[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


Сплетни
Комедия в трех действиях в стихах

<Подражание комедии Грессе «Le Méchant»>

"П.А.Катенин. Избранные произведения", Библ. поэта, Советский писатель, М.-Л., 1965, стр.454-533, с исправлениями.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Варягин,богатый помещик, старый холостяк.

Крашнева, сестра его, вдова.

Настинька, дочь Крашневой.

Лидин, жених Настиньки.

 

Игорев

Зельский

} приятели Варягина.

Аннушка, горничная Крашневой.

Семен, слуга Зельского.

Слуга.

 

    Действие происходит в подмосковной Варягина. Театр представляет залу; средняя дверь ведет в сад; две боковые двери.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ 1

Семен и Аннушка.

Семен

Ты нынче поутру как ангел хороша.

Аннушка

Не с радости.

Семен

Вот на! А что ж, моя душа?

Аннушка

Так, дельце малое.

Семен

Вестимо, не большое:

Вам скоро праздники и свадебка...

Аннушка

Пустое.

Затеи наши все, как видно, не на стать:

И праздник не к поре и свадьбе не бывать.

Семен

С чего же ты взяла!

Аннушка

С чего взяла я? — Кроме

Обиняков и ссор, нет речи в целом доме;

Всё не по-старому, как будто бы назло.

Бывало, подобру да поздорову шло;

Вдруг шепчутся все врознь, друг на́ друга

не взглянут,

А завтра говорить и вовсе перестанут;

Нет, свадьбе не бывать. — Причину знаю я:

Твой барин сподтишка...

Семен

Он! что ты, жизнь моя?

Он тут ни в чем, поклеп твой на него напрасен:

На свадьбу Лидина он всей душой согласен,

И сам Варягину твердил в глазах моих,

Что вашей барышне он лучше всех жених.

Аннушка

Тем хуже. Злых людей любимая повадка

Вредить услугами; — да ты мне сам загадка,

Признайся, Зельский твой... добра в нем крошки

нет!

Семен

Злым людям и плута́м я не слуга, мой свет.

А что до барина, так, сколько мне известно,

И жил он и живет, почти сказать, пречестно.

Во-первых... Этого с другим проищешь век,

Он тем хорош, что щедр, — бесценный человек!

А в этом, кажется, нет ничего дурного.

Какое дело мне до прочего-другого?

На месяц сто рублей, подарки, платье...

Аннушка

Да!

Знать, подслужиться сам умеешь иногда.

Ты, слышно, грамотей?

Семен

Что ж ты с обиняками? ..

Аннушка

Нет, без обиняков, скажу двумя словами:

Твой барин либо я, любого выбирай.

Семен

Да как?..

Аннушка

Ну, если он милей тебе, прощай.

Семен

Постой.

Аннушка

Головушка! как жениху невеста

Не сыщет в доме здесь порядочного места?

Да хоть у Лидиных...

Семен

Свела меня с ума!

Ну, по рукам, весь твой.

Аннушка

(оглядывая его)

Что это за сума?

Семен

Мой барин шлет в Москву.

Аннушка

Не езди!

Семен

Как?

Аннушка

Ни слова;

Повозка на дворе всё будет пусть готова;

А ты зайди ко мне, и мы посмотрим там,

Зачем изволит он... да вот, кажись, и сам.

Прощай.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 2

Зельский и Семен.

Зельский

Что, батюшка, так не́весел? — В дорогу

Собрался, что ли, ты?

Семен

Собрался-с.

Зельский

Слава богу!

Изволит отвечать. — Какая ж вдруг беда?

В чем горе?

Семен

Вам смешно, а у меня всегда,

Чуть вспомню, что писать учен за прегрешенья,

Спина зачешется.

Зельский

Трус! разве подозренья

Пасть могут на тебя? — Как письма-то дойдут?

Семен

Чай, к Лидиной дошло, а к здешним принесут

Сегодня с почты. — Я спросить, однако, смею:

И с вами Крашнева, и вы по виду с нею

В ладу, Варягин в вас не знает и души;

А что про них писать велели вы?

Зельский

Пиши

И будь спокоен...

Семен

Ну! хоть с Лидиным вы дружны?

Зельский

Да, мы знакомы с ним.

Семен

А кажется, не нужны

Прибавки в том письме, где вы об нем...

Зельский

Дурак!

Семен

Да растолкуйте мне, с чего вы бьетесь?

Зельский

Так,

Смеяться глупостям неужто я не вправе?

А дураки на что? ведь умным же к забаве:

Хоть Лидин...

Семен

Малый он предобрый.

Зельский

Препустой!

Приехал в двадцать лет знакомиться с Москвой,

Верти́тся всюду; вдруг со мною повстречался,

Влюбился, и с тех пор на шею навязался;

Хоть рад я, хоть не рад, а только мы друзья,

Как тень гоняется: что мне с ним делать? Я

К Лаисиной его определил на службу;

А с нею без меня он свел такую дружбу,

Что и жениться здесь не хочет, пишет мне,

Чтоб я помог ему, что он как на огне

Горит отделаться от всех невест, и смело

Готов хоть продолжать их тяжебное дело,

Чем свадьбой помирить; — в услуге нет греха,

А впрочем, Настинька всё сыщет жениха.

Семен

Неужто вы, сударь? Вот это будет ново!

Да как же? Крашневой вы тоже дали слово.

Зельский

Нет, слов я не даю.

Семен

А что-то впрямь она

Ревнует к дочери.

Зельский

Тем лучше.

Семен

Кто ж жена

Вам будет из двоих?

Зельский

Мне всё равно; с одною

Мы ближе: Крашнева лет за́ тридцать красою

Всё думает прельщать, и сверх того сама

Себе так верит в том, что пропасть в ней ума,

Что я уж потакать ей должен поневоле;

Однако за себя всё не возьму дотоле,

Пока наследства брат не укрепит за ней,

А он всё отдает племяннице своей

В приданое. Вот что для маменьки немило;

А мне так в голову не раз уж приходило,

Что если Лидина совсем спроважу вон,

Так девочка моя, а маменьке поклон.

Семен

(кланяясь)

А сами как они?..

Зельский

Так ни одной не будет,

Вот только и всего, меня ведь не убудет;

Да полно, нечего болтать-то пустяков.

Мне надо с Крашневой здесь молвить пару слов.

А после уж тебя в Москву отправлю; — горе,

Что Лидина сюда я также жду; он вскоре

Приедет; я боюсь, не встретился бы с кем,

Ты здесь постереги.

Семен

Так он тайком! зачем?

К кому?

Зельский

Всё будешь знать, состареешься, милый.

Но кто там в се́нях дверь с такой захлопнул силой?

Наш, видно, молодец. Семен, поди-ка в сад

Да стань там на часы.

Семен уходит.

ЯВЛЕНИЕ 3

Зельский и Лидин.

Лидин

(обнимая Зельского)

Ах! милый, как я рад,

Что свиделся с тобой! Мне совестно ужасно:

По глупости чужой я ввел тебя напрасно

В пустые хлопоты; всё вижу, шум и брань,

И как благодарить — не знаю.

Зельский

Перестань.

Приятелю служить достоинство велико!

Есть говорить о чем! — Ты лучше расскажи-ка,

Что нового в Москве.

Лидин

Всего, любезный, тьма.

Чай, столько никогда в ней не было ума:

Во-первых, съезд какой! ну, словом, вся Россия.

Какие там дома вдруг выросли большие!

Отделка, вкус какой! Совсем не та Москва,

Что день, то праздники: кружится голова,

Чуть вспомню только, — там спектакль, там бал,

там чтенье.

Нет времени вздохнуть, ну прелесть! восхищенье!

Чему смеешься ты?

Зельский

Ты молод, милый друг,

Затем тебе в глаза всё кинулося вдруг

И всем прельстился ты, да это и не чудо,

А мне так про Москву писали очень худо, —

Что жить там дорого, что все разорены,

Что новые дома уж в банк заложены,

Что в шумных обществах веселости не стало,

Народу множество, людей, однако ж, мало;

К искусствам вкус пропал от страсти к прихотям;

Не рады гости зву, хозяева гостям;

Что модные стихи приятны, как читают,

Чтецу да автору, а прочие зевают;

И словом, что Москву с теперешним умом

Не худо б запереть на время в желтый дом.

Лидин

Конечно... Толку нет... Я, впрочем, не жалею

Об нем... Москва меня смешит, и... ну, бог с нею!

Что матушке моей влез в голову за вздор

Женить сынка?

Зельский

Ты сам, не слишком ли уж скор?

Мне жаль почти, что я тут впутался, любезный.

Женитьба может быть и впрямь тебе полезной

По делу твоему, а я мешаю.

Лидин

Нет!

Как можно? насмешить мне разве целый свет?

Какой я муж? куда я денуся с женою?

Сиди с ней целый век, таскай везде с собою,

Или с отчаянья сдай на руки другим.

Слуга покорный!

Зельский

Прав, и трудно спорить с ним.

Лидин

Притом, без службы жить мне как-то надоело,

А в службе быть с женой — куда плохое дело!

Того еще гляди, в деревню затаща́т.

Зельский

Жаль! матушку твою сбивает с толку сват —

Какой-то Игорев, оракул всех соседей.

Как бы тебе его? .. он родом из медведей,

И потому себя считает мудрецом;

Да, чай, ты знаешь сам!

Лидин

Нет, я с ним незнаком.

Вот пятый год, как я уехал из Калуги;

А часто матушке он делывал услуги,

И не пройдет почти от ней ко мне письма,

Где бы об нем...

Зельский

Она от друга без ума, —

И точно, он слывет за честного; однако

Его ходатайство, мне кажется, двояко:

С Варягиным они старинные друзья;

Со стороны смотря на дело...

Лидин

Вижу я:

Стакнулись на мой счет?

Зельский

Да, что-то есть такое.

Лидин

Иду донельзя в суд, всё прочее пустое.

Зельский

Хотя я здесь как свой, а правду всё скажу,

Что в се́мью их войти причин не нахожу:

Из денег — это стыд, а из любви к невесте...

Ты, слышно, был влюблен в нее?

Лидин

Мы жили вместе,

Росли и свыклися; она тогда мила

Была как ангел. — Что? я слышал, подросла,

Похорошела?

Зельский

Да, изрядна; только мало

Чего-то в личике, ни то ни се.

Лидин

Так стало?..

Зельский

Ума не спрашивай: он нам не сделал честь

Пока пожаловать, и будет ли, бог весть;

А только, кажется, смиренница лукава;

Насчет смиренья-то об ней такая слава

Между родных, что всяк хоть побожиться рад,

Но ей от слов таких, и к горю так впопад

При мне, да и не раз, случалось улыбаться,

Что побожиться я боюсь греха... признаться,

Хоть я на женский счет не хвастал никогда,

А с ней не много бы мне стоило труда...

«Но дикий нрав затем не потерял свободы,

Что выросла глупа дочь искренней природы».

Лидин

Да Настинька хоть будь Венера красотой,

Я не женюсь на ней при глупости такой.

Прощай же, еду я; и в два часа, не боле,

Надеюсь матушку уладить к нашей воле.

Зельский

Останься лучше здесь.

Лидин

Я к ним, ей-богу, глаз

Не смею показать.

Зельский

Явись-ко через час,

А дома к той поре Варягин будет точно.

Ты просто приезжай, как будто бы нарочно

Хотел нечаянным приездом угодить.

Лидин

Да как с приездом мне приветство согласить?

Неужто встретить тем для первого свиданья,

Что мне быть зятем их ни мало нет желанья?

Зельский

Избави бог! зачем? напротив: приходи

Как должно жениху, да дядю рассерди,

А дядюшка дурак; однако ж не на шутку,

Хоть правда не к уму, а к здравому рассудку

Подбиться хочет, страсть несчастная к трудам;

Ты видишь дом; хорош? его он строил сам,

И краше ничего под солнцем уж не видит;

Ты только похули, как раз возненавидит,

Сочтет вертушкою, повесой, шалуном,

А даст бог счастие, и пошлым дураком.

Лидин

Мне как-то совестно, что старика обижу.

Зельский

Ах, боже мой! женись: я всё беды не вижу.

Лидин

Ты, милый, сердишься?

Зельский

Досадно и смешно,

Что так тебе на всё решиться мудрено.

Я, право, не пойму, о чем ты тут хлопочешь:

Дурак тем прав, что стар! а впрочем, как ты

хочешь.

Лидин

Изволь. — Ну, дядюшка, смотри, с сего же дня

Отстанешь прочить ты в племянники меня.

ЯВЛЕНИЕ 4

Зельский, Лидин и Семен.

Семен

(вбегая)

Тс! барыня идет.

Лидин

(Зельскому)

Прощай же; где бы можно

Отсюда выйти мне?

Зельский

(указывая на боковую дверь)

Хоть здесь; да осторожно.

Семен! ты проводи.

(Лидину)

Смотри же, через час...

Лидин

Небось, приеду.

Семен и Лидин уходят.

ЯВЛЕНИЕ 5

Крашнева и Зельский.

Крашнева

Я нашла насилу вас.

Мой братец говорит, что с вашего совета

Он замуж Настиньку намерен...

Зельский

Глупость эта

Вам правдой кажется?

Крашнева

Он так уверен в ней...

Зельский

Тем лучше; верьте мне, из всех его затей

Не выйдет ничего; я для того не спорю,

Что можно без того с ним делать всё! и... к горю...

Хоть добрый человек, а глуп он... виноват.

Крашнева

Ах! как не стыдно вам? Он всё-таки мне брат,

А я сестра ему.

Зельский

Однако вы не сходны.

Крашнева

По счастью!

Зельский

Признаюсь, мне хитрости несродны.

Что эти связи все? вздор сущий: где за всех

Родных вступаться нам? Ну, право, выйдет смех.

Вы, например, умны; дочь ваша глуповата;

Вдобавок бог послал вам пресмешного брата;

Бог с ними! Вам ума нельзя им дать взаймы.

Крашнева

Всё так, но тут никак не согласимся мы.

Кто б ни были они, я их люблю невольно,

И недостатки их мне видеть очень больно;

Хотела бы их скрыть, стараюсь, и... нет сил!

Зельский

Какая доброта!

Крашнева

А брат ведь очень мил!

Сказать ли вам, где он?

Зельский

С хозяйством, чай,

хлопочет.

Крашнева

Нет! другу старому сюрприз он сделать хочет:

Ведь Игорев сюда прикатит нынче к нам;

Так братец мой пошел к нему навстречу сам,

Чтобы обнять его середь большой дороги.

Зельский

И оба с радости заплачут.

Крашнева

Как вы строги!

Нет, право Игорев не вовсе же дурак,

А так, как все у нас, — невежа и чудак.

Зельский

Никто не осмеет их так остро, без лести.

Крашнева

Ах! без намеренья, клянуся вам по чести.

Оставим их совсем, и дайте мне совет:

Что делать? что сказать? покоя с братом нет:

С ножом ко мне пристал, чтоб свадьбу я сыграла,

И так упрям, как... Ах! чуть-чуть не проболтала.

Зельский

Позвольте мне, за вас я назову его.

Крашнева

Вам только бы шутить, а мне не до того.

Пыталась рассуждать, да, кажется, напрасно:

Варягин прожил век с рассудком несогласно,

А спорить — он троих перекричит один.

Притом в имении он полный господин,

И мне твердит о том так часто и учтиво,

Что, право, мочи нет, как я ни терпелива.

Зельский

Сказать ли вам? Мне мысль прекрасная пришла...

Да вы боитесь так и тени даже зла;

Однако всё равно: из ваших разговоров

Я понял, что у вас именье не без споров,

Что вашей частию владеет он давно;

Как это сделалось?

Крашнева

Совсем не мудрено:

По смерти батюшки ребенком я осталась;

Мой брат был опекун, в дела я не вступалась.

В моих он деревня́х ворочал, как в своих;

Ни в чем не отдал мне отчетов никаких,

И до замужства я сама была во власти.

Покойник муж меня взял за себя по страсти,

В тринадцать, что ли, лет; совсем дитятей...

Вот

Еще пример, к чему не в пору брак ведет.

Пять лет я с ним жила, довольна всем, богата;

Мы промотали всё; он умер... и у брата

Почти на хлебах жить теперь принуждена,

В деревне, с дочерью... как эта жизнь скучна!

Зельский

Имеет ли честь быть мой стряпчий вам известным?

Крашнева

Не тот ли? ..

Зельский

Похвалить его хоть трудно честным,

А плутом и того трудней назвать в укор,

Затем что говорят: не пойман, так не вор;

Но из дельцов делец и из сутяг сутяга.

Вот он-то подлинно московский побродяга:

С утра до вечера обрыскает везде;

В Управе и в части́, в Палате и в суде;

Да любо посмотреть: в присутствии как дома;

Ему там каждая чернильница знакома,

И вот каков в делах его бывает вес:

На губернатора он выиграл процесс.

Крашнева

Неу́жели?

Зельский

Ваш брат до смерти тяжб боится:

Нам стоит постращать, на всё он согласится;

А заупрямится, мы стряпчего как раз,

И наш тогда старик увидит, в добрый час,

Какому в руки он попался человеку!

Пожалуй, тот его упрячет под опеку

За слабоумие. — Хотите ли? Пошлем;

Бумаги все у вас.

Крашнева

Нет, лучше подождем.

Авось и без того... притом идти на брата? ..

Как пра́ва я ни будь, всё скажут: виновата.

Зельский

Я думал это сам; однако, признаюсь,

Что в этом деле я за вас одних боюсь;

Мне лично всё равно; я сам кой-что имею

И денег не ищу; а что ласкаться смею

Рукою вашею, так просто потому...

Простите, не учен я модному уму

И говорить привык, что в мысли мне попало:

Что я нашел в вас то, чего на свете мало;

И не случалось мне сойтись еще ни с кем,

Как с вами: и умом, и чувствами, и всем.

Крашнева

Мне кажется самой; и если об именьи

Здесь стала хлопотать, так всё в том только

мненьи,

Что трудно без него прожить на свете нам.

Но вашим можно ль мне повериться словам?

И как бы привязать навек я вас успела?

В Москве вы...

Зельский

Мне Москва до смерти надоела.

Что ж в ней оставлю я? Большой наш модный свет.

Ах! прожил за грехи я в нем пятнадцать лет,—

Успел его узнать. Пустейшая наука!

Бывает весело, зато какая скука!

Кого ни встретишь, глядь! несносный человек!

Все взапуски кричат, что просветился век,

Что слишком все умны; а ум с дня на день реже;

Дурак на дураке! невежа на невеже!

Без шуток, совестно, как в общество войдешь:

Без правил старики; без толку молодежь;

Все гонятся, за чем? Спроси, не знают сами;

Кто в случае, бранят, а бредят орденами;

Друг друга хвалят все, да веры как-то нет;

Все в славе, а за что? вряд сыщется ответ;

Сорят на пустяки; на дело очень скупы;

И если два умны, так, верно, двадцать глупы.

Приедешь на́ вечер и места не найдешь:

Шум в зале, пляшут вальс, чуть ноги унесешь!

Протрешься далее: где карты, где газеты,

Где умниц-дам в кругу их милые поэты;

Хоть слово б путное сказали невзначай.

Уйдешь, так ссоры жди: сиди себе, зевай,

Пока гостям часы назначат срок разлуки

И можно хоть домой уехать спать от скуки.

Божусь, по мне в сто раз умнее человек,

Который свой живет в деревне целый век,

Не связан мнением, во всех поступках волен,

Ни в ком не ищет, и... чем бог послал доволен,

Чем весь блестящий круг московских богачей,

Запутанных в долгах, усталых от связе́й,

Которые, чтоб жить и слыть благополучны,

Скучают от всего, и сами очень скучны.

Крашнева

Как? и об женщинах забыли вы совсем?

Зельский

При вас их осуждать не смею я.

Крашнева

Зачем?

Хотите ли? за вас скажу я ваше мненье,

Что женщина в наш век прежалкое творенье,

В них вовсе ничего; откуда ж быть уму,

Когда с младенчества не учат ничему?

Французское — и то плохое лепетанье;

Мазурка, вальс и шаль — вот всё их воспитанье,

А в русской грамоте уж так недалеки,

Что без ошибки вряд напишут две строки;

Да и зачем? Оно не нужно им нимало:

По-русски говорить девице не пристало.

В чем дело, жизнь ее? Едва в шестнадцать лет

Явиться поскорей в собранье, то есть в свет,

Наряды покупать, быть всякий день на бале,

Судить об ленточках, и уж отнюдь не дале.

Подслушать разговор их стоит... Боже мой!

А к балам страсть! вот тут нет меры никакой,—

Там каждая пробыть до завтрого хоть рада;

Как угорелые, вертятся до упада;

Зато и молоды недолго. Женихов

Век ищут, но им муж без денег и чинов

Не муж; все наперед сочтут его доходы;

И свадьбы по любви уж вывелись из моды.

Зельский

А об старухах что вы скажете мне?

Крашнева

Ах!

Хоть нет свидетелей, об них промолвить страх.

Они, чтоб побранить, придраться рады к слову;

И нынче бы нашел Фон-Визин Простакову.

Зельский

Умнее крошечку.

Крашнева

Да что это за ум?

И бе́з пути хулят, и хвалят наобум.

Ученых женщин сбор в хорошие бы руки!..

Да жаль, Мольера нет; — а мне пришла, от скуки,

Идея странная, забавная весьма,

Всех на смех описать и...

Зельский

(в сторону)

Хороша сама!

Крашнева

В свет выдать.

Зельский

Вряд ли вам правительство позволит

Печатать.

(В сторону)

Вздор какой!

Крашнева

Да кто же нас неволит?

Распустим по рукам; нельзя ли бы в стихи?..

Вы пишете их?

Зельский

Нет.

(В сторону)

Вот мука за грехи!

Крашнева

Найдем кого-нибудь, в стихах бы только было:

Из молодых почти все пишут страх как мило,

И очень зло притом.

ЯВЛЕНИЕ 6

Зельский, Крашнева, Настинька и Аннушка.

Зельский

(Крашневой)

Вот Настинька.

Крашнева

Зачем

К нам бог ее несет? У нас нельзя ни с кем

Сказать наедине порядочного слова!

Настинька

(целует у ней руки)

Здоровы ль, маменька? что ваша боль?

Крашнева

Здорова.

(Зельскому)

Угодно посмотреть, о чем шла речь у нас?

Пойдемте.

Зельский

С радостью.

Крашнева

Пойдемте же. . .

Зельский

Сейчас.

Крашнева

(подходя к Настиньке)

Как ты причесана! Ни на́ что не похоже!

Зельский

(подходя к Настиньке, тихо)

И как вы смеете быть маминьки моложе!

(Уходит с Крашневой.)

ЯВЛЕНИЕ 7

Настинька и Аннушка.

Аннушка

(вынимая карманное зеркало)

Угодно ль в зеркало взглянуть?

Настинька

Оставь меня.

Я всех несчастнее.

Аннушка

Ну! слезы.

Настинька

День от дня

Всё хуже: матушка меня терпеть не может,

А я стараюсь всем...

Аннушка

Авось нам бог поможет;

Нельзя же в девушках сидеть вам целый век, —

К нам Игорева ждут.

Настинька

Почтенный человек!

Аннушка

А лучше что всего, он вес большой имеет;

С ним ваша маминька не очень спорить смеет;

А плохо без него, зарежет Зельский-плут.

Того еще гляди, что в монастырь запрут.

Настинька

Зачем бы Зельскому желать мне вечной муки?

Аннушка

В-пе́рвых, есть зачем, а впрочем, так, — от скуки.

Настинька

Об этом, веришь ли? я думала сама.

Все хвалят ум его, но этого ума

Нельзя, мне кажется, быть в целом свете хуже.

Аннушка

Что, если б вам пришлось найти всё это в муже?

Настинька

Не стыдно ль, Аннушка, с чего же ты взяла,

Чтоб Лидин был таков? я вместе с ним росла

И помню, хоть тогда мы оба были дети,

Что вряд добрей его кто сыщется на свете.

Аннушка

И молодец собой.

Настинька

Да.

Аннушка

Жаль, что ростом мал!

Настинька

С тех пор он вырос.

Аннушка

К вам ни разу не писал.

Настинька

Вот в этом пра́ва ты... что разве помешало...

Но к девушке писать мужчине не пристало,

Особенно, когда рассорилась семья.

Он всё не виноват.

Аннушка

Теперь уж вижу я,

Что будет прав кругом при первой с вами встрече.

Настинька

Мне как-то кажется, что он уж недалече.

Аннушка

И может быть легко; однако, мой совет,

Покуда ничего еще наверно нет,

Вам с Зельским поступать учтиво, осторожно.

Не худо бы в него влюбиться, если можно.

Настинька

Зачем?

Аннушка

Чтоб с маминькой поссорить.

Настинька

Вздор какой!

Аннушка

(вслушиваясь)

Шум!.. видно, прикатил ваш дядюшка домой.

Настинька

Он сам, как рада я! и Игорев с ним вместе!

ЯВЛЕНИЕ 8

Варягин, Игорев, Настинька и Аннушка.

Варягин

(подходит к Настиньке)

Ага! имею честь я кланяться невесте.

Что стала! кланяйся, присядь, моя душа:

С тобою говорят.

(Игореву)

Не правда ль, хороша?

Игорев

Дай бог, чтоб столько же была она счастлива.

Настинька

(Игореву)

Вы благодетель мой.

Варягин

(в сторону)

Эк с ним она учтива!

Знать, догадалася.

(Настиньке)

Да, милая, ему

Обязана ты всем; причина он всему.

Не стыдно ль Лидиной? семь лет вели мы дружбу,

И вдруг из пу́стоши...

(Игореву)

Ты сослужил нам службу

Обоим, милый друг: век не писал бумаг;

Век тяжбам и судам я был смертельный враг;

Под старость бог привел, да жизни не достанет...

Игорев

Пословица — глаз вон, кто старое помянет.

Варягин

И впрямь, что поминать? ведь дело-то к концу:

Невесту снарядить осталося к венцу;

Приданое я сам в неделю всё устрою;

Да жениха давай!

Игорев

Поговори с сестрою.

Варягин

Пустое дело, я здесь в доме господин.

Игорев

Однако в Настиньке ты властен не один,

И кажется, что мать...

Варягин

Довольно; я дал слово,

Сестра не скажет «нет», и, стало, всё готово.

Игорев

Хоть из учтивости спросить ее есть долг.

Варягин

Пожалуй; тут иной совсем выходит толк.

А где сестрица?

Настинька

Здесь она была недавно.

Аннушка

И с Зельским вдруг ушла к себе.

Варягин

Ну, это славно,

Что Зельский там, — она умнее с ним всегда.

Беги же, Аннушка, да их зови сюда.

Аннушка уходит.

А ты, племянница, похлопочи, ступай-ка,

Да закусить вели...

(Игореву)

Она ведь здесь хозяйка

И мастерица...

(Настиньке)

Слышь, чтоб было нам всего.

Настинька уходит.

ЯВЛЕНИЕ 9

Варягин и Игорев.

Игорев

Какой здесь Зельский?

Варягин

Ты не знаешь, что ль, его?

Игорев

Полковник отставной?

Варягин

Да.

Игорев

Моложав по летам?

Варягин

Да.

Игорев

Стало быть, его я знаю по приметам.

Варягин

Он у меня гостит здесь каждый год; я рад

И всякому в глуши, но это сущий клад:

Веселый, умница и самых честных правил;

Знаком со всей Москвой.

Игорев

Он там себя прославил.

(В сторону)

Как ослеплен! боюсь, не будет тут добра.

ЯВЛЕНИЕ 10

Варягин, Игорев, Аннушка.

Варягин

Что, скоро ль, Аннушка, пожалует сестра?

Аннушка

Она не может быть, хоть очень ей хотелось:

У ней вдруг голова ужасно разболелась.

Варягин

Вздор! отговорок я не слушаю пустых.

Чтоб в доме у меня век не было больных!

Постой-ка сам схожу да молвлю ей два слова,

И будет в тот же миг по-прежнему здорова.

Аннушка

(Игореву, тихо)

Не верьте: он ее боится как огня.

Игорев

(Варягину)

Постой.

Варягин

Уж слажу всё.

Игорев

Да выслушай меня.

Что ж выйдет доброго из шума, ссор и крика?

Сестра нейдет теперь? беда всё не велика.

К чему спешить? весь день не будет же больна.

Подумай сверх того, сестра твоя умна,

И с нею после нам тем легче будет сладить,

Что ей захочется вину свою загладить.

Варягин

Я, право, так сердит, что...

Игорев

С голоду, с пути —

Легко ли восемь верст без отдыха пройти?..

А что-то ты сказал об завтраке недавно?

Варягин

Какая у меня наливка, брат!

Игорев

И славно!

Верь, рюмка полная всех лучше слов пустых.

Варягин

Пойдем же, выпьем там здоровье молодых.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

ЯВЛЕНИЕ 1

Варягин, Крашнева, Игорев, Зельcкий.

Варягин

(Крашневой)

Я, матушка, с тобой хочу об свадьбе...

Крашнева

Ах!

Хоть не кричи об ней. Я так больна, что страх,

От боли не могла заснуть две ночи сряду.

Вы не рассердитесь? Нет сил стоять, я сяду.

Игорев

(подает ей и себе стул)

Да нам не худо всем вам в этом подражать,

И сидя как-то всё ловчее рассуждать.

Зельский

(тихо Крашневой)

Вы не прогневайтесь, я с вами буду спорить.

(Отводит Варягина в сторону)

Избави бог, чтоб я с сестрой вас думал ссорить;

Ей нужное кой-что сказать не худо вам,

Да здесь чужие.

Все садятся.

Крашнева

Ну! все сели по местам.

Скажите ж, господа, в чем дело: я готова.

Варягин

В том дело, что...

Игорев

Позволь, дай мне сказать два

слова.

Старушка Лидина вас просит, чрез меня,

Все ссоры прекратить, хотя с сего же дня;

Ее желанье всё, чтоб жить в соседстве дружно,

И с вашей стороны согласье только нужно,

Чтоб разом кончить вдруг все спорные дела.

Варягин

Что ж лучше?

Крашнева

А сама их прежде начала.

Зельский

Так, стало быть, не вы?

Варягин

Кто? я? избави боже!

Крашнева

Да на честны́х людей и дело не похоже.

Зельский

А если так, сказать позвольте мне, она

Кругом непра́ва и винить себя должна.

Игорев

Позвольте: есть ли долг судить об этом здраво,

На землю спорную она имела право;

Доказывать его напрасный будет труд,

И в пользу Лидиной решил уездный суд.

Но всё-таки она к вам прежде написала

И за бесценок всё из дружбы уступала.

Не знаю, признаюсь, кто подал вам совет

Прислать, наоборот, преколкий ей ответ.

Зельский

(поглядывая на Крашневу)

Письмо прекрасное!

Крашнева

(поглядывая на Зельского)

Я стряпчего спросилась,

Отменно умного.

Игорев

Старушка рассердилась,

И дело в ход пошло; но средство есть помочь:

Сын Лидиной здесь жил; он любит вашу дочь;

Вы воспитали их затем друг подле друга,

Чтоб в нем со временем нашла она супруга.

За прежний вымысел зачем не взяться вновь?

Тем паче, что детей взаимная любовь

Почтенных двух семейств потушит все раздоры

И дружбу у родных восставит вместо ссоры.

Зельский

Мириться, признаюсь, я сам бы дал совет.

Варягин

За свадьбу; у меня другого слова нет.

Крашнева

Напали на меня вы, господа, все трое,

Как будто я одна мешаю жить в покое

И ссориться люблю; а мой, напротив, нрав,

Чтоб уступать всегда; со мною всякий прав;

И вот свидетель брат: пусть сам он это скажет,

Что я всё делаю, что только он прикажет.

Варягин

Эх, матушка, да кто ж и думал попрекать?..

Крашнева

Кто ж может столько дочь любить свою, как мать?

Замужство девушки для жизни не безделка.

Вас клонит к этому лишь денежная сделка,

Но я ищу для ней в нем счастье и любовь.

Для молодой жены важней всего свекровь,

А Лидину судить вы можете уж сами:

Глупа, скупа, смешна, набита пустяками,

Без воспитания, не знает ничего,

Век не была нигде.

Игорев

Но ей не до того:

Хоть в ней науки нет, хотя не модных правил,

Но муж покойник ей одни долги оставил

И сына на руках; с тех пор она всегда

Пеклася лишь об них; ей стоило труда,

Чтоб заплатить одни и воспитать другого,

В обоих удалось. Хотя ума простого,

Она предобрая, и верьте, со снохой

Так точно будет жить, как с дочерью родной.

Крашнева

Пожалуй: Лидин, сам жених ваш нареченный,

Что он за человек? ни статский, ни военный,

Ни умный, ни дурак, прельщен самим собой,

Кокетка из мужчин.

Игорев

Своею красотой

Он, правда, говорят, что занят слишком много,

Но в этом молодежь винить не надо строго:

С летами всё пройдет, лишь был бы добрый нрав

И ум при том.

Зельский

Ваш друг тут совершенно прав;

А сердцу Лидина подобных мало в свете,

Его черты две-три такие на примете

Есть у меня, что их, во всех чужих краях,

На диво б выдали во всех ведомостях.

Варягин

А что бы, например, такое?

Зельский

В прошлом годе

Он также жил в Москве. Кенз был в ужасной моде;

Почти не зная карт, пустился он в игру

И проигрался весь.

Варягин

Да это не к добру.

Зельский

Как быть? есть игроки, с которыми опасно

Вверяться счастию, но следствие прекрасно:

Тот,— я не назову — кто обыграл его,

Попался: ведь нельзя сберечься от всего.

Рест был решительный, и вдруг неосторожно

Он лишнего туза съел.

Варягин

Как же это можно?

Зельский

Он в трубочку свернул и съел, как леденец.

Варягин

Я любопытен знать, чем кончилось?

Зельский

Конец,

Что все приметили, и Лидин мог бы смело

Не только не платить, но и затеять дело...

Игорев

Связаться с вором, стыд!

Зельский

Он так же рассудил,

И, слова не сказав, сполна всё заплатил.

Крашнева

С плутами в дураках остаться не завидно.

Игорев

(Зельскому)

Вы с Лидиным друзья?

Зельский

Да.

Игорев

Это очень видно.

Иной подумал бы, что первый дружбы долг

Скрывать, чему найти двоякий можно толк,

Но ваше слишком мне намеренье известно,

И Лидин поступил, конечно, очень честно.

Но, впрочем, кажется, шло дело не о том.

Я предложить его приехал женихом;

Друг Лидиных и ваш всем думал быть полезным,

Доставив счастие двум юношам любезным;

И обещали мне, но обманул успех:

Толкуем полчаса мы здесь, как будто в смех,

И вы не скажете порядочного слова.

Крашнева

Да что мне вам сказать?

Варягин

Нет у меня другого,

Как свадьба: я старик бездетный, холостой;

Глуп был, что не радел жениться молодой,

Но горю не помочь, и время улетело,

Так мне теперь одно осталось только дело,

Чтоб выдать Настиньку как можно поскорей;

А там, когда, бог даст, дождусь ее детей,

И все они со мной жить будут неразлучно,

Я и спокоен; мне по гроб не будет скучно;

Они наперерыв утешат старика;

В семье и жизнь мила, и даже смерть легка.

Крашнева

Семейственную жизнь ты описал прекрасно.

Здесь должно каждому судить с тобой согласно,

Но выдать Настиньку, — тут смыслу вовсе нет:

Она еще дитя.

Варягин

Что ж? ей пятнадцать лет

Мине́т в великий пост. В пятнадцать лет девица —

Невеста хоть куда; да ты сама, сестрица,

Немногим старее...

Крашнева

Ну! хоть моложе... я

Ведь не пример другим, а Настинька твоя

Не только молода, но, хоть сказать и стыдно,

Куда глупа, бог с ней.

Варягин

Вот то мне и обидно,

Что ты против нее всегда; по мне, она

Добра, скромна, мила и, стало быть, умна;

А что перед тобой не смеет молвить слова,

Так это оттого, что ты всегда готова

Бедняжку побранить; и напугала так...

Кто как умен ни будь, покажется дурак,

Когда все недруги и нет ни в ком успеха.

Крашнева

Вздор этот ничего не стоит, кроме смеха.

Я ж виновата в том, что дурочка...

Варягин

(встает, и все за ним)

Опять!

Ну, слушай же, чтоб нам здесь ссоры миновать,

Так я тебе скажу и коротко и ясно:

Я выдам Настиньку; хоть спорь, хоть нет, напрасно;

А если вопреки пойдешь, с сего же дня

Изволь как хочешь жить и ввек не знай меня.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 2

Крашнева, 3ельский, Игорев.

Крашнева

Какое варварство! и как таким упреком...

Вот как приятно мне жить с умным человеком.

Я без того больна, насилу говорю.

А он... хоть умереть!

(Хочет идти, Зельский подает ей руку.)

Я вас благодарю.

(Тихо)

Придите после.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 3

Игорев, 3ельский.

Зельский

Как вам кажется? мне оба

Смешны: у Крашневой что к Лидину за злоба?

С чего взяла? за что не жалует его?

Ни брата, ни меня, ни вас и никого

Не слушает; хорош Варягин, правда, тоже,

Бранится, не поймешь, и всё на сброд похоже.

Игорев

Понять бы и легко, да злые люди есть,

Которые везде хотят себя приплесть,

Чтоб ссорить.

Зельский

Ха! ха! ха! ха! Вы меня простите,

Что я смеюсь, меня невольно вы смешите.

Где сыщешь злых людей? житья от добрых нет.

Злость только пугало, которого весь свет

Боится оттого, что глуп; ей всякий верит,

Затем что всех людей своим аршином мерит.

Все злы и все добры, долг красен платежом:

В словах ли, например, суд разный обо всем;

Нет ни достоинства, ни вкуса, ни познаний,

О чем бы не было ста вздорных толкований;

Бесспорной правды нет, и воля языку.

Поэты модные наводят мне тоску,

Но милы для иных, хоть, правда, для немногих,

Каких найдешь судей, сговорчивых иль строгих.

Здесь в обществе Блазин есть святости пример,

А там он пустослов, ханжа и лицемер;

Спросите в двух домах, о ком лишь вам угодно,

Он тут умен, там глуп, и мнение свободно.

В другом, дойдет ли речь до сплетней, хоть до ссор,

Я вижу в них одно: подчас забавный вздор;

Будь в свете все друзья, их одолеет скука;

Кому же зло вредит? всё круглая порука,

И если строго так судить людей начнут,

Кто честный человек окажется не плут?

Насмешки в обществе, что ви́на за обедом:

От них и весело, — смеешься над соседом,

Он над тобой, про всех все судят на свой лад,

Всем больно, всем смешно, и всякий очень рад.

Игорев

Как спорить с мудрецом, поправшим предрассудки!

Он смотрит свысока, ему всё в свете шутки.

От них и весело, сказали вы; ей-ей!

Я скуку лишь встречал в беседе злых людей.

Холодность вечная, где чувствовать бы надо,

Презренье ко всему, и зависть, и досада;

Без смыслу острота́ в полслова для того,

Чтоб тонкость видели, где вовсе ничего,

Рассказы, сплетни, смех, когда другие в плаче,

Обманы низкие и наглость в неудаче.

Что тут веселого? и всяк, в ком сердце есть,

Не должен ли быть враг людей, забывших честь?

От них с часу на час простые реже нравы,

Свобода, искренность, невинные забавы;

В недоуменьи все, смеяться ль полно им;

Свой растеряли ум, гоняясь за чужим;

Веселость с добротой закинули прямую,

Чтоб новую ловить и скучную и злую;

А скука в обществах — и мода и закон.

ЯВЛЕНИЕ 4

Игорев, Зельский, Аннушка.

Игорев

Что, Аннушка?

Аннушка

Ищу я барина: где он?

Позвольте вас спросить.

Игорев

Не знаю; в кабинете

Своем, я думаю, а что?

Аннушка

Да к нам в карете

Каких-то не́званых бог шлет сюда гостей.

(Тихо Зельскому)

А вас наверх зовут.

Зельский

Уйти от них скорей.

Не из уездных ли уж кто-нибудь?

(Игореву)

Простите,

Что я бегу от них; вы лучше угостите;

Все люди добрые.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 5

Игорев и Аннушка.

Аннушка

(вслед Зельскому)

Все право лучше вас!

(Игореву)

Вы можете одни спасти теперь всех нас.

Вступитесь! Он успел всю семью здесь поссорить.

Игорев

Спасибо мне скажи, что мог я переспорить

Старушку Лидину.

Аннушка

А в чем?

Игорев

Ей вся семья

Так кем-то вновь в письме расписана, что я

Насилу сладить мог; она было решилась

Не знаться с ними век.

Аннушка

За что ж так рассердилась?

Игорев

Что Зельский написал догадка и легка;

Да нечем доказать, и не его рука. —

Есть люди, что ли, с ним? или он здесь как дома?

Аннушка

Слуга есть.

Игорев

Грамотный?

Аннушка

Да.

Игорев

Ты ведь с ним знакома?

Аннушка

И очень.

Игорев

Слушай же: нельзя ль руки его

Записочку?..

Аннушка

Зачем?

Игорев

Не бойся ничего.

Аннушка

Смотрите же, сударь, записку я достану;

Да слово дайте мне, чтоб не было обману,

Беды не вышло бы.

Игорев

Не будет никакой.

Аннушка

(вслушиваясь)

Карета въехала. Узнать бы? ..

(Смотрит в окно.)

Боже мой!

Игорев

Кто ж там?

Аннушка

Кто? Лидин наш. Вот гостя дорогого

Дождались; к дядюшке бегу сказать два слова.

(Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ 6

Игорев, Лидин.

Лидин

Какая мерзкая дорога от Москвы!

Варягин у себя, надеюсь?

Игорев

Да. — Что вы

Приехали, ему сказать уж побежали. —

Так, стало, из Москвы вы прямо прискакали

И не заехали ни к матушке в село?

Лидин

Нет.

Игорев

Нетерпение к невесте увлекло.

Не так ли?

Лидин

Да, — притом я знал, что труд

напрасен

Решили не спросясь и буду ли согласен.

Что делать? Игорев велел; в моем дому

Хозяин он; пришлось мне кланяться ему,

Пока он матушке, как должно, неизвестен;

Она же так добра.

Игорев

Что Игорев и честен

И друг ваш, в этом я порука,

Лидин

Как же вам

Знать всё?..

Игорев

Мне знать легко, что Игорев я сам.

Лидин

Вы?

Игорев

Я.

Лидин

Мне очень жаль, что так неосторожно...

Игорев

Я не сержусь: не знав, судить людей не можно,

И, стало, мне от вас обиды вовсе нет;

Но жаль, что мать свою, которая семь лет

Живет для вас одних, вы наскоро...

Лидин

Позвольте. —

Пред вами виноват, судите, как извольте;

Но матушке при мне защита не нужна:

Я знаю лучше всех, что для меня она.

Вы дурно поняли, мне, право, наставленье

Не нужно, чтоб иметь любовь к ней и почтенье.

Игорев

Любить вас всякого заставит ваш ответ;

Тут сердце говорит, а не чужой совет.

Лидин

(в сторону)

О скука! проповедь!

Игорев

Еще просить вас стану:

Друзей притворных здесь не вдайтеся обману,

А слушайтесь себя, и я уверен в том,

Что всем понравитесь; а впрочем, здешний дом

Вы знаете давно, труд будет бесполезный

Рассказывать вам...

ЯВЛЕНИЕ 7

Варягин, Игорев, Лидин.

Варягин

(вбегает)

Он! он точно!.. зять любезный,

Да обоймемся же... здоров ли? в добрый час!

Как вырос!

(Игореву)

Молодежь со свету гонит нас.

Лидин

Не знаю право, как...

Варягин

(Игореву)

Как вспомню я, давно ли,

Вчера вот здесь он был... ну, эдакой, не боле,

А нынче поглядишь... как время-то бежит!

Да он себе таким профессором глядит. —

(Лидину)

Ведь ты не сердишься, что я шучу с тобою?

Лидин

Помилуйте, могу ль...

Варягин

И! не чинись со мною,

Будь по-домашнему. — Досадно!.. как бы? ..

Игорев

Что?

Варягин

Нарочно из людей тут не придет никто;

Ведь надобно ж сестре сказать, что он явился.

Игорев

Пожалуй, я схожу.

Варягин

Ах! если б потрудился...

(Тихо Игореву)

Да наведи ее, пожалуйста, на ум,

Чтоб не упрямилась, ведь выйдет новый шум.

Игорев

Я постараюсь.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 8

Варягин, Лидин.

Лидин

(в сторону)

Как начать, и сам не знаю!

Старик предобрый!

Варягин

Ты с пути устал, я чаю,

Не отдохнуть ли?

Лидин

Нет, покорно вас...

Варягин

Ну! брат

Как хочешь; да скажи мне, что ли, ты не рад,

Что пригорюнился и не промолвишь слова?

Вот я...

Лидин

Я чувствую...

Варягин

Не говори ж пустого,

Чиниться незачем, и люди мы свои,

А церемонии не годны для семьи.

ЯВЛЕНИЕ 9

Варягин, Зельский, Лидин.

Зельский

(Варягину)

Не лишний ли я?

Варягин

Нет! как рад я: слава богу!

Он тут как тут.

Зельский

(Лидину)

Здоров ли, милый?

Лидин

(Зельскому)

Понемногу.

Зельский

(Лидину, тихо)

А как дела идут?

Лидин

(Зельскому, тихо)

Всё будет, не спеши.

Варягин

(Зельскому)

То худо в нем, двух слов не скажет от души.

Так, всё учтивости; большой порок.

Зельский

Конечно;

И должно говорить всегда чистосердечно.

Варягин

А впрочем, молодец; я это знал давно.

И об тебе ко мне писали все одно.

Лидин

Так, стало, иногда сюда доходят вести?

Здесь знают кое-что! я очень рад, по чести.

А поновее что известно ли вам?

Варягин

Нет,

Рассказывай скорей; тьма у меня газет,

Да что в них верного? всё старь и дрянь такая...

Уж не победа ли в Америке какая?

А по соседству-то всё мир да тишина.

Признаться, хоть грешно, люблю, когда война;

Хоть стоит многого, зато и много славы,

А славу русскую душой люблю.

Зельский

Вы правы.

Лидин

Граф Чванкин выдает за Выходцова дочь.

Он раз уж сватался, пошел с отказом прочь;

Но в двй года успел достать такого места,

Что за него сама посваталась невеста.

Потьмин отделал дом, и месяц либо два

В нем так роскошно жил, что ахнула Москва,

Но должники тюрьмой лишь только погрозили,

Он ночью ускакал; так их же засадили.

Зельский

(Лидину, тихо)

Прекрасно! продолжай.

Лидин

Ах! чуть из головы

Не вышло... Прыжкина... ее знавали вы? ..

Да, правда, кто не знал? Теперь совсем другая;

Ей вдруг наскучила вся суета мирская;

Отстала ото всех, живет почти одна;

Племянник только с ней, которого она

Взяла, чтоб охранить (спасительница бедных!)

Любовью чистою от заблуждений вредных.

Варягин

Кой черт! какая гиль! к чему мне знать?.. зачем?

Лидин

Да разве здесь никто не знается ни с кем?

С степными здешними столица незнакома?

Позвольте вас спросить, где вы живете?

Варягин

Дома.

И знать я не хочу всех ваших пустяков,

Проказников, шутов, дур, мотов, дураков;

Лишь мне б не встретились, а в свете, слава богу!

И умный и дурак найдет себе дорогу.

Зельский

Святая истина!

(Лидину, тихо)

Смелее!

Варягин

Всё Москва!

Да что? Пройдет небось: побудешь здесь дни два,

В невесту всмотришься да потолкуешь с нами —

И бредить модными отстанешь пустяками.

Лидин

А мне хотелось бы исправить вас самих,

Вам рассказать еще известий кой-каких.

Варягин

Избавь.

Лидин

Хоть несколько вас познакомить с веком

И сделать вас совсем, как должно, человеком.

Признаетесь в два дни, а может и скорей,

Что люди лишь в Москве похожи на людей.

Зельский

(Лидину, тихо)

Вот так.

(Варягину)

В нем странность есть.

Варягин

Он врет, и очень смело.

Лидин

А что, племянница еще не подурнела?

Варягин

Еще! хорош вопрос! Ума нет что ли в нем?

Она в пятнадцать лет всё лучше с каждым днем.

Лидин

А недурна была.

Зельский

(Варягину)

Вот похвала без лести.

Лидин

Я лучше глаз ее не видывал, по чести,

Из деревенских.

Зельский

Ась!

Варягин

Сказать ли правду раз?

Терпенье от твоих теряется проказ.

Ну, так ли жениху вести себя пристойно?

Какая тут любовь расспрашивать спокойно? ..

Лидин

Мне б подлететь с огнем, со вздохами, с тоской,

Не правда ль? виноват; уж нрав мой не такой.

Люблю с рассудком.

Варягин

Как?

Лидин

Без страсти, и в невесте

Надеюсь то ж найти. Мы заживем с ней вместе,

Как вздумалось кому: как добрые друзья.

Зельский

(Лидину, тихо)

Смелей!

Варягин

На эту жизнь полюбовался б я.

Зельский

(Лидину, тихо)

Об доме не забудь.

Варягин

(Лидину)

Послушай-ка.

Лидин

В минуту.

(Прохаживается.)

Варягин

Нет, ввек племянницы не дам такому шуту.

А разве пожурить еще его слегка.

Авось послушает он дядю-старика.

На что он зарится?

Лидин

Недурно... нет.. изрядно.

Варягин

Ась! полюбился дом? Хоть в нем и не нарядно,

Да просто, хорошо, всё, брат, свои труды.

Заводы посмотри, жилье, дворы, сады,

Еще не то найдешь; хоть мне вскочило в цену,

Да уж зато село.

Лидин

Сломавши эту стену...

Зельский

Что хочет он сломать?

Лидин

О! ничего.

Варягин

Постой,

Да расскажи, я чай, нет тайны никакой.

Лидин

Нет, я рассматривал так, кое-что, безделки,

Где сделать надобно пристройки, переделки.

Варягин

Вот что затеял он! Мысль недурна весьма.

Скажи мне, сколько раз ты сходишь в день с ума!

Лидин

Без гнева, дядюшка! Забудьте, что вы сами

Здесь всё устроили, и согласитесь с нами:

Дом не годится, стар, прескучный, предурной;

Он пахнет за версту деревней, стариной.

Вы видите...

Варягин

Что ты путем не молвишь слова;

Что ум твой в пустяках, а толку нет прямого.

Лидин

Вы правы; точно так, напрасно я хотел...

Поправить нечего.

Варягин

(Зельскому)

Другую песнь запел;

Потише.

Лидин

Я хочу вам сделать предложенье:

Вы отдадите мне с племянницей именье

И дом, не правда ли?

Варягин

По смерти то есть.

Лидин

Да.

Я иначе и брать не думал никогда.

Вот план мой, дядюшка, на рассужденье ваше:

Сегодня ль, завтра ли, именье будет наше;

Дом наш; в нем жить нельзя, придется же сломать;

Итак нужней всего скорей другой начать,

Чтоб даром не терять и время и охоту;

Сегодня я женюсь, а завтра за работу.

Я труд возьму свой план...

Варягин

В карман его возьми,

Да посылай скорей на ям за лошадьми,—

Давно пора; а дом готов тебе в столице.

Там горенку пристрой к Обуховской больнице.

Лидин

Несправедливости наполнен целый свет.

Хочу полезным быть — меня бранят в ответ,

И кто же? Дядюшка!

Зельский

(Варягину)

Каков?

Варягин

(Зельскому)

Шалун нахальный! —

Нет, всем племянникам приди хоть мор повальный,

Я и тогда тебя не приглашу в родню.

Лидин

Вы сердитесь, как быть! я сам свой нрав виню;

Что делать с ним? никак не терпит он дурного.

Вы в доме господин.

Варягин

Надеюсь, нет другого.

Зельский

Конечно.

Лидин

Боже мой! кто ж не заметит вдруг? ..

(Зельскому)

Возьмись здесь помирить нас с дядюшкой, мой друг,

А я спешу наверх с невестой повидаться.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 10

Варягин и 3ельский.

Варягин

Где столько наглости повеса мог набраться?

Где ум вы в нем нашли? Пустая голова,

Дичь порет без толку: столица, да Москва,

Да свет большой, да мы, да поводитесь с нами...

А мы что> шаль да блажь; всё тут двумя словами,

Нет, воля ваша...

Зельский

Мне позвольте замолчать,

Вы сами можете людей распознавать.

Я ошибиться мог; друзья мы небольшие,

И я сказал об нем вам то, что мне другие,

Кто покороче с ним, а в прочем — ум и нрав

Нельзя мне было знать.

Варягин

Вот в этом я и прав,

Что по чужим речам судить людей не можно.

Я узнаю их сам прилежно, осторожно,

Да уж за то, кто мне полюбится, кто нет,

Скажу за что. Слыхал в мой век, как судит свет.

Всё вкривь да вкось, про всех идет пустая слава,

И общая молва, где ни возьми, не права.

Вы, например, хоть все твердят мне вопреки:

Он человек презлой, — неправда, пустяки:

Он умный человек, предобрый и пречестный.

Зельский

Оставьте дураков; обычай их известный:

В их языке всегда тот должен быть злодей,

Кто за грехи свои немножко их умней.

ЯВЛЕНИЕ 11

Варягин, Зельский и слуга.

Варягин

Что?

Слуга

С почты к вам письмо.

Варягин

(берет письмо)

Давай сюда проворно.

Слуга уходит.

ЯВЛЕНИЕ 12

Варягин и Зельский.

Варягин

(читает про себя)

Чей почерк? Вот-те раз! благодарю покорно!

Хорош бы был! об нем всему поверю я.

Спасибо, что еще на свете есть друзья.

Зельский

А что к вам пишут? кто?

Варягин

Без подписи; к тому же,

Боюсь вам показать: об вас тут судят хуже,

Чем должно.

Зельский

Обо мне! — позвольте же прочесть.

Варягин

Оно безделица! однако...

Зельский

Что ни есть,

Подайте: я хочу, чтоб дело было ясно.

Варягин

Да подозренья вам бояться и напрасно.

Мы сходно думаем об этом шалуне.

(Отдает письмо)

Прочтите, что об нем рассказывают мне.

Зельский

(читает)


«До меня дошло, что вы намерены выдать племянницу вашу за Лидина; вам, конечно, неизвестны его расстроенные дела, дурное поведение и терпеливая честь. Я не знаю друга его матери, который взялся сватать, но советую вам остерегаться. Говорят также, что Зельский очень короток с Лидиным: берегитесь, чтоб он не уговорил вас на такое дело, в котором вы непременно раскаетесь».

Варягин

Ну, что вы скажете?

Зельский

Да я скажу всё то же,

Что это к вам письмо на сплетню страх похоже.

Зачем без подписи?

(Дерет письмо.)

Варягин

Вы разодрали?

Зельский

Да.

Что в нем?

Варягин

И ваша мысль, что Лидину вреда

Искал, кто пишет мне?

Зельский

Нельзя судить нам дела,

Где недоверчивость и нас самих задела.

Варягин

Но разве верю я?

Зельский

Кто лучше вас самих

Всё может рассудить! не слушайте других. —

Чтоб Игорев, ваш друг, хотел... невероятно!..

Но, впрочем, бог весть. Мне всё как-то непонятно:

Зачем он сватает? что пользы в том ему?

Однако вы должны все ради быть письму;

Хоть правда в нем, хоть ложь, — пока еще досужно,

Нехудо рассудить.

Варягин

И рассуждать не нужно.

Скажите Лидину, что я ему слуга,

А здесь он лишний гость, вот вся те недолга́.

(Смотрит на часы.)

Ну можно ль? два часа. Мне в доме дел беремя,

А с этим шалуном убил напрасно время! —

Прощайте.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 13

Зельский

(один)

Как он глуп! как ладить с ним легко!

Однако мне еще до цели далеко:

Их надо доконать, иначе всё пропало,

А без конца к чему и лучшее начало?

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ 1

Семен и Аннушка.

Аннушка

Что? взаперти сидеть наскучило?

Семен

Ничуть:

Давай мне есть и пить, да ты тюремщик будь,—

Я рад не выходить весь век из-под ареста.

Однако, умница, красавица невеста,

По милости твоей мне с барином беда.

Аннушка

А что?

Семен

Вот видишь ли, он вспыльчив иногда,

А я кругом не прав.

Аннушка

Мы сладили всё дело.

Ты можешь к Зельскому теперь явиться смело,—

Ты не слуга ему.

Семен

А кто же барин мой?

Аннушка

Мне бей челом за всё: жених наш молодой.

Семен

Жених! да разве он еще жених? не ты ли

Сказала, что они здесь кашу наварили

Такую с дядюшкой? ..

Аннушка

Потеха и была;

Да, слава богу, всё лишь длилось до стола.

Тут с барышней ему сидеть пришлося рядом.

Она всю прыть его одним убила взглядом;

Растаял, покраснел.

Семен

Так, стало быть, мой свет,

У них всё слажено?

Аннушка

Та и беда, что нет.

Теперь она в сердцах ему не молвит слова.

Семен

Вот чудеса еще!

Аннушка

Тут вовсе нет чудного.

Что здесь проказил он, всё до нее дошло,

Она обиделась и, Лидину назло,

Всё время Зельскому нарочно угождала

И говорила с ним.

Семен

Да, как она сначала

Шутя, а после впрямь... Сказать ли не в укор?

Ведь ваши сестры все...

Аннушка

Молчи, ты мелешь вздор.

Я знаю барышню, и надо быть болвану,

Чтоб не понять, зачем...

Семен

Ну-ну, я перестану.

С тобой и пошутить опасно невзначай.

Ты лучше мне совет хорошенький подай:

Мой барин посылал со мной в Москву бумаги;

Как с ними быть? отдать — недостает отваги;

Боюсь, прибьет меня.

Аннушка

Так извинись письмом

Да мне их и отдай, а я ему потом.

Садись: тут всё найдешь — сургуч, чернилы, перья.

Семен садится к столу и пишет.

Не ввесть бы мне его в беду из легковерья.

Есть поговорка: что написано пером,

Того не вырубить ни даже топором.

Однако ж Игорев мне дал честно́е слово,

Что нет опасности и будет всё здорово.

(Семену)

Что? написал ли?

Семен

Нет, тотчас.

Аннушка

Скорей давай.

Да и беги. Идут.

Семен

Готов; возьми, прощай.

(Отдает ей письмо и убегает.)

ЯВЛЕНИЕ 2

Игорев, Настинька, Лидин и Аннушка.

Игорев

(Настиньке)

Сердитесь или нет, а я скажу вам прямо,

Что с вашей стороны уж чересчур упрямо

Не слушать ничего; в нескромностях своих

Два битые часа винится ваш жених;

Без оправдания прощенья только просит,

Холодность вашу, гнев, презренье даже сносит!

А вы не сжалитесь.

Настинька

Помилуйте, над чем?

Мне кажется, я здесь не ссорилась ни с кем,

И гнев мой никому на свете неопасен.

Когда был дядюшка на вашу мысль согласен,

Я молча жениха ждала и дождалась.

Теперь я слышала, что свадьба разошлась,

И кажется, опять не говорю ни слова.

Лидин

Что ж хуже для меня молчания такого?

Простите, только я был выбран мужем вам,

И говорить себе по чувству волю дам.

Скажите искренно, мы с детства вместе жили:

Неужли никогда меня вы не любили

И исполняли всё лишь дядюшкин приказ?

Об свадьбе, вспомните, бывало, сколько раз

Гадали вместе мы.

Настинька

Тогда мы были дети.

Лидин

Да, только детские воспоминанья эти

Должны бы вам, как мне, дороже быть всего.

Не извиняю я поступка своего,

В нем толку нет, я врал, дурачился, бесился,

Но встретил только вас — раскаялся, влюбился,

И взгляд один решил судьбу моей души.

Настинька

Да, у меня глаза довольно хороши,

Хоть деревенские.

Игорев

Уж это слишком строго.

Я говорил, просил, и даже очень много,

Не слушаетесь вы, так мне и дела нет;

Бранитесь без меня.

(Хочет уйти.)

Аннушка

(подает письмо)

Извольте.

Игорев

А! мой свет,

Что это?

Аннушка

Зельского слуги письмо.

Игорев

(берет письмо и садится читать)

И в пору.

Лидин

(Настиньке)

На чем же кончить вы хотите нашу ссору?

Настинька

Как ссору! ни на чем.

Лидин

И думаете вы,

Я вовсе без ушей, без глаз, без головы?

Не за свою вину я дурно принят вами.

Настинька

А где ж моя вина!

Лидин

Признайтесь лучше сами,

Ваш выбор так хорош.

Настинька

Мой выбор!

Лидин

Чем же он

Не муж вам? правы вы кругом, со всех сторон.

Настинька

Кто он?

Лидин

Или назвать мне Зельского боитесь?

Настинька

Вам — Зельского!

Лидин

Я прав? скажите!

Настинька

Не сердитесь.

Лидин

Сержусь я или нет, опять моя беда.

Скажите мне одно: он нравится вам?

Настинька

Да,

Когда угодно вам.

Лидин

Прощайте же.

Настинька

Прощайте.

Игорев

(останавливая Лидина)

Постой-ка, милый друг, да оба прочитайте.

Во-первых, вот письмо от Зельского слуги;

Он просит барина, чтоб за него долги

Отдать и отпустить; его ж руки другое, —

Где к матушке твоей, что есть на свете злое,

Об здешней всей семье он пишет щегольски,

А то ж без подписи и тож его руки.

Сегодня третие к Варягину прислали,

Которого хотя мы вместе не сличали,

Затем что на куски всё Зельский изодрал,

Однако почерк в них один старик узнал.

Я намекал ему, чья тут нам всем услуга,

Но так как Зельского считает он за друга

И слушать ничего не хочет; вот теперь

Посмотрим мы. Но верь, Варягин, иль не верь,

Вы мне что скажете?

Настинька

Ах! боже мой!

Лидин

Простите,

Я сам его спрошу.

Настинька

Постойте, погодите.

Лидин

Не стыдно ль вам меня удерживать? Сейчас

Читали сами вы, что пишет он об вас;

Честь вашу защитить иду, и вы же сами

Об нем жалеете передо всеми нами!

Не понимаю я тут больше ничего.

Настинька

Да кто же вам сказал, что жаль мне за него?

Несносный человек!

Лидин

Я ожидаю слова:

Неужто за меня?

Настинька

Да за кого ж другого?

Лидин

(на коленях)

Ах! как я виноват! простите, или нет?

Игорев

(Настиньке)

Что мучить бедняка? скорей...

Настинька

(подает Лидину руку)

Вот мой ответ.

Игорев

(Лидину)

Оставь же Зельского, любезный друг, в покое.

Лидин

Ну, черт его возьми.

Игорев

А лучше мы все трое

Подумаем о том, как обличить его.

Аннушка

Не смею предложить совета моего,

А кажется, он вам не обратится к худу,

Притом же если я успеха не добуду,

Тогда вы делайте как вздумается вам.

Игорев

Ну, говори.

Настинька

Скажи.

Лидин

Скорее.

Аннушка

Зельский сам

Шепнул мне, что когда все будут на гуляньи,

Ему нужда со мной о чем-то на свиданьи

Поговорить, спросить, и скоро... ай! беда!

Игорев

Ну что?

Настинька

Что?

Аннушка

Маминька сама идет сюда.

Все врознь! вон!

Игорев и Лидин с поклонами уходят в одну сторону, Настинька убегает в другую, Крашнева выходит из середины, останавливается и кличет.

ЯВЛЕНИЕ 3

Крашнева, Аннушка.

Крашнева

Аннушка!

Аннушка

Что приказать угодно?

Крашнева

Что это?

Аннушка

Я сказать не смею вам.

Крашнева

Свободно

Ты можешь говорить, коли уж я велю.

Аннушка

Боюсь, сударыня, что вас же прогневлю,

Когда всё расскажу, а не сказать, что знаю,

Всё виноватою останусь.

Крашнева

Понимаю.

Изволил юноша обдуматься: сперва,

Пока его в чаду кружилась голова,

Он дерзок был, потом долгам нужна расплата,

А здесь невеста есть, глупе́нька, да богата,

Так почему не взять? Он к этому ж привык;

Как не узнать в Москве девчоночек язык?

Их мудрено ль пленять? ври пу́стошь только

вволю.

Сват Игорев свою доигрывает ролю,

Которую назвать по-русски мудрено;

Итак, у них теперь всё дело решено,

Подписан вечный мир. Как жаль, что без успеха

И что не знала я! подслушала б для смеха.

Так, что ли?

Аннушка

То-то нет, сударыня, не так.

Вы отгадали, он мири́тся; да никак

Она не слушает, и в том стоит упорно,

Чтоб не прощать ему отнюдь.

<

Крашнева

Прошу покорно!

Давно ли в ней, скажи, живет такая спесь?

Аннушка

Да если рассказать вам всё, что было здесь,

Так вы изволите тотчас смекнуть всё дело.

Прогневать лишь боюсь.

Крашнева

Скажи, что знаешь, смело.

Аннушка

Ходя за барышней, случалось мне не раз

Заметить: с Зельского она не сводит глаз;

Попасть на вкус его ей первое занятье;

Всё даже норовить по нем наряд и платье;

Об нем всё думает: так, может быть, затем

Ей хочется, чтоб тот отправился ни с чем,

А по сердцу жених остался на примете.

Крашнева

Да глупости такой не слыхано на свете.

Как! Зельский! видно, ей быть в девках целый век:

Возьмет ли дурочку разумный человек?

Аннушка

Мужчин, сударыня, никак не разгадаешь!

Все на один покрой.

Крашнева

А разве ты что знаешь?

Аннушка

Да, по-французски с ней случается ему

Час битый говорить; всего хоть не пойму,

А речь об чем идет, мне отгадать нетрудно.

Крашнева

Я не заметила ни разу.

Аннушка

И не чудно,

Сударыня, где стать им говорить при вас?

Меня вот он об ней выведывал не раз,

Да я всё так вела, что не пойму ни слова!

Боялась вас во гнев ввести.

Аннушка

Ты лгать здорова.

Но так как я ни в ком век не терпела лжи,

Я Зельского спрошу. При нем ты докажи

Весь этот вздор, не то пеняй себе.

Аннушка

Извольте,

Сударыня; лишь мне сойтись с ним так позвольте,

Чтоб он не знал всего, а случай есть готов:

Он мне велел себя здесь ждать на пару слов,

Когда гулять пойдут.

Крашнева

Когда?

Аннушка

Сегодня-с.

Крашнева

Странно!

И говорит об ней он часто?

Аннушка

Беспрестанно.

Крашнева

Быть так; мой долг узнать об дочери, и в том

Увериться, что ты сказала мне. Весь дом,

Я чаю, опустел; уехали все в поле;

А я останусь здесь.

Аннушка

Чтобы разведать боле,

Извольте спрятаться; здесь можно, за дверьми,

И вы услышите своими всё ушьми.

Крашнева

Послушай, Аннушка, я не люблю обману,

Ни глупых шуток.

Аннушка

Как шутить я с вами стану!

Помилуйте, на мне две, что ли, головы?

Крашнева

Ну, будь по-твоему.

Аннушка

А чтоб не знал, где вы,

Позвольте мне про вас, так, будто бы заочно,

Смелее говорить и побранить нарочно.

Крашнева

Нарочно!.. от души.

Аннушка

Помилуйте!

Крашнева

Молчи

И в дружбе уверять меня не хлопочи.

Я знаю вас. Теперь однако ж, на свободе,

Ты можешь тешиться: по мне, что об погоде,

Что обо мне болтай, мне право всё равно.

Аннушка

Чрез сад, мне кажется, идут.

Крашнева

Взгляни в окно.

Не он ли!

Аннушка

(глядя в окно)

Он.

Крашнева

Смотри ж; я спрячусь с уговором,

Чтоб после не тужить, коли всё выдет вздором.

Крашнева прячется в боковую комнату.

ЯВЛЕНИЕ 4

Зельский и Аннушка.

Зельский

Ты здесь уже?

Аннушка

Давно, и вас, сударь, ждала.

Что мне изволите сказать?

Зельский

Что ты мила,

Как ангел.

Аннушка

Полноте, сударь, мне не досужно

Гуторить с барами, а если что вам нужно,

Извольте приказать.

Зельский

Послушай же, мой свет,

Мне надобны твоя и помощь и совет.

Ты не откажешь в них?

Аннушка

Я, в чем могу, готова.

Зельский

О награждении за труд теперь ни слова,

Довольна будешь всем, скажи лишь правду мне:

Что барышня твоя, с тобой наедине,

Как судит обо мне? могу ли быть в надежде,

Что выйдет за меня охотно? надо ж прежде

Мне быть уверенным, чтоб свататься.

Аннушка

Она,

Сказать ли правду, в вас была бы влюблена,

Да всё боится.

Зельский

Как! чего?

Аннушка

Того, что с вами

Счет сбивчив.

Зельский

В чем?

Аннушка

А в том: сознайтесь лучше

сами.

Зельский

Уж ты загадками так говоришь умно,

Что я и не пойму.

Аннушка

Понять не мудрено.

Вы влюблены не в нас.

Зельский

Я?

Аннушка

Вы.

Зельский

В кого ж?

Аннушка

В другую.

Зельский

Вот новости! в кого ж?

Аннушка

Ну, в барыню.

Зельский

В какую?

Аннушка

Ну, в нашу.

Зельский

В Крашневу? я не сошел с ума

И верить не хочу, чтоб Настинька сама

Могла мой смысл и вкус так унижать обидно.

Аннушка

Так ошибались мы?

Зельский

Да как тебе не стыдно!

Влюбляться попусту прошла моя пора.

Положим, Настинька ну молода, добра,

Собой красавица, тут есть к любви причины,

Но чем же маминька прелестна для мужчины?

Аннушка

Для всех, сударь, равно, и как любить ее?

Скажите, хоть бы мне, какое с ней житье?

Ничем не угодишь, и все труды напрасны;

Все говорят: умна...

Зельский

Да, в этом все согласны,

Что умной дурою назвать ее не грех.

За честь себе кладет несносной быть для всех;

Помолодеть нельзя, а стариться мученье.

Достоинств нет — так злость осталась в утешенье.

Бранить ей надо всех: родню, знакомых, слуг,

И женщин, и мужчин, и ей никто не друг.

На всё претензии бог весть с какого году!

На молодость — прошла; на знатность и породу —

Кто ж смотрит на́ это? на красоту — глаза

У всех свои; на ум, на знанье — ни аза

Недавно и сама не знала, да с печали

Все наши дамы вдруг по-русски зачитали;

На силу чувств — их нет, зато жеманства тьма.

Страсть чем-то в свете быть свела ее с ума;

Набравшись пустяков и вышла пустомелей;

Авдотьей крещена, а пишется Аделей! —

Но ты не разболтай, что здесь наедине...

Аннушка

Зачем мне сказывать, и кто ж поверит мне?

Извольте продолжать.

Зельский

Предмет не так обширный.

Что отголоском быть пустой молвы всемирной?

Хоть честь и долг ее любимые слова,

А говорят — она без мужа не вдова.

Нет, в этом надобно держаться середины:

Я верю из всего не больше половины;

С нее довольно...

Крашнева вдруг входит.

ЯВЛЕНИЕ 5

Крашнева, Зельский и Аннушка.

Зельский

(увидя Крашневу)

Ай!

Аннушка

(в сторону)

Ой! батюшки, беда!

Пришлось хоть караул на помочь звать сюда.

(Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ 6

Крашнева, Зельский.

Крашнева

Вы испугалися, мне кажется, напрасно.

Описывать людей умея так прекрасно,

Зачем свой дар таить? скажите, отчего

Служанку выбрать вам, чтобы раскрыть его?

Иль чувствовать ваш ум мы вовсе недостойны?

Зельский

Я виноват кажусь, но, будьте лишь спокойны,

И оправдаться мне...

Крашнева

Вам оправдаться? Вам?

Вы льститесь, выгодный дав толк своим словам,

В том, что я слышала, меня переуверить.

Не спорю с вами я, вы мастер лицемерить;

Но я не так глупа, и докажу вам тем,

Что с вами связь хочу я перервать совсем

И нынче ж, навсегда, прошу наш дом оставить.

Вы можете меня по городу бесславить,

Но я вам отвечать не стану никогда,

И в этом, может быть, уж слишком я горда.

Зельский

Зачем же выводить трагедию из вздора?

И что за радость вам, что в свете наша ссора

Начнет смешить людей? не лучше ль во сто раз

Расстаться дружески, без шуму, без проказ?

Мы ошибалися, теперь друг друга знаем;

И так почти, что вновь знакомство затеваем,

И тем приятнее, что без обману.

Крашнева

Нет.

Мне даже и от вас на диво ваш ответ.

Возможно ли, когда злодейство ваше видно,

Когда бы мне в глаза взглянуть вам даже стыдно,

В вас нет ни совести, ни чувства, ни стыда,

Вы смеете еще, как бы невинный...

Зельский

Да.

Не лучше ль поступить открыто, чем лукаво?

Но нас бранить за всё — святое женщин право.

Вы пользуетесь им, я даже не дивлюсь.

Всегда так водится. Однако ж я боюсь

Сказать вам искренно: вы сгоряча, с досады

Об этом рассказать всему здесь дому рады;

Положим, что я был пред вами виноват,

Но захотите ль вы, чтобы узнал ваш брат

И мы бы сделались предметом глупых шуток?

Позвольте здесь прожить мне пять или шесть

суток,

О свадьбе никакой уж я не хлопочу,

Уеду, вот и всё.

Крашнева

Я слышать не хочу.

Вы не добьетеся всех хитростей успеха,

Мой брат узнает всё.

ЯВЛЕНИЕ 7

Варягин, Игорев, Зельский, Лидин, Крашнева, Настинька и Аннушка.

Варягин

Ну-ну, пошла потеха,

Святых вон понеси! в чем, матушка, беда?

Крашнева

Я в доме не могу остаться жить, когда

Господин Зельский в нем.

Зельский

Решительная мера.

Крашнева

Его поступкам нет подобья, ни примера.

Он...

Варягин

Слышал, матушка: всё дело в пустяках.

Что ж тут мудреного, что на его глазах

Дочь лучше матери?

Крашнева

Какой ты бестолковый!

Он...

Варягин

Хочет свататься; опять пример не новый;

По мне, я очень рад, что вместо одного,

Другой жених приспел, и лучше всем того.

(Лидину)

Речь не в обиду вам.

Лидин

Иль моего признанья,

Моих усильных просьб вам мало?,,

Варягин

До свиданья.

Лидин

(Крашневой)

И вы, сударыня, вы так же строги?..

Крашнева

Нет.

Я много бы могла на этот вам предмет

Сказать, но упрекать повинного напрасно.

Я знаю, что мою дочь любите вы страстно,

А счастье дочери — обязанность моя,

Не только вас любить ей позволяю я,

Но и как мать велю.

Настинька

Ах! матушка...

Крашнева

Ни слова.

Я знаю, за кого ты выйти бы готова,

Но я назло тебе поставлю на своем.

Варягин

А если так, сестра, на ссору мы пойдем:

Пусть дочь — твоя, мое — именье; коли сходно,

Живи безо всего, не дам.

Лидин

Как вам угодно.

В имении своем, конечно, вы властны.

Я не богат, но всё достанет для жены;

Теперь же получил я матери согласье;

(глядя на Зельского)

И если кто другой захочет наше счастье

Расстроить, я ему скажу, без дальных слов,

Чтобы против меня он был на всё готов

И прежде отнял жизнь, а после уж невесту.

Зельский

Ты шутишь, милый?

Лидин

Нет, и шутка здесь не к месту.

Сказал бы больше я, но, уважая дом

Почтенный, удержусь, и льщу себя притом,

Что не забудется никто, коли предвидит,

Что невниманием к нему меня обидит.

Варягин

(Игореву и Зельскому)

Однако ж он не трус, как мне писали...

Игорев

Сам

Ты мне напомнил то, что здесь же должно нам

Узнать. Письмо к тебе написано слугою

Вот...

(Указывает на Зельского.)

Варягин

Как это!

Зельский

Да, я дознался стороною,

Что к разным шалостям он склонен, и затем

Подальше от себя услал его совсем.

Что налицо его здесь нет, мне жаль чрезмерно.

(Намекая Варягину на Игорева и Лидина)

Кто подкупал писать, он бы сказал наверно.

Аннушка

Я думаю, он здесь.

Зельский

Как!

Игорев

Аннушка, узнай,

Да кликни к нам.

Аннушка

Сейчас.

(Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ 8

Те же, кроме Аннушки.

Зельский

Как смел он, негодяй!

Игорев

Эх! стоит ли слуга, чтоб на него сердиться?

Тем лучше, что он здесь и может объясниться.

Зельский

Конечно, только я сгоню его.

Игорев

О том

Он сам вас просит.

Зельский

Как?

Игорев

(подает ему письмо)

Своей руки письмом.

Зельский

(прочитав письмо, с досадой)

О! надо, чтоб ему все плутни отозвались.

Лидин

Вряд сбудется ль, пока он мой слуга.

Зельский

(тихо Варягину)

Попались.

Варягин

Конечно, и теперь всё дело решено.

Он с вами, господа, был, видно, заодно

И вам услуживал, хоть жил не в вашей службе.

Игорев

Варягин, продолжай: я всё, по старой дружбе,

Прощу тебе; притом конца недолго ждать.

ЯВЛЕНИЕ 9

Те же и Аннушка.

Аннушка

Семен уехал.

Лидин

Ах!

Аннушка

(Лидину)

Изволили услать

Вы к матушке его, с запиской.

Лидин

Не вовремя.

Аннушка

(Зельскому)

А только к вам бумаг оставил он беремя,

С чем к стряпчему в Москву посылан был...

Крашнева

(вырывая бумаги)

Постой!

Я знаю, что в них есть. На, братец...

Зельский

(Крашневой)

Боже мой!

Что вы! возможно ли! да вспомните... вы сами...

С слов ваших...

Крашнева

Больше нет участья между нами,

И удержать меня нет способа теперь.

(Варягину, отдавая бумаги)

Прочти; коли не мне, глазам своим поверь;

Узнай, какому ты вверялся человеку.

Варягин

(в бешенстве, прочитав)

Как! черт возьми! меня! Варягина в опеку!

За слабоумие! ..

(Зельскому)

А! господин честной!

Покорнейше прошу вас дом заметить мой,

Чтоб ни ногой в него, ни за порог, ни шагу.

Зельский

За эту столько вам приятную бумагу

Я вам советую благодарить сестру:

Ее все выдумки. Я нынче ж ввечеру

Отселе еду и... потом как вам угодно:

Злословить обо мне вы можете свободно;

Я даже буду рад, и постараюсь сам

Не быть в долгу; я чай, самим известно вам,

Что этих правил я всегда держался строго;

А долго здесь прожив, я видел очень много

Всего... хорошего. Покорнейший слуга!

(Кланяется и уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

Те же, кроме Зельского.

Варягин

(вслед ему)

Что хочешь славь: нам честь твоя недорога.

Не русский дворянин будь я, честнбе слово,

Так бы его отсель спровадил не здорово,

Что он бы помнил ввек.

Игорев

Забудь его совсем.

Он притворяется спокойным; между тем,

Поверь, ему в душе и совестно и больно;

И коли стыд в нем есть, наказан он довольно,

Ты лучше согласись на счастие детей.

Варягин

Какое счастие? он не по нраву ей.

Игорев

Но кто тебе сказал?

Крашнева

Какое в этом дело?

Лидин

(Настиньке)

Неужли вам молчать еще не надоело?

Признайтесь искренно.

Варягин

И впрямь, скажи: кого

Ты любишь?

Настинька

Я всегда любила одного;

И если Зельскому по виду угождала,

Признаться ль?.. жениха помучить тем желала.

Крашнева

(Аннушке, тихо)

Обманщица!

Аннушка

Ей-ей! сударыня, сама

В обмане я была: в ней, видите ль, ума

Побольше, нежели казалось нам.

Крашнева

О боже!

Молчи.

Варягин

(подслушав)

Там дело в чем?

Крашнева

(смеючись)

На дело не похоже,

Так... женский вздор.

Варягин

Сестра, так, стало быть, за мной

Она дает знак согласия.

Лишь дело стало?

(Лидину)

Ну, венчайся, бог с тобой,

Давай нам через год хороших пару вну́чат,

И сын мне будь, тогда нам годы не наскучат,

Да уговор еще, чтоб имени Москва

Я слыхом не слыхал здесь целый год.

Лидин

Хоть два.

Варягин

(Игореву)

А ты не сердишься?

Игорев

Друзьям в словах считаться,

И старым сверх того!

Варягин

Вот в этом-то признаться

И должно всякому, передо всеми, вслух,

Что старый друг всегда дороже новых двух.

 

1820

 

 

 

 

 


Примечания

(использованы примечания Г. В. Ермаковой-Битнер к "П.А.Катенин. Избранные произведения", Библ. поэта, Советский писатель, М.-Л., 1965):

Сплетни. — Подражание комедии Грессе́ «Le mechant». Впервые отдельное издание — «Сплетни. Комедия в трех действиях в стихах Павла Катенина. Подражание Грессетовой комедии „Le méchant"». СПб., 1821. Премьера пьесы состоялась на сцене Петербургского Большого театра 31 декабря 1820 г. Роли исполняли: Варягин — Е. П. Бобров, Крашнева — М. И. Валберхова, Настинька — Сосницкая, Лидин — И. И. Сосницкий, Игорев — И. П. Борецкий, Зельский — Я. Г. Брянский, Аннушка — А. Е. Асенкова. «Сплетни» шли неоднократно, исполнялись в течение ряда лет, очевидно пользуясь успехом у публики. В своем переводе Катенин «приноровил» пьесу к русским обычаям и нравам. Обличительные монологи Зельского в значительной мере являются творчеством Катенина; большое явление в начале 2-го действия, в котором участвуют Варягин, Крашнева, Игорев, Зельский, написано Катениным. Далее, как говорит сам писатель: «Ссора и мировая любовников в присутствии Игорева и служанки, вход матери в самую решительную минуту, общий испуг, допрос служанки, на котором основана развязка, — все это принадлежит мне. Правда, что у Грессета советует Лизетта барыне подслушать, но посмотрите, как оно там неискусно, ни с чего взялось и ни к чему не ведет» (ПкБ, стр. 25). С другой стороны, Катенин, стремясь оживить действие и приблизить к русским нравам, выбросил ряд сцен в комедии Грессе, где Лизетта (Аннушка у Катенина) дерзит своей госпоже и брату ее, как например во 2-м явл. 1-го действия в разговоре с Жерон- том (Варягин у Катенина). Сравнивая характеры Грессе с персонажами русского перевода, Катенин говорит: «Варягин имеет резкую физиономию, Жеронт вял и даже сбит; Крашнева вовсе не похожа на дуру Флоризу; Лидин молод и ветрен, но не так пуст, как Валер. . . Настинька выиграла больше всех: в ней виден и ум, и чувство, и самолюбие, и некоторое кокетство, без которого вряд ли живут хорошенькие девушки, Хлоя же просто кукла...» (ПкБ, стр. 25). Существовало мнение, что якобы Катенин задел в образе Зельского Пушкина. Хотя в 1819 г. в отношениях между поэтами появились незначительные трения, так как Пушкин, пламенный поклонник Е. С. Семеновой, написал злую эпиграмму на соперницу Семеновой А. М. Колосову, оснований для такого заключения нет. Катенин принял на свой счет строку из послания Пушкина к Чаадаеву: «И сплетней разбирать игривую затею», на что Пушкин ответил ему дружеским письмом, в котором доказывал, что этот стих не имел никакого отношения к нему (см. письмо Пушкина к Катенину от 19 июля 1822 г. из Кишинева. — Пушкин, т. 13, стр. 41).

Действие 2.
Явление 1. Он лишнего туза съел. Катенин отметил, что случай со съеденным тузом произошел во дворце, в присутствии царицы Елизаветы Петровны (см. ПкБ, стр. 26). М. И. Пыляев относит этот анекдот к екатерининскому времени (см.: М. И. Пыляев. Старое житье. Очерки и рассказы. СПб., 1897, стр. 29).


[Литблог "Эссе на опушке"] [Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке


Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика