.

И те и другие - одинаково оппортунисты, которые проституируют марксизм, потеряв всякую способность понять теоретическое значение и практическую насущность тактики Маркса, поясненной им на примере с Ирландией.

Что касается, в частности, до аннексий, то вопрос о них стал особенно актуальным в связи с войной. Но что такое аннексия? Легко убедиться, что протест против аннексий либо сводится к признанию самоопределения наций, либо базируется на пацифистской фразе, защищающей status quo и враждебной всякому, даже революционному, насилию. Подобная фраза в корне фальшива и непримирима с марксизмом.

8. КОНКРЕТНЫЕ ЗАДАЧИ ПРОЛЕТАРИАТА В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ

Социалистическая революция может начаться в самом близком будущем. Перед пролетариатом в этом случае встанет немедленная задача завоевания власти, экспроприации банков и осуществления других диктаторских мер. Буржуазия - и особенно интеллигенция типа фабианцев и каутскианцев - постарается в такой момент раздробить и затормозить революцию, навязывая ей ограниченные, демократические цели. Если все


263
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

чисто демократические требования способны, при условии уже начавшегося штурма пролетариев против основ власти буржуазии, сыграть в известном смысле роль помехи революции, то необходимость провозгласить и осуществить свободу всех угнетенных народов (т. е. их право на самоопределение) будет так же насущна в социалистической революции, как насущна она была для победы буржуазно-демократической революции, например, в Германии 1848 г. или России 1905 г.

Возможно, однако, что до начала социалистической революции пройдет 5, 10 и более лет. На очереди будет стоять революционное воспитание масс в таком духе, чтобы сделать невозможной принадлежность к рабочей партии социалистических шовинистов и оппортунистов и их победу, подобную победе в 1914-1916 гг. Социалисты должны будут разъяснять массам, что английские социалисты, не требующие свободы отделения колоний и Ирландии, - немецкие, не требующие свободы отделения колоний, эльзасцев, датчан, поляков, не распространяющие непосредственно революционной пропаганды и революционного массового действия и на область борьбы против национального гнета, не использующие таких инцидентов, как цабернский, для самой широкой нелегальной пропаганды среди пролетариата угнетающей нации, для уличных демонстраций и революционных массовых выступлений, - русские, не требующие свободы отделения Финляндии, Польши, Украины и пр., и т. д., - что такие социалисты поступают как шовинисты, как лакеи покрывших себя кровью и грязью империалистских монархий и империалистской буржуазии.

9. ОТНОШЕНИЕ К САМООПРЕДЕЛЕНИЮ
РОССИЙСКОЙ И ПОЛЬСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ
И II ИНТЕРНАЦИОНАЛА

Разногласия между революционными социал-демократами России и польскими социал-демократами по вопросу о самоопределении выступили наружу еще в


264
В. И. ЛЕНИН

1903 г., на съезде, который принял программу РСДР Партии и который, вопреки протесту делегации польских социал-демократов, включил в эту программу § 9, признающий право наций на самоопределение. С тех пор польские социал-демократы ни разу не повторяли, от имени своей партии, предложения устранить из программы нашей партии § 9 или заменить его какой-либо другой формулировкой.

В России, где к угнетенным нациям принадлежит не менее 57% населения, свыше 100 миллионов, - где эти нации населяют по преимуществу окраины, - где часть этих наций более культурна, чем великорусы, - где политический строй отличается особенно варварским и средневековым характером, - где не завершена еще буржуазно-демократическая революция, - в России признание права на свободное отделение от России угнетенных царизмом наций безусловно обязательно для с.-д. во имя их демократических и социалистических задач. Наша партия, восстановленная в январе 1912 г., приняла в 1913 г. резолюцию, которая подтверждает право на самоопределение и поясняет его именно в вышеуказанном конкретном его значении 101. Разгул великорусского шовинизма в 1914-1916 гг. как среди буржуазии, так и среди оппортунистических социалистов (Рубанович, Плеханов, «Наше Дело» и т. д.) еще более побуждает нас настаивать на этом требовании и признавать, что отрицающие его на практике служат поддержкой великорусского шовинизма и царизма. Наша партия заявляет, что она самым решительным образом отклоняет всякую ответственность за такое выступление против права самоопределения.

В новейшей формулировке позиции польской социал-демократии по национальному вопросу (декларация польской социал-демократии на Циммервальдской конференции) содержатся следующие мысли:

Эта декларация клеймит германское и прочие правительства, которые рассматривают «польские области» как залог в предстоящей игре компенсациями, «лишая польский народ возможности самому решить свою судьбу». «Польская социал-демократия решительно и


265
СОЦ. РЕВОЛЮЦИЯ И ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

торжественно протестует против перекраивания и раздирания на части целой страны...» Она бичует социалистов, которые предоставили Гогенцоллернам... «дело освобождения угнетенных народов». Она высказывает убеждение, что только участие в этой надвигающейся борьбе революционного международного пролетариата, борьбе за социализм, «разорвет оковы национального угнетения и уничтожит всякие формы чужестранного владычества, обеспечит польскому народу возможность всестороннего свободного развития в качестве равноправного члена в союзе народов». Декларация признает войну «для поляков» «вдвойне братоубийственною» (Бюллетень Интернациональной социалистической комиссии, номер 2, 27. IX. 1915, стр. 15; русский перевод в сборнике «Интернационал и война», стр. 97).

От признания права наций на самоопределение эти положения ничем не отличаются по существу, страдая лишь еще большей расплывчатостью и неопределенностью политических формулировок, чем большинство программ и резолюций II Интернационала. Всякая попытка выразить эти мысли в точных политических формулировках и определить их применимость к капиталистическому или только к социалистическому строю еще нагляднее покажет ошибочность отрицания самоопределения наций у польских социал-демократов.

Решение Лондонского международного социалистического конгресса 1896 года, признающее самоопределение наций, должно быть дополнено, на основании вышеизложенных тезисов, указаниями 1) на особую насущность этого требования при империализме, 2) на политическую условность и классовое содержание всех требований политической демократии, данного в том числе, 3) на необходимость различать конкретные задачи социал-демократов угнетающих и социал-демократов угнетенных наций, 4) на непоследовательное, чисто словесное и в силу этого, по своему политическому значению, лицемерное признание самоопределения оппортунистами и каутскианцами, 5) на фактическое совпадение с шовинистами тех социал-демократов, особенно великодержавных наций (великорусы,


266
В. И. ЛЕНИН

англо-американцы, немцы, французы, итальянцы, японцы и пр.), которые не отстаивают свободы отделения колоний и наций, угнетаемых «их» нациями, 6) на необходимость подчинить борьбу за данное требование, как и за все коренные требования политической демократии, непосредственной революционной массовой борьбе за свержение буржуазных правительств и за осуществление социализма.

Перенесение на Интернационал точки зрения некоторых маленьких наций и особенно польских социал-демократов, которых их борьба с обманывающей народ националистическими лозунгами польской буржуазией довела до неправильного отрицания самоопределения, было бы теоретической ошибкой, заменой марксизма прудонизмом, а на практике означало бы невольную поддержку самого опасного шовинизма и оппортунизма великодержавных наций.

Редакция «Социал-Демократа», Центрального Органа РСДРП

Постскриптум. В только что появившемся «Neue Zeit» от 3 марта 1916 года Каутский открыто протягивает христианскую руку примирения представителю самого грязного немецкого шовинизма, Аустерлицу, отвергая для габсбургской Австрии свободу отделения угнетенных наций, но признавая ее для русской Польши, чтобы оказать лакейскую услугу Гинденбургу и Вильгельму П. Лучшего саморазоблачения каутскианства трудно было бы и пожелать!

Написано в январе - феврале 1916 г.

Напечатано в апреле 1916 г. в журнале «Vorbote» № 2

На русском языке впервые
напечатано в октябре 1916 г. в «Сборнике
«Социал-Демократа»» № 1

Печатается по тексту «Сборника»



267

О «ПРОГРАММЕ МИРА»

Одним из важнейших вопросов, поставленных в порядок дня второй международной конференции «циммервальдцев» 102, является вопрос о социал-демократической «программе мира». Чтобы сразу ввести читателя в настоящую суть этого вопроса, приведем относящееся сюда заявление Каутского, авторитетнейшего представителя II Интернационала и авторитетнейшего защитника социал-шовинистов всех стран.

«Интернационал не есть пригодное орудие во время войны; он есть, по сути дела, орудие мира... Борьба за мир, классовая борьба во время мира» («Neue Zeit», 27.XI.1914). «Все программы мира, которые до сих пор были формулированы в пределах Интернационала, Копенгагенская, Лондонская, Венская, все они требуют признания самостоятельности наций, и вполне справедливо. Это требование должно быть нашим компасом в теперешней войне» (там же, 21. V. 1915).

В этих немногих словах прекрасно выражена «программа» интернационального объединения и примирения социал-шовинистов. Каждый знает, что в Вене заседали друзья и сторонники Зюдекума, действующее вполне в его духе, защищающие германский империализм под видом «защиты отечества» 103. А в Лондоне заседали Зюдекумы французские, английские, русские, защищающие «свой» национальный империализм под тем же предлогом. Действительная политика и лондонских и венских героев социал-шовинизма состоит в оправдании участия в империалистской войне,


268
В. И. ЛЕНИН

в оправдании убийства французскими рабочими немецких и обратно из-за того, какая национальная буржуазия должна иметь преимущество в грабеже чужих стран. И для прикрытия этой действительной политики, для обмана рабочих лондонским и венским героям служит фраза, что мы-де «признаем» «самостоятельность наций» или, другими словами, признаем самоопределение наций, отвергаем аннексии и т. д. и т. п. !

Ясно, как день, что это «признание» есть вопиющая ложь, гнуснейшее лицемерие, ибо оправдывается участие в войне, служащей с обеих сторон порабощению наций, а не самостоятельности их. И вот авторитетный Каутский вместо того, чтобы вскрыть, разоблачить, заклеймить лицемерие, освящает его. Единодушное стремление изменивших социализму шовинистов обмануть рабочих служит для Каутского доказательством «единодушия» и жизненности Интернационала в вопросе о мире!!! Лицемерие национальное, грубое, наглядное, бросающееся в глаза, очевидное для рабочих, Каутский превращает в лицемерие интернациональное, тонкое, прикрытое, засоряющее глаза рабочим. Каутскианская политика во сто раз вреднее и опаснее для рабочего движения, чем зюдекумовская, каутскианское лицемерие во сто раз отвратительнее.

И дело вовсе не в одном Каутском, ибо такую же политику, по сути дела, ведут Аксельрод, Мартов, Чхеидзе в России, Лонге и Прессман во Франции, Тревес в Италии и т. д. Объективное значение этой политики состоит в том, что она служит поддержкой буржуазной лжи в рабочем классе, проведением буржуазных идей в пролетариат. Что Зюдекум, с одной стороны, Плеханов, с другой, только повторяют буржуазную ложь капиталистов «своей» нации, это очевидно, но не так очевидно, что Каутский ту же самую ложь освящает и возводит в «высшую правду» «единодушного» Интернационала. А буржуазии как раз то и надо, чтобы рабочие считали Зюдекумов и Плехановых авторитетными, единодушными, лишь временно разошедшимися «социалистами». Буржуазии как раз то и надо, чтобы лицемерными фразами о мире, пустыми,


269
О «ПРОГРАММЕ МИРА»

ни к чему не обязывающими фразами, отвлекать рабочих от революционной борьбы во время войны, убаюкивать их, утешать надеждой на «мир без аннексий», мир демократический и проч. и т. п.

Гюисманс только популяризировал каутскианскую программу мира, добавляя: третейские суды, демократизацию внешней политики и т. п. А первым и основным пунктом социалистической программы мира должно быть разоблачение лицемерия каутскианской программы мира, состоящей в укреплении буржуазного влияния на пролетариат.

Припомним основные понятия социалистического учения, извращаемые каутскианцами. Война есть продолжение средствами насилия той политики, которую вели господствующие классы воюющих держав задолго до войны. Мир есть продолжение той же политики, с записью тех изменений в отношении между силами противников, которые созданы военными действиями. Война сама по себе не изменяет того направления, в котором развивалась политика до войны, а лишь ускоряет это развитие.

Война 1870-1871 года была продолжением буржуазно-прогрессивной (десятилетиями тянувшейся) политики освобождения и объединения Германии. Разгром Наполеона III и свержение его ускорили это освобождение. Программа мира социалистов той эпохи была учетом этого прогрессивно-буржуазного итога, была поддержкой демократической буржуазии: не грабить Францию, почетный мир с республикой.

Посмотрите, каким клоунством является попытка рабски «повторить» этот пример в обстановке империалистской войны 1914-1916 гг. Эта война продолжает политику перезревшей, реакционной буржуазии, грабившей мир, захватывавшей колонии и т. д. Эта война, на почве буржуазных отношений, не может, в силу объективного положения не может, вести ни к какому демократическому «прогрессу», а только к усилению и расширению всякого гнета вообще, национального в частности, - и это при любом исходе войны.


270
В. И. ЛЕНИН

Та война ускорила развитие в направлении демократическом, буржуазно-прогрессивном: свержение Наполеона III, объединение Германии. Эта война ускоряет развитие только к социалистической революции. Тогда программа демократического (буржуазного) мира имела под собой объективную историческую основу. Теперь этой основы нет, и фразерство о демократическом мире есть буржуазное лганье, объективное значение которого состоит в отвлечении рабочих от революционной борьбы за социализм! Тогда программой демократического мира социалисты поддерживали имевшееся в наличности, глубокое, десятилетиями проявившее себя, демократически-буржуазное движение масс (к свержению Наполеона III, к объединению Германии). Теперь программой демократического мира, на почве буржуазных отношений, социалисты поддерживают обман народа буржуазией, желающей отвлечь пролетариат от социалистической революции.

Как фразы о «защите отечества» облыжно несут в массы идеологию национально-освободительной войны, так фразы о демократическом мире обходным путем протаскивают ту же самую буржуазную ложь!

«Значит, у вас нет никакой программы мира, значит, вы против демократических требований», - возражают каутскианцы, спекулируя на то, что невнимательные люди не заметят заключающуюся в этом возражении подмену существующих социалистических задач несуществующими буржуазно-демократическими задачами.

О нет, господа, - отвечаем мы каутскианцам. - Мы за демократические требования, мы одни боремся за них нелицемерно, ибо объективное историческое положение не позволяет ставить их вне связи с социалистической революцией. Возьмите для примера тот «компас», который служит Каутскому и К° для буржуазного обмана рабочих.

Зюдекум и Плеханов «единодушны» в «программе мира»: против аннексий! за самостоятельность наций! И заметьте, что Зю деку мы правы, когда они говорят, что отношение России к Польше, Финляндии и т. д. есть отношение аннексионистское. Прав и Плеханов,


271
О «ПРОГРАММЕ МИРА»

говоря, что таково же отношение Германии к Эльзас-Лотарингии, Сербии, Бельгии и пр. Оба правы, не правда ли? И Каутский «примиряет» Зюдекума немецкого с Зюдеку-мом русским!!!

Но всякий толковый рабочий сразу видит, что и Каутский и оба Зюдекума - лицемеры. Это ясно. Чтобы быть социалистом, надо не мириться с лицемерным демократизмом, a разоблачить его. Как же разоблачить его? Очень просто: «признание» самостоятельности наций можно считать нелицемерным лишь тогда, когда представитель угнетающей нации и до войны и во время ее требовал свободы отделения нации, угнетенной его собственным «отечеством».

Это требование одно только соответствует марксизму. Маркс выставлял его, исходя из интересов британского пролетариата, когда требовал свободы Ирландии, допуская притом вероятность федерации после отделения, т. е. требуя свободы отделения не ради раздробления и обособленности, а ради более прочной и более демократической связи. Во всех случаях, когда есть угнетенные и угнетающие нации, когда нет налицо особых обстоятельств, выделяющих революционно-демократические и реакционные нации (такие обстоятельства были налицо, например, в 40-х годах XIX века), политика Маркса по отношению к Ирландии должна стать образцом пролетарской политики. А империализм есть как раз та эпоха, когда существенно и типично деление наций на угнетающие и угнетенные, а различение реакционных и революционных наций в Европе совсем невозможно.

Наша партия еще в 1913 году выставила, в резолюции по национальному вопросу, обязательность для социал-демократов применять понятие самоопределения в указанном здесь смысле. И война 1914-1916 гг. целиком подтвердила нас.

Возьмите последнюю статью Каутского в «Neue Zeit» от 3. III. 1916. Он прямо заявляет свое согласие с заведомым и крайним немецким шовинистом в Австрии, Аустер-лицом, редактором шовинистской венской «Рабочей Газеты» 104, согласие в том, что не надо


272
В. И. ЛЕНИН

«смешивать самостоятельность нации с ее суверенностью». Другими словами: довольно с угнетенных наций и национальной автономии внутри «государства национальностей», не обязательно требовать для них равного права на политическую самостоятельность. И тут же, в той же статье Каутский утверждает, что нельзя доказать, что «принадлежность к русскому государству есть необходимость для поляков»!!!

Что это значит? Это значит, что в угоду Гинденбургу, Зюдекуму, Аустерлицу и К° Каутский признает свободу отделения Польши от России, хотя Россия есть «государство национальностей», но о свободе отделения поляков от Германии он молчит!!! Французских социалистов Каутский в той же статье объявляет отступившими от интернационализма на том основании, что они войной хотят добиваться свободы Эльзас-Лотарингии. О том, что немецкие Зюдекумы и К° отступают от интернационализма, когда они отказываются требовать свободы отделения Эльзас-Лотарингии от Германии, Каутский молчит!

Словечко «государство национальностей», - это словечко могут применить и к Англии, имея в виду Ирландию, и к Германии, имея в виду Польшу, Эльзас и пр.! - Каутский использует для явной защиты социал-шовинизма. «Борьбу против аннексий» Каутский превратил в «программу мира»... с шовинистами, превратил в вопиющее лицемерие. И в той же самой статье Каутский повторяет сладенькие иудушкины речи: «Интернационал никогда не переставал требовать согласия заинтересованного населения при передвижке государственных границ». Не ясно ли, что Зюдекум и К° требуют «согласия» эльзасцев и бельгийцев на присоединение их к Германии, Аустерлиц и К° требуют «согласия» поляков и сербов на присоединение их к Австрии?

А русский каутскианец Мартов? Он пошел в газету гвоздевцев «Наш Голос» (Самара) доказывать ту бесспорную истину, что из самоопределения наций еще не вытекает оборона отечества в империалистской войне. Но о том, что русский социал-демократ изменяет принципу самоопределения, если он не требует свободы


273
О «ПРОГРАММЕ МИРА»

отделения угнетенных великорусами наций, Мартов молчит - тем самым протягивая руку для мира с Алексинскими, Гвоздевыми, Потресовыми и Плехановыми! Мартов молчит об этом и в нелегальной печати! Он спорит с голландцем Гортером, хотя Гор-тер, неправильно отрицая принцип самоопределения наций, правильно применяет его, требуя политической независимости Голландской Индии и разоблачая в измене социализму несогласных с этим голландских оппортунистов. Но Мартов не желает спорить со своим сосекретарем Семковским, который в 1912-1915 гг. один выступал в ликвидаторской печати по этому вопросу и отрицал право на отделение, отрицал вообще самоопределение!

Разве не ясно, что Мартов так же лицемерно «защищает» самоопределение, как и Каутский? Так же прикрывает свое желание мириться с шовинистами?

А Троцкий? Он горой за самоопределение, но и у него это пустая фраза, ибо он не требует свободы отделения наций, угнетенных «отечеством» данного национального социалиста; он молчит о лицемерии Каутского и каутскианцев!

Подобная «борьба против аннексий» есть обман рабочих, а не разъяснение программы социал-демократов, - есть словесная отписка, а не конкретное указание долга интернационалистов, - есть уступка предрассудкам национализма и корыстным интересам его («мы» все, и буржуа и социал-шовинисты, извлекаем «выгоды» из угнетения нации «нашим» отечеством!), а не борьба с национализмом.

«Программа мира» социал-демократии должна состоять прежде всего в разоблачении лицемерия буржуазных, социал-шовинистских и каутскианских фраз о мире. Это первое и основное. Без этого мы - невольные или вольные пособники обмана масс. Наша «программа мира» требует, чтобы главный пункт демократии в этом вопросе - отрицание аннексий - применялся на деле, а не на словах, служил интернационалистской пропаганде, а не национальному лицемерию. Для этого надо разъяснять массам, что отрицание аннексий, то есть признание самоопределения, искренне лишь


274
В. И. ЛЕНИН

тогда, когда социалист каждой нации требует свободы отделения наций, угнетенных его нацией. - Как положительный лозунг, вовлекающий массы в революционную борьбу и разъясняющий необходимость революционных мер для «демократического» мира, должен быть выставлен лозунг: отказ от платежа государственных долгов.

Наша «программа мира», наконец, должна состоять в разъяснении того, что империалистские державы и империалистская буржуазия не могут дать демократического мира. Его надо искать и добиваться - но не позади, в реакционной утопии неимпериалистского капитализма, или союза равноправных наций при капитализме, - а впереди, в социалистической революции пролетариата. Ни одно коренное демократическое требование не осуществимо сколько-нибудь широко и прочно в передовых империалистских государствах иначе как через революционные битвы под знаменем социализма.

И кто сулит народам «демократический» мир, не проповедуя в то же время социалистической революции, отрицая борьбу за нее, борьбу уже во время войны, тот обманывает пролетариат.

Написано между 19 февраля и 7 марта (3 и 20 марта) 1916 г.

Напечатано 25 марта 1916 г. в газете «Социал-Демократ» № 52

Печатается по тексту газеты



275

ПИСЬМО КОМИТЕТА ЗАГРАНИЧНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ 105 К СЕКЦИЯМ РСДРП

Уважаемые товарищи! В недавно вышедшем № 25 (второй за время войны) «Газеты Роботничей» 106, орган оппозиции польской социал-демократии, помещены резолюции их совещания (совещания редакторской коллегии), принятые еще в июне 1915 года.

Эти резолюции ясно показывают, что, как организация (мы не говорим об отдельных ее членах, из коих некоторые, например, Радек, ведут архиполезную работу в немецкой с.-д. печати), ПСД опять колеблется с полнейшей бесхарактерностью.

Ни слова против каутскианства, ни слова об определенной и решительной борьбе с оппортунизмом, как источником и опорой социал-шовинизма!! Действительный смысл этого один и только один: готовность снова (как в Брюсселе 3 (16). VII. 1914) пойти на «игру» с каутскианцами 107.

Главную же (IV) резолюцию мы приводим полностью. Вот ее текст:

«Газета Роботнича» Р.S.D. (оппозиции) №25 (январь 1916). «Резолюции совещания редакционной коллегии, состоявшегося 1-2 июня 1915 г.»

... IV. Отношение Социал-демократии Польши и Литвы к РСДРП 108.

«В России польские революционные социал-демократы коллективом, состоящим из наиболее решительных революционно-интернационалистских элементов, считают ЦК РСДРП и, предоставляя краевой организации


276
В. И. ЛЕНИН

в будущем урегулирование организационных отношений к нему, будут политически поддерживать его и координировать с ним свою деятельность.

Общность революционной позиции польских социал-демократов и ЦК в главных существенных (wytycznych [определенных?]) пунктах их политики вменяет социал-демократии Польши и Литвы в обязанность относиться, как и прежде, критически к несомненным утрировкам (wybujalosci [«буйный» рост хлебов и т. п.]) его тактики.

Справедливо желая подчеркнуть безусловно враждебное отношение пролетариата к хищнической политике царизма, ЦК выдвигает лозунг поражения России, основывая его на особо реакционной роли царизма в Европе и на особом значении русской революции; ЦК впадает, однако, таким образом, в противоречие с методом интернационализма, не позволяющего связывать надежд и задач пролетариата с тем или иным исходом войны, и дает даже аргументы в руки немецких социал-патриотов.

Справедливо отмечая необходимость для постройки нового Интернационала революционной акции, справедливо восставая против всяких попыток затушевать конфликт, слепить вновь старый сломанный Интернационал, ЦК однако переоценивает роль механического отгораживания себя от всех менее решительных [[элементов, не стоящих a priori* на его точке зрения, и забывает (przeccza), что задачей революционного лагеря (obozu) должно быть не отталкивание этих элементов, а втягивание их в борьбу с шарлатанством (обманом) (szalbierstwem) социал-патриотизма и содействие процессу их радикализации при помощи резкой критики их идейной неустойчивости.

Что касается OK (РСДРП), то совещание (narada) подтверждает то, что главная его группа, находящаяся в России, также и литературная представительница (ekspozytura literacka) стоит на точке зрения социал-патриотизма, что слабое интернационалистское


* - заранее, с самого начала. Ред.


277
ПИСЬМО КОМИТЕТА ЗАГРАНИЧНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ К СЕКЦИЯМ РСДРП

его крыло не имеет силы и мужества порвать с социал-патриотами, что центр OK занимает пацифистскую точку зрения; совещание считает, что отношение социал-демократии Польши и Литвы к OK может заключаться единственно лишь в критике его позиции, содействии его разложению (rozkladu) и отрывании от OK интернационалистских элементов его, группирующихся около «Нашего Слова», органа, который много сделал для выработки (кристаллизации) интернационалистски-революционных взглядов в среде РСДРП.

То же самое относится, в частности, и к входящему в состав его (OK) Бунду, позиция которого представляет еще более хаотическую смесь элементов социал-патриотических и пацифистских, русофильских и германофильских».

Польские с.-д. говорят здесь, что они хотят «координировать» свою деятельность с ЦК.

Мы полагаем, что наш безусловный долг сказать Центральному Комитету: ЦК не должен и не может «координировать» свою деятельность с ПСД.

Почему?

Потому, что ПСД опять и опять, в 1001-ый раз, колеблется (или, что объективно одно и то же, ведет игру) по основному вопросу нашей партии. Нет сомнения, что основной вопрос с.-д. движения в России теперь есть вопрос о расколе.

Мы непримиримы в этом вопросе, ибо весь опыт с.-д. движения в России, особенно 1903-1909 гг., еще более 1910-1914 и всего более 1915-1916 убедили нас в том, что единство с OK (или, что все равно, с фракцией Чхеидзе) вредно для рабочего движения, обеспечивает подчинение его буржуазии.

Война и «гвоздевщина» 109 окончательно доказали это.

И именно по этому главному, основному, коренному вопросу польские с.-д. опять и опять виляют.

О том, что война убедила их в необходимости раскола и в ошибочности их тактики в Брюсселе (3 (16). VII. 1914), они не говорят ни слова.

Напротив, они вставили в резолюцию фразу, точно специально сочиненную для оправдания и совершения


278
В. И. ЛЕНИН

нового «брюссельского» переметывания на сторону OK или Чхеидзе. Эта фраза:

«... ЦК переоценивает роль механического отгораживания...».

В этом гвоздь. Все остальное только словесность. Если ЦК «переоценивает» необходимость раскола, то ясно, что ПСД завтра или послезавтра вправе опять голоснуть за новую брюссельски-каутскианскую резолюцию «единства».

Это все то же старое тышкинство 110, старая игра между ЦК и OK, старое эклектическое (выражаясь мягко) использование позиции маятника.

Мы вовсе не против того, чтобы работать вместе с ПСД ни вообще, ни в Циммервальдском левой; мы не защищаем каждую букву наших резолюций; но в вопросе о (1) расколе в России и о (2) непримиримости к каутскианству в Европе мы непримиримы. Мы считаем своим долгом предупредить всех товарищей о ненадежности польских с.-д. и настаивать, чтобы ЦК не дал себя снова увлечь на повторение «брюссельских» экспериментов, не доверял авторам и участникам этих экспериментов.

С товарищеским приветом КЗО

Написано в феврале - марте 1916 г.

Впервые напечатано в 1937 г.
в Ленинском сборнике XXX

Печатается по рукописи



279

ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК РСДРП
О ПРЕКРАЩЕНИИ ИЗДАНИЯ
ЖУРНАЛА «КОММУНИСТ»

Не для печати:

Принимая во внимание,
(1) что «Коммунист» был основан - временно и в виде опыта - федеративно составленной редакцией, когда ни одного разногласия между редакцией ЦО и остальной частью редакции, как целым, ни по одному существенному вопросу не обнаружилось;
(2) что после № 1-2 «Коммуниста» трое членов редакции выдвинули такие разногласия в подписанных ими тезисах по вопросу о самоопределении;
(3) что обмен мнений по этому вопросу обнаружил глубину расхождения в связи с оценкой роли демократических требований и программы-минимум вообще; -
- ЦК постановляет: признать невозможным продолжение журнала «Коммунист» и объявить, что это издание прекращается.-

Далее. Для того, чтобы расширить дискуссию по спорным вопросам и добиться выяснения их перед более широким кругом руководящих товарищей, ЦК постановляет:
просить трех, подписавших тезисы, товарищей составить мотивированное изложение их разногласий с редакцией ЦО.

Это изложение, вместе с ответом редакции ЦО, сообщить более широкому кругу руководящих партийных работников для окончательного решения вопроса, желательно ли и необходимо ли перенесение открытой дискуссии в печать 111.


280
В. И. ЛЕНИН

Очень жалею, что Вы тянете «до черта надоевшее» дело. Повторяю, - мне тоже до черта надоело повторять, - что я вынужден отказаться от участия в «Коммунисте».

Ваш план беспринципен и запутывает путаницу еще больше. Если нет глубоких принципиальных разногласий, тогда сдача в ЦК есть кляуза или интрига, и всякий «россиянин» вас разоблачит.

Если есть, надо это сказать: люди начали после № 1-2 путать безбожно; отклоняем ответственность; считаем долгом не поощрять, а разоблачить. ||?»?? уступку, предлагаем (см. листок) им еще дискуссию перед «расширенным licpyroM» (чтобы не срамить их в печати; не убивать их сразу полемикой).

{Только для этого.}

В «Сборник «Социал-Демократа»» у нас есть, кроме ряда наших статей *, Варин + Александр + корреспонденции + обвинительный акт (я еще не получил) + Сафаров + латыш + Коллонтай (вероятно).

Японцев 112 звать только, чтобы их осрамить. Бухарина: только заказать по экономическому вопросу.

Радека не звать (его статья легальна и вовсе не важна теперь в таком виде). Придется бороться с его тезисами.

Вот мое мнение. «Коммунист» есть труп, и я не участвую в его оживлении.

Александру (и русским рабочим в Бюро) надо поставить вопрос принципиально : мы в редакцию не берем людей, кои путают безбожно и не хотят поучиться, не хотят даже поработать над изложением своего мнения. Они хотят стравить нас с P. S. D., это ясно, а самим спрятаться в сторонку.
«Коммунист» отвечал задаче того времени: сплотить всех против социал-шовинизма и каутскианства.


* «писателей» на два сборника хватит!


281
ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК РСДРП

Теперь задача стала иная: на очереди борьба с «империалистическим экономизмом».

Salut Lenin

P. S. Почему не ответили, послали ли Суханова в Женеву? Посылаю материалы для Гримма.

С переводами тезисов не вышло.

Написано в марте, позднее
28 (10 апреля), 1916 г.
Печатается впервые, по рукописи



282

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП ВТОРОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 113

(Тезисы по пунктам порядка дня: 5, 6, 7а, 7Ъ и 8, борьба за окончание войны, отношение к вопросам мира, к парламентской деятельности и к массовой борьбе, к созыву Международного социалистического бюро.)

(I. S. К., объявив о созыве им второй конференции, пригласило организации обсуждать эти вопросы и присылать свои предложения. Нижеследующие тезисы представляют из себя ответ нашей партии на это приглашение.)

1. Как всякая война есть лишь продолжение средствами насилия той политики, которую вели воюющие государства и господствующие классы в них долгие годы, иногда десятилетия, до войны, так и мир, заканчивающий любую войну, может быть лишь учетом и записью действительных изменений в силе, достигнутых в ходе и в результате данной войны.

2. Империалистская война, пока остаются неприкосновенными основы теперешних, т. е. буржуазных общественных отношений, может вести только к империалистскому миру, т. е. к укреплению, расширению и усилению угнетения слабых наций и стран финансовым капиталом, который особенно гигантски вырос не только перед данной войной, но и в ходе ее. Объективное содержание той политики, которую вели


283

Первая страница рукописи В. И. Ленина «Предложение Центрального Комитета РСДРП второй социалистической конференции». - Март 1916 г.
Уменьшено


284


285
ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП

буржуазия и правительства обеих групп великих держав и до войны и во время нее, ведет к усилению экономического гнета, национального порабощения, политической реакции. Поэтому мир, заканчивающий данную войну, при любом исходе ее, не может не состоять в закреплении этого ухудшения экономического и политического положения масс, раз сохраняется буржуазный общественный строй.

Допускать возможность демократического мира, вытекающего из империалистской войны, значит - в теории - ставить вульгарную фразу на место исторического изучения той политики, которая велась перед данной войной и ведется во время нее; - значит на практике обманывать народные массы, затемняя их политическое сознание, прикрывая и прикрашивая действительную политику господствующих классов, подготовляющую грядущий мир, скрывая от масс главное, именно: невозможность демократического мира без ряда революций.

3. Социалисты не отказываются от борьбы за реформы. Они должны голосовать, например, и теперь в парламентах за всякие, хотя бы небольшие, улучшения в положении масс, за увеличение пособий жителям разоренных областей, за ослабление национального гнета и т. п. Но простым буржуазным обманом является проповедь реформ для решения вопросов, которые историей и действительным политическим положением вещей поставлены революционно. Именно таковы вопросы, поставленные на очередь дня данной войной. Это - коренные вопросы империализма, т. е. самого существования капиталистического общества, вопросы об отсрочке краха капитализма путем нового раздела мира, соответственно новым отношениям силы между «великими» державами, которые развивались за последние десятилетия не только колоссально быстро, но и - что особенно важно - чрезвычайно неравномерно. Действительная политическая деятельность, изменяющая соотношение сил общества, а не обманывающая только массы словами, возможна теперь лишь в одной из двух форм: либо помогать «своей» национальной буржуазии


286
В. И. ЛЕНИН

грабить чужие страны (и называть эту помощь «защитой отечества» или «спасением страны»), либо помогать социалистической революции пролетариата, поддерживая и развивая то брожение среди масс, которое начинается во всех воюющих странах, содействуя начинающимся стачкам и демонстрациям и т. д., расширяя и обостряя эти, пока еще слабые, проявления революционной массовой борьбы в общий натиск пролетариата за свержение буржуазии.

Так же, как все социал-шовинисты обманывают теперь народ, затушевывая вопрос о действительной, т. е. империалистской, политике капиталистов, продолжаемой в данной войне, лицемерными фразами о «бесчестном» нападении и о «честной» обороне той или иной группы капиталистических хищников, - точно так же исключительно обману народа служат фразы о «демократическом мире», как будто бы грядущий мир, подготовляемый уже теперь капиталистами и дипломатами, мог «просто» устранить «бесчестное» нападение и восстановить «честные» отношения, а не был продолжением, развитием и закреплением той же, империалистской, политики, т. е. политики финансового грабежа, колониальных разбоев, национального угнетения, политической реакции, всяческого обострения капиталистической эксплуатации. Капиталистам и их дипломатам как раз и нужны теперь такие «социалистические» слуги буржуазии, которые бы оглушали, одурачивали и усыпляли народ фразами о «демократическом мире», прикрывали этими фразами ее действительную политику, затрудняли раскрытие глаз массам на ее суть, отвлекали массы от революционной борьбы.

4. Именно таким буржуазным обманом и лицемерием является та программа «демократического» мира, сочинением которой заняты теперь виднейшие представители II Интернационала. Например, Гюисманс на съезде в Arnhem'e 114 и Каутский в «Neue Zeit», как одни из наиболее авторитетных, официальных и «теоретических» представителей этого Интернационала, формулировали эту программу: отказ от революционной борьбы до того времени, пока империалистские правительства


287
ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП

заключат мир, а пока словесное отрицание аннексий и контрибуций, самоопределение наций, демократизация внешней политики, третейские суды для разбора международных конфликтов между государствами, разоружение, Соединенные Штаты Европы 115 и т. д. и т. п.

С особенной наглядностью действительное политическое значение этой «программы мира» обнаружил Каутский, когда в доказательство «единодушия Интернационала» по этому вопросу привел тот факт, что конференции Лондонская (II. 1915) и Венская (IV. 1915) единодушно признали главный пункт этой программы, именно: «самостоятельность наций». Каутский открыто санкционировал таким образом перед всем миром заведомый обман народа социал-шовинистами, которые соединяют словесное, лицемерное, ни к чему не обязывающее и ни к чему не ведущее признание «самостоятельности» или самоопределения наций с поддержкой империалистской войны «своих» правительств, хотя эта война с обеих сторон ведется с систематическим нарушением «самостоятельности» слабых наций и ради укрепления и расширения гнета над ними.

Объективное значение этой, наиболее ходкой, «программы мира» состоит в укреплении подчинения рабочего класса буржуазии путем «примирения» начинающих развивать революционную борьбу рабочих с их шовинистскими вождями, путем затушевывания глубины кризиса в социализме ради возвращения к тому состоянию социалистических партий, которое было до войны и которое именно породило переход большинства вождей на сторону буржуазии. Опасность этой «каутскианской» политики тем сильнее для пролетариата, что она прикрывается благовидными фразами и ведется не в одной Германии, а во всех странах. Например, в Англии эту политику ведет большинство вождей; во Франции Лонге, Прессман и др.; в России Аксельрод, Мартов, Чхеидзе и пр.; Чхеидзе прикрывает шовинистскую идею «защиты страны» в данной войне выражением «спасение страны» и, с одной стороны, одобряет на словах Циммервальд, с другой


288
В. И. ЛЕНИН

стороны, в официальном заявлении фракции восхваляет пресловутую речь Гюисманса в Arnhem'e и на деле не возражает ни с думской трибуны ни в печати против участия рабочих в военно-промышленных комитетах и продолжает состоять сотрудником газет, ведущих защиту такого участия. В Италии подобную же политику ведет Тревес: см. угрозу центрального органа итальянской социалистической партии «Avanti!» 116 от 5. III. 1916 разоблачить Тревеса и других «реформистов-поссибилистов», разоблачить, «кто пустил в ход все средства, чтобы помешать действию правления партии и Оддино Мор-гари, направленному к Циммервальдскому объединению и к созданию нового Интернационала», и т. д. и т. д.

5. Главным из «вопросов мира» является в настоящее время вопрос об аннексиях. И именно на этом вопросе всего нагляднее видно как господствующее ныне социалистическое лицемерие, так и задачи действительно социалистической пропаганды и агитации.

Необходимо разъяснить, что такое аннексия, почему и как социалисты должны бороться с аннексиями. Аннексией нельзя считать ни всякое присоединение «чужой» территории, ибо социалисты, вообще говоря, сочувствуют устранению границ между нациями и образованию более крупных государств; - ни всякое нарушение status quo, ибо это было бы величайшей реакционностью и насмешкой над основными понятиями исторической науки; - ни всякое военное присоединение, ибо насилия и войны в интересах большинства населения социалисты отрицать не могут. Аннексией должно считать лишь присоединение территории вопреки воле ее населения; другими словами, понятие аннексии неразрывно связано с понятием самоопределения наций.

Но на почве данной войны, именно потому, что она является империалистской со стороны обеих групп воюющих держав, должно было вырасти и выросло то явление, что буржуазия и социал-шовинисты усиленно «борются» против аннексий, когда их совершает или совершило неприятельское государство. Ясно, что по-


289
ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП

добная «борьба против аннексий» и подобное «единодушие» в вопросе об аннексиях есть сплошное лицемерие. Ясно, что аннексионистами являются на деле и те французские социалисты, которые защищают войну из-за Эльзас-Лотарингии, и те немецкие социалисты, которые не требуют свободы отделения Эльзас-Лотарингии, немецкой Польши и т. п. от Германии, и те русские социалисты, которые называют «спасением страны» войну за новое порабощение царизмом Польши, требуя присоединения Польши к России во имя «мира без аннексий», и т. д. и т. д.

Чтобы борьба против аннексий не была лицемерием или пустой фразой, чтобы она действительно воспитывала массы в духе интернационализма, для этого необходима такая постановка этого вопроса, которая бы раскрывала массам глаза на царящий ныне обман в вопросе об аннексиях, а не прикрывала этот обман. Недостаточно, чтобы социалист каждой нации на словах признавал равноправие наций или декламировал, божился и клялся, что он против аннексий. Необходимо, чтобы социалист каждой нации требовал немедленно и безусловно свободы отделения колоний и наций, угнетенных его собственным «отечеством».

Без этого условия и в Циммервальдском манифесте признание самоопределения наций и принципов интернационализма останется, в лучшем случае, мертвой буквой.

6. «Программа мира» социалистов, равно как и их программа «борьбы за окончание войны», должна исходить из разоблачения той лжи насчет «демократического мира», миролюбивых намерений воюющих и т. п., с которой обращаются ныне к народу демагогические министры, пацифистские буржуа, социал-шовинисты и каутскианцы всех стран. Всякая «программа мира» есть обман народа и лицемерие, если она не базируется в первую голову на выяснении массам необходимости революции и на поддержке, содействии, развитии начинающейся повсюду революционной борьбы масс (брожение, протесты, братанье в траншеях, стачки, демонстрации, письма с фронта к родным, - например, во


290
В. И. ЛЕНИН

Франции - чтобы они не подписывались на военный заем, и т. д. и т. п.).

Поддержка, расширение и углубление всякого народного движения за окончание войны есть долг социалистов. Но в действительности этот долг выполняют только те социалисты, которые, как Либкнехт, с парламентской трибуны призывают солдат сложить оружие, проповедуют революцию, превращение империалистской войны в гражданскую войну за социализм.

Как положительный лозунг, вовлекающий массы в революционную борьбу и разъясняющий необходимость революционных мер для возможности «демократического» мира, должен быть выставлен лозунг отказа от платежа государственных долгов.

Недостаточно того, что Циммервальдский манифест намекает на революцию, говоря, что рабочие должны нести жертвы ради своего, а не чужого дела. Необходимо ясно и определенно указать массам их путь. Надо, чтобы массы знали, куда и зачем идти. Что массовые революционные действия во время войны, при условии их успешного развития, могут привести лишь к превращению империалистской войны в гражданскую войну за социализм, это очевидно, и скрывать это от масс вредно. Напротив, эту цель надо указать ясно, как бы трудно ни казалось достижение ее, когда мы находимся только в начале пути. Недостаточно сказать, как сказано в Циммервальдском манифесте, что «капиталисты лгут, говоря о защите отечества» в данной войне, и что рабочие в революционной борьбе не должны считаться с военным положением своей страны; надо сказать ясно то, что здесь выражено намеком, именно что не только капиталисты, но и социал-шовинисты и каутскианцы лгут, когда допускают применение понятия защиты отечества в данной, империалистской, войне; - что революционные действия во время войны невозможны без угрозы поражением «своему» правительству и что всякое поражение правительства в реакционной войне облегчает революцию, которая одна в состоянии принести прочный и демократический мир. Необходимо наконец сказать массам, что без


291
ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП

создания ими самими нелегальных организаций и свободной от военной цензуры, т. е. нелегальной, печати немыслима серьезная поддержка начинающейся революционной борьбы, ее развитие, критика ее отдельных шагов, исправление ее ошибок, систематическое расширение и обострение ее.

7. По вопросу о парламентской борьбе (Aktion) социалистов надо иметь в виду, что Циммервальдская резолюция не только выражает симпатию 5 социал-демократическим депутатам Государственной думы, принадлежащим к нашей партии и осужденным на ссылку в Сибирь, но и солидаризируется с их тактикой. Признавать революционную борьбу масс и мириться с исключительно легальной деятельностью социалистов в парламентах невозможно. Это ведет лишь к законному недовольству рабочих и к их уходу от социал-демократии в антипарламентский анархизм или синдикализм. Необходимо сказать ясно и во всеуслышание, что социал-демократы в парламентах должны пользоваться своим положением не только для выступлений в парламентах, но и для всестороннего внепарламентского содействия нелегальной организации и революционной борьбе рабочих и что массы сами должны, через свою нелегальную организацию, проверять такую деятельность своих вождей.

8. Вопрос о созыве Международного социалистического бюро сводится к основному и принципиальному вопросу, возможно ли единство старых партий и II Интернационала. Каждый шаг вперед, делаемый международным рабочим движением по пути, намеченному в Циммервальде, показывает все яснее непоследовательность той позиции, которую заняло циммервальдское большинство: с одной стороны, политика старых партий и II Интернационала отождествляется с буржуазной политикой в рабочем движении, с политикой, проводящей интересы буржуазии, а не интересы пролетариата (сюда относятся, например, слова Циммервальдского манифеста, что «капиталисты» лгут, говоря о «защите отечества» в данной войне, затем ряд еще более определенных заявлений в циркуляре


292
В. И. ЛЕНИН

Internationale Sozialistische Kommission от 10. П. 1916 г. 117); с другой стороны, Internationale Sozialistische Kommission боится раскола с Международным социалистическим бюро и официально обещает, что Internationale Sozialistische Kommission распустится, если это Бюро вновь соберется 118.

Мы констатируем, что такое обещание не только не голосовалось, но и не обсуждалось в Циммервальде.

Полгода, протекшие после Циммервальда, доказали, что фактически работа в духе Циммервальда - мы не говорим о пустых словах, а только о работе - во всем мире связана с углублением и расширением раскола. В Германии нелегальные прокламации против войны издаются вопреки решениям партии, т. е. раскольнически. Когда депутат Otto Ruhle, ближайший товарищ К. Либкнехта, заявил открыто, что фактически партий уже две: одна, помогающая буржуазии, другая, борющаяся с ней, то Рюле за это многие, в том числе каутскианцы, бранили, но никто его не опроверг. Во Франции член социалистической партии Бурдерон решительный противник раскола, и в то же время он предлагает своей партии такую резолюцию - дезавуировать ЦК партии и Парламентскую группу (desapprouver Comm. Adm. Perm, и Gr. Pari.), - которая вызвала бы безусловный и немедленный раскол, если бы была принята. В Англии на страницах умеренного «Labour Leader» член I. L. Р. Т. Russel Williams открыто признает неизбежность раскола, встречая поддержку в письмах местных работников. Пример Америки, может быть, еще более поучителен, потому что там, даже в нейтральной стране, обнаружилось уже два непримиримо враждебных течения в социалистической партии: с одной стороны, сторонники так называемого «preparedness», т. е. войны, милитаризма и маринизма, с другой стороны, такие социалисты, как Евгений Дебс, бывший кандидат социалистической партии в президенты, открыто проповедующий гражданскую войну за социализм именно в связи с грядущей войной.


293
ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА РСДРП

Во всем мире фактически есть уже раскол, обнаружились уже две, совершенно непримиримые, политики рабочего класса по отношению к войне. Закрывать глаза на это нельзя; это поведет только к запутыванию рабочих масс, к затемнению их сознания, к затруднению той революционной массовой борьбы, которой все циммервальдцы официально сочувствуют, к усилению влияния на массы тех вождей, которых Internationale Sozialistische Kommission в циркуляре от 10. П. 1916 прямо обвиняет в том, что они «вводят в заблуждение» массы и готовят «заговор» («Pakt») против социализма.

Восстановлять обанкротившееся Международное социалистическое бюро будут социал-шовинисты и каутскианцы всех стран. Задача социалистов разъяснять массам неизбежность раскола с теми, кто ведет политику буржуазии под флагом социализма.

Написано в конце февраля - марте 1916 г.

Напечатано 22 апреля 1916 г.
в «Bulletin. Internationale Sozialistische Kommission zu Bern» № 4

На русском языке напечатано
10 июня 1916 г. в газете
«Социал-Демократ» № 54-55

Печатается по рукописи



294

РАСКОЛ ИЛИ ГНИЕНИЕ?

Так поставил вопрос «Социал-Демократ» еще в № 35 *, развивая, в применении к Германской социал-демократической партии, основные идеи манифеста о войне, выпущенного ЦК нашей партии *. И посмотрите, как факты подтверждают этот вывод.

Явно гниет Германская социал-демократическая партия. За раскол, не говоря уже о группе «Интернациональных социалистов Германии» (I. S. D. 119), последовательно воюющей с лицемерными каутскианцами, высказался открыто ближайший товарищ К. Либкнехта Отто Рюле. В ответ ему «Vorwarts» не мог привести ни единого серьезного, ни единого честного довода. На деле в Германии две рабочие партии.

В Англии даже на страницах умеренного, пацифистского «Labour Leader» (центральный орган «Независимой рабочей партии») высказался Т. Россель Вилльямс и его поддержали многие голоса местных работников. В примиренческом парижском «Нашем Слове» т. Орнатский, снискавший себе большую заслугу интернационалистской работой в Англии, высказался за немедленный раскол там. Нечего и говорить, что мы вполне согласны с Орнатским в его полемике с занявшим каутскианскую позицию Ф. Ротштейном, сотрудником «Коммуниста».


* См. Сочинения, 5 изд., том 26, стр. 98 - 105. Ред.

** Там же, стр. 13-23. Ред.


295
РАСКОЛ ИЛИ ГНИЕНИЕ?

Во Франции Бурдерон - ярый противник раскола, но... предлагает съезду партии резолюцию с прямым дезавуированием и ЦК партии и парламентской фракции! Принятие такой резолюции означало бы немедленный раскол партии.

В Америке формальное единство «социалистической партии». На деле одни члены ее, как Рассел и др., проповедуют «подготовленность», стоят за войну, за войско и флот. Другие, как Евгений Дебс, кандидат партии на президентский пост, открыто проповедуют гражданскую войну «на случай» империалистской войны или, вернее, в связи с таковой.

Во всем мире фактически теперь две партии. Интернационала фактически сейчас уже два. И если циммервальдское большинство боится признать это, мечтает о единстве с социал-шовинистами, заявляет о своей готовности идти на такое единство, то эти «добрые пожелания» на деле остаются лишь пожеланиями, выражением непоследовательности и робости мысли. Сознание отстает от бытия.

Написано в феврале - апреле 1916 г.

Впервые напечатано в 1931 г.
в Ленинском сборнике XVII

Печатается по рукописи



296

О ГЕРМАНСКОМ И НЕ ГЕРМАНСКОМ ШОВИНИЗМЕ 120

Германские шовинисты захватили, как известно, под свое влияние громадное большинство вождей и чиновников так называемой социал-демократической - на деле ставшей теперь национал-либеральною - рабочей партии. Насколько приходится сказать то же самое о не германских шовинистах вроде гг. Потресовых, Левицких и К°, мы увидим дальше. Теперь же мы вынуждены остановиться именно на германских шовинистах, к числу которых справедливость заставляет отнести и Каутского, хотя, например, П. Б. Аксельрод в своей немецкой брошюре весьма усердно и весьма неправильно Каутского защищает, объявляя его «интернационалистом».

Один из признаков германского шовинизма состоит в том, что «социалисты», - социалисты в кавычках, - говорят о независимости других народов кроме тех, которые угнетены их собственной нацией. Прямо ли говорится это или защищаются, оправдываются, прикрываются те, кто говорит это, разница не очень существенная.

Германские шовинисты, к числу которых относится и Парвус, издающий журнальчик под заглавием «Колокол», где пишут Ленч, Гениш, Грунвальд и вся эта братия «социалистических» лакеев немецкой империалистской буржуазии, очень много и охотно говорят, например, о независимости народов, угнетаемых Англией. О бесстыдном, насильственном, реакционном


297
О ГЕРМАНСКОМ И НЕ ГЕРМАНСКОМ ШОВИНИЗМЕ

и т. п. хозяйничанье Англии в ее колониях и социал-шовинисты Германии - т. е. социалисты на словах, шовинисты на деле - и вся буржуазная пресса Германии трубит теперь изо всех сил. Об освободительном движении в Индии немецкие газеты пишут теперь взасос, с злорадством, с восторгом и упоением.

Не трудно понять причины злорадства немецкой буржуазии: она надеется улучшить свое военное положение разжиганием недовольства и движения в Индии против Англии. Конечно, это надежды глупенькие, ибо воздействие на жизнь многомиллионного и весьма своеобразного народа со стороны, издали, на чужом языке, воздействие не систематическое, а случайное, только на время войны, - подобное воздействие не серьезно, прямо-таки не серьезно. Тут больше самоутешения со стороны германской империалистской буржуазии, больше желания надуть немецкий народ, отвести его глаза от внутреннего на внешнее, чем намерения воздействовать на Индию.

Но сам собою напрашивается общетеоретический вопрос: в чем корень фальши подобных рассуждений? в чем верное, безошибочно действующее средство разоблачения лицемерия германских империалистов? Ибо правильный теоретический ответ на вопрос о том, где скрывается фальшь, всегда служит к разоблачению лицемеров, склонных - по причинам слишком понятным - прикрывать фальшь, затушевывать ее, одевать ее в разные пышные наряды фраз, всяких фраз, фраз о чем угодно, вплоть даже до фраз об интернационализме. На словах интернационалистами объявляют себя и Ленчи и Зюдекумы и Шейдеманы, все эти агенты немецкой буржуазии, состоящие, к сожалению, членами так называемой «социал-демократической» германской партии. Надо судить о людях не по их словам, а по их делам. Это давно известно. Кто же станет в России судить о гг. Потресовых, Левицких, Булкиных и К° по их словам? Разумеется, никто.

Корень фальши германских шовинистов заключается в том, что они, крича о своем сочувствии независимости народов, угнетаемых их военным противником, Англией,


298
В. И. ЛЕНИН

скромно - даже чересчур иногда скромно - умалчивают о независимости народов, угнетаемых их собственной нацией.

Возьмем, например, датчан. Присоединяя Шлезвиг, Пруссия, как и все «великие» державы, захватила и часть с датским населением. Нарушение прав этого населения было настолько очевидно, что, когда Австрия по Пражскому миру 23-30 августа 1866 года уступила Пруссии свои «права» на Шлезвиг, то в мирном договоре было постановлено, что население северных округов Шлезвига должно быть опрошено путем свободного голосования по вопросу о его желании присоединиться к Дании и, в случае положительного ответа, при