[Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке]  [Проект "Эссе на опушке"]


Александр Сергеевич Пушкин

Песнь о Вещем Олеге

Аннотация

    Юбилейное издание произведения А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге» с цветными рисунками В.М. Васнецова. изданное в Санкт-Петербурге в 1899 году к столетию со дня рождения Пушкина. Сохранена оригинальная орфография.


Содержание

Песнь о Вещем Олеге
  • Аннотация
  • Александръ Пушкинъ Пѣснь о Вѣщемъ Олегѣ

  • Александръ Пушкинъ
    Пѣснь о Вѣщемъ Олегѣ

        
    Какъ нынѣ сбирается вѣщій Олегъ
        Отмстить неразумнымъ Хозарамъ:
        Ихъ села и нивы, за буйный набѣгъ,
        Обрекъ онъ мечамъ и пожарамъ.
        Съ дружиной своей, въ Цареградской бронѣ,
        Князь по полю ѣдетъ на вѣрномъ конѣ.

        Изъ темнаго лѣса навстрѣчу ему,
        Идетъ вдохновенный кудесникъ,
        Покорный Перуну старикъ одному,
        Завѣтовъ грядущаго вѣстникъ,
        Въ мольбахъ и гаданьяхъ проведшій весь вѣкъ.
        И къ мудрому старцу подъѣхалъ Олегъ.

        «Скажи мнѣ, кудесникъ, любимецъ боговъ,
        Что сбудется въ жизни со мною?
        И скоро ль, на радость сосѣдей-враговъ,
        Могильной засыплюсь землёю?
        Открой мнѣ всю правду, не бойся меня:
        Въ награду любаго возьмешь ты коня».

        
    Волхвы не боятся могучихъ владыкъ,
        А княжескій даръ имъ ненуженъ;
        Правдивъ и свободенъ ихъ вѣщій языкъ,
        И съ волей небесною друженъ.
        «Грядущіе годы таятся во мглѣ:
        Но вижу твой жребій на свѣтломъ челѣ.

        Запомни же нынѣ ты слово мое:
        Воителю слава отрада;
        Побѣдой прославлено имя твое;
        Твой щитъ на вратахъ Цареграда;
        И волны, и суша покорны тебѣ;
        Завидуетъ недругъ столь дивной судьбѣ.

        И синяго моря обманчивый валъ
        Въ часы роковой непогоды,
        И пращъ и стрѣла, и лукавый кинжалъ
        Щадятъ побѣдителя годы…
        Подъ грозной броней ты не вѣдаешь ранъ;
        Незримый хранитель могущему данъ.

        
    Твой конь не боится опасныхъ трудовъ;
        Онъ, чуя господскую волю,
        То смирный стоитъ подъ стрѣлами враговъ,
        То мчится по бранному полю,
        И холодъ, и сѣча ему ничего:
        Но примешь ты смерть отъ коня своего».

        Олегъ усмѣхнулся; однако чело
        И взоръ омрачилися думой.
        Въ молчаньи, рукой опершись на сѣдло,
        Съ коня онъ слѣзаетъ угрюмой,
        И вѣрнаго друга прощальной рукой
        И гладитъ, и треплетъ по шеѣ крутой.

        «Прощай, мой товарищъ, мой вѣрный слуга,
        Разстаться настало намъ время:
        Теперь отдыхай; ужъ не ступитъ нога
        Въ твое позлащенное стремя.
        Прощай, утѣшайся, да помни меня.
        Вы, отроки-други, возьмите коня!

        
    Покройте попоной, мохнатымъ ковромъ;
        Въ мой лугъ подъ устцы отведите;
        Купайте, кормите отборнымъ зерномъ;
        Водой ключевою поите».
        И отроки тотчасъ съ конемъ отошли,
        А князю другаго коня подвели.

        Пируетъ съ дружиною вѣщій Олегъ
        При звонѣ веселомъ стакана.
        И кудри ихъ бѣлы, какъ утренній снѣгъ
        Надъ славной главою кургана…
        Они поминаютъ минувшіе дни
        И битвы, гдѣ вмѣстѣ рубились они.

        «А гдѣ мой товарищъ, промолвилъ Олегъ,
        Скажите, гдѣ конь мой ретивый?
        Здоровъ ли? Все также ль легокъ его бѣгъ?
        Все тотъ же ль онъ бурный, игривый?»
        И внемлетъ отвѣту: на холмѣ крутомъ
        Давно ужъ почилъ непробуднымъ онъ сномъ.

        
    Могучій Олегъ головою поникъ
        И думаетъ: «что же гаданье?
        Кудесникъ, ты лживый, безумный старикъ!
        Презрѣть бы твое предсказанье!
        Мой конь и донынѣ носилъ бы меня».
        И хочетъ увидѣть онъ кости коня.

        Вотъ ѣдетъ могучій Олегъ со двора,
        Съ нимъ Игорь и старые гости,
        И видятъ: на холмѣ, у брега Днѣпра,
        Лежатъ благородныя кости;
        Ихъ моютъ дожди, засыпаетъ ихъ пыль,
        И вѣтеръ волнуетъ надъ ними ковыль.

        Князь тихо на черепъ коня наступилъ
        И молвилъ: «спи, другъ одинокой!
        Твой старый хозяинъ тебя пережилъ:
        На тризнѣ, уже недалёкой,
        Не ты подъ сѣкирой ковыль обагришь
        И жаркою кровью мой прахъ напоишь!..

        
    Такъ вотъ гдѣ таилась погибель моя!
        Мнѣ смертію кость угрожала!»
        Изъ мертвой главы гробовая змія,
        Шипя между тѣмъ выползала;
        Какъ черная лента вкругъ ногъ обвилась:
        И вскрикнулъ внезапно ужаленный князь.

        Ковши круговые запѣнясь шипятъ
        На тризнѣ плачевной Олега:
        Князь Игорь и Ольга на холмѣ сидятъ;
        Дружина пируетъ у брега;
        Бойцы вспоминаютъ минувшіе дни
        И битвы, гдѣ вмѣстѣ рубились они.


    [Литблог "Эссе на опушке"] [Форум "Пикник на опушке"]  [Книги на опушке]  [Фантазия на опушке


    Рейтинг@Mail.ru
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика